В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Совет Ордена Хранителей Равновесия


Совет Ордена Хранителей Равновесия

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Участники:
Исабэль Даверциан
Войцек Вариад
Айрон Ригур и другие.

Исходные данные (одно-два предложения):
В связи с тревожными событиями и полученными от пленного отступника сведениями о некоем альянсе, готовом изменить существующее положение вещей, деканы Ордена Хранителей Равновесия собираются на совет, призвав на свое заседание дочь мирового судьи Дэвиана Даверциана...

Примерный вид зала Совета

http://sa.uploads.ru/vsjMY.jpg


Дом Старшего Судьи Ригура располагался не слишком далеко от здания Суда Ордена Хранителей Равновесия. Но все-таки нужно было преодолеть пару улиц и обширную центральную площадь. Ночь все еще распоряжалась в городе, хотя фонарщики и следили за тем, чтобы городские фонари исправно светили. Добавлял промозглости и темноты негустой туман, липкий, как пот больного человека.

Карета, которую Ригур предоставил для дочери Дэвиана Даверциана и сопровождающего ее Войцека Вариада, частично спасала от сырости. Четверо приставов охраняли гостей Ордена, но категорически воспротивились тому, чтобы кто-то еще ехал вместе с ними. Меховые куртки приставов походили на шкуры дикобразов из-за слипшихся от сырости ворсинок, но это не делало сопровождающих забавными. Двое из них были из клана Медведей, а двое - Рыжие Лисы. От их внимания ничего не ускользало, и для того, чтобы совершить небольшую поездку по городу их вполне хватало.

Темная громада старого здания - Суд Ордена - хранило в себе много тайн. Когда-то Акрилон занимал положение столицы, и если бы не Башня Талисмана, построенная неподалеку от Азнавура, наверное Акрилон и сейчас оставался бы главным городом. Но он по прежнему оставался самым загадочным, и чтобы перечислить все его тайны, не хватило бы двух человеческих жизней.

Карета заехала через арку во внутренний двор, и высокие, глухо закрывающиеся ворота бесшумно закрылись за нею. На дворе было не так сыро, а мрак и туман разгоняло несколько светильников, которые на цепях свешивались со второго, нависающего частично над двором, этажа. Каменные плиты, по которым громыхая разворачивалась карета, были тщательно вычищены и между ними не оставалось ни намека на травинку или частичку земли. Дверцу кареты открыли, и гостей проводили через высокую арочную дверь внутрь здания. Тут было тихо и тепло, широкие коридоры совершенно пустынны, а слуга с трехсвечником - молчалив и спокоен. Он пошел впереди госпожи Даверциан и ее телохранителя, не сказав ни слова. Больше вслед за ними никто в здание не вошел вообще.

Коридор привел к двум широким лестницам. Одна шла наверх, в ту часть здания, где принимали посетителей и вели все дневные дела. Другая спускалась в обширные подвалы. И именно по этой лестнице вниз повели гостей. Внизу был еще коридор, по которому пришлось пройти шагов двести, прежде чем показалась новая дверь. А за дверью - круглый зал, который следует описать подробнее.

Это был Зал Совета. По его стенам тянулись полки с многочисленными книгами, в дальней стороне стояла пара длинных стеллажей, рядом с которыми виднелось несколько кресел. В середине зала - возвышение с четырьмя пюпитрами, на которых сейчас ничего не лежало. Несколько тяжелых канделябров со свечами дополняли строгий интерьер. В самой дальней части от входа виднелась еще одна дверь, которая сейчас была закрыта.

Несмотря на то, что зал находился в подземелье, здесь было сухо и тепло. А еще - тихо и ни одной живой души. Даже провожатый, поклонившись девушке и высокому воину, удалился, прикрыв за собой входную дверь.

Отредактировано Айрон Ригур (2014-10-26 23:42:07)

+4

2

Сидящая в неторопливо едущей карете дочь мирового судьи Азнавура пыталась привести мысли в порядок и набросать примерный сценарий своего участия в будущем совете. Казалось, что только пять минут назад она завершила разговор с доном Айроном и касалась его руки, а затем была попытка навестить Отрекшегося, а затем – уснуть, думая попеременно то о мрачном взгляде исподлобья Ресста, то о глубоком ониксе Ригура. Последний был даже более загадочен и притягателен.

… И вот в ее комнату тихо входит служанка, мягко касается изголовья и изящной белой руки Исабэль в пене кружев, которая только-только задремала. Зажженный в две свечи канделябр выхватывает из полутени силуэт девушки, пока она торопливо накидывает бирюзовый палантин поверх домашнего платья и выходит к ожидающему ее в коридоре дону Вариаду, окутанная первой дремой и мягкими прядями волос.

Еще полчаса спустя Даверциан абсолютно готова к встрече.
Дона Сульф вернулась в относительно спокойное расположение духа только тогда, когда Из в привычно мягком и убеждающем тоне объяснила, насколько важно для нее ночное мероприятие. И помогла стянуть слегка волнистые, пахнущие солью и медом, чистые темные локоны подопечной на затылке в тугую корону, увенчанную жемчужными шпильками. Подобрать соответственно светлое строгое платье с высоким глухим воротом и скромные туфли. Затем гувернантка вышла в коридор и стребовала с Седого Волка не спускать глаз с ее воспитанницы, на что Вариад поклонился крайне учтиво. Пока Эллария с недовольным видом пила заваренный наспех ромашковый чай, Эль изучала путевые записи и предыдущие свои архивные дневники, не забывая выписывать на отдельный листик факты, имена и примерные даты событий, в том числе и последнее свое лесное приключение, в который раз беззвучно сетуя на отсутствие тех самых писем.
А затем время подготовки закончилось… и пришел черед кареты.

Сперва Даверциан всматривалась в нездоровый и навеивающий мрачные мысли туман с отстраненным интересом. Она знала, что пора очень поздняя, и большинство горожан помимо тех, кто страдает пьянством или бессонницей (а может – и тем и другим одновременно), сейчас видят третий сон. Также она знала, что в иной вероятности происходящего сама могла видеть грезы и ни о чем не волноваться. И ей в какой-то миг захотелось переговорить с Айроном, а не коротко допросить дона Войцека, пребывавшего в слегка угрюмом настроении, точно центурион успел встретиться с печальной частью своего прошлого. Однако на все расспросы Волчицы сероглазый отвечал вежливо и без колебаний.

После того, как колеса с широкими и прочными спицами завершили свой бег, пришел черед пешей прогулки и теплых глубин незнакомого строгого дома. Исабэль не позволила себе ребячество откровенного рассматривания фасада здания и его внутреннего убранства во все глаза – она чинно шагала, придерживая под широким развевающимся плащом свои тонкие путевые дневники и пометки, по идеальным коврам, чуть вскинув голову с заострившимися от волнения  скулами. Но краем глаза и скорее внутренним осязанием прекрасно поняла, в какое солидное и полное тайн место ей повезло попасть. И сколько всего еще сделать… во имя сохранения тех же тайн.

Тишина стояла настолько густая и благоговейная, что ее не хотелось нарушать. Дон Вариад быстрым взглядом воина окинул их последний пункт ночного путешествия, затем помог Исабэль избавиться от накидки и накинул плотную ткань на спинку одного из кресел. Поклонившись Волчице, центурион отошел к одному из стеллажей – сам он предпочел не снимать свой плащ. Даверциан, пользуясь оставшимися свободными минутами, воспользовалась тем же креслом по прямому назначению – присела на краешек и углубилась в перечитывание записей с поимкой Ресста. Кольцо Старшего Судьи на ее пальце игриво перемигивалось с теплым светом свечей в канделябрах.

+5

3

Минут через пять дальняя дверь открылась, и в помещение вошел Судья Ригур.

- Благодарю, что откликнулись на мое приглашение, госпожа Даверциан, - приветствовал он девушку и кивнул ее спутнику. - Вы можете оставаться пока в кресле, леди. Скоро присоединятся остальные.

Сам Судья прошел к другому креслу и опустился в него, по привычке немного выдвинув вперед железную ногу. Сейчас он был в своей "рабочей" черной мантии, отороченной серебристым мехом, и скрывающей его фигуру от шеи до пят тяжелыми бархатными складками.

- Это полуофициальный совет, - пояснил он для девушки, и потом сделал приглашающий жест Войцеку. - Вы тоже можете присесть, от вас не требуется официальности. В этом помещении мы все равны, оставляем наши звания и регалии за порогом и разговариваем так, как если бы были в кругу друзей. Ни одно слово из сказанного здесь не выходит за пределы этого зала, если только мы сами не решаем, что это должно стать достоянием других людей.

В этот момент двери открылись и вошли два Черных Лиса в строгих черных костюмах. Поклонившись присутствующим, они заняли места за двумя противопложными пюпитрами в центре зала и разложили на них какие-то бумаги и записи.

- Это наши доверенные секретари, господин Скрытность, и господин Память. - Имена Рысь называть не стал, посчитав это в данный момент совершенно не важным. - Мне приятно, что вы надели перстень, - по обычаю без всякого перехода сообщил Рысь девушке. - В сложившихся обстоятельствах будет лучше, чтобы вы как можно быстрее с ним освоились. Но пока не пришли остальные, может быть, у вас есть какие-то вопросы, которые вы, или господин Вариад, хотите задать до начала совета?

+4

4

Исабэль вскинула голову на открывшуюся дверь и звуки шагов – особенно (если можно так выразиться) ее воодушевил характерный стук железа о приглушенный коврами камень особняка. Удивительным образом за короткое время Волчица успела настроиться на размеренный темп шагов Ригура. Ее открытая улыбка на миг осветила тонкое лицо:
- Благодарю за приглашение, дон Айрон. Я бы назвала его честью для себя. – Она плавно гибко встала и склонила голову, подтверждая искренность своих слов и невольно подмечая облачение, что изменило декана в строгую сторону.

Вариад столь же учтиво склонился перед Старшим Судьей, коротко и с интересом взглянув на дочь своего патрона. Тень улыбки проскользнула в левый уголок губ, а затем суховатый голос Вариада деликатно разбавил тишину зала, отзвучав в нем почти бархатистым баритоном:
- Если Вы позволите, мессир Ригур, я останусь здесь, возле стеллажей. Я не философ и не политик… тем более не Хранитель Равновесия. Все вопросы я задам уже после совета, если таковые у меня появятся. Опять-таки, с Вашего разрешения. Мадемуазель…

Его кивок брюнетке можно было истолковать двояко – и вежливость, и приглашение взять инициативу в руки. Даверциан отложила свои книги, что все еще держала в руках, на кресло и только сделала шаг к Рысю, как вошли двое представительных мужчин. Эль на миг опустила темные ресницы, а затем приветствовала вошедших -  то ли поклон, то ли изящный неглубокий реверанс. Ее глуховатое контральто стало на порядок тише, когда девушка вновь заговорила:

- Я хотела бы позже рассказать Вам, как чувствую силу камня. – Она точно настроилась на нужную ей волну, а затем неторопливо повернула голову в короне темных локонов на двоих за пюпитрами. От обоих пахло неординарным купажом – тяжелая гамма ароматов горящего воска, свежей горьковатой краски на бумаге и вереска. Сложная смесь, которая навевает мысли об исполнительности и настойчивости в поиске ответов. Из переведет взгляд ставших янтарными глаз на мантию и мех Айрона – тут все неизменно, успокаивающий розмарин и шипр. Седоволосый вояка «присылал» своеобразное амбре - тяжелую ноту горячего металла, щепоть густо зеленой хвойной зелени, что растерта меж пальцами, и острый перец. Может быть, так девушкой воспринимается готовность к бою? – У меня есть вопросы. Но, как дон Войцек, я тоже задам их после совета, когда послушаю речи Ваши и Ваших… коллег по Ордену. – Волчица вновь слабо улыбнется, продолжая еще тише. – Вы ведь представите меня… им? И мне будет предоставлена возможность говорить?

+5

5

- Именно для этого я вас и пригласил, - с едва заметной улыбкой ответил Рысь. - О камне мы непременно поговорим. Более того, я намерен ввести вас в члены Ордена. После этого вы сможете выбрать себе наставника, который будет руководить вами.

Стать членом Ордена Хранителей Равновесия было не так уж сложно, если обладаешь соответствующими способностями. Иное дело - пройти весь курс обучения и остаться в Ордене. Выйти порой получалось даже легче, чем войти. Ученика обычно вели, стараясь раскрыть его собственный потенциал, не раскрывая при этом секретов Ордена. И только на последнем этапе посвящения он мог получить доступ к главному. Иные так и оставались на предыдущем уровне, потому что и эта служба была нужна и почетна, а иные уходили гораздо раньше. Хотя полученные знания все равно ценились высоко и такой человек, пусть и не ставший ни деканом, ни тем более архивариусом, в обычной жизни добивался заметных успехов.

В зал вошли двое в таких же черных мантиях, но у одного мех оторочки был голубовато-зеленый, как морская волна, у другого - красновато-желтый. Им обоим поклонились секретари, и Рысь поднялся им навстречу.

- Вот та девушка, которую я должен был вам представить, - сказал Ригур, едва заметно кланяясь вошедшим, и они повторили его жест, после чего повернулись к Исабэль. Старого вояку Вариада они казалось бы вообще не заметили.

- Госпожа Даверциан! Я - Паскаль Эне - декан от Северо-Запада, - представился тот, который носил зеленовато-синий мех. Но даже без какого бы то ни было знака становилось понятно, что он - Белый Волк. Каштановые с проседью волосы пятидесятилетнего декана были так же завязаны в "хвост", как и у Ригура.

- Я - Мелтон Локх - декан от Юго-Востока, - представился второй, так же поклонившись девушке. И даже если бы волосы этого сорокалетнего мужчины с красивым, мужественным лицом, не были рыжими - в нем сразу можно было распознать Рыжего Лиса. Красновато-желтый мех на его мантии гармонировал с прической, а взгляд зеленых глаз светился, отражая пламя свечей. К тому же, противу его воли, по губам его проскользила озорная улыбка, тень которой так и осталась, словно для Мелтона Локха сохранять серьезное выражение лица было крайне затруднительным.

- Мы можем расположиться здесь, - предложил Ригур, указывая на кресла, и деканы кивнули. - Я просил госпожу Даверциан присутствовать здесь по двум причинам: во-первых, она - кандидат в члены Ордена, и если вы подтвердите это - мы уже сейчас можем принять ее в ученики. Во-вторых, госпожа Даверциан недавно встретилась с Ларсом Коррином.

- Вот как? - Живой огонек зажегся и в глазах Белого Волка. - Расскажите нам о нем!

И все трое теперь вопросительно смотрели на Исабэль, словно она сама должна была угадать, что от нее ждут. Впрочем, Ригур и так все знал, но его коллеги по Ордену хотели слышать это из первых рук. Имели право.

+4

6

Исабэль вскинула взгляд на Ригура, точно не до конца расслышав, что именно сказал Рысь. Однако мгновение позже выражение янтарных глаз потеплело:
- Что? Дон Айрон,  - как всегда в минуты искреннего волнения голос Волчицы обрел некую негромкую музыкальность, - Вы намерены предложить мне участие… Но я… Мне еще нет… - Тихо-тихо. -  Декада декад. Отец будет мною недоволен. – Ее губы чуть дрогнули, а затем Даверциан взяла себя в руки. И учтиво склонила голову перед деканом Ордена Хранителей Равновесия. – Если Вы не будете возражать, дон Ригур, я попрошу Вас быть моим наставником, раз уж на то воля карт и звезд.

Вариад не двинул и бровью, хотя прекрасно расслышал все нюансы и интонации диалога. Его, казалось, привлек переплет некоего очень интересного тома, и Серый Волк аккуратно снял книгу с полочки, надеясь про себя, что не нарушил какие-либо правила пользования этой, несомненно, богатой и разносторонней библиотекой. Вошедшим от Волка достался учтивый поклон, пусть если бы последние не обратили на него и малейшего внимания.

Если Старший Судья приветствовал Хранителей как равных себе (что, в принципе, так и было), то реверанс темноволосой был глубок и безукоризнен. А затем девушку словно повело, и пока Рысь представлял новую гостью, она едва удержала на месте руку с кольцом – ладонь так и порывалась приподняться и протянуться к новым персонажам ночной сцены.

Рыжий Лис Юго-Востока «приносил» запах морского янтаря, что выбрасывается волнами на берег вблизи Орбадора (мимолетная мысль о дяде Дориане Даверциан), вечернего осеннего костра, теплого меда и солнечного утра. Образ получился настолько ярким и сочным, что Даверциан сравнила бы разум и душу этого мужчины с тем самым переливчатым янтарем, в чьи глубины сколько ни всматривайся – все равно не угадаешь наверняка, что же там внутри. Признаться честно, ранее должность Хранителя ассоциировалась у Исабэль с крайней сухостью и солидностью… но перед ней были люди. Настоящие люди. Тот же Айрон – ни железная нога, ни первоначальная строгость не затмили для Волчицы те особенные ноты спокойствия и притягательности, которыми обладал Старший Судья города Акрилон.

А вот от Хранителя Северо-Запада действительно «пахло»… родной сердцу девушки зимой. Белый Волк. Исабэль мимолетный ореол власти от этой фигуры на доске Равновесия ощутила в полную силу. Они были словно почти родственники… как по клану так и по отношению к своему делу. Суховатый мороз, трескучее вишневое дерево в камине, поцелуй сурового ветра и аромат бренди. На миг девушка почувствовала себя будто дома… быть может, это впечатление и помогло кареглазой собраться с силами и заговорить, вновь присаживаясь на краешек кресла:

- Я сочту за честь и подарок Судьбы знакомство с вами, дон Эне и дон Локх. Столь же значительным событием для меня является возможное, – ее ровный тон не изменился ни на йоту, - участие в собрания совета и делах Ордена, если дон Ригур счел меня достойной этого благородного дела. Что же касается дона Коррина… - Из сплела пальцы в замок. - Да, не так давно я виделась с ним. Он повстречался нам в лесу и очень помог с… дорожными трудностями неподалеку отсюда, - тонким фалангам все же нашлось применение – они шустро извлекли из оставленных на этом же кресле дневников и заметок малую карту окрестностей Азнавура и Акрилона, с помеченной точкой вероятного пересечения с бандой Гиен и Отрекшихся, - вот здесь. С ним был еще дон Фрайдек Атли, Рысь. Насколько я могла судить, дон Коррин вполне жив и здоров…
«Только со сломанной твоим же отцом жизнью… сущий пустяк, так сказать»

Брюнетка едва нахмурилась, а затем вздохнула, и уголки ее губ тронула слабая невеселая улыбка.
- А так же весьма благороден. После того, как наши пути разошлись, я больше о нем не слышала. Наша встреча с ним была короткой... но очень полезной.
«Хорошо это или плохо – судить не тебе…»
Завершив довольно скудный монолог, Исабэль слегка выжидательно приподняла бровь, мол, спрашивайте  еще – и я отвечу.

+3

7

И вопросы последовали. Правда, не сразу.

- Я полагаю, что нам нужно объяснить Исабэль суть интереса к господину Коррину, - соединив кончики пальцев перед собой, проговорил декан Мелтон Локх. - Я надеюсь, вы не против того, чтобы мы называли вас по имени? Вы - практически уже ученица Ордена. Так вот, настоящее имя господина Коррина - Лорелин Рейнольд Третий. Вполне вероятно, что вам это имя ничего не скажет, но я попробую вкратце рассказать, в чем дело. События развиваются так, что в ближайшее время в клане Лисов должна состояться некоторая перестановка сил. Многих, если не сказать, большинство, не устраивает нынешний верховный князь клана. И это означает, что в ближайшее время главы родов соберутся вместе и своей волей передадут главенство другой фамилии. И эта фамилия будет - Рейнольд. А по традиции, которая существует в клане Лисов с незапамятной поры, титул верховного князя может получить только прямой потомок рода. Много лет назад, после смерти отца, господин Коррин отдал главенство своему дяде. Внутри рода этому не было препятствий, но несмотря на все его достоинства, дядя господина Коррина не может стать верховным князем до тех пор, пока жив сын старшего в роду, то есть, Лорелин Рейнольд Третий. Хочет он того, или нет, но ему придется взять на себя этот груз.

- Вы позволите? - перебил коллегу Белый Волк Паскаль Эне. - Господин Коррин, уж будем его пока называть так, как он этого хочет, примерно десять лет назад был сильно обижен одним Белым Волком. И если эта обида все еще живет в нем, а он встанет на место верховного князя Лисов, нарушится равновесие, существующее между кланами. Мы не можем встретиться с господином Коррином, потому что он тщательно избегает столкновений с членами Ордена. Но вы с ним встретились, и поскольку вы - дочь своего отца, вам будет проще ответить на интересующий нас вопрос: насколько ожесточено сердце господина Коррина? Как вы считаете, как вы чувствуете - сможет ли он отказаться от своей жажды мести, и смириться с обидой?

- Полагаю, что от мести Коррин уже отказался, - заметил Рысь, не дожидаясь ответа Исабэль. - Раз виделся с вами и ничего не сделал. - Белый Волк согласно кивнул, признавая, что не учел этот момент. - Но что вы можете сказать о его нынешнем душевном состоянии?

Теперь все три декана внимательно смотрели на Исабэль. Кстати, они оценили ее скрупулезность, и то, что она ведет записи. Даже покивали неприметно друг другу, но поскольку в данный момент обсуждались не личные качества девушки, а вопрос душевного состояния некоего Рыжего Лиса, вслух говорить на эту тему не стали.

+3

8

Вот так новость!
Вариад почти механически переложил книгу-хронику  истории Земель Кланов из ладони в ладонь, почти исподлобья смотря на Хранителей и свою подопечную, которая тоже явно была ошеломлена, узнав, с кем ей довелось встретиться в лесу. Попутно седоволосый вояка прикинул, что догадывается о той самой десятилетней истории – сам он в ней не участвовал, иначе бы сразу признал Лиса. Во всяком случае, на свою зрительную память Волк еще никогда не жаловался. Впрочем, все свои догадки и мысли Войцек оставил на потом, а сейчас внимательно слушал все то, что говорили участники совета.

Кареглазая сжала свои тонкие пальцы так сильно, что они слегка хрустнули. Неожиданный, почти смертоносный виток старой истории… кто же мог догадываться, что Дэвиан Даверциан оскорбил и почти сломал жизнь верховному князю Лисов?! Он априори не имел права это делать, но все же сделал! И кому он нанес удар! Неглубоко и с волнением дыша, Исабэль попыталась привести хаос в мыслях в относительный порядок. Дон Коррин – венценосный Лис! Великие Волки, ее отец просто обязан узнать про это! Ведь если бы не он, то род дона Ларса… то есть дона Лорелина… продолжился, и…
Брюнетка на мгновение прикусила губу. Спокойствие, только спокойствие, как говорится.

- Признаться честно, я несколько... растерялась. Вы…  От вас ничего не скроется, ведь так? – Девушка посмотрела очень внимательно на троих мужчин, точно видела их впервые, даже Ригура. На Айроне ее взгляд задержался на секунду дольше, чем того позволяли приличия. – Я намеревалась переговорить с отцом по возвращению домой. Не могу утверждать, что дон… Лорелин с ненавистью смотрит на мир. Но ему до сих пор больно от событий прошлого… - Она кивнула, глядя уже на Белого Волка. -  И содеянное ничем не исправить. Однако он был вежлив… и рассудителен, даже в минуты боли и, - неопределенный жест изящными пальцами, - раскрытия старой раны.

Рассказывать свою семейную историю, которая могла бы послужить слабой попыткой оправдания действий мирового судьи, Исабэль не намеревалась. Пока что. Возможно, когда-нибудь она попытается объяснить все Айрону, если на то будет случай и настроение Рыся. Потому что если кареглазая затронет эту тему прямо сейчас, то ее монолог прозвучит фальшивой скрипкой в оркестре событий, какой бы истиной истин не оказались ее слова.

+4

9

Судья Ригур кивнул, вполне удовлетворенный, словно иного ответа и не ждал. Но Рыжий Лис Мелтон Локх нахмурился.

- И все равно я не готов разделить вашей уверенности, декан Ригур, - произнес он, словно продолжая старый разговор. - Я знаю Лисов хотя бы потому, что сам Лис. Мы злопамятны, и даже если прощаем - никогда не забываем обид. 

Тонкая усмешка тронула губы Рыся.

- Но вы в свое время простили, Мелтон, - сказал он вкрадчиво.

- Это было двадцать лет назад, - упрямо возразил декан Локх.

- А что вы чувствовали десять лет назад? - невинно поинтересовался Ригур, и не дожидаясь ответа, продолжил: - Наше прошлое не должно командовать нами. Я действительно считаю, что Коррин справится. Хотя бы потому, что он ничего не сделал до этого момента. Хотя рана его глубока, но я вижу только одно серьезное препятствие в этом деле: он может так и не жениться во второй раз. Но поговорим об этом позже. - Он повернулся к девушке. - Исабэль! Вы правы, от глаз Ордена мало что ускользает. Но к сожалению, кое-что все-таки ускользает. Нас мало. Многое мы упускаем просто потому, что трудно находить людей, полезных для Ордена, а из найденных далеко не все готовы по своей воле вступить в наши ряды. Многие нас боятся, и даже считают чем-то вроде соглядатаев и тайной полиции.

- И поэтому мы должны предупредить вас, - вступил в разговор господин Эне. - На вас тоже распространится мнение некоторой части обитателей Земли Кланов. Не лучшей части, разумеется, но вполне возможно, что если бы вы просто пошли по стопам отца, вы заработали бы меньше проблем. Вам будет сложнее строить свою жизнь, может быть вы даже не сможете выйти замуж, потому что члену Ордена трудно иметь семью. Вы должны представлять себе, на что идете, принимая наше приглашение пополнить наши ряды.

- Не пугайте так девушку, - добродушно перебил своего коллегу Рыжий Лис. - Может быть, Исабэль суждено найти свою вторую половину как раз в наших рядах.

Ригур сдержанно улыбнулся на эту фразу, но добавлять ничего не стал.

+4

10

Исабэль после слов Хранителей в теории могла бы задуматься, расстроиться, да и вообще потерять лицо. Но свет от канделябров очерчивал совершенно спокойные скулы и губы; в чуть раскосых глазах брюнетки зажегся какой-то особенный азартный огонек.

- Дон Паскаль – Вы позволите мне так к Вам обращаться? – раз уж мы заговорили о теме Ордена и дальнейшей жизни - я бы и сама хотела ее таковую, какой она могла бы получиться в Ваших рядах. Конечно, Белой Волчицей мне не стать, - при этих словах девушка слегка кивнула – на нее вновь «повеяло» морозом и вишней от собеседника, - но попытаться хоть чуть-чуть поддержать тот Порядок, к которому стремится мой отец, стоит – в этом я уверена. Особенно после череды событий прошлого… таких, как дон Лорелин и его злосчастный фатум.

Даверциан еле слышно перевела дыхание и продолжила.

- Что же касается семейных надежд  и взаимоотношений с кем-либо… наверно, сейчас это не самое главное, не так ли? Уверяю Вас, что свои личные грезы и мечты оставлю при себе, и они не будут мешать моей деятельности,  - кареглазая впервые легко и очаровательно улыбнулась.  И поспешила перевести тему на иное русло, пока краска не запятнала ее высокие скулы – а такое вполне могло бы произойти, встреться она еще разочек с Рысем взглядом. – К слову, дон Ригур успел сообщить, что для обучения в Ордене мне понадобится наставник. – Стараясь не смотреть на темноволосого мужчину, Из собрала всю свою силу воли и утвердительно склонила голову. – И я бы выбрала дона Ригура, хотя не исключено, что не раз обращусь к вам, доны, за советом или подсказкой.

Поджавшему губы Войцеку услышанное решительно не нравилось в одном крайне узком аспекте.  Если бы весь этот разговор был затеян после того, как прошла декада декад, и центурион бы по итогу совета вернулся в Столицу с пустой каретой и письмом от Даверциан отцу – куда ни шло. Но Исабэль еще не была совершеннолетней по всем меркам клана Волков – а уже умудрилась найти себе приключений на голову в виде вероятной мести от лисьего верховного князя инкогнито, а теперь вот нате – участие в Ордене Хранителей Равновесия на правах подопечной. А что больше всего настораживало седоволосого волка – так это слишком знакомый азарт и вовлеченность в темы в девичьем контральто. Семейная черта, так сказать. Вариаду были знакомы эти признаки – значит, девчонка уперлась и будет стоять на своем решении.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-10-29 22:32:18)

+3

11

Деканы переглянулись, и на этот раз слово взял господин Паскаль.

- Ваше желание обосновано, Исабэль. Айрон Ригур - самый опытный в деле обучения и наставничества. К тому же, это он вас нашел, и наверняка он уже открыл вам кое-что из ваших потенциальных способностей. Однако, я вижу, что господин Вариад имеет какие-то возражения насчет происходящего здесь. Поскольку он отвечает за вас - я бы предложил его выслушать.

Рыжий Лис наконец-то прицельно посмотрел на сопровождающего Исабэль седого Волка. До этого момента могло показаться, что этот старый вояка никого из присутствующих не интересует. Но это было не так с самого начала. Более того, Ригур не зря позволил Войцеку зайти вместе с ними в зал и находиться здесь. И теперь он сам повернулся к седоволосому и сделал приглашающий жест.

- Господин Вариад! Эта библиотека, возможно, еще не раз будет в вашем распоряжении. Но сейчас не могли бы вы подойти и честно высказать нам, что вы думаете по поводу вступления вашей подопечной в Орден, и того, что я стану ее наставником. Я понимаю, что эти вопросы следовало бы задать отцу госпожи Исабэль, но его здесь нет, а вы знаете нашу юную леди достаточно давно.

- Ага, к тому же вам перед судьей Даверциан еще отчитываться придется, - вставил Рыжий Лис, лукаво усмехнувшись, словно во всем происходящем было нечто веселое.

+3

12

Войцек подобрался – все задумки только облекались в вопросы в его голове, а уже необходимо озвучить их деканам. Серый Волк отлип от стеллажей и приблизился к креслам, на ходу одергивая рукава камзола отрывистыми движениями. Хранителям и дочери мирового судьи достался учтивый полупоклон, а затем пальцы вояки сжались на спинке кресла Исабэль:

- Мессиры… Вы можете понять мою тревогу и озабоченность. Я клялся Дэвиану Даверциан, Белому Волку Азнавура, что буду находиться рядом с его дочерью денно и нощно. - Правая бровь кареглазой поползла наверх, но девушка удержала ее на месте. – Насколько я понимаю, это великая честь и благородное дело для мадемуазель Исабэль – учиться и работать на благо Ордена. Равновесие и справедливость для Вас – нечто крайне схожее в своей сути, пусть я не силен в словесных поединках и терминологии.

Войцек незаметно перевел дух и едва не улыбнулся, как-то неожиданно представив на своем месте порывистого Рукманна или обычно молчаливого  Уно. Последний бы тщательнее и медленнее подбирал слова – оратор из внушительного Волка на удивление был отменный.

- К тому же, первоначально обучение мадемуазель планировалось под руководством мессира Грэйхара. Я согласен ждать пару месяцев и еще столько, сколько потребуется, пока мадемуазель не определится в своих решениях по достижению совершеннолетия. Но в свете последних роковых событий я бы рекомендовал Вам, мадемуазель, вернуться домой и повременить с вступлением в Орден. – Воин аккуратно выделил слово «рекомендовал». Крайне аккуратно и мягко.

Деканы еще не успели прокомментировать речь центуриона -  а Даверциан уже встала с кресла, грациозно, быстро и гибко. В ее движениях чувствовалась прямо-таки отцовская решимость. Повернувшись к Вариаду, она машинально сплела пальцы рук – жест Дэвиана. Ничего хорошего это не сулило.

- Дон Войцек, я очень признательна Вам за тщательное исполнение приказов отца и верность клятве. Я бы освободила Вас от нее, если бы это было в моих силах, - настойчивая мелодичность в голосе разгоралась, - но, к сожалению, я не имею на это права. Как не имею права отказываться от возможности обучения под руководством благородных донов Хранителей. И я бы рекомендовала Вам, - она так же сосредоточилась на этом выражении, добавляя в контральто толику слабого сарказма, - остаться здесь и принять гостеприимство дона Ригура.
«Великие Волки! Исабэль Розалин Даверциан!»

- Или иного благодетеля из числа участников Ордена, который предоставит его нам до той поры, пока мой отец не озаботится домом для меня здесь, в Акрилоне. Я сама этого желаю всем сердцем. И Вам меня не переубедить.

«Ароматы» эмоций, исходящие от Серого Волка, стали гуще – и без того острый перец теперь беспрерывно «щекотал» ментальное обоняние темноволосой, а нотка хвои приняла горьковатый оттенок. Войцек Вариад был рассержен – и рассержен не на шутку.

На миг Из представила себе реакцию отца… и вот тут-то силы ей и изменили. Чуть опустив голову, девушка почувствовала слабость в ногах. «А мама… что скажет мама? Согласится ли она на будущее дочери без семьи и детей? Стать второй тетей Урсулой, которая плачет по ночам?»

Упрямо вздернув подбородочек, брюнетка с вызовом воззрилась на статного мужчину, что все еще буравил ее взглядом, не замечая ни откровенного интереса деканов, ни безучастного молчания секретарей. «Нет! Все будет! И все будет, как нужно, если я не отступлю!»

Наверно, Войцек почувствовал это. То ли голос крови всех Даверциан, то ли что-то еще. Во всяком случае, гнева в хмурых, как предрассветное небо, глазах поубавилось. А затем произошло и вовсе неслыханное – Вариад согласно склонил голову, точно ставил точку и больше не желал продолжать этот несомненно неприятный разговор.

+5

13

"Вы заметили?"
"Разве это возможно не заметить? Такую силу мало что может сдержать".
"Она - дочь своего отца. Этим все сказано".
"Но и у нее есть сомнения".
"Это естественно. Она еще так молода..."

Молчаливый диалог, который только что провели между собой деканы, самой Исабэль мог стать понятным лишь отчасти, на уровне эмоций. А господин Войцек скорее всего вообще ничего не заметил.

- Я могу вас успокоить, господин Вариад, - спокойно сказал Рысь, глядя на телохранителя Исабэль понимающим взглядом. - Мы не закабаляем наших членов, и не требуем от них пожизненного служения. Госпожа Исабэль пройдет обучение в Ордене, и приобретенный ею опыт в любом случае будет ей только на пользу. Но если однажды она поймет, что должна заняться чем-то другим - никто не станет держать ее силой. - Он объяснял это не столько старом вояке, сколько самой Исабэль, будто почувствовал суть ее сомнений. Впрочем, их можно было угадать. - В свете последних событий, которые мы еще не обсудили, но к которым сейчас подходим, обучение лучше начать как можно раньше. Вам же я рекомендую оставаться с вашей подопечной и дальше. Ей еще рано сталкиваться с жизненными сложностями, не имея рядом надежной поддержки не только со стороны Ордена, но и со стороны близкого ей человека, которому она может полностью доверять.

Декан Эне кивнул, в то время, как декан Локх жестом подозвал одного из секретарей и забрал у него какую-то бумагу. Углубившись в чтение, Рыжий Лис будто бы отвлекся на время от общего разговора.

+5

14

Исабэль наконец-то посмотрела на Ригура, и в ее слегка раскосом взгляде явно была искренняя признательность. Она только сейчас мысленно призналась себе, что боялась – все же боялась! – что что-то могло пойти не так, и в итоге ее надежды на возможное участие в совете развеялись бы как дым.

С другой стороны – Даверциан и не могла смотреть на Рыся по-иному. Слишком многое теперь девушка хотела узнать от будущего наставника, в том числе и о Лисе Коррине, который оказался на поверку исключительно важной персоной. На миг Эль все же слегка растерялась, теряя почву под ногами ментальных рассуждений – и тут же находя опору. В ее видении, доска стала очень широка, клеточек слишком много, и сейчас неведомые массивные Туры Гиен и Черных Волков теснят Белых Епископов… а еще есть почти свергнутый одним из последних Огненный Король.
И есть она – Серая Пешка.
Кем же играют Хранители? Меряющая все на свете образами из книг и ассоциациями Волчица перевела взгляд от Рыся на остальных деканов. Кто же они… и не они ли на самом деле владеют судьбами многих?
Ведь имя шахматной доске власти – Равновесие.

Пока темноволосая плавно присаживалась обратно на кресло, Вариад все еще буравил взглядом троих мужчин, одного за другим. Впрочем, ему действительно ничего не оставалось делать, как принять случившееся. Удивительно, что всё это вообще происходит только сейчас -  от мадемуазель стоило ожидать нечто подобного еще несколько лет назад, когда она вплотную занялась домашней учебой еще в Азнавуре.
«А ведь остается только декада декад…»
Седоволосый вояка кивнул с беззвучным выдохом, вновь отступил к стеллажам и внезапно поймал себя на мыслях о дочери патрона с понятной лишь ему теплотой. Ведь рано или поздно Даверциан должна была расправить свои крылья… или размять лапы перед долгим бегом по своей столь же размеренной жизни, выражаясь языком клана.  Если Орден готов указать ей путь для этого бега… значит, так действительно суждено.
Центурион приготовился слушать, уже не трогая книги, ибо расклад  нарисовывался все интереснее и интереснее.

Девушка скромно кашлянула, кладя дневники себе на колени и привлекая внимание деканов:
- Что ж… если больше нет никаких препятствий, я бы просила вас дать мне дальнейшие указания или новые сведения, которые могли бы помочь мне в истории с Белыми Волками и теми, кто на них может охотиться. Или, - встречаясь в который раз с Айроном прямым и открытым взглядом, - я слишком рано затрагиваю эту тему?..
По мнению расхрабрившейся Из, тянуть дальше было некуда, но девушка вновь напомнила себе о сдержанности и том, что у Хранителей могла быть своя повестка дня совета. И что ее за язык особенно никто не тянул. Впрочем, присутствующие вполне могли бы списать  азарт в карих глазах  нового ученика Ордена на молодость.

+5

15

Ригур улыбнулся, а его коллега Рыжий Лис откровенно засмеялся. Только Белый Волк не позволил себе измениться в лице, хотя взгляд его потеплел и смотрел он на девушку очень благожелательно.

- Простите нас, Исабэль, - сказал он. - Ваша юность и ваш энтузиазм так заразительны, что поневоле испытываешь похожие чувства. Но тема, которую вы затронули, ничуть не преждевременна. Я бы сказал, что ее следовало затронуть еще вчера. Вы не присядете, господин Вариад? - пробросил Белый Волк, жестом указав Серому на одно из кресел. - Разговор будет долгий, а на рассвете мы проведем церемонию для госпожи Исабэль.

- Вы позволите мне начать? - вмешался Рыжий Лис. Темперамент у декана Локха был явно очень бурный, к тому же он успел уже прочитать все, что ему предоставил секретарь. - Дело в том, дорогая Исабэль, что равновесие нарушилось уже очень давно. Мы долго изучали этот вопрос, и наконец пришли к выводу: это произошло из-за того, что клан Гиен лишился своего Ключа. Наверное, вы знаете об этой истории, хотя она и произошла пару сотен лет назад. Тогда один авантюрист из клана Гиен выкрал Ключ у своего князя, и сделал попытку открыть им Дверь, за которой хранится Кристалл Талисмана. Вот тогда все и началось.

- Горан Изегрим, пра-прадед нынешнего Князя-Хранителя, принял тогда решение - не открывать комнату и не возвращать Гиенам их ключа, - продолжил вместо него Айрон Ригур. - С тех пор в клане Гиен неспокойно. Не удивительно, что равновесие мира постепенно сдвигается, ведь главная сила артефактов - это те устремления, которые вкладывают в них люди. То один, то другой род клана Гиен, стремится занять главенствующее положение, они ищут материалы для изготовления новых враждебных артефактов. Для этого они стараются красть артефакты у других кланов. Положение стремительно ухудшается. Все больше становится отступников в клане Волков и Лисов. Даже Рыси не могут полностью избежать негативных изменений, хотя из-за своей обособленности они меньше всего вмешиваются в дела своих соседей. Недавно караванщики сообщили Ордену, что встретили живую лиану - тварь с Пустошей - на территории княжества, которое расположено на расстоянии нескольких сотен миль от границ Великих пустошей, прямо на Большом Караванном Пути. И это не единственный случай, когда тварь забралась так далеко. Защита слабеет, и задача Ордена - найти способы сдержать происходящий сдвиг.

- Артефакты - это лишь половина дела, - добавил к его речи Рыжий Лис. - Главная наша битва - в сердцах людей. И вот тут нужны такие, как вы, или Айрон, с умением читать в чужих душах.

- Может быть, у вас есть какие-то вопросы? - спросил у Исабэль Белый Волк, когда его коллеги закончили эту вступительную часть, которая пока еще была лишь экскурсом в историю.

+5

16

Войцек приподнял бровь и слабо пожал плечами, надеясь, что этот жест неожиданной нерешительности останется вне внимания Хранителей, а затем прошел к одному из немногочисленных свободных кресел. Седоволосый вояка больше не чувствовал себя неуютно или не в своей тарелке – другое дело, что сейчас он начал осознавать быстротечность и необратимость событий. Та же самая церемония… что именно имел в виду Белый Волк? Что уже на рассвете мадемуазель станет адептом Ордена? Сдерживая ощущение бессилия, которое вновь постепенно затапливало с головой, центурион сел. Спрашивается – что толку писать письма патрону, если завтра – то есть сегодня, ибо ночь близится к своему завершению – Исабэль после инициации вдруг втемяшится поехать на пепелище…или к границам Пустоши… или что она еще задумала, вертя на своем пальце колечко?

Даверциан и впрямь теперь очень часто касалась ободка с красным камнем, что венчал верхушку кольца, подушечками пальцев. Девушка старалась не отвлекаться на размышления и слушала предысторию теперешнего положения вещей, что хоть как-то могла его прояснить, очень сосредоточенно, глядя попеременно на деканов и время от времени покусывая нижнюю губу - непреодолимая привычка.

Когда Хранители завершили краткий исторический экскурс, Исабэль слегка покачала головой:
- Рано или поздно клан Гиен накопит у себя слишком многое… и тогда Равновесию, - обладательница  короны из жемчуга в косах приподняла обе изящные белые ладони, точно поддерживая ими что-то, а затем плавно опустила правую, - действительно придет конец. Как я поняла, тот самый ключ Гиен до сих пор в крепости Князя-Хранителя. – Она быстро взглянула на Белого Волка. – Дон Паскаль, быть может, Вы слышали о попытках похищения в прошлом ключа? Быть может… даже не Гиенами, а кем-то иным? Было ли что-то подобное за все время хранения артефакта?

Само собой, что даже если и было, то за узкие круги посвященных лиц информация не просочилась.  И так как пока что у верховной судебной и правящей системы находился клан Волков, было понятно обращение Даверциан именно к декану Эне.

+4

17

Белый Волк покачал головой отрицательно.

- Таких попыток не было. Башня, в которой хранится Кристалл, устроена так, что без четырех оставшихся ключей дверь в хранилище не открыть. Ключ клана Гиен, после неудачной попытки его использовать, ушел внутрь хранилища. Достать его, не открыв двери - совершенно немыслимо. Те, кто поумнее - это знают.

- Остальные ключи пока что в руках верховных князей четырех кланов, - продолжил за него Рыжий Лис. - И каждый из кланов тщательно хранит секрет того места, где находится ключ. Но у Ордена есть серьезное опасение. Кто-то может захотеть рассорить кланы, или каким-то другим способом не дать Князю-Хранителю в критической ситуации, если таковая наступит, воспользоваться Талисманом. Ведь чтобы попасть в башню - надо все пять ключей. Учитывая, что один уже там - четыре. Но захотят ли верховные князья Лисов, Рысей и Медведей отдать свои ключи Волкам, если вдруг эта крайняя мера понадобится? Если мы все будем в ссоре - это мало вероятно. Так что...

Лис развел руками, пожал плечами. В общем, дал понять, что ситуация слишком сложная, и однозначной надежды ни на что нет.

- Нужно сохранить мир и единство, - тихо заговорил Ригур. - То, что сегодня мне поведал отступник Эйзегар Ресст, скорее всего правда, и мы имеем дело в неким нарождающимся "альянсом", который уже делает все, чтобы между нами не было согласия. Правосудие должно быть сохранено любой ценой, и вам, Исабэль, придется очень быстро всему учиться. Первая задача для вас - исправить то, что в свое время было нарушено вашим отцом. Восстановив справедливость и окончательно очистив репутацию Дэвиана Даверциана, вы окажетесь в центре событий, которые пока непредсказуемы, но частично управляемы. Мы же подумаем над тем, как обезопасить остальных Белых Волков. Сейчас любая даже небольшая несправедливость работает на врагов Равновесия. Но справедливость порой бывает весьма жестокой... Мы еще поговорим об этом в процессе вашего обучения. Господин Войцек! Я бы предложил вам с вашей подопечной так и оставаться в моем доме, но если вы считаете это неприличным - советую приглядеться к особняку на Косой улице, за три дома от центральной площади. Там вам наверняка будет удобно.

Завершив таким неожиданным предложением свою речь, Айрон посмотрел в сторону световода в углу зала.

- Скоро рассвет, - сказал он все так же задумчиво.

+4

18

Сидевший очень прямо Вариад почти миролюбиво приподнял обе ладони, учтивым кивком указывая на брюнетку, что слегка вопрошающе в этот миг глядела на него:
- Я расквартирую своих воинов там, где мне укажет мадемуазель Даверциан.
«… потому что даже если я рискну ей противоречить, то наверняка вызову еще большее недовольство. Уж лучше присматривать, чем подсматривать»
Искусство дипломатии – вещь тонкая, и Серый Волк, используя рокировку, больше не собирался проигрывать ментальные сражения в дальнейшем. Центурион уже понял, что сопротивление почти бесполезно, и теперь доступный ему максимум – это банальный надзор и охрана. С другой стороны господин Дэвиан насчет вступлений дочери в различные крайне интересные организации и почти политические события никаких конкретных указаний не давал, да и наверняка был в курсе о таком солидном поприще, как работа в Ордене Хранителей Равновесия.
Инструкции были просты. Беречь  и охранять.
«Что ж, да будет так»

Исабэль тем временем вернула внимание к Рысю и слегка сдвинула брови:
- Вы говорите, дон Айрон, что мне необходимо загладить вину своего отца. – Конечно, у кареглазой накопились и другие вопросы, но они вполне могли подождать. Кроме этого, самого главного в теперешний момент. – Как я понимаю, мне необходимо найти дона Лорелина и… И… - Она глубоко вдохнула «эмоциональный» аромат Старшего Судьи, тихо наслаждаясь шипровой нотой. – И я ведь уже пыталась с ним поговорить и принести извинения за тот случай.
Волчица сжала тонкие пальцы, кладя сомкнутые в замок руки на колени, поверх дневников и путевых заметок.
- Вроде бы мы расстались…  - Она чуть не сказала «друзьями», хотя ментальный окрас у этого определения был почти верен, - … с миром. И дон Лорелин сказал, что не держит на меня зла.
Насчет мести отцу Из все же была не уверена – осадок горькими хлопьями пепла еще парил в мыслях при тех воспоминаниях. Простила бы она сама подобное? Что бы ни говорили Хранители о своих живых примерах прошлых лет, дело касалось верховного князя Лисов. Великие Волки, вот так история…

Последние же слова Айрона приободрили гостью и были встречены со слабой искоркой интереса в янтарном взгляде. Неужели пройдет еще немного времени – и она станет одной из адептов Ордена? В первую же ночь в Акрилоне!
Как ни крути, но нет худа без добра. И теперь ей оставалось надеяться и верить, что и с ее семьей, и с семьями остальных Белых Волков все будет в порядке. А там уже как лягут карты и выпадут звезды.

+5

19

Декан Локх упреждающе поднял руку.

- Вы позволите, Айрон? - спросил он, и получив согласный кивок, продолжил: - Мы опасаемся, что сейчас самому господину Коррину требуется помощь в одном простом, но для него чрезвычайно щекотливом деле. И хотя я не возьмусь указывать нашему уважаемому коллеге, - Лис вежливо кивнул Ригуру, - поскольку именно его вы выбрали себе в наставники,  тем не менее я бы рискнул предложить именно вам разобраться со сложившейся ситуацией. Вы едва познакомились, и на первый взгляд, как раз вам наименее удобно вмешиваться, но господину Коррину необходимо через это пройти, чтобы не только признать свои ошибки, но и понять, что для нет иной дороги.

Ригур хмурился, ему было что возразить, но он уже почти согласился с мнением коллеги. Почти...

- Мелтон, вы действительно считаете, что для человека вашего клана это не станет чрезмерным испытанием? - спросил он прямо.

- Если испытание окажется чрезмерным, значит этот человек действительно никогда не откажется от личного в пользу своего клана. - Рыжий Лис преобразился и сейчас в жесткости мог бы посоперничать со всем присутствующими в комнате. - А если не сможет отказаться от личного - ему действительно нет дороги к княжескому венцу.

Ригур кивнул, вполне удовлетворенный.

- Хорошо, тогда давайте приступим к церемонии, а после этого я объясню уважаемой Исабэль, чего именно мы от нее хотим. - Он посмотрел на девушку, а затем встал и протянул ей руку. - Пройдемте в соседнее помещение. Господин Войцек! Вам придется на четверть часа вверить моим заботам свою подопечную, ибо вам идти с нами нельзя. Обещаю, что в этих стенах с нею ничего плохого не случится.

+4

20

Пожалуй, Вариада внезапная жесткая уверенность до этого расслабленного и добродушного, слишком живого для этих монументальных строгих стен, Рыжего Лиса поразила не меньше, чем саму Даверциан. Девушка с  тем же искрящимся азартом прислушалась к диалогу дона Локха и дона Ригура, переводя взгляд с одного на другого, а затем с решительным кивком отложила свои талмуды и приняла руку Айрона, вкладывая свои прохладные тонкие фаланги в его широкую ладонь. Кроваво-красный камень сверкнул и скрылся под большим пальцем Старшего Судьи.
Седоволосый вояка тоже встал, неглубоко кланяясь деканам и своей госпоже:
- Я подожду здесь. С Вашего позволения…
Голос центуриона при этом не выдавал ни недовольства, ни волнения. Надо ждать – значит, надо. Таков устав, если выразиться по-военному - что было привычнее Волку. Да и вряд ли непосвященных могли пропустить в зрители.

+4

21

Айрон Ригур повел девушку к высокой двери в дальней стене зала, а за ними пошли два декана и два секретаря.

- Для того, чтобы свидетельствовать о приеме в Орден, нужны три декана, и два секретаря, - негромко объяснял Рысь, пока они неторопливо двигались в нужном направлении. - Господин Память впишет твое имя в книгу Ордена, а господин Скрытность проведет церемонию, после которой ты всегда будешь узнавать любого из своих коллег, точно так же как все твои коллеги по Ордену будут узнавать тебя. Всем остальным людям наш знак невидим, и об этом ты сама можешь судить, потому что пока еще не видишь его.

Секретари распахнули стрельчатую дверь, и вся процессия вошла в небольшое, особенно по сравнению с залом, помещение восьмиугольной формы. Двери за ними закрылись. Помещение было устроено примерно так же, как и зал, только в миниатюре. И здесь отсутствовали кресла. Только небольшое возвышение по середине, такое же восьмиугольное, не больше двух локтей в диаметре, и не больше половины локтя в высоту. Оно почему-то было накрыто восьмиугольной алой бархатной подушкой. По стенам шли стеллажи и на них тоже стояли книги, но это были книги, которые читали только члены Ордена. В простенке между стеллажей стоял пюпитр, на который секретарь по прозванию Память выложил одну из книг, открыл ее, и снял с пояса серебряную чернильницу. Приготовив все, что нужно, он воззрился на всех остальных.

- Опустись на колени на эту подушку, лицом на Восток, - подсказал Рысь девушке.

Стороны света тут определялись просто, потому что были обозначены прямо на мозаичном полу.

- Расстегни ворот, чтобы обнажить вот это место, - продолжил командовать Ригур, показав пальцем ямочку между ключиц.

Деканы встали так, что обозначили собой три стороны света: Север, Восток и Запад, а господин Скрытность снял с одного из стеллажей шкатулку и вынул из нее хрустальный фиал с золотистой жидкостью. Подойдя к девушке с Восточной стороны, он сам опустился перед ней на колени прямо на пол. Теперь он стоял ниже нее. Открыв фиал, он обмакнул в жидкости серебряную палочку, и теперь золотистая капля держалась чудом на кончике, не скатываясь и не падая.

- Исабэль! - сказал господин Скрытность. - Ты четко и ясно выразила желание стать одной из нас. В знак того, что мы принимаем тебя и твою службу, я дарую тебе этот секретный знак Ордена Хранителей Равновесия.

Он коснулся палочкой кожи девушки между ключиц, и золотистая капля растеклась по коже. Жидкость тут же испарилась, оставив след, смыть который не могло ничто. Словно холодящая влага впиталась в кожу.

И теперь Исабэль могла видеть, что у каждого члена Ордена на том же месте свой знак. У всех разный, чуть светящийся золотистым сиянием. У Ригура это был треугольник, у Рыжего Лиса - четырехконечная звезда, у Белого Волка - буква "с", у секретарей - две параллельные черты. Самое интересное, что знаки эти были видны даже у тех, чья одежда закрывала шею.

- Теперь ты можешь встать, сестра, - так же негромко сказал Ригур, и шагнув к Исабель, подал ей руку.

Господин Память старательно писал в открытой книге.

+4

22

Центурион проводил уходящих слегка сощуренным взглядом. Вояка уже успел отойти к стеллажам и вновь вернуться к той самой книге исторических хроник, однако затем Войцека на миг обуяло почти отцовское желание наподдать этим самым томом по округлостям старшей Даверциан – «по шее ниже спины», как обычно приговаривал отец Серого Волка, Мартин Вариад, скорее морально нежели физически вразумляя непутевого недоросля за ночные вылазки в Орбадор.  По мнению Вариада, иногда такие мероприятия могли бы принести пользу Дому Даверциан. Однако чуть позже, когда за процессией закрылись тяжелые двери, седоволосый только вздохнул, пожал самому себе плечами и повторил мысленно клятву, которую дал господину Дэвиану.
Ту самую клятву, которая загнала его как гончая зайца  - на теперешний обрыв перед пропастью неизвестности.

Пальцы Исабэль стали из прохладных ледяными, а затем очень горячими  – как это обычно бывало с ней в минуты сильного волнения. Однако девушка спокойно выполняла все просьбы Айрона, целиком и полностью доверившись Рысю.
И если момент с расстегиванием перламутровых пуговок строгого и высокого ворота немного и смутил темнокосую, она ничем этого не выдала. Послушно обнажив лилейно-белую высокую шею с тонкой золотой цепочкой на коже и очертания ключиц, Даверциан с интересом ожидала, чем же завершится этот явно необычный ритуал. Каково же было ее изумление – а затем искренний восторг от аромата жидкости – при соприкосновении холодной капли с кожей. Амулеты и кулоны можно постерять, татуировки – слишком вульгарно для молодой Волчицы и больше подойдут раскованной представительнице клана Гиен… но это… Слабо пахнущая чистотой жимолости и рассветом в лесном краю капля отметила Из своеобразным рисунком.
Как ни силилась кареглазая деликатно рассмотреть «тавро» Ордена – у нее не получалось. Поэтому девушка в момент подачи деканом ладони вопросительно взглянула на Ригура, однако почти тут же погасила это любопытство. «Право, ты как ребенок…»
«И все же… что это за знак?»

Зеркальца с собой у дочери мирового судьи не было – лишь дневники, которые она несла в руках и оставила на кресле в предыдущем зале. Оставалось надеяться, что когда они вернутся в особняк Рыся – она рассмотрит свою отметку детальнее.
Вторично приняв руку Старшего Судьи, Даверциан поднялась с алого мягкого бархата:
- Благодарю…– Если Исабэль и полагалось назвать Рыся братом, то язык не повернулся. Розмарин и шипр. Искренний интерес. Черный, временами не без особых огоньков, взгляд. Она смотрела на него чуть ищуще, точно запечатлевая черты лица вот так близко. Потом перевела засиявший янтарем взор на остальных участников церемонии. Признательная улыбка не украсила розоватые губы, но чувствовалась в глуховатом контральто. – Благодарю вас за доверие и принятие. Клянусь, что не посрамлю своей службой Орден Хранителей Равновесия и свершу все, что будет ему на благо.
Нечто подобное в качестве официальной клятвы кареглазая когда-то услышала в присяге Волков отцу – и до сих пор ни один из воинов не нарушил данного завета. Она горячо надеялась, что так будет и с ее клятвой.

знак Исабэль Даверциан

http://media.tumblr.com/tumblr_l3ptfaBpNS1qanb3r.jpg
звезда Давида - соединение мужской воли и женской мудрости; два треугольника, дополняющие друг друга

+5

23

Деканы по очереди поклонились Исабэль, после чего Айрон повернулся к ней, и заглядывая в глаза, простым, почти отеческим жестом, застегнул пуговки на вороте ее платья.

- Необычный узор, - сказал он негромко. - Такого ни у кого из нас нет. Но нам надо возвращаться.

Он подал девушке руку и повел ее обратно в большой зал, к ее верному сопровождающему. Остальные, пожелав Исабэль удачи в ее первом деле и в последующем обучении, разошлись тихо и незаметно, оставив Айрона Ригура, Исабэль и Вариада одних.

- Мы едем обратно в мой особняк, - сказал Рысь Волку. - Исабэль нужно отдохнуть и поспать. Сейчас четыре часа утра. На улице уже рассвело. В десять госпоже Исабэль нужно быть в Северной кордегардии. Вас я прошу ее сопровождать, как обычно. Этой кордегардией командует капитан Бартоломей Сорес. Он безусловно примет посланницу Ордена со всем почтением и вниманием. Там же сегодня ночует Ларс Коррин. Вам придется поговорить с ним, Исабэль. Вы уже сейчас умеете читать в сердцах, и я надеюсь, что вы сможете призвать его к тому, чтобы он вспомнил наконец свой долг перед кланом. Все подробности того, что произошло, узнаете у капитана Сореса. - Рысь как-то хитро взглянул на старого вояку Вариада. - Вас я тоже хочу кое о чем попросить. Там служит молодой Волк, командир Кристо Вудлав. Обратите на него внимание. Он мог бы многого достичь, но ему катастрофически не хватает сильного руководства, вроде вас. Может быть, он вас заинтересует.

Больше ничего не говоря и предоставив своим спутникам задавать интересующие их вопросы, Рысь повел их тем же путем, через широкие коридоры и лестницы, к ожидающей на дворе карете.

+4

24

Вариад дипломатично, буквально в два слова, пообещал подумать о молодом Волке и не стал задавать лишних вопросов, оставив их пока что при себе… но вообще седоволосый воин явно с облегчением покинул здание Ордена, не забыв вместе с учтивым прощанием окинуть деканов и секретарей внимательным взглядом напоследок. А затем – саму Исабэль, что скромно проследовала за деканом в их маленькой процессии. Однако в плавной походке дочери патрона ровным счетом ничего не изменилось, а выражение янтарных в слабом рассвете, чуть раскосых, как у матери, глаз было почти безмятежно.

Кивнув Ригуру и поймав знак от брюнетки, центурион скрылся в недрах кареты – у него было немного времени поразмыслить, пока Из также намеревалась перемолвиться словечком с Старшим Судьей.
Оглянувшись на здание, что высокими серыми стенами с зубцами выделялось на фоне светлеющего неба, девушка зябковато, точно от прохлады, повела плечами под накидкой и прижала крепче к себе записи и карты. А затем посмотрела прямо на Ригура, не в силах сдержать теплой, истинно женской улыбки:
- Я должна сказать Вам спасибо за все, Айрон… - Говорила кареглазая исключительно для него и негромко, но мелодично, что выдало бы ее волнение знающим манеру поведения Даверциан. – И надеюсь… смею надеяться, что я не разочарую Вас в качестве ученицы. Правда… по мнению близких людей, иногда у меня проблемы с прилежностью.  – Ее взгляд скользнул по окошечку кареты, где в полумраке виделся профиль Серого Волка, а в улыбке появилось что-то мятежное. – Но в целом обещаю мыслить и действовать только на благо Ордена.

Она было взялась за ручку дверцы, но вновь обернулась на Рыся:
- Скажите… Вы поедете со мной в кордегарию? Я понимаю, что говорить с доном Лорелином нужно будет мне… да, только мне, - чуть тверже и тише, - но от Вашей поддержки я не откажусь. Если Вы, конечно, будете не заняты… и не сочтете эту просьбу за дерзость.

+4

25

Ригур покачал головой.

- Я понимаю твою неуверенность, Исабэль, - ответил он мягко, и коснулся руки девушки успокаивающим жестом. - Но мое присутствие в этот раз может оказаться лишним и придать ненужную официальность. Тем более, что тут нужны не какие-то особые навыки, а только сердце. Оно само подскажет тебе, что делать и о чем говорить. Просто не закрывай его.

Объяснять Исабэль, что он своим визитом к капитану Соресу наделает переполоха, и скорее всего вообще спугнет неуловимого господина Коррина, он не стал. Лис упорно не желал вспоминать о своем прошлом, и задумываться о своем будущем, и наверняка чувствовал, что если получит прямое указание от личности вроде Старшего Судьи Ригура, или от любого другого официального лица - ему придется подчиниться, хочет он того или нет. Поэтому и избегал любых столкновений с теми, кто мог потенциально знать его настоящее имя. В данном же случае было важно, чтобы Лорелин Рейнольд Третий сам пришел к выводу, что ему нужно вернуться. Необходимо было лишь подстегнуть его совесть. Лучше Исабэль с этой задачей по мнению Ригура никто не мог справиться. Почему? Просто потому, что он это чувствовал.

- Наше с тобой расставание не продлится долго, - успокоил он девушку. - Теперь ты моя ученица, и успеешь еще утомиться от моего общества.

Он шутил, конечно же, о чем говорила едва заметная ироничная улыбка. Но некоторая доля правды в шутке была, потому что обучение Ригур наметил достаточно серьезное. Ему нужно было в короткий срок дать Исабэль все, что ей нужно для их совместной работы в ближайшем будущем.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Совет Ордена Хранителей Равновесия