В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Новые решения старых проблем...


Новые решения старых проблем...

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Место действия: Азнавур, столица Земли Кланов

Участники: Князь-Хранитель Эрик Изегрим и его подданные; семейство Даверциан, Волки Дома Даверциан; Альянс; прочие.

Исходные данные (одно-два предложения): после твердо принятного властью решения предоставить приспешникам Альянса амнистию воодушевляются все, кроме самого Альянса, который решительно не согласен с таковой милостью...

Примерное время года: весна, цветущая и прекрасная.

http://www.fonstola.ru/download.php?file=201111/640x480/fonstola.ru-52900.jpg


Что-то меняется, а что-то остается неизменным.

- Погоди, так это правда? Тот самый Рысь?!  Почему ты не сказала мне это сразу?!

Разговор и так почему-то не клеился, а от последнего обвиняющего удивления у Эль почему-то тревожно защемило сердце. Пальцы вмиг стали ледяными, даром, что собеседницей кареглазой была не мать.
- Да как ты могла... Как ты позволила себе влюбиться в Рыся?!

Уже вставая с мягкого дивана, Даверциан-старшая ощутила неожиданный прилив негодования пополам с недоумением. Но тут же парировала, сомкнув перед собой точеные ладони в замок.
- А как смогла ты полюбить Дарена Блэкхилла из клана Чёрных Лис? Он прекрасный молодой чело...

- Вот в этом-то и дело! - Дэйко, перебив сестру, вновь подалась вперед и порывисто ткнула пальцем в ее сторону. В отличие от только вставшей Эль, она в два шага оказалась у двери, намереваясь покинуть дамскую гостиную. - В этом и дело! Ты... Ты будешь виновата...
Она не договорила, глотая слезы, и стрелой вылетела из комнаты, оставив помрачневшую Волчицу  в гордом одиночестве.

- Что за ерунда... - Из как-то опустошенно опустилась обратно, почти не чувствуя ног, которые внезапно отказались повиноваться.

Все летело в тартарары. Все и сразу.
Нет, они с отцом вернулись домой без приключений,  а с недавних пор Белый Волк почти не появлялся в умиротворяюще родных стенах особняка, маневрируя днями и ночами между кордегариями стражи, замком Князя-Хранителя, зданием Суда и городской ратушей. Дэвиан Даверциан и его помощники разрывались на части - еще бы, тут вам и назначение некой госпожи Лар Экшчтру на должность Верховной Княгини Гиен, и политическая сумятица в вышеупомянутом клане, и сдавленный, но не уничтоженный Альянс... Равновесие не торопилось восстанавливать свой баланс между кланами, а так как Волки всегда жили по принципу "нет прав без обязанностей", то заваренной каши хлебнули все...

От кланов мысль Эль перешла к одному единственному  конкретному человеку. Как он там... в неделях пути... в десятке безликих, даже каких-то боязливо сухих писем... Иногда ей казалось, что эмоции и пылкая привязанность остались в Акрилоне, а в Азнавур вернулась привычно невозмутимая и сдержанная дочь Белого Волка. И только память о его уверенных словах, поцелуях и горевшая ярким пламенем надежда крепко соединяли между собой ежесекундно стремящиеся расползти в панике мысли.

А ведь тот самый разговор с матушкой тоже вышел скомканным... И сейчас, услышав родной, негромкий голос, Из не сразу поняла, что ее уединение было нарушено той, кого она только что вспомнила.
В дверях стояла Розалин, придерживая створку. Вид у женщины был крайне обеспокоенный.
- Что случилось? Мне показалось, что я слышала слишком громкий разговор...

- Это Деянира... Я не понимаю, мам. Она против, против... - Исабэль скомкала шелковистую ткань платья по обе стороны колен. Не договорив, она подняла потемневшие глаза на мать и отрицательно покачала головой, справляясь с нахлынувшим опустошением. - Нет, нет, нет, только не говори, что ты передумала, пожалуйста, только не...

Розалин Даверциан качнула головой, а затем гибко вошла - в свои годы Волчица прекрасно сохранила власть над телом и движениями, по-прежнему радуя взгляд мужа. Плотно прикрыв дверь, Розалин прошла к дочери и успокаивающе положила теплую ладонь на молочное плечо.

- Нет. Но ты должна все понять правильно. Прежде всего - страхи Дэяниры. - Она присела рядом с Эль. Странное ощущение, что вот эта встревоженная девушка с черными глазами - ее дочь, ее Исабэль, успевшая внести благородную лепту в дело их Дома в Акрилоне. Вступившая в Орден Хранителей Равновесия. Выдержавшая не одно покушение на свою жизнь. - Сколько ты знаешь мессира Айрона? Полгода? Год? Твой будущий брак пугает Дэяниру, которая влюблена в Дарена уже несколько лет...

- Один межклановый союз отец еще мог бы принять... - Из уронила лицо в ладони. - Великие Предки. Теперь я все понимаю. Я... предала ее.

- Не говори так. - Розалин снова потянулась к девушке. Ее руки не дрожали. - Ты ни в чем не виновата. Просто Дэвиан... еще не задумывался об этом всем. Он ведь согласен с твоим решением. Ты должна знать об этом.

- Правда? - Вскинутые карие глаза просветлели до янтаря, тревога почти покинула их. - Великие Предки! Но его согласие все равно ничего не меняет... - Вспыхнувший было взгляд снова потускнел.

- Я бы на твоем месте не торопилась с выводами. Давай-ка лучше я перетрясу родословную нашей семьи и напомню тебе о парочке интересных случаев. - Розалин не оставляла попыток поднять боевой настрой Эль, как любящая мать и верный друг в одном лице.

- Сеннора Таис? - Эль чуть заинтересованно усмехнулась. Да, та история намертво впечаталась в родовое древо Даверциан. - Я ее прекрасно помню.

- Не только она. Возьми, к примеру, моих завгарских родственников. К твоему вниманию, в Дом Холленов не раз вливался иной клан - мы попросту не особенно афишировали этого. Моя прабабушка, Реатриз Холлен, была Рыжей Лисицей. А если копнуть ещё глубже...

- Дорогая, к сожалению, совершенно некогда изымать из воспоминаний судьбы твоих несравненных и почтенных родственников. - Голос Белого Волка случился энергичностью и собранностью. Он вошел стремительно и мягко поднял руку, приветствуя своих родных и любимых женщин. - Я люблю их всех, и тебя тоже, но сейчас мне необходимо забрать Исабэль с собой... благо она выглядит вполне достойно. - Беглый взгляд отца прошелся по синему атласу и аккуратно собранной на голове в корону косе. Сапфировые шпильки украшали мерцающими звездами темные пряди.

- Куда? - Эль снова поднялась, уже в унисон с матерью, такой же недоумевающей. Она невольно заразилась воодушевлением родителя, а возможно - попросту была рада хоть на время отвлечься от личных проблем, сгущающихся на горизонте. И вообще, если признать честно - Даверциан предпочла бы сражаться со всеми силами Альянса вместе взятыми, чем дойти до конца в брачной дилемме и выбрать победившую сторону.

- Нас ждет на аудиенцию Его Светлость, Князь Эрик Изегрим. Согласно этикету ты должна была быть представлена ему после Совершеннолетии, но мы в те знаменательные дни находились в Акрилоне. - Дэвиан сказал это без тени упрека, а затем тепло улыбнулся. - Пора возвращать должное знати Азнавура.

- Великие Предки, если ты едешь туда только ради этого, не стоило...

- Нет, сеннорина. Мы будем говорить о политике и о клановых делах, и ты скорее предстанешь в качестве представителя Ордена Хранителей Равновесия. - Судья позволил себе мягко вклиниться в контральто дочери. Его улыбка стала чуть виноватой. - Прости, что я так поздно тебя предупреждаю. Я совершенно замотался, и размотаюсь, видимо, очень нескоро...

Во время их диалога точеные руки Розалин уже толково и умело (а главное - почти незаметно) поправляли шнуровку платья Из, состояние шпилек и малочисленных браслетов. Как мать, она не могла отпустить свою пташку в первый серьезный полет просто так, без предварительного осмотра. Как только Дэвиан вышел из горницы, за синей мантильей была послана Лесса, непривычно тихая и бледная, а затем для Эль наскоро почистили парадные туфельки. Все это время девушка лихорадочно соображала, что же ей следует говорить Князю - Хранителю, а что - нет.

Отец ожидал Из в карете, и совершенно не удивился, увидев дочь, выходящей из дома с невозмутимо вскинутой головой и  парой дневников в руках. Это была неотъемлемая часть Эль - так уж сложилось. Да и сама Исабэль чувствовала себя с ними намного увереннее, как будто в книгах находились подсказки на все случаи жизни.

Розалин вышла проводить отъезжающих вместе с камердинером Дэвиана. К глухому, задавленному сожалению кареглазой, Дэянира не показалась ни на крыльце, ни даже за ламбрекеном своей спальни на втором этаже.

Рукманн и Рыжий пристроились за экипажем, понукая сноровистых жеребцов и не давая им воли загарцевать прямо на месте. Волки, замаявшиеся во внутридворовой охране, были даже рады ненадолго покинуть особняк и развеяться, удивительно совпадая в этих желаниях с самой темнокосой. К этому чувству у последней примешивался страх оказаться неловкой и глупой  - одно дело видеть Правителя издалека и среди людей, и совсем другое - находиться рядом. Исабэль искренне надеялась, что долг и чувство ответственности все-таки переборят этот атавизм.

+5

2

* * *
- Надо повременить с этой амнистией!

- Советник Сторм! - Эрик повернулся к Чёрному Лису и посмотрел на него пристально своими серыми, пронзительными глазами. - Мне показалось, или вам не нравится идея, потому что её подала Верховная Княгиня клана Гиен?

- Мне не нравится княгиня Лар, - согласился Сторм. - Она совершенно необразованна, не воспитана. Что она может натворить? И мне не нравится то, что вы назначили Старшим Судьёй именно Дэвиана Даверциана. - Сторм решил перейти в наступление, благо они были одни, в круглом кабинете Эрика, в одной из красивых башенок дворца. - Почему его? Этого полукровку, который первым делом начинает подсовывать проекты амнистий для членов Альянса! Мы ещё не разобрались с тем, что такое этот Альянс, а вы уже намерены согласится всех простить!

Эрик относился к выходкам Гилерта Сторма спокойно, поэтому продолжал стоять и смотреть на площадь, которую из этого окна было хорошо видно. Обладая неплохим для Волка зрением, Эрик высматривал карету своего друга, судьи Даверциан, поскольку приезд Белого Волка мог избавить Верховного Князя от дальнейшего спора с советником. Хотя бы на время.

- То, что Даверциан - полукровка, не имеет никакого значения, - строго сказал Эрик, не оборачиваясь. Он и так знал, что сейчас советник яростно вздохнёт и пожмёт плечами. - Я думаю, что вы к нему необъективны, Гилерт. Точнее, я знаю, что вы прочили на место Старшего судьи Азнавура одного из своих родственников. Это так?

Эрик наконец-то повернул голову и бросил на Чёрного Лиса лукавый взгляд. Сторм немного поостыл и переменил тактику:

- Но нельзя просто всем всё простить, - заговорил он уже тише, ничего не ответив на последний вопрос Эрика. Да и что сказать, когда так оно и есть? - Нужно выработать условия амнистии...

- Именно этим я и намерен заняться, дорогой Гилерт, - лениво протянул Эрик, и чуть заметно улыбнулся, потому что разглядел вдалеке карету, которую слишком хорошо знал, чтобы перепутать.

В последнее время у Эрика появилась надежда, что всё не так плохо, и что они ещё могут в кратчайшие сроки восстановить стабильность. Ведь у клана Гиен появилась верховная власть, да к тому же, Альянс сильно потрёпан. Определённо, Равновесие стояло за них!

- Я распорядился, чтобы Судью Даверциан проводили сразу ко мне, - оповестил Эрик советника. - Не хотите с ним встречаться - можете уйти прямо сейчас.

- Ну уж нет! - буркнул Лис, намереваясь самолично проследить за этим визитом.

+3

3

Для знакомства нужно одно лишь мгновение...

Исабэль всегда нравилось наблюдать за отцом.
Стройный и рослый светловолосый (а с некоторых пор и не без седины) мужчина делился с окружающими прежде всего уверенностью и надежностью своих мыслей, дел и разного рода заявлений. Он решительно не отказывался от практики даже после того, как самоустранился от официальных разбирательств в Доме Правосудия Азнавура - и все-равно принимал  частные случаи дома, после возникновения Альянса, после признания своей вины перед Ларсом Коррином, после череды мелких и крупных неприятностей с ним самим и старшей дочерью... Он все равно оставался незримым столпом в хаосе событий, до конца убежденный не сколько в собственной правоте, сколько в силе и вере тех людей, с которыми ему была оказана честь встречаться и работать.

Вот и теперь. Исабэль исподволь наблюдала за выражением лица родителя, готовящегося к аудиенции у Князя - Хранителя, ставшего незаметно для Дэвиана старшим другом и соратником. Даверциан относился к Эрику с величайшим почтением не только из-за титула и власти, но с той особенной нотой уважения, которую не купить никакими богатствами или угрозами.

- К слову, я думала об этом решении Совета Его Светлости, отец. - Девушка, скупо полистав дневники, решилась развеять довольно интересное молчание в экипаже. Они быстро ехали по городским улицам, вымощенным крепкой брусчаткой, и стук колес удивительно четко совпадал со звоном подков сопровождающих их Волков. - Об амнистии. Ее идеология наверняка  несколько отличается от той, которую ожидают подданные Его Светлости, но она - единственная правильная в этой ситуации. Мое скромное мнение адепта Ордена Хранителей Равновесия мало на что влияет, но...

- Но я очень рад, что у меня есть единомышленники, - Дэвиан отвел взгляд от окна, в котором что-то задумчиво-невидяще изучал, и улыбнулся Эль. - Главное, не переживай понапрасну. Он прекрасный человек. И превосходный слушатель. Так что за эту скромность не тревожься.

Девушка вспыхнула - с какой легкостью Белый Волк читал ее мысли! Они перебросились еще парой слов, но румянец унялся только тогда, когда экипаж, миновав высокие кованые ажуром ворота и чудесный, разбитый со вкусом и изяществом самой природы, сад, приблизился к обширному подъездному двору. Длинная лестница с мягким подъемом вела к парадному входу, возле которого всегда стояли Волки-гвардейцы. Согласно этикету, Петер и Йохан должны были остаться и ожидать их именно тут, возле экипажа, и, кажется, они были совершенно не против такого времяпровождения.

Услужливый личный секретарь Эрика из клана Рыжих Лис, Лэри Локх провел визитеров по огромному холлу с восхитительным куполом к анфиладе коридоров. Через высокие стрельчатые окна полуденный свет щедро заливал благородные гранитно-мраморные стены, украшенные гобеленами, а плотный ковер с готовностью приглушал шаги обоих представителей семейства Даверциан. И пока отец перебрасывался с Лэри словами, точно они были давними знакомыми и виделись только вчера, Эль старалась не выдавать того жадного интереса, который присущ молодым умам в новом месте. Ее интересовали не материальные богатства Князя - Хранителя, а близкие к ней по духу - к примеру, величина и объем местной библиотеки. Как раз в последней она бы очень хотела побывать.

Так, за смущенными улыбками и короткими диалогами, кивками и вежливыми реверансами тем персонам, кого она могла теоретически знать среди придворных, попытками незаметно проверить состояние шпилек и последних записей в дневнике одновременно, они добрались до нужного кабинета. И вот тут-то и должно было случиться самое интересное. В Эль разрывались на части теоретик и практик. Она поспешно вспоминала по урокам этикета, как правильно приветвовать Правителя, и в тот же миг шерстила в памяти последние инциденты в Ордене Хранителей Равновесия. Вся эта какофония мыслей и образов несколько сбивала Волчицу с толку, но внешне это отражалось разве что немного поджатыми губами и ярким блеском в карих глазах. В последний момент Дэвиан с уверенностью перехватил прохладную ладонь и ободряюще сжал тонкие пальчики, получив в ответ благодарную улыбку.

Дверь отворилась, и взгляду Исабэль предстали двое. Если бы кольцо-амулет Айрона было сейчас при ней (оно осталось дома, кареглазая попросту не решилась брать его на столь важную встречу со столь значимым человеком), то наверняка бы сразу выделило мощную внутреннюю силу и ауру Эрика. Но и без него девушка без проблем узнала Князя - Хранителя. По осанке, по кипевшей в нем жизни. По крови их общего клана.

- Белый Волк Азнавура, Судья Дэвиан Даверциан, и его дочь, Исабэль Даверциан, адепт Ордена Хранителей Равновесия, Ваша Светлость.
Отец пропустил ее вперед. Не по этикету, но в знак своей любви и желания представить дочь в гораздо значимом свете, а не позволить ей просто следовать за ним.

Высокий и статный мужчина с пронзительно-серыми глазами приковал все внимание Исабэль в первый миг, но затем она тут же присела в положенном реверансе, умудрившись не уронить при этом дневники. Даже атлас зашуршал весьма мягко и почтительно.
- Добрый день, Ваша Светлость. Я признательна Вашему приглашению к этой встрече. - Дэвиан позади едва слышно одобрительно хмыкнул, но тут же спрятал улыбку. Все дело в том, что Из никто не приглашал, и она произнесла обычную для такого дела формулировку, невольно прикрывающую ей тыл. Девушка повернулась ко второму мужчине и так же присела в реверансе, ожидая его представления.

"Великие Предки, у меня шатается каблук!" Весь комизм и напряженность ситуации слились в один тугой комок... но именно он почему-то позволил темнокосой расслабиться и даже слегка улыбнуться всем троим приветствующим друг друга мужчинам.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-10-31 14:33:56)

+4

4

Эрик приветственно кивнул старому другу, но всё его внимание тут же приковала к себе Исабэль. Князь-Хранитель даже как-то поначалу растерялся, но воспитанность взяла своё, и он поклонился Исабэль немного глубже, чем следовало по этикету, и привычным для членов Ордена движением коснулся того места на камзоле, за которым пряталась ямка между ключиц. Для глаз Исабэль ткань не была преградой, и она могла увидеть на этом месте золотистое сияние Орденского знака в виде полумесяца, величиной с отпечаток большого пальца.

- Приветствую вас во дворце, госпожа моя, - произнёс Эрик, успев уже опомниться от первого впечатления. - И особенно рад приветствовать коллегу по Ордену, магистром которого я являюсь. - Сзади кашлянул советник, и князь наконец-то о нём вспомнил. - Мой советник, Гилерт Сторм, - представил он, в основном для Исабэль, потому что её отец этого Чёрного Лиса должен был хорошо знать. - Гилерт только что доказывал мне, что я не прав с назначением вашего отца на должность Старшего Судьи Азнавура.

Лис фыркнул. Прямая и откровенная манера Эрика говорить всё и сразу ему никогда не нравилась, но он к ней давно привык. И отпираться не собирался.

- Господин Даверциан прекрасно знает, что я охотнее видел бы на месте Старшего Судьи другого человека, - язвительно проговорил он. - И даже знает, почему, так что можно обойтись без любезностей.

Эрик уже перестал слушать советника, его вниманием полностью завладела Исабэль.

- Не понимаю, Дэвиан, почему ты раньше нас не познакомил, - поговорил он, и протянул руку Из. - Позвольте мне проводить вас вон к тем креслам, - предложил он, глядя на девушку светящимися глазами.

"Зачем нужно было так долго искать? - думал он. - А может быть, потому я и не находил ту, единственную, потому что однажды она должна была войти ко мне в кабинет вот так, с деловым визитом, с какими-то тетрадками в руке... Это судьба! Я знал, что Равновесие понемногу начинает обращаться на нашу сторону".

+4

5

Говорить легко удивительно тяжело.

Такому щедрому гостеприимству Князя – Хранителя Исабэль открыто обрадовалась, потому что ожидала всего, что угодно. Например, целый диапазон от вежливого терпения ее присутствия до наверняка не менее учтивого «посыла» в направлении какой-либо роскошной гостиной для ожидания, пока великие мужи обсудят судьбу отступников и государства в целом. Ее собственная улыбка стала намного ярче и увереннее, а точеные пальцы – теплее. Ровно до того момента, как на середине пути к вышеозначенным креслам под синей атласной волной что-то отчетливо хрустнуло. Встретив заинтересованный серый взгляд, Даверциан неожиданно для самой себя заговорщически увела уголок алых губ в сторону и еле слышно шепнула только одно слово: «Каблук…» Теперь ей стоило героический усилий не рассмеяться вслух, потому что сломанный каблучок стал катализатором волнений дня. Еще и при Правителе. Позор, да и только! Но ей все–таки было скорее смешно, чем стыдно.

А вот Дэвиан на последнее шутливое обвинение Изегрима отреагировал весьма чутко и даже чуть сощурил глаза, едва не стопорясь на очередной фразе. Он не был бы настоящим судьей, если бы не мог вычислять или хотя бы спрогнозировать эмоции и поступки тех, кто находился перед ним. Таким же сосредоточенным и пытливым взглядом светловолосый Волк проводил пару, попутно пометив галочкой настроение Гилерта Сторма. А затем повернулся и отвесил слегка насмешливый поклон советнику Князя:

- Если Его Светлость предоставит мне такую честь, боюсь, что я совершенно перестану появляться в семейном кругу… - Дэвиан прекрасно понимал, что именно в нем не устраивало господина Сторма, но не собирался открыто принимать вызов при Правителе и доводить до словесных баталий. Другое дело – тонкие шпильки в адрес противника, они всегда доставляли удовольствие мировому судье.

- Это правда? – Уже усаживаясь, Из вскинула слегка ошеломленный янтарный взгляд на Эрика. Магнетика его власти и уверенности даже слегка пугала – только теперь девушка поняла, на что может в принципе быть способен Князь – Хранитель всей Земли Кланов. И какое могущество сосредоточено в его руках. – Вы хотели назначить моего отца на должность Старшего Судьи?.. Право…, - она дождалась, пока Его Светлость сядет на соседнее кресло, и только затем повернула голову к Дэвиану, который также направлялся к ним не без сопровождения въедливого Сторма. Не то, чтобы этот человек был неприятен кареглазой, но ей почудилось на миг, что он мог бы употребить желаемую власть совершенно в других целях. Или амбициях. Плохих людей в глазах Исабэль не существовало – только слишком самоуверенные или заблудившиеся в собственном эго. – Это очень большая честь для тебя, отец. И такая же большая ответственность.

Ей показалось, что советник Сторм чуть было не сказал эти слова в унисон с ней, но опоздал буквально на долю секунды и промолчал. Пытаясь справиться с нахлынувшими ощущениями, Из крепче стиснула дневники и снова вернула все внимание к Изегриму.

- Ваша Светлость, я наслышана о Вашем великодушном плане предоставить амнистию некоторым членам так называемого Альянса. И в этом целиком и полностью солидарна с мнением отца, что такая мера стала бы одной из лучших в борьбе с противниками Равновесия.

Сторм снова фыркнул, но намного тише. Из на миг перевела на Черного Лиса испытующий взгляд, который тот выдержал, не поведя и бровью. Нервы у господина советника были просто железными.

+5

6

Эрик улыбался, глядя на Исабэль. Его советник с минуту смотрел на князя, потом глянул на нового Старшего Судью и пожал плечами. "Похоже, не мне одному тут кое-что очевидно, - подумал он. - Не помню, чтобы хоть на одну из девушек Эрик смотрел так, как на эту".

- Я готов обсудить проект амнистии, - серьёзно ответил Князь-Хранитель, и жестом предложил остальным присутствующим садиться, после чего так же, едва заметно шевельнув губами, добавил для Исабэль: - Мы решим эту проблему.

Что он имел в виду, со стороны трудно было бы понять, но пока мужчины рассаживались (при чём советник Сторм некоторое время мучился выбором, потому что с одной стороны ему хотелось остаться ближе к князю, а с другой - подальше от Дэвиана Даверциан), вошёл личный слуга Эрика, и подойдя к тому, склонился как можно ближе, повинуясь его знаку. Выслушав нечто, сказанное очень тихо, слуга улыбнулся, поклонился присутствующим и пошёл к камину в глубине помещения.

- По правде сказать, я уже подписал приказ о вашем назначении, Дэвиан, - сказал Эрик, обращаясь к Белому Волку, но поглядывая на Исабэль. - И поскольку никто и ничто нам не мешает решить некоторые вопросы прямо сейчас, я готов выслушать все ваши идеи. Мне лично проект по душе, ведь мы сможем лишить Альянс значительной части его приспешников. Но вот мой советник сомневается, и говорит, что мы слишком мало знаем о самом Альянса, чтобы принимать скоропалительные решения. Итак, нужно ли нам ставить какие-то условия для получения амнистии, или же просто простить всех, кто раскается и захочет вернуться к своим семьям и честной жизни?

Пока он говорил, слуга принёс от камина скамеечку для ног, и опустившись на колени возле Исабэль, ни слова не говоря подставил ей скамеечку, при этом весьма ловко и не ожидая возражения снял с неё туфельки и спрятал под свой камзол.

- Десять минут, госпожа, - пообещал он, после чего поднялся и вышел из помещения. Благо собственный сапожник во дворце имелся, и исправить поломку ему не составило бы никакого труда.

+3

7

Законы математики.
Три линии сошлись,
Пересеклись в одной
из точек.
Все им кричат на «бис»!
У них же раны
… кровоточат.

На какое-то мгновение Дэвиан сам едва не почувствовал себя лукавым склочником и закулисным кардиналом из любимых книг жены. Но в пользу свеженазначенного Старшего Судьи говорили две вещи – во-первых, он не ожидал такого поворота событий, и, даже если признаться честно, был уверен, что это место займет некий родственник вредноватого господина советника. И во-вторых, впечатленный общением с его дочерью Князь – Хранитель действительно видел Исабэль впервые. Его интерес даже можно было обосновать политическими и общественно-полезными причинами. Прежде всего – все еще отсутствующей невестой, которой уже давно пора осчастливить Правителя согласием на брак и подарить долгожданного первенца. С другой стороны, существовали помолвка – да, пожалуй, можно назвать состоявшееся объяснение в Акрилоне именно так – и чувства самой темнокосой к Рысю Ригуру.

Именно поэтому светлые брови слегка обеспокоенно свелись к переносице, но Даверциан тут же поспешил отвести взгляд от дочери и легко улыбнуться Князю, усаживаясь в удобное кресло:

- Я более чем уверен, что определенные условия поставить стоит. В первую очередь Альянс пошатнул существующее Равновесие. Я позволил бы себе заметить, что все теперешние расклады существуют только благодаря ему. В том числе и верховенство клана Волков. – Дэвиан медлил на каждом слове, точно вел сам с собой некий мысленный спор.

«Великие Предки, пусть она разбирается сама. Клянусь, что не сделаю больше ни одного шага в сторону ее личных отношений. Совершеннолетняя девушка. Было бы глупо с моей стороны лезть… но, если честно, последний вариант меня устраивает больше…» После этой поставившей точку мысли его фразы стали на порядок увереннее и весомее.

- Поэтому мы должны восстановить баланс, уделив внимание всем кланам, и прежде всего – Гиенам, которые приняли самое горячее участие в попытке свержения существующей власти…

Исабэль слушала отца очень внимательно ровно до того момента, как ей поднесли скамеечку и незаметно забрали злосчастные туфли. Девушка не смогла сдержать признательной улыбки быстро решившему проблему Князю, и теперь уже ее мысли потекли в некотором параллельном состоянии текущим событиям. Внимая Дэвиану, она, тем не менее, украдкой всматривалась в Эрика. Вот он, достойнейший представитель клана. Самый влиятельный. Принимающий глобальные решения. И если ей не почудилось, то в отношении лично нее Изегрим тоже был готов на некие поступки. Уж слишком пытливо изучал ее сияющий взгляд Волка, пришедшего без сомнений на помощь. Карие глаза последний раз встретились с серыми, и перешли к отцу.

- … Поэтому мы не просто предоставим амнистию, а попросим содействия. Именно содействия. Вы увидите сами, Ваша Светлость, на что готов человек, если на него не давят и не требуют невозможного. – На этих словах Дэвиан почему-то посмотрел на дочь, вернувшую столь же твердый взгляд. «Нет, сдаваться так просто она не собирается…» С выдохом Старший Судья повернулся к Сторму. – Если Вы в чем-то со мной не согласны, господин советник, прошу, скажите прямо здесь и сейчас. Мы и так потеряли достаточно времени.

В этом была своя правда. Если бы решение об амнистии было принято прямо сейчас, то уже к вечеру о нем знал бы весь Азнавур, а еще через день – вся Земля Кланов. Быстрота и умение доносить без искажений важные вести до народа – вот чем славились герольды Изегрима. «Казнить нельзя помиловать» - Дэвиан искренне надеялся, что запятая появится только после второго слова этой знаменитейшей присказки. Как и все наделенные определенными обязательствами Волки, он просто устал от происходящего… недоразумения, если можно назвать это таковым.

Гилерт несколько мгновений отстраненно изучал Исабэль, точно она была редким экспонатом в сокровищнице дворца, а затем так же невозмутимо вставил свое мнение:

- Ну а о главарях вы подумали, господин Старший Судья? Что нам, по-вашему, делать с ними? Тоже понять и простить? – Последнее было произнесено достаточно едко.

От ответа Дэвиана отвлек личный слуга Эрика, который вошел в комнату, придерживая что-то за пазухой камзола. Молодой Волк сперва проверил  состояние камина, а затем, слабо улыбаясь, скамеечки под ногами Эль. На его манипуляции не обратил внимания только все еще сопротивляющийся амнистии Сторм; судья слегка приподнял бровь, но тут же вспомнил о необходимости парировании выпада Лиса. И только Эрик кивнул по завершению действия, а Исабэль признательно улыбнулась сначала слуге, а затем – и самому Князю.

- Нет. К сожалению, - тут Сторм отчетливо недовольно фыркнул на этот речевой оборот Дэвиана, - нам придется разбираться с ними по всем пунктам действующего закона. Верно, Ваша Светлость?

+5

8

Эрик медлил. Но на этот раз не потому, что его отвлекала госпожа Даверциан. Он оценивал шансы, вспоминал всё, что было сказано на недавнем Совете, и то, что он испытал в Башне Талисмана.

- Нам нужно для начала очертить круг ответственности, - сказал он наконец. - Не забывайте, что как это ни прискорбно звучит, но руководят Альянсом Чёрные Волки, то есть, представители нашего с вами клана, Дэвиан. - Ему хотелось говорить с Исабэль не о политике, а о чём-нибудь более романтическом, но Эрик прежде всего оставался Князем-Хранителем. - Гиены использовались и используются, как пробивная сила. К сожалению, в клане Гиен сейчас больше всего отступников и преступников, и этим пользуются некоторые наши неразумные соклановики, не понимая, что рано или поздно эта сила может обернуться против всех.

Эрик украдкой покосился на Исабэль, любуясь ею, как редкой драгоценностью, которую видел впервые в жизни. Она была красива необыкновенно, умна, и успела стать членом Ордена, который он возглавлял. Разве то не лучшая жена, какую только может пожелать правитель?

- Княгиня Лар намерена дать амнистию всем Гиенам, какие пожелают бросить недостойный образ жизни, - продолжил Эрик. - И я с ней в этом пункте полностью согласен. Возможно, главари Альянса и не заслуживают того, чтобы к ним отнестись милостиво, но и они - всего лишь люди, которые сбились с пути. Разве мы не виноваты сами, что раньше не призадумались о том, куда делся Малик Астерос? Мы оставили его без прощения и внимания, предпочтя сделать вид, что даём ему время одуматься. И вот, он почти подготовил двойника, которого хотел посадить на моё место, и купил у другого преступника Медальон клана Гиен. Его затея была обречена с самого начала, но сколько бед он мог натворить? - Эрик покачал головой. - Нет, господа! Я считаю, что если миловать - то всех. Шанс должен быть у каждого. Но вот условия амнистии должны быть разными для главарей, и для простых наёмников.

- Будет хаос, - предрёк Сторм.

- Будет ещё больший хаос, если мы вынудим одних покупать себе свободу ценой выдачи других, - возразил Эрик.

- Мы вернулись к тому, с чего начали, - упорно повторил Лис. - Полная амнистия неприемлема, а частичная, с условиями, может оттолкнуть, поскольку даже наёмники и отступники не всегда жаждут стать предателями в глазах своих недавних товарищей.

Советник победоносно оглядел присутствующих, совершенно уверенный в своей правоте.

+4

9

На всякую ключевую проблему найдется своя отмычка.

Дэвиан согласно кивнул на последнюю фразу Изегрима, сжимая пальцами подлокотники кресла:
- Абсолютно согласен. Конечно, - теперь уже в сторону Гилерта Сторма, - существует и таковой риск. Но не стоит забывать о внутреннем Равновесии каждого из них. Из нас. Всех. Если к настоящему времени в Альянсе уже есть люди, готовые покинуть эту противодействующую власти и порядку организацию, амнистия никак не повлияет на их решение. Но даст хотя бы крохотный шанс на их нормальную жизнь в дальнейшем.
Он замолчал, привлеченный приподнятой рукой Исабэль, которая тоже решила высказаться.

- Если позволите... Вот об этом я как раз хотела напомнить господину советнику. – Правда, смотрела в этот момент кареглазая вовсе не на Лиса, а на Эрика. Почему-то ей было очень важно, что он подумает о ее суждениях. И не только, как представитель Ордена или самый могущественный Волк всей Земли Кланов. – Я встречала не одного Черного Волка в дни работы в  Акрилоне. Их не вернуть в нормальное общество. Они такие, какие есть – заблудившиеся люди.

Гилерт слегка иронично приподнял бровь – ему были не совсем понятен логический путь дочери Старшего Судьи, но он решил дослушать ее до конца, без своих комментариев.

- Они всегда будут сами по себе. Отступники. И вот их надо судить. – Как бы ни было тяжело темнокосой так определять жизненную позицию одной из веток своего клана при Эрике, она тем не менее не стала ничего приукрашивать и смягчать. – Но ситуация с кланом Гиен решительно меняется. Пришла новая Верховная Княгиня, госпожа Экшчтру. – Из без труда выговорила тяжеловатую фамилию. Она была знакома с новой Княгиней еще со времен Акрилона, и эта женщина ей определенно нравилась, потому что могла соединить в себе всю волю своего клана - и одновременно сама выражала эту волю. – Достойнейшая Верховная. Она сможет навести порядок, станет символом нормальной жизни. Посмотрите, она ведь сама предложила амнистию. Равновесие восстанавливается – и это факт.

Слова были произнесены с девичьим пылом, но абсолютно серьезно. Девушка даже чуть порозовела, однако через буквально мгновение взяла себя в руки, соединив пальцы в замок. На миг Из показалось, что она в акрилонском Ордене, в пламени теории и полемики, в центре событий с поиском и допросом того же Дэймора или Пэйгона. Но серый взгляд напротив не отпускал и напоминал, что оникс и твердая поступь железной ноги очень далеко. В какой-то момент Исабэль почувствовала себя беззащитной перед Эриком во всех смыслах этого слова.

Даверциан выслушал речь дочери очень внимательно и с интересом, ведь, в конце концов, прежде всего словами Эль говорил Орден, стремящийся к Равновесию всеми силами. Сторм же скептически скривил губы.

- Давить на раскаявшихся Гиен и требовать полного сотрудничества – бессмысленно. – Этим Исабэль словно подвела итог своих слов. – Так мы будем загонять их на новый круг лжи и предательства. Мы сами  должны найти и наказать тех, кто стоит у истоков этого Альянса.
Еще один взгляд из-под смоляных ресниц в сторону Изегрима, более долгий и внимательный.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-11-02 00:35:15)

+4

10

Эрик наблюдал за ней, и с каждой минутой всё больше убеждался, что именно Исабэль должна занять место княгини рядом с Князем-Хранителем. Она рассуждала здраво, последовательно, она видела за внешней оболочкой проблемы её глубинный смысл. На такую, как Исабэль, можно было положиться. Она не станет отвлекаться на мелочные, сиюминутные хотения, и будет всегда следовать поставленной цели. "Да! Это она!" - подумал Эрик про себя, но тут же вернулся к теме разговора.

- Госпожа Исабэль права, - сказал он серьёзно. - Помнится, один из моих наставников в верховой езде говорил: "Хочешь наказать лошадь за то, что она от тебя убежала и не подходит - поймай её сам. А если ты позвал - и она подошла на твой зов - ни о каком наказании уже не может идти речи, за это можно только похвалить". С людьми нельзя обращаться хуже, чем с животными, а основа одинакова. Поэтому те, кто соглашается на амнистию и приходит на наш зов, должны быть прощены, и заслуживают только помощи и поддержки. Своих отступников мы должны выловить сами, и тогда речь пойдёт о наказании за те деяния, которые они совершили.

- Тогда какой смысл давать амнистию всем членам Альянса? - переспросил Сторм, явно нашедший слабину в рассуждениях Эрика и остальных присутствующих. - Сами же говорите, что их нужно поймать и наказать. Пусть Гиены сами заботятся о Гиенах, и пусть члены Альянса, которые Гиены, получают амнистию из рук своей Верховной Княгини. Чёрные Волки прощения не заслуживают.

Эрик посмотрел на своего советника долгим взглядом и нахмурился.

- Это - мой клан, Гилерт, - напомнил он. - Ты сейчас говоришь о людях моего клана. Что бы ты сказал о Лисах, которые тоже иногда попадаются в рядах Альянса.

- Сказал бы, что не считаю возможным их прощать! - отрезал советник. - Госпожа Даверциан только что сказала, что ей приходилось сталкиваться с Чёрными Волками, и она сама убедилась, что в них нет раскаяния. Так что мы имеем? Гиен, которых будет прощать их княгиня, и Чёрных Волков, которых бесполезно прощать. Значит, смысла в амнистии для членов Альянса тоже нет. - Он картинно развёл руками. - Разве я не прав?

Эрик тихонько вздохнул. Иногда Сторму было очень трудно противостоять, потому что этот Чёрный Лис строил свои аргументы на словах собеседника, и его же доводы обращал против него самого. Качество полезное, но крайне неприятное.

Эрик посмотрел на Исабэль, и чувствовалось, что он сам готов развести руками. Они всё время ходили вокруг решения проблемы, но пока что не могли нащупать единственно верный путь.

+4

11

Избегай страсти в спорах. Страсть затуманивает рассудок.

Исабэль склонила голову к плечу в синей мантилье – сапфиры звездочками вспыхнули в переплетениях косы. Она, наконец-то, нащупала ту ниточку, за которую отчаянно пытался дергать в своих рассуждениях Гилерт Сторм. По крайне мере, ей хотелось верить в это.

- Иными словами, господин советник, Вы желаете, чтобы Его Светлость отстранился от предоставления амнистии клану Гиен, а всю ответственность за принятое решение взяла на себя госпожа Экшчтру? Я верно Вас поняла?

Что-то в ее мелодичном от волнения голосе не понравилось Дэвиану. Даверциан кинул упреждающий взгляд на дочь, скулы которой теперь слегка заострились, и вскинул ладонь, привлекая к себе внимание. «Ну все, Сухарик, ты доигралась… Ты полезла в государственные дела, и сейчас вот этот Железный Канцлер съест тебя со всеми потрохами. Если раньше ты не получишь выговор  от Старшего Судьи» Оставался только сам Эрик, который тоже наверняка будет недоволен ее несдержанностью. Она умудрилась испортить о себе все впечатление… просто позор. Да лучше бы она при всех споткнулась со сломанным каблуком.

Тем не менее, Эль не опустила головы под буравящим взглядом Лиса. До тех пор, пока серые ясные глаза не посмотрят на нее с видимым укором, она будет бороться за свое мнение. Господин Сторм – настоящий политик во всех смыслах этого слова. К сожалению, он не только въедливый собеседник и оппонент, но и одно из главных рациональных мнений среди присутствующих. С какими-то его доводами Исабэль была готова согласиться, но тот итог, к которому Лис подталкивал троих Волков, ей не особенно нравился.

- Я прошу у вас прощения, Ваша Светлость и господин советник. Юность – она такая. – Из была готова с облегчением выдохнуть на знакомые нотки в отцовском голосе. Он не сердится на нее – хвала Предкам! Карие глаза метнулись к Дэвиану – и правда, Старший Судья даже легко улыбался. – Устами Исабэль говорит Орден, а не политик. Давайте мы прекратим спор, с позволения Вашей Светлости, - учтивый поклон головы в сторону Изегрима, - и выслушаем совет мессира Сторма, как же нам следует поступить.

Исабэль едва удержала на месте уголки губ. Дэвиану надоело хождение вокруг да около, и он приступил к решительной осаде. Мысленно дочь была готова поддержать отца. И Эрика. Их роднил не только общий клан, но и почти одинаковое мнение. И вновь ее взгляд перешел к лицу Изегрима, а рыбки-мысли лениво поплыли в совершенно ином направлении, пока не наткнулись на непреодолимую преграду в виде только одного имени. Выдохнув, она отбросила лишние размышления и сосредоточилась на разгорающемся словесном поединке не на жизнь, а на… амнистию.

+3

12

Сторм посмотрел на Исабэль с явным интересом. Безусловно, предложение её отца, нового Старшего Судьи, было здравым, и даже своевременным, но почему-то советник на него не поддался. Наоборот, он первым делом обратился к Из:

- А разве амнистия, которую объявляет Верховный Князь клана - это не личное дело Верховного Князя клана? - переспросил он. После чего обратился к Дэвиану Даверциану: - У меня нет чудодейственного рецепта, Старший Судья. У меня есть мнение, которое я уже высказал: амнистия Альянсу не нужна, не своевременна, и скорее всего принесёт только неразбериху и вред. Мой вывод: амнистию не стоит объявлять. У нас в одной только дворцовой тюрьме сидят несколько руководителей и связных Альянса, которые могут дать информацию о местах встреч, назвать имена тех, с кем они сообщаются, указать области и конкретные места, где могут располагаться тайные убежища Альянса. Полагаю, что новый начальник тюрьмы, капитан Альюр Эгейл, может уже сейчас похвастаться результатами проведённых им допросов. Он весьма шустрый, и знает, как развязывать языки. Так зачем нужна амнистия?

Эрик внимательно слушал советника, и не мог не признать, что рациональное зерно в его словах есть. Вот только Эрику, как и Исабэль, не нравилось то, что Сторм так сопротивляется объявлению амнистии.

- Я полагаю, что одно другому совершенно не мешает, - заметил наконец Эрик. - Те отступники, которые попадают к нам в руки, могут и не подлежать амнистии, тем более что их всех арестовывают на совершении какого-либо преступления. Но если человек готов сдаться сам - почему мы не должны прощать его? Нам будет легче задавить остатки Альянса, если часть его членов отойдут от преступной деятельности.

- Полу-амнистия, иным словом! - Сторм пожал плечами. - Кто попал - тот пропал, а кто вовремя сдался - тому счастье.

И он принялся разглядывать свои ногти. Просто чтобы изобразить, что он отошёл от разговора, который считает мало продуктивным.

+3

13

Впервые за все время разговора взгляд Исабэль видимо просветлел, а губ коснулась мягкая улыбка, не запятнанная ни иронией, ни сарказмом, ни упаси Предки – недоверием. Только дружелюбная радость. Если уж сам Меченый принялся за пойманных отступников – они точно скоро заговорят. В чем-то в своих методах  Альюр Эгейл был схож с Войцеком Вариадом – оба всегда готовы идти до конца. Разве что у центуриона было немного меньше выдержки по сравнению с опытнейшим разведчиком. А затем улыбка погасла, спрятанная за непринужденным ответом.

- Похоже, Вы желаете попросту умыть руки. Вас не касаются дела Гиен, не так ли, господин советник от клана Черных Лис Гилерт Сторм? – Необоснованная обида взяла секундный верх над рассуждениями теоретика за права всех кланов. В конце концов, разве она не беседует от имени Ордена Хранителей Равновесия?! Разве с ее словами не стоит считаться? Почему же сразу так грубить в ответ? Плавный выдох. Она не должна уподобляться этому политику. – Простите, если я выразилась слишком резко.

- Кажется,  мы не сможем сойтись сегодня во мнениях. – Дэвиан все еще удерживал свои войска на позициях. – Последний вопрос, мессир Сторм. Что Вы ответите Верховной Княгине клана Гиен, когда она будет просить у Его Светлости аудиенцию по поводу амнистии? Вы сможете сказать ей в лицо, что это ее личное дело? – Старший Судья с пытливым интересом воззрился на Лиса.

+3

14

- На Совете это уже было сказано до меня. - Сторм какой уже раз за этот разговор пожал плечами, но тут вместо него инициативу взял на себя Эрик.

- Советник! Вы забываете, что на мне лежит ответственность за все кланы, - сказал он, посмотрев на Сторма жёстким взглядом. - Полагаю, что нам действительно лучше оставить на время этот разговор. Госпожа Лар получила моё добро на проведение амнистии в своём клане. Что касается положения в клане Волков и всех остальных кланах - мы выработаем стратегию амнистии, и утвердим её.

Эрику не понравилось, что из-за Сторма Исабэль попала в такое положение, когда ей пришлось выдерживать натиск бывалого придворного и политика. Хотя и в этом была своя польза, которую не мог не видеть магистр Ордена. Девушке и дальше придётся сталкиваться с очень разными мнениями, и разными способами ведения подобных бесед. Но в этот конкретный раз было уже достаточно, поэтому Эрик, ничуть не сомневаясь в том, что советник его послушается, распорядился:

- Вы свободны, советник Сторм. Я жду вас вечером с отчётом о состоянии княжеского флота в Орбадоре.

Поджав губы, Лис поднялся и отвесил поклон новому Старшему Судье и его дочери. После чего выпрямился, и удалился с высоко поднятой головой. Когда двери за ним закрылись, Эрик посмотрел на Исабэль.

- Надеюсь, вы извините моего советника за некоторую резкость, - попросил он. - Гилерт - один из придворных, которым я полностью доверяю. К тому же, с его помощью легче находить слабые места в любой идее, и любом проекте. Он своё мнение высказал, но тем не менее, при всех сложностях объявления амнистии я намерен её провести. И я надеюсь, что вы поможете мне выработать жизнеспособный проект. - Он посмотрел на Из и мягко улыбнулся. - И надеюсь так же, что вы, госпожа моя, будете чаще бывать во дворце. Кстати, мне показалось, или имя нового начальника дворцовой тюрьмы вам уже знакомо?

Для магистра Ордена было привычно замечать, когда и при упоминании каких имён у окружающих его людей меняется выражение лиц. К тому же, Эрик очень внимательно наблюдал за Исабэль. Можно сказать, что он только на неё и смотрел, хотя и делал это по возможности незаметно.

+3

15

Интерес к определенному человеку поневоле рождает убежденность, что он прекрасен.

Исабэль привстала для легкого реверанса и вполне вежливого прощания господину советнику, а затем опустилась обратно в уютное кресло и кивнула Эрику, не прогоняя при этом вновь вспыхнувшую слегка ностальгически улыбку.

- Дон Эгейл – муж моей подруги детства, Каталины Блэкхилл, из рода Черных Лис. Прекрасной певуньи. – Она не сдержалась от комплимента, который считала вполне заслуженным – и тут же немного смутилась.  – Я встречалась с доном Эгейлом ранее, и уверена, что его деятельность на этом посту должна принести очень много пользы. – Все-таки она очень соскучилась по друзьям. По Акрилону. По…

Дэвиан же проводил Гилерта долгим взглядом, а затем и сам неожиданно поднялся с кресла, при этом оторвав кареглазую от очередного внепланового полета мысли.

- Раз уж мы так быстро закончили… Ваша Светлость, я бы хотел, с Вашего позволения, нанести самоличный визит здешней канцелярии в виду оказанной Вами чести назначения на новую должность… - Он учтиво склонился перед Князем – Хранителем. – Это займет несколько минут. Исабэль может подождать меня в экипаже. «Только Вы вряд ли ее отпустите. Возможно, вам, как представителям одного Ордена, есть о чем переговорить. И как простым людям не помешает. Кажется, все-таки я вмешиваюсь…»

Эль собрала всю волю в кулак. Видимо, в отце снова проснулся закулисный кардинал, хотя, с другой стороны, она знала, сколько, прежде всего, бумажной работы предстоит перелопатить новому Старшему Судье – по старым и новым делам первой важности, по громким случаям, по архивной картотеке. А затем пойдут назначения, почтовые рассылки, пересмотр и рационализация мелких штатов... Но именно сейчас Дэвиан намеренно оставляет их обоих наедине. Она более чем уверена в этом.

Карий взгляд вспыхнул и погас, потому что магнетизм личности, сидевшей напротив, и клановое родство никуда не делись. Она ожидала от этого визита чего угодно – и, как оказалось, боялась больше, чем следует. Столько страхов перед одним человеком, который умен, привлекателен, настойчив в достижении целей и обладает наивысшей властью. И не просто обладает, а пользуется ею во благо всех кланов. Правитель был достойнейшим представителем клана Волков, и в сердце Исабэль затеплилась надежда, что скоро действительно все неприятности завершатся…

+4

16

Эрик как раз был совершенно не против остаться наедине с Исабэль хоть ненадолго, поэтому охотно кивнул её отцу.

- Я не задержу вашу дочь надолго, Старший Судья, - пообещал он. - Но мне надо обсудить парочку дел, касающихся Ордена. Потом я лично провожу госпожу Исабэль до вашей кареты.

С этим нехитрым напутствием Эрик отпустил из кабинета Дэвиана Даверциан, а сам обратился к Исабэль:

- Могу я предложить вам прогуляться со мной до цветника? Расцвели весенние орхидеи. Они цветут очень недолго, и может быть, когда вы в следующий раз будете здесь с визитом, вам уже не удастся их увидеть. Заодно вы расскажете мне, насколько по-вашему я могу доверять капитану Эгейлу.

Он поднялся и протянул Исабэль руку, не собираясь принимать отказа. Тем более, что до внутреннего двора было действительно очень недалеко. Будь у Эрика намерение задержать Исабэль рядом с собой подольше, он предложил бы ей подняться на самую высокую башню, или опустошить местную кухню, но он понимал, что с первой встречи не следует сильно надоедать девушке своим вниманием.

- Дело в том, что на должность начальника дворцовой тюрьмы и капитана внутренней стражи Альюра Эгейла рекомендовал мой советник, Гилерт Сторм, - продолжил Эрик как ни в чём не бывало. - Он - старый опытный Лис, и если кого-то продвигает по службе - можно наверняка ожидать, что его ставленник одновременно ещё и его личный информатор. Но когда я пообщался с капитаном Эгейлом, у меня не создалось впечатления, что таким человеком можно манипулировать. В нём есть сила, которую он сам, кажется, совершенно не оценивает. Просто не задумывается о том, что способен на большее. А о Каталине Блэкхилл я слышал, она веь родственница главного менестреля Земли Кланов.

Эрик говорил о других людях, но на самом деле, провожая Исабэль по небольшому коридору в сад, наблюдал за ней, ради того, чтобы понять её саму.

+3

17

Больше всего оживляет беседу не ум, а взаимное доверие.

Конечно же, отказа не последовало. И – признаемся честно - не только потому, что этикет обязывал.
Перехватив правой рукой и прижав к себе поудобнее так и не понадобившиеся в пылу спора дневники, левую ладонь Исабэль умостила на мягкий рукав  камзола. Ей было немного неловко вот так близко, совсем рядом, идти с Эриком по замковым коридорам и давать повод к многочисленным, множащимся на глазах («Кто она? Я ни разу ее не видела…» - «Кажется, это дочь Белого Волка. Во всяком случае, я заметил их вместе» - «Как думаете, куда он ведет ее сам, да еще и под руку?»), но очень осторожным шепоткам. Однако вскоре кареглазая настолько увлеклась диалогом, что совершенно перестала обращать внимание на окружающее.

- Если господин советник считает, что доном Эгейлом можно управлять – боюсь, в этом случае его ждет огромное разочарование. – Контральто стало слегка лукавым, потому что Исабэль позволила себе расслабиться. Эрик – не Гилерт, и вроде бы настроен вполне миролюбиво, и слушал внимательно. – Не сказать, что я знаю дона Эгейла так хорошо, как мне хотелось бы в виду дальнейшей работы в Ордене, но я более чем убеждена, что если этот Рыжий Лис и занял какую-то определенную позицию, то сдавать ее он не намерен. С другой стороны, - карие глаза тепло посмотрели в серые, - дон Сторм и сам не знает, какую отличную услугу оказал своему клану с таким протеже. Пусть в чем-то личном он проиграет, но в профессиональном плане только выиграет, поверьте. Дон Эгейл предан своему делу, как Вы – Вашему. – Почтительность в тоне была наполнена именно тем уважением, каковое питал к Изегриму отец Даверциан.

Они миновали последние коридоры и вышли к малому округлому холлу, из которого высокие ажурные двери с разноцветными витражами стекол вели в вышеупомянутый цветник. Лицо Исабэль заметно просветлело, когда она ступила на дорожку, едва заметную среди высокого и низкого кустарника, усаженного весенними розами. Мелковатость бутонов прекрасно компенсировалась их обилием – кажется, что кто-то провел над кустами шелковым розовым полотном и удалился, а обрывки так и остались на стебельках.

- Здесь так красиво… - Восхищенный голос Эль негромко поплыл над цветками. – Ваша Светлость, Вы часто здесь бываете? Они… умиротворяют.

+5

18

Эрик улыбнулся, просто и открыто, позволив себе на какое-то время сбросить груз необходимости быть князем, и побыть просто человеком. Рядом с Исабэль это было так естественно...

- Немного выпадает времени, чтобы полюбоваться садом, - признался Эрик. - Я люблю эти розы, - добавил он негромко и мягко. - Они очень нравились моей матери. Но мы ещё даже не дошли до главного чуда этого сада, и я надеюсь, что вы не разочаруетесь.

Он неторопливо повёл девушку дальше, к круглой беседке в центре, но подходить к ней не стал, завернув на неширокую дорожку, ведущую к крохотному искусственному бассейну. Через несколько шагов по одну сторону дорожки пошла ажурная "горка", с которой ковром спускались до самой земли белые орхидеи, а с другой стороны - такой же ковёр розовых и тёмно-красных орхидей с пятнистыми вкраплениями на центральных лепестках. Дальше шли пурпурные и жёлто-красные орхидеи, и наконец их всех перебивали ярко-синие и жёлтые. Казалось, что цветы заполнили собой всё пространство, и оставили только узкую дорожку, чтобы люди могли проникнуть в их царство и насладиться их многообразием.

Эрик задумчиво дотронулся до розовых лепестков и посмотрел на девушку блестящими глазами.

- Эта весна полна сюрпризов, - сказал он. - Я не знаю, что нас ждёт дальше, но очень надеюсь на то, что мы сможем выстоять перед испытаниями, и найти нечто новое в себе самих. Я рад, что вокруг меня собираются люди, помощь и поддержка которых сейчас особенно ценна. А вы, Исабэль - вы стали совершенно неожиданным чудом. Я и не помышлял, что смогу однажды встретить такую девушку, как вы.

Теперь он повернулся к ней, и осторожным движением взял за руку. Этот жест был очень мягким, Из в любой момент могла высвободить свою руку, но Эрик смотрел на неё с какой-то затаённой надеждой, словно хотел увидеть согласие, понимание и такую же надежду.

- Здесь, среди этого буйства весенних цветов, вы кажетесь мне олицетворением самой жизни, - проговорил князь ещё тише. - Если бы я мог в этот день пожелать ещё чего-то, я пожелал бы одного: как можно чаще видеть вас рядом.

Может быть, признаний было уже достаточно, хотя Эрику казалось, что ничего конкретного, из того, что нужно было бы сказать, он так и не произнёс.

+4

19

Просто будь честен, говоря о своих чувствах, и жизнь сразу станет проще.

Что бы могла почувствовать Исабэль, будь кольцо с кроваво-красным камнем на ее безымянном пальце левой руки?
Что бы она могла ощутить?

Знакомый шипр и розмарин, которые в ее внутреннем мире олицетворяли спокойствие, надежность и стабильность, или нечто иное? Например, буйно цветущий кедр, остро-пряный лавровый лист, кипарисовую горькоту с медовой нотой, которая означала бы личный интерес Эрика к ее персоне? Смогла бы она распознать, что Волком движет не только обычная симпатия, а нечто большее?
Смогла бы она это почувствовать, обычная девушка?

Если бы кареглазая не была воспитанным в твердых убеждениях и верящим в лучшее человеком, первым ее ощущением от касаний и слов Эрика была бы твердая уверенность, что Князь – Хранитель просто…шутит, скрывает неловкость от ее незапланированного визита, в конце концов – таким вежливым жестом дает понять, что она может добиться определенного места среди его придворных и помогать восстановлению Равновесия всеми силами. Но Исабэль Даверциан, старшая дочь Белого Волка, истинный Сухарик по словам Дэяниры, с появлением в своей жизни Рыся Айрона Ригура стала раскрываться и расцветать, как эти самые прекрасные и чарующие орхидеи. Она стала намного чаще улыбаться солнечному дню, расторопным служанкам, коллегам в Ордене, она стала легче и правильнее воспринимать весь мир, она ощущала себя намного увереннее и сильнее – просто за суматохой дней не замечала этого.

И сейчас, улавливая искорки в серых магнетических глазах и отводя свои, Эль на миг представила на своем месте любую другую девушку из клана Волков. Которая сочла бы за величайшую честь просто стоять рядом с Князем – Хранителем, даже не мысля и не мечтая о таком мягком и чутком тепле его ладоней, в замке из которых прямо сейчас была надежно скрыта ее рука…

Помедлив, Исабэль вскинула темную корону заплетенных прядей, и ответила Эрику открытым взглядом, не отнимая точеной ладони:
- Благодарю за комплимент, Ваша Светлость. – Слабая и доверчивая улыбка тронула алые губы. – Боюсь, что в связи с происходящим я еще не раз воспользуюсь Вашим щедрым гостеприимством. И поверьте, это совершенно не будет мне в тягость...

Как еще деликатнее ответить намеками на его намеки? Как не огорчить его все еще непонятный (да что она вообще может из себя представлять для него?) интерес? Это был как раз тот момент, когда вы чувствуете человека не мыслями, а  душой – в этом Исабэль могла и не сомневаться.

+4

20

Эрик и не думал ни на что намекать. Он был слишком прямодушен, когда имел дело с девушками. Хотя нет, ни с одной девушкой до Исабэль он не чувствовал себя так свободно и легко. Он попросту не мог упустить такого момента, не откликнуться на тот дар, который ему посылало само Равновесие.

- Мне хотелось бы надеяться, что мы будем видеться не только потому, что нас связывают общие дела, - ответил на слова Из Князь-Хранитель. - Я хотел бы, чтобы мы стали единомышленниками во всём, чтобы мы смогли познакомиться поближе, и понять, что в нас гораздо больше общего. Не только в том, что касается деловых вопросов и важных проблем, но и в более личном плане. Но сегодня мне не хочется злоупотреблять терпением вашего отца. Идёмте. Через этот сад мы сможем попасть в коридор, который ведёт к главному входу. А по дороге я покажу вам другие местные диковинки. Мои садовники обладают большой фантазией, и я благодарен им за это.

И Эрик повёл Исабэль дальше, по дорожкам сада, который снаружи казался очень маленьким, ведь он был ограничен пространством внутреннего двора, но находясь в нём самом, могло создаться впечатление, что он совершенно бесконечен. Так много было тут неожиданных дорожек, искусно сделанных подвесных клумб, маленьких беседок и крошечных фонтанчиков, края которых зарастали буйные растения, создавая впечатление дикости и хаоса, но на самом деле, высаженные так специально, и строго упорядоченно.

Наконец, показались высокие витражные двери, за которыми начинался просторный и прохладный коридор.

- Я надеюсь, что ваш отец допишет план амнистии, учтя то, о чём мы говорили сегодня, - сказал Эрик, снова переходя на деловой тон. Хотя глаза его смотрели на девушку всё так же мягко и ласково, потому что князь любовался ею. - На мой взгляд, затягивать с этим делом не стоит, оно слишком важно для нас сейчас. Конечно, инициатива княгини Лар очень важна для её клана, но для остальных кланов мы должны сделать всё возможное. Вы придёте вместе с отцом снова?

Последний вопрос был чрезвычайно важен для Эрика. Пусть он и мог свободно рассуждать о делах, когда сердце рвалось к любимой девушке и требовало забыться и забыть о всех проблемах, кроме одной - как с нею объясниться - но ничто не мешало Эрику и позаботиться о новой встрече. Тем более, что для него это теперь становилось жизненно важно. Он больше не хотел быть одиноким, ведь это и для клана Волков означало надежду на то, что род правителей не прервётся.

+3

21

Чувство — огонь, мысль — масло...

От цветочной кавалькады, причудливых красот цветника и последних искушающе-деловых слов Князя - Хранителя у Исабэль по-настоящему закружилась голова, и в какой-то момент Волчица поймала себя на мысли, что это все некий сон, возможно, один из самых лучших за последнее время, не считая грёз об Акрилоне. Пожалуй, она действительно все поняла верно - только не разобралась до конца, что именно стоит за интересом Изегрима к ее скромной персоне.

И только оказавшись в пустынном холле, двери из которого вот-вот должны были распахнуться с появлением нового Старшего Судьи, Исабэль словно очнулась и повернулась к  статному Волку:

- Эрик, я.. О, пожалуйста, простите, Ваша Светлость... - Ее желание перейти на "ты" было бы невозможно осуществить по всем причинам в этой жизни, которая, по-видимому в унисон с Равновесием методично и уверенно пыталась столкнуть кареглазую с самыми значительными мужчинами из всех существующих. Даже общее дело в Ордене Хранителей Равновесия не позволило бы Эль почувствовать себя ближе к сероглазому Правителю.  - Простите. - Она чуть неловко улыбнулась, повторяя искреннее извинение и приседая в плавном реверансе. - Я должна извиниться и за свою немногословность и кажущуюся отстраненность, но... поймите меня правильно, Ваша Светлость, - а вот деликатно коснуться рукава Князя - Хранителя она осмелилась, вновь ловя подушечками пальцев бархат камзола.

Теперь они со стороны напоминали старинные блеклые гравюры, на которых изображены верные супруги или прощающиеся влюбленные - расклад во всех случаях неординарный.

- Это мой первый визит к Вам, без представления ко двору и прочих церемоний... И я... Боялась. Честно. - Карие глаза остановились на выразительных губах и смелом твердом подбородке, поднялись выше. - Но страхи оказались излишними. Я признаюсь в этом для того, чтобы Вы знали, каково это - встретить посреди бури и хаоса родственную душу. Если я хоть как-то смогу помочь Вам - я всегда постараюсь изо всех сил. - Негромкий голос не запинался, но было заметно, что девушка говорит искренне, и поэтому ее фразы чуть ломаны и нескладны. - Во имя Равновесия и всех нас.

За дверьми послышались голоса, и контральто слегка пригасило пыл.
- Что же касается плана отца - мы непременно доработаем его вместе и представим Вам в самое ближайшее время. - Она убрала прохладные пальцы в самый последний момент, и теперь они смотрелись, как просто беседующие люди.

- Простите, Ваша Светлость, - Дэвиан был нагружен двумя массивными свитками и парой книг, которые деловито нес под мышкой камзола. - Ваша канцелярия - семь кругов пыток, но я вырвался без особых потерь и с трофеями. - Он слабо улыбнулся дочери, отмечая ясность и спокойствие в янтарных глазах. - Если вы закончили, я бы рискнул похитить Исабэль, потому что теперь ее помощь мне необходима вдвойне. - Шедший за Даверциан слуга был загружен втрое больше. Едва подавив смешок и сотворив прощальный реверанс Эрику, Из помогла отцу с одним свитком, присовокупив гладкий цилиндр к своим дневникам.

+3

22

Эрик кивнул, прощаясь с новым Старшим Судьёй и его дочерью, так пленившей его сердце.

- Я жду вас в ближайшее время с проектом, - напомнил он, скорее ради того, чтобы подчеркнуть лишний раз свою заинтересованность, чем из желания поторопить или стимулировать работать быстрее. - Проводите Старшего Судью и госпожу Даверциан, распорядился Князь-Хранитель, и на помощь тут же пришли ещё двое слуг.

Надежда - это такое человеческое свойство, которое никогда не умирает, пока жив человек, и возгорается, едва лишь появился хотя бы намёк на счастливое разрешение проблемы. Для Эрика было жизненно важно найти спутницу жизни. Он искал, несколько лет подряд, но ему катастрофически не везло. И ладно бы, он был излишне разборчив или капризен. Он не чувствовал к претенденткам на роль княгини особо пылких устремления, но знал, что с благородной девушкой, образованной и готовой к своей роли, найдёт общий язык. А любовь может стать следствием взаимной симпатии и привычки. Эрик не делал ни малейших попыток отказаться от той или иной невесты, напротив стараясь оградить её своим вниманием и поддержкой. Но увы, все четыре раза ему не повезло (три - официально, и четвёртый - который даже не успел перейти в официальный).

И вот он встретил Исабэль, к которой сразу же почувствовал искреннее стремление. Он и сейчас стоял в коридоре и смотрел вслед, не торопясь уходить, потому что всё его существо рвалось за ней, требовало остановить её, вернуть и не отпускать от себя. Но это было неприлично, и Эрик смирился. Может быть, зря.

- У вас назначена аудиенция, - напомнил секретарь, появляясь откуда-то, словно из-под земли. - К вам должен прийти начальник дворцовой тюрьмы, капитан Эгейл.

- Да, я помню, - тут же очнулся от своих грёз Эрик. - Если эти часы показывают правильное время - капитан должен явиться через четверть часа. Идёмте, мне надо подготовиться.

просьба

Дождитесь пожалуйста реплики господина Эгейла, не покидая двора перед дворцом. Он мечтал на краткий миг перехватит семью Даверциан на выходе)))

Отредактировано Эрик Изегрим (2015-11-05 23:40:57)

+3

23

Аль прекрасно помнил о том, что должен быть с докладом, но точно так же, как Эрик, знал, что в его распоряжении ещё пятнадцать минут. Поэтому его неожиданное появление у кареты Даверциан было не таким уж и неожиданным. Слуги как раз провожали отца и дочь, когда Лис появился, словно из-под земли, и поклонился новому Старшему Судье Азнавура и его дочери.

- Простите за столь внезапное появление! - Аль прижал руку к груди и поклонился. - Не мог не воспользоваться случаем, чтобы поздравить вас с назначением, господин Даверциан!

Альюр не сильно изменился. Этот Лис, наверное, вообще мало менялся с течением времени. Даже недавние испытания не оставили ни малейшего следа на его лукавой, улыбчивой физиономии. Тёмно-синий камзол начальника тюрьмы не слишком гармонировал с его яростно-зелёными глазами, да и серебро аксельбанта на левом плече смотрелось на недавнем разведчике как-то странно, но цепкое выражение на лице не оставляло сомнений в том, что этот человек способен делать то дело, за которое взялся. Да любое дело! Только дайте!

- Госпожа Исабэль! Лина будет счастлива с вами увидеться, если вы найдёте время посетить наш дом, - сообщил Лис, не дожидаясь ответных слов, и тут же добавил, не меняя выражения: - У меня есть сведения о том, что в городе всё ещё орудуют люди Альянса. Может быть, мне выслать с вами дополнительную стражу?

Аль кинул критический взгляд на двоих Волков, приготовившихся сопровождать карету.

офф.

Я надолго не задержу.

+2

24

Когда беды наваливаются на тебя одна за другой, когда они доводят тебя до невыносимого состояния, только не сдавайся. Потому что это точка, где поменяется ход событий.

Увидев у кареты еще одного провожающего, Исабэль едва не уронила свиток от вспыхнувшей радости, но ее вовремя выручил слуга, пришедший на помощь. Сердечно поздоровавшись с Рыжим Лисом, девушка озорно парировала:
- Мы тоже наслышаны о Вашей новой должности, дон Альюр. И очень за вас рады!

Дэвиан тоже поприветствовал и одобрительно оглядел гостя с Яшмовой улицы. Остался доволен увиденным - Лис по-прежнему бодр, подтянут и готов к трудностям по первому же их появлению. На предложение дополнительного эскорта Белый Волк отрицательно покачал головой, и никакого щемящего предчувствия при этом у него не возникло:
- Благодарю, но не стоит недоооценивать наши усиленные городские патрули. К тому же, я всюду езжу только в их сопровождении, - кивок в сторону Петера и Йохана, весьма прохладно взирающих на Альюра после его оценивающего осмотра.

Исабэль же тепло улыбнулась недавнему разведчику перед тем, как залезть под низкую крышу кареты:
- Передайте, пожалуйста, Каталине наилучшие приветы и пожелания от всех Даверциан. Я обязательно загляну к вам на днях, обещаю! - И правда, чем не прекрасный повод отвлечься теперь уже от двух преследующих мысли взглядов - глубокого оникса и дымчатого стекла...

***

- Так что ты скажешь о гостеприимстве Его Светлости? - От необходимости отвечать сразу Исабэль освободила внезапная остановка экипажа и возмущенные вопли где-то далеко впереди. За проемом окошечка показалась голова Рукманна в высоком стальном шлеме с белой "гривой".
- Простите, мессир. Перед площадью Семи Роз перевернуты повозки с какими-то... мерзко пахнущими тюками, и нам придется объехать по улице Ремесленников - так ближе всего.

Дэвиан махнул рукой с добродушной миной, мол, поступайте, как считаете нужным. И тут же вернулся к волнующей его теме, которая для Исабэль почему-то оказалась очень щекотливой - девушка с вызовом сплела пальцы на концах синей мантильи и деланно рассматривала все, кроме лица сидящего напротив родителя.

- Даже не отрицай. Я заметил его интерес к тебе, и ты тем более не могла его не заметить. - Фразы подтрунивали добродушно... но в цель.

- Я бы не была на твоем месте так уверена в этом. - Высокие скулы тронула краска.

Бодрый цокот подков о мостовую. Поворот, высокая арка прямо в жилом доме. Секундная темнота сменяется солнечным светом, ритмично заслоняемым двухэтажными цветастыми жилищами покровителей и поклонников рукотворного искусства.

- Ты просто не видела его со стороны...

Впереди снова послышались крики, что-то вроде "Стоять! Берегись!"

- И наверняка он просил тебя приезжать со мной чаще...

Шум нарастал, а экипаж снова затормозил. Дэвиан обеспокоенно постучал в переборку, но ответа от кучера не последовало.
Еще один крик, весомый удар чего-то о землю и бешеное ржание тройки впереди. Исабэль встревоженно приподнялась с сидения, но светловолосый Волк взглядом и жестом приказал ей оставаться на месте.

И тут в окошке снова появился Рукманн - и его вид привел обоих пассажиров в ужас. Между доспехами в левом плече торчало темное древко арбалетной стрелы, а лицо в прорезях шлема было белее мела. Но Петер не стал тратить лишнее время на объяснения, а втолкнул в проем два длинных кинжала без ножен и обронил только четкое: "Гиены! Не выходите!"
А дальше все завертелось стремительным, кошмарным водоворотом событий...

Кто дает убийцам право убивать? Кто желает лишить жизни другого и навсегда - и это абсолютная правда - нарушить собственное Равновесие? Кто готов на все ради призрачных и химерных целей?

Возможно, городская стража была не очень далеко, но пока она добралась до нужной улицы, уже случилось непоправимое. Йохана Рыжего убили сразу, как и незащищенного вовсе кучера Олафа, с дальнего выстрела с крыши - болт вонзился аккурат в шею меж пластинами нагрудника Волка. Среди подобранных на дело отступников нашлись очень меткие стрелки.

Петер дал отпор пешим противникам, но, зажатый меж домами, потерял жеребца и не мог развернуться в полную мощь. Прохожие из числа Рысей и Волков, ринувшиеся в бой с самым неуправляемым и подозрительным кланом, также получили немало стрел в ноги и бедра. Гиены - а их было человек десять - все рассчитали верно: преградили обычный путь карет и заставили в числе прочих экипаж Судьи свернуть в одну из намеченных улиц с удобными позициями. Дальше дело оставалось за малым - затаиться и выждать нужный момент для атаки.

Они знали, что по факту идут на верную смерть, но страх перед неудачей и наказанием был сильнее инстинкта самосохранения, а выжившим были обещаны золотые горы и восстановление всех существующих и немыслимых прав. Что же касается жертвы, то Дэвиан Даверциан не ожидал столь дерзкого покушения в стенах родного города, иначе взял бы с собой и предложенный Альюром эскорт, и несколько больше телохранителей, и даже старого, но очень опытного и матерого Войцека Вариада...

... Бледная, с поджатыми губами, Эль намертво вцепилась в костяную рукоять; на лице Дэвиана была написана решимость, рука с клинком почти не дрожала. Вопли стихли, но оба Волка не решались покинуть экипаж, повинуясь приказу Петера и уповая на лучшее и возникший переполох, который обязательно привлечет патрули. В конце концов, когда Старший Судья все же решился толкнуть от себя дверцу - ее рванули с той стороны. Показалось окровавленное, пылающее нездоровой яростью и возбуждением незнакомое лицо крупного рыжеволосого Гиена.

- А вот и молоток с дочуркой! Горячий привет от Ресста! - И он замахнулся кривым ножом, тонким и зазубренным, чтобы нанести удар, но был отбит парированием Белого Волка. Где-то с надеждой закричали: "Стража! Скорее!", но Эль этого не слышала - в проем окна уже лезла внушительная  волосатая рука с обломанными в драке ногтями, чтобы ухватить ее за плечо. Не долго думая, кареглазая пришпилила эту руку к переборке - и в ответ получила дикий рев боли. В наступившей тесноте кареты слышались сдавленные звуки борьбы, протесты-крики девушки и почти рычание отца, боровшегося за жизнь обоих. В конце концов, Дэвиан оттолкнул нападающего, оставив кинжал Рукманна в плече рыжего Гиена... но его место занял еще один противник, против которого у Волка уже ничего не было. Преступник замахнулся длинным клинком, похожим на глайд, целясь в горло, однако внезапно его ноги подкосились, а подбородок с жутким хрустом встретился с порогом экипажа - это подоспела стража.

Но не раньше, чем Эль почувствовала острую боль в правом боку от все еще направленного, пусть и с погашенной силой, удара. Настолько острую, что после сдавленного в горле крика весь мир закрутился перед ее глазами и погас...

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Новые решения старых проблем...