В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Дэвиан Даверциан приезжает в Акрилон


Дэвиан Даверциан приезжает в Акрилон

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Место действия Акрилон - особняк Старшего Судьи Айрона Ригура, Орден Хранителей Равновесия, иные места.

Участники: Айрон Ригур, Дэвиан Даверциан, Исабэль Даверциан, прочие.

Исходные данные (одно-два предложения): Белый Волк Азнавура, преодолев несколько недель пути, наконец-то приезжает в Акрилон для встречи с Исабэль и беседы с деканом Ордена Айроном Ригуром, приютившим и обучающим его дочь.

http://se.uploads.ru/t/AaEMQ.jpg


+1

2

В день предполагаемого приезда отца Исабэль была сама не своя от волнения. По многим причинам – начать можно было хотя бы с долгого пути из Азнавура в Акрилон: Альянс расплел свои нити не на шутку, и теперь дороги для ключевых персон могли быть не безопасны. Конечно, меры, принятые Ригуром, значительно успокоили кареглазую, особенно высланное сопровождение, но вовсе не переживать она не могла.

Помимо основных забот в душе сидел довольно солидный червячок сомнений по поводу предстоящих намерений отца и прочих Белых Волков «стянуть» воедино власть и закон вокруг Азнавура, сосредоточиться на Князе-Хранителе и не дать врагу достичь главного – овладеть Талисманом. Как поняла Исабэль из писем, этот путь тоже был весьма труден, хотя бы потому, что  Князь Изегрим, в первую очередь, думал о всем народе Земли Кланов и не желал категорических мер по отношению к Отступникам и рокировке.

Ну и конечно же… Айрон. Её Рысь с черными бездонными глазами, способный на всё и желающий большего. Одна только мысль о Ригуре окрашивала бледные скулы в розовое – а предположение об отказе со стороны отца вновь стирало румянец. Сжимая кулаки, Эль поднимала и опускала горящий взгляд на дневники, с которыми в этот день сидела в малой гостиной. Она попросту не могла собрать мысли воедино и погрузиться в работу.

Декана не было дома – но к ежедневным поездкам Рыся по обственным делам и Ордена Исабэль уже давно привыкла. Обычно Волчица просто коротала в занятиях минуты до возвращения Рыся, однако сегодня она даже этим не могла заниматься. Впрочем, Айрон предупредил, что долго не задержится.

Через распахнутые ставни раздался зычный голос, просящий прохожих поберечься, а затем звонкий цокот подков не менее десятка жеребцов. Темнокосая отложила так и не оконченные записи, прошла к окну и успела поймать внушительную карету, завернувшую за угол особняка Ригура. Стяги, трепетавшие на ветру, были белыми.


… Она успела подойти к входным дверям вместе с Верестом. Рысь был предупрежден – но, наверно, понял всю важность этого визита только при виде в сотый раз раскрасневшейся Исабэль.

Тёплые полуденные солнечные лучи осветили фигуру отца – высокий и уверенный седоволосый мужчина вступил на брусчатку, осматриваясь и оправляя рукава простого, но приличного дорожного камзола. Всадники спешивались… Ингвар… Фолкор… светловолосый Оденн… Волки Дома Даверциан тут же склонились перед девушкой в светлом платье, перевязанном алым широким поясом-лентой. Они признали и почтили свою госпожу сразу, тогда как погрустневший взгляд Дэвиана сперва обежал дочь с головы в короне темной косы до носочков выглядывающих из-под платья домашних туфелек.

- Милая моя… Ты совсем на себя не похожа. – Через миг кареглазая утонула в шипре, таком знакомом и мягком, обнимая отца. Его руки сомкнулись на её талии, прижимая к себе крепче. – Я буду жаловаться мессиру Ригуру на его поваров.

- Отец… - Эль вскинула взгляд и по едва уловимой улыбке поняла, что он всего лишь шутит. Белый Волк был в курсе отравления и прочих вещей, поэтому видеть дочь вот такую – изрядно похудевшую, но в целом невредимую – было для него даром свыше.

Пока Верест распоряжался разгрузкой пары сундуков и расквартированием приехавших с гостем Волков, дочь и отец успели перекинуться парой фраз. Правда, на середине очередного вопроса-утверждения про здоровье Эль Дэвиан внезапно замолчал и осмотрел присутствующих:
- Я не вижу центуриона…
- Дон Войцек с Рукманном и Герресом уехали по заданию… моему. Как члена Ордена.

Правая бровь Дэвиана поползла было наверх, но Белый Волк все же успел её удержать. Эль был до боли знаком этот жест – она и сама часто так делала, услышав что-то очень интригующее.

- Отец… Я все объясню тебе. Вместе с доном Ригуром – он должен вот-вот приехать.
- Хорошо. – Белый Волк вроде бы согласно склонил голову, а затем еще раз обнял девушку, мягко целуя при этом в висок. Его дочь за несколько недель изменилась до неузнаваемости – но прежде всего она обрела какой-то новый внутренний стерженёк. И Даверциан сам ещё не знал, что сулит ему это преобразование в будущем.

+6

3

Верест согнал на помощь почти всех слуг, обитающих в доме Ригура. Всё-таки не каждый день их посещали персоны, от слова которых зависело счастье его господина. Малолетних племянников Ригура не было, их услали к родственникам, в горы. Они давно ждали этой поездки, и покинули дом дяди с чистой совестью. Их ведь по малолетству не ставили в известность о важных переменах, которые ожидали возможно всех, кто живёт в доме, а может быть и всех, кто живёт в Земле Кланов.

Несмотря на некоторую суматоху, поднятую по случаю прибытия гостей, порядок в доме сохранялся неукоснительно, поэтому вещи были отнесены в покои, приготовленные для отца Исабэль, его сопровождающие расквартированы, а лошади и карета отправлены в конюшню - и всё это с рекордной быстротой.

И вот, суматоха схлынула, будто её и не было, и Верест появился рядом с юной госпожой Даверциан и её отцом с чувством исполненного долга.

- Внизу есть мыльня, и приготовлена горячая вода, - доложил он. - Если пожелаете - я провожу вас туда, господин Даверциан.

Гость был слишком важным, поэтому Верест намеревался прислуживать ему сам. Ну и заодно, ему не хотелось перекладывать заботы на более молодых, потому что считал их слишком легкомысленными и неспособными вовремя угадывать желания мирового судьи. Правда и сам Верест не улавливал пока желания этого самого мирового судьи остаться с дочерью наедине. Но на то у Вереста были свои причины. Он полагал, что если его присутствие будет неугодно - ему об этом скажут прямо.

***

Айрон Ригур собирался распланировать свой день так, чтобы оказаться дома как можно быстрее, но совершенно неожиданно ему доложили об одном важном происшествии, с которым пришлось разбираться лично. Это было некстати, но не в правилах Рыся бросать что-то не доделанным. Поэтому он задержался, и когда отец Исабэль входил в его дом - сам Ригур лишь распорядился подать себе карету. Может быть, эта задержка была даже кстати? Рысь успел собрать все необходимые документы, которые касались деятельности Альянса и присовокупил к ним свежую... прокламацию? Кто его знает, как это назвать. На памяти Ригура ничего подобного в Земле Кланов ещё не было, так что и название явлению следовало выбирать аккуратнее.

Ещё раз перечитав бумагу, Рысь положил её самой верхней - и захлопнул кожаную папку, которая получалась уже довольно солидной толщины, несмотря на то, что сведений они, по мнению декана, собрали очень мало.

- Если будет что-то ещё важное - я у себя дома, - напомнил он секретарю, и покинул кабинет, направившись к выходу из здания Ордена.

+6

4

Белый Волк с благодарностью принял приглашение пожилого Рыся, но напоследок ещё раз обнял дочь, точно больше не желая допустить расставания ни на минуту. По дороге в мыльню Дэвиан спокойно и ненавязчиво уточнил, когда приедет владелец дома, и получил от Вереста такой же обнадеживающий ответ, как и от Из.  От помощи в самой мыльне Даверциан мягко, но настойчиво отказался – он не собирался надолго задерживаться в царстве пара и горячей воды, тратя на омовение ровно столько времени, сколько требуется смыть с себя дорожную пыль.

Теперь кареглазая, оставшаяся в малой гостиной, сжимала пальчики от нетерпения за самого Ригура. Естественно, без малейшего негодования или тревоги – Эль осознавала, что вне этих стен для декана превыше всего закон и порядок, как, впрочем, и когда мужчина рядом с ней. Затем Аурика отвлекла свою госпожу, принеся очередную чашу с отваром по рецепту Фарго Эгейла.  Темнокосая как раз допивала последний глоток, когда с ещё влажными, зачесанными назад светлыми (по большей части – седыми) волосами, в свежей белой рубашке и багряном сюрко с узким алым поясом, в гостиную вошел Дэвиан в сопровождении Вереста. За ними следовал рослый блондин-Волк в кожаных доспехах с массивной плетёной корзиной.

Отставив деревянную тару, Исабэль поднялась со стула.  На розовых губах прорисовалась лукавая улыбка – она догадалась, что же такое привёз ей в радость отец. Её мысль подтвердилась – открыв дверцу, Оденн выпустил крупного рыже-медового кота с серо-зелёными, чуть раскосыми глазами. Зверь с живым любопытством осмотрел помещение, фыркнул пару раз, а затем ринулся к Даверциан.

- Я позволил себе эту вольность… надеюсь, мессир Ригур не будет против ещё одного гостя. Тебе не помешает привет из дома, который сможет тебя утешить и заставить улыбнуться.

В таком же зелёно-сером взгляде отца Эль уловила  оттенок некой затаённой эмоции, точно Дэвиан желал сказать большее – но по каким-то своим причинам не стал этого делать. Принявшая на руки кота девушка с искренним удовольствием прижала к себе основательно заматеревшую животину – и та отозвалась утробным урчанием, полным удовольствия, да принялась тереться о подбородок хозяйки.

Дэвиан же с таким же интересом осмотрелся, а затем прошел к столу, из-за которого встала Эль, и сел на соседний стул. В дверь негромко постучали – теперь это была Аурика с подносом, на котором стояли несколько кубков и кувшин вина, разбавленного тремя четвертями воды; Лисица удалилась вместе с Верестом, правильно уловившим мягкий кивок гостя. Затем по знаку руки и Оденн покинул малую гостиную.

Отец с дочерью остались наедине. Дэвиан неторопливо пил глоток за глотком живительную прохладную воду с оттенком винограда и пряностей, а вновь усевшаяся Исабэль так же медленно гладила Медка, хотя полная кличка кота звучала как Медовый Пряник, а сам кот был подарком от Рамиро Гароа, Черного Лиса из семьи покорителей моря в Орбадоре.
- Отец… как матушка? Как Дэянира и Роран?

Пригубив в последний раз, Дэвиан отставил кубок.
- Матушка здорова, хотя и беспокоится за тебя. Дэянира сейчас у Дориана – там она в полной безопасности, так как мой брат стягивает когорты для перевода в Азнавур. Роран ходатайствует о переводе в личную охрану Князя- Хранителя. – Белый Волк чему-то невесело улыбнулся, а затем, точно вспомнив, потянулся во внутренний карман сюрко и вытащил небольшой конверт. – Это пришло из Орбадора – и я решил привезти его тебе в руки лично.

«РГ». Эль коротко коснулась пальцами восковой печати под инициалами с гербом в виде  пылающего сердца на гребне волны, а затем убрала конверт в свой дневник, закладывая меж переплётом и первой страницей. Она прочитает письмо позже. Тёплое выражение зажгло янтарь взгляда… как хорошо, когда у тебя есть друзья!

От мыслей о Рамиро Эль тут же перешла к его кузине, Каталине. Как там Лисица? Логическая цепочка потащила кареглазую дальше, к покушениям. Лицо девушки стало чуточку печальным.
- Спасибо, отец. Для меня такие послания в радость… Надеюсь, что у дона Гароа и его семьи всё в порядке.

Вместо ответа Даверциан коротко склонил голову. А затем заговорил, негромко, но настолько проникновенно, что темнокосая замерла и даже перестала гладить Медка.

- Знала бы ты, милая, как я не спал ночами, когда ты уехала... А затем от тебя пошли письма. Разбойники. Проблема с Грэйхаром. Ресст. Вступление в Орден. – Каждое слово падало на душу кареглазой камнем, но она по-прежнему смотрела прямо в глаза отцу. Белый Волк не укорял её, нет – но давал понять спокойной речью, какая буря на самом деле бушевала в нём после таких новостей. – Покушение на тебя. – Пауза. -  А тем временем в Азнавуре творился настоящий бардак... Мессир Росси уехал ни с чем. Князь-Хранитель почти не показывается горожанам. Стража удвоена. В тавернах судачат о нападениях и даже убийствах. Я не мог не приехать…

- Я же совершенно не против твоего приезда, отец…

- … И не попытаться уговорить  тебя вернуться домой.

- Что?

Исабэль выпустила кота, который с коротким недовольным мявом спрыгнул на пол. И встала, упираясь обеими тонкими руками в широких светлых рукавах платья о стол.
- Я никуда не поеду.

- Я знал, что ты так и скажешь. Возможно – не сейчас. Возможно, в скором времени, как только всё относительно придёт в порядок, а Альянс будет свергнут.

- Нет… пожалуйста. И не проси меня о таком.

- Пойми, милая… ты можешь продолжать дело Ордена и в своём доме. В родных стенах. – В ответ на почти возмущенный потемневший взгляд Даверциан тоже встал. – Я понимаю, что ты благодарна мессиру Ригуру за гостеприимство, но ты не можешь вечно жить в этом особняке. Даже как член Ордена. Это не совсем прилично даже в такое неспокойное время…

У Исабэль внезапно появилась некая слабость в ногах.
- Нет. Я не могу покинуть дом дона Ригура. Я принята в Орден в Акрилоне, отец. Моё место здесь.

- Неужели Розалин была права?.. – Этот вопрос, невольно высказанный наконец-то вслух, повис между отцом и дочерью острым призрачным клинком. Серо-зеленые глаза встретились с потемневшими карими, пытаясь найти в них нужный ответ.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-02-17 14:07:02)

+6

5

Ригур иногда жалел, что у него нет способности Лисов видеть и слышать то, что не видят и не слышат другие. Проезжая по улицам города, он старался разглядеть через полуопущенную шторку на двери, что происходит, насколько Альянс успел навредить им всем. Но ничего необычного не происходило. Не удивительно, ведь народ Земли Кланов последние сто лет живет в мире, и благодарит за это своих правителей. Для того, чтобы поколебать веру людей в справедливость, нужно гораздо больше, чем простая бумажка с глупыми и наивными лозунгами.

И все-таки Рысь испытывал беспокойство. Может быть, это было связано вовсе не с тем, что делается на улицах, и не с бумагой, которую он вёз с собой? Он должен был решить свою судьбу и судьбу Исабэль. Это было важно ничуть не меньше, чем решение судьбы всего материка. В Земле Кланов недаром издревле существовала поговорка: "Если ты не можешь умирить свою жизнь - ты не сможешь дать мир и другим"....

- Он уже здесь, - доложил Верест, забирая у Ригура плащ.

- Я знаю. Где он сейчас?

- Разговаривает с дочерью.

- Хорошо, я переоденусь и пойду туда.

- Господин! - Верест редко позволял себе давать советы Айрону Ригуру, но сейчас был такой момент, когда не дать совет было нельзя. - Прежде, чем туда идти, подумайте, действительно ли вы всё решили. Иначе нельзя.

Айрон посмотрел на своего старого слугу. Глаза Старшего Судьи были непроницаемые, как в те минуты, когда он разрешал сложные дела в суде и не позволял своим эмоциям влиять на решение.

- Я знаю, Верест, - сказал он.

И отправился в свою комнату. Через пять минут он предстанет перед Дэвианом Даверциан, и сделает то, что должен сделать.

+7

6

- Я был обязан затронуть эту тему прямо сейчас.
- Отец! Я люблю тебя, и переживаю за нашу семью каждый день. – Кареглазая отошла от стола, точно собралась принять фехтовальную  позу и защищаться до последнего.

«Вот он, стерженёк. Новое настойчивое «нет», которое раньше я никогда не слышал…"

- Ещё я постоянно прошу у Великих Предков защиты для всего нашего клана. И я преклоняюсь перед твоим опытом. Но я не могу бросить начатое дело на полпути – тем более, что для меня оно успешно и приносит необходимые результаты. Пойми меня как Белый Волк Азнавура!..

- Скажи мне прямо, моя сеннорина. – Так ласково, по-южному, Дэвиан называл Эль только в редкие  минуты, подчеркивая свою привязанность к чаду. И в этот раз попал в точку – девушка вздрогнула, опуская густые чёрные ресницы. – Права ли была твоя матушка, прося меня быть с мессиром Ригуром очень внимательным и обходительным?

«Глаза у мамы не только на затылке…» - в мелькнувшей мысли досада сплелась с щемящим чувством любви и тоски по рукам Розалин и ее объятиям. На миг кареглазую взяло искушение вернуться за кольцом, оставленным под подушкой в спальне, и понять до конца,  что же чувствует Белый Волк. Но прямо сейчас это было бы сродни удару ниже пояса.

- Ровно столько, сколько этого требует этикет, отец. Не забывай, что дон Ригур является деканом Ордена Хранителей Равновесия и Старшим Судьей…

- Не стоит. Я знаю все его саны, я уведомлён о значимости и силе этого человека. – Пошел откровенный разговор, и про себя темнокосая благодарила Предков за то, что они пока что ещё наедине. – Я никоим образом не умаляю его достоинства и опыт. – Дэвиан также поднялся и сделал шаг по направлению к Исабэль. – Но перед тем как мы перейдем к не менее важным вопросам, которые касаются всей Земли Кланов, я хотел бы получить ответ на свой.

Лгать Даверциан не могла и не умела, тем более – родителю, который воспитывал ее в почитании правды и внутреннего равновесия. Поэтому под испытывающим серо-зелёным взглядом Волчица медленно и неумолимо залилась краской. И пока она подбирала слова, седоволосый мужчина всё уже понял сам. Он немного помедлил перед тем, как сменить тему.

- Через неделю наступает твое совершеннолетие. – Вскинувшая карие глаза Исабэль вновь замерла изящной скульптурой – розовые скулы стали белее снега. По всем традициям семьи она была обязана встречать этот день дома… но за перипетиями и событиями совершенно забыла о нём. Вот что значит – погрузиться  в учёбу и дела Ордена с головой!
- Я не успею…

- Я знаю. – Дэвиан в который раз склонил чуть набок голову, рассматривая точёные черты старшей дочери  с неподдельным интересом, точно видел чадо впервые. Она была неуловимо похожа на обеих своих бабушек. И если от южанки Таис взяла спокойствие характера, то бесстрашная Летиция явно поделилась жгучим карим взглядом через Розалин: насыщенный янтарь был готов вспыхивать при малейшей возможности. Его дочь, как редкая птица, наконец-то решила переступить изящной лапкой порог открытой клети, в которую себя загнала сама – Даверциан уже слышал воображаемый шелест расправляемых багряных с серебром перьев. Разве не должен он радоваться?

Но чему? Железной ноге и довольно солидному возрасту  Рыся?
«Так, Дэвиан, спокойствие. Ты навешиваешь ярлыки раньше, чем это позволительно. Вспомни мать и отца. Не спеши».
Дрогнувшее в тревоге за дочь сердце вновь застучало в умеренном ритме.

- Поэтому, - Даверциан вернулся к столу и наполнил оба кубка из кувшина, точно предлагая Исабэль тост, - я останусь тут до этого знаменательного дня, если мессир Ригур не будет возражать. – Ровный тон был так похож на говор Рыся – Белый Волк как никто был обязан скрывать свои эмоции, чтобы они не мешали делу.

Завершивший свое путешествие по малой гостиной Медок возник у ног Исабэль, вновь недовольно мяукнув. Девушка уже успела забыть про присутствие кота – однако отставила кубок и с удовольствием приняла на руки рыжего красавца с белыми лапками. Линесдальская порода – одна из немногих, чьи представители могут похвастаться как необыкновенным ярким окрасом, так и любвеобильным характером. Она вернулась на стул и принялась неторопливо гладить Пряника, наслаждаясь длинной гладкой и тёплой шерсткой.

+6

7

Ригур переоделся, и посмотрел на себя в зеркало. Привычка одеваться во всё чёрное не означала, что у него нет одежды более "веселых" оттенков. Может быть, сегодня как раз был такой случай, когда надо использовать нечто менее мрачное. Но Рысь, поколебавшись, все-таки остался верен черному костюму, позволив лишь добавить к нему красно-коричневый широкий пояс. Он не носил ярких рубашек, как другие Рыси, считая, что по должности ему лучше придерживаться строгости. Так что рубашка была белой, из хорошего шелка, а шейный платок сочетался с поясом. Волосы как обычно схвачены на затылке в "хвост", кольцо с красным камнем на пальце. Можно сказать, что он готов предстать перед отцом Исабэль.

Прихватив папку с бумагами, Ригур вышел из комнаты и направился в сторону гостиной. По пути ему попался Тимми, но Лис только глянул на лицо своего покровителя - и тут же отступил в сторону. Сегодня Рысю лучше было не мешать. Слишком сосредоточен, так что можно подумать, что ему предстоит серьёзное разбирательство в Суде. Но к тому моменту, когда Айрон Ригур подошёл к нужной двери, он успел уже расслабиться (насколько подобное слово вообще применимо к такому энергичному человеку, как он). Толкнув двери, Рысь вошёл в комнату.

- Добрый день, судья Даверциан! - приветствовал он отца Исабэль. - Рад видеть вас в своем доме! - Он подошёл и протянул гостю свою широкую ладонь. - Приношу свои извинения за то, что не смог встретить вас лично. Госпожа моя! - Он кивнул Исабэль. - Надеюсь так же, что я не прервал какого-нибудь важного разговора.

Он всё ещё держал папку подмышкой, не торопясь переходить к делу. Для начала нужно было соблюсти приличия, и хотя бы позволить отцу Исабэль разглядеть себя получше. Сам Ригур смотрел прямо и открыто. Даже если у него были некоторые сомнения - он не собирался их показывать.

А ещё - он понимал, что этот Белый Волк должен оценить его ещё и с той точки зрения, что по возрасту они, Ригур и Даверциан, гораздо ближе друг другу, чем хотелось бы, когда речь идет о вероятном браке с молодой девушкой. Ещё недавно деканы Ордена предупреждали Исабэль о том, что возможно, вступив в Орден, ей придется отказаться от личной жизни и брака, а теперь выходило, что как раз о личной жизни ей и приходилось думать.

+6

8

Ригур застал Дэвиана как раз за вставанием из-за стола, поэтому Даверциан успел окинуть внимательным взглядом хозяина особняка, не особо стесняясь собственного интереса. Ростом Рысь был с гостя, но двигался в силу клановых способностей куда увереннее, даром, что одна нога Айрона действительно была железной. Да и выглядел декан гораздо моложе своих лет – в этот момент Белый Волк понял до конца, что именно подразумевала дочь в письмах под эпитетами «очень энергичный и уверенный в своих силах»… хотя наверняка Эль всё же присоединяла к оным нечто своё.

Рукопожатие Айрону досталось крепкое – несмотря на приличный возраст, Дэвиан время от времени (в большинстве случаев – по настойчивым просьбам брата) возвращался к тренировкам на гладиусе вместе с Вариадом  и нещадно корил последнего, если Войцек намеренно поддавался. Серо-зелёные глаза встретились с глубокими чёрными, почти непроницаемыми. Последовал короткий вежливый кивок.

«Рысь умеет хранить секреты. Силён и смел» - первая мысль, закравшаяся в голову Даверциан, едва не заставила мирового судью пересмотреть полусформировавшиеся выводы по отношению дочери к этому человеку. Впрочем, тут же седоволосый отставил в сторону импульсивные догадки – вряд ли его сеннорину смогли принудить к чему-то непозволительному или неприятному, ведь на его памяти Исабэль легко давала отпор любой попытке контроля или влияния извне, если сама не соглашалась с таковым.  «Ты напрасно пытаешься найти сразу же какие-то неровности… Лучше изучи его достоинства и попытайся понять чувства своей дочери».

- Добрый день, мессир Ригур! Рад встрече. Я бы просил Вас обращаться ко мне по имени, да и сам желал бы так делать. Всё-таки, мы на одной стороне и под одной крышей. – Он слабо улыбнулся. - Примите также мою искреннюю благодарность за гостеприимство для Исабэль и меня самого.

Кареглазая также улыбнулась Айрону – и эта светлая и мягкая улыбка далась ей гораздо легче, хотя внутри девушки всё сжалось. Жаль, что кольцо в спальне – она бы многое отдала только за возможность «подсмотреть» эмоциональное состояние обоих мужчин. Прекрасно разбираясь в оттенках поведения отца, Эль исподволь изучала мимику Белого Волка и интонации глубокого баритона. Пока что всё было в порядке… однако, амулет всё равно бы не помешал.

Случись это в иное время, в ином месте, с иным собеседником – и самой Даверциан было бы намного проще воспринимать ситуацию. Но здесь и сейчас её суровый родитель разговаривал с потенциальным зятем. Из другого клана… Гораздо старше…
«Великие Волки… угомонись! Прекрати! Ты переволнуешься и всё испортишь…»
- Добрый день, дон Айрон. Нет, Вы очень вовремя. Мы с отцом разговаривали как раз о сроках его визита…

В беседу вмешались настойчивым и мелодичным мявом – у ног Рыся неожиданно нарисовался спрыгнувший с коленей хозяйки крупный экземпляр семейства кошачьих с роскошной огненно-рыжей шерстью и белыми лапками. Пряник решился внести свою лепту в происходящее, тщательно изучив низ костюма Ригура, а затем неожиданно о него потеревшись с урчанием. Исабэль рассмеялась – кот умудрился немного разрядить атмосферу.

- Прошу прощение за этого нахала – отец привез мне из дома моего любимца. Уверена, что Дороти оценит Пряника – он очень любвеобилен. Медок… иди ко мне.

Кот в последний раз изогнулся и был таков – у животины в очередной раз проснулись исследовательские инстинкты: рыжий хвост мелькнул под столом и исчез.

+6

9

Рысь с интересом посмотрел на кота. Но сразу же вернул своё внимание людям.

- Я уверен, что детям этот пушистый господин понравится, - сказал он, улыбнувшись. - Прошу вас, садитесь! Для меня большая честь принимать в своем доме вас и вашу дочь, Дэвиан.

Рысь показал пример, сам устроившись в одном из кресел и положив папку на край стола. У Рысей, как впрочем и у многих других, было не принято с порога начинать говорить о деле. Гостеприимство требовало сперва развлечь гостей, осведомиться о них самих, о том, как они добрались, как поживают их родственники и прочее. Ригур такого порядка придерживался редко, но сейчас был подходящий случай. Он не был лично знаком с Дэвианом Даверциан до этого момента, и теперь с большим интересом смотрел на этого человека, оценивая его как коллегу по судебной практике и отца Исабэль.

- Если уж говорить о сроках, то я надеюсь, что вы задержитесь у меня, - начал Рысь. - Нам об очень многом надо поговорить, кроме того, я был бы рад близкому знакомству с человеком, который вырастил такую дочь. - Он мягко посмотрел на Исабэль. - Надеюсь, вам нравится Акрилон, и вы не против познакомиться со здешней практикой, и с теми делами, которые сейчас ведет Орден Хранителей Равновесия.

Ну, не получилось о погоде и родственниках! Что поделаешь. Наверное, Айрон Ригур уже привык отступать от условностей, живя вдали от собственного клана.

+6

10

На самом деле, Дэвиан Даверциан также был не слишком настроен на любезности – не совсем подходящее  время и не та обстановка, как говорится; когда Рысь упомянул о деле, плавно и ненавязчиво перейдя к нему от эпитетов в сторону Исабэль, Белый Волк невольно поймал себя на мысли, что этот человек еще и не лишен дипломатического мышления.

- Да, определенно, до дня совершеннолетия этой юной особы, - темнокосая на прозвучавший факт  в словах отца дрогнула уголком губ в сторону, не отводя при этом спокойного взгляда с его лица, - я воспользуюсь возможностью столь необходимого гостеприимства. Поверьте, - с мягким кивком на похвалу Ригура, - я и сам горжусь ею. Вступить в Орден Хранителей Равновесия может не каждый, а значит, Исабэль взяла от всего своего рода не только железное упорство.

На последних словах Дэвиан откровенно улыбнулся, признавая, что помимо вышеупомянутой «добродетели» Эль вполне способна на многие хорошие поступки. Он как родитель и мировой судья не сомневался в этом и ранее – однако сейчас говорил с одним из деканов о новом адепте Ордена.

- Так же я благодарен Вам за то, что Вы направили её на этот путь. – Еще один склон седоволосой  головы, а затем Дэвиан повернул голову к дочери. – Хотя мое предложение вернуться домой, Исабэль, всё еще в силе. Уверяю, в родных стенах никто не помешает выбранному тобой призванию.

Только теперь Белый Волк сделал обратный шаг к столу и присел на выбранный ранее стул; кареглазая устроила поудобнее на столешнице локотки, скрестив тонкие пальцы.  Пряник по-прежнему упрямо и абсолютно бесшумно исследовал дальний угол гостиной, в конце поисков уселся рыжей статуэткой и принялся изучать беседующих пытливым влажным взглядом.

-  Вы упомянули о текущих делах Ордена,  Айрон. Они касаются пресловутого «Альянса», не так ли? Равновесие этой кучкой недовольных нарушено более чем… - Пауза. - Позвольте, я вкратце опишу положение дел в Столице, для полноты картины. – Мужчина легко потянулся к своему кубку – усталость с долгой дороги всегда проявлялась в жажде; чувство голода не ощущалось  с утра, а после минувшего разговора наедине с Эль не помешал бы глоток и неразбавленного. Удовлетворившись несколькими неторопливыми порциями, Дэвиан продолжил. – Я рискнул взять на себя смелость в ходатайстве у Князя Изегрима о создании так называемой Консолидации Белых Судей. По всей Земле Кланов творится что-то непонятное, но ситуация становится всё больше пикантной, когда дело заходит о Белых Волках. Вернусь к Азнавуру. Князь-Хранитель почти не показывается на людях, хотя его глашатаи ежедневно оповещают об усилении городской стражи, о введении комендантского часа – это было как раз перед моим отъездом – и просьбах по насущным и важным вопросам обращаться напрямую в княжескую канцелярию. Возле дворца иногда происходило настоящее столпотворение. – Серо-зелёный взгляд точно затуманился неприятными воспоминаниями; у губ пролегла тяжелая складка, выдающая истинный возраст Волка. – Так вот… в Консолидации мне было мягко, но категорично отказано; большинство Судей вернулись в свои города, где их семьям и им самим грозит серьёзная опасность. Мой брат в Орбадоре, Серый Волк Дориан Даверциан, занимался – прошу отметить – подготовкой воинов для разведки в Пустошь, в городскую стражу и даже княжескую охрану; теперь все заказы поступают только для кордегарий, точно всё остальное не имеет смысла или формируется по иным источникам. - Он покачал головой. - Признаться честно… за свою семью я беспокоюсь в мерах разумного. А вот как помочь остальным… Мессир Росси отправился назад в Шарму ни с чем, хотя пытался защитить жизнь невиновного сына.  На мессира Виктура в поездке по Кордосе дважды покушались, пытаясь на ходу запрыгнуть в карету с кинжалом. – Дэвиан подобно Исабэль также скрестил пальцы, тяжело подаваясь вперёд. – Власть в опасности, Айрон. И я даже говорю сейчас даже не об авангарде в виде Белых.

+6

11

Ригур слушал внимательно. Он мог бы обсудить отдельно каждое услышанное предложение, но предпочёл заговорить о том, что уже обсуждалось в Ордене некоторое время.

- Мы не там ищем, и не те меры принимаем. После ваших новостей, мне это стало особенно ясно.

Рысь поднялся. В моменты душевного подъёма, когда речь заходила о деле, которому он готов был посвятить всего себя без остатка, он не мог усидеть на месте. Внутренняя энергия начинала биться внутри него, норовя подтолкнуть к действиям.

- В опасности весь миропорядок, и нарушаем его мы сами. - Рысь прошёлся по комнате, заложив руки за спину. - Никому из нас почему-то не приходит в голову, что отступников не может быть много. Их - ничтожная часть от всего числа людей! Большинство из них слабы и сами по себе мало на что способны. Другие способны быть лишь грубой силой: злобы много - ума нет. Но есть среди них некто, который знает, как можно ввести всю нашу землю в хаос. Он знает, что только сам человек может лишить себя Равновесия. Ему важно нас перессорить, заставить народ поверить в то, что Волки больше не могут управлять и сохранять порядок. Они наносят случайные удары, стремясь создать ощущение, что ситуация вышла из-под контроля. На поверку, любой из их нанятых агентов из числа отступников, тут же попадается, стоит ему нарваться на уверенных в себе людей, профессионалов, которых не испугаешь детскими страшилками. - Рысь снова прошёлся из угла в угол, и остановился наконец у стола. - Отступника легко запугать и заставить поверить, что ему не вырваться из когтей пресловутого Альянса. Но бороться нам нужно прежде всего не с ними, а с хаосом в своих душах, со страхом и неуверенностью. Недаром они создают сейчас панику в столице, и почти не трогают Акрилон. Они готовят удар там, где голова, и не могут разбрасываться своими агентами везде и всюду. Для этого их слишком мало. Но они уже создали впечатление своей вездесущести, нанося точечные удары то здесь, то там. И мы в их вездесущесть поверили! Вот, почитайте!

Он вынул из папки помятый лист пергамента и протянул его отцу Исабэль. На листе было написано следующее:

"Братья и сёстры!
Оглянитесь вокруг! Разве вы не видите, что наши власти уже не могут нас защитить?
Твари выходят с Пустошей и добираются до наших домов! Толпы разбойников не дают пройти ни одному каравану! А что делают власти и Орден? Они бездействуют! Хуже того, они сами поддерживают хаос!
В Ордене пытают людей! Вы можете сказать, что это делают везде. Да! Но Орден призван хранить Равновесие, а вместо этого занимается полицейской деятельностью, извлекая из этого выгоду для себя самих. Доказательства этих слов - будут! Обещаем вам в ближайшее же время показать, до какой степени прогнил Орден, и до какой степени власть, которую мы передали продажным правителям из так называемых белых Волков, используется против тех, кого они призваны защищать!
Братья и сёстры!
Никто, кроме нас самих, не сможет защитить нас в сложившейся ситуации!
Ждите следующих листовок, мы расскажем вам правду. Мы продемонстрируем вам такие факты, которые заставят вас прийти в ужас!
Подписано: честные и преданные защитники Земли Кланов".

- На большинство жителей Акрилона это не подействует, - заметил Ригур. - Но найдутся и такие, которые поверят, а Альянсу много сторонников и не над для того, чтобы вершить свои чёрные дела. Всё начинается с малого, так что сейчас нам нужно не добавлять хаоса и бросаться устраивать комендантские часы, не прятаться за усиленную стражу, а дать понять, что всё это - полная чушь!

На этом Рысь остановился, сел на свой стул и замолчал.

+5

12

Дэвиан принял и пробежался взглядом по поданному листку с невозмутимым выражением лица. Только в конце чтения его губы чуть презрительно поджались.

- Такие вещи недопустимы. И омерзительны по своей сути. Следует признать, что слухи между городами циркулируют с завидной эффективностью. Боюсь, что Вы правы, Айрон… в Акрилоне несомненно найдется парочка сомневающихся, которых мигом приберет к своим лапам Альянс. Скажу больше - такие уже есть и в Азнавуре. – Белый Волк помедлил и передал бумагу Исабэль. - Видите ли… Князь Изегрим не ставит целью посеять панику – он наоборот пытается прекратить её всеми силами, в том числе и комендантским часом. Возле моего дома каждые несколько часов проходит смена караула… Я, с одной стороны, не могу не благодарить за это Князя, но с другой – действительно, шума многовато. Хотя… если позволите высказать пару мыслей…

Кареглазая к тому времени также ознакомилась с содержимым прокламации – и тонкие чёрные брови девушки сдвинулись. Началось то, о чем отец меж строк предупреждал её несколько писем назад.
Свержение существующей системы.

В силу юного возраста, первичного ознакомления с миром магии и начального этапа обучения  делам и политике Ордена Даверциан не могла считаться полноправным игроком на этой арене по сравнению с теми же фигурами Старшего Судьи Акрилона или мирового – Азнавура. Поэтому сейчас Исабэль предпочла благоразумно молчать, слушая то, что говорят более опытные в этой сфере люди.  Если понадобится – она скажет свои соображения.

- Исабэль писала мне, что люди Ордена намереваются найти и ликвидировать очаг этой мятежной заразы. – Волк протянул ладонь и медленно провел ею по столешнице, точно сметая несуществующую пыль. - Я не политик, но в этом случае целиком и полностью согласен с такими планами. Быть может, рокировка сил, предпринимаемая Князем Изегримом, отвлечёт внимание самого сердца «Альянса», и у ваших разведчиков появится шанс расправиться с отщепенцами.

Мужчина смолк и вскинул седоватую бровь, а затем коснулся гладковыбритого подбородка указательным пальцем, потирая основание большим.

- А может и не появится. Тут уж как повезёт. – Он кивнул, глядя в некую точку на столе. Вновь посмотрел на Ригура. -  Вы правы и насчет количества сторонников этой шайки, Айрон. Я более чем уверен, что людей у них не много, а все «заказы» и наём обиженных и недовольных существующим положением дел простаков происходит по принципу пирамиды – сверху вниз. Нужно лишь задавить голову змеи – и всё рассыплется, как карточный домик. – Он позволил себе невесёлую и слабую ухмылку. – Большинство из покушавшихся на моих коллег даже не знали имён «заказчиков», а если и знали, то в большинстве случаев расследования всё было сплошной липой.

Пауза была недолгой. Отнятые от подбородка пальцы бесшумно побарабанили по гладкой поверхности стола и вновь стали недвижимы.

- Насчет же Равновесия… это уже отдельный момент. Исабэль написала мне о встрече с мессиром Рэйнольдом. Думаю, дальнейшие комментарии бессмысленны; подобные инциденты были не только в моей практике мирового судьи, но я боюсь, что свое внутреннее Равновесие я после того… случая так и не смог восстановить. – Было заметно, что простота и спокойствие, которыми была пронизана речь Дэвиана Даверциан, на деле даются ему очень нелегко.

+6

13

Рысь не торопился с ответом. У него самого сейчас были проблемы с Равновесием, и хотя он считал их вполне решаемыми - делать выводы было рано. Точно так же, как переходить на личные темы в разговоре.

- Я полагаю, что нам всем достаточно хорошо делать своё дело, - сказал он, хотя в этой его фразе не было ничего нового. - И я действительно надеюсь на тот отряд, который отправился искать гнездо отступников. С ними опытный разведчик Ордена, и люди, для которых благополучный исход дела необходим, как воздух. И всё-таки...

Как ему не хотелось об этом говорить! Да ещё Рыся волновало, что пропавший из его клана человек принадлежал его семье. Сейчас Айрон Ригур даже догадаться не мог, что двигало Эймасом Ригуром, когда он крал Гром-камень. Его заставили? Но как? Чем? Подкупили? Но сколько нужно заплатить Рысю, чтобы он предал своих? Хотя, мальчишку могли просто обмануть. Не такая уж страшная ценность - этот Гром-камень. Самое главное, почему его так берегли - потому что он считался враждебным амулетом, и Рыси поклялись, что он не покинет их клан, и будет использовал во благих целях. Увы! Практика показывает, что каким бы полезным ни казалось то, что враждебно - рано или поздно вред оно непременно принесёт.

Тем не менее, Ригур не стал пока говорить об этих своих думах, предпочтя сперва закончить с другим вопросом.

- Мне бы хотелось надеяться, что наши люди справятся, но как декан Ордена, я понимаю, что нужно быть готовыми к худшему. Отряд идёт скрытно, и никакой связи с ним нет. Помощи им тоже ждать не от кого. Если врагам удастся одержать верх - мы об этом узнаем только по тому, что придется отбиваться от армии, которую надеются собрать отступники, у порогов наших домов. И ещё, на мне есть личная ответственность за то, что случилось в клане Гиен. Я подразумеваю то, что власть захватил князь, которого по всей видимости наняли отступники. - Ригур развёл руками, хотя ранее никогда не допускал себе подобного жеста, и как раз по этому видно было, что он разочарован. - Гром-камень был похищен моим родственником, сыном моего сводного брата Юстаса Ригура, перешедшим в другую семьи после женитьбы. Так что с Равновесием у нас сейчас действительно большие нелады.

Больше Рысь разводить руками не стал, но и без этого видно было его разочарование. Ведь до инцидента с Гром-камнем в клане Рысей не было отступников.

+5

14

Исабэль вслушивалась и всматривалась в мимику и жесты обоих мужчин. И когда Айрон взял вину за похищение амулета на себя – решительно вскинула подбородочек, словно приготовившись отрицать такое признание до конца. Правда, оным жестом весь порыв кареглазой и завершился, потому что вместо неё за разочарование и растревоженную совесть Рыся рискнул приняться Белый Волк.

Дэвиан не имел роскоши быть настолько эмоциональным, как юная Волчица – седоволосый мужчина позволил себе только мягко поднять от стола ладонь.  Голос его звучал негромко, но убедительно.

- Я бы на Вашем месте не был столь категоричен, Айрон… По моему личному убеждению, Вы – ценный человек, и находитесь в самом нужном месте.  Мне нелегко признавать, что Вашей безусловно полезной и эффективной деятельности не хватает на всю Землю Кланов. – Пауза. - К тому же, Ваш родственник мог оказаться заложником обстоятельств. – Еще один миг тишины. – Как я почти десять лет назад. Это не допустимо с точки зрения Равновесия… но это вполне вероятно в реальных условиях. – Горьковатая нотка мелькнула и тут же пропала. Пояснений не требовалось, тем более, что ситуации с будущим Верховным Князем Лисов сегодня эти двое уже касались. После промедления Даверциан продолжил. - Признаться честно, я удивлён, что в этом городе ещё относительно спокойно. – Дэвиан опустил руку и потянулся ею за прокламацией, касаясь листка куда более бесстрастно. – Первая ласточка умело сплетенной сети предательства. И не последняя, конечно…  - Он слабо и невесело хмыкнул, скорее даже остро выдохнул. - Я повторюсь – я не политик и не желаю лезть туда, куда меня на протяжении последних нескольких месяцев толкают инциденты. Мою первую и последнюю инициативу не поддержали – что же, значит, на то есть весомые причины. – Фразы получались абсолютно спокойными и ровными, потому что по факту всё было так, как говорил Белый Волк. – Значит, стягивание сил вокруг Азнавура не является вариантом решения. Может быть… Ваш план по ликвидации верхушки Альянса будет более результативным. – Дэвиан вновь встряхнул бумагу. – Что Вы намерены с этим сделать, Айрон? Вы уже предоставляли это Ордену на рассмотрение?

С неподдельным интересом мировой судья взглянул на лицо Ригура.

+4

15

Рысь медлил с ответом. Он вычислял, какие меры нужно предпринять, чтобы не дать отступникам возможности вселять в граждан города неуверенность. Если в Акрилоне начнется то же самое, что в столице, а потом "зараза" перекинется на другие города - всё действительно может выйти из-под контроля.

- В Ордене уже знают о бумаге, - сказал он наконец. - Но поскольку в Акрилоне я являюсь руководителем, мне предстоит решить, что с этим делать. Я ещё не решил.

Признание было откровенным. Почему-то Рысю показалось, что именно сейчас он должен спешно решить задачу, никак не относящуюся к провокационной бумаге. Об этом он недавно говорил с коллегой по Ордену, Мелтоном Локхом. Об этом думал всё последнее время.

Он уже представил себе, как произносит вслух свою просьбу выдать за него Исабэль, но вовремя остановился. Момент был не подходящий. К тому же, Ригуру не хотелось торопить события. И вовсе не потому, что он собирался действительно ждать целый год. Ему хотелось, чтобы отец Исабэль стал ему доверять, узнал его получше, и не отказал сразу. Всё-таки брак получался неравным по возрасту, между представителями разных кланов, и наверняка вызовет лишние пересуды и неодобрение не только в Ордене, но и в клане Волков, среди родни Исабэль. А значит, надо было сперва заручиться поддержкой её отца, а уж потом делать предложение.

- В Акрилоне всего два печатных станка, - продолжил Ригур. - Мы уже проверили оба. Безрезультатно. Это напечатали не в Акрилоне. Так что я действительно очень надеюсь на наших разведчиков. Они могут раздобыть сведения, которые помогут нам вычислить подручных Альянса, действующих от его имени и нанимающих головорезов и воров. Вы бы могли очень помочь, если бы всё-таки связались с князем Эриком после того, как вернётесь в Азнавур. Хотя бы через декана Борегара. По моему мнению, Князь-Хранитель сейчас должен быть со своим народом, на виду, потому что ничто не действует более ободряюще, чем уверенность в том, что правитель всегда готов выполнить свой долг и защитить своих подданных.

Ригур и сам собирался писать декану Ордена в столице, но понимал, что личная беседа всегда лучше слов на бумаге. Он мельком взглянул на Исабэль. То, что у девушки нет с собой перстня, он заметил сразу, и сейчас подумал, что это хорошо. Чувствуя себя в несколько неустроенном состоянии, Рысь хотел оградить её от лишних волнений. С перстнем она обязательно бы почувствовала его сомнения и неуверенность.

+4

16

Дэвиан Даверциан молчал пару минут в ответ на предложение Ригура, хотя смотрел при этом на точёный профиль своей  воинственно настроенной дочери. Однако, по итогу размышлений кивнул головой, точно принял какое-то своё внутреннее решение, которое окончательно и не подлежит изменению.

- В этом есть рациональное зерно, Айрон. Я уверен, что с поддержкой в лице Ордена у меня получится пробиться через ограждение в виде канцелярии и прочих преград.

Кареглазая также согласно склонила голову.

- Два представителя Ордена Хранителей Равновесия и мировой судья всё же лучший расклад, нежели только я и мессир Росси. – Ещё один кивок.  И сухой вердикт. – После дня рождения Исабэль вернется со мной в Азнавур.

Девушка не стала повторно вскидывать подбородочек – она довольно протестующе встала из-за стола сама.
- Отец…

Белый Волк невозмутимо продолжил, добавляя оттенок такого знакомого металла в голос – Айрон и сам мог не раз его слышать в перепалках темнокосой с Войцеком Вариадом.
- Тем более, что к времени визита к Князю-Хранителю она как раз достигнет совершеннолетия и будет иметь полноправный голос.

- Отец! Нам следует обсудить этот вопрос яснее и наедине. – Эль бросила короткий, но искренне извиняющийся карий взгляд на Рыся. Дэвиан заметил это, и чётко очерченные губы Волка чуть поджались, пусть металла в баритоне и поубавилось.

- Не этого ли ты желала? Труд на благо и во имя Ордена. Тебе представится возможность побеседовать о тех вещах и вопросах, что ты задавала мне в письмах.

- Отец, это не то, чего я…

- Позволь тебе напомнить, моя несравненная. Ты гостья в доме уважаемого человека. – Черед седоволосого мужчины вскинуть ладонь и слегка извинительно посмотреть на Рыся, которому досталась помимо забот в антураж ещё и неловкая сцена противоборства двух характеров – почти семейные разборки. – Ты пока что его ученица. С совершеннолетием у тебя появятся абсолютно  другие права и обязанности. И я не уверен, что с точки зрения именно обязанностей ты вольна оставаться там, где хочешь. – Пауза. - Я повторяю – ты можешь продолжить дело Ордена в Азнавуре.

В этом был весь Дэвиан Даверциан. Та настойчивость его отца, с которой Волк искал и добивался своего, проявилась и в сыне. Тем более, что теперь мировой судья до конца разобрался, на какие точки следует нажимать – ответственности и упорства в его чаде было хоть отбавляй.

Исабэль замерла, чуть беспомощно глядя на Ригура. В её голове пронесся добрый десяток мыслей – ведь отец намекал на правила приличия, этикет, долг перед семьей и прочие действительно важные моменты. Перед Волчицей предстал целых ворох из домыслов и сплетен, в том же Азнавуре.
«Нет… я поклялась, что не оставлю его…»
- Я… отец, послушай меня. Пожалуйста.

- Ты права. Это сейчас не совсем уместно. – Он вновь миролюбиво поднял руку. – Мы обсудим эту поездку позднее. На кону пока что стоит Акрилон и вот эта проблема. – Кивок на бумагу. По разгладившимся морщинкам Эль поняла, что от своего решения Волк не отступит.

«Великие Предки… он приехал сюда в первую очередь за мной. Он приехал забрать меня!» - Исабэль сухо сглотнула и отвела в сторону карий взгляд. Продолжать спор было бессмысленно.

Дэвиан Даверциан на деле не кривил душой – он волновался и переживал за положение вещей в существующем раскладе по всей Земле Кланов; мужчина пытался настоять на Консолидации, и только гордость, сан и воспитание не позволили Белому Волку после настойчивого (хоть и мягкого) отказа в кулуарах канцелярии не разнести оную бюрократию в пыль и не пустить по ветру.

Но когда седоволосый узнал, что Исабэль (уехавшую очень далеко из-под контроля отцовской руки) попытались отравить – только тогда он осознал до конца, за что ему следует бороться в первую очередь. В первые минуты судью даже позабавили мягкие строчки – его сеннорина писала о покушении как о чем-то несущественном, расписала заслуги уважаемого Фарго Эгейла (с лекарем-Лисом Дэвиан был знаком лично),  а после несколько раз мимоходом утверждала, что успешно поправляется.

А сегодня он её увидел – похудевшую, скуластую, как его мать на семейных портретах в молодости. И этот внутренний стерженёк. Откуда он? Вступление в Орден ли тому виной? Или нечто иное?

+5

17

Пришел черёд Ригура возразить на то, что говорил Белый Волк. И дело тут было даже не в его личной привязанности к Исабэль. Хотя, это обстоятельство тоже добавляло своих нюансов.

- Я понимаю приоритетность той проблемы, о которой мы только что говорили, - сказал он, на мгновение коснувшись потрёпанного листа прокламации, но тут же убрав руку. - Однако, хотел бы поговорить о вероятности того, что Исабэль останется здесь, в Акрилоне. Не всё так просто. Официально, она моя ученица, и может покинуть город только с моего согласия. В Ордене свои порядки, и они считаются приоритетными перед порядками семейными, или даже клановыми. - Он коротко развёл руками. - Так было всегда. Я не могу отпустить Исабэль, потому что тогда мне придется передать её другому наставнику. А в Азнавуре её может принять только господин Борегар. Как член Ордена, исполняющий обязанности советника при Князе-Хранителе, он учеников не берёт.

Вообще-то деканов должно было быть десять, как и следует из самого слова "декан". На данный момент в Ордене Хранителей Равновесия, по причине отсутствия в составе деканата представителей клана Гиен, деканов было восемь: четыре основных - Айрон Ригур, Мелтон Локх, Паскаль Эне и Патрик Борегар; и четыре "помогающих", которые в отличие от основных, в городах не сидели, а разъезжали по всей Земле Кланов, осуществляя координацию действий Ордена в тех местах, где не было представительства Ордена. И ещё два человека из старших дознавателей исполняли обязанности двух недостающих деканов, не являясь деканами. Тем не менее, любой из этих десяти человек имел право брать учеников. Так что выбор для Исабэль представлялся достаточно широким. Ригур мог передать её любому из восьми, не беспокоя господина Борегара, должность которого действительно не располагала к дополнительным нагрузкам. Но суть в том, что Ригур не видел никаких оснований для того, чтобы кому-то передавать свою ученицу. Именно об этом он и сказал её отцу:

- Я принял вашу дочь в свои воспитанницы официально, на малом совете Ордена. Она согласилась быть именно моей ученицей. На данный момент нет никаких оснований что-то менять. Однако, если вы считаете, что оставаться и дальше в моём доме для молодой девушки не слишком прилично, я могу позаботиться о том, чтобы у Исабэль была собственная квартира при Ордене Хранителей Равновесия.

Может быть, Ригур и был слишком прямолинеен, но он решил, что выяснить отношения нужно прямо сейчас, чтобы потом, когда они займутся насущными делами всей Земли Кланов, эти мелочи уже не мешали и не отвлекали внимания.

На Исабэль он, к слову, пока не смотрел. Для него сейчас было главным договориться с её отцом. У него оставался ещё один "козырь", который он готов был использовать, но всё-таки предпочёл оставить на самый крайний случай. Нельзя же ошарашивать почтенного Белого Волка, Мирового судью, сразу всеми вероятными изменениями в социальном статусе его дочери.

+5

18

Темнокосая предупреждающе скрестила на груди руки – и как раз в этот момент Дэвиан неторопливо перевёл на дочь прозрачные серо-зелёные глаза, точно дипломат взял в нём верх над мировым судьей.

- Сеннорина, я бы попросил тебя принести мои последние письма. Есть один важный момент, который я упустил меж строк и хотел бы прояснить. – Просьба получилась довольно сухим тоном, который даже не пытался скрыть истинный мотив - оставить двоих мужчин наедине хотя бы на несколько минут. Оба представителя клана Волков скрестили взгляды, будто незримый бой меж ними достиг наивысшей, пиковой точки. Исабэль сдалась первой  - она довольно тяжело выдохнула, мягко кивнула Рысю и направилась к выходу из малой гостиной привычной грациозной походкой, даром, что домашнее платье на ней было маскировочно стянуто лентами из-за потери веса. Лишь когда девушка скрылась за дверью, а её и без того мягкие шаги окончательно стихли, взгляд Белого Волка вернулся к лицу Ригура.

- Только поймите меня правильно, Айрон… Я был бы последним дураком, если бы не подумал о довольно пикантном положении дочери. Одно дело – дон Эринио Грейхар, мой старый друг, Белый Волк… с женой и детьми. – Дэвиан справедливо ожидал, что декан подаст голос или хотя бы сделает некий жест, но Рысь смотрел на него  по обыкновению спокойно и вдумчиво, дожидаясь окончания фраз. Определённо, одна только выдержка Ригура заслуживала уважения, как и его забота в речах об Исабэль. – В каждом послании моя дочь строит выводы и предположения, но за ними призрачной тенью всё равно мелькает именно Ваш опыт. Ваше решение. Ваши догадки. Ваша власть. – Пауза. - Моя супруга, Розалин, - седоволосый легко улыбнулся кому-то невидимому, и эта мимолетная улыбка на миг полностью преобразила все лицо Волка, - перед отъездом просила прислушаться к сердцу Эль. Что я и делаю. Поэтому я должен спросить, как это полагается у таких, как мы, связанных по рукам и ногам законом и долгом.

Мужчина вновь замолчал, взял в руки кубок и принялся вращать витиевато заклёпанный металл. Лишь сделав последний глоток, он продолжил.

- Как сильно возненавидит меня моя дочь, когда поймёт, что отъезд неизбежен? Когда-нибудь учеба завершится, и Вам придется её выпустить из-под своего крыла. А я… поймите меня правильно. Я ещё хочу успеть покачать внуков на коленях. И, рано или поздно – этого захочет сама Исабэль. До последних писем от неё я был уверен, что моё мнение играет решающую роль. Как видите, - кивок с невеселой усмешкой на дверь, - ситуация изменилась.

+4

19

- В иных обстоятельствах я бы предложил не торопить события.

Ригур был сдержан как никогда. И это было очень кстати - остаться наедине с господином Даверциан. Но теперь обстановка располагала к откровенности, а Рысь не торопился, понимая, что возможно, его козырь не сыграет - и тогда будет чрезвычайно сложно убедить отца Исабэль в том, что она всё-таки должна остаться. Хорошо еще, что вскорости наступит ее совершеннолетие, и она станет немного более самостоятельна. Но не следовало сильно полагаться на это.

Ригур поднялся и прошелся по комнате. Не мог долго усидеть на месте, тем более когда речь зашла о таких личных и глубоко важных для него вещах.

- Я мог бы сказать, что обучение - процесс долгий, и может занять несколько лет, - начал он, продолжая мерить шагами комнату, пусть это было и не совсем вежливо по отношению к гостю. - Мог бы сказать и о том, что Исабэль была предупреждена заранее: для члена Ордена личная жизнь - роскошь, которую далеко не всегда удаётся себе позволить. Но я не хочу лукавить. Мое предложение переселить вашу дочь на квартиру, где ей будет удобно, и где не нужно будет опасаться лишних слухов, связано с одним обстоятельством, которое не касается обучения в Ордене.

Ригур остановился у края стола и машинально бросил взгляд на бумаги, которые принес с собой. А потом посмотрел на Белого Волка.

- Двусмысленное положение должно быть разрешено, и как можно быстрее, - сказал он. - И в данной ситуации есть только один способ, который наверняка не слишком вам понравится. Я надеялся, что вы узнаете меня получше, прежде чем я это скажу, но медлить больше, чем нужно, не в моих правилах. Дело в том, что я люблю вашу дочь и хочу просить у вас ее руки. Понимаю, что это неравный брак, и возможно, вы не такого мужа желаете для Исабэль, но у нас с ней много общего. Уверен, что ни с одним другим человеком у неё столько общего не будет никогда. - Он вздохнул и как-то странно повёл плечом, словно размышлял над собственными словами, а потом посмотрел на Дэвиана. - Не стану от вас скрывать: по негласным традициям моего клана я вообще не должен жениться. Я - калека, мне уже сорок четыре года. Кроме того, я не принадлежу к клану Волков. Наши дети будут слабы, они потеряют практически все свои магические свойства, и будут вынуждены жить под защитой других людей. Но это не закроет для них возможности стать уважаемыми людьми в Земле Кланов. И это не сделает их менее желанными для своих родителей. Решать вам. Полагаю, что Исабэль не захочет пойти против вашей воли, точно так же, как я не могу себе позволить против вашей воли жениться на ней.

Ригур мог бы много чего еще сказать, но оставил некоторые доводы напоследок. Может быть, их и не придется использовать...

+3

20

Когда Рысь завершил свою речь, он ещё с минуту  был молча изучаем слегка потемневшим взглядом оттенка штормовой волны. Дэвиан не торопился с ответами и вердиктами – ни в коем разе, вернее - не в этом случае. Но предложение декана и особенность ситуации требовали реакции со стороны Белого Волка. И, в конце концов, слова последовали.

- Вы наверняка осведомлены обо мне, Айрон. Я сам рожден в межклановом союзе; представить более разных людей, чем мой отец и моя мать было бы довольно сложно.

… Исабэль стояла за неплотно прикрытой дверью. Девушка прикрыла карие глаза, опираясь на закреплённую створку и слушая с некой отчаянной жадностью негромкие слова отца. Это было нечестно с её стороны – однако, иначе она не могла поступить. Ригур поставил на кон оба их жизненных пути: тихо подошедшая Эль успела расслышать конец фразы декана перед тем, как мягко коснуться двери. Он-то и остановил темнокосую.

- Я добился теперешнего положения сам, хотя меня, по словам матери, очень любила фортуна. Для Белого Волка во мне слишком мало магии – эту особенность неравных браков Вы знаете прекрасно. Поэтому оставим пока что вероятные сомнения многочисленной родни Даверциан в стороне – только два голоса будут иметь существенный вес. Это моя жена и сама Исабэль.

Пауза. Шорох ладони по столешнице – Волчица даже с сомкнутыми веками видела этот жест.

- Что же касается Вашего физического состояния… да, это меня волнует больше. По словам Из, Вы энергичны и прекрасно владеете собой. Я и сам успел в этом убедиться, хотя знаком с Вами не более часа…

Девушка, не открывая глаз, улыбнулась, а изящная правая бровь поползла наверх. Со стороны картина была более чем интересной – казалось, что Рысь возвел на себя мнимую вину, а Волк пытается оправдать невиновного. И тут Эль осознала, что отец пытается оправдать выбор дочери для себя самого – и делает это не по письмам, а в живом присутствии «испытуемого».

- К тому же Вы занимаете солидный пост. – Сухая нотка в баритоне. – Неравнозначное предложение, Айрон. Мезальянс, коих поискать. – Винная сухость пропала, точно её и не было, а в голос закралось какое-то непонятное облегчение. – Признаться честно… я всё ещё растерян. Мне необходимо переговорить с Эль в присутствии Розалин. Тогда я смогу ответить более чётко и без сомнений.

Темнокосая отлипла от деревянной поверхности и решительно толкнула створку, прижимая к себе плотнее требуемые письма.
- Отец… Я принесла то, что ты просил.

Дэвиан кивнул, с интересом всматриваясь в слегка порозовевшие скулы Исабэль. Принимая листки, мужчина вновь встретился взглядом с Рысем. «Вернемся к этому вопросу позже…»

+6

21

Рысь медленно оглянулся на Исабэль, словно старался уяснить для себя, слышала она, о чём разговор, или нет. Что-то во внешнем виде девушки давало понять, что слышала. Впрочем, правильнее было вообще сделать это в её присутствии. Но так уж вышло, что разговор с её отцом сам зашёл в такое русло, когда нужно было наконец сделать последний шаг. Что бы там ни говорил Мелтон Локх, у Ригура просто не было возможности, да и желания, откладывать всё на год. Умом он понимал, что так было бы правильнее, но это был как раз такой случай, когда правильнее для самого Ригура было - послушаться сердца. Для себя самого он уже всё решил, когда первый раз признался Из что любит её. Если бы он не был уверен, что поступает правильно, он не сказал бы ей ни слова, даже если бы его собственное сердце разрывалось от любви и безысходности. Поэтому с того момента, как он всё-таки признался, иначе события развиваться и не могли.

- Есть ещё какие-то новости? - спросил Ригур у Белого Волка, легко переходя от личной темы обратно на тему общественную.

Межклановый союз, от которого родился сам Дэвиан Даверциан, кстати, не особенно-то обнадёживал Ригура в начале. Ему приходилось слышать мнения детей от таких союзов, которые первыми же признавали, что в Земле Кланов не так просто жить, если у тебя нет свойств. Особенно это касалось клана Рысей. Любому ребёнку трудно удержаться, когда он видит, как его сверстники преодолевают препятствия, для него недоступные. Именно поэтому те, кто вступал в межклановый брак, либо предпочитали уйти из своего клана в другой, либо строили замки на болотах и в других потаённых местах, чтобы уберечь детей от лишних соблазнов, и дать им вырасти в осознании того, что они не такие, как их родители - и только потом выпускать во внешний мир.

Впрочем, с Исабэль всё обстояло проще: Ригур не собирался возвращаться в родные горы, а в городе можно прожить и без свойств. К тому же, Айрон надеялся, что его потомки смогут унаследовать от него и Исабэль нечто не менее уникальное: их способности, благодаря которым они оказались в числе членов Ордена Хранителей Равновесия. А это уже не зависело от того, передадутся ли клановый свойства, или нет.

Оставалась ещё проблема с самим Орденом, в котором брак Рыся и девушки из клана Волков будет осуждаем. Старый Лис Мелтон был довольно мягок в своих речах. Паскаль ЭНе, или Патрик Борегар пожалуй, выразились бы более категорично. Но тут Ригур всё-таки надеялся на простое отсутствие запрета. Да, Орден неодобрительно смотрел, если человек, занимающий высокий пост, женился. Тогда уж нужно было изначально быть женатым, или сохранять безбрачие. Но определённого правила или запрета не было, а что не запрещено - то автоматически разрешено.

+6

22

Принявший переход темы столь же безболезненно, Дэвиан, казалось бы, расставил все свои точки над «i» - он легко после кивка улыбнулся дочери, вновь грациозно и плавно усевшейся за стол. Слегка тронутые узловатостью, но по-прежнему крепкие и уверенные, длинные пальцы скользнули по бумагам, выискивая требуемые.

- Спасибо, Исабэль. Хм… Да. Вот.  – Мужчина поднес ближе к глазам нужный лист, точно сверяясь. Затем ещё один. – Вот-вот. Я упоминал про удвоенную охрану на улицах, но теперь должен разъяснить ещё кое-что.  Это касается караула у Одинокой Скалы. Его почти расформировали и очень редко сменяют. А приказ пришёл непосредственно из канцелярии Князя-Хранителя.

Глаза темнокосой округлились. Насколько было известно Волчице, именно там, в башне на Скале, хранился Кристалл, защищающий всё живое в пределах границ от тварей с Пустоши. Подобравшаяся девушка метнула короткий встревоженный взгляд на Рыся, однако тут же попыталась взять себя в руки.

- Я не стал писать это, потому что был не совсем уверен. Однако перед выездом к вам сюда меня догнало не только послание Рамиро. – Волк в свою очередь взглянул на овладевшую своими эмоциями Исабэль. – Была ещё одна записка из Северной кордегарии, которую я сразу же уничтожил после прочтения.  Да и письмо от моего брата окончательно внесло ясность.

"Послание от Гароа!" Великие Предки, Эль почти забыла про него за текущими волнениями… чуть позже необходимо обязательно прочитать и ответить, как этого требовали этикет и врождённая пунктуальность кареглазой.
Дэвиан вновь склонил голову и посмотрел на Ригура очень серьёзно.

- Если это возможно, Айрон… решился бы Орден усилить своими людьми охрану Кристалла? Я устал выискивать и выпрашивать через городские сплетни, друзей и золото правду по крупицам. Мне совершенно не нравится текущая деятельность канцелярии Князя-Хранителя.  – Седоволосый внезапно вспомнил отчаянное лицо Росси, которому отказали в прошении о сыне, едва заметно сжал пальцы на листке и тоже попытался успокоиться, беря пример с дочери, глядевшей на него теперь более уверенно и непринужденно. – Понимаю, что это невозможно и недопустимо, но мне кажется, что один из приближенных к Князю Изегриму преследует свои интересы. Это довольно смелое заявление для Белого Волка, поэтому я выражаю свое мнение только здесь и с вами. И ещё… Айрон… я был бы очень Вам признателен, если бы все эти сведения как можно скорее узнали остальные деканы Ордена.

- Мне кажется, что я совершенно не туда направила дона Вариада… - Эль подала голос, чуть хрипловатый за период довольно долгого молчания, при этом глядя на родителя слегка хмуро. Даверциан на эту фразу  почти миролюбиво вскинул ладонь.

- Я ценю твой альтруизм,  дорогая, но боюсь, что такой приказ Войцек не рискнул бы выполнить… разве что я отдал бы его сам. А я бы не отдал. К тому же, мы переговорим с тобой о важности личной охраны немного позже. – Баритон был ровным и дипломатически мягким, однако кареглазая могла не обманываться – разговор состоится, и ей ещё предстоит оправдать свои действия по отношению к Вариаду и прочим Волкам из своего сопровождения.

+5

23

Рысь несколько секунд наблюдал за отцом и дочерью, но потом вернулся к той информации, которую предоставил ему Белый Волк.

- Вопросы, которые касаются Башни Талисмана, в Азнавуре должны решаться не без участия декана Борегара, - напомнил он. - Я хорошо знаю Патрика, и если он по каким-то причинам до сих пор не вмешался - значит, либо у него есть на это серьёзные основания, либо от него скрывают истинное положение вещей. Хотя я и не могу себе представить, как такое возможно. В его распоряжении целый штат приставов и дознавателей Ордена, да к тому же, именно в нашей столичной резиденции сосредоточены главные Архивариусы. Правда, они тоже могут не располагать всей информацией.

Рысь задумался. Что-то происходило вокруг самого Князя-Хранителя, который кстати, помимо прочих титулов, являлся и магистром Ордена Хранителей Равновесия. Было время, когда место магистра занимал человек, никак не связанный с Князем-Хранителем, но последние лет сто порядок изменился, и сейчас тот, кто становился главой над всей Землей Кланов, автоматически должен был получать звание магистра Ордена. Правильно ли это? До настоящего момента Айрон Ригур считал, что правильно. Теперь он начал сомневаться.

- Мне сложно будет расследовать то, что происходит в княжеском дворце, - признал наконец Рысь, и глаза его сделались непроницаемыми. - Я совершенно уверен в декане Борегаре, и считаю, что этим должен заняться именно он. Хотя... - Рысь пожал плечами. - Он может оказаться излишне уравновешенным, как все Медведи, и сто раз отмерять, прежде чем предпринять какие-то действия. Но искать отступника среди княжеского приближения в Азнавуре - из Акрилона невозможно. Конечно, если разведчики, на которых я очень надеюсь, хорошо сделают своё дело - заговор может рассыпаться сам собой. Но найти предателя, если он есть, в любом случае необходимо.

О том, что нужно сообщить остальным деканам всё, что стало известно ему, Ригур говорить не стал, это и так было понятно. Но сейчас ему нужно было ещё и вычислить человека, которому он мог бы дать очень деликатное поручение, а самый надёжный из подобных людей ушёл с Лар Экшчтру и Вакадом. Надо было подобрать кого-то другого, может быть, совершенно неожиданного для всех. Кого?

- У одного из моих приставов есть троюродный брат, очень способный молодой человек с крайне нестандартным мышлением, - проговорил Рысь задумчиво, словно обращался сам к себе. - Я о нём много слышал, а однажды, совсем недавно, даже видел. Он попал в тюрьму по ложному обвинению, и мне пришлось судить это дело. Кстати, он женат на подруге Исабэль - госпоже Каталине Блэкхилл. Может быть, это не совсем обычно - выбирать для подобного рода расследований человека, который не является членом Ордена. Но этот энергичный господин не выходит у меня из головы. - Рысь посмотрел на господина Даверциан. - Вы не против компании двадцатисемилетнего Рыжего Лиса, самоуверенного, наглого, пронырливого, и совершенно неуправляемого?

Что-то в лице Ригура изменилось, словно он прятал хитрую улыбку, поскольку не считал момент подходящим для веселья.

+5

24

Обе светлые брови Дэвиана при последней фразе Ригура заинтригованно поползли наверх, однако Исабэль вновь успешно перехватила инициативу мягким и мелодичным контральто:

- Отец, речь идет об Альюре Эгейле, лучшем разведчике своего клана. Мне о нем рассказывал дон Рино – и очень хорошо при этом отзывался о качествах и способностях самоуверенного, наглого, пронырливого и совершенно неуправляемого Рыжего Лиса, - кареглазая легко улыбнулась Рысю, вспоминая Гиена с толстым растрепанным хвостом, причудливыми татуировками и предельным самомнением в стиле «какой же я дон?». Определённо, Камбанго выделялся ярким пятном на фоне соклановцев, пусть внешне и мало чем от них отличался. – Ты ведь помнишь Каталину? Я очень рада за их брак. – Прозвучало искренне, хотя и слегка с вызовом, потому что насчет сложившегося расклада «Рыжие-Чёрные» Белый Волк легко бы догадался сам.

Помедлив на явный и неугасимый  мятеж, Даверциан ответил такой же светлой, пусть и короткой, улыбкой дочери, а затем склонил голову:

- Кузина Рамиро Гароа и сестра юного Дарена, из клана Чёрных Лис. – Белый Волк слегка сощурился, точно какая-то невероятная мысль внезапно и «без предупреждения» посетила его голову. Затем серо-зелёный взгляд перешел на Ригура, чуть при этом потемнев. Эль насторожилась, хотя тут же мировой судья Азнавура взял себя в руки, сделав вид, что ничего и не произошло.
«Почему я не надела кольцо?.. Великие Предки… он думал обо мне и Айроне - это точно!»

Все вскипевшие ключом мысленные догадки и размышления Из были вновь прерваны родительским баритоном.
- Если мессир Эгейл так хорошо себя зарекомендовал, - тут в голос уже откровенно закралась добродушная ухмылка, - и Вы, Айрон, не против помощи вне Ордена… то почему бы и нет? К тому же, он не будет связан по рукам и ногам… гм… определенными условностями, как если бы разведку осуществлял один из членов Ордена… - Даверциан неторопливо и аккуратно наполнил свой кубок, не пролив и капли мимо перед возвращением кувшина на место. – Итак, Вы желаете отправить его с нами в Азнавур? К слову, где сейчас этот прекрасный молодой человек?

+4

25

- У себя дома. Он уже направлялся в Азнавур, но непредвиденные обстоятельства заставили его поменять планы, - ответил Рысь, незаметно, но цепко наблюдая и за Исабэль, и за ее отцом. - Сейчас он со своей молодой женой в замке Эгейлов, в сутках пути от Акрилона. Я чувствую, что ему необходимо оказаться в столице, и уверен, что если у него будет конкретная цель - его ничто не остановит. Что же касается условностей или предписаний... - Рысь мягко усмехнулся. - Я не думаю, что такого человека, как Альюр Эгейл, вообще могли бы остановить какие-то условности. Но тем он и кажется мне ценным: он слушается только своей совести.

Ригур задумался. Наверняка Меченый сейчас крайне озабочен своей новой семьёй. Но для госпожи Каталины будет весьма неплохо побывать в столице, при дворе, а уж уберечь свою юную супругу Альюр сможет. В этом Рысь не сомневался. В то же время, такая важная служба может возвысить самого Альюра в глазах его тестя. От союза двух семей Ригур ожидал большего, чем простое примирение Блэкхиллов и Эгейлов. Всё совпадало как нельзя кстати, и противиться подобным совпадениям - означало идти против самого Равновесия.

- Я мог бы послать письмо в замок, с просьбой к господину Эгейлу прибыть как можно быстрее сюда, в мой дом, - продолжил Рысь. - Но думаю, что есть способ получше. Почему бы Исабэль не пригласить старую подругу на своё совершеннолетие? Тогда ваша встреча с Эгейлом будет как бы случайной, и не вызовет никаких ненужных подозрений. Я полагаю, что именно вам будет лучше пригласить чету Эгейлов в столицу, а детали предстоящего расследования мы обговорим отдельно.

Айрон Ригур был абсолютно уверен, что Меченый согласие даст.

+4

26

После фразы о приглашении Исабэль перевела немного изумлённый взгляд на Рыся. На краткий миг девушке показалось, что Ригур читает её мысли… но затем отмела такое предположение в сторону. В «доальянсовых» планах у Из действительно было такое намерение – написать Каталине и пригласить на совершеннолетие. Как и отправить письмецо ещё одной близкой подруге  - Ингрид Бьорндален. Чуть вскинув брови, девушка сплела пальцы и с готовностью кивнула.

- Звучит прекрасно… Айрон. – Такую роскошь темнокосая нарочито позволила себе при  отце. Она легко улыбнулась, неожиданно, но так к месту вспомнив Летицию Галлиардо… бабушка точно так же постоянно проявляла мятежную сторону души, тем не менее всегда подчиняясь судьбоносным решениям семьи. – Я отошлю письмо Каталине с сапсаном, чтобы оно быстрее дошло.

Переведя янтарный взгляд на родителя, Из обнаружила, что он с неподдельным интересом следит за её жестами и мимикой – но не смутилась и не покраснела. Даверциан неопределённо увел уголок губ в сторону.

- Мы обсудили один важный вопрос с мессиром деканом, моя драгоценная. Сегодня я подберу для тебя квартиру. Ты съедешь завтра. – Баритон ровный, как и решительная нотка в нём.

Первым неосознанным желанием Эль было несогласно мотнуть черной косой и по обыкновению возразить, но затем разум взял верх. Не стоило сопротивляться прямо здесь и сейчас. Да будет так… она всегда желанная гостья в этом особняке. К тому же, она пока остаётся в Акрилоне.
Рядом с Рысем.
«Айрон…»

Поэтому вместо ожидаемого Дэвианом привычного огонька девушка изящно склонила голову, будто признавая «поражение». Возможно, Ригур пока что не так хорошо знал Исабэль, как её отец, и Рысю было даже забавно наблюдать за постоянным боем «молота о наковальню» – но всё происходящее было лишь отображением прочного патриархата в семье Даверциан и любви отца к дочери.

- Тогда я рискну отослать ещё одно письмо с приглашением доне Ингрид Бьорндален. – Повернувшись к Ригуру. - Это моя хорошая подруга и одна из достойнейших представительниц клана Медведей. – Выдох. Кареглазая знала наверняка, что и сейчас отец наблюдает за ней.
«Ни слова об Айроне… не в этот миг…»

Короткий мягкий взгляд на Рыся – Великие Предки, как же её тянет к нему... Исабэль удивлялась ежедневным открытиям в себе и своих эмоциях.  Ей встречались представители всех кланов, её руки просили не раз в Азнавуре… но всё было каким-то… ненастоящим. Претенденты видели в Эль объект для завоевания, «снежную орхидею»; они стремились разговорить Даверциан, не выпускали из поля зрения на приёмах и торжествах, смущались от её нередкого молчания или неожиданного, но яркого чувства юмора. Здесь же всё было иначе – прочная и волнующая привязанность на обоюдном спокойствии, терпении и желании идти вперёд вместе, рука об руку.  И Белому Волку нужно было это просто принять.

- Ты вольна в приглашениях. – Тут Дэвиан миролюбиво кивнул и отодвинул стул от стола, чтобы подняться на ноги. Затем он обратился к Рысю. – Благодарю за беседу, Айрон – она многое прояснила. Я бы не отказался от Вашей подсказки – есть ли рядом с Орденом хорошие апартаменты? К своему огорчению, я не очень хорошо знаю Акрилон.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-03-02 13:03:26)

+5

27

Рысь кивнул. Что же, он сделал последний шаг - попросил руки Исабэль. Теперь ей оставаться в его доме - верх неприличия. И если он получит согласие господина и госпожи Даверциан - он сможет назвать девушку своей невестой. Не об этом ли он мечтает, ловя ее взгляды, на которые внешне он отвечает очень сдержанно, а на самом деле - рвется всей душой навстречу!

- На Яшмовой улице, которая подходит к центральной площади, всего через один дом от здания Ордена, есть небольшой особнячок, который хозяева сдают в аренду, - спокойно ответил Ригур, словно и не бушевали сейчас чувства в его душе. - Спокойное, тихое место, скромный, но очень благоустроенный дом. Я полагаю, что он вполне подойдет для Исабэль.

Ему было легко называть девушку просто по имени. Он уже привык, и надеялся, что так оно и останется, и через непродолжительное время все препятствия между ними исчезнут. Друг для друга они на всю оставшуюся жизнь будут - просто Исабэль и Айрон...

- Мне нужно будет подкорректировать график занятий с Исабэль, - добавил он. - В Ордене у меня сейчас есть еще несколько студентов, с которыми я занимаюсь. К тому же, пока ещё вы не отбыли обратно в Азнавур, мне бы хотелось, чтобы ваша дочь присутствовала на нескольких судебных разбирательствах, которые назначены на эту неделю. Все они касаются непосредственных дел Ордена: злоупотребление враждебными амулетами, кража артефакта. - Он не стал перечислять всё. - Это хорошая практика, а дела буду вести я сам. Ну, и нужно будет продумать, что именно писать декану Борегару. Он не должен оставаться в стороне от тех событий, которые сейчас происходят.

Ригур не стал уточнять, почему так легко согласился с тем, что скорее всего и Исабэль придётся посетить столицу. Но невозможно было решить дело с помолвкой, если Из не увидится воочию со своей матерью. Такие вещи не делаются при помощи писем.

+5

28

Внимавший Айрону Дэвиан согласно склонил голову:
- Воспользуюсь Вашим советом и сейчас же наведаюсь на Яшмовую улицу. – Исабэль тоже встала, всё так же держа пальцы сомкнутыми в замок – сама стройная бесстрастность  с почему-то слегка порозовевшими скулами.  – Не провожай, сеннорина, я скоро вернусь.  – Мужчина позволил себе слабую полуулыбку. - Уверен, что вам найдётся, о чем побеседовать. По возвращению я тоже переговорю с тобой об одном очень важном вопросе.

Слова Ригура о предстоящих разбирательствах тронули некую ностальгическую струнку в душе Белого Волка – а ещё он неожиданно поймал себя на мысли о том, что всё же волнуется за обучение делам Ордена дочери, хотя более подходящего наставника, чем Рысь с его опытом, волей и охватом дел было трудно представить. Поймав взгляд, который в очередной раз дочь коротко подарила черноглазому мужчине, Даверциан едва удержался от острого выдоха… хорошо, что все баталии семейного совета над предложением декана предстоят как минимум через месяц. Потому что внутренние весы седоволосого замерли на позиции между «взвесь все аргументы ещё раз» и «не согласен».

- Надеюсь услышать интересные подробности после этих разбирательств, - с неопределённой усмешкой в голосе Дэвиан прошел к выходу. За промедлением последовал учтивый кивок, а затем Эль и Айрон остались наедине.

- В этом весь мой отец… - Девушка отвела взгляд от закрывшейся двери и перевела чуть раскосый янтарь на темноволосого Рыся. – Надеюсь, что он произвел на тебя положительное впечатление. – Тревога за любимого родителя перед не менее любимым мужчиной проявилась в мелодичном негромком контральто. – Я очень переживала. - Она подошла к Ригуру и положила светлую  точеную ладонь на его ключицу, угадывая пальцами красно-коричневый шейный платок, который прятал свои концы как раз под воротом рубашки.  Теплота от близости Айрона захлестнула кареглазую с головой – её взгляд замерцал.

Под ногами вновь нарисовался Медок – он довольно хрипло и требовательно муркнул, то ли просясь на руки хозяйке, по которой очень соскучился, то ли просто желая внимания обоих.

+5

29

Ригур не посмотрел на кота. Не потому, что ему не нравились кошки, а потому, что с ним рядом стояла Исабэль, и ей хотелось отдать всё своё внимание.

- У тебя замечательный отец, - ответил Рысь вкрадчиво, и позволил себе взять девушку за руку. - Мне бы хотелось, чтобы ты осталась здесь, но я уже попросил твоей руки, и поэтому тебе действительно будет лучше поселиться в другом доме.

Его глаза сейчас не были бездонными, в них, словно в зеркале, отражалась Исабэль, и казалось, что он пытается наверстать то, что упустит с её завтрашним переселением в другое жилище. Ему хотелось насмотреться на неё.

- Хорошо ещё, что ты должна продолжать учиться, и это даёт мне повод встречаться с тобой как можно чаще. Но Исабэль, меня печалит то, что я вынужден буду отпустить тебя в Азнавур. Не в моих правилах заранее расстраиваться из-за того, что произойдёт ещё лишь через некоторое время, но на этот раз я изменяю самому себе. Потому что я люблю тебя.

Он поднёс её руку к своим губам и поцеловал, нежно и мягко. А потом не удержался и обнял девушку за талию, приблизившись к ней вплотную. Хотя бы простой и невинный поцелуй он ведь мог себе позволить! Пусть даже Дэвиан Даверциан не спешил назвать свою дочь невестой Рыся.

- Я утешаю себя тем, что это препятствие временно, - совсем тихо сказал Айрон, заглядывая в глаза Исабэль.

+3

30

Удивительное чувство головокружения… «Очнись, Сухарик, разве тебя не приобнимали в танцах, разве тебя не держали за талию столь же бережно и осторожно?» Внутренний голос, отчетливо напоминающий Дэйко, не имел никакой силы рядом с Рысем – Эль с какой-то отчаянной радостью была готова раствориться в тёплых ладонях.

Рядом с деканом словно исправлялось её внутреннее Равновесие – любимой девушки, жены, будущей матери очаровательных детей. Точно невидимая, но решительная рука поднимала весы, заведомо опущенные сознательным отрешением от целого мира самой Даверциан. «Снежная орхидея» расцветала – и для этого, как оказалось, был необходим только один мужчина. Из иного клана. С железной ногой. Вдвое старше. Случай явно изощрялся над судьбой Исабэль, потому что предоставил ей достойнейшего партнёра, припася все особенности напоследок.

- Я очень на это надеюсь… - В ответ Айрону был подарен поцелуй из числа тех, что пьянят помимо воли – по-девичьи пылкий и в то же время осторожный. Взволнованность Из можно было читать на её лице, в жестах и контральто, будто кареглазая была открытой книгой. Замерев, девушка полуприкрыла веки – так было проще впитывать близость Ригура, однако уже через мгновение она мягко отступила на шаг, пробегая напоследок тонкими пальцами по предплечьям Рыся. На светлой шее сильно и ритмично билась голубая полупрозрачная венка.

- Я знаю, что после отъезда пройдет довольно много времени перед тем, как я вернусь. Если возможно – я возьму с собой кольцо. И ещё… - Она вскинула ясный янтарный взгляд. – Прошу… напиши, если что-то произойдёт. Если обстоятельства всё изменят. – Как бы нелегко не давались эти слова, Эль почти не запиналась, разве что паузы между фразами были более продолжительными. – Если ты… изменишь решение.

Темнокосая догадывалась хотя бы интуитивно, сколько проблем ожидает Старшего Судью, помимо слухов и сплетен по городу. Прежде всего – Орден. От своей учёбы и работы на благо Равновесия Из ни за что бы не отказалась, как была намерена бороться и за своё личное счастье. Но Ригур не принадлежал, если можно было так выразиться, только самому себе – число его прав и обязанностей было крайне внушительным.

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Дэвиан Даверциан приезжает в Акрилон