В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Сестры, платье, две Гиены


Сестры, платье, две Гиены

Сообщений 31 страница 38 из 38

31

- О, я, я...не знаю, - Наи скомкала свою речь до междометий, застигнутая врасплох неожиданным вопросом Леонарда.

Она еще никогда в своей жизни не спрашивала у отца или у деда разрешения быть наедине с мужчиной. Сказать по правде, сестры Фальтвест в принципе не отличались популярностью у противоположного пола, исключением была лишь Эва.

Княжна задумалась. Как отреагирует папа на ее просьбу? Наинара была прекрасна осведомлена об амбициях Эргриха, и боялась его отказа. Но еще больше она боялась того, что теплые сильные руки исчезнут из ее жизни навсегда.

Наинара судорожно вздохнула. Великое Равновесие, она еще никогда в своей жизни не принимала столько важных решений за один день! "А если его намерения не слишком серьезны, а я его с отцом собралась знакомить! - подумалось ей, - что тогда?" - "А он, к слову, и не напрашивался на знакомство. Он спросил, не будет ли твой отец против" - подсказал внутренний голос. "А если ему потом станет скучно?" - "Наи, молодой человек добровольно разговаривал с тобой несколько часов и хочет продолжить свою экзекуцию и дальше...Ты действительно думаешь, что ему станет скучно потом?"

- Господин Серпент, - Наи отчего-то решила начать разговор официально, - а вы...вы-не-хотели-бы-прийти-к-нам-на-чай? - скороговоркой выпалила женщина и уставилась на стражника. - Сможете спросить у папы лично...

Где-то внутри ее мыслей, вездесущий голос бил себя ладонями по лбу и беспомощно скулил. Наи смотрела на Леонарда с абсолютно детским выражением, в котором смешались просьбы, желания и боязнь слова "нет". "Это полное безумие, - пищал внутренний голос, - ты до сих пор боишься с ним разговаривать, а уже пригласила его на чай!".

+1

32

И, кажется, своим последним вопросом он совсем сбил княжну с толку. И вместо хорошего ответа получились лишь междометия и растерянное: "я не знаю". Что, кстати, говорило не в пользу её отца: если девушка не знает, как отреагирует её отец на то или иное событие в её жизни, значит, она почти не общается с отцом. "Или знает слишком хорошо, но очень хочет, чтобы я пришёл?.." - неожиданная мысль заставила улыбнуться радостно и удивлённо. Такое поведение, конечно, не слишком приличествует княжне, но зато так было похоже на ту Наи, которую он узнавал уже несколько часов! А последующий за этим вопрос лишь подтвердил его мысли и наполнил сердце странным ожиданием и трепетом.

- Хотел бы, моя леди, - остановившись, проговорил Гиена, чуть наклоняясь над Наинарой и загадочно блестя глазами в свете уже давно взошедшей луны. - Очень хотел бы...

И, отойдя на пару шагов, поклонился учтиво и прикоснулся сухими губами к тыльной стороне её правой ладони, на время выпустив её левую руку из своего плена. И кто бы знал, как велико было искушение прикоснуться к Её ладони не только губами, но и языком... Но Гиена сдержался. "Ну хоть не пугай бедную девушку. Видно же, что она ни с кем из мужчин не раговаривала так близко..." - укоризненно проговорила совесть, она же внутренний голос. "И больше не захочет говорить ни с кем, кроме меня... Уж я постараюсь," - неожиданная волна горячей крови прошлась по жилам, заставив Гиену на мгновение взглянуть на Наинару другими глазами.

Не как на обычную девушку, которую проводить до дома было обыкновенной данью вежливости. А на ту девушку-женщину, чьего общения и внимания Гиена желал всё сильней. И которую больше ни за какие сокровища мира не покинет и никому не отдаст. А покусившихся на её честь Гиена уже мысленно покусал Гиеньими зубами и попинал ногой.

+2

33

Пальцы княжны задрожали от нежного прикосновения. Ее знания, касаемо романтических отношений, были скудны, поэтому ей сложно было определить и понять тот, выворачивавший ее душу наизнанку, спектр чувств. Наинара могла лишь сравнить это проявление нежности с какой-нибудь сценой из прочитанных ею книг, но теперь и книги казались ей бледным отражением действительности.

Под Азнавурской луной, в ее неверных серебряных лучах, зарождалось, доселе неведомое для старшей сестры Фальтвестов, чувство, которое заставляло женщину пристально вглядываться в глаза стражника так, будто бы это были драгоценные камни, тщательно хранимые за семью печатями. Взгляд, с осторожностью, нежностью и одновременной пылкостью; взгляд, который был в силах передать все то, что Наи не могла выразить в словах, и предназначенный только для него одного.

- Вы могли бы прийти завтра, - голос княжны осип от волнения, - пожалуйста, приходите завтра...днем?

Совсем близко от Гиен уже возвышались стены дома, занимаемого Фальтвестами, на которых были расставлены  часовые, следящие за порядком вокруг и внутри поместья. В доме горел свет и слышалась нестройная фортепианная музыка. Наи сразу определила, что играла Эва. Младшая княжна любила играть на музыкальных инструментах и петь, однако, совершенно не умела ничего из перечисленного. Складывалось ощущение, что пресловутый медведь хорошенько поплясал на ее ушах, а также на чувстве ритма.
Впрочем, сама Наинара тоже не могла похвастаться музыкальным даром. Кажется, сестры из рода Фальтвестов были неспособны к творчеству в принципе.

"Зато мы способны к немедленным приглашениям на чай, - саркастично отметила про себя Наи, - не знаю даже, как отреагирует отец - будет ли он удивлен или будет в ярости?"

Однако, при взгляде на Леонарда, даже если бы отец обещал отправить ее к тварям из Пустоши, она бы все равно ждала стражника на чай.

+2

34

Лёгкое дрожание пальцев в его руке зародило немыслимое желание снова сомкнуть её ладони в своих и прижать к груди. Но, подняв взгляд и голову на Наинару, Гиена вдруг осознал, что сердце его внезапно оборвалось и, самовольно покинув свой долголетний пост, упало прямо к ногам княжны. Конечно, в реальности всё было не столь катастрофично, вот только буря чувств, рождённая одним только взглядом на девушку, не трактовалась иначе.

А ещё мужчина готов был умереть прямо здесь и прямо сейчас. Растаять блаженной лужицей или превратиться в щенка, радостно визжащего от одного вида своей хозяйки, лишь бы княжна всегда смотрела на него именно ТАК. От тех чувств, что Лео читал в её прекрасных шоколадных глазах, обращённых на него, у бедного Гиены перехватывало дыхание и кружилась голова. Вот он, тот взгляд, что превращает свирепых псов в преданных и счастливых щенков.

Мгновенная растерянность, бывшая ответом на Наинарин взгляд, очень быстро сменилась искренним восхищением и даже... обожанием. Так не смотрят на обычную девушку, будь она хоть трижды княжной. Так смотрят лишь на богиню. И, как ни странно, чем дольше Серпент смотрел в Её глаза, тем явственней проступало желание покорить эту богиню. Иметь возможность доказать ей, чего он стоит. И обладать правом на общение с ней. На очень тесное общение.

Определённо, Наинара только что умудрилась покорить душу этого гордого черноволосого Гиены, теперь готового ради только одного такого взгляда горы свернуть. Достать луну с неба, сразиться с тысячей тварей... И, конечно, появиться пред очами её грозного отца.

- Где... - в горле неожиданно пересохло, и Гиене пришлось сглотнуть и повторить попытку заговорить: - Где я смогу встретиться с вами снова, моя леди? Вряд ли меня пропустят без вас... - и косой взгляд, брошенный на тёмные тени у особняка, что, неспешно разгуливая, несли свою службу.

+2

35

Услышав вопрос Гиена, Наи поругала себя за глупость - разумеется, она должна понимать, что незнакомого человека к ним в дом не допустят!

- О, - выдохнула княжна, - прошу прощения, что не подумала об этом!

Она слегка сдвинула черные брови, задумавшись о месте предстоящей встречи и, не придумав ничего оригинального, тихо предложила:
- Господин Леонард, мы... Могли бы встретиться завтра на том же месте, на...Набережной. Наверное... в полдень?

Сказав это, она густо покраснела. До этой минуты она назначала "свидания" только посыльным из книжной лавки, им, как правило, было достаточно только времени и адреса, но сейчас, Наи готова была описать скамью, ставшую невольным свидетелем их знакомства, только бы Леонард пришел, не забыл, не спутал. Вспомнив о деревянной скамейке, мысли княжны невольно сосредоточились вокруг книги, которую она принесла с собой на пирс...

- "Желтый Оскал"! - с испугом обнаружила Наинара свою потерю. - Я, кажется, забыла книгу...

Она зачем-то схватилась за свое платье, огорчаясь и одновременно сгорая от стыда. Пропажа романа расстроила ее вовсе не из-за того факта, что теперь фолиант одиноко покоился на набережной, рискуя быть растерзанным чайками и бездомными, а тем, что у нее ничего не останется в память об этой знаменательной встрече.
Она абсолютно страдальческим взглядом посмотрела на стражника, будто извиняясь за свою глупую забывчивость.

+2

36

Его взволнованный вопрос, кажется, чуть озадачил княжну. И она, трогательно нахмурившись, задумалась. А потом предложила то, на что Гиена даже не надеялся.

- Я всегда к вашим услугам, моя леди, - чуть улыбнулся Леонард, едва сдерживаясь, чтобы не расплыться в абсолютно глупейшей и счастливой улыбке. Ведь он даже боялся мечтать о новой встрече со своей богиней сердца. А на её искреннее волнение о том, что Наинара оставила книгу на набережной, Серпент хитро улыбнулся, незаметно подведя княжну к самой тропинке, ведущей к воротам её дома, и, ловко выудив из своей папки рисунок с "Жёлтым Оскалом", торжественно вручил его в нежные руки дочери князя Фальтвеста:

- Думаю, не найдётся лучшей хозяйки для этого корабля, чем вы, моя леди, - улыбнулся её искренней радости такому подарку, потом осторожно и деликатно взяв её за талию - и никто, кроме него самого, в этот миг не заметил бы, как дрожали от волнения его пальцы! - развернул её к дому, напоследок осмелившись шепнуть на ухо:
- А за книгой приходите завтра, - и быстро отступил назад, скрывшись из круга света, излучаемого фонарями, в окружавшей их обоих вечерней тьме, замерев поодаль неслышным и незримым стражем.

+2

37

Сердце в груди отстукивало какой-то абсолютно неведомый ритм. Он то замедлялся, пока Наи смотрела на Леонарда, то вдруг рвался на части, когда стражник дотрагивался до нее, а то и вовсе мчался так быстро, что, казалось, вызовет удар. Это было и страшно, и приятно одновременно, но, все-таки, больше - страшно, ведь женщина до этого момента вообще не подозревала, что человек может обладать таким калейдоскопом чувств.
Когда Леонард вручил ей в руки рисунок, Наинара, будто во сне, бережно приняла его и несколько секунд всматривалась в грифель. Затем подняла взгляд и трепещущим голосом произнесла:
- Я его буду хранить...

А потом вдруг ее талия оказалась в сильных руках стражника и Наи с удивлением отметила, что она сейчас с одинаковым успехом может упасть в обморок от взрыва совершенно провокационных эмоций или дотянуться до бледно-серебряного диска луны. Тепло, волнами разливавшееся от ладоней Леонарда, также резко исчезло. Княжна закусила губу, раздосадованная появившемся холодом и до невозможности смущенная всей ситуацией. Она обернулась и тихо проговорила, склонив голову и не смея сделать шага навстречу:
- Буду счастлива, если вы ее найдете, господин Леонард... Я приду за книгой завтра в полдень, - княжна радовалась темноте, ибо она не давала разглядеть красные пятна, выступившие на ее щеках от бешеного волнения.

Наинара прижала рисунок обеими руками к груди и быстро зашагала в сторону дома, кусая губы. На самом деле, ее абсолютно не волновала судьба книги, главное, что был повод еще раз встретиться со стражником. Наи чувствовала себя маленькой девочкой, которой только что вручили целый пуд шоколада, ей даже хотелось прыгать от охватившего ее счастья. Но выражать радость прыжками старшая дочь князя постеснялась, зато ее рот растянулся в самодовольной улыбке.

Ей очень хотелось обернуться и посмотреть на Леонарда, но она поборола искушение большей частью из-за волнения и смущения. Дойдя до массивных дверей, она отметила удивленные взгляды, брошенные на нее охраной. Сильнее прижав рисунок, княжна глубоко выдохнула и исчезла за стенами дома.

+2

38

Он не ожидал ответа. Но он прозвучал. И теперь Леонард не мог удержаться от умиленно-радостной улыбки, так и норовящей заплясать на губах. Если бы в этот миг свет фонарей упал на его лицо, случайный зритель невольно отметил бы, что этот мужчина очень-очень похож на лихого пирата из нестрашных детских сказок, который только что нашёл клад, который искал всю свою жизнь. Он увидел бы и этот развесёлый полуоскал, и сияющий взгляд с тёплой метелью смешинок в глазах... Но лицо Гиены оставалось в тени, и никто не узнал, что чувствовал он в этот момент.

Серпент, не отрываясь, проводил фигурку Наинары взглядом вплоть до того момента, как она скрылась за углом дома. И никому бы в этот миг не признался, насколько сильнО было его иррацинальное желание, чтобы княжна обернулась.

Как он потом то ли дошёл, то ли домчался до памятной скамейки - одному Талисману известно! - но очнулся Гиена уже с книгой в руках, уткнувшись в неё носом и жадно вдыхая ещё витающий над ней аромат духов её хозяйки. "Так недолго и токсикоманом стать," - хмыкнул про себя Леонард, с трудом, но отрываясь от книги. Потом сунул её вместе с альбомом под мышку, перекинул свою, не иначе машинально захваченную с женских плеч, куртку через плечо. Невольно снова принюхался, теперь уже к куртке, от которой также тянуло цитрусовым ароматом. "Нет, я обречён," - через минуту заключил художник-любитель, простояв столбом несколько минут в прострации.

Тут мысль Лео невольно перескочила на завтрашний день. Стражник живо себе представил, как он завтра будет расписывать Вакаду, куда он собрался, к кому и с какой целью. Заранее скривился, предчувствуя шутки-прибаутки от коллег и строгий наказ, а то и нагоняй, от командира. Хорошо хоть, что завтра - его законный выходной, и визит к князю не будет в ущерб службе. Но даже если бы и было... "А, чёрт побери, это того стоит!" - весело ухмыльнувшись, мысленно отмахнулся от завтрашних треволнений Гиена, и скорым, даже летящим шагом, чуть ли не вприпрыжку, как какой-нибудь мальчишка, Леонард направился домой.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Сестры, платье, две Гиены