В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Прошу прощения, Дона, но душа требует продолжения банкета! © Судьба


Прошу прощения, Дона, но душа требует продолжения банкета! © Судьба

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Ригур вздохнул. Он не видел причин, почему нельзя применять силу к парням вроде Ресста, хотя свой дом пачкать такими делами не любил. Но жизнь распоряжалась по-своему, и приходилось принимать чужие условия игры, чтобы добиться результатов. Поэтому Рысь не спеша наклонился, сбоку заглядывая своими абсолютно черными глазами в глаза отступника.

- Тебе бы следовало призывать милосердие этих господ, - сказал он тихо, но очень внятно, и его рука оказалась под подбородком пленника. - Они могут позволить себе обойтись с тобой жестко, избить, но даже если убьют - сделают это действительно милосердно, одним ударом. А я не могу быть милосердным.

Указательный палец Судьи уперся в шею Ресста немного в стороне от горла, и из-под него тут же побежала струйка крови.

- Ты наверняка слышал, что я всегда делаю то, что говорю, - напомнил он. - Если ты не скажешь мне, где Орсин, я первым движением просто порву кожу на твоей шее, а вторым - разрежу тебе горло, но не буду трогать артерии, чтобы не было сильного кровотечения, - еще тише и четче заговорил Рысь, и теперь его голос только что воздух не замораживал, а в глазах плясали кроваво-красные огни. - Ты будешь умирать от удушья. В твои легкие через рану еще некоторое время будет попадать воздух, вместе с твоей кровью, и это продлит твою агонию. Ты будешь пытаться сделать вздох - но у тебя ничего не выйдет, потому что воздух не будет попадать через твой рот в твои же легкие. Ты будешь умирать так же, как твои жертвы, только гораздо медленнее, и уже ничто не спасет тебя, потому что в этой комнате нет ни одного человека, который смог бы залечить ту рану, которую я тебе нанесу вторым движением.

Рысь провел пальцем по шее отступника, с неожиданно громким треском порвав его кожу, так что кровь широкий полосой потекла тому не грудь. Разошедшаяся кожа обнажила хрящи гортани, которая пока еще была цела.

- Первое движение сделано, - прямо в глаза пленнику прошипел Рысь. - У тебя осталась одна попытка...

А ничего не подозревающий Тимми столкнулся наконец с господином Йоханом, когда тот возвращался обратно.

- Что-то случилось? - спросил Черный Лис, сразу же узнав охранника госпожи Даверциан.

+3

32

Насторожившийся Рыжий было потянулся к нагруднику, где за одной из пряжек находился короткий и удобный острый кортик, но тут же взял себя в руки, узнав в молодом парне воспитанника Старшего Судьи, и коротко кивнул ему вместо приветствия.
- Нет, благородный господин, все в порядке.  – Распространяться о задании Вариада и его неудачном финале было неловко и без надобности. – Время позднее… но дом не спит. – В голосе Йохана скользнула добрая усмешка. – У вас всегда так?
И интерес  неподдельный – последние полуночные часы ничем не уступали в насыщенности дневному времени, в этом Рыжий уже успел убедиться.

Черный Волк что-то захрипел, боясь сделать лишнее движение и внутренне конвульсируя от боли. Великие Предки, он был свято уверен в том, что Вариад может снять с него шкуру. Но этот фрукт может и оставить полуснятой, а затем прижечь места каленым железом…

Повинуясь танцу опасных огоньков в взгляде Рыся, Ресст снова выдохнул нечто нечленораздельное и в который раз беззвучно помянул проклятием слишком хитрого напарника, Гиену и лес с Волками и охотой.

- Не… не надо. Прошу! Я все скажу… Я все скажу, милорд! – Он до конца не хотел снимать маску, хотя понимал, что выбрал слишком узкий клинок для игры на лезвии. – Да. Да… Я знаю Орсина, но я не друг ему! Он разыскал меня, когда я решил покинуть Азнавур  ради свободной жизни! – «Свободной жизнью» в понимании Ресста являлось все то, что связано в последствии с лишением свободы, однако принять моральные ценности отщепенцев – дело очень трудное. – Пленник прислушался к биению сердца и со страхом представил себе состояние горла. Боль постепенно затапливала его с головой. – Орсин… Орсин обещал мне провернуть одно легкое выгодное дело, а затем мы бы разбежались в разные стороны. – Мужчина сглотнул -  и поморщился. – Даже Гиена сказал, что ваша процессия будет легкой добычей…

- Если бы я не знал, что ты подонок, я бы тебе поверил, мой друг. – Густой низкий голос Войцека изменился и обрел бархатистый оттенок. Рукманн и Херрик переглянулись – такой тон у центуриона бывал очень редко. Зачастую разговоры таким тоном завершались казнью. – Но ты хитришь, и я чувствую твой страх. – Баритон едва слышно зарычал. – Ты думаешь, я буду отговаривать мессира декана завершить начатое? Ты ушел от меня еще в Азнавуре, но теперь тебе некуда больше бежать…

Губы Ресста задрожали очень натурально. Он словно понял, что игры закончились. И пробил час снимать все маски – пришла сама Красная Смерть. Взгляд покрасневших глаз Отрекшегося прошелся по всем находящимся в комнате. Кровь продолжала струиться по груди, марая и без того грязную рубашку под грубым кафтаном.
- Вы пощадите меня, если я скажу правду? Вы защитите меня… защитите?..
«А вдруг у них получится меня защитить? Вдруг я выживу до Золотой Чаши? Вдруг я выживу вообще? Эти пауки… они везде. Они меня найдут!..» Паника затопила Эйзегара, и он вновь отчаянно-осторожно захрипел.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-10-23 21:53:48)

+4

33

- Если ты не скажешь всей правды, - слово "всей" Судья Ригур в своей речи выделил особым нажимом, - то умрешь гораздо раньше, чем кто-то тебя найдет. У тебя есть только один шанс, и минута времени. Что за "легкое выгодное дело"?

Для наглядности своих намерений Рысь положил руку на плечо отступника так, что указательный палец касался раны на его шее. Говорил он сейчас жестко, и без тени жалости. Может быть, кто-то в этой комнате и сомневался, что Старший Судья и член Ордена Хранителей Равновесия способен своими руками убить преступника, и убить именно так, как обещал - они глубоко заблуждались. Хотя, Рысь прекрасно чувствовал, что старший из Волков, господин Вариад, действительно не будет против. Наверное, в них было нечто общее. И этот седой Волк прекрасно распознавал ложь, что было очень полезным качеством.

...Черный Лис чуть удивился, когда Волк назвал его - "благородный господин".

- Судья часто не спит ночами, - ответил он просто, но вдруг насторожился. - Пахнет кровью, - сказал он, оглядываясь. - И человеком, которого вы привезли связанным.

Он забеспокоился с новой силой и не обращая внимания на собеседника, устремился в ту сторону, где сейчас находились Судья, его гости и пленник.

+3

34

Эйзегар оскалился и часто-часто задышал, стараясь контролировать собственное сердцебиение. Кровь уже щекотливыми поцелуями искусной любовницы добралась до пояса грубых штанов, не собираясь останавливаться.
Черный Волк попытался переменить позу, но боль вспыхнула и в кистях рук и в лодыжках. Великие Предки, да он просто бессилен как младенец в первой купели! А фрукт не врет. Да и по описаниям альянса этот благородный похож на одну из важнейших фигур игры на доске власти. Даром что не Белый и не Серый, а Рысь…

Пора было говорить правду, хотя бы частями - далее тянуть время просто бессмысленно. Иначе расстанется со своей шкурой действительно еще до суда и следствия. Ведь сейчас на кону фактически стояла его жизнь.
- Белые. Белые Волки… мировые судьи. – Он сглотнул и закашлялся от нового оттока крови. – Орсин желал отомстить за брата Грэйхару… А я хотел расправиться с Даверциан за старые долги.

Распрямившийся Вариад отчетливо выдохнул – серо-синие глаза старого вояки подернулись искрой неприкрытых чувств, прежде всего – тревоги за Дэвиана и его семью. Рукманн ободряюще положил руку на плечо командора – в иное время за этот жест последовало бы жестокое дисциплинарное наказание, но сейчас в комнате находились не подчиненные и патроны, а представители одного клана и одной общей цели.

«Если ты им расскажешь, тебя точно убьют…»
Однако теперь Ресста было словно не остановить.
- Гиена тогда выследил вашу процессию без нашей помощи. Я думал… - Мужчина поперхнулся. – Я был уверен, что это не вы, пока с Гиенами не пришел сам след. Твой запах, Пес, я узнал сразу, - даже в прерывистом тоне отчетливо чувствовалась ненависть к Войцеку, в которого пленник вперил яростный взгляд. – Понял, чья карета и кто в ней мог бы быть. И я решил убить двух зайцев сразу – а затем свалить всю вину на Джамбо и его шайку. Заодно и заработать…
«Хватит! Прекрати! Ты собирался потом бежать в горы, чтобы там найти следующее звено задания… Давай, расскажи им еще и об этом!»

Словно прислушавшись внутреннему, набирающему силу истеричному голосу страха, Эйзегар замолчал, делая вид, что высказал все и теперь отдал себя на милость Волков и Рыся. В этот момент в комнату вошли Йохан и Тимми, причем у готового к нападению или защите Рыжего в руках блестел тот самый пресловутый кортик. Стоявший ближе всех к двери Райдимир ловко перехватил собрата за предплечье и кивнул, мол все  в порядке.

+4

35

Тимми, в отличие от Йохана, не был таким спокойным. Увидев отступника, он сжал кулаки и отрывисто сообщил:

- Я чувствую, он был рядом с тем домом, который подожгли.

Судья шагнул к нему навстречу, сделав упреждающий жест.

- Спокойно, Тимми, - призвал он Черного Лиса. - Мы как раз об этом и разговариваем.

Тимми мотнул головой, но подчинился, а Ригур снова повернулся к пленнику. Он не верил в то, что отступник сказал все, по нескольким причинам. Первое - так вели себя все преступники его масштаба: выдавали информацию понемногу, надеясь что-то выгадать для себя. Второе - после разговора с Исабэль, Судья укрепился в мысли, что против правящего клана готовится масштабный заговор. Третье - ему просто хотелось вытянуть из пленника все до капли, а уж потом решать, что с ним делать.

- Я думаю, господин Вариад не будет возражать, если тебя все-таки кто-нибудь прикончит, - сказал он задумчиво. - Как видишь, желающих достаточно. - Он скрестил руки на груди и стал зачем-то разглядывать свои ногти. - Знаешь, у моего отца не было ногтей на руках и на ногах, - сообщил он доверительным тоном. - Бытовало такое расхожее заблуждение одно время, что если у Рыся не будет ногтей - то он не сможет драться ими. Люди вроде тебя поймали как-то моего отца и вырвали ему все ногти. Это не помешало ему впоследствии добраться до тех бандитов и убить их. Но главное - это мне еще тогда подсказало, чем именно я должен заниматься. Я не сразу послушался этого голоса, но впоследствии все-таки стал тем, кто я сейчас. - Рысь поднял голову и посмотрел наконец на пленника ничего хорошего не обещающим взглядом. - У тебя мало времени. Хоть кровь вытекает из тебя медленно, если ты не получишь помощи - умрешь. Так что не останавливайся и не заставляй меня рассказывать тебе о моей родне, о всех, кого губят такие, как ты и твои дружки. Просто рассказывай дальше. Потому что пока ты не расскажешь абсолютно все - никто в этой комнате и не пошевелится, чтобы оказать тебе помощь. Не правда ли, дон Вариад? - спросил он у Волка, и посмотрел на седоволосого выразительным взглядом.

Речь шла, возможно, не только о жизни Волчьего клана, но и о будущем всей Земли Кланов. В этом Рысь был уверен.

+4

36

Войцек абсолютно миролюбиво развел ладони и почти демонстративно отступил на шаг назад от сидящего на полу, целиком и полностью вверяя судьбу пленного в цепкие руки Правосудия – а если быть точнее, Рыся Айрона Ригура. Да еще и учтиво кивнул при этом:
- Мессир Ригур… он Ваш.
Центуриона по-своему тронула история с отцом Рыся. Нечто подобное произошло и у самого Войцека с близким ему по духу двоюродным братом, Карлом. Но последнего казнили, прилюдно, когда Вариаду не исполнилось и пятнадцати. По вине одного из отщепенцев Орбадора – именно там вырос и воспитывался затем под присмотром Дориана Даверциан сам Войцек и его многочисленная семья – Карла Вариада, Серого Волка и отменного кузнеца, подставили так, что комар носа не подточит. Старая история… старая как мир. Старая, как счеты с Ресстом и его отцом, таким же подонком без стыда и чести, слишком умным и хитрым по сравнению с бескорыстным и открытым миру Карлом.
Седоволосый вояка про себя перевел дух от закипающей ярости, что пришла вслед за болью от мысли, что семейству Даверциан кто-то теоретически может нанести вред. Теперь никакого бесстрастного ожидания. Разве ему не в радость были бы кишки этой мрази на своих руках, окровавленные  и дымящиеся? Посмотреть на стоящих как изваяния парней – так те бы и без стали вскрыли брюшную полость пленника, да завершили дело Старшего Судьи… только хорошие ковры жалко.

Эйзегар пятой точкой почувствовал, как окончательно изменилась атмосфера. Одно дело – все время убегать от Вариада и прятаться по закоулкам Азнавура с такими же пройдохами, как он сам, надеясь на «авось, повезет!» и растяп с кошельками. Или вовсе исчезнуть согласно планов нанимателей…
Другое – теперешнее его положение вещей.
Страх внутри нестерпимо обжигал, как и боль. Последняя вкупе с надрывающим все нутро эмоциональным напряжением все же заставила Черного Волка заскрипеть зубами:
- Они мне не говорили, кто… кто они. Всегда в масках. Или плащах с капюшонами.
«Теперь точно не жди чуда…»
- Порой они даже передавали зашифрованные послания через уличных попрошаек… или странствующих… или в тавернах… Их не засечь, но платят они щедро.
Если бы его руки были не только не связаны, но и не сломаны, Ресст бы попросил их развязать, чтобы нарисовать символ. Но Черному Волку оставалось лишь на словах дать подсказку ожидающим более приземленных сведений Волкам и декану Ордена Хранителей Равновесия:
- Они называют себя альянсом. И на отворотах их плащей или курток  приколота булавка с буквой «а»… иногда они рисовали ее в записках… или мелом на доме, куда нужно было прийти и получить указания…
Стоило ли говорить, что затем мел всегда был стерт, а сами записки - уничтожены? Ресст покачал головой и вымученно прохрипел, сдаваясь на милость боли и слабости:
- Они хотят убрать всех Белых Волков. Больше я ничего не знаю.

+4

37

Ригур кивнул, но это не означало, что он удовлетворился ответами.

- И ты служил им? - спросил он, приподняв одну бровь и изобразив таким образом удивление. - Наверное, у тебя ссохлись мозги, и ты не понимаешь, что уничтожив Белых Волков - они могут извести и весь твой клан.

По-своему, отступник заслужил не только внимания Судьи Ригура, но и отсрочку собственной казни. Теперь он становился нужен. Но Ригур задал еще не все вопросы из того, что ему требовалось узнать. Ведь после оказания ему помощи, Ресст может замкнуться и стать менее сговорчивым.

- Из какого они клана? - спросил Ригур.

На этот вопрос отступник мог и не ответить, но само по себе, это уже было бы указанием, потому что обычно члены разных кланов, тем более своего собственного, прекрасно чувствовали, кто есть кто, так что представляться не нужно было. И если Волк не мог учуять, кто перед ним - значит, эти люди пользовались каким-то амулетом, или еще чем-то подобным, чтобы скрыть свою клановую принадлежность. По счастью, такие "прятки" были и оставались ненадежными. В архивах Ордена хранилось достаточно описания, как действуют подобные "обманки", и что нужно предпринимать, чтобы с ними бороться. Любой рядовой пристав легко справлялся с задачей определения клана, как бы ни пытался это скрыть подозреваемый. Но Рысь не стал заглядывать так далеко, он только задал еще один вопрос:

- И еще скажи: если бы ты остался жив и сумел уйти от погони, где вы должны были встретиться с Ванакаром Орсином?

Тимми насторожился, будто ответ на последний вопрос больше всего нужен был ему, а не всем остальным людям в комнате.

+3

38

Впервые за все время  разговора в хриплом и прерывающемся голосе пленника скользнула усталость и какая-то невеселая насмешка. Он поднял голову на Старшего Судью и криво усмехнулся, пузыря кровью из разбитой губы и прислушиваясь к ее клокотанию в горле:
- Вы думаете, милорд, я бы стал помогать таким как Вы? Нет. Это были Волки. Черные Волки. Сильные. И несколько Гиен. Но они достаточно хитры и владеют явно запрещенными вещицами, чтобы отпугнуть след… или само желание идти по нему.

Эйзегар облизнул сухие обветренные губы и заговорил быстрее:
- Я пытался как-то выследить. Меня заманили в безымянную деревеньку и отделали так, что я неделю отлеживался на отшибе, не вставая. А потом снова передали пару серебрушек и новые указания.

«Назад пути нет…»
- Ты думаешь, Пес, что обманул меня… да? – Страх постепенно отступал, тупое состояние бессилия постепенно наполняло говорящего. Убьют – значит, убьют, Ресст пожил свое, пусть и мало. Ощетинившийся черный взгляд уперся в Вариада. – Ты бы приглядел за своим любимцем. Не ровен час - произойдет с ним что…

Войцек прошептал что-то невнятное – то ли ругательство, то ли имя. А затем решительно шагнул вперед, на отщепенца, не обращая внимание на изучающего его Ригура:
- Если ты, сукин сын, что-то задумал или уже сделал во вред Рорану… тебе не дожить до суда. Это я обещаю.

Подобравшийся Ресст отвел глаза, переводя их на Рыся:
- Если бы мне удалось сбежать, мы с Орсином встретились бы почти возле Пустоши, ближе к Бебетте. Там редко кто появляется из таких… правильных, – слово прозвучало почти презрительно, - как Пес.

«Да. Только одна проблема… Орсин справился с заданием. А ты – нет. Да еще и в плену. Какая теперь тебя ждет награда?»
- И ждали бы дальнейших заданий. Или получили бы отгул и пьянствовали в ближайшем селении. Не знаю. – Он упрямо мотнул головой. – Их планы мне не известны.

+5

39

Рысь задумчиво потер подбородок. Хорошо было уже то, что что-то начало прорисовываться, и с этим уже можно было созвать Совет Ордена. "Черные Волки, да еще и сильные..." - Судья хмыкнул. Любой отступник лишался части своей силы, становился слабее, но конечно же, самому отступнику другой отступник может казаться очень сильным. И плохо было то, что такие люди объединились, нашли общий язык и намерены действовать сообща. Прямо скажем, Рысей это мало касалось. Они жили обособленно, и если что случится - могли уйти так далеко в горы, что ни одному отступнику до них не добраться. Но Рыси предпочитали, чтобы во всем остальном мире сохранялось равновесие, при котором лично их никто не трогал. Поэтому нельзя было допустить, чтобы какие-то отщепенцы одержали верх.

- Господин Вариад! - Судья отвернулся от пленника. - Я пришлю лекаря, пусть зашьет ему рану и перевяжет. Он еще может пригодиться. А потом... - Рысь снова посмотрел на Черного Волка. - Потом обсудим, что делать дальше. Ждать до утра смысла нет.

Тимми снова попался ему на глаза, и Судья вздохнул. Ему не хотелось рисковать жизнью этого молодого Лиса, у которого нет опыта разведчика, но похоже было, что выбора нет. Именно Тимми мог вычислить второго отступника.

- Поговорим без лишнего свидетеля, - решил Судья, кивнув в сторону пленника. - А его утром переведем в тюрьму Ордена. Из обычной ему могут помочь удрать, или придут добить, если узнают, где он. Зайдите ко мне, как здесь разберетесь.

Это не прозвучало приказом, но Рысь понадеялся, что старый воин и сам понимает, что время играет против них и нужно поторопиться.

+3

40

Седоволосый вояка кивнул, глядя на покачивающего головой Отрекшегося. Смысла допрашивать  и дальше постепенно теряющего связь с реальностью Ресста действительно не было – того и гляди, эта разговорившаяся наконец-то мразь зальет себя своей же кровью или чего доброго сдастся на милость боли и навредит себе. А ведь еще очень рано. По крайне мере, клятву о том, что при случае лично намотает кишки этой гнили на рукоятку своего гладиуса, Вариад уже дал. Беззвучно. И без сомнения.

Отходя к Йохану, успевшему ловко спрятать кортик обратно в одно из укромных местечек нагрудника, центурион по пути прихлопнул Рукманна по плечу, точно возвращая долг. Петер не покачнулся, правда, какой-то участливый огонек мелькнул в темно-зеленом взгляде воина. Рыжий же встретил вопрошающий кивок командора без стеснения и открыто:
- Я не успел переговорить с мадемуазель, командор. Но она уже в своей комнате, так что все в порядке.

Войцек задумчиво закусил губу, буквально на миг. А затем неторопливо заговорил, обращаясь и к Ригуру и к своему первому подчиненному:
- Я должен уведомить мессира Даверциан о том, что на его семью покушались. И еще будут покушаться. Раз уж я здесь и ничем не могу помочь в Азнавуре, то хочу быть уверен, что с семьей моего господина все в порядке. – Он взял паузу и пытливо посмотрел на Старшего Судью, понижая голос. – Ведь, как я понимаю, колесо завертелось…

Не то, что бы центурион Дома Даверциан рвался в бой и хотел принять столь ярое участие, но эти участники альянса допустили две крупные ошибки – они решили, что Исабэль как и остальные члены семьи мирового судьи из Азнавура – легкая добыча. И еще не познали до конца факт того, что если весь клан пылает к отщепенцам презрением и яростью, то вот лично Вариад не против снизойти и до мести, если таковая даже приведет воина к петле.

Судя по остальным подчиненным в комнате, никто не возражал. Более того, даже в глазах Уно, обычно спокойного и неторопливого, загорелась некая темная искорка. Общая цель под командованием Вариада и Ригура сплотит манипулы Волков еще сильнее, а ее достижение гарантирует спокойную жизнь не одному клану на этой земле. Кто же против такого расклада?
Эйзегар замер и склонил голову к плечу – обморок от потери крови и боли в сломанных конечностях добил пленного.

+4

41

Рысь критически посмотрел на отступника, после чего молча указал Войцеку на выход, и только в коридоре, когда за ними закрылась дверь, заговорил:

- Вам, должно быть, неизвестно, что сейчас в Акрилоне находятся три из четырех деканов Ордена. Четвертый неотлучно остается при Князе-Хранителе в Азнавуре. Я созвал совет, чтобы обсудить иные проблемы, но теперь придется говорить о неуловимом альянсе, который решил извести всех Белых Волков в Земле Кланов. - Судья Ригур пожал широкими плечами. - Пусть будет так. Но дело в том, что на этот совет я намерен пригласить вашу подопечную, господу Исабэль Даверциан. Она, конечно, очень молода и неопытна, но в ней есть сила, и она может разъяснить для нас некоторые вопросы. Поскольку вы отвечаете за ее жизнь и безопасность - я говорю об этом вам. Если вы согласитесь отпустить свою воспитанницу на совет Ордена, одну, без ее гувернантки, я буду вам очень благодарен, хотя и понимаю, что подобная просьба может звучать для вас сомнительно. Впрочем, вы можете заменить собой госпожу Сульф. Я не имею ничего против этой почтенной женщины, но обсуждаться будут вопросы, которых ей лучше не знать.

Рысь мгновение посомневался, стоит ли выкладывать сразу все, решил повременить до ответа господина Вариада, однако добавил, чисто деловую информацию:

- И я намерен послать гонца Ордена в Азнавур, к Князю-Хранителю. Наши гонцы двигаются быстро, особыми тропами, так что если вы хотите передать послание для господина мирового судьи Даверциана - он может его доставить.

Тимми вышел вслед за Судьей, и Рысь наконец обратил на него внимание:

- Разбуди Вереста, пусть принесет свои инструменты, зашьет кожу на шее пленного и перевяжет его.

Тимми молча ушел, хотя по лицу молодого Лиса было видно, что он бы лучше продолжил эту самую шею резать, пока ее обладатель не скончается.

+3

42

Волк выслушал Старшего Судью очень внимательно. Проводил тяжелым от размышлений взглядом Тимми. И довольно долго молчал. Вышедший было Рукманн хотел что-то отрапортовать, но Вариад жестом дал понять, что занят. По кивку Петера остальные волки ретировались к своим комнатам, более не тревожа Волка и Рыся, пока в коридоре они не остались вдвоем, ожидая скорого подхода Вереста.

Наконец Войцек заговорил – и по мужчине было заметно, что принятое решение далось ему с трудом, но оно окончательно и бесповоротно:
- Я не имею права вмешиваться в дела Ордена Хранителей Равновесия, хотя по долгу службы сталкивался с его представителями. Я так же не имею права оставлять Исабэль Розалин Даверциан, потому что поклялся ее отцу, что буду неустанно оберегать жизнь его дочери.  Судя по последним событиям, моя клятва стала особенно полезна. – Вариад вздохнул, глубоко и протяжно. – Но я знаю ее. Мадемуазель Исабэль. И уж если она попросила меня помогать Вам, значит и сама намерена делать то же самое, с учетом моего влияния на нее или без. Я должен предупредить Вас, мессир Ригур, что у нее есть сила воли – в этом я точно уверен. Но если Вы откроете в ней новые грани, полагаю, что Дэвиан Даверциан будет только этому рад.

Седоволосый вояка легко усмехнулся, а затем продолжил.
- К тому же… если  ее участие принесет полезные плоды в дела упомянутого Вами совета и клана Волков в целом  – то я не зря привез ее сюда, в Акрилон, пусть это и не дом мессира Грэйхара. – Внимательный взгляд на Рыся, точно оценивающий стать и облик этого благородного мужчины. И внезапная суховатая улыбка.  – В одной из книг по тактикам построения и дальнего боя я когда-то прочитал неожиданную мысль, что наши мысли поступки неизбежны и предопределены. И раз уж мы здесь и сейчас говорим об этом – так тому и быть. – За словами последовал короткий, военный кивок, точно Вариад отчитывался легионеру. -  Я буду сопровождать мадемуазель Даверциан на собрания совета. Но все важнейшие решения будут приниматься исключительно ею и Вами. А теперь с Вашего разрешения я удалюсь для написания письма господину Даверциан, раз уж есть столь благоприятная возможность для отправки его Вашим гонцом.
Учтивый полупоклон завершил речь Вариада.

+2

43

- Совет через два часа, - ответил Рысь, тоже поклонившись. - Карета будет ждать вас и госпожу Даверциан через час. Гонец отправится, как только ваше письмо будет готово.

В этот момент вернутся Тимми со слегка сонным и недовольным дворецким. Ригур кивнул им на двери, за которыми содержали пленника, и добавил, для седоволосого воина:

- Думаю, если госпоже Даверциан захочется знать, что тут произошло только что - вы можете рассказать ей сами.

С этими словами Старший Судья Айрон Ригур удалился.

+1


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Прошу прощения, Дона, но душа требует продолжения банкета! © Судьба