В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Лето в душу неслышно входит…


Лето в душу неслышно входит…

Сообщений 31 страница 53 из 53

31

Дарен лукаво улыбнулся, не выпуская ладошку Дэяниры. Да, он не учился в школе разведчиков, но он всё-таки Лис, а значит… значит, Дэя сейчас получит ещё один сюрприз.
Конечно, Дарен мог вполне спокойно принести Дэе это самое гнездо вместе с его обитателями, но выбрал другой вариант: подхватил девушку на руки и, бережно прижав к себе, понёс её в указанном направлении, бесшумно скользя по песку. Дойдя до начала зарослей, Дарен осторожно поставил Дэю на ноги, сделал знак не шуметь и, снова взяв её за руку, повёл прямо к гнезду.
Через несколько минут юноша и девушка, затаив дыхание, наблюдали за тремя малышами, только-только сменившими нежный серенький пух на чёрно-белое оперение, которые цепочкой потянулись за мамой на первую в жизни прогулку к морю.

- Благодарю, мадемуазель, - поклонился Рамиро. – Я польщён вашей заботой обо мне, но она немного опоздала. Я уже год, как служу матросом на «Морской деве» Сезара – моего старшего брата. Сейчас он отпустил меня на берег, потому что встречать родственников, вместе с родителями обязательно должен кто-то из нас, а у него очень выгодный фрахт. Но это ненадолго, я обязательно вернусь в море.
Лицо Рамиро сделалось задумчиво-мечтательным, а взгляд приобрёл мягкую отрешённость:
- Это целый мир, удивительный и загадочный, который можно понять только душой. А тому, кто услышал зов моря, уже никогда не найти покоя на берегу.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-01-16 12:18:40)

+4

32

Надежнее всего Дэя ощущала себя именно в руках Дарена. Молодой Лис легко перенес свою ношу с озорными зелеными глазами и улыбающимся ртом через пески к гнезду, что надежно скрылось в густых зарослях прибрежного кустарника.
Проведя взглядом птенцов, Дэйко ухватила за руку юного Блэкхилла и еле слышно зашептала.
- Посмотри, какие они красивые. Геррес говорит, что хищников здесь совсем мало… поэтому они никуда не улетают, и даже на зимовку остаются в этих краях. – Девочка посмотрела на Дарена. – Знаешь… теперь я тоже не хочу уезжать. Хочу запомнить все это. Песок. – Взгляд обращается к морю, пока тонкие пальцы крепче переплетаются с ловкими и сильными фалангами юноши. – Цвет волн. Их шум и соль… Нас..
Ей пришлось смолкнуть. Последним из кустарника выбрался отец семейства – крупный экземпляр, размах красивых полосатых крыльев которого достигал не менее метра. Он настороженно воззрился в сторону притаившейся пары, что-то крякнул по-своему и важно зашагал вслед за отпрысками и пернатой супругой.

Исабэль значительно умерила свои саркастические потуги, когда услышала  ответ Рамиро. Вместо издевательского огонька в слегка раскосых карих глазах, обращенных к парню, засветился янтарь неподдельного интереса.
- Уже целый год? Дон Рамиро… сколько же всего Вы уже повидали и услышали! И про море – все верно… Если бы не учеба, я бы чаще навещала дядю – это факт.
Она кивнула на тропинку, которая отходила от основной подъездной дороги за ворота и стены дома. Даверциан не знала, что какое-то время назад по этому же пути прошла ее младшая сестра вместе с Дареном.
- Расскажите мне что-нибудь особенное, - ее взгляд тоже стал слегка мечтательным и манящим. И если в контральто и скользнула смешливая нотка, то теперь она относилась только к самой Волчице. – Дэянира частенько называет меня Сухарем…
«Великие Волки, зачем ты это ему говоришь?..»
- Ведь я действительно редко покидаю родовой дом в Азнавуре, предпочитая мир «бескровного оружия». – Она еще раз приподняла фолиант, к которому на время утратила пыл. Нет, том был весьма познавательный, но неутомимый и прекрасный собеседник в лице молодого Гароа с его зелеными глазами и историями все же намного интереснее. – Но Вы… Вы действительно настоящий кабальеро, дон Рамиро. – За фразой последовал переливчатый смех. – Как я понимаю, окна – это малое, что было на Вашем пути.

+4

33

- Ромашка, - ласковое прозвище слетело с губ Дарена так легко, словно всё это время ждало подходящего момента, чтобы, прозвучав, стать ещё одним, тайным именем Дэяниры – только для них двоих, - не грусти. У нас ещё много времени впереди, но даже когда мы уедем отсюда, я буду тебе писать длинные и подробные письма, обещаю.
А теперь пойдём, пока папа-песочник не рассердился и не решил прогнать незваных гостей.
От него будет сложно отбиться.  Погуляем по берегу - раковина у тебя уже есть и, может, если хорошенько попросить, море подарит нам ещё что-нибудь красивое.
Дарен осторожно заправил за ушко девочки светлый локон, выбившийся из причёски Дэяниры, и улыбнувшись, подумал: «Ей очень пойдут изумруды, но с этим придётся подождать. Такие дорогие подарки делают только в день помолвки или свадьбы, а пока – малахит или зелёный гранат. Надо будет спросить у тёти Иды, какая в Орбадоре самая лучшая ювелирная лавка и наведаться туда».
Карманные деньги Дарен тратил осмотрительно, да к тому же в свободное время подрабатывал в аптеке родственника декана своего факультета, занимаясь сушкой и сортировкой трав, и копированием рецептов – почерк у него был аккуратный и разборчивый - так что купить Дэе небольшой подарок мог сам, не прося денег у отца.
«Завтра же», - пообещал себе юноша и повел Дэю обратно по тропинке.           

- Окна… - чуть пренебрежительно фыркнул Рамиро. – Если хотите знать, дона Исабэль, мы с братом несколько раз вон оттуда прыгали.
Юноша махнул рукой в море, где на расстоянии половины перестрела из волн выступала высокая скала, похожая на указующий перст, носившая у местных название «Гром-палец» - в грозу там очень часто сверкали молнии. И, уже серьёзно, добавил:
- Скажу честно – рассказчик из меня неважный, да и море невозможно описать, его можно только почувствовать: и полюбить или возненавидеть – но нельзя остаться равнодушным.
Вот разве что… - Рамиро на мгновение умолк, вспоминая, а потом негромко, но выразительно, прочёл наизусть:
- Эй, штурман, проснись, ветер с востока,
Попутный ветер - ставь паруса.
Путь по звездам - на исчезнувший остров,
Курс по звездам - к краю земли.
Но ветер с востока рвет паруса,
Ветер с востока - песок в глаза.
Путь домой, путь домой,
Ты знаешь, как будет славно,
Когда мы вернемся домой.

Бойцы, бродяги, моряки, мы отдаем свои долги,
И сталь мечей, и крепость рук, и спину прикрывает друг.
Путь по звездам - на исчезнувший остров,
Курс по звездам, но клонит в сон.
И волны, шипя, бьют в борт корабля,
И за кормой разгорелась заря.
Путь домой, путь домой,
Ты знаешь, как будет славно,
Когда мы вернемся домой.

Ветер навстречу нас гонит обратно,
Весла на воду - поспорим с судьбой.
Путь по звездам - на исчезнувший остров,
Курс по звездам - по исчезнувшим звездам.
Но встречный ветер мешает грести,
И каждый знает - до звезд не дойти.
Путь домой, путь домой,
Ты знаешь, как будет славно,
Когда мы вернемся домой.

+5

34

После  слов Дарена о письмах и его ласкового касания глаза Дэйко засияли как те самые изумруды, о которых думал молодой Блэкхилл. Голос торжественно снизился до шепота, чтобы не привлечь внимания пернатого главы семьи:
- Обещаю писать такие же письма в ответ…

Они почти бесшумно выбрались на полосу пляжа, оставив позади густой кустарник и цепочку следов птиц на песке. Дэянира огляделась, озаряемая солнцем, широко улыбнулась Лису и легко прильнула к его руке, прислушиваясь к шепоту темно-синих волн:

- Погуляем вдоль кромки воды? – Ее голосок встрепенулся и успокоился. Все было так хорошо, что сердце пело от радости, неумело скрываемой. Да и скрываемой ли? – Как хорошо, что ты пришел, Дарен… Кстати, я обещала пикник – и он совсем скоро состоится. Ты ведь останешься на мою трапезу на свежем воздухе? И я смею надеяться, что твоя прекрасная сестра-Певунья тоже придет!..
Она смолкла. Подняла голову к юноше, чтобы сказать что-то еще, однако засмущалась и скрыла замешательство улыбкой.
***
Исабэль смерила недоверчивым взглядом высоту скалы – карие глаза чуть встревоженно расширились, она беззвучно выдохнула. «Да он просто безумец – прыгать с такого места!  Там же наверняка подводные камни или еще что-то подобное…» Ее пальцы сами нашли предплечье Гароа и сжали, точно это волнение стремилось передаться юноше.

А вот после  морской баллады тонкое лицо Эль просветлело. Читал Рамиро хорошо – просто, но чувственно, и вполне мог достучаться до сердец слушателей. Исабэль на миг прикрыла веки, впитывая атмосферу слов и окружающих ароматов.

- Чудесно… - И не поймешь, то ли к его словам – то ли ко всему в целом. – Мой брат бы многое отдал, чтобы пройтись под парусами подобно Вам. – Чистая правда – Роран оставался преданным службе в кордегарии только потому, что море было от него слишком далеко. А тяжелые тренировки  с воинами дяди Дориана частично компенсировались интереснейшими исследованиями на лодке окрестных мест во время визитов юного Волка в Орбадор.

Темноволосая увела взгляд от лица молодого Гароа в сторону волн, тая улыбку. Ее спутник и собеседник был Практиком – так Из про себя, тайком, называла людей, готовых с головой погрузиться в события, точнее – участвовать в них напрямую и получать от этого удовольствие. Она же всегда была Теоретиком. Сухариком, как очень тонко подметила умная не по годам Дэя.

- Я должна сказать Вам спасибо за прогулку, дон Рамиро. – Нет, все же розовые губы улыбнулись. Девушка склонила голову и тут же ее подняла, точно ментально соединяясь в этот миг с сестрой. Исабэль остановилась, поворачиваясь к тропе с становящимся все ниже и ниже кустарником по обочинам спиной. – Дэйко… Дэянира приглашала Дарена и Каталину на пикник сегодня, в послеполуденный час. Я надеюсь, у Вас хватит храбрости сопровождать меня на него. – Без тени иронии или сарказма… однако с привычной легкой дерзостью в тоне, будто она сама опасалась собственной смелости. Ее пальцы покрепче перехватили отцовский фолиант.

Карий взгляд, обращенный на Рамиро, переместился на что-то позади него. Невдалеке, на открывшемся светлом песочном пространстве, виделись две фигуры. И по золоту прядей и знакомому платью Исабэль признала сестру, а рядом с ней – Дарена Блэкхилла.

+4

35

- Конечно, я приду, Ромашка, - улыбнулся Дарен. На самом деле он с удовольствием снова подхватил бы Дэю на руки и дальше гулял именно так, но девочка могла смутиться или испугаться, так что юному Лису пришлось удовольствоваться ощущением тёплой ладошки в своей руке.
Вчерашний подарок Дэянире понравился, но раковину она, скорей всего, будет хранить на столе или на комоде, в ювелирную лавку получится попасть, в лучшем случае, завтра, а Дарен очень хотел прямо сейчас подарить Ромашке что-нибудь, что она могла бы носить на себе. И раз уж море оказалось к ним благосклонно, почему бы не попытать счастья ещё раз?
"Можно нырнуть за жемчужницей – кузен Миро говорил, что они здесь водятся, но потребуется время, чтобы её найти и тогда Дэя точно испугается. А если…" - юноша окинул полосу берега внимательным взглядом, особенно приглядываясь к влажной полосе, отмечающей границу моря и суши.
Побелевший от морской соли обломок ветки, полосатый чёрно-белый окатыш гальки, маленький краб, которого шаловливая волна вынесла на берег, перевернув вверх ногами, тщетно пытающийся вернуться в привычное положение.
- Спасём беднягу? – Дарен аккуратно подхватил краба, зайдя в воду чуть поглубже, отпустил и, словно в награду, на том самом месте, где был крабик, что-то переливчато блеснуло.   
Юноша наклонился, смёл песок и, почти бегом вернувшись к Дэе, положил ей на ладонь небольшую капельку зелёного янтаря – готовое украшение, в котором нужно было лишь проделать отверстие и вдёрнуть шнурок.
- Ты очень нравишься здешнему морю, Ромашка. Оно тебя балует.

Рамиро ответил на предложение доны Исабэль улыбкой:
- Пикник – это очень хорошо, особенно, если к столу будет что-нибудь вкусное. А если вы подарите мне улыбку, я готов отнести вас туда на руках.
Увидев, что Исабэль на что-то отвлеклась, Рамиро проследил направление её взгляда и удивлённо присвистнул:
- Ваша сестра – просто волшебница, дона Исабэль, если ей удалось вытащить Дара на прогулку. Обычно он, едва приехав, закапывается в книги и целыми днями сидит в библиотеке или берёт в оборот нашего лекаря. Непременно поблагодарю дону Дэяниру от всей нашей семьи. Может, хоть она покажет кузену, что в мире есть не только книги и травы.
А ещё тут недалеко есть замечательная бухточка, где можно искупаться – я вам её обязательно покажу.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-02-08 16:11:35)

+5

36

- Как красиво! Спасибо морю и тебе. – Дэйко погладила камушек, а затем подняла его на  солнечный свет, точно желая изучить небеса через мутную зелень. Затем посмотрела на молодого Лиса сияющими глазами цвета утренней волны.  – Дарен,  в следующую нашу встречу ты непременно увидишь этот морской подарок на мне. – Она вновь подняла янтарь, а затем увидела спускающуюся по белому песку холма к ним пару. Вид у Сухарика был не совсем благодушный… впрочем, яростно прижимающая к себе увесистый том Исабэль как обычно выглядела безупречно, но вот скулы ее явно остывали после прилившей крови, а взгляды, которыми она одаривала Гароа, выражали нечто среднее между желанием рассмеяться или отпарировать на что-то.
Дэянира присела в изящном реверансе перед рослым Рамиро, улыбаясь без вчерашней дерзости. Во-первых, Гароа был спутником Эль, а во-вторых, каким бы красавцем не представал Черный Лис – сердце Дэйко отныне желало стучать в ритме только с сердцем юного Дарена. Если бы блондиночка  слышала недавние слова черноволосого собеседника старшей сестры и благодарность в её сторону, то только бы рассмеялась в ответ – Рамиро сделал точно такое же невозможное с самой Исабэль.

Причиной же краски на светлой коже были бухта и предложение за улыбку понести на руках. Гароа был не кабальеро, а настоящим сабаттским ухажером, благо, что жил в Орбадоре. Именно это и попыталась почти невозмутимым тоном (а на деле едва сдерживаясь от смеха) втолковать Лису Волчица, но яркая улыбка развеяла все её потуги в пух и прах. Рамиро был обаятелен и воистину непрошибаем… и в какой-то момент Эль осознала, что действительно рада тому, что ее «выманили» из спальни.

- Нам пора возвращаться домой, Дэянира… - С сестрой наставительный голос получился эффектнее. – Ты вчера хотела пригласить Каталину на пикник… пора к нему подготовиться. Дон Блэкхилл…
Дарену Из кивнула и улыбнулась вполне мягко и приветливо (юный Лис стоял на гораздо высшей моральной ступени, нежели мореход с гипнотизирующими зелеными глазами), но сдвинувшая бровки Дэйко уперла руки в бока платья и не преминула поинтересоваться.
- Тебя какая муха укусила, Исабэль Рэя Даверциан? Дон Рамиро, Вы не заметили скорпиона или змею? – В ответ на возмущенно округлившийся карий взгляд Даверциан-младшая демонстративно отступила на шаг назад и подняла ладошки, с зажатым в одной камешком. – Дон Рамиро, Вам удалось совершить что-то невероятное – Сухарика и медовым пряником не вытащить из дядиной беседки…

+5

37

- Дона Дэянира, счастлив вас видеть, - галантно поклонился Рамиро. – И весьма польщён, что вы столь высокого обо мне мнения, но на самом деле всему виной – фамильное обаяние Гароа, перед которым очень трудно устоять, и доброе сердце доны Исабэль, не оставившей на медленную смерть букет цветов. Невероятное сегодня сделали как раз вы – я уже начал всерьёз бояться, что мой кузен превратится в рака-отшельника, а вы выдернули его из скорлупы и привели на свежий воздух, к солнцу и морю. Непременно расскажу Каталине – она будет очень рада.  И, – в глазах юноши заплясали озорные искры, - отдельное спасибо за подсказку о медовом прянике.
Рамиро переглянулся с Дареном, явно делясь какой-то осенившей его мыслью, дождавшись от кузена ответного кивка, повернулся к Исабэль – вдруг госпожа Даверциан решит забрать сестру, оставив их с Дареном в компании друг друга:
- Разрешите проводить вас домой, прекрасная дона? – и ловким, почти незаметным движением фокусника, разлучил девушку с увесистым фолиантом, вручив вместо книги аккуратный букетик некрупных бледно-голубых цветов с тонким ароматом, в котором явственно улавливалась нотка моря:
- Это – сердце моря. Единственный цветок, который растет на мелководье, в морской воде. Не беспокойтесь, с вашим оружием ничего не случится.
Дарен, не менее изысканно, чем Рамиро, поклонился Дэянире:
- Надеюсь, мне будет позволено то же самое, дона Дэянира? – и, взяв девочку за руку, мягко заметил. – Разве можно так называть сестру? Дона Исабэль – вовсе не Сухарик, она просто ещё не встретила своего человека.

+5

38

- Давайте я не буду спорить насчет фамильного обаяния Гароа и спишу всё происходящее как раз на Ваш морской магнетизм, кабальеро, - на губах Исабэль наконец-то нарисовалась искренняя озорная улыбка, которая обычно не покидала выражение лица Дэяниры. Темноволосая аккуратно погладила мелкие светло-лазурные соцветия, а затем сощурённо взглянула на Дэйко. Та в ответ состроила виноватую мордашку – и Даверциан-старшая не могла не улыбнуться снова. – Ну, раз уж Вы меня похитили из дома – туда же попрошу и вернуть. Желательно до парадного входа, а там я уже сама справлюсь. – Она осторожно поднесла к носу цветочки – аромат был странным, солёно-сладким, отдающим железом.

Дэянира серебристо рассмеялась – у дона  Рамиро явно получилось «вытащить» сестру из привычного панциря сосредоточенности и спокойствия. Такая Эль очень нравилась младшей Даверциан – по-домашнему открытая, точно интересная книга, обещающая множество оттенков в беседах. Когда Из прошла вперед на тропинку, о чем-то оживлённо споря с рослым красавцем Гароа, Дэйко слегка прильнула к поданной руке юного Блэкхилла и заговорщически-негромко попыталась оправдаться:

- Веришь, Дарен, она не обижается, когда я так её называю. Но хотя бы реагирует! Ох… я уверена - если она встретит своего избранника, то наверняка это будет такой же очень учёный и серьёзный человек.

- Я все слышу, - буквально через миг Эль гибко обернулась, смерив разгорячённую светловолосую девочку искрящимся янтарным взглядом. – Рамиро, Вам не суждено больше дарить мне цветы. Знаете, почему? Вы, к сожалению, кабальеро, а мне на роду положено найти ещё одного Сухаря – юная дона позади нас уже предсказала мою судьбу.

Щёки Дэяниры вспыхнули, несмотря на то, что комментарий со стороны старшей сестры был абсолютно миролюбивым, со своей непостижимой никому самоиронией.

- Я надеюсь, что пикник всем понравится. – Лёгкости, с которой зеленоглазая меняла темы, мог бы позавидовать прожжённый придворный любого князя. – Так что я попрошу Вас, дон Рамиро, и тебя, Дарен, не планировать ничего до самого вечера. Эль вчера обещала декламировать.

Они уже обогнули очередной поворот стены – и фраза сестры едва не «споткнула» Исабэль. Точно. Декламация парочки популярных поэм из Азнавура. Возможно – представление, если Дарен согласится подыграть на лютне. Пальцы Даверциан мягко сжали предплечье Лиса – второй рукой Гароа ловко нёс тяжелый фолиант, прижимая к себе увесистую ношу.

- Мое предложение остается в силе. С бухтой и передвижением моей персоны на руках можем не торопиться. – Ещё одна тёплая улыбка в контральто. – К слову, я буду здесь как минимум пару недель, так что надеюсь на экскурсию по одному из кораблей Вашего отца, Рамиро.  Если это возможно.

+5

39

- Дона Исабэль, - Рамиро сверкнул белозубой улыбкой, - получается, что я вас обворожил, и теперь, как честный человек, я должен на вас жениться. Признаюсь честно, я пока не думал о спутнице жизни, но теперь, когда вы рядом, мне начинает очень нравиться эта мысль, и «Исабэль Гароа» очень красиво звучит. А с предсказаниями, даже столь милой гадалки, как дона Дэянира, я не согласен – свою судьбу каждый выбирает сам.
На Дарена от первых же слов кузена напал приступ чрезвычайно странного кашля: «Рамиро» и «женитьба» - эти два слова в представлении юного Лиса, сейчас никак не сочетались. Вот лет через десять, вполне может быть.
Продышавшись, Дарен взглянул на Дэяниру - кажется, девочка была удивлена ничуть не меньше чем он и тихонько шепнул ей на ушко:
- Не волнуйся, Ромашка, дона Исабэль вряд ли согласится.
Проводив девушек до ворот – Рамиро очень неохотно отдал Исабэль увесистый фолиант, заметив, что носить такие тяжести вредно для здоровья прекрасной доны и весело подмигнул ошеломлённому привратнику: на прогулку уходила одна парочка, а вернулись две – кузены отправились домой.

К назначенному для пикника времени, у ворот особняка Даверциан появилась вся троица приглашённых гостей. За спиной у Каталины висела неразлучная лютня, а в руке девушка держала вкусно пахнущую корзинку, в то время как Рамиро и Дарен абсолютно одинаковым жестом придерживали рубашки, за пазухой которых что-то весьма энергично трепыхалось.
Волк, провожавший гостей к хозяйским племянницам, понимающе усмехнулся: можно биться об заклад, что юные Лисы станут здесь частыми гостями.
- Счастлив видеть вас вновь, дона Исабэль, - улыбнувшись, Рамиро опустил в руки девушке пушистый рыжий комочек, вынутый из-за пазухи. - Знакомьтесь – это Медовый Пряник.
Котёнок смешно чихнул и посмотрел на новоявленную хозяйку большими зелёными глазами.
Точно такое же маленькое чудо, только белое и голубоглазое, Дарен осторожно передал Дэянире.
- А это его сестричка – Белая Роза.

Пряник и Розочка

http://i077.radikal.ru/1502/96/a7576491c4e1.jpg http://s011.radikal.ru/i318/1502/e3/7d70b48b8118.jpg

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-02-24 17:09:48)

+4

40

Карие глаза вставшей с покрывала Исабэль восторженно округлились. "Вот это подарок!"

Лина, улыбающаяся  и цветущая, после вручения котят могла бы наблюдать весьма умилительную сцену:  Дэянира ласково-учтиво поприветствовала сестру своего спутника, нежно прижала к груди Белую Розу (которая впоследствии будет откликаться на ещё минимум два прозвища – Сахарок и Облачко) и принялась гладить питомицу, тогда как Исабэль с непривычно вдохновенным выражением лица почти на вытянутых руках рассматривала огненно-рыжий меховой комочек.

- Спасибо, Рамиро! Он прелесть! – Темнокосая открыто и искренне улыбнулась Гароа, а затем также прижала к себе котенка и повернулась к Лисице. – Каталина! Рада видеть! Устраивайтесь удобнее и чувствуйте себя как дома.

Предложение было принято с воодушевлением, потому что Геррес привел гостей к уже расстеленным покрывалам из довольно мягкой тёмной ткани, которая почти не маралась  от сочной травяной зелени. Укромный уголок в саду под густой сенью деревьев, впритык с той самой стеной, разделяющей владения Даверциан и Гароа, подходил для пикника идеально.

Возле принесённых девушками и Ирмой кувшинов и корзин со снедью были расставлены на широком подносе столовые приборы, простые, но аккуратные, расписные охрой глиняные тарелки (разобьешь такую случайно – и не жалко) и кубки, уже наполненные холодной с ледника водой. На прозрачной поверхности плавали кусочки лимона и жёлтая цедра.

А встречали обе Волчицы компаньонов по весёлому времяпровождению в довольно обычных, даже мужских, нарядах, весьма удобных по таковому случаю – льняные светлые рубашки, перетянутые в поясе широкими атласными лентами, и темные шаровары, которые вроде бы были привезены дядей из самой Бебетты. Стопы облекли домашние высокие мягкие башмачки, а длинные волосы обеих были заплетены в косы, венчавшие короной головы.

Ловко скрестив ноги по-бебеттски*, Дэйко уложила на колени Белую Розу и продолжила нежные ласки. Дарен, по просьбе шепотом, уселся рядом с ней, поэтому мог чувствовать тепло плеча девочки через тонкий лён и время от времени ловить любящую улыбку – в том, что именно любящую, юный Блэкхилл уже не сомневался.

Эль же переключила внимание с вроде бы успокоившегося и привыкшего к рукам новой хозяйки Пряника на Каталину – тёмные локоны мерцали под косыми лучами жаркого летнего солнца, а сама девушка, кажется, со вчерашней встречи похорошела ещё больше. Взгляд перешел на лютню гостьи, а затем – на свою книгу с предполагаемой декламацией. Право… замечательно, что в одном из кувшинов есть сильно разбавленное вино. Глоточек от волнения не помешает.

А волновалась кареглазая не зря – мало того, что согласилась на представление, так оно пройдет ещё и в присутствии Гароа. «Ну… отступать никак нельзя, так что определённо стоит расслабиться и не переживать»

Медовый Пряник – Медок – уже окончательно пригрелся на вытянутых ногах усевшейся Исабэль и даже имел наглость раскинуть лапки и задремать. Волчица в сотый раз погладила мягкую шерстку тонкими пальцами и вновь слегка заговорщически посмотрела на Лину:
- У дяди и тети прибавится забот, хотя Медка я обязательно заберу в Азнавур.

- Я тоже заберу Розу! – Тут же подала голос Дэйко, вскидывая голову. – Так что скорее забот прибавится у матушки. – Улыбнувшись, девочка приглашающе кивнула обоим парням на кубки. – Прошу, всё в Вашем распоряжении.  Эль, помоги мне разгрузить вот эту корзинку…

*По-турецки)

+3

41

- Мы тоже не с пустыми руками, - Каталина пристроила свою корзину на краю покрывала, исполняющего роль стола и принялась выставлять блюдца с творениями тётушкиной кухарки - сладкие пирожки с изюмом и сушёными абрикосами, ореховые и медовые булочки, хрустящее печенье, рассыпающееся во рту, как только от него откусишь кусочек – слегка улыбаясь. И брат, и кузен, наверняка, охотно поменялись бы местами с собственными подарками, над которыми сейчас ворковали очарованные хозяйки, но если Дарен чинно сидел рядом с Дэянирой, поддразнивая её питомицу сорванной травинкой, то Рамиро, никогда не любивший соблюдать правила, преспокойно улёгся между сидевшими напротив друг друга Исабэль и Каталиной, и с довольной улыбкой кота, добравшегося до кувшина сливок, негромко мурлыкал себе под нос.     
- Миро, ты решил нас порадовать и что-нибудь спеть? – превратив импровизированный стол в мечту сладкоежки, Каталина сняла с плеча ремень лютни и бережно уложила инструмент рядом с собой.
- Конечно, - откликнулся Рамиро. – Надо же денег заработать. Как только рот открою – вы сложитесь и мне заплатите, чтобы перестал. Не всем же в нашей семье быть певчими птицами, а если тебе родного брата мало, Огонёк, дождись, когда Сезар вернётся – тогда и споёте, и станцуете вместе, - и тут же сверкнул зелёными глазами в сторону Даверциан-старшей:
- Дона Исабэль, вы согласны пойти со мной завтра на танцы? В посёлке будет праздник.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-03-02 19:48:43)

+3

42

С искренней улыбкой поблагодарившая Лисицу за «сладкий» вклад Исабэль как раз доставала из своей корзины аппетитно-пахнущий свёрток с копченым мясом из ряда заботливо уложенных Ирмой, когда её поймал и заставил слегка сощурить взгляд вопрос зеленоглазого Лиса:

- Уверяю, что с удовольствием составлю компанию. При одном условии, - она извлекла следующий сверток - нарезанный и аккуратно сложенный в бумагу острый сыр, повернула голову к собеседнику, покусывающему теперь какой-то стебелёк с крайне лукавым выражением лица; впрочем, взгляд Рамиро не отрывался от лица девушки. – Больше никаких похищений. Я беспокоюсь, прежде всего, за Вас, кабальеро. Вам повезло, что в попытке преодолеть высоту окна моей спальни Вы не наткнулись на того же Уно. И  к слову… можно просто Исабэль.

Дэйко, услышав это, на миг отвлеклась от наблюдением за Дареном и Розой, которую  юный Блэкхилл задорно «щекотал» травинкой, встретилась взглядом с Гароа и, пользуясь тем, что старшая сестра вновь потянулась к корзинке, слегка кивнула на неё с улыбкой юноше. В стиле – «как желаете, так и понимайте, но Вы в круге лиц, которым она доверяет».

Из успешно справилась с ролью гостеприимной хозяйки (а та, что затеяла пикник, в это время украдкой сплетала пальцы с фалангами Дарена и вовсю играла с осмелевшим белым котенком), разложив всё съестное по нужным местам. На новое имя из уст Рамиро темнокосая с интересом взглянула на Каталину:

- Сезар? Интересное имя. Он не южанин часом? – Улыбнувшись, Эль тут же поспешила оправдать свое любопытство. – Я часто просиживаю вечера за хрониками Земли Кланов…

- Сухарик и есть… - Заговорщический мягкий шепот Дэйко, который услышали все.

- Изучаю, если можно так сказать, отдельные города и поселения в их различии между северным и южным расположением. – Кареглазая протянула Лине, как самой почетной гостье, наполненный кубок с бледно-жёлтым слабым, но очень вкусным мёдом; слегка розовое вино, также изрядно разбавленное водой, предназначалось для Дэяниры – мёд она не любила. Следующий кубок был вручен Рамиро – Дарену Дэя налила собственноручно. – Например, Ваше имя отчетливо «пахнет» Югом, его чистым сабаттским жасмином.

Дэянира беззвучно хмыкнула, приникая к плечу Дарена носиком и глядя на парня снизу вверх:
- А меня она вовсе «сослала» в Кордосу. – И тут же посерьезнела. – Но оказалось, мама бывала там в своей учебной молодости. Так что иногда Сухарик прав.

- Дэя… - Предупредительно и искоса. Слегка фыркнув, младшая Даверциан вновь уселась ровно, не забывая гладить белоснежный подарок.

+4

43

- Слушаю и повинуюсь, - Рамиро склонил голову в поклоне и, как только Исабэль достала и развернула первую пару вкусно пахнущих свёртков из своей корзины, соорудил себе аппетитный бутерброд, уложив на ломоть свежего хлеба пару пластиков копчёного мяса, а сверху - сыр. – Завтра приду как положено, через дверь, но если захочется приключений, я всегда к вашим услугам, Исабэль.
Юноша хотел ещё что-то добавить, но его перебило сдвоенное звонкое «мяу»: Пряник и Розочка, учуяв мясо, оживились и немедленно потребовали свою долю. Хозяйки котят переглянулись между собой и слегка ошарашенный Уно, устроившийся в некотором отдалении - чтобы не мешать и при этом видеть всё происходящее – был вежливо, но непреклонно  отправлен на кухню, за тёплым молоком для пушистых малышей.   
Каталина не удержалась от короткого смешка, глядя на удаляющегося Волка, и ответила на вопрос Исабэль:
- Сезар – это мой старший кузен, он сейчас в море, но скоро должен вернуться. И вы попали в точку, дона Исабэль: род дяди Рауля, действительно, происходит из Сабатты. Его прапрадед прибыл в Орбадор по торговым делам со своим отцом, влюбился в местную девушку и попросил её руки. Но не увёз жену на юг, а наоборот, сам остался в Орбадоре и стал основателем северной ветви Гароа.
- Вообще-то, Дэлина и Гароа – два самых известных южных рода Лисов-мореходов, - с гордостью добавил Рамиро. – Семейное предание гласит, что самого первого Гароа – Антонио, полюбила наяда и тем самым подарила ему удачу в море.         
- Об этом даже песня есть, - добавила Каталина, уже держа лютню и задумчиво перебирая струны.
- Которую ты нам сейчас и споёшь, - мягко усмехнулся Дарен, незаметно вставлявший в уложенную короной косу Дэяниры, белые звёздочки луноцвета, сорванные на ближайшей клумбе.
- Предков надо помнить, - серьёзно ответила Каталина и из-под её пальцев приливной волной хлынула музыка, в которую вплёлся голос:
- Ветер крепче - и волна все выше,*
Горизонт растаял в серой мгле.
Я пою, и пусть меня услышат
На попавшем в бурю корабле.

Я должна им петь, что буря - милость,
И что смерть желанна и легка...
Ну, а я пою: "Что б ни случилось,
Пусть не дрогнет сердце моряка!

Не сдавайся, даже если страшно,
Даже если в жилах стынет кровь..."
Ветер громко воет в такелаже,
Рвет на части крылья парусов.

Я на скалы судно звать не стану,
Не получит жертв коварный риф -
Сердце молодого капитана
Мне дороже всех глубин морских.

Пусть живет он, смелый и отважный,
Не найдя погибели на дне.
Пусть живет... И, может быть, однажды
Море ему скажет обо мне.

*Е. Витушко «Сирена»

+4

44

Эль покосилась вслед Уно, по обыкновению молчаливому и бесстрастному, а затем перевела взгляд светлого ореха на Рамиро. В задумчивом контральто появилась некая лукавая смешинка, точно девушка не переставала раскрываться как цветок южного лотоса под лучами жаркого солнца:

- Да, дядя будет определённо против окон и простынь узлами... И насчёт бухты я тоже ещё подумаю. Но в остальном - я полностью полагаюсь на Ваш... - Нарочитая приглашающая пауза.- Выбор приключений.

Она не замедлила последовать примеру сёстры и так же аккуратно скрестила точеные даже под тканью шаровар ноги; прилетевший бриз, который явно заблудился в игре света, тени и листьев сада, легко коснулся лба Даверциан-старшей, всколыхнув тёмные завитки челки.

А затем девушка будто застыла, слушая рассказ Каталины. Она не ошиблась с предположениями, а история Дома Гароа оказалась крайне интересной. Песню кареглазой Лисицы Исабэль слушала с неприкрытым удовольствием - голоску новой подруги могли позавидовать сами сирены.

Дэянира слушала столь же внимательно и расслабленно одновременно; тонкие фаланги девочки сплетались с пальцами Дарена так же ласково и ненавязчиво, как морские волны пытаются укротить и забрать с собой весь прибрежный песок. Когда Каталина завершила песню и улыбнулась, Дэйко восхищенно охнула и закивала:
- Эль, это было превосходно! Правда? Правда же? Я словно сама побывала там... - На миг пальчики мягко указали в сторону моря.

Даверциан кивнула, вновь наполнила кубок Певуньи и протянула его ей.
- Сердце молодого капитана мне дороже всех глубин морских... - Все так же задумчиво и тихо. - За капитана? - И тут же приподняла свой с аналогичным содержимым. - И за Ваш голос, Лина.

Дэя кивнула ещё раз, отпила глоточек из своей тары, а затем покосилась на сестру, мол, давай, не стесняйся. Однако на активную бессловесную атаку девочка получила от сёстры слабый отрицательный кивок и улыбку - Эль явно хотела ещё немного чудесной магии голоса юной Блэкхилл.

+3

45

- Спасибо, - отпив немного из своего кубка, Каталина потянулась за сыром. Маленькое беззвучное объяснение сестёр Даверциан между собой, девушка поняла без труда и задумалась: вообще-то стоило бы передать лютню Дару или спеть что-нибудь вместе, но ведь сначала брата ещё надо уговорить. «Жаль, что Сезар ещё не вернулся, - вздохнула Каталина. – Вот кого не надо упрашивать, он со мной всегда поёт с удовольствием, не то что Дар».
Дарен словно услышал мысли сестры – взглянул на неё и улыбнулся. Потом бережно подхватил разнежившуюся под руками юной хозяйки Белую Розу и, успокоив Дэяниру:
- Мы сейчас вернёмся, - плавно поднялся и скрылся вместе с котёнком в густой изгороди, окаймлявшей сад по краю стены.
- Очень предусмотрительно, - усмехнулся Рамиро, и осушив свой кубок, отодвинул его немного в сторону, - иначе вам пришлось бы идти переодеваться, дона Дэянира.       
Через несколько минут Дарен вернулся - Белая Роза спокойно сидела у него на руках, а снова оказавшись на коленях у Дэяниры, свернулась клубочком и сладко зевнула, явно собираясь поспать. Её братишка, наоборот, проснулся и повернувшись на спинку, принялся ловить мягкими лапками пальцы своей хозяйки.
- И почему я не котёнок, - вздохнул Рамиро, глядя на рыжего счастливчика. – Тогда бы вы меня тоже погладили, Исабэль.
- Бедненький, - посочувствовала кузену Каталина и, подвинувшись поближе, провела ладонью по тёмной гриве волос, свободно рассыпанной по плечам – ленты и заколки Рамиро использовал только в случае крайней необходимости. – Теперь тебе лучше?
- Благодарю, - отозвался Рамиро, и хотел добавить что-то ещё, но тут к импровизированному столу подошёл вернувшийся из кухни Уно
В руках Волк держал небольшой поднос с двумя мисками, который он аккуратно поставил на траву. Котята тут же вылезли из своих уютных гнёздышек на коленях хозяек, со всех лап устремились на запах молока и, добравшись до еды, дружно заработали розовыми язычками.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-03-25 16:48:07)

+4

46

Как только Геррес вернулся на свой охранный пост в нескольких десятках шагов, Даверциан слегка лукаво ответила Лису.

- Что-то мне подсказывает, Рамиро, что Вас гладить опасно. А вдруг укусите? - На этой фразе сестры Дэянира было прыснула в кулачок, но затем поспешно вернула невозмутимое выражение лица. Правда, получилось не очень - усевшийся рядом Дарен привлекал внимание светлокосой, как солнце, что весь день "тянет" за собой открытый цветок ромашки.

Эль даже не спрятала улыбку, когда поймала заинтригованный взгляд повернувшего к ней голову на фразу Гароа. Слегка прихлопнув себя по коленкам в бебеттских штанах - оба представителя семейства кошачьих и ушами не повели, слишком занятые молоком - она посмотрела на Дарена и кивнула на безмолвную лютню.

- Могу я попросить об аккомпанементе? - И в двух словах толково описала незатейливую мелодию из нескольких тактов, упомянув популярнейший сабаттский мотив. 

Дэйко предвкушающе зажмурилась. Она любила декламацию сёстры, пусть та и нечасто давала подобные представления - и по большей части они оставались доне Сульф. Младшая Даверциан даже выучила некоторых любимых поэтов Из.

Контральто изменилось - из мелодичного и негромкого оно стало подстать южному вину, такому же тягучему и бронзовому. Для истинного жаркого золота Даверциан была слишком "северной", даже с учётом сабаттской крови.

- Вот снова день исчез, как ветра лёгкий стон,
Из нашей жизни, друг, навеки выпал он.
Но я, покуда жив, тревожиться не стану
О дне, что отошёл, и дне, что не рождён.

Ты скажешь, эта жизнь - одно мгновенье.
Ее цени, в ней черпай вдохновенье.
Как проведешь ее, так и пройдет,
Не забывай: она - твое творенье.

Эль смущённо улыбнулась, взяв паузу, отпила глоток из своего кубка и продолжила.

- Десять признаков есть у души благородной,
Шесть ее унижают. Быть нужно свободной
Ей от подлости, лжи и от зависти низкой,
Небрежения к близким, к несчастью и боли народной.
Коль богат, то к друзьям проявляй свою щедрость,
Будь опорою им и звездой путеводной.

А впадешь в нищету — будь и сильным и гордым,
Пусть лицо пожелтеет в тоске безысходной.
Краток век, каждый вздох наш быть может последний,
Не терзайся о мире заботой бесплодной,
Смерть играет без устали с нами: мы кости
Мир — доска, день и ночь, в руках небосвода.

+5

47

- Исабэль, вам не следует зарывать такой талант в землю, - улыбнулась Каталина, когда последние слова растворились в тишине, накрывшей сад. – Вас должны услышать при дворе.
Девушка задумалась, не подхватить ли ей декламацию, благо, и подходящие к случаю стихи сразу вспомнились, но  в разговор вступил Рамиро.
- Полностью согласен с кузиной, вы своей декламацией тревожите душу и заставляете задуматься. И, - юноша хитро улыбнулся, - вас я никогда не укушу, Исабэль, наоборот, если вы меня погладите, готов посостязаться с вашим Пряником – кто из нас будет громче мурлыкать.
Словно поняв, что речь идёт о них, котята оторвались от опустевших мисок, почти одновременно облизнули мордочки и просительно замяукали: кажется, они ещё не успели разобраться, где чья хозяйка и не поняли куда идти, или просто хотели, чтобы обратно их отнесли на руках.
Дарен дотянулся до Белой Розы и, подхватив кошечку, передал Дэянире. Пряник, оставшись в одиночестве – куда исчезла сестричка, он не понял - испуганно пискнул, шарахнулся в сторону и угодил прямиком в блюдце с печеньем. Хрустящие трубочки с миндальной начинкой разлетелись во все стороны, а рыжая шёрстка малыша оказалась припудрена мелко размолотым сахаром.
- Похоже, этот проказник решил оправдать своё имя, - усмехнулся Рамиро, аккуратно поднял горе-любителя сладкого за шкирку и вручил Исабэль. – Их лучше отнести домой, слишком много впечатлений для одного дня.

+5

48

- Право, Лина... Вы слишком хорошего обо мне мнения. Я не часто декламирую, хотя любимых поэтов для такого мероприятия у меня более чем достаточно... - Скупая самоирония не могла не промелькнуть и тут же пропасть. - То ли дело - Ваш голос. - Эль гибко подалась вперёд, опираясь обоими тонкими локтями о собственные коленки, точно желая стать ближе к собеседнице. Говор кареглазой  утратил южную чувственность, обретя привычные нотки умереного негромкого контральто. Контральто настоящей Даверциан. - О нем уже сейчас по Азнавуру ходят слухи. Точнее, о юной Певунье из клана Лис. Медея Лувиль обрела достойнейшую соперницу из своего же клана.

Потемневшие глаза Из с интересом изучали тонкое лицо новой подруги, а затем, чуть сузившись, переместились на Рамиро. Волчица прекрасно услышала отповедь, и только врожденная вежливость не позволила ей отпарировать нечто достойно-подначивающее, пусть слабая  мятежная улыбка более чем понятно выразила отношение девушки к комментарию.

И тут котята решили внести свою лепту, причём Медовый Пряник постарался прямо таки на славу. Отсмеявшись, коротко вздохнув и покачав головой, Эль приподнялась с подстилки, а затем приняла обоих несмышлёнышей в руки. Солнце бронзовым золотом пробилось через ветви и кроны, коснулось скулы девушки, а затем огненным всполохом высветлило шерстку Пряника, оставив малышке Розе яркие белые искры.

- Пожалуй, я действительно послушаюсь Вашего совета, Рамиро. Уно... - Обернувшись к воину, Исабэль с удивлением обнаружила, что Волка нет на месте - очевидно, произошла смена внутреннего караула, и кто-то не успел попросту добраться до места пикника. Впрочем, как такового смысла блюсти  покой и безопасность небольшой компании в стенах дядюшкиного поместья не было особой нужды - вооружённых Волков, Медведей и Лис на квадратный метр было более чем достаточно. Возможно, именно поэтому смена и не торопилась, хотя чуткие гости в силу способностей своего клана уже могли бы услышать отдаленные и неторопливые шаги нового безмолвного наблюдателя.

- Что ж, тогда я сама. Дэйко, прошу, побудь  с нашими гостями, пока я ненадолго отлучусь с этой несомненно драгоценной ношей. - На сестру в миг фразы Из не смотрела, отвлекшись на колготки,- и пользуясь этим, Даверциан-младшая искоса и многозначительно подмигнула Рамиро, мол, Вы же не отошлёте мою сестру в это страшное и далекое путешествие в гордом одиночестве?

+5

49

- Нет-нет, - Каталина подалась вперёд, глядя на старшую Даверциан потемневшими глазами. – Я не соперница донне Медее, это невозможно. Контральто и сопрано не враждуют, а дополняют друг друга. Если бы нам довелось встретиться, я могла бы многому у неё научиться. Надеюсь когда-нибудь, это станет возможно…, - девушка почти неслышно вздохнула, сожалея об упрямстве отца, ничего не желавшего слышать о том, чтобы отпустить дочь в столицу и рассмеялась над кульбитом Пряника.
Но тут же окинула внимательным взглядом кузена, не сводившего глаз с Исабэль: «Неужели нашлась девушка, затронувшая сердце Миро?»
Рамиро, прекрасно понявший безмолвную подсказку Дэи, легко поднялся:
- Я вас провожу, дона Исабэль, - и, не дожидаясь ответа, бесшумно заскользил по дорожке рядом с девушкой, присматривая за Пряником – его сестричка пригрелась в ласковых руках и уже безмятежно спала, а маленький рыжик ещё упорно таращил слипающиеся глазёнки. 
Улыбнувшись им вслед, Каталина обернулась к Дарену и Дэянире, которые успешно перешли на  общение без слов, разговаривая взглядами.
«Интересно, если бы я сейчас исчезла, они бы заметили или нет?! Пожалуй, стоит немного отвлечь эту парочку, пока они окончательно не улетели в небесные выси», - подумав, девушка тронула струны, откликнувшиеся нежно-печальным аккордом – вступлением к одной из самых известных легенд Земли Кланов:
- Моя рука обвита тамариском,*
И голова к плечу наклонена.
Бессмертная душа для жизни с риском
Пьёт кубок, мной отравленный, вина.

К другому краю чаши наклоненный
Ты пьёшь его. Мы иссушаем дно.
И друг на друга бросив взгляд мгновенный,
Мы понимаем, что теперь одно.

Но море с ветром заключило сговор тайный,
Корабль мчит меня к седому жениху.
Ты локон развиваешь мне случайно,
Шепча нечайно окончание стиху.

Нам всё равно. Отброшенная чаша
Со звоном катится, чтоб потонуть в волнах.
Вся жизнь – потом. Но эта полночь наша,
А завтра будет день с отчаяньем в глазах.

Я оступилась, выходя на берег,
Седой жених мне руку протянул.
Я с ним ушла, ступая еле-еле.
Ты на меня ни разу не взглянул.

И храма мрак и холод песнопенья
Окутали меня, но в трепетной свече
Я видела корабль, за кормой волненье,
Лежал мой локон на твоём плече.

В не той молитве сжаты мои руки,
И кровью каплет воск на мрамор вечных плит.
Предо мной свист ветра, шёпот, звуки,
И кубок наш отброшенный звенит.

Сверкает изумруд на безымянном пальце,
Надежды цвет сияет при луне,
И луч летит надёжнейшим посланцем,
Спешит к тебе, а от тебя – ко мне.
   
*Веелена «Тристан и Изольда»

+1

50

Шаровары еле слышно зашуршали по густой траве – для возвращения под ставшую родной крышу Исабэль выбрала не тропку, а сад, надеясь, что Рамиро не против лёгкой росы на своей обуви. Тень надежно скрыла обоих, так, что о жизни вокруг теперь напоминали только звуки природы, далекий шум моря и пение полуденных пташек, которое смолкнет только через час, в пору самой сильной дневной жары.

Пряник на звуки пернатых не повелся и уснул, убаюканный лаской и теплом ее рук. Первые шаги Исабэль молчала, но затем легко улыбнулась Лису:

- О чем задумались, кабальеро? Наверняка вам скучно с нами… - Слегка поддразнивающе, а янтарь лучился интересом. – Мне кажется, такие люди, как вы, живете и думаете морем. Оно в вас. – Ее слова лились журчащим потоком, как это бывало в моменты хорошего настроения. Да еще и в такой компании. – Вы даже идете настолько осторожно и вместе с тем уверенно, что кажется, что любая качка вам ни по чём.

Они миновали высокие и стройные кипарисы; Исабэль заметила узкую каменную «змею» через искусственный ручеек, огибающий почти весь сад. И направилась к ней – за мостиком виднелась довольно широкая поляна, окаймленная густым кустарником. Лавр же скрывал от взгляда тот самый фонтан, в котором не так давно эпично искупалась Каталина.

А Дарен и Дэя тем временем глаз не отрывали от Певуньи, но вот руки подростков вполне могли выдать их чувства и впечатления, потому что тянулись друг к другу, пока проникновенный голос лился над скатертью, подстилками, травой… уносился к морю, которое соединило и разлучило бедных влюбленных. Когда Лисичка закончила, Дэйко обнаружила, что ее пальцы находятся под ладонью Дарена, но не спешила отнимать руку.

- Это прекрасно. И вместе с тем так печально… - Голос юной Волчицы слегка дрогнул. – Жаль, что Вас не слышит мама. Ей нравятся такие песни. Может, Вы споете нам что-то еще?..

+5

51

Рамиро улыбнулся Исабэль, невольно любуясь девушкой: «Ей будут очень к лицу золотистые топазы», и ответил:
- Рядом с тобой, Исабэль, мне никогда не будет скучно, - он говорил совершенно искренне. Гароа были одной из самых уважаемых и состоятельных семей Орбадора, и вполне естественно, что в последние пару лет, к ним в дом зачастили многочисленные знакомые дамы, имеющие дочерей на выданье. Конечно, их интерес был, в основном, направлен на Сезара, но теперь и Рамиро начала доставаться своя доля внимания. Тем не менее, заботливых матушек, бабушек и тётушек ещё можно было терпеть: гораздо хуже, если почтенные матроны являлись в гости не одни, а вместе с потенциальными невестами. При одном взгляде на либо смущающуюся до потери дара речи, либо переходящую в решительное наступление, девицу, Рамиро хотелось немедленно провалиться сквозь пол, как можно глубже, или на худой конец, удрать через окно или дымоход, потому что в дверь его не выпустят. А Исабэль ничуть не походила на всех этих девиц, поэтому Рамиро чувствовал себя рядом с ней спокойно и легко, как с давним другом. – Отчасти, ты права: море всегда зовёт меня, и никогда не отпустит. Но я – Гароа, и не желаю себе иной судьбы. Хотя, матушка предпочла бы, чтобы и Сезар, и я осели на берегу и выбрали себе какую-нибудь почтенную профессию. Она даже пыталась договориться, чтобы дядя Родрик взял меня в ученики. Увы, - в глазах юноши запрыгали бесенята, - украшения я делать не могу, лучше буду их дарить.
Между тем, Каталина, бросив внимательный взгляд на взявшуюся за руки парочку, тихонько вздохнула: «похоже, Дар пропал окончательно. Что же теперь будет?» - чутьё Лисичку никогда не подводило, да и брата Каталина знала едва ли не лучше, чем саму себя. Ни краткость знакомства, ни почти детский возраст Дэяниры не имели значения – чувство Дарена к светлокудрой Волчице было настоящим. И улыбнувшись Дее:
- С удовольствием спою, - снова склонилась к лютне. Несколько минут девушка просто перебирала струны, а потом из чистых нот сама собой соткалась мелодия.
- На закате неясная тень*
Упадет на изгибы дороги.
Прочь уходит улыбчивый день,
И звучат глухо струны тревоги.

В этот час из таинственной мглы,
Из пещеры, неведомой людям,
Смотрит Леди Туманной горы.
Кто увидел ее - не забудет.

Ее волосы - горный поток,
И нежней цвета вишенья кожа.
Кто шагнул в заповедный чертог,
Тот вернуться в долину не сможет.

И не помнит никто, кого ждет
Каждый вечер у края обрыва,
Про кого горный ветер поет,
По ком плачет корявая ива.

На закате узнать силуэт,
Уловить лунный свет на ресницах...
Даже если давно его нет -
Вновь и вновь он невесте приснится.

Слышит цокот усталых подков -
Это катятся камни со склона,
Видит шрама неровного шов,
И рукою проводит влюбленно.

Обещала - и слову верна,
Одинокое горное эхо.
Обернется на зов тишина
Ее тихим мерцающим смехом.
...
Не ходи же на западный склон,
Где туманы обняли обрыв.
не тревожь ее призрачный сон -
ставшей Леди Туманной горы.

*Гела «Леди Туманной горы»

+5

52

Карминные губы тронула смущенная – и вместе с тем полная разыгравшегося озорства – улыбка. Исабэль, честно говоря, ожидала от Рамиро чего угодно – однако эта его откровенность достаточно точно попала в цель, в то время как зеленые глаза весьма пристально следили за малейшей мимикой девичьего лица. Теперь Волчица ничем не напоминала ту строгую старшую сестру часами ранее в гостиной – она, как орхидея в снегу, впитала достаточно эмоций, ощущений, всплесков настроения и красот морского пейзажа, чтобы оттаять, раскрыться навстречу и возможно даже вызвать у интересного собеседника желание продолжить их разговор.

- Польщена таким отношением, мессир Гароа. Но в окна моей спальни лучше больше не лазать… - С демонстративным официозом слов и легким смехом кареглазая  чуть качнулась в сторону Черного Лиса, точно ища поддержки словам. Ее пальцы по прежнему оставались на рукаве рубашки гостя. Продолжение речи Рамиро вызвало еще одну бурю одобрения – Возможно, когда-нибудь вы действительно встретите ту, которой потребуется и море, и будут милы драгоценные подарки и, скорее всего, - Эль вновь доверчиво улыбнулась темноволосому парню, - она будет совершенно не против акробатических трюков. Я не удивлюсь, если ваша супруга окажется вам под стать. – Становясь серьезной, кареглазая вздохнула и продолжила плавный ход под руку с Рамиро по сочной траве. – Вы, вероятно, удивитесь… но… я… Я уехала из Столицы, оставив парочку претендентов в томном ожидании. Но что-то мне подсказывает, что по возвращению их все же ждет отказ. Другое дело – если бы они были встречены мной вот так вот, неожиданно, даже так неприлично. Проявляли настойчивость в достижении целей. Любили море. – Из вскинула смеющиеся, полные янтарного блеска глаза на Лиса. – Предпочитали встречать испытания, а не увиливать за лоском фраз или помпезностью поступков. – Пауза. – Я рада нашему знакомству, Рамиро Гароа. И рада, что мы познакомились именно так.

Заслушавшиеся Певунью Дэйко и Дарен чуть не врезались в каменные статуи, довольно приземистые и причудливые, изображающие то ли местных морских животных, то ли наяд из легенд. Изваяния ограничивали «змею»-дорожку приусадебного парка и служили своеобразными указателями. Особняк уже виднелся за густыми деревьями с узкой и блестящей зеленой листвой, и друзьям настала пора прощаться.

- Ох, Каталина! Как же это было красиво! – Дэянира поймала такой же восхищенный, полный согласного одобрения, взгляд Дарена и, не удержавшись, всплеснула руками. – Вам точно надо в Столицу и выступить на самом ближайшем большом празднике. Может быть, Алые Проводы?* Что вы об этом думаете?..

*Последние дни лета, когда закаты становятся очень красными и предосенне долгими и теплыми. Традиционное прощание с  сезоном.

+3

53

- Я тоже рад нашему знакомству, Исабэль, - весёлые бесята сменились мягкими зелёными искрами, и в глазах Рамиро словно заплескалась просвеченная солнцем до дна морская гладь. – И удивлён, что претендентов, желающих назвать тебя женой, всего пара. По моему скромному мнению, все свободные от брачных уз Волки, просто обязаны брать штурмом дом господина Даверциана. То, что они этого не делают, я могу объяснить исключительно глухотой и слепотой, поразившей мужчин твоего клана. А значит, - Лис улыбнулся, – у меня, всё же есть шанс. В любом случае, Исабэль, я был бы счастлив иметь право называть тебя своим другом, - Рамиро склонил голову в почтительном поклоне и, поднявшись на крыльцо, открыл дверь, пропуская девушку внутрь. – До свидания, драгоценная.
Весьма оригинально попрощавшись, Рамиро вихрем слетел по ступенькам вниз, и направился к кузену и кузине. Им всем пора было возвращаться домой.
- Спасибо, Дэя, - Каталина смущённо порозовела, поправляя за спиной бережно убранную в чехол лютню. – Праздник – это замечательно, но решать, поедем мы в столицу или нет, будет мой отец. А он, честно говоря, вряд ли будет в восторге от такого предложения.
- Ну, разве что, - неожиданно хитро улыбнулся Дарен, легонько поглаживая тёплую ладошку Дэяниры, - нас кто-нибудь пригласит посетить Азнавур. Например, господин Даверциан или его супруга.       
- Дар, ты настоящий прохвост, - восхищённо выдохнула Каталина и, отойдя чуть в сторону, заинтересовалась небольшой статуей, изображавшей весёлого дельфина на гребне волны.
- До завтра, Ромашка, - шепнул Дарен Дэянире, заправляя за ушко девочки выбившуюся золотистую прядку. – Добрых снов.
Как нельзя вовремя из-за поворота тропинки появился Рамиро и, после окончательного прощания, троица юных Лисов исчезла из сада, неслышно и незаметно, как тени.
Обычный летний день переплёл в клубок пять судеб, создав новые узы, – от дружбы до любви.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Лето в душу неслышно входит…