В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Раз – жених, два – жених…


Раз – жених, два – жених…

Сообщений 1 страница 30 из 68

1

Место действия: замок "Сторожевое Гнездо" в Тенистой Долине.

Участники: Семья князя Эгейла, прочие члены рода Эгейл, приглашённые гости.

Исходные данные (одно-два предложения): Альюр и Каталина Эгейл, вместе с детьми, приезжают отдохнуть в родовой замок. Там, как всегда, многолюдно, шумно и весело. Вот только молодых неженатых мужчин больше чем обычно. И все они готовы на подвиги ради благосклонного взгляда младшей княжны Эгейл.   

Сколько лет прошло со времени основных событий: 24 года.

--


+4

2

http://sf.uploads.ru/jLrkp.jpg

Замок из красного кирпича совершенно не изменился за 24 года. Дорога вела вверх, ныряя между аккуратно прореженных зарослей, пока не поднялась на самую вершину обширного плоского холма, так что вынырнув из перелеска, вся процессия почти сразу оказалась в видимости родных стен князя Альюра. Здесь он родился и вырос. Здесь осталась вся семья Эгейлов, которой сейчас уже предводительствовал старший сын Райнара Рыжего - Расмус Эгейл. Родной брат Тери, и кузен князя Альюра. Сам глава рода, Райнар, успел превратиться из Рыжего в почти что Белого, и предпочитал сидеть за своими книгами и картами, или рыбачить на речке, в которой снова водились водяные питоны. Десять лет понадобилось семье Эгейлов, чтобы восстановить нарушенный когда-то баланс их пограничной водной преграды, в которой злоумышленники убили тогда семейную пару этих змей-амулетов.

Почти всю дорогу Аль держался рядом с дочерью. Как это ни странно, он понимал, что она переживает, и не слишком обольщался этой поездкой. После их последней ночёвки на постоялом дворе, Альюр попросил Стефанию поехать вместе с ним верхом, благо верховых лошадей у них с собой было предостаточно. Князь сослался на то, что хочет немного развеяться и посмотреть на состояние реки, а заодно показать Стефании логово водяных питонов. Он был настойчив, и ухитрился утащить дочь за собой, подальше от карет и охраны. Здесь, на территории Эгейлов Аль ничего не опасался. Однако, цели его распространялись дальше, чем любование питонами и рекой. Оставшись наедине со Стефанией, князь Альюр сказал ей совершенно серьёзно:

- Милая! Я не жду от тебя невозможного. Думаю, что и князь Эрик и княгиня Исабэль тоже понимают, что есть такие чувства, которые не убивает ни время, ни расстояние.

Они остановились у излучины реки, под шатром переплетённых ветвей пекановых деревьев, и прямо перед ними, в солнечных бликах на воде, то и дело тускло мерцала чешуя резвящихся питонов, отливая то металлической зеленью, то розовым перламутром.

- Смотри-ка! - Аль показал на них рукой. - Несколько лет назад самка была белая, как молоко, а сейчас она приобрела окраску взрослой особи. - Он повернулся к Стефании, и глядя на неё прищуренным взглядом, продолжил: - Я всё обдумал, и хочу кое-что сказать тебе. Только ты никому пока не передавай мои слова, ладно? - Он похлопал дочь по руке. - Я не прошу невозможного. Я прошу тебя лишь не отстраняться от тех, кто будет окружать тебя в доме моего дяди, и не стану против твоей воли навязывать женихов. Если за год ваши с князем Северином чувства не ослабеют, я придумаю что-нибудь неординарное для того, чтобы ваш брак стал возможен. Но не раньше. Просто поверь мне, и постарайся смотреть на эту разлуку, как на необходимую дань, которую мы, Лисы, платим Равновесию.

Альюр говорил правду. Он много чего успел передумать, и кое-что из своих дум даже ухитрился скрыть от жены. До времени. Он хотел сперва поговорить с дочерью, а уж потом думать, что делать дальше.

+5

3

В детстве Стефания всегда ждала поездки в родовой замок с нетерпением: тогда для неё «Сторожевое гнездо» было шкатулкой с секретом – доброй и ласковой, которая охотно раскрывала свои тайны пепельноволосой малышке. Пирожки с вареньем, только что из печи, их запах забирается во все комнаты и сладко щекочет нос, а рот наполняется слюной – вкусно. Но ещё вкуснее, когда ты пробираешься в кухню через потайной ход и утаскиваешь их вместе с тарелкой, а кухарка, повернувшись спиной и пряча улыбку, делает вид, что ничегошеньки не замечает и никакой синеглазки в кухне нет. Пирожки… пирожки исчезли сами по себе, в воздухе растворились, так бывает – потом в буфете обнаружится чисто вымытая тарелка, это обязательно, будь ты хоть трижды княжной.
Библиотека дяди Райнара со знаменитым полуглобусом, которым можно любоваться часами, пропитанная запахом пергамента, чернил, кожаных переплётов – старых и новых. Дверь ведущая во множество чудесных историй, скрывающихся на страницах книг.
Это было ещё совсем недавно, год назад, даже меньше. А что будет сейчас?
Пробившийся сквозь крону дерева поток лучей зажёг золотые искры в волосах девушки, скользнул по тёмному кружеву ресниц, тепло пощекотал щёку - Стефания отвела взгляд от пары питонов, сейчас она бы с удовольствием окунулась в реку, составив им компанию – посмотрела на отца и горько улыбнулась:
- Я не стану Волчицей, а Север не станет Лисом, папа. Этого не изменит даже Талисман. Но я обещаю, что не буду прятаться от мужчин в потайных ходах.

+5

4

Альюр кивнул. Больше он решил ничего не говорить, чтобы не поселять в сердце дочери надежду, которая может оказаться ложной. Он хотел что-то ещё сказать, но неожиданно насторожился, словно услышал какой-то далёкий звук. Через секунду, опустив руку на бедро, выпрямившись в седле и недобро прищурившись, он сказал, не поворачиваясь к предмету своего недовольства:

- Потрудитесь вылезти из куста, молодой человек. Вас разве не учили, что подслушивать чужие разговоры нехорошо?

Он обернулся через плечо, как раз в тот момент, когда раздвинув ветки, из куста действительно показался молодой Лис. Вид его, надо сказать, был весьма своеобразным. Всклокоченные рыжеватые волосы явно нуждались в расчёске. Нос и щёку пересекали едва покрывшиеся корочкой царапины, желтовато-фиолетовые разводы вокруг глаза говорили о начавшем сходить синяке. В одежде Лиса тоже царил беспорядок: рукав порван и кое-как прихвачен наспех двумя обрывками верёвки, вставленной через проколотые ножом дырочки, штаны явно нуждались в чистке, башмаки больше подходили для пеших прогулок по городским улицам, нежели для путешествий по лесу. За поясом торчал кинжал. Лет парню было между двадцатью и двадцатью пятью, и несмотря ни на что, смотрел он смело, если не сказать - дерзко.

Выбравшись под деревья, молодой человек низко поклонился князю и его дочери, после чего выпрямился и тряхнул головой, откидывая назад падающие на лицо пряди. Особенно удивительные у Лиса были глаза - серо-синие, и какие-то по-особенному блестящие, прозрачные. Таких глаз не могло быть у нечестного человека. Наверное.

Альюр всмотрелся внимательно, и неожиданно расхохотался, чем одновременно и смутил и возмутил юношу. Тот даже подобрался весь, но потом не выдержал и сам разулыбался.

- Простите, господин Альюр! - сказал он. - Я не подслушивал. Просто вы с госпожой появились неожиданно.

Он снова взглянул на Стефанию, и как-то ещё сильнее подобрался, словно сообразил, что выглядит не слишком презентабельно.

- Вы меня не помните, госпожа Стефания? - спросил он настороженно. - Я - Ирис Мерид.

Ирис был сыном Арчила Мерида и двоюродной сестры Альюра - Коры Эгейл. Так получилось, что однажды Мерид приехал вместе с Тери Эгейлом в "Сторожевое Гнездо" - и сердце младшей дочери Райнара Рыжего не выдержало. По большей части семья жила с роднёй самого Арчи, с радостью принявшей "блудного сына", после того, ка кон остепенился и женился. Но пару раз Стефания сталкивалась с Ирисом здесь, в Тенистой долине. Он предпочёл местную школу разведчиков. Непонятно только было, по какому случаю у него такой живописный вид.

+5

5

Вслед за взъерошенным Лисом из укрытия выбрался Лёд – свою миссию по охране хозяйки пёс иногда понимал очень своеобразно: «Если в кустах кто-то сидит, его обязательно надо обнаружить» - и тут же показал незнакомцу свой лучший оскал. Убедившись, что подозрительный тип достаточно впечатлился, волкодав сел около изящной рыжей кобылки, на которой сидела Стефания.
Девушка пару минут смотрела на молодого человека в немом изумлении, пытаясь понять, откуда здесь взялось это «чудо», а когда он представился, озадаченно свела брови, пытаясь вспомнить, и кивнула:
- Я вас помню, господин Мерид или… - девушка сделала паузу, - вам больше нравится «господин Цветочек»?
Трудно не помнить человека, которому сама же дала, пусть и случайно, прозвище, приклеившееся очень прочно.
Сколько ей тогда было лет? Вряд ли больше семи.
…Жаркий летний день, напоённый запахом разомлевших трав и цветов, кое-где на придорожных камнях отблёскивают бронзово-зелёными тельцами ящерки, вылезшие погреться.
Кто-то из кузенов, первым заметивший карету, влетает в ворота с радостным воплем: «Гости!», и к моменту, когда она пересекает подъемный мост, во дворе собирается едва ли не половина замка.
Лисичка в бирюзовом платьице с оборками стоит в первом ряду, рядом со старшей сестрой, в синих глазах – предвкушение и радость: «Гости – это так интересно!», но когда она слышит, как приехавшего мальчика называют Ирисом, то удивляется и спрашивает вслух:
«Ирис – это такой красивый цветочек в саду. А ты на него совсем не похож. Почему?»

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-13 18:53:16)

+6

6

Наверное, Ирис Мерид успел уже забыть это происшествие, потому что на пару секунд нахмурился, силясь ухватить воспоминание за хвост. Но младшую дочку князя он помнил хорошо. Так хорошо, что сразу же обрадовался, и шагнув ближе (игнорируя при этом пса, которого боялся гораздо меньше, чем князя Альюра), снова поклонился, разведя рукаим в стороны.

- Как пожелаете! - воскликнул он, тут же выпрямился, и согнал с лица лишнюю весёлость.

От собаки Лис, кстати, не прятался. Не потому, что было бесполезно, а просто не заметил её вовремя. Иначе она бы его не учуяла. Хуже, что знаменитый в прошлом разведчик по прозвищу Меченый был слишком опытным, чтобы не заметить потуги юнца, воображающего, что у него хватит опыта остаться незамеченным. Но Ирис и тут не смутился, хотя и добавил, обращаясь к Стефании, совсем обратное:

- Но вы меня совсем засмущали, госпожа. Вы были такой маленькой, юной феей из сказки, а сейчас вы превратились в настоящую принцессу!

Альюра интересовало совсем другое, поэтому он прервал излияния парня:

- Что ты здесь делаешь, да ещё в таком виде? - спросил он, перекидывая ногу через шею коня и устраиваясь в седле, как на кресле.

- Видите ли, князь, я... - Мерид, наверное, имел се шансы сравняться с отцом по количеству приключений, и попыток их красиво объяснить. - Как бы так вам сказать... Я пробую вести жизнь отшельника.

- Понятно. - Аль выпрямился и поиграл кончиком повода в раздумье. Примерно так кошка могла пошевелить концом хвоста, сидя перед мышиной норой и размышляя, стоит ли подкараулить добычу, или уж пусть живёт... до завтрашнего дня. - Что-то ты натворил в городе, и теперь ждёшь, чтобы о твоём "подвиге" забыли в замке. Нет уж, чтобы вести жизнь отшельника, надо уметь это делать. А ты даже куртку не в состоянии зашить. - Вердикт был высказан весьма категорично, и Аль перекинул ногу в нормальное положение. - Проводишь нас в замок. - Это уже был приказ.

Ирис моментом пристроился около ноги Стефании.

- Вы не возражаете, если я буду охранять вас, прекрасная госпожа? - спросил он тоном простым и совершенно искренним. - А то я боюсь: либо князь меня огреет по загривку, либо ваш замечательный пёс вцепится.

+5

7

- Не возражаю, хотя здесь меня совсем не нужно охранять, - Стефания обернулась назад, высматривая карету: Витар, пользуясь тем, что присматривать за сестрой взялся отец, полетел в «Сторожевое гнездо» короткой дорогой, а Райнар остался с матерью. Потом снова посмотрела на молодого человека, едва заметно улыбнувшись:
– И не волнуйтесь, мой пёс вас не укусит, пока я не прикажу. До настоящего отшельника вам, господин Мерид, осталось совсем немного – побольше оборваться, чтобы совсем лохмотья были, подкоптиться дымом от костра и бороду подлиннее отрастить, - и тронула коленом Искорку, подавая лошади знак к движению.
Под копыта кобылки-иноходца лентой небелёного полотна ложилась дорога, солнце, уже перешедшее полуденную черту, лило на землю не раскалённый, так что дрожал воздух, жар, а ласковое тепло. С каждой минутой всё ближе становились знакомые, манящие прохладой, стены – подъёмный мост был опущен, ворота распахнуты настежь, а в толпе встречающих взгляд уже выделял знакомые лица.
Копыта Искорки процокали по дубовым плахам, и вынеся всадницу во внутренний двор, кобылка послушно замерла, повинуясь ещё одному почти незаметному знаку.
- Иди ко мне, маленькая! – сразу позвал девушку мягкий низкий голос.
- Артан! – Стефания отпустила поводья и высокий Лис с глазами цвета тёмной стали и густой гривой чёрных волос, на солнце заметно отливавших синевой, снял её с седла.
Кузен чуть задержал девушку на руках, вглядываясь в синие глаза, бережно поставил на землю и спросил, наклонившись к самому ушку Стефании:
- Как ты, малышка?
Княгиня Каталина, выглянувшая в окно кареты, успокоенно улыбнулась: «Раз Артан здесь, можно не волноваться», - первый из двух сыновей-близнецов её брата Рейва, с детства был серьёзным и ответственным не по годам парнишкой, и как самый старший по возрасту, всегда был вожаком среди юных Блэкхиллов-Эгейлов, живущих в столице.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-13 18:26:32)

+5

8

Альюр успевал наблюдать за всеми, так что вовремя уловил попытку молодого Мерида удрать, и преградил ему дорогу своим конём.

- Возьми моего Серого и отведи в конюшню, - распорядился он - и стало понятно, что перевоспитание юного баламута прочно утвердилось в планах князя Эгейла.

Ирис смирился, забрал коня и потащил за собой. Суть в том, что его заметили уже многие, и удирать при всём скоплении народа было по меньшей мере недостойно. Правда, большая часть внимания была направлена не на Мерида, а на приехавших гостей. Рядом с каретой, как из-под земли, вырос Рыжий Лис - копия Райнара Рыжего, только на изрядное количество лет младше.

- Госпожа княгиня! Позвольте, я вам помогу!

Двадцатилетний Регин Райнар Альвдис, сын старшей сестры Тери Эгейла, был тайно влюблён в княгиню Каталину Эгейл. Это была рыцарская, чистая любовь к прекрасной даме, свободная от вожделений или несбыточных надежд. Юноша просто мечтал служить предмету своего обожания, и не упускал случая оказать супруге князя Альюра какую-нибудь услугу.

Все кланялись, наперебой здоровались, было немного шумно, и разумеется, много парней в этот день смотрели не только на госпожу Каталину, но и на её прекрасную младшую дочь. Даже Мерид остановился в дверях конюшни, следя ревнивым взглядом за тем, как Артан Блэкхилл помогает Стефании. Тут его кстати отвлекли. Чья-то цепкая рука схватила его за плечо и задёрнула за высокую дверь.

- Явился?! Брайтек, забери у него жеребца! Ну, теперь господин Расмус тебе задаст!

- Да что ты ко мне прицепился, Бранд?! - возмутился Ирис, ловко выворачиваясь из-под руки высокого Лиса, глядя на которого можно было точно сказать, что он - близкая родня князю Альюру.

Бранд действительно был сыном дочери доктора Фарго Эгейла. Самым старшим, совершеннолетним, и что самое интересное - исполняющим роль наставника в школе разведчиков.

- Я за тебя отвечаю! - рявкнул Бранд, родной брат которого, Брайтек, уже уводил серого коня, посмеиваясь над всей сценой. - Иди в свою комнату и сиди там! Я доложу о том, что ты явился.

Мерид решил не спорить. Перепалка с Брандом лишала его возможности посмотреть, что там делается вокруг Стефании, поэтому он кивнул и выскользнул из ворот конюшни.

+6

9

- Спасибо, Регин, - Каталина улыбнулась юноше, - как же ты похож на дядю Райнара, отражение в зеркале, да и только, - и, выйдя из кареты, отыскала взглядом мужа. Альюр, как и обещал, стоял чуть в стороне от дочери, которую уже окружили пёстрым кольцом многочисленные кузины, но Артан держался рядом.
- Привет, Регин, - подошедший с другой стороны Райнар обменялся с троюродным братом коротким рукопожатием и вопрошающе взглянул на мать.
- Иди, всё в порядке, - княгиня коснулась плеча сына: не стоит заставлять мальчика быть сторожем при сестре, только здесь, в шумном и тёплом кругу родных, её первенец мог позволить себе быть не княжеским наследником, а обычным молодым парнем. Рай склонил голову, коснувшись здоровой щекой материнской ладони и отошёл. Выделив чёткий след запаха Бранда, Райнар направился прямиком в конюшню – перекинуться с кузеном парой слов.
Стефания едва успевала оборачиваться то к одной, то к другой кузине: Лисички умудрялись спрашивать, рассказывать и делать комплименты, перебивая друг друга, так что у девушки голова пошла кругом. Артан заметил её растерянность и аккуратно переместился, пряча Стефанию у себя за спиной:
- Надеюсь, прекрасные дамы позволят ненадолго лишить их твоего общества. После долгой дороги нет ничего лучше умывания.
- Конечно, позволят, - два слова, произнесённых грудным контральто, прозвучали скрытым приказом и Лисички, послушно умолкнув, расступились, освобождая дорогу Розанне – старшей дочери Расмуса Эгейла, которую в «Сторожевом гнезде» почтительно называли «молодой хозяйкой». Статная сероглазая красавица, увенчанная короной огненных кос, улыбнулась младшей кузине:
- Пойдём, Стефи. Ещё успеешь со всеми наговориться, - и решительно увлекла девушку за собой, к боковому крыльцу, откуда можно было пройти в гостевые покои самым коротким путём.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-14 17:26:46)

+5

10

Альюр не без удовольствия оглядывал двор и толпу Лисов. Род его отца и дяди процветал, ширился и множился, и только расширял свои владения. И хотя Альюру очень не хотелось выпускать дочь из виду, он твёрдо решил не мешать девочке. Здесь ей ничего не угрожает. Разве что, задремать от скуки, выслушивая комплименты многочисленной молодёжи.

Бранд Эгейл сам вышел из конюшни навстречу Райнару.

- Привет, братишка! - Церемониться и вспоминать о том, что парень - сын князя, Бранд почему-то не счёл нужным. Не здесь и не сейчас. Обняв двоюродного брата и похлопав по спине, он отодвинулся, держа Рая за плечи, и оглядел с головы до ног. Может быть, даже обнюхал. - Не представляешь, как тут все рады, когда вы приезжаете!

Тут он заметил Ириса, пристроившегося в тени ворот и высматривающего нечто через двор. Проследив за направлением его взгляда, Бранд поморщился.

- У нас тут новый "главный дебошир" подрос до того возраста, когда его уже за шкирку не удержишь, - заметил Бранд, кивая на молодого Мерида. - Смотри, как ревниво высматривает твою сестру. Как Стейфи? Я к ней даже пробиться не успел.

Мерид покосился на них обоих, и на всякий случай отодвинулся ещё на пол шага.

+5

11

- Очень даже представляю, - Рай улыбнулся кузену, почти ожидая, что Бранд взъерошит ему волосы, как в детстве, - мы и сами радуемся точно так же. И здесь, - «младший Меченый» криво усмехнулся, вовремя сдержав дёрнувшуюся к шраму руку, - от меня точно никто не будет шарахаться, во всяком случае, я на это надеюсь. - «Дебошира» Райнар окинул коротким взглядом:
- Мы тоже не были паиньками. Удивляюсь, как ты и Артан нас выдерживали, у тебя, наверное, самый лучший класс в школе – натренировался и теперь все воспитанники ходят на цыпочках по одной половице, - и перешёл к тому, ради чего искал кузена, тем более, что Бранд заговорил первым. – Стефи… знаешь, Бранд, странное чувство – вроде только вчера наша малышка просилась на ручки, и вдруг – какие-то типы рвутся в дом, застревают в трубе, и всё это ради неё. И однажды утром просыпаешься, и понимаешь – совсем скоро, может быть даже сегодня, она скажет кому-то «да» и уйдёт в чужой дом… - чуть повернувшись, чтобы Ирис не видел, Райнар подал кузену знак условным жестом разведчиков: «Поговорим наедине». Двум старшим кузенам – Бранду и Артану - Рай доверял, как самому себе: им будет проще держаться рядом со Стефи. Молодой Лис прекрасно понимал для чего родители затеяли эту поездку, и честно говоря, предпочёл бы, чтобы мужем сестрёнки стал кто-то из них.

+4

12

- Я сказал тебе: иди в свою комнату, - рявкнул Бранд на Ириса, и тот наконец-то спешно ретировался. - Идём ко мне. - Это уже относилось к Раю. - И плюнь ты на своё "украшение"! Слабонервные пустышки тебе не нужны, а для настоящей леди шрамы на мужчине - это что-то вроде дополнительного украшения. Идём.

Обняв кузена за плечи, Бранд повёл его через боковой выход из конюшни. Тут была знакомая им всем крошечная лестница, по которой можно было попасть на галерею второго этажа, и через неё, без задержек, добраться до одной из угловых комнат над школой. Здесь уже несколько лет обитал Бранд Эгейл. Просторная полупустая комната с низкой кроватью в углу, прочным столом у окна, большим камином и парой широких скамеек, больше походила на кордегардию, из которой зачем-то вынесли стойки для копий. Маленький коврик на простом деревянном полу лежал возле кровати, а на узких стрельчатых окнах висели коричневые в мелкий рисунок занавеси - и всё. Ну, разве что, кувшин и пар серебряных кубков на подносе торчали посреди стола, да на стене висел кожаный хлыст.

- Как видишь, у меня ничего не изменилось, - разведя руками, признался Бранд. - В кувшине - молодое вино, если ты помнишь мои пристрастия. А если хочешь закусить - я позову кого-нибудь, чтобы принесли. - Он остановился, опершись кулаком в столешницу и критически посмотрел на кузена. - Но почему-то мне кажется, что тебе больше хочется поговорить, так что я слушаю. Что не так с малышкой Стейфи?

В "Сторожевом Гнезде" общались по-простому, так что до торжественного ужина в честь приезда княжеской семьи каждый мог располагать собой так, как ему угодно. Поэтому то, что кузены спешно уединились, никого не должно было удивлять.

+4

13

Рай осмотрелся, перешагнув через порог:
- И вправду, ничего не изменилось, даже хлыст тот самый, которым ты восемь лет назад грозился спустить с меня шкуру, когда застал за яблоней с Олвен, - при воспоминании о рыженькой кузине, лукаво поблёскивавшей серо-зелёными глазами и подарившей ему первый в жизни поцелуй, губы молодого человека тронула мягкая улыбка, отразившаяся искрами в зелёных глазах. Райнар в несколько шагов пересёк комнату, опустил на стол уже активированный амулет тишины:
- Так будет лучше, дело семейное, - по ещё детской привычке, устроился на подоконнике, обхватив руками одно колено, и решительно выложил кузену всё – начиная от того трижды проклятого похода в лес за травами до бала во дворце Князя-Хранителя и только что завершившейся поездки.
- Не знаю, как отец меня не прибил на месте, - Рай спрыгнул с подоконника, прошёл к столу и, плеснув себе в кубок вина, отпил половину:
- Только слепой бы не увидел, как они на той поляне друг на друга смотрели – и ведь не кто-нибудь, а младший сын Князя-Хранителя. Бранд, скажи, я – идиот? – прикусил губу точь в точь, как его сестра-двойняшка Саффи, и продолжил. – Отец, конечно, ничего прямо не сказал, но думаю, они с мамой хотят, чтобы Стефи уехала отсюда обручённой невестой и, только Предки знают, что сейчас на уме у неё и у Северина – присмотр точно не помешает. Поможешь? Я уже один раз её упустил – второй оплошки себе не прощу.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-16 21:40:29)

+5

14

Бранд даже не сразу ответил на конкретный вопрос кузена, так его поразило происшествие.

- Хорошенькое дело! Что было на уме у княжича? - возмутился он наконец. - Он-то должен был понимать, кто он, и увидев девушку из другого клана - держаться от неё подальше!

Категоричный нрав князя Альюра был Бранду хорошо известен. Зря дядя Альюр никого бы не обидел, но если приходил к выводу, что тебе не помешает трёпка - приступал к делу сразу и без лишних слов. Случалось такое до крайности редко, но запоминалось надолго. Так что можно было не сомневаться - князь не так уж сильно осерчал на своего старшего сына. Иначе тому досталось бы по полной программе.

- Ну, я бы не сказал так категорично, что ты идиот, - добавил после некоторого размышления Бранд. - Было бы так - твой отец бы тебе это уже объяснил. Но ты прав, лучше присмотреть за девочкой. Тем более, всем известно, как твой отец относится к сохранению Равновесия и княжеским обязанностям. Бедная Стефания! Представляю, каково ей. А я-то гадал, с чего это у нас в этот раз так много гостей сразу! Знаешь, от лишних женихов её тоже стоит поберечь, потому как тут желающих на руку дочери князя более чем достаточно.

И он задумчиво потёр подбородок, даже не зная, что ещё добавить к сказанному.

+4

15

- Спасибо, Бранд, - глядя на кузена, Рай почувствовал, как с души свалился и куда-то исчез тяжёлый камень. – На младшенького, сам понимаешь, надежды мало. Сплошной ветер в голове. – Брата Рай любил, но не обольщался на его счёт – Витар предпочитал жить сегодняшним днём, не задумываясь о неприятностях и пользуясь всем, что давало ему практически неотразимое сочетание красоты, обаяния и титула. – С тобой мне будет легче.
В том, что кузен был прав насчёт желающих заполучить руку Стефании, Райнар убедился уже на ужине. Сестрёнка была ослепительна в сине-серебряном сложном платье: верхнее - из сапфирово-синего шёлка, отделанное тончайшей пеной линесдальских кружев, нижнее – из белоснежного, расшитого бутонами роз, атласа. В пепельных, уложенных затейливым узлом волосах, мерцали шпильки-жемчужины, на шее девушки, оттеняя синеву её глаз, переливался  сапфир чистой воды, заключённый в жемчужное обрамление.
Неудиительно, что половина молодых гостей, забыв про еду, не сводила глаз с младшей княжны Эгейл, а после ужина, когда гости и хозяева перебрались в большой зал, Стефания оказалась в плотном кольце восхищённых молодых Лисов. Рядом с девушкой, оберегающей тёмной тенью держался Артан, в разговор мужчина почти не вмешивался, только иногда, парой слов осаживал чересчур назойливого воздыхателя.

+4

16

Ирису днём крепко досталось за скандал, который он две недели назад учинил в городе, но это его совершенно не отвратило от желания видеть госпожу Стефанию. Поэтому в кругу молодых людей он тоже присутствовал. Правда, ему не удавалось пробиться ближе, без него хватало родственников и знакомых, у которых было больше прав находиться рядом с девушкой и развлекать её. Ирис даже слегка приуныл, но тут чья-то ладонь легла ему на плечо.

- Скорбишь? - поинтересовался молодой Рыжий Лис, едва подошедший к совершеннолетию, невысокий, с густыми рыже-каштановыми волосами и выразительным взглядом тёмно-серых глаз. - Не огорчайся. В твоём арсенале наверняка есть что-нибудь такое, чего нет у других. Дерзай.

- Ты как всегда кстати, Уилберт! - Ирис с унылым видом посмотрел на Лиса. Тот, кстати, отличался ещё и невысоким ростом, в отличие от младшего Мерида, хотя этот рост не мешал ему относиться к Ирису покровительственно. - И что же такое я могу сделать?

- А ты подумай.

Уилберт оставил Мерида размышлять над сказанным, а сам отошёл и устроился у подставки с вазой. Отсюда ему было прекрасно видно девушку, и ей его - тоже. Он не собирался состязаться с остальными за неё внимание, предпочитая оказывать внимание сам. Пусть это внимание было безмолвным, Уилберту это не мешало любоваться прекрасной Стэйфи. Кстати, его собственное полное имя было - Уилберт Теренс Эгейл, и был он незаконным (но признанным на законных основаниях) сыном советника Теренса Уэлли Эгейла - двоюродного дяди Стефании. Он воспитывался в другом месте, но последние несколько лет жил в "Сторожевом Гнезде".

Ирис между тем додумался. Через несколько минут он внезапно появился в центре зала, с лютней, уселся на стоявший там пуф, и запел. Сперва негромко, но очень быстро его голос стал набирать силу. Как и его отец, Ирис обладал красивым, глубоким голосом, хотя по-настоящему петь на людях отважился совсем недавно.

- "Для меня нет тебя прекрасней,
Но ловлю я твой взор напрасно.
Как виденье - неуловимо
Каждый день ты проходишь мимо.
Как виденье - неуловимо
Каждый день ты проходишь мимо.

А я повторяю вновь и вновь:
Не умирай любовь,
Не умирай любовь,
Не умирай любовь!

Если б пристальней ты взглянула,
И улыбка на миг мелькнула,
Но в глазах твоих лёд и стужа,
И тебе я совсем не нужен.
Но в глазах твоих лёд и стужа,
И тебе я совсем не нужен.

А я повторяю вновь и вновь -
Не умирай, любовь,
Не умирай, любовь,
Не умирай, любовь!

Но я верю, что день настанет,
И в глазах твоих лёд растает.
Летним зноем вдруг станет стужа,
И пойму, что тебе я нужен!
Летним зноем вдруг станет стужа,
И пойму, что тебе я нужен!

А я повторяю вновь и вновь:
Не умирай любовь!
Не умирай любовь!
Не умирай любовь!"*

С последним аккордом Ирис замолчал, и устремил задумчивый взгляд в сторону Стефании.

*

Юрий Антонов. Нет тебя прекрасней.

+3

17

На время исполнения песни в зале воцарилась тишина, в девичьих руках замелькали платочки, а несколько Лисичек с удовольствием дали бы знать молодому Мериду, чуть позже, что он им нужен. Даже Рай – бдительный страж, устроившийся по правую руку от сестры, поддался очарованию песни, хотя, в том, что такой оболтус, как Ирис, не пара их драгоценной малышке, был уверен.
Но Ирис попал в цель: когда его голос затих и последняя нота растворилась в тишине, Стефания взглянула на певца – вот только в глубине синих глаз, под внешней безмятежностью, застыла боль. Бросив взгляд на едва заметно побледневшее личико кузины, Артан внезапно понял: «Стефи уже кого-то любит! Проклятье, нельзя, чтобы это ещё кто-нибудь заметил!» Мужчина тряхнул тёмными волосами и, приняв решение, подошёл к Ирису:
- Кузен, ты позволишь? – пользуясь возникшим замешательством, аккуратно забрал у новоявленного менестреля лютню, и взяв первый аккорд, сразу, без проигрыша, запел:
- Любовь не знает слова "Нет"*
И дверь не ищет, чтоб войти.
И яд в крови, и меркнет свет,
Куда же мне теперь идти?

Вдыхая пыль чужих дорог,
Ночуя меж камней,
Я видеть мог, как краток срок
Легенд, путей и дней.

Но снег растает по весне,
И лес стоит в цветах,
И сердце мое
Осколком льда
Истает у тебя в руках.

Да, голосом – низким, глуховатым, с отчётливой хрипотцой, Артан Ирису уступал, но в каждом слове было столько чувства, что замирало сердце:

- Усталый странник с дальних гор
К ручью спустился пить.
Где сны, где явь, где ты, где я,
Кого благодарить,

Что я могу смотреть на тебя,
Что мы с тобой среди живых -
И имя твое
Сгорит опять
Молчаньем на губах моих.

Забросить все, забыть себя,
Оставить свой покой
За прядь волос, за взгляд в глаза,
За жажду слышать голос твой.

Как снег растает по весне
И лес стоит в цветах,
Так сердце мое
Осколком льда
Истает у тебя в руках,

Так сердце мое
Упавшей звездой
Истает у тебя в руках.


*Анарион «Любовь не знает слова "Нет"».

+2

18

Ирис сдаваться не собирался.

- Дай-ка мой инструмент, - быстро проговорил он, отбирая лютню. Кстати, это действительно была его собственная лютня, которую он сам же изготовил, и звучала она превосходно. - Я надеюсь, госпожа Стефания, вы рассудите нас по чести, а я готов петь для вас хоть до самой своей смерти!

Высказав это пожелание, он моментально начал новую песню:

"-Как часто выразить любовь мою хочу,
Но ничего сказать я не умею,
Я только радуюсь, страдаю и молчу:
Как будто стыдно мне – я говорить не смею.

Но в близости ко мне живой души твоей
Как все таинственно, как все необычайно, -
Что слишком страшною божественною тайной
Мне кажется любовь, чтоб говорить о ней.

В нас чувства лучшие стыдливы и безмолвны,
И все священное объемлет тишина:
Пока шумят вверху сверкающие волны,
Безмолвствует морская глубина"
*.

Уилберт отодвинулся от подставки с вазой, и теперь уже с большим интересом наблюдал за тем, что происходит в центре зала. Почему-то ему показалось, что юный Мерид действительно готов если и не петь до самой смерти, то уж драться за неё - точно. Его новая песня прозвучала как-то по-особенному хорошо, словно он вложил в исполнение всю свою душу.

*

Д. Мережковский

+3

19

«Да чтоб вас…» - рассердился Рай, когда к нему в ладонь скользнули чуть подрагивающие пальчики сестры. – «Распушили перья, как два петуха. Ну ладно Ирис, у него на лбу написано, что он шальной, но Артан… Хотя, будь я на месте кого-то из них, может вёл бы себя ещё дурнее», - Райнар успокаивающе погладил руку Стефи и бросил взгляд на Бранда: «Ты был прав, братишка, женихов придётся гонять».
Артан, между тем, выслушал соперника и, бросив на Ириса красноречивый взгляд: «Значит, готов петь до самой смерти? Ну-ну, убивать тебя, конечно, не стоит, а вот подправить физиономию очень даже можно», снова запел, даже без лютни, ведя мелодию только голосом:   
- По земле броди, где хочешь,*
Хочешь - к звездам улетай,
Лишь прошу: ни днем, ни ночью
Ты меня не покидай,
Лишь прошу: ни днем, ни ночью
Ты меня не покидай,
То, что ты - мое дыханье,
Никогда не забывай!

И ночью звездной,
И при свете дня,
Не покидай, не покидай меня!
Пусть все исчезнет и уйдут друзья,
Не покидай, мне без тебя нельзя!

Все забыв и перепутав,
Ошибайся и страдай,
Всё равно ни на минуту
Ты меня не покидай,
Всё равно ни на минуту
Ты меня не покидай,
То, что ты мое дыханье,
Никогда не забывай!

И ночью звездной,
И при свете дня,
Не покидай, не покидай меня!
Пусть все исчезнет и уйдут друзья,
Не покидай, мне без тебя нельзя!

И ночью звездной,
И при свете дня,
Не покидай, не покидай меня!
Пусть рухнет небо и предаст любовь,
Не покидай, чтоб все вернулось вновь!

В зале воцарилась такая тишина, что можно было услышать падение пёрышка на пол. Стефания взглянула на мать, безмолвно ища поддержки, и княгиня Каталина, улыбнувшись дочери, а потом певцам, произнесла:
- А ведь из вас мог бы получиться очень хороший дуэт. Подумайте об этом, мальчики.
Ирис и Артан уставились друг на друга с одинаково ошеломлённым выражением. На лицах у них было отчётливо написано: «Петь?! С ним?! Ни за что! Да я с этим типом в одни кусты не сяду!»
Певцов тут же окружили восхищённые Лисички и, воспользовавшись тем, что внимание переместилось от неё к молодым людям, Стефания поднявшись с диванчика, выскользнула из зала через боковую дверь, ведущую на небольшую крытую галерейку. Прижавшись виском к тёплому, нагревшемуся за день камню, девушка прерывисто вздохнула и ветер унёс к горизонту тихий шёпот:
- Север, я жду…


*А. Тукиш "Не покидай"

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-21 09:47:04)

+3

20

Ирис заметил, куда делась госпожа Стефания, но не подал виду. Едва отделавшись от юных Лисичек, он подошёл к Артану и сцапал его сзади за предплечье, чтобы привлечь внимание.

- Думаешь, только ты имеешь право увиваться рядом с прекрасной девушкой? - спросил он, глядя прямо в лицо противнику. - Ты не прав. Ей наверняка сейчас нужен кто-нибудь, кто тоньше чувствует. Или ты считаешь, что я умею только за струны дёргать? Но и тут ты ошибаешься! - Какая-то весёлая напористость была свойственна Ирису, наверное доставшись от его отца. Он широко улыбался, обращаясь к Артану. - Последнее я готов теде доказать. Прямо сейчас. Если не боишься!

И во взгляде его просто светилось: "Слабо? Ты такой правильный в отличие от меня. Ну-ка, попробуй!"

О том, что ему пару часов назад уже досталось за умение затевать драки и излишнюю задиристость, Ирис Мерид успел забыть.

+4

21

Предложение Ириса было просто-таки небесным даром: этот парень раздражал Артана с самого ужина, как камешек в сапоге. Артан не был настолько самовлюблен и самоуверен, чтобы считать, что только он достоин чести быть рядом со Стефанией, но и представить рядом с ней «рыжий кошмар», об умении которого влезать в неприятности прямо-таки легенды ходили, не мог никак, хоть тресни. А сейчас ему представлялась прекрасная возможность этот «камешек» вытряхнуть, сразу в обоих смыслах – и в прямом, и в переносном.
- Договорились! – Артан хищно улыбнулся в ответ – даже если Стефи на них обоих плевать со сторожевой башни – «господину Цветочку» пойдёт только на пользу хорошая трёпка. К тому же он сам напрашивается, видно того, что ему недавно досталось в городе, было мало и хочется добавки. – Что предпочитаешь – тренировочную площадку или зал? И там, и там сейчас никого нет.

+3

22

Ирис пренебрежительно пожал одним плечом.

- Знаешь, мне всё равно, где тебя отделать, но площадка ближе.

И он широким жестом предложил Артану следовать за собой, после чего повернулся спиной и пошёл к выходу. Нападения сзади он не боялся, среди Лисов такой трюк считался подлым, и Ирис был уверен, что Артан никогда на такое не пойдёт. Драки Ирис не боялся, хотя и почувствовал некий "боевой азарт", который можно было бы назвать и предчувствием трёпки. Но Ирис не носил бы фамилию Мерид, если бы не пытался всё, даже собственный страх, перевести себе на пользу.

- Самое интересное, что ты проиграешь мне в любом случае, - заметил он невзначай, когда они уже проходили в двери. - Если я тебя побью, получится, что какой-то ничтожный дебошир, которого ты всерьёз не воспринимаешь, смог тебя поколотить. Это здорово уронит твой престиж. - Он ухмыльнулся. - А если ты побьёшь меня, про тебя скажут: "Ну конечно, выбрал себе противника послабее". И только мы с тобой знаем, что я не слабее тебя.

Он развернулся навстречу противнику и... всё-таки притормозил, не пытаясь нанести удар. Ему сперва хотелось посмотреть на выражение лица Артана.

+2

23

- Так могут подумать только те, кто ничего не смыслит даже в обыкновенной уличной драке, - отозвался Артан, - а значит, их мнение можно не принимать в расчёт, - в ровном голосе молодого человека не было ни злобы, ни раздражения. Попадаться на такие словесные крючки он отучился уже давно. А уж хладнокровием обладал почти питоньим, за что среди разведчиков был прозван «Ледяным», но без насмешки, наоборот с уважением - за те три года, что Артан ходил самостоятельным разведчиком, его отряд не потерял ни одного человека и Волки уже всерьёз считали своего Лиса живым талисманом, приносящим удачу.
Вот и сейчас Артан смотрел на соперника без ярости, со спокойной готовностью ко всему, что бы ни случилось.
Немного попетляв по коридорам, молодые люди вышли на задний двор, по дороге не попавшись никому на глаза. Калитка отворилась беззвучно и соперники оказались в просторном дворе, одна половина которого была выложена каменными плитами, а вторая была обычной землёй, утоптанной за многие годы до почти такой же твёрдости.
Артан неторопливо скинул сапоги, едва заметно повёл плечами, и в ладони к нему скользнула пара метательных ножей. «Стрижи», вместе с отцепленным от пояса кинжалом, княжич опустил за голенище и вынул из кармана пару кожаных шнурков – одним стянул волосы в хвост, другой повязал вокруг лба, чтобы пот не тёк в глаза.
- Свет нужен?

+3

24

Ирис оскалился в усмешке.

- Нужен, если светить будет фонарь у тебя под глазом.

Он успел освободиться от лишнего, и более ничего не говоря, кинулся на Артана. Смело, но достаточно безрассудно, действительно метя попасть ему кулаком в глаз, и даже не прикрываясь. Такая тактика иногда срабатывала, потому что противник не успевал подготовиться к атаке и надеялся, что Мерид закроется от встречного удара и от этого не успеет нанести свой. Мерид обычно не закрывался, предпочитая "обменяться любезностями" и стерпеть то, чем его "награждают".

Больше он ничего не говорил, потому что всё внимание у него уходило на драку. А вокруг действительно было темно, вот только Лисам на это плевать. Они ночью видят лучше, чем днём. Главное, чтобы не вовремя не появился кто-то из старших. Князь Альюр например, или  господин Райнар...

+2

25

- А может наоборот, - ответил таким же оскалом Артан. – У тебя один фонарь уже почти потух, надо другой зажечь, для симметрии.
Он уже примерно прикинул, чего стоит ожидать от противника – как недооценивать, так и переоценивать его было глупо, - и поэтому легко, даже с ленцой, ушёл от удара чуть в сторону и, в свою очередь, провёл двойной удар - обманный в пах и настоящий в подбородок. Если не фонарь, то разноцветные круги перед глазами  и полёт на землю были Ирису обеспечены. Но Рыжий Лис оказался шустрым противником и, зацепив соперника, увлёк его за собой. Падение словно сорвало крышу у обоих мужчин, и через несколько мгновений по площадке перекатывался рычащий от ярости клубок. Все правила и приличия словно смыло водой – они превратились в зверей, готовых перегрызть друг другу горло.

+2

26

Самое время было появиться кому-нибудь, вроде князя Альюра, или господина Расмуса - нынешнего главу "Сторожевого Гнезда". Но вместо них на двор вышел Уилберт - незаконный сын советника Тери Эгейла. Правда, далеко не пошёл и остановился у стены, не собираясь пока вмешиваться в драку.

- Думаешь, сами прекратят? - спросил кто-то ещё, и из темноты колонны вышел высокий старик с белыми волосами, которые невозможно было не заметить даже в темноте, тем более, обладая Лисьим зрением. Правда, до этого момента его никто не видел.

- Я знал, что вы здесь, господин Иргрин, - приветствовал его Уил. - Даже не знаю. Думаете, они переубивают друг друга?

Иргрин Агамант давно отошёл от дел, и по большей части ловил рыбу вместе с Райнаром Рыжим. Но он всё ещё заведовал школой разведчиков, и если не рассказывал что-нибудь ученикам - то их новых наставников просвещал регулярно. Ни у кого больше в этом доме не было столько опыта, сколько у господина Иргрина.

- Парням надо избавиться от дурной силушки, которая в них бьёт через край, - прокомментировал Иргрин, критически наблюдая за кучей-малой, которую устроили Артан с Ирисом. - Но без контроля лучше не оставлять. Драка - это одно, а членовредительство - совсем другое. Эй! Парни! Аккуратнее!

С таким же успехом можно было сказать то же самое стенке, на которую тебя сбросила лошадь, но Иргрин предпочитал сперва предупреждать, авось одумаются, а уж потом предпринимать меры.

- Сбегай-ка за подмогой, Уил. Вдвоём мы их не разнимем.

Маленький Лис кивнул и исчез за дверью, а господин Иргрин снова предупредил:

- Получите плетей оба, если не прекратите ползать и не начнёте драться честно!

Он полагал, что прошедшие школу разведчиков, парни должны уметь контролировать то, что вокруг творится. А если нет - им же хуже. Правда, Ирис предупреждение расслышал, но сделал вид, что не расслышал. Ему хоть и тяжко приходилось, но кровь уже взыграла и остановиться сын упрямого менестреля Мерида просто не мог.

+2

27

Артан тоже услышал предупреждение – слова господина Иргрина сумели пробиться к его сознанию сквозь багровую пелену бешенства, затуманившую рассудок и он жёстко, так, чтобы противник не смог сразу сориентироваться, ударил оказавшегося сверху Ириса головой в лицо: «Синяк у него точно будет!» Потом стряхнул с себя соперника и медленно поднялся: «господин Цветочек» оказался шустрой личностью с хорошим опытом драк. Артан чувствовал себя так, словно по нему промчался табун спасающихся от пожара лошадей: кровила рассечённая бровь, ныли рёбра, вот зубы, вроде все были целы, но этот драный менестрель ухитрился неслабо цапнуть за плечо. Может, у него в родне Волки были?
- Простите, господин Агамант, - Артан склонил голову, мазнул ладонью по щеке, не столько стирая, сколько размазывая кровь и наклонился к сопернику:
- Цветочек, ты как, живой?

+2

28

Ирис сел, держась за бок, и тут же начал подниматься.

- Живее некоторых, - проворчал он, успев подумать о том, что драка очень кстати закончилась. Храбриться можно сколько угодно, но посмотрим правде в глаза: он готов был сдаться. Правда, по мнению Мерида-младшего, сдаться в драке - не означало - сдаться в любви. Он всё равно не отступил бы.

Из раскрытой двери на улицу выбежали несколько человек. Их привёл Уилберт. Первым за ним следом появился нынешний глава рода - Расмус Эгейл, а сразу за ним - Бранд и ещё несколько Лисов помладше.

- Что тут происходит? - Расмус - высокий для Лиса, тем более, для сына Райнара Рыжего, тридцатипятилетний человек с решительным и строгим лицом. - Вижу, вы уже справились, Иргрин?

- Да они сами справились, - ответил беловолосый наставник. - Я только предупредил, что будет, если не возьмутся за ум.

Расмус посмотрел на Ириса и только поморщился, после чего перевёл взгляд на Артана.

- Вот от тебя никак не ожидал! - признался он. - И что мне теперь с вами делать? Из-за чего драка?

Артан Блэкхилл был уже совершеннолетним, и если кто и мог его наказать - так это собственный отец, или князь Альюр. Последний пока не появлялся, он ушёл вслед за дочерью. Но потребовать с него ответа глава рода Эгейлов имел полное право. С Ириса-то что спрашивать? С ним и так всё ясно.

- Это я начал, - задрав голову, заявил Ирис, но господин Расмус на него только глазами сверкнул.

- Тебя я не спрашиваю!

И он снова посмотрел на Артана.

+2

29

Что-что, а быстро соображать в критических ситуациях работа разведчика Артана научила. Про Стефанию княжич упоминать не собирался – почему-то у него было предчувствие, что малышка, если узнает, посмотрит на них с Ирисом, как на пару идиотов и будет не так уж далека от истины. Поэтому, не моргнув глазом, и подвинувшись ближе к сопернику – вдруг подхватить придётся – выдал:
- Кто из нас лучше поёт, мы так и не выяснили, и решили узнать, кто лучше дерётся. По-моему, тоже получилась ничья. Цветочек, ты как насчёт выпить?

***

Сосредоточившись, Стефания мысленно тронула незримую нить, соединявшую её с любимым и, ощутив вдали слабый – всё же расстояние между Акрилоном и Хотросом слишком велико для только что образовавшихся уз, а вот её родители, наверное, смогли бы почувствовать друг друга, находясь на противоположных концах материка – всплеск тепла, улыбнулась: «Север жив-здоров, вот только…», - девушка прикусила губку, пытаясь разобраться в пойманных чувствах: «…волнуется и встревожен. Там, где он сейчас, что-то происходит».     
И, обернувшись на родной запах, шагнула вперёд, оторвавшись от стены:
- Папа…, - Стефания подошла к отцу вплотную, прижалась к плечу, на миг снова захотев вернуться в детство, когда самой большой неприятностью было разбитое колено, а она была твёрдо уверена, что нет такой трудности, которую папа не смог бы разрешить. – Ты меня проводишь? В мою комнату, я устала.

+2

30

Альюр обнял дочь за плечи, и повёл за собой. Но не через общий зал. За ближайшим углом он приостановился, пошарил рукой под краем гобелена - и открыл потайную дверь. Одну из многих. Лисы любят, когда у них в домах много тайных переходов, так что всегда можно попасть в нужное место, не привлекая внимания.

Проведя Стефанию по небольшому коридору, он толкнул ещё одну дверь - и вывел дочь на пустынную галерею и направился вместе с ней к лестнице. Здесь было так тихо, что только Лис мог бы услышать, что где-то рядом продолжается праздник. Ни слова не говоря, и продолжая прижимать дочь к себе, Аль довёл её до отведённых ей покоев, и сделав знак служанке, чтобы исчезла, сам завёл дочь в комнату, закрыв двери.

- Девочка моя! - Он повернул Стефанию к себе и поцеловал в лоб, нежно и мягко. - Хочешь, я побуду с тобой? Это был тяжёлый день, и может быть, впереди нас ждёт много таких дней, но я всегда буду рядом. Давай, я тебе помогу.

И вместо того, чтобы позвать служанку (которую сам только что выставил), Альюр, как само собой, стал расстёгивать на девушке платье. Ему приходилось ухаживать за детьми, пока они были маленькие, но Альюра совершенно не смущало и то, что Стефи превратилась во взрослую девушку. Для него она всё равно оставалась дочерью, а доверить своего ребёнка кому-то другому в таком состоянии он не мог. Конечно, можно было позвать супругу, но Каталина ещё успеет наобщаться с дочерью, потому что тоже её не оставит. А сегодня Аль всё делал сам.

Между тем, Мерид пришёл к выводу, что единственно правильное решение - принять предложение Артана, и кивнул. На них смотрели самые старшие и уважаемые люди "Сторожевого Гнезда", и хотелось поскорее от этих взглядов избавиться. Ирис даже по Лисьим меркам считался дебоширом, каких поискать, и ему очень не хотелось, чтобы ему всыпали второй раз за день.

- Я не против того, чтобы промочить горло, - сказал он Артану. - Конечно, если никто не возражает.

И он покосился на господина Расмуса. Но тот только головой покачал. Раз парни сами помирились - что толку с ними разбираться.

- Умойтесь, - буркнул он. - А то распугаете своим видом всех наших дам.

И он ушёл обратно в дом, сопровождаемый остальными, прибежавшими на помощь Лисами.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Раз – жених, два – жених…