В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Прошу прощения, Дона, но душа требует продолжения банкета! © Судьба


Прошу прощения, Дона, но душа требует продолжения банкета! © Судьба

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

http://features.cgsociety.org/newgallerycrits/g49/83149/83149_1252653570_large.jpg
Участники: Исабэль Даверциан, ее свита из Волков, Старший Судья Айрон Ригур с слугами и прочие.
Исходные данные (одно-два предложения): теперь, когда все тревоги большого путешествия позади, прибывшая наконец в Акрилон Исабэль Даверциан уверена, что ее подстерегают только тревоги учебы и практики. Однако на месте особняка здешнего мирового судьи внезапно обнаруживается пепелище, ночная пора подгоняет искать то ли новый адрес дона Грэйхара то ли гостиничный ночлег, а в первом же встреченном солидном экипаже Волчицу ждет необычное, но весьма интересное знакомство...

+2

2

Запах гари чувствовался еще за пару кварталов, но всю красоту развалин из снесенного забора, головешек и обугленного камня, залитого мятным светом полной луны, Исабэль оценила уже на месте.

… Райдимир и Херрик спешились; их уставшие от  долгого дневного перехода жеребцы требовали от хозяев внимания и ласки, но воины старательно отводили от лиц морды своих скакунов, с непроницаемыми лицами рассматривая остатки былого величия, остальные всадники молча усмиряли недовольных коней и так же внимательно изучали золу и пепел. Чувствовалось, что особняк был очень добротным и монументальным.
К Даверциан, глядящей на руины через окошечко кареты, подъехал Вариад, похлопывая своего Ветра по холке.
- Мадемуазель, если мы не ошиблись…
- Мы не ошиблись. – Голос почти не слушался владелицу, но она попыталась взять себя  в руки. Правда, неуверенность в контральто все же чувствовалась. – Видимо, произошло что-то очень… Надеюсь, дон Грэйхар и его семья в порядке.

- Твою ж налево, и ни души ведь… - Йохан закончил осматриваться, поспешно прикусил язык и понуканиями стремен отвел своего жеребца подальше, чтобы больше не оскорблять слух дочери судьи и своего командора. – Как-будто вымерли все…
Предположение Рыжего было не так уж далеко от истины в аллегорическом смысле. В ближайших домах окна уже не светились, а в более дальних мерцали огоньки мансард и привратных фонарей.
Впрочем, это вполне было объяснимо. Как-никак, а путники слишком припозднились – процессия миновала городские ворота перед самым их закрытием, и если бы не регалии и гербы на починенной в поместье Медведя Борегара карете да документы у дона Войцека – неизвестно, въехали бы Волки без длительной и основательной проволочки.

Ситуация была не катастрофической, но и приятного в ней находилось мало.
- Предлагаю поймать «языка» и выспросить у него о ближайшей приличной гостинице. – Голос Рукманна сочился спокойствием и легкой добродушной смешливостью, сам же рослый воин покрепче перехватил поводья. – Не вижу смысла нашим госпожам и дальше терпеть дорожные тяготы.
Вариад задумчиво покусал губу, а затем слегка рассеянно кивнул, теперь не отрывая взгляда от дома. Впрочем, всхрап одного из жеребцов вернул внимание Седого Волка к карете и встревоженному лицу Исабэль.

Больше всех повезло доне Сульф – Эллария так удобно придремала еще перед Акрилоном на подушках, что сейчас спала крепким сном, все еще держа пяльцы в руках и мерно дыша. Даверциан невольно пожалела свою спутницу и компаньонку – все-таки ее гувернантка очень устала от долгого пути, в свои-то уже немолодые годы даже с еженочными привалами и ночевками в домах приютивших путников порядочных людей.

Процессия развернулась на пятачке зачерненной мостовой перед бывшим домом и направилась снова вглубь города. И уже некоторое время спустя ищущим улыбнулась удача – навстречу им по одной из главных дорог двигался экипаж. Ехавший впереди всех Войцек Вариад поднял руку, давая знак вознице другой кареты остановиться.
Дона Эллария от повторной остановки не проснулась, а вот Исабэль вновь приникла к окошечку. Неужели им наконец-то повезло?

+2

3

Айрон Ригур возвращался в свой особняк рядом с главной площадью. Для Судьи ночные поездки и поздние возвращения были не таким уж необычным делом. Он любил работать допоздна и очень мало спал. Рыси вообще мало спали, но Айрону помогал еще и перстень, который он носил. Кроваво-красный камень истощился всего лишь наполовину, и Рысь прекрасно себя чувствовал, несмотря на то, что встал в четыре утра, а возвращался домой почти в полночь.

- Что там случилось, Тимми? - спросил он, приподняв заслонку на окошечке, через которое можно было переговариваться с возницей, когда карета остановилась.

- Какие-то всадники и карета с гербами, - отозвался молодой Черный Лис. - Подали знак, что хотят говорить.

- Хорошо, пусть говорят, - позволил Судья Ригур.

Напарник кучера, рослый и вихрастый Рысь по имени Валент спрыгнул с козел, оставив напарника одного, взял фонарь и направился к незнакомой карете. Вел он себя довольно смело, но чего опасаться Старшему Судье в родном городе, особенно если на запятках кареты двое охранников-Волков, да и всадники не похожи на кучку разбойников. Сразу видно, что серьезные воины.

- Господин декан Айрон Ригур хочет знать, кто вы и почему его остановили? - спросил он у того высокого и седовласого, который поднимал руку в знак остановки.

Рысь стоял на земле и подняв фонарь как можно выше, одновременно разглядывал гербы на карете. Повернувшись к своим, он крикнул:

- Гербы дома Даверциан! - Потом получил кивок от кучера и снова повернулся к Волку. - Вы можете подъехать к карете.

+2

4

Кустистая бровь Войцека поползла было наверх, но он удержал ее на месте – Седой Волк был осведомлен и об Ордене Равновесия, и о его главах в Акрилоне. Причем, уведомлен лично Дэвианом Даверцианом, еще перед выездом. Чтобы не оплошать и не  попасть в неловкое положение при вероятной встрече. Тому же Уно, или Ольдмару, к примеру, было абсолютно все равно, чью карету остановила процессия – самым главным для воинов Дома Даверциан было доставить пассажирок кареты в нужное место в целости и безопасности без потерь для всего отряда.
Однако Вариаду дело представилось совершенно в ином свете. Правда, ничего толкового вояка не успел ответить, потому что дверца охраняемого им экипажа внезапно отворилась, и на мостовую в легкой дымке ночного городского тумана соскользнула фигурка в темной дорожной накидке, которая доставала почти до пояса фиолетовой амазонки. Оставленные без шляпки мягкие волосы тут же напитались прохладой.
- Дон Айрон Ригур? Я не ослышалась?
Пальцы подошедшая к Войцеку девушка сплела и тут же спрятала  муфте - осенняя ночь не располагала к обычным тонким перчаткам.
- Вы ведь знаете, что это за личность, не так ли, дон Войцек? – Седовласый тут же спешился, отдавая дань вежливости дочери своего патрона, и коротко ей поклонился. – Да, мадемуазель.
Исабэль обратилась уже к рослому мужчине, который держал фонарь и с интересом рассматривал и карету, и ее скромную персону:
- Добрый вечер, дон. Мое имя – Исабэль Даверциан, я дочь мирового судьи Азнавура Дэвиана Арвура Даверциана. Могу ли я переговорить с доном деканом Айроном Ригуром? Сложилась непредвиденная ситуация, и я хотела бы обратиться  к нему за помощью.
Пока негромкое и вежливое контральто разбавляло затихающие звуки ночного города, Волки постепенно подтягивались поближе к командору и девушке, сдерживая за поводья порой всхрапывающих скакунов, но не вмешиваясь в разговор и ожидая дальнейших приказаний или действий со стороны Вариада или самой Из.

+4

5

Валент поклонился девушке и снова посмотрел в сторону кареты своего патрона. Благо, за кучера сидел Тимми, а как все Лисы, в том числе и Черные, он обладал прекрасным слухом, и тут же передал господину Ригуру все, что услышал. Дверца кареты открылась, и один из охранников поспешно соскочил с запяток, чтобы откинуть подножку и помочь Судье выйти на мостовую. По своему рангу, Айрон Ригур мог и не делать этого, но он был слишком вежливым, чтобы не учитывать, что имеет дело с девушкой. Поэтому вышел сам.

Характерный стук металла о мостовую сопровождал каждый шаг приближающейся фигуры в длинной мантии. На шаг позади него следовал охранник.

- Госпожа Исабэль Даверциан! - Голос у Судьи Ригура был низкий, но звучный, даже если он говорил негромко. - Я - Айрон Ригур. Чем я могу помочь вам?

Тимми сдерживал волнующихся коней, которым совершенно не нравилось, что их остановили посреди дороги. Они прекрасно понимали, что возвращаются в теплую конюшню, где их ждет долгожданный ужин и ночной отдых, и теперь храпели и переминались, недовольные задержкой. Рысь по имени Валент глянул искоса по сторонам, и тоже шагнул поближе к Судье, оказавшись за его вторым плечом. Хоть и невозможно было себе вообразить, чтобы кому-то пришло в голову нападать на самого Айрона Ригура, время было позднее, и слуги не расслаблялись. Тем более, что встречную карету сопровождало несколько вооруженных воинов, а свита Ригура, куда более малочисленная, предпочитала не терять бдительности.

+4

6

При виде вышедшего из кареты мужчины все Волки тут же мгновенно подобрались. Не опасливо, без нарочитой демонстрации сил, но с осознанием, что в Акрилоне этот человек обладает достаточной властью, и занимается весьма приличным делом. Возможно, поэтому сам Вариад аккуратно отступил на пару шагов назад, не теряя из виду ни свою подопечную, ни высокого Рыся в мантии, правильно рассудив, что говорить стоит именно Исабэль - и только ей.

Девушка доброжелательно сотворила неглубокий поклон, скорее из чувства уважения к будущему собеседнику, нежели из норм привычного для нее этикета. Выслушав низкий приятный гонг голоса Старшего Судьи, Волчица еле удержала легкую улыбку, пусть некое удовольствие все же скользнуло в глуховатом контральто.
- Дон Ригур! Для меня честь – знакомство с Вами, правда, я не ожидала, что оно произойдет вот в таком непредвиденном ключе. Я и мои сопровождающие прибыли в Акрилон в гости  к Белому Волку - дону Эринио Грэйхару, мировому судье… однако на месте дома обнаружилось жуткое пепелище. Надеюсь, дон Грэйхар и его семья в порядке… и еще…  - ее голос чуть понизился, точно девушке было не совсем комфортно спрашивать второй интересующий ее вопрос, - я была бы Вам очень признательна за адрес хорошей гостиницы.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-10-15 15:39:35)

+3

7

- Семья господина Грэйхара в порядке, - мягко ответил Рысь. - Я расскажу потом. А сейчас надо позаботиться о вас. Осенние вечера прохладны. Будет лучше, если вы отправитесь вслед за мной. Мой дом достаточно просторен, к тому же недалеко отсюда. Там вам будет удобнее, чем в гостинице.

Судья подал девушке руку, и решительно помог ей вернуться в карету. Потом сам вернулся в свою, и поехал вперед, показывая путь. Дом господина Ригура действительно располагался неподалеку. Это был настоящий особняк Рысей, построенный так же замысловато, как и их замки. Высокий, весь будто устремленный вверх, что было заметно даже в темноте ночи. На фоне неба выделялись навесные портики и башенки с остроконечными крышами. Дом был не только высоким, он еще и казался снаружи меньше, чем внутри. Остановившись на маленькой подъездной аллее, господин Ригур распорядился, обращаясь к своему кучеру, Черному Лису Тимми:

- Карету и лошадей наших гостей устроишь в конюшне на заднем дворе. Там достаточно места. И проследи, чтобы все лошади были ухожены и накормлены. Потом можешь отправляться спать.

Тимми поклонился и весело подмигнул кучеру госпожи Даверциан.

Потом Судья повел гостей в дом, в обширную прихожую, из которой уходили сразу три лестницы: две с разных сторон наверх и одна вниз, в цокольный этаж. Навстречу Судье тут же показался еще один Рысь, пожилой, невысокий и крепкий, который с живым интересом уставился на гостей. Впрочем, без особого удивления. Судья был большим оригиналом, и явиться к полуночи, приведя без предупреждения кого-нибудь незнакомого, для него было обычным делом.

- Верест! Передай госпоже Гайе, что для нее есть работа, - начал было Судья, но откуда-то сверху, с навесной галереи, раздался тонкий голосок:

- Дядя! Госпожа Гайя уже спит. Можно, я помогу?

Белобрысая девочка одиннадцати лет быстро подбежала к лестнице и остановилась на верхней площадке, с интересом разглядывая гостей в прихожей. Вслед за ней, но более спокойно, будто стараясь подражать Судье, подошел мальчик лет четырнадцати.

- Та-ак! - протянул Судья. Его племянники явно и не думали спать, дожидаясь его возвращения. Айрон строго посмотрел на брата и сестру, так что те стушевались и опустили головы, но все-таки позволил: - Хорошо, Долли, проводи госпожу Даверциан и ее гувернантку, и принеси им все необходимое. Им нужно умыться с дороги. А ты, Марти, отведи воинов в другую часть дома, им тоже не мешает расслабиться и привести себя в порядок с дороги. Через пол часа подадут ужин, так что проводишь всех в столовую. Но потом - спать!

Юная Дороти Ригур тут же сбежала по лестнице и сделала реверанс перед дамами. При этом ее любопытные карие глаза не отрывались от Исабэль. Ее брат, все так же стараясь держаться серьезно, спустился вниз и церемонно поклонившись Волкам, пригласил их следовать за собой.

+3

8

Тихий шепот заполнил пространство экипажа, почти теряясь на фоне звуков колес по мостовой.
- С ума сойти можно... Впрочем, он Старший Судья, крайне уважаемый человек, и я уверена, что отец не будет рассержен… С другой стороны, мы ведь совершенно незнакомы, а дон Ригур столь благородно предложил воспользоваться его гостеприимством, что…
- Что отец поймет Вас, мадемуазель. – Эллария, оказывается, уже проснулась, с интересом изучая взволнованную воспитанницу, которая пальцами терзала муфту, а нижняя губа девушки явно припухла от покусываний.
Исабэль всмотрелась в густых каретных сумерках на лицо матроны –  та почти ласково улыбалась.
- При всем моем уважении и любви к Вам, мадемуазель, я уверена, что ничего плохого в Вашем поступке нет. И Ваш отец наверняка будет рад тому, что его дочь знакома с деканом Акрилона. Вы явно устали… но переживаете за свои решения. Это хорошо.
Карий, почти черный, взгляд Волчицы сощурился, однако девушка всю оставшуюся часть дороги до особняка Айрона Ригура более не произнесла ни звука.

Если слуги и помощники Ригура открыто и без стеснения изучали ночных гостей, то сама Из откровенно сосредоточились на Рысе. От обзора с головы до ног и впитывания отдельных деталей голоса, жестов, распоряжений Даверциан отвлекла только спустившаяся девочка, чей звонкий голосок забавно контрастировал со спокойствием особняка, привнося ноту самой юной жизни. А милый реверанс вызвал у дочери судьи яркую улыбку, она не преминула при этом вытащить светлые тонкие пальцы из муфты и протянула их смелой прелестнице, так же слегка приседая:
- Вечер добрый. Я Исабэль. Тебя зовут Долли, я не ослышалась? Очень рада знакомству.
Пока Эллария плавно снимала свою мантилью, Волчица поймала взгляд Айрона и кивнула, точно признавая - дети у Старшего Судьи замечательные. Искорки в карих глазах давали понять, что поздние прогулки по своему дому в отрочестве гостья дона Ригура  практиковала и сама, и ничего против подобных вещей не имеет.

Тем временем как-то быстро освоившиеся Волки под предводительством согласившегося на полное расквартирование Вариада и Марти прошли в отведенную им сторону дома. Стараясь не отставать от маленькой блондиночки, женщины прошли на свою территорию. Еще некоторое время спустя приведшая себя в порядок  и переодевшаяся Исабэль чинно вступила в столовую, придерживая за длинноватый подол простое светлое атласное платье. По одну сторону девушки шла, улыбаясь, раскрасневшаяся и довольная выполненной миссией Долли, а по вторую неторопливо шагала гувернантка, такая же посвежевшая, но все равно с печатью усталости на лице. Впрочем, свою воспитанницу Эллария Сульф не оставила даже в случае апоплексического удара.

+4

9

Айрон Ригур ждал их, успев переодеться. В домашнем наряде он казался стройнее и выше. Наверное потому, что сейчас на нем не было длинной мантии, а только черный, перехваченный в талии широким поясом, камзол, из-под которого выглядывал ворот белоснежной рубашки, и такие же черные брюки. Он подошел навстречу дамам, и хотя по движениям чувствовалось, что он тратит чуть больше времени, когда нужно шагнуть железной ногой, это не делало Судью менее энергичным.

- Прошу вас разделить со мной трапезу, госпожа Даверциан, - предложил он, указав жестом на накрытый стол. - И вас, госпожа Сульф.

Долли не спешила уходить, но Судья о ней не забыл, и на этот раз был непреклонен.

- Тебе пора спать, детка, - напомнил он.

- Но дядя... - начала было возражать девочка, но Айрон посмотрел на нее строго - и она все-таки не решилась настаивать. Пожелав гостьям "доброй ночи", она вышла из комнаты.

В комнате кроме Судьи был его пожилой камердинер Верест. Он чинно стоял, перекинув салфетку через согнутую руку, но тут же подошел, чтобы помочь дамам занять место за столом. Ужин был легкий, но достаточно основательный, в учете на то, что путешественницы только прибыли и им было необходимо подкрепить свои силы. Легкое вино в изящном кувшине, паштеты, фрукты и зелень, нежное куриное мясо, тонкие пирожные из воздушного миндального теста... Рыси знали толк в том, что едят. И умели принимать у себя, учитывая время суток и характер гостей. Глава дома устроился на своем высоком стуле последним, и уже привычным движением положил искалеченную ногу на маленькую скамеечку, чтобы уменьшить нагрузку на ее живую часть из плоти и крови.

- Прежде всего, позвольте еще раз поприветствовать вас в Акрилоне, госпожа Даверциан, - начал Рысь, пока его камердинер наливал гостьям вина. - Надеюсь, что не слишком теплый прием компенсируется для вас дальнейшим здесь пребыванием. - Айрон неспешным жестом поблагодарил камердинера и дал понять, что ему следует больше заботиться о дамах. - Что касается мирового судьи, господина Эринио Грэйхара и его семьи - они вынуждены были еще вчера перебраться в свой загородный особняк. Надеюсь, это не надолго, господин Грэйхар уже подбирает для себя новый дом. Причину возникшего пожара мы расследуем, и я пока не могу сказать ничего конкретного. - Судья не любил делать предположения, пока нет фактов. - По счастью, обошлось без жертв, и недавний дождь помог: пламя не перекинулось на соседние дома.

Он не стал пока задавать вопросов, полагая, что юная дочь судьи Даверциан сама захочет что-то переспросить.

В двери комнаты кто-то тихо поскребся. Айрон тут же поднял голову.

- Да, Тимми! - сказал он, словно по этому тихому звуку догадался, кто именно пытается обратить на себя его внимание.

Молодой Черный Лис засунулся в комнату, хотя войти и не посмел.

- Господин декан! Я подумал, может быть, вам сегодня нужен еще кто-то, чтобы услужить вашим гостям?

Судья чуть заметно улыбнулся, но покачал головой.

- Спасибо, Тимми! Господин Верест справится без тебя.

Лис кивнул и исчез, тихо притворив за собой двери.

+4

10

Исабэль скромно улыбнулась на приветствие Рыся и вежливым,  мягким кивком поблагодарила услужливого камердинера в летах, все еще почему-то цепляясь за мысль о Долли. Если она назвала дядей дона Ригура, то получается, что…
«Хватит! Тебе мало волнений? Подумай лучше о пепле…»

Отпив хороший глоток легкого, но очень вкусного и в меру выдержанного в крепости вина, девушка принялась за ужин и почти светскую беседу, не мешающую трапезничать. Самое главное уже было выяснено – дон Эринио Грэйхар и его семейство, по словам Старшего Судьи, были в полном порядке, но воспоминание о пепелище и прочие пришедшие на ум невеселые мысли слегка омрачали чуть искрящийся взгляд Даверциан, когда она встречалась им с доном Айроном.
Оценив неприхотливые, но очень вкусные блюда, под конец ужина  кареглазая и вовсе помрачнела. По девушке было заметно, что ей необходимо то ли выговориться, то ли побыть одной и основательно поразмыслить. В отличие от своей воспитанницы, душа и совесть доны Сульф были абсолютно умиротворены, поэтому уже за чаем гувернантка была готова откровенно впасть в дрему. Поймав момент, Волчица тихо и коротко, почти деловито, переговорила со своей матроной… и та неожиданно покладисто согласилась на отдых в отведенных гостьям апартаментах при условии, что сама Даверциан особенно не задержится.

А задержаться повод все же был. Не смотря на почти комфортное восприятие ситуации, на все предоставленные удобства, даже на довольное выражение лиц отрапортовавшегося Войцека Вариада, ушедшего вместе с доной Сульф, Даверциан что-то тревожило. В силу своей молодости и малого опыта девушка никак не могла собрать мысли воедино (к тому же полностью собраться ей совсем чуть-чуть мешали два глотка вина и немного - темные глаза дона Ригура). Однако, в конце концов, отложив серебряный столовый нож, по рукоятке которого она методично постукивала аккуратными ноготками, Исабэль негромко заговорила:
- Дон Ригур… я прошу прощения, что прямо сейчас поднимаю эту тему, но мне кажется, что особняк дона Эринио Грэйхара сгорел не просто так.

Проговаривая фразы, темноволосая искренне сожалела, что ее память не столь превосходна, как, к примеру, у ее отца, который вел судебные хроники скорее во имя архивных соображений, нежели для собственных нужд. Однако недавние письма весенне-летнего периода еще стояли перед внутренним взором Из. Письма из Мэримара, Шармы… того же Завгара. Дэвиан Даверциан всегда поддерживал связи с Белыми Волками, зачастую делясь опытом в тех или иных интересных судебных прецедентах, да и просто налаживая почти дружеские взаимоотношения с именитыми коллегами. На вечерних посиделках дочери и отца, почти непринужденных после дневных страстей и порой довольно крутых разбирательств, Волк часто зачитывал из писем внимательно слушающей Исабэль отдельные моменты. И уже тогда ее отцу не нравились кое-какие детали – в Мэримаре на судью Аларика Мерсера покушались почти среди бела дня, в Шарме Белого Волка Верджио Росси едва не подставили фальшивыми уликами в пособничестве Гиенам в крупной тяжбе. Не рассчитали только масштаб безукоризненной репутации Судьи и приведенных в последний момент неопровержимых доказательств невиновности Росси…
Оставив в покое нож, Исабэль сосредоточилась на темном взгляде Айрона. Он и тревожил – и одновременно успокаивал Волчицу.

+3

11

Айрон Ригур не спешил с ответом. Он слышал, что дочь судьи Даверциан намерена идти по стопам отца. И это несмотря на то, что судьей ее вряд ли когда-нибудь сделают. В Земле Кланов еще не было ни одной судьи женского пола, и почему-то Айрон чувствовал, что к изменению этой традиции никто не готов. Однако, при любом суде было достаточно важных и нужных должностей, которые время от времени занимали именно женщины. Так что стремление юной госпожи Даверциан к учебе в этой области не было чем-то необычным. И все-таки Айрон не мог решить пока, стоит ли посвящать девушку в подробности. С одной стороны, она была дочерью опытного человека и сама демонстрировала ум и чутье, но с другой стороны, слишком была молода для участия в расследованиях.

Отпив глоток вина, Судья неторопливым жестом поставил бокал на стол, и негромко сказал:

- Оставь нас, Верест.

Пожилой камердинер поклонился и вышел из столовой. Ему не слишком понравилось, что его выставляют, но ослушаться он не посмел. Да и повода не было.

- Да, особняк сгорел не просто так, - признал Айрон, глядя своими черными как угли глазами на девушку, и теперь его взгляд был испытующим. - В том, что его подожгли, у меня нет никаких сомнений. Хотя нет и улик. Я даже отправлял Тимми - моего Лиса - покопаться на пепелище, в надежде, что он с его Лисьим нюхом что-то отыщет. Он очень молод, но у него есть некоторое преимущество перед дознавателями Ордена: он совершенно свободен от протоколов и правил, и благодаря этому иногда влезает туда, куда опытный и не догадается, предпочитая стандартную процедуру проверки на наличие запрещенных артефактов и следов, которые говорили бы о злом умысле. Тимми не раз мне помогал. Но увы!

Судья развел руками, и красный камень его перстня на мгновение сверкнул, отразив свет свечей.

- В этот раз даже ему не удалось ничего отыскать. Однако, расскажите мне, что беспокоит вас? - предложил Судья.

+3

12

Исабэль с трудом сдерживала желание поежиться под этим взглядом – казалось, что дон Ригур с легкостью может прочесть ее мысли, которые отчасти были вовсе не о загадочном поджоге. Поэтому ответный взор Даверциан соскользнул с черных глаз на крылья носа, волевой подбородок и плечи Старшего Судьи в камзоле, пока не уткнулся в накрытую скатертью столешницу с тарелками и кубками с вином. На миг перешел на собственные ноготки. Куда угодно, лишь бы не в его сторону.
«Так ты еще больше себя выдаешь… Прекрати.»

Задумчиво покусав губу и похвалив про себя несомненно талантливого Тимми, Даверциан приняла в пальцы свой кубок, но не спешила отпивать из него. Ее худшие опасения подтвердились. Имела ли она право на разглашение тайн переписки отца с остальными  судьями? Не рассердится ли он на своевольную дочь, если при возможной встрече с Дэвианом Даверцианом Старший Судья затронет эту тему?
Или просто опустить имена и города, а привести факты в совокупном целом?

Точно для храбрости, брюнетка поднесла к губам тару и сделала глоток, мелкий, но очень животворящий. Отставив кубок, девушка вновь посмотрела на Айрона, при этом легкая самокритичная улыбка украсила уголки ее губ:
- Мы не можем похвастаться мудростью глаз… Слышала однажды такую строчку в песне. Вам могут показаться смешными мои девичьи предположения, но мне кажется, что на Белых Волков в городах идет самая настоящая охота. – Внимательный, прямо таки пронзительный взгляд, будто ее черед изучать приятные черты лица собеседника. «Спокойствие и выдержка. Если ты взялась за речь – будь добра, доведи ее до конца достойно». – Если говорить в общем и целом, это уже третий мировой судья, который так или иначе серьезно пострадал от покушения на свою собственность или даже жизнь.

Ее голос окреп, вплетая мелодичную настойчивость в контральто.
-  Я не решалась поговорить о своих размышлениях с отцом, но могу лишь догадываться, что и он так же замечает эту странную закономерность.
«Если сейчас дон Айрон сошлется на очень позднее время и предложит тебе отдохнуть с дороги и отложить разговор до утра… или вообще навсегда - не обессудь. По твоим смелым заявлениям может показаться, что у тебя просто паранойя или юношеский максимализм…»
Помедлив, Из решительно отмела полные сомнения мысли в сторону. Старший Судья сейчас слушает ее, все так же изучая взглядом. А она впервые рассказывает серьезные вещи или пытается найти истину вне стен своего дома-крепости в Азнавуре, где если Дэвиан и поймает дочь на ошибке – то только укажет и поправит в суждениях.
- И если Ваша интуиция утверждает, что особняк подожгли… - Ноготки вновь опустились на столовый прибор. – Значит, вероятно, что охотники, кем бы они ни были, добрались уже и до Акрилона.  Опять таки, - тот же самокритичный тон, - если мои предположения верны.
«А ты не думала, что они могли навестить Азнавур?..»
При этой коварной мысли Волчица чуть вздрогнула и подобралась, не перестав легко отстукивать слышимый только ей ритм по серебру. Гулкий ритм собственного учащенного сердцебиения  в ушах.

+3

13

- Не волнуйтесь, с вашим отцом все хорошо.

Эту фразу Судья Ригур произнес совершенно не таким тоном, каким говорил до этого. Сейчас его голос звучал приглушенно, словно он повторял вслух собственные мысли, которые приходили откуда-то из глубины сознания. Поднявшись со своего места, господин Ригур обошел стол и остановился у высокого, стрельчатого окна, которое сейчас скрывал тяжелый красный бархат занавеси с золотыми кистями.

Заложив руки за спину, Рысь стоял перед окном, спиной к комнате, словно мог видеть сквозь толстую ткань, что делается на улице, где-то в воздухе, над спящим городом Акрилоном. И все тем же тоном он заговорил снова:

- Времена меняются, Исабэль. Твари с Пустошей оказываются вне приграничной зоны, в города тайно привозят новые, никому неведомые амулеты, обладающие черной силой. О клане Волков начинают говорить с меньшим почтением. Князь-Хранитель обеспокоен количеством абсурдных и нелепых обвинений, которые то и дело кидаются в адрес его родных, его невесты... Я не рассказал тебе о Тимми.

Судья вернулся к столу, но не сел. Теперь он стоял за своим стулом, взявшись обеими руками за спинку.

- Его зовут не Тимми. Это я его так назвал. Родня отреклась от него, они запретили ему называться тем именем, которое он получил при рождении. И это сделали Лисы. Никогда раньше они так не поступали. Они могут ссориться между собой, драться, изгонять на какое-то время из семьи, но никогда такого не было, чтобы они отреклись от собственного сородича. Теперь он даже жениться не может, потому что для Лис - он никто. - Айрон вздохнул, и заговорил уже привычным, немного вкрадчивым, низким голосом. -  Все это может иметь два объяснения: слабеет сила Талисмана, или некто, нам пока неведомый, готовит переворот с целью взять власть над Землей Кланов в свои руки. Мне бы хотелось думать, что второе, ибо первое может означать конец всего нашего мира. Тебе же я говорю об этом потому, что наша встреча должна была произойти. Зачем - мне пока неведомо.

Рысь посмотрел через стол на свою гостью. Она была всего лишь юной девушкой. И он действительно не знал, откуда взялось его сегодняшнее желание поехать к своему дому не по той улице, которую он избирал обычно...

+3

14

Сперва кареглазая даже обрадовалась коротким новостям о доме, откровенности Старшего Судьи и тому факту, что ей действительно поверили. Но чем дальше говорил Айрон – тем сильнее ей становилось не по себе. Ей, Исабэль Даверциан, которая обычно жаждет справедливости больше, чем путник после дневного перехода в пустыне – ледяной воды.

Под конец речи Ригура девушка задумчиво сплела пальцы воедино, в настолько плотный замок, что костяшки даже побелели, и в ее обычно глуховатом и спокойном голосе прорезалось настоящее удивление пополам с негодованием:
- Как могли Лисы отречься от своего собрата? Проще Великой Пустоши стать прекрасным князевым садом, чем Рыжие или Черные прогонят сородичей!

Упомянув ту же Пустошь, Даверциан огорченно повела плечами, а затем также решительно встала из-за стола, не сводя взгляда с декана Ордена Хранителей. То, что он назвал ее по имени и обратился на «ты» еще немного смущало, но и в свою очередь помогло чуть раскрыться и говорить почти в полную силу своего темперамента, по-прежнему тщательно следя за словами, сминая ткань льняной салфетки пальцами:
- Если Князь-Хранитель борется с гнусными слухами в стенах собственного города, значит, дела и вовсе плохи…  - Отложив кусочек красиво расшитого полотна, Из вновь сплела пальцы, но уже намного мягче.
- Я тоже рискну надеяться, что это всего лишь переворот, - и ее голос стал чуть отстраненным, будто кареглазая отвлеклась на иные мысли. – Тогда хотя бы понятен путь действий тех, кто хочет оказаться у власти. Дискредитация судебной системы  - святая святых нашего рода - приведет к недоверию ко всему клану Волков… не так ли? – Темноволосая девушка все же поежится, точно ей холодно – а на деле представит, что будет в итоге с родным ей миром поисков справедливости. – И тем, кто в конце концов напоит нашу землю сплетнями о моем клане, будет легче снять корону с головы Князя-Хранителя…

Исабэль слабо выдохнет, помедлит и невесело улыбнется:
- Если нам суждено было встретиться, то это вполне сносный вариант для знакомства… Разве нет? – Поднимет взгляд от рук Ригура на спинке стула к его лицу, будто интересуясь его настоящим мнением. В ее глазах застынет и неясная печаль, и интерес, и какая-то особенная усталость, будто просто так встречать на своем пути людей, без соответствующих испытаний со стороны самой Судьбы, Волчице было просто не дано.

+4

15

- Это хороший способ знакомства, - отозвался Рысь, обошел стул и сел, вытянув неживую ногу. - Все встречи совершаются для чего-то, и всеми нами движет судьба. Мы можем лишь следовать ее указаниям, или сопротивляться. Как поступить правильно - решаем только мы сами. Я рад тому, что мы познакомились именно так.

Странное волнение девушки чуткий и внимательный Судья Ригур чувствовал с расстояния. Но что он мог на это сказать, чем объяснить? Они были представителями разных кланов, и он был по меркам обычных людей уже не молод. К тому же, как было принято в клане Рысей, из-за своей искалеченности он не мог завести семью. Почему же его самого так волновала эта встреча? Хотя он и не подавал вида, скрывая в глубине своих черных глаз искры заинтересованности и живого участия.

- Вы устали, - сказал он мягко, и внутренний огонь, так ему свойственный и вечно бушующий в его душе, снова заставил его подняться и подойти. Сняв с пальца перстень, он протянул его на своей широкой ладони девушке. - Примерьте это, на сегодняшнюю ночь. Я хочу понять, способны ли вы управлять стихийной силой этого камня. Если да - я завтра же распоряжусь сделать для вас такой же.

Бессмысленно отдавать амулет тому, кто не поддается магической силе, или не чувствует ее, поэтому Айрон и решился на этот смелый эксперимент. В нем самом было слишком много сил, и наверное его искалеченность только множила эти силы, которые он мог бы в какой-нибудь другой жизни использовать так, как это делали все его сородичи, в боях, в походах по родным горам и строительстве шахт, у доменных печей, в которых варилась сталь, или еще где-то. А Старший Судья Ригур весь запас сил носил в себе, и употреблял его на свою судейскую деятельность. Он и без перстня мог не спать ночами, но для госпожи Исабэль подобное украшение было бы весьма актуально.

А кроме того, Судья Ригур хотел понять, какие силы скрыты в дочери Дэвиана Даверциан, и насколько она способна однажды оказаться членом Ордена Хранителей Равновесия.

Отредактировано Айрон Ригур (2014-10-17 12:54:27)

+4

16

Девушка с интересом посмотрела и на кольцо, и на широкую ладонь… да и сам жест подарка был оценен. Ощущение ускользающей от усталости дневного перехода и новостей реальности внезапно навалилось на кареглазую непосильным валуном, но  Исабэль все же не поддалась ему – напротив, собрала все силы и протянула пальцы аккуратной изящной щепотью, взвесила металл на своей узкой белой ладошке и сжала пальцы в кулачок. Лучше она наденет его позже, а пока сохранит частичку тепла Старшего Судьи, что уже неминуемо слилось с теплом ее собственного тела и вновь согрело кольцо. 

Слабое покалывание распространилось от центра ладони к пальцам, но Волчица не придала ему особого внимания, подняв полуприкрытый веками взгляд на Ригура:
- Благодарю Вас, дон Айрон… - Улыбка легко нарисуется на губах, за ней последует слабое пожатие плечами. – Амулеты особенно помогали моей матери, леди Розалин… и часто – отцу. Я еще не имела возможности работать с ними, и очень хочу верить, что у меня что-то получится.
Вскинув голову и словно заново изучая окружающую обстановку, Даверциан  с легким вздохом признает, что уже слишком поздно. И на кону чересчур много животрепещущих вопросов, чтобы разбирать их ночь напролет. Представив себе реакцию доны Сульф на вероятное возвращение своей подопечной почти под утро, Исабэль улыбнется ярче, смешивая усталость с почему-то приподнятым настроением.
- Мы ведь вернемся к нашему разговору утром… перед тем, как я уеду? – Само собой подразумевалось (и именно об этом размышляла теперь дочь мирового судьи Азнавура), что ее отъезд к месту теперешнего обитания дона Грэйхара предрешен. – Я должна, - она посмотрела открыто на Рыся, точно лань, что без сомнений покинула свое убежище после того, как охотники покинули лес, - я хотела бы выразить Вам благодарность за сегодняшний вечер. И за Ваше гостеприимство.

На брюнетку, что склонилась перед деканом Ордена Равновесия в неглубоком, но изящном поклоне, внезапно повеяло до боли знакомым чистым ароматом розмариновой воды, смешанной с шипровым маслом. Из чуть нахмурилась, воскрешая воспоминания из отроческих лет – она, шагая из угла в угол небольшой комнатки Дома Правосудия, ждет отца, который только что завершил трудное дело. Закрыл с миром и по справедливости. И пока он умывался в специальной уборной для коллег Дома, его дочь сняла со стула тяжелый бархатный камзол мирового судьи, в багряно-черной кайме орнамента, и прижала к себе, к лицу и груди, ощущая в точности такой же аромат. Эссенцию благородства и чистоты. Суть справедливости.
Украдкой кареглазая покосится на все еще сжатый правый кулачок. Что это? Эффект действия амулета? Но почему именно такой запах… ведь у ее клана способности к распознаванию сотен ароматов…
Очередной взгляд на лицо Старшего Судьи. В глубокие глаза цвета темного опала.
- Думаю, мне пора. Дона Эллария ждет меня.

+4

17

Айрон Ригур, который до этого момента пристально за ней наблюдал, теперь удовлетворенно кивнул, не обратив пока внимания на прощальный тон.

- Вы воспринимаете силу кристалла, - сказал он утвердительно. - Это хорошо. - И тут же, без всякого перехода: - Пойдемте, я вас провожу.

Он распахнул перед Исабэль двери, и вывел ее в коридор, освещенный достаточно ярко, потому что уходя, дворецкий по имени Верест засветил все свечи и лампады. И тут же стало видно, что на подоконнике одного из стрельчатых окон кто-то сидит.

- Что случилось, Тимми? - спросил Судья без особого удивления. А может быть, ему свойственно было скрывать такие поверхностные эмоции. - Я ведь сказал, что ты можешь уже идти отдыхать.

Черный Лис тут же соскочил с подоконника и стремительно подошел, неслышно ступая по коврам.

- Я... не знаю... не смог уснуть, - быстро ответил Тимми, и это была чистая правда. Глаза Лиса блестели, и он в волнении стиснул руки, но тут же поборол себя, заставив разжать пальцы.

- Тебя что-то тревожит? - спросил Судья, будто бы позабыв, что рядом с ним стоит Исабэль.

Лис кивнул и зачем-то оглянулся.

- Я чувствую запах, - сказал он, тоже почему-то не придав значения тому, что они с Судьей вовсе не наедине. - Тот самый запах. Этот пленный, которого привезли господа Волки...

Рысь тихонько вздохнул, и вместо того, чтобы отвечать, протянул руку и погладил молодого Лиса по волосам.

- Успокойся. Это не он.

- Но я чувствую...

- Тимми! - Теперь голос Судьи звучал строго. - Моя гостья устала, и мне нужно проводить ее, тем более, что госпожа Сульф заждалась и волнуется. Ты помнишь, о чем мы с тобой договорились?

Лис сник и вроде бы немного успокоился.

- Да, - сказал он глухо.

- Ты должен мне верить, - добавил Судья и тихонько подтолкнул парня под локоть. - Ступай. Я потом зайду к тебе.

Так же неожиданно вспомнив о госпоже Даверциан, молодой Черный Лис без имени поклонился гостье и исчез в глубине коридора. Убедившись, что он действительно ушел, Айрон подал девушке руку.

- Пойдемте, уже поздно, - сказал он мягко и как-то грустно.

+3

18

Исабэль не хотела намеренно вникать в короткий, но явно эмоциональный диалог Айрона и Тимми, но Черный Лис упомянул пленника – и Даверциан невольно сдвинула брови. Вдобавок от парня тоже повеяло чем-то странным - вроде смеси ароматов горьковатой полыни и острого запаха свежего лимонника. Так пахло тревогой в доме Даверциан, когда ее мать безуспешно боролась с очередной потерей плода.

По завершению беседы кареглазая приняла руку Старшего Судьи и проводила взглядом молодого парня, не забыв напоследок вернуть столь же вежливый кивок воспитаннику дона Ригура. Ее тонкие пальцы невольно сжались на рукаве камзола мужчины,:
- Простите меня, дон Айрон… но что именно  Лис имел в виду? Он говорил про Эйзегара Черного? Эйзегара Ресста? Что может их связывать?  -  На миг Даверциан прикусит губу и решит пояснить свою осведомленность. – Пока мы ехали в Акрилон, многое успело произойти… - Невнятная и слабая усмешка коснулась ненадолго губ девушки. Она вспомнила и Фрайдека Атли и инцидент с Лисом Коррином. При мысли о последнем дочь судьи едва удержалась от огорченного выдоха. – Дон Войцек рассказал мне про Эйзегара и отвратительные дела этого отщепенца. – Никаких вежливых приставок не будет. Исабэль не понимала Отрекшихся и считала их пятном на клановой репутации Волков. Подняв взгляд на Айрона, Из вновь чуть нахмурилась, почти переставая дышать и слыша все тот же аромат шипра и розмарина, который волей неволей успокаивал ее.
- Пожалуй… Вы правы, дон Айрон, насчет амулета. – В кулачке второй руки темноволосая все так же грела кольцо. – Мне все видится немного в ином свете. Либо это усталость. Либо воздействие камня. Только вот Тимми более чем уверен в своих убеждениях  – за это я могу ручаться собственной жизнью. 
Она неторопливо зашагала рядом со Старшим Судьей, легко приноровившись к его уверенному ходу даже с учетом железной ноги.

+4

19

Судья кивнул, провожая ее через непростую системы коридоров и неожиданных лесенок, где человек не знакомый с домом мог бы запросто заблудиться.

- Тимми и не ошибается, и ошибается одновременно, - сказал Айрон через паузу. - Ему пришлось пострадать не из-за Эйзегара Ресста. Отступников было двое, когда вы столкнулись с ними.

Это было утверждение, основанное вовсе не на каких-то чудесных озарениях, а только лишь на наблюдении и умении делать выводы. Тимми чувствовал знакомый запах, а в таких вещах Лисы не ошибались. Но имя его обидчика было иным. Значит, этот Волк еще недавно общался с тем, другим Волком.

- Тим по глупости и неопытности связался с отступником по имени Ванакар Орсин, - пояснил Рысь. Он кстати, тоже не употреблял термин "Черный Волк", предпочитая более конкретное слово - "отступник". - Тот обманул Тимми, заставил участвовать в преступлении, а потом бросил, как они часто делают. Тимми сам сдался, когда понял, во что его втянули, и за его раскаяние судья Грэйхар счел возможным смягчить ему наказание: его публично выпороли и отпустили. Семья Тимми не стерпела позора, отказалась от него и тоже бросила. - Голос Ригура звучал приглушенно, но он прятал гнев. - Тим - добрый парень, совершенно беззлобный, но он помнит, из-за кого попал в беду, и надеется отыскать этого отступника. Я могу лишь предположить, что Ресст был вместе с Орсином в последнее время, и поэтому Тимми уловил запах того, кого ищет. Ваши воины случайно не свершили правосудие над этим негодяем сами?

Айрон остановился перед одной из дверей, и не отпуская руку девушки, вопросительно заглянул ей в лицо. В этой части коридора было темнее, меньше горело свечей, но черные глаза Рыся светились будто откуда-то из глубины, отражая рассеянный свет пламени.

+3

20

И сейчас Исабэль ориентировалась как мотылек на это пламя, отгороженная от полумрака коридора тем сиянием, что исходило от дона Ригура – смешанными эмоциями, которыми Айрон, как и сама Волчица, по-видимому, не всегда делился с окружающими. Как и на ощущение предплечья Старшего Судьи под своими пальцами. Как на все тот же слабый и стойкий аромат благородной древесины и соцветий, магнетизирующий ее воображение.

Недобрые вести или предположения любому человеку способны выбить почву из-под ног, совсем другое дело – как на них следует реагировать. Даверциан знала, что за дверьми ее терпеливо ждет гувернантка, что уже поздний час… и что ее интерес никуда не денется. Вопросов прибавилось, но в одном моменте брюнетка была уверена наверняка. Контральто стало тише, пусть твердость из него никуда не исчезла:
- Я уверена, что дон Вариад рассказал мне все, что случилось тогда. – Девушка зачем-то приподняла кулачок, разжала пальцы и всмотрелась в поблекший, потерявший от малого освещения яркость камень. – Волки нашего дома, возможно, и хотели бы сами наказать виновного, но дон Вариад запретил им убивать пленников. Или как получилось в итоге – пленника. Быть может, - кольцо вновь скрылось под тонкими фалангами, - он был там, этот второй Отрекшийся, Ванакар Орсин, но успел сбежать до того, как наши воины и помощники дона Борегара устроили облаву?

Даверциан всмотрелась в черты лица собеседника:
- Мы ведь могли бы нанести визит дону Грэйхару и попытаться все объяснить про случай Тимми. Конечно, - слабая улыбка, - Белый Волк не глуп и потребует доказательства. Одно у нас уже есть… теоретически, по цепочке можно было бы найти и второе звено. – Ее пальцы вновь сжались на ткани камзола, тон голоса стал убедительно негромким. - Вы ведь хотели бы помочь Тимми, дон Айрон?

+3

21

Господин Ригур накрыл своей рукой ее руку, но при этом отрицательно покачал головой.

- Если бы это было так просто... - со вздохом проговорил он. - Исабэль! Тебе придется научиться принимать некоторые вещи, как они есть.

Имя девушки он произнес тихо, будто выдохнул, поэтому прозвучало это очень нежно. Но последующие слова Айрона Ригура не обнадеживали:

- Восстановить справедливость, если она попрана, не так уж сложно. Надо только захотеть. Но иногда суровый приговор и есть - самый справедливый. С этим приходится мириться. Как Старший Судья, я имею право пересмотреть любое дело сам, не упреждая об этом мировых судей. Но это дело я хорошо знаю, и не вижу причин менять в нем хоть одну букву. Тимми пострадал за то, что совершил он сам. Это было справедливо. Возможно, ему лично и принесет успокоение поимка того человека, который втянул его в преступление, но это не изменит то, что уже было сделано им самим. Он должен научиться жить с тем, что есть, и если останется таким же честным и добрым парнем, однажды он сможет вернуть себе то, что потерял. Я взял на себя труд позаботиться о нем, потому что если бы он остался брошенным на произвол судьбы, это могло бы убить его, или озлобить. - Он сделал паузу, но тут же добавил чуть громче, и в его голосе теперь чувствовалась скрытая внутри него энергия: - Но если ты считаешь, что можешь чем-то помочь человеку - ты не должна отступать. Это самое главное.

Лампада, свисающая на дверью, неожиданно вспыхнула и погасла, погрузив маленький отрезок коридора, закрытый от всего остального пространства двумя поворотами, в самый настоящий мрак. Но пальцы Судьи не дрогнули, он все еще держал девушку за руку, потому что должен был сперва получить от нее ответ, а уж потом мог позволить ей уйти к ожидающей ее дуэнье.

+4

22

Окружающая действительность складывалась для кареглазой в слишком волнующую витражную мозаику впервые столь хаотично и сумбурно.  Исабэль  было донельзя неловко и странно ловить себя на мысли, что вот здесь и сейчас она действительно на своем месте – с ней беседует и держит за руку Старший Судья Акрилона, который на деле еще более интересная и волнующая личность для тех рассказов или характеристик, что были поведаны Волчице.  Все было правильным и верным – шипр и розмарин, тяжелый темный взгляд, негромкие слова доводов. Даже ее имя  стало почти песней в речи дона Ригура.

Девушка что-то прошептала, опустила голову и тут же ее подняла, воодушевляясь собственным разгорающимся мелодией голосом и бегущими вперед норм этикета мыслями. Она вновь позабыла о времени и всем остальном.
- А разве Вы бы поступили иначе, Айрон? Потому что Вы уже помогли Черному Лису…  ведь я не чувствую в нем дурного. Поэтому я буду пытаться делать то же самое, если мне позволят… – Из приподнимет кулачок с кольцом - и вот тут-то лампадка и погаснет с сердитой вспышкой и ворчливым тихим шипением, не дав ей завершить фразу. Даверциан была не из трусливых, но последующий выдох и сближение с мужской фигурой вполне могли быть объяснены реакцией на столь неожиданно поглотившую их тьму.
- Великие Волки! – Когда ее сердцебиение придет в норму, кареглазая отступит на крохотный шажок. – Я прошу простить меня. – А в контральто, уже почти спокойном, мелькнет тень легкого юмора. – Апогей вечера превосходен. Я искренне благодарна Вам… за все.

Исабэль почему-то не хотелось отнимать руку, но она должна была это сделать. Рано или поздно. Так лучше сейчас, пока лишние мысли вновь не заполонили ее слишком молодую и неопытную голову, тем более в столь уютном мраке. Поэтому на миг дочь судьи надела кольцо на указательный палец и позволила себе накрыть  широкую мужскую ладонь своей, ибо творить даже самый изящный в темноте просто бессмысленно.

+4

23

Господин Ригур не стал ее удерживать. Неожиданно погасшая лампада заставила его задуматься над своими собственными мыслями, и он отступил, едва заметно пожав в ответ руку девушки. После чего толкнул двери - и из комнаты в коридор полился поток мягкого света.

- Доброй ночи, госпожа Даверциан, - сказал Рысь, отступая еще на шаг. - Надеюсь, мы еще продолжим этот разговор. И еще, я полагаю, что вы поступите правильно, следуя своим убеждениям о справедливости. Можете рассчитывать на мою помощь в таком благородном деле.

"Хотя это будет и непросто, - добавил он про себя. - Кто идет прямым путем, встречает много препятствий".

Оставив своих гостий, Старший Судья Айрон Ригур удалился. Ему нужно было найти и успокоить Тимми, сделать кое-какие распоряжения на следующее утро и повидаться с господином Вариадом. Ночь Судью совершенно не смущала, поэтому еще через пол часа он действительно постучал в двери комнаты, которую отвели командиру охраны госпожи Даверциан.

- Визит поздний, но разговор не терпит отлагательства, - сообщил господин Ригур, когда получил ответ своего гостя.

+4

24

Появившийся позади открывшего дверь Уно Войцек Вариад положил руку подопечному на плечо, но насторожившемуся Волку не нужно было объяснять, кто же это в столь поздний час – воин склонится в кивке, по которому не сразу и поймешь, то ли это отрепетированный жест, то ли просто по-бойцовски сухое уважение. Вариад мгновением позже повторил этот жест, ставя в приоритет сан визитера и его гостеприимство.

Всего в комнате Седого Волка находились помимо него еще двое – это тот самый Уно в тяжелом плаще  и Йохан Рыжий, так и не сменивший стальной нагрудник на простой и удобный строгий полукамзол, как это сделал его патрон. Суровости в Вариаде поубавилось, но военная выправка чувствовалась так сильно, что даже в «вольном» наряде служака выглядел солидно.

Когда Айрон Ригур принял столь же короткое, но учтивое, приветствие от второго подчиненного Вариада, он смог бы услышать легкий и сдержанный аромат, изысканно сладкий и в то же время чуть соленый, которым незадолго до этого слабо пахла сама Даверциан. Словно призрак девушки был здесь и растаял. На деле во всем был виноват ручной работы конверт, распечатанный и уже пустой. Содержимое в виде листка Войцек, отчего-то хмурясь, уже взял со стола и плавным жестом отправил в камин – старая привычка, даже с учетом полного доверия по итогу письма  Рысю. Еще мягкий воск личной печати с буквой «Д» над абрисом профиля волка даже не разломался, а был просто аккуратно поддет – как раз он и пах почему-то духами Исабэль. 

- Приветствую Вас, мессир декан, - и голос у Вариада стал суховат, но с ровной вежливостью. Вояка знал, что его манипуляции с бумагой и пламенем в камине не прошли мимо внимания Ригура. – И догадываюсь, по какому вопросу Вы ко мне пришли. Уно… Йохан… - Войцек кивнет на стулья возле стола с резной полированной столешницей, куда оба подопечных обманчиво-неторопливо сядут; сам Вариад останется стоять. – Мадемуазель успела передать мне записку с одним из Ваших слуг – и если она сделала это так поздно, значит, дело действительно не терпит отлагательств.

Обойдя стол, Вариад уставится на пламя, с жадностью сожравшее светлый лист, а затем поднимет серо-голубой хмурый взгляд на Ригура, мол, слушаю внимательно.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-10-20 20:05:44)

+3

25

Айрон Ригур несколько секунд смотрел на старого вояку.

- Могу я поинтересоваться содержанием записки? - хладнокровно спросил он. - Не люблю строить предположения, когда можно просто спросить.

Наверное самой главной чертой Судьи была полная свобода от чьего бы то ни было мнения. Он мог себе позволить оставаться самим собой. Пройдя внутрь комнаты, он не стал садиться, а вместо этого вроде бы неспешно, но одновременно энергично прошелся до камина, будто хотел посмотреть на сгорающий листок бумаги. Но не дойдя шага, повернул обратно и остановился в такой точке, из которой видел всех троих Волков. Наверное, тут срабатывал инстинкт Рыся: даже не ожидая агрессии в свой адрес, представители этого клана предпочитали выбирать наиболее удобную позицию для обороны. Но Ригур был у себя дома, и никакой агрессии не ожидал. Сказывалась внутренняя энергия, которая жила в нем и не давала покоя.

- Впрочем, могу сказать сразу: я пришел говорить об отступнике, которого вы привезли. Мне нужны сведения для того, чтобы начать собственное расследование, и я рассчитываю на вашу помощь.

В облегающем камзоле, подпоясанный широким поясом, Рысь казался очень стройным и не таким массивным, как в судейской мантии. Но он по натуре был бойцом, что роднило его с тремя людьми, говорить с которыми он пришел.

+4

26

Вариад ответил Рысю столь же долгим взглядом, но затем словно сдался. Уно сидел, скрестив на груди руки и почти не шевелясь, Йохан что-то лениво-настойчиво искал в пряжке нагрудника, впрочем, не производя при этом шума более, чем потрескивающее пламя в камине. Казалось, оба Волка просто ждали указаний. В частности, команды говорить. Но заговорил пока что только командор.

- Прошу прощения за беспокойство в столь позднее время, однако  это крайне важно для меня. Я знаю, что смогу отдавать Вам полноправные приказы только через декаду декад, но уже сейчас прошу всячески помочь дону декану, Старшему Судье города Акрилон Аройну Ригуру во всех его поисках правды, равно как и сама буду столь же настойчива в этих поисках.  – Его тон,  суховатый и сдержанный, чуть потеплел. – Прошу рассказать все то, что видели Вы, Центурион Вариад, или Ваши воины в инциденте с охотой и поимкой Отрекшегося Эйзегара Ресста и его возможных сообщников.  Весьма признательна и благодарна. – Промедление, точно завершение речи. - И инициалы – И.Д.

Войцек на миг прикрыл тяжеловатые веки, потянулся узловатым пальцем к виску  и слегка постучал по нему.
- Прошу извинить, мессир Ригур. Память – вот на что я имею право опираться. Были случаи, после которых я не рискую доверять бумаге. Что ж… Йохан.
Седой Волк отошел к камину, приглашающе кивнув при этом Старшему Судье – слушайте.

Рыжий встал, забыв про латы, точно и не изучал их тщательно менее секунды назад. Его речь звучала слаженно и неторопливо, точно еще минутами назад он тщательно подготовился. На деле муштровка в четком и понятном рапортовании занимала не последнее место при  подготовке Дорианом Даверцианом воином для собственного дома.

- Мы ехали из Азнавура в Акрилон, и после пары недель пути на нашем пути встал довольно густой и широкий  лес, который открывал последнюю декаду дороги. В лесу мы попали в засаду к некому Шейни, который на поверку оказался не только истинным сыном своего клана, но и настоящим мерзавцем, грабящим путников с целой когортой себе подобных Гиен. Если бы не благоприятный случай встречи с разведчиками - Рысем Фрайдеком Атли и Лисом Ларсом Коррином – сами бы мы не справились. Скорее всего, понесли большие потери. – Таких фактов как очевидная неудача со смертельным поражением или прочие неприятности в отряде Волков Дома Даверциан не полагалось стесняться или утаивать. Взгляни  Айрон Ригур в этот момент на Вариада - то уловил бы еле заметный согласный со словами подопечного кивок старого вояки. -  В итоге первой потасовки мы приняли скорое решение отправить мадемуазель Даверциан и мадам Сульф по безопасному пути к подсказанному Лисом поместью тамошнего фермера – Медведя, господина Борегара, где командор заручился поддержкой его людей и затем вернулся в лес полностью уничтожить Гиен.

Йохан умолк – не перевести дух, но правильно выстроить дальнейшие фразы. При мысли о тех событиях у Волка закипала кровь. Судья по крепко сжавшимся губам Уно, этого воина тоже бередило при воспоминаниях. Встреча с отщепенцами своего клана – всегда неприятное и точно пачкающее душу мероприятие.

- Что же касается Черных Волков… Мы были осведомлены, что отщепенцев в числе разбойников двое – об этом Лис нас предупредил. Однако на месте будущей схватки мы обнаружили только одного… Ресста, - имя Черного Волка далось Йохану с трудом, точно его заставляли поцеловать гадюку с сочащимися ядом клыками. Впрочем, последнее вряд ли бы было столь ужасно по сравнению с живым пятном на собственном клане. – Второй успел удрать, причем весьма прытко. Петер Рукманн – один из лучших бегунов в нашей манипуле - не смог догнать беглеца, но нам удалось разгромить эту разбойничью рать и захватить оставшегося Черного живым.

+4

27

Судья слушал Волков с нескрываемым интересом. Даже подался немного в сторону говорившего.

- Странно, что они не справились с такой простой задачей... - сказал он задумчиво, будто бы не обращаясь к тем людям, которые находились в комнате.

"Ларс Коррин когда-то пострадал из-за Дэвиана Даверциан, - подумал он. - Мстительность никогда не была главной чертой Лисов, но это не значит, что они совсем не поддаются этой бесплодной страсти. И все равно это плохо". Выпрямившись, и будто бы отбросив этим жестом собственные думы, Рысь посмотрел на господина Войцека.

- Если второй отступник не будет пойман - это может принести много бед дому Даверциан, - сказал он таким тоном, будто для него все было очевидно и просто. - Могу я допросить вашего пленника?

Поскольку охрана госпожи Даверциан еще не сдала отступника ни одному судье и даже ни одному полицейскому в городе, Айрон Ригур посчитал необходимым задать подобный вопрос. Он будет иметь право распоряжаться жизнью пленника только в том случае, если тот попадет под его суд. Но дожидаться, когда это произойдет, Судья не стал. Ни в одном законе не было записано, что он не может узнать то, что его интересует, прямо сейчас и здесь, еще до того, как вступит в силу настоящее расследование. Хотя Волки имели такое же моральное право отказать. Ведь именно они доставили Ресста в Акрилон. Это была их добыча.

+4

28

Вариад выслушал просьбу Ригура, задумался где-то на десяток секунд, а затем кивнул – теперь уже Уно. Волк обеспокоенно повел носом, прислушиваясь к десяткам ароматов в комнате, встал и снова неглубоко-отрывисто поклонился Айрону:
- Отщепенец сейчас находится в соседней комнате под присмотром выделенного на это благородное дело караула. Он надежно связан, милорд Старший Судья, а временами еще с кляпом во рту, потому что грязных ругательств от него больше, чем толку приятной беседы.
Своеобразная нотка сухого юмора скользнула в уверенном баритоне – и пропала. По своему обыкновению, Уно сдержанно качнул головой в завершение короткой речи. Йохан чуть хмыкнул – его коллега по оружию был абсолютно прав.

Когда они вчетвером вышли в коридор, Войцек приостановился, а затем отчетливо повел носом почти как Уно минутами ранее:
- Я мог бы поклясться… - Его тон сбился, впервые за все время разговоров, а затем Седой Волк обернется на пространство, что заканчивается поворотом.  – Йохан… Ты слышишь?
Соль и мед. Цветы на гладкой морской воде. Именно такими были духи Исабэль, которыми она пользовалась довольно редко, но они  безошибочно указывали именно на кареглазую, потому что были выбраны самой Даверциан по специальному заказу.
Рыжий хмуро кивнул, подбираясь.
- Проверь, где сейчас Мадемуазель. – Войцек сделал извинительный жест декану Ордена Хранителей Равновесия. - Простите, мессир Ригур, я всего лишь исполняю свой долг перед ее отцом. – По тону вояки было заметно, что его чрезмерная активность подопечной немного напрягает, однако он не скажет слова поперек ее действий, разве что когда оными дочь мирового судьи Азнавура  решит навредить самой себе.
Йохан откланялся и незамедлительно последовал зову аромата. Ему не нужны были ориентиры в анфиладах и коридорах – самым лучшим являлся сам след.

… У спешащей обратно в свою комнату под руку с взволнованной служанкой Даверциан оставалась буквально минута форы. А если за время ее отсутствия проснулась Эллария…

- А… это снова ты, Пес… А где эта… красивая?
Эйзегар довольно нахально осклабился и с вызовом посмотрел на сурового Вариада, хотя на самом деле Черный Волк опасался новых сюрпризов, просто выгадывал время и исподтишка изучал хозяина дома, которого увидел мельком по приезду, и то, лишь когда с его головы сняли темный холщовый мешок.
- Вечер добрый! Милорд, я не виновен! Честное слово! Гулял по лесу - налетели… повязали…
Райдимир поджал губы – серо-стальной взгляд Вариада, устремленный на воина, не сулил ничего хорошего. Рукманн же демонстративно смотрел на пленника, делая вид, что он совершенно не при чем, но затем темноволосому Волку надоело играть  в гляделки с благодушно настроенным (и не прошибешь же поганца!) Ресстом, и Петер решительно вернул внимание к командору, пока тот общался с Райдимиром.
- Мадемуазель была здесь?
- Пару минут назад. Вы не разминулись? Она пришла без предупреждения к этому отребью, командор, но когда узнала, что Вы беседуете с милордом Ригуром в соседней комнате, как-то спешно ретировалась.
Очередь Войцека сердито нахмуриться и жевать губу. Вот уж слава Талисману, что это всего лишь цветочки. Ягодки появятся зимой – дай только дочери его патрона перейти рубеж совершеннолетия…
Эйзегар с интересом прислушивался, но тщательно строил из себя незаинтересованную сторону и тихо-тихо прицокивал кончиком языка о нёбо, глядя то на Рукманна, то на Ригура и Вариада.

+5

29

Судья Ригур с интересом наблюдал за всей сценой. Его как раз активность дочери судьи Даверциан не удивляла. Если девушка выбрала себе такую стезю, она должна была набираться опыта, а в этом доме на данный момент не происходило ничего такого, что следовало бы хранить от нее в тайне. Но вот что будет происходить дальше - это вопрос.

Дождавшись, когда Волки разберутся между собой, Айрон шагнул к пленнику и наклонился, уперев руки в колени, чтобы заглянуть отступнику в глаза с близкого расстояния. Нападения он не боялся, чтобы пленнику совершить бросок и дотянуться до него клыками, ему нужно было сперва развязаться. Да даже если бы он не был связан - Ригур считал себя достаточно ловким человеком, чтобы при случае увернуться.

- Мне известно про все твои "подвиги", Эйзегар Ресст, - сказал Рысь вкрадчиво. - Поэтому не трать силы на рассказы о том, как ты гулял по лесу. Лучше расскажи мне о своем напарнике, Ванакаре Орсине. Куда он направился, где бывает в последнее время? Если будешь откровенен - меньше пострадаешь.

Рысь выпрямился, но не отступил, а обошел пленника, оказавшись за его плечом, и теперь стоял задумчиво, прямо рядом с ним, касаясь его своей железной ногой (на тот случай, если пленник вздумает кусаться), и не спеша разглядывая ногти на правой руке. Он ждал ответа.

Его слуга Тимми тоже не спал. Не дождавшись своего покровителя в комнате, он тихонько вышел и отправился "на запах", к той комнате, где держали отступника. По дороге он уловил аромат госпожи Даверциан, и задумчиво остановился, не зная, идти ли дальше, или повернуть по направлению другого запаха. Но что он мог ей сказать? И вообще, почему его так взволновала эта девушка? Тимми даже головой мотнул. Он мало верил тому, что кто-то кроме Судьи Ригура будет заступаться за него. И все-таки его по-прежнему что-то волновало, настолько, что он никак не мог решиться пойти хоть в какую-то сторону.

+5

30

Йохан заметил краешек светлого платья, исчезающего за очередным поворотом, из которого, - странное дело – веяло тьмой. Ткань прошелестела по полу змеей – и пропала.
- Мадемуазель!
Если Исабэль и приостановилась, то только перед дверьми в свою комнату. Служанка наощупь открыла створку  и уже скользнула за нее. Через миг там же была и Даверциан, отрезая порционную полоску света и тут же закрывая ее.
- Вот… егоза! -  Сердитый шепот в сердцах, Рыжий стукнет кулаком о ладонь. Это и правда была Исабэль, и с точки зрения Волка такое ее исчезновение котировалось уже в рамках неприличия. Хотя кто их знает – молодых девчонок, которым не сидится на месте? Захотела посмотреть на этого отъявленного мерзавца. Что бы она смогла у него выведать своим малым опытом?
Воину пришлось возвращаться к остальным ни с чем.

- А Вы, милорд, с этой красавицей сговорились, что ли? – Ресст старался не выдавать своего замешательства и тщательно строил хорошую мину при плохой игре – разве что болезненно морщился при попытке пошевелить руками и ногами. – Она тоже так доверчиво и печально на меня смотрела… мне прямо захотелось ее утешить. Правда, сейчас я не в лучшей форме, но уверяю, что она бы не осталась…
Рукманн преодолел расстояние до связанного и сидящего на полу отщепенца буквально одним шагом. В следующий миг губа последнего окрасилась ярко-алым. Петер сдержанно убрал руку за спину и с кивком невнятно извинился перед центурионом и Ригуром.
- Паскуда. Ты мне сломал все конечности, а теперь еще и решил разукрасить лицо…
Теперь подобрался Уно, а Райдимир с неприкрытой ненавистью захрустел пальцами. Но седой вояка резковато поднял ладонь.
- Хватит. Мессиру Ригуру нужно получить ответы на свои вопросы.
Ресст тряхнул головой и откровенно ощерился.
- Я не виновен! И никакого, мать его, Орсина знать не знаю! Что это вообще за хрен с горы? Милорд! Велите псам отпустить меня! Мне еще лечить раны, а дома ждут жена и голодные дети!
- Вот же… - Сам Вариад с трудом проглотил ругательство, исключительно из уважения к Старшему Судье. Он слегка склонился над Отрекшимся. – Какие дети? Какая жена? Где Орсин?
Черный Волк сплюнул кровавую слюну прямо на ковер, покосился с ненавистью на седовласого и вновь упрямо заталдычил свое:
- Я не знаю никакого Орсина. Милорд, будьте милосердны!
А в голове пленника помимо вспышек боли хаотично метались мысли о том, как же он будет изворачиваться  и тянуть время. Потому что если дело действительно дойдет до пыток, то одним Орсином не отделаешься. Ну а там и до Золотой Чаши недалеко… и альянс убьет его быстрее, чем до виновного доберутся палачи Князя-Хранителя.
«Сделал, твою мать, дела. Проклятый Джамбо! Проклятая жадность!»

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Прошу прощения, Дона, но душа требует продолжения банкета! © Судьба