В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Большие надежды.


Большие надежды.

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://sa.uploads.ru/t/oxRX5.jpg

Участники:
Кристо Вудлав
Ларс Коррин - он же Лорелин Рейнольд Третий
Исабэль Даверциан
Войцек Вариад и несколько Волков Дома Даверциан
Исходные данные (одно-два предложения):
Первое задание Ордена Хранителей Равновесия совпало с тайными стремлениями Из к хотя бы малому "исцелению" души будущего верховного князя Лисов, которой нанес непоправимую рану ее отец почти декаду лет назад. Даверциан с Вариадом и парой Волков едут в кордегарию.
Конечно, по результату диалога не факт, что мир окрасится в розовый цвет, а еще запорхают бабочки и протрубят фанфары.
Но надежды есть.
Большие надежды.

+2

2

Вопреки толковому совету Айрона, Волчица не поспешила ложиться в постель, а засела за перо и пергаменты, да еще повторно попросила у ловких и обходительных служанок горячей воды. Пока большая медная ванна наполнялась паром, Исабэль ваяла очередную запись в дневнике, отвлекаясь время от времени, чтобы затуманенным от эмоций и усталости взглядом посмотреть в пространство или на красивую картину на стене, что изображала даму в пышном алом платье и с цветком лилии в руке. На губах дамы играла загадочная улыбка. Художник явно прочувствовал всю композицию и сумел преподнести свой талант зрителю.
Снятое кольцо лежало на столике, рядом  с уже готовыми письмами отцу и дону Грэйхару. Тени залегли под глазами девушки; она почувствовала, насколько измотана бессонной ночью и событиями, лишь сняв амулет – в один миг бессилие навалилось на ее плечи. Из в который раз про себя беззвучно поблагодарила Рыся за своеобразную опеку и заботу. Когда Эллария, еще сонная и крайне хмурая, негромко позвала воспитанницу в ванную комнату, та как раз поставила точку, отложила перо в пенал и задумчиво закусила губу, изучая ободок и камень. Что-то подсказывало Исабэль, что ей не раз придется использовать этот подарок…

… Волосы подобраны и теми же шпильками с жемчугом прихвачены на затылке. И платье то же – светлое и строгое; почему-то сейчас Исабэль похожа на скучающую послушницу, нежели на готовую закрыть свой первый долг дочь судьи.  Дона Сульф, помогая перед выездом брюнетке с упрямыми пуговицами, уже миролюбиво наставляла Волчицу и все пыталась рассмотреть знак посвящения в ряды Ордена, но ничего не увидела. Как и Войцек. Как и все остальные.
Карета миновала угол малой «г», который дал обзор высокой серой стене. Кареглазая горячо-остро выдохнула и подобралась; ей повезло, что в карете она ехала одна, и не надо было держать лицо всю дорогу. Вариад предпочел немного отдохнувшего Ветра, не забыв про Рукманна и Йохана с их жеребцами, поэтому сопровождало Даверциан весьма солидное трио, а юный адепт Ордена томилась в собственном соку размышлений на комфортных подушках экипажа, покручивая колечко с красным камнем.

Итак, капитан Бартоломей Сорес. И у него «в гостях» Ларс Коррин. Даверциан, пока карета проезжала фасад кордегарии, заворачивая к заднему двору под гулкий цокот копыт, слабо и неуверенно улыбнулась – ей предстояло переубедить Лиса и направить на «путь истинный». Только как это сделать?.. Если бы не было того разговора в коридоре перед ее комнатой! Если бы они расстались еще в лесу, после подсказки про дом Медведя Борегара! Если бы он не знал, кому вообще подсказывал дорогу!
Кому спасал жизнь.
Чем ближе была к своей цели и пункту назначения кареглазая – тем больше волнение накатывало и даже душило липкими руками горло. Волнение – и противное на вкус сожаление. Когда дверца кареты раскрылась, повинуясь руке Войцека в перчатке, Даверциан пересилила себя и призвала успокоиться. Во имя будущего клана Лисов… да и хотя бы своих спокойных снов.

+3

3

Во внутреннем дворе кордегардии никого не было. Точнее, был какой-то дежурный старичок, который подметал двор веником, связанным из тех же прутьев, которые тут применяли для наказаний. Ах, да! Эти самые прутья были предназначены вовсе не для того, чтобы ломать их о зады всяких пьяниц. Из них (то есть, прутьев, конечно) плели чучела, обмазывали глиной и использовали для тренировок. Еще из этих же прутьев делали короба для хранения личных вещей в казарме, мастерили стулья, вязали заслонки, которые выставлялись перед городскими воротами для защиты от снежных заносов, если выпадала снежная зима (что конечно же, бывало чрезвычайно редко, но все-таки случалось). В общем, для чего только не предназначались вымоченные в воде, гибкие прутья!...

Сегодня с десяток этих самых прутьев все-таки использовали не по их основному назначению, и теперь они валялись около колоды. Но это было и все, что напоминало об утренней разборке, с момента которой прошло наверное минут десять-пятнадцать, не больше. Все участники события успели разойтись, и теперь престарелый Волк, который работал при этой кордегардии уже наверное лет сорок, выметал двор, и подумывал о том, чтобы присоединить к своей слегка отощавшей от употребления метле ставшие ненужными розги. Но он начал мести с противоположного угла, и ему лень было лишний раз ходить туда-сюда. Шутка ли - девяносто шесть лет! Пора было и бросить свою работу, но старичку не хотелось расставаться с компанией молодых, с которыми он имел возможность общаться каждый день.

Увидев вошедших на двор господ, престарелый Волк выпрямил спину и посмотрел в их сторону. Глаза у него все еще было достаточно зоркими, чтобы определить, что вошедшая леди очень красива. Волк подкрутил усы, перехватил метлу за черенок, чтобы не волоклась по земле, и пошел к ним навстречу.

- Могу я чем-нибудь помочь благородной даме? - спросил он, кланяясь с еще не до конца растерянным изяществом.

В этот момент окно первого этажа, высоко приподнятого из-за массивного фундамента, отворилось и во двор высунулась седая голова Старого Барта.

- Что там, Фенди? - спросил он, и тут увидел неожиданных гостей. - Оу! Прошу прощения!

Голова исчезла, а уже через тридцать секунд двери распахнулись и во двор хромающей походкой спустился по лестнице сам капитан Сорес. Он очень спешил, по одному виду вошедших определив, что это важные персоны.

- Я могу вам чем-то помочь, господа? - спросил он. - Я - капитан Бартоломей Сорес.

Надо сказать, что Старина Барт несмотря на ранение и возраст, был бравым воякой, высоким и представительным. И несмотря на всю его торопливость, в каждом движении его чувствовались сила и уверенность. А еще он был вежливым человеком и старался, чтобы о Волчьей Охране у граждан города было правильное впечатление: как о защитниках, на которых можно положиться.

+3

4

Пока Исабэль с осторожным интересом осматривалась и, легко и приятно улыбаясь, здоровалась с весьма обходительным дежурным, Вариад и сопровождающие его подчиненные просто впали в некоего рода ностальгию… если можно было так назвать неопределенные ухмылки на лицах переглядывающихся Волков. Стены, антураж и сам старичок напомнили им о Южной кордегарии Орбадора, где трое  когда-то отслужили после военных тренировок Дориана Даверциан несколько лет в качестве завершающего этапа обучения. Понятное дело, что Войцек был самым старшим «выпускником», и разрыв между воинами составлял приличное количество лет, однако свои личные воспоминания были у каждого из троицы.

Поэтому при появлении Сореса воины невольно подтянулись, правда, Вариад первым ощутимо расслабился и протянул руку для пожатия по-легионерски, как это было положено в ранние годы седоволосого среди равных по званию:
- Доброго утра,  капитан Сорес. Я – центурион Войцек Вариад из Дома Даверциан, сопровождаю вместе со своими коллегами мадемуазель Исабэль Даверциан, представляющую Орден Хранителей Равновесия. – Голос Серого Волка звучал негромко, учтиво и солидно, а затем он указал на свою госпожу и приглашающим кивком предоставил ей слово.

- Дон Сорес, - девушка без труда приняла эстафету, едва не улыбнувшись от сухости в голосе своего сопровождающего. – Я здесь действительно по поручению Ордена. Мне необходимо переговорить с доном… Коррином. Ларсом Коррином. Это крайне важно и не терпит отлагательств.
Не стоило разбрасываться именами и титулами – в этом не было необходимости. Единственный раз, когда они будут упомянуты - так это – пресловутой личной беседе и совсем при иных обстоятельствах.

Рыжий и Рукманн уже успели завязать тихий, но весьма интересный, разговор с Фенди, который приостановил свое благородное занятие по уборке территории ради новостей и городских сплетен – всего того, что хоть как-то касалось караульного дела или прецедентов.

- А еще я бы хотел повидаться с командиром Кристо Вудлавом, если это возможно и сейчас он не занят нарядом или заданием. – Войцек вновь кивнул, глядя в глаза Бартоломею.

Эта пара прямо-таки насела на капитана Сореса, и все еще переживающая секунды волнения дочь мирового судьи искренне опасалась, что старый Волк сейчас просто пошлет их подальше… Хорошо, что у нее строгий вид. Хорошо, что дон Войцек рядом и столь же учтив и сух. И очень хорошо, просто великолепно, что у них действительно все полномочия Ордена.

+3

5

Капитан внутренне подобрался, сразу же прикидывая, чего такого могла учинить эта парочка со вчерашнего вечера до сегодняшнего утра, когда они едва только познакомились? Будь на месте Коррина тот же Меченый, опасения капитана непременно вылились бы в вопрос, но он сдержался и лишь обернувшись к раскрытой двери, громко позвал:

- Кристо! - Молодой Волк тут же появился в дверях, увидел гостей на дворе и поклонился учтиво. - Это командир Кристобаль Вудлав. Где Ларс? - спросил капитан, и в тоне его ощутимо звенел металл, будто старый вояка ожидал от подчиненных какой-то каверзы, которую они успели провернуть у него за спиной.

- Он... - Кристо засмущался  и спустившись по ступенькам теперь стоял перед важными господами. Особенно его смущало присутствие прекрасной девушки, потому что если бы не она, Кристо бы прямо сказал, что его смущает. Но вместо этого он вспомнил...

...Никто действительно не смеялся. И не потому, что Вудлав пригрозил дать в морду, а потому что сам человек иногда располагает к тому, чтобы над ним подсмеивались, а иногда вовсе нет. И Лис почему-то не стимулировал над собой подшучивать. И порку стерпел молча, а как только все закончилось, Кристо велел остальным убираться и заняться делами. Потом все-таки спросил, сам не зная зачем:
- Ну ты как?
На такой вопрос можно было обидеться, потому что вообще-то он ничего не означал кроме того, что сам задающий его чувствует себя неловко.
- Ну, в голове точно просветлело, - пошутил Лис, застегивая пряжку на своих брюках.
Его шуточка заствила Кристо расслабиться, и он от чистого сердца предложил:
- Или, полежи у меня в комнате.
У Кристо как у командира была своя маленькая комнатка, хотя он и не думал, что Лису непременно сейчас захочется полежать. То, в чем Кристо был уверен по своему опыту - который, что греха таить, у него имелся по молодости - так это в том, что после такого однозначно не захочется посидеть. Но Лис проявил покладистость и действительно ушел в его комнату. *

- Он вообще-то у меня в комнате, - признался Вудлав, потому что не счел возможным соврать.

Сорес кивнул, почем-то не удивившись, после чего проговорил:

- Господин Войцек Вариад из дома Даверциан хочет с тобой поговорить. - После чего повернулся к девушке. - Мне проводить вас, госпожа, или позвать Коррина сюда?
_____________________________
* Сыграно заранее.

+4

6

Исабэль вернула столь же вежливое приветствие появившемуся светловолосому Волку… и не могла не признаться самой себе, что присутствие людей родного клана невольно придает ей сил. Это вызвало улыбку, что коснулась уголков розовых губ, а затем кареглазая негромко обратилась к Соресу:

- Капитан Сорес… если возможно, я бы хотела переговорить с доном Коррином в отдельном помещении, если Вас не затруднит мне его предоставить и препроводить туда. – В грудном контральто подразумевалось, что комната Вудлава при всей учтивости командира не совсем подходящая обстановка.  – Искренне уверяю Вас, что не ничего предосудительного совершать я не собираюсь. – В девичьем тоне появилась и тут же исчезла  все та же легкая дерзость – она заметно смягчала слишком строгий образ Даверциан, что, несомненно, было плюсом и располагало к Волчице.

Что же касается Вариада, то седоволосый Волк скрестил на плаще руки, глядя то на Исабэль, то на рекомендуемого Ригуром соплеменника. Выступившие из-за его плеч Рукманн и Рыжий неожиданно одобрительно переглянулись – этого бы Кристо, зачем бы он там не понадобился патрону, к ним да в отряд… Обернувшись, Войцек приподнял бровь – и рослые мужчины индифферентно ретировались на несколько шагов. Командор явно хотел разговора тет-а-тет, и мешать диалогу не стоило.

- Командир Кристо Вудлав? Я Войцек Вариад, - проводив взглядом исчезнувших в дверях кордегарии Сореса и Даверциан, центурион вернул внимание к молодому Волку, беззастенчиво изучая статность и силу парня, что проглядывали в каждом жесте. – Мне Вас рекомендовали как опытного воина, уже здесь, в Акрилоне.  Я так понимаю, - седоволосый понизил и без того почти вибрирующий баритон, и удивительная мятежность сродни той, что минуту назад украшала голос Исабэль, мелькнула в следующей фразе, - служба здесь не слишком интересна и насыщенна, как этого бы Вам хотелось?

Слух у Волков – как и манеры приличия - клановая гордость. Рукманн слабо хмыкнул, а Йохан машинально поскреб прилично отросшую медную бородку и увел уголок скрытых усами губ в сторону. Оба прекрасно понимали, что если Дому Даверциан вдруг понадобится расквартировка в Акрилоне, то приличное пополнение не помешает. Да и настоящих бойцов редко встретишь в муниципальном карауле, и если этот Вудлав пройдет проверку – значит, действительно толковый парень.

Конечно, по мнению наблюдавшего за Кристо чуть сощуренным серым взглядом Войцека, по-хорошему следовало бы действительно проверить умения и муштровку Волка, а не полагаться на слово Старшего Судьи. Однако, Ригур не стал бы советовать приглядеться к кому попало. За те короткие часы знакомства, что уже стали отличным опытом для Вариада, последний искренне зауважал декана. Да хотя бы за то, что, пожалуй, Рысь легко сладит с юной подопечной из Дома Даверциан.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-11-04 14:51:03)

+3

7

Капитан проводил госпожу Даверциан в свой кабинет, после чего отправился за Коррином.

Ларс действительно валялся на кровати Кристо. Не потому, что плохо себя чувствовал, а просто потому, что ему было решительно нечего делать, и не хотелось ни с кем видеться и разговаривать. Подмяв под себя подушку, Ларс силился заснуть, что наверное было бы сейчас благом для него. Но ничего не получалось. Лезли в голову всякие мысли насчет того, что бы было, если бы он когда-то не ушел из дома. Сильно волноваться из-за того, что уже было сделано и не воротишь, Коррин, как все Лисы, не собирался. Но все-таки он вынужден был признать сам себе, что ему отнюдь не безразлично, что его только что выпороли как щенка. Это оказалось неприятно, а главное - унизительно.

- Вставай, тебя хотят видеть! - Голос капитана вывел Лиса из задумчивости.

Коррин повернулся набок и почесал задницу, критически взглянув на Старину Барта.

- Что, я еще успел кому-то дать по морде вчера? - поинтересовался он.

- Вот уж не знаю, да только явились люди из Ордена, и хотят с тобой поговорить. Или мне сказать, что ты заболел, потому что тебе розгами надрали задницу за твои выходки?

- Ты бы и мертвого с постели поднял, - проворчал Ларс, поднимаясь и поправляя одежду. Он был даже благодарен Барту за эту грубость, потому что так все происшествие принимало если не забавный, так по крайней мере, закономерный оборот. Все они здесь одинаковы, все на одном положении, все подчиняются одним и тем же правилам.

Через пару минут Ларс вошел в кабинет начальника. Сам Сорес из деликатности вслед за им не пошел, а отправился проверить постовых. И тут Ларс увидел знакомую фигурку госпожи Исабэль! Он даже головой мотнул, и в голове мелькнуло: "Ты же чувствовал запах! Мог сразу догадаться!" Но он так сильно отвлекся на свои собственные проблемы, что даже не среагировал на то, что еще подходя к комнате, уловил знакомый аромат, который теперь ни с чем бы не спутал!

- Вы?! - Лис так обомлел, что даже сделал шаг назад. А потом ему вдруг стало невыносимо стыдно, и он поспешил отвернуться, вцепившись пальцами в край бюро, стоявшего прямо рядом со входом, будто у него голова закружилась. О вежливости он вообще забыл, и опустив голову, не смел даже мельком взглянуть на Исабэль.

"Она знает! Она наверняка знает! - мелькнуло у него в голове. - А если не знает - еще хуже. Сперва ты пришел и заявил, что убьешь ее, а теперь она пришла..." Лис неожиданно сам для себя тяжко вздохнул, и все-таки отцепился от края бюро. Но посмотреть на девушку так и не посмел.

+5

8

Когда капитан Сорес покинул девушку, оставив наедине с регалиями на стенах, тишиной и собственным волнением, она позволила себе глубоко и довольно шумно перевести дух, сложив губы подобно Эолу на пресловутых фресках.
Что говорить? Вот что ей сказать, когда войдет Ларс… нет, Лорелин!
«Будь готова ко всему! В том числе и к обвинениям… ведь они резонны!»

Непроизвольным жестом Даверциан подняла руку к груди, касаясь перламутровых пуговок, под которыми еще будто чувствовалась ледяная капелька, точно укол тонкой иглой – знак, рассмотренный детально во время принятия ванны. Теперь она представляет Орден. Теперь ей нужно действовать на благо всех, а не только во имя осветления репутации отца.
Знал бы мировой судья Азнавура, сколько проблем в один миг он создал своей дочери… впрочем, из письма, слегка сумбурного и толкового зашифрованного, Дэвиан Даверциан догадается, чем как умудрился «посодействовать» обучению Из.

«Ты должна говорить с ним сердцем, Исабэль», - голос Айрона в душе всплыл знакомым мягким баритоном и тут же пропал, подточенный сомнениями. Но в нее верят, если ей поручили такую миссию! Неужели она сможет подвести Хранителей?
Или себя?
Сколько ночей она не спала после той беседы? Многовато, даже если бы история несла романтический характер. Да вот только виделся темноволосой в предрассветных снах  Лис не с изящной розой в пальцах, а скрестив руки и исподлобья, обвиняюще глядя в глаза.

Скрип двери. Она обернулась, чтобы встретиться взглядом с вошедшим мужчиной. «Если прочту в глазах ненависть, значит – все пропало…»
Однако дон Коррин предпочел даже не смотреть на нее, а вместо приветствия прозвучало лишь одно слово – будто тетива тренькнула, спуская стрелу.
- Да. Это я. Дон Коррин… Хотя… Нет. – Контральто обретало привычную настойчивую мелодичность. – Дон Лорелин Рейнольд Третий. Я пришла встретиться с Вами. Пожалуйста…  - Ее пальцы на груди сжались на перламутре, а затем кареглазая чуть вскинула подбородок, прямо таки буравя спину Лиса. – Мы ведь можем поговорить?

+4

9

Кристо был удивлен, что его кто-то рекомендовал людям, которые действовали от имени Ордена. Это было странно, и Вудлав чуть было не сказал: "Нет, что вы, я еще совсем неопытный..." и так далее. Но он вспомнил разговор с Ларсом и почему-то те слова Лиса о том, что он не должен постоянно извиняться и оправдываться, на него подействовали. К тому же как человек, который уже два десятка раз ходивший с дозором на Великие Пустоши, он действительно был очень опытный. Ведь там выживали только сильнейшие. Хотя на пустошах невозможно было приобрести ту вышколенность, которая например имелась у гвардейцев. Так что у Кристо был опыт воина, но не было опыта охранника при важных персонах. Он считал себя грубоватым и не особенно подходящим к подобной службе, но все-таки Пустоши - это рутина, к которой быстро привыкаешь. Даже к опасности можно привыкнуть.

- Признаюсь честно, господин Вариад, мне приходило такое в голову, - честно глядя на седого Волка ответил Кристо. Он чувствовал, что собеседник его и сам имел когда-то опыт хождения с Волчьими патрулями, потому что свой своего всегда легко узнавал. Но еще он чувствовал, что этот статный пожилой человек сейчас действительно может предложить ему нечто, о чем Кристо пока мечтать не смел. Поэтому командир Вудлав подобрался и открытым взглядом смотрел на седоволосого.
- Но я не знаю, могу ли вам подойти, - честно сказал Кристо, все-таки решив предупредить. - Я совсем недавно стал командиром, а до недавнего времени ходил простым воином. А что за дело вы можете мне предложить?

Грех было не воспользоваться случаем, и Кристо решился.

+4

10

- Сможете, Кристо, сможете… не сомневайтесь.  – Вариад все тем же пристальным и слегка сощуренным взглядом оттенка штормового неба оценивал Волка, а затем расцепил руки и свел их уже за спиной, пряча под плащ. Шаг вправо, вернуться обратно, шаг влево. Очередной взгляд почти исподлобья, точно Серый Волк – дознаватель, а не центурион Дома Даверциан. – Мне необходимо выследить одного человека. Отступника.  Его След может обнаружиться на месте бывшего особняка здешнего мирового судьи. Вы ведь знаете, что он сгорел. – Это был даже не вопрос, а утверждение – как караульный, Вудлав не мог пропустить это «эпохальное» происшествие.

Оба сопровождающие в нескольких шагах от командора и Кристо незаметно подобрались. Слушать им никто еще не мешал, а вот говорить было пока что нельзя. Поэтому и Петер, и Йохан ловили каждое слово, хотя демонстративно делали вид, что их интересуют устройства пряжек темно-серых плащей поверх нагрудников, да перебрасывались незначительными тихими репликами.

- А может и не обнаружиться. И второе даже более вероятно… если существенных улик на пепелище не было найдено. Однако, наверняка, След мог остаться в лесу неподалеку от Акрилона… буквально неделя пути.

Войцек замолчал, словно собираясь с мыслями. И без того негромкий гудящий баритон воина стал еще тише и настойчивее.

- И для меня, и для моей госпожи, мадемуазель Исабэль, поимка этого человека очень важна. Я щедро оплачу Охоту. Поиски. – Мужчина неожиданно уточнил, хотя первое слово подразумевало саму суть отношения клана к Черным Волкам и нравилось Войцеку больше. – Если След приведет в Акрилон, есть еще одно место, куда этот… нехороший человек мог отправиться. Но я должен знать, прямо здесь и сейчас, что Вы согласны на эту, несомненно, интересную работу. – Без тени иронии.

Признаться честно, Вариад намеревался оставить первых лиц своего отряда оставить в Акрилоне для охраны Даверциан, однако отправить братьев – к примеру, Райдимира и Ольдмара, - с юным Кристо представлялось седоволосому неплохой идеей. Заодно проверить, так ли хорош Вудлав, как его советует Ригур… раз уж Орден все равно будет так или иначе «в доле».

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-11-04 22:07:12)

+3

11

На собственное настоящее имя Коррин обернулся так резко, словно его ударили кнутом. Но тут же сник.

- Вы знаете, - сказал он обреченно, и взгляд его снова ушел в пол.

Исабэль знает, кто он на самом деле. Ларс так тщательно скрывался, что представить себе не мог, откуда она может узнать его тайну. Но теперь это становилось и не важно, потому что она уже знала. Не все ли равно, кто именно ей сказал?..

- Я больше не Лорелин Рейнольд Третий, - со вздохом сообщил Лис, и почему-то звук собственного голоса заставил его расслабиться. Он все еще не смотрел на Исабэль, но по крайней мере, он смог поднять голову. - Я потерял это имя, и теперь уже навсегда.

Как же это трудно - посмотреть ей в глаза! Но почему? Даже если он совершил что-то плохое - разве он когда-нибудь уворачивался от возмездия? Разве не вел себя достойно, всякий раз принимая со смирением все, что обрушивала на него судьба? Нет. Увы, нет! Он совершил один ужасный поступок, за который никак не был наказан. И этот поступок касается именно Исабэль. Что же, будет лучше, если она все о нем узнает, и пусть она посмотрит на него с презрением, отшатнется и постарается забыть раз и навсегда его имя!

- Госпожа Даверциан! - Лис выпрямился и теперь смотрел на девушку, хотя стыд и отчаяние никуда не делись от него. Он просто заставил себя смотреть на ту, к которой обращается. - Я виноват перед вами. Я посмел нарушить ваш покой и вторгнуться в вашу жизнь, на что я не имею ни малейшего права. Так же я не имею права думать плохо о вашем отце. Я не знаю, зачем вы пришли сейчас, но я недостоин того, чтобы говорить с вами. Я не тот, чьим именем вы меня назвали. Я - просто Ларс Коррин, неплохой разведчик, а еще дебошир и пьяница, которого не далее как полчаса назад выпороли за непристойное поведение. - Он развел руками. - Это так. Поэтому как Ларс Коррин я готов вас слушать, и сделать для вас все, что вы пожелаете, или принять ваш гнев и вашу неприязнь ко мне, как к человеку, который посмел причинить вам боль. Но не называйте меня тем именем, которого я недостоин.

Он замолчал, но не отвел взгляда. Боялся упустить ее реакцию на собственные слова, и со странным удивлением понял, что ему совершенно не безразлично, как эта девушка отреагирует на его признания.

+4

12

- Вы виноваты? – Контральто прозвучало слегка удивленно и огорошенно. – Вы виноваты?! Вы, благороднейшей души человек! – Ее руки всплеснулись и сомкнулись в замок на поясе, а пальцы принялись привычно быстро и нервно  крутить кольцо с красным камнем.

Словно успокоив мысли, девушка сделала несколько шагов к Лису – а затем остановилась. Кардамон, душистый табак, теплое розовое варенье и полынь. Странная смесь для эмоционального обоняния. Причем, последний «ингредиент» явно преобладал. С удивлением Исабэль осознала, что у будущего верховного князя Лисов есть свои тайны и надежды.

Скулы Даверциан заалели, а затем стали белее снега. Еще пара шагов, сокращающих расстояние до мужчины у бюро.
«Говорить сердцем…»

- Лорелин… послушайте меня, пожалуйста. Не поддавайтесь сейчас этой мнимой вине и не корите себя. Только на моей семье висит непомерный долг крови. – Кареглазая подошла почти вплотную и виновато понизила грудной голос. – И самое ужасное, что ничего исправить нельзя… а мне бы этого очень хотелось.
Она всматривалась в черты лица Лиса ищуще и с волнением.

- Подумайте лучше о своем будущем… господин дебошир и пьяница. – Впервые за все утро темноволосая слегка расслабилась, впуская в голос искреннее сочувствие с ноткой мятежа. – А еще о будущем всего Вашего клана. Великие Волки!  - Она точно воззвала в никуда. – Он считает себя виновным! Да это мне нельзя стоять перед Вами и напоминать об утрате! Лорелин! – Неистовость тона пошла на спад, возвращаясь к доверительному течению слов. – Когда мы встретились в лесу, я сразу поняла, что Вы прекрасный человек и один из лучших представителей своего клана. И даже  с учетом всего того, что произошло позднее… я до сих пор так считаю. И не изменю своего мнения.

+5

13

Кристо даже улыбнулся, потому что ему показалось забавным, как так вдруг все в его судьбе может поменяться, но он не боялся неизвестности впереди. Поэтому сразу же ответил:

- Вам нужен хороший разведчик из таких, которых даже в Волчьих патрулях единицы. Еще недавно мой отряд ходил на Пустоши с Меченым, Альюром Эгейлом, и он конечно же справился бы с поисками запросто. Но он уехал с караваном в Азнавур. А из оставшихся, если верить словам капитана Сореса, лучше Ларса Коррина никого нет. Выследить - это дело - для Лисов. Я же готов взяться преследовать отступника, тем более если он замешал в том пожаре, который настиг господина судью Грейхара. Ради этого почтенного человека здесь любой Волк готов отдать самого себя.
Тут Кристо очень кстати вспомнил про свой отряд и обязанности, смутился и чуть было не начал извиняться. "Хорошо, что Ларс со мной этой ночью поговорил, - подумал он про себя. - Честное слово, ведь он прав! Я только и делаю, что за все и перед всеми норовлю извиниться, а это - всего лишь треп и он ничего не значит".
- Господин Вариад! Я не знаю, почему вы выбрали меня, но если я вам нужен - я сегодня же поговорю с капитаном. Мне придется найти себе замену в отряд, который через неделю должен отправляться на охрану границ Пустошей. Я уверен, что это возможно, потому что не считаю себя таким уж незаменимым командиром. Но тем не менее, последнее слово будет за ним, как за моим непосредственным начальником.

Кристо мысленно выдохнул и понадеялся, что получилось не слишком пафосно. И тут же спохватился и добавил:
- Могу я узнать, сколько вы заплатите? Дело в том, что есть семья, которой я помогаю деньгами здесь, в Акрилоне. Не моя семья, но у меня перед ними личные обязательства.

"Это уже дерзость, - отругал он себя. - Но знать-то все равно надо. Вдруг что случится - кто им тогда станет помогать?"

+5

14

Статный седоволосый мужчина еле удержался от глубокого недовольного вдоха и своеобразного «ласкового» комментария при имени разведчика Ларса Коррина. Да, теперь не хватало только потащить будущего верховного князя (на этой мысли центурион беззвучно скрестил пальцы за успехи своей подопечной) в лес на старое место… даром, что Лис там уже побывал, и вот как-раз таки именно он и смог бы вычислить и дать Волкам окончательный След, куда бы тот ни вел…

Войцеку оставалось только задумчиво потереть выступающий подбородок вытянутым указательным пальцем, придерживая большим под линией челюсти. Говорить следовало прямым текстом – дипломатия годилась разве что для Ордена и самой Исабэль, а воинам подавай что попроще и попонятней, без обиняков.

- Вас мне рекомендовал Старший Судья Акрилона, мессир Айрон Ригур. Он явно следит за Вашими успехами, но причины мне неизвестны. – Вариад едва не фыркнул, отвешивая сухой комплимент в сторону декана. - Скажу только, что мне этот человек по нраву, и я не привык разбрасываться мнением достойных людей, уж если встречу их на своем пути. Это первая причина.

Центурион помедлил, окинул взглядом, полным сдавленной ностальгии, высокие серые стены и продолжил:
- А во-вторых, мне катастрофически нужны толковые люди, именно здесь, в Акрилоне. Не потому, что мои не достаточно хороши. – В баритоне мелькнула горделивая нотка – за всех своих Волков Вариад ручался головой.  – А потому, что их мало для тех серьезных дел, которые еще предстоит свершить. Во имя Дома Даверциан и Ордена, разумеется. – Последнее явно попахивало скромной иронией, но Вариад тут же взял себя в руки. – И если Вы сочтете себя годным для этой работы – а главное, действительно проявите себя, - уверяю, что за Войцеком Вариадом не заржавеет. К слову об оплате, - Вариад слегка приподнял перчатку, неопределенно шевеля пальцами в коже, - она вполне достойна. В частности, за согласие на поимку Отступника полагается аванс – полсеребряного. При неудаче – еще полсеребряного. А если приведете эту мразь ко мне на цепи – по два серебряных каждому, кто принял участие.
Он вновь  скрестил за спиной руки и вопрошающе посмотрел на собеседника.
- Такие условия Вас устроят, командир Вудлав?

+5

15

Ларс выслушал ее в волнении.

- Вы слишком добры ко мне, - сказал он тихо. - Это ваша душа благородна. Благородна и чиста, раз даже сейчас вы говорит мне такие слова.

Он покачал головой, чувствуя, что на глаза снова навертываются слезы. Но на этот раз Лис сдержал себя. Наверное, какое-то облегчение приносило ему это неожиданное общение с девушкой, потому что он успокоился наконец, и посмотрел в лицо Исабэль уже совсем другим взглядом - благодарным и ласковым.

- Вы - самая удивительная девушка из всех, кого я встречал, - сказал он. - И вы совершенно правы, мне давно надо было остановиться и подумать не о себе, а о тех, кого я так легкомысленно оставил. Но наверное, вы все-таки думаете обо мне лучше, чем я того заслуживаю. Я ведь трус. Я теперь просто боюсь вернуться назад. А может быть, мне стыдно признавать свои ошибки. Зачем я все это вам говорю?... Простите, это не ваши проблемы, и я не имею никакого права вам все это говорить.

Он вздохнул и отвел взгляд. Он испытывал необычайную нежность к девушке, какой даже не подозревал в себе раньше, но сейчас он подумал о своем суровом дяде, Велиасе Рейнольде. Это конечно было круто - хлопнуть дверью и заявить, что ты не нуждаешься ни в семье, ни в поддержке. Но как теперь вернуться и признать обратное? Этого Ларс себе представить не мог.

+4

16

- Лорелин, - нет, сейчас Исабэль не сможет одолеть все установленные собою же правила приличия, аккуратно ставя во имя толковой опоры ладонь на бюро, но при этом глядя на Лиса. – Поверьте… Мне не раз приходилось видеть примеры «лучше поздно, чем никогда». Я искренне уверена, - контральто окончательно смягчилось, пока янтарный взгляд встречается с глазами мужчины, - что Вас ждут. Понимаете? Ждут, что когда-нибудь Вы вернетесь и откроете все нужные двери. Освоите то, что Ваше по праву. И простите тех, кто причинил Вам зло или боль.

Ощущение тепла затопило Даверциан с головы до ног под усиливающимся ароматом кардамона и табака, сплетающихся в особый положительный оттенок эмоций. Знакомый запах. Доверие. Тепло. Искренность. Томительно знакомый, пусть кареглазая все никак не могла вспомнить, кто именно так «пахнет».

- Только, пожалуйста, не говорите мне, что Вы трус… и наша беседа пуста и напрасна. Вы не трус. Вы просто не могли найти в себе сил, чтобы продолжить идти дальше. А нужно всего лишь, - ее вторая свободная ладонь осторожно, на считанные мгновения, легла поверх камзола на его левую ключицу, - слушать себя. Ну… или остальных, кто мог бы о Вас позаботиться или достучаться до Вашего сердца.

Отнимая руку, Даверциан слегка смущенно улыбнулась. И ведь дело даже не в задании Ордена  и не в личных счетах этих двух столь разных семей. Сам по себе Ларс Коррин, этот превосходный разведчик, дебошир и пьяница, в любой ипостаси оставался сильным человеком, который заслуживал своей честностью и настоящим благородством соответствующего отношения. И сама себе Исабэль в этот миг напомнила скульптора или ювелира, который под внешним слоем гипса или тусклой оболочки настойчиво ищет то, что может вдохновлять и вести вперед многих людей.
Ищет, зная, что обязательно найдет.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-11-06 16:11:36)

+5

17

Кристо между тем кивнул господину Вариаду.
- Меня все устраивает, - подтвердил он. - И я готов в любой момент приступить к своим обязанностям.
Еще бы это его не устраивало! Да о таком можно было только мечтать! Кто он такой? Обычный вояка, каких много. Ну, командир, и что? И тут вдруг такое повышение! А главное - влиятельный рекомендатель! Кристо даже не по себе стало немного и он невольно повел плечами, стараясь скрыть внезапно охватившую его дрожь. Он и представить себе не мог, что  один из влиятельнейших людей в Акрилоне обратил на него внимание, и наверняка знает о нем все! В этом Кристо был уверен.

- Мне следует самому поговорить с капитаном, или это сделаете вы? - спросил Кристо, тут же себя отругал, потому что фраза была продиктована скорее опасением того, что Старина Барт на него наедет и отчитает за самонадеянность, чем желанием соблюсти субординацию.

+5

18

Лис улыбнулся и как-то совсем тихо, доверительно ответил девушке:

- У вас доброе сердце, и вы знаете, что сказать, чтобы не умирала надежда. Могу ли я надеяться на то, что встречу еще хоть одного человека, который будет так же добр? - Он покачал головой, и выпрямился. - Я так не думаю. Но за вашу доброту, я постараюсь быть таким, каким вы меня видите.

В голове тут же промелькнула куча проблем уровня: "Ты - разведчик, если не пойдешь с отрядом - кто это сделает за тебя? А что скажет Велиас Рейнольд? Может быть, ему лучше бы было, чтобы ты действительно исчез..."

- Могу я задать вам один вопрос? - спросил Ларс, и не дожидаясь согласия, продолжил: - Почему вы пришли? Почему это так важно для вас? Мы ведь почти не знакомы, и я в первую нашу встречу успел не только помочь вам, но и напугать.

Никто с тех пор, как Коррин ушел из дома, не пытался заботиться о нем, или в чем-то убеждать. Для всех окружающих он был уверенным в себе Рыжим Лисом, который несмотря на все странности, сам справляется с проблемами и не просит ничьей поддержки. Даже Фрайдек, хоть они и были друзьями, чувствовал, что Ларс дружит с ним вовсе не для того, чтобы иметь под рукой того, кто может ему помочь. Они просто делали общее дело, с которым каждый бы сам справился, но вдвоём они справлялись и вовсе блестяще. А госпожа Исабэль, похоже, разглядела в нем все его проблемы. Впрочем, он сам раскрылся, легкомысленно сунувшись к ней там, в замке Борегара. Но похоже было, что она не испытывает к нему ни досады, ни иных негативных чувств.

+4

19

... Там, где есть боль, — есть чувство, а там где есть чувство, — всегда остаётся надежда.

Теперь, когда Лис относительно расслабился и перестал отворачиваться (чем, несомненно, обрадовал девушку), ее легкая улыбка расцвела, как чайная роза, омытая рассветными солнечными лучами. Одновременно с этим своей полноты достиг вдох всей грудью, что наполнил Волчицу силой перед раскрытием козырей; глаза слегка расширились и доверительно заискрились тем самым схожим янтарем, пусть взгляд у мужчины в эти мгновения был немного темнее и насыщеннее:

- А Вы сами как думаете, Лорелин? – Мягкое контральто ложилось на их звуки дыхания легкой мелодией. – Мы встретились в глуши, и моя жизнь, заметьте, именно моя - она выделила особой нотой эту фразу, - тогда зависела от Вашего решения: помочь или оставить все как есть. В итоге, Вы помогли, Вы сохранили в целости не одну судьбу, просто указав нам на дом господина Борегара. – Она всматривалась и всматривалась в глаза Рейнольда Третьего, точно находя что-то свое. – И лишь потом, когда я была в безопасности, Вы пришли. Не убить. – Голос стал еще на порядок музыкальнее. – А рассказать, что Вы потеряли из-за моего отца. Ведь, признайтесь… Вы бы и пальцем меня не тронули, упади я тогда на колени и… - Исабэль типично мужским, виденным не одну сотню раз  на ристалищах у дяди и учениях на заднем дворе отца, жестом изящной в контраст оному руки отодвинула и перекинула вперед густую темную массу волос, что была перехвачена на затылке, тем самым оголив белую высокую шею.  – Даже если бы я попросила. Верно? – Даверциан вернула голову в исходное положение и вновь открыто и без стеснения перехватила взгляд будущего верховного князя лисьего клана.

Освободившийся от провожатых и переходов по коридорам кордегарии капитан Сорес как раз вышел во двор к наверняка ожидающим гостям, точно Кристо ментально попросил об этом старого командора. Вариад не растерялся, поймал в обзор фигуру властителя здешних родных сердцу серых стен и учтивым, пусть и слегка рубящим, кивком и жестом ладони попросил присоединиться к беседе.
Одновременно с этим к Волкам подтянулись и Петер с Рыжим, так что образовался весьма рослый и разноцветный макушками квартет. Слово после недолгой паузы и многозначительного взгляда молодому Вудлаву взял сам Войцек.
- Капитан Сорес, я прошу Вас отправить в наряд с моими людьми командира Кристо Вудлава. Его навыки, силы и опыт понадобятся мне в связи с расследованием Ордена Хранителей Равновесия. И очень помогут Ордену. – Коротко склонив голову, центурион добавил в вежливый голос горделивую нотку. – Уверяю, что  при успешном окончании расследования уважение к разведчикам и бойцам Вашей кордегарии только возрастет, чем лично я был бы крайне доволен. Впрочем, даже простое участие этого молодого человека зачтется в плюс к его будущей репутации.

+5

20

Ларс мягко улыбнулся.

- Я бы никогда не смог убить вас, - признался он. - Ни сейчас, ни девять лет назад. Теперь я в этом уверен. Но вот насчет всего остального я уверенным быть не могу, пока не поговорю со своим дядей. Что он мне скажет?

Лис пожал плечами. Сейчас ему и этот предстоящий разговор не казался важным. Важно было то, что он совершенно успокоился, и наконец-то почувствовал, что ему неудобно перед Исабэль не потому, что он считает себя каким-то недостойным, а потому, что неподобающе себя ведет. Если бы она сделала ему замечание и потребовала, чтобы он держался, как князь, он бы не удивился. Но что еще он мог сказать? Только одно:

- Спасибо вам. - Ларс взял девушку за руку и склонившись, поцеловал изящную кисть, после чего на мгновение прижался к ней лбом, и отпустил, одновременно выпрямляясь. - Вы исцелили мое сердце, остальное я постараюсь сделать сам. Но чем я могу отплатить вам, госпожа моя? Я боюсь с вами расставаться просто так, потому что знаю, что бы вы ни говорили, что я ваш должник.

Как Рыжий Лис, Коррин не мог даже помыслить, чтобы повести себя неблагодарно. Благодарность была неотъемлемой чертой его клана, такой же естественной, как умение дышать или различать запахи. Кстати, только сейчас, отвлекшись от собственных терзаний, он почувствовал, что сквозь собственный аромат Исабэль ощущает легкий запах, который присущ служителям Ордена. Ларс не мог видеть их тайные знаки, но он недаром так ловко обходил их, потому что ощущал некую общую ауру, исходящую от них от всех. Ему стало даже забавно, что он не заметил этого раньше. "Пожалуй, такая девушка, как Исабэль, должна служить именно Ордену Хранителей Равновесия, - подумал он. - Я бы на их месте посвятил ее во все дела не раздумывая". Он невольно улыбнулся, но постарался это скрыть. Почему-то он был рад за госпожу Даверциан.

+3

21

Старый Барт и предположить не мог еще пять минут назад, что может разом лишиться и командира, и разведчика. Он конечно не знал, о чем беседует Ларс Коррин с госпожой Даверциан, но сейчас, когда внушительный Волк Войцек Вариад сказал, что ему нужно, Барт сохранил спокойствие на лице лишь за счет того, что видел в жизни всякое и ко всему был готов. Конечно же он не стал спорить, тем более что пришедшие от имени Ордена Волки внушали уважение.

- Служба Ордену - долг каждого из нас, - проговорил он спокойно и с достоинством. - И если командир Вудлав вам приглянулся - мне придется лишь смириться с этим. - Он развел руками, и добавил уже просто, без сожалений и лишней патетики: - Придется заменить его в отряде, но там остался Гаролд Вудворт, так что придется ему взять командирство на себя.
Кристо немного скис, подумав про себя, что конечно же, незаменимых людей не бывает, а еще о том, что невозможно быть в двух местах одновременно. Поэтому он смирился и только спросил у господина Вариада, признавая в нем своего нового начальника:
- Мне нужно отправиться с вами прямо сейчас, или у меня есть время, чтобы собраться?
- Можно подумать, что у тебя гора вещей, - хмыкнул Старина Барт. - Разве что, подарок твоей дамы сердца.

Кристо смутился, но все-таки предпочел ничего вслух не говорить, хотя браслет, который ему подарила госпожа Саяна Лонгхвост, он действительно хранил среди своих вещей. Хотя он не надеялся, что слишком скоро сможет увидеть девушку. Может быть, даже она забыла его. Незаметно вздохнув, Кристо спокойным взглядом посмотрел на седого Волка, дожидаясь его приказаний.

+3

22

Открытый карий взгляд на какое-то мгновение омрачился легкой тенью грядущих событий, точно Исабэль не была уверена в идеальности дальнейших приключений или испытаний, однако в последующем жесте Волчицы не было ни малейшего сомнения – как только Лис отпустил ее руку, что касалась высокого лба мужчины, девушка лодочкой приложила пальцы к его скуле, не особенно задерживая фаланги на коже.
- Когда Вы станете верховным князем клана, уверена, Вы не раз поймете меня. Или мои намерения. Или мои стремления. Но ни о каком долге не может быть и речи… иначе под вопросом будет уже моя репутация.
Ее улыбка вновь слабо приподняла уголки губ, а тонкие пальцы при этом сомкнулись в замок перед поясом.
- Однако, если вдруг когда-нибудь мне понадобится Ваша помощь… или представится возможность встречи по гораздо приятному поводу, поверьте… я ни за что не откажусь ни от первого ни от второго.  – Выдох. - Я благодарна Судьбе, что мы вторично встретились и сейчас говорим вот так… близко и доверительно. Потому что в следующий раз все будет намного официальнее и строже, как и подобает Вашему сану.
Выражение лица и морщинка у губ кареглазой явно давали понять, что именно так все и произойдет, и она скорее отступит, чем даст слабинку в отношении или обращении к Рейнольду Третьему.
- Мне пора. Я не смею Вас больше задерживать или подкидывать капитану Соресу излишние догадки для размышлений. – В ставшее привычно суховатым контральто пробилась нотка мятежа, что уже была знакома Лису по ранним фразам. Да и в целом Исабэль подобралась и слегка вскинула подбородочек, обретая вид благородной строгой дамы… точно и не было разгоряченной Волчицы несколько минут назад. Только глубинная теплота в карем взгляде оставалась неизменной. – А Вас я попрошу пообещать мне, что Вы немедленно отправитесь в Ваш родовой замок. И больше не станете сходить с предназначенного Вам пути. – Удивительным образом в девичьем голосе сплелись и нотка мольбы и основной мотив – побуждение вкупе с симпатией. Затем Даверциан отступила на шаг назад и сотворила легкий книксен.
Еще через минуту, когда они простились, о гостье напоминал лишь странный волнующий аромат меда и соли, который останется оттенками еще на несколько часов.

Вариад перевел взгляд с лица Кристо наверх, на стены, а затем – еще выше, к небу. Приближался полдень – время обеда и пересменки, освобождения от нарядов и назначения новых заданий и караулов. Чуть приподняв брови, седоволосый вернул внимание к молодому Волку и кивнул:
- Уверен, что капитан Сорес не будет против, если ты разделишь еще одну обеденную трапезу с товарищами по службе, а затем явишься по адресу, который я тебе укажу…
В этот момент двери кордегарии раскрылись, выпуская услужливого Фенди и женскую фигурку в светлом платье с бежевым атласным палантином на плечах. Рукманн и Рыжий тут же оказались рядом с Исабэль, шагая почти в тон ее туфелькам размеренным темпом, разве что сами шаги мужчин намного шире. В сопровождении Волков, кареглазая присоединилась к троице и вежливо улыбнулась незнакомцу:
- Дон Кристобаль Вудлав? Рада знакомству. Я Исабэль Даверциан, адепт Ордена Хранителей Равновесия. – «До чего же хорошо и легко среди представителей своего клана!»  И без того ровная стать девушки горделиво приосанилась, а улыбка стала на порядок мягче и приветливее. – Дон Айрон Ригур весьма лестно о Вас отзывался. Сочту за честь совместную работу на благо Ордена и кланов.
Пользуясь прикрытием в виде звучащего контральто, Петер что-то прошептал и ревниво прошелся по ладной фигуре Волка. Йохан же украдкой почесал бородку и слегка нахмурился, оценивающе глядя на Кристо, точно увидел его в первый раз. Соображать и делить с новым братом приключения и опасности  воины были согласны, но когда дело коснулось самой мадемуазель и ее безопасности… Войцек (у центуриона, как и прочих представителей клана Волков, интуиция и догадливость всегда соревновались за первое место) ободряюще положил руки на плечи своих подопечных, а затем учтиво осведомился у Даверциан, какие планы еще ожидают своей очереди в ее распорядке дня.  Получив ответ о намерении вернуться в дом Старшего Судьи, Войцек Вариад уведомил Вудлава об этом самом доме и времени прибытия с вещами. Затем посетители откланялись и вернулись в карету.
И вот когда они уже отъезжали, в сердце Исабэль, следящей за произвольным рисунком кладки серых крупных камней, затеплились надежды. Большие надежды, что все будет хорошо.

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Большие надежды.