В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Столица ждёт…


Столица ждёт…

Сообщений 31 страница 60 из 88

31

Аль улыбался, хотя сейчас его глаза оставались серьёзными. Слишком значительное событие происходило, и он это понимал, точно так же, как понимал все последствия. Но он не мог поступить иначе, поэтому, держа Каталину за руки, произнёс негромко, но торжественно:

- Я, Альюр Эгейл, беру тебя, Каталина, в законные жёны, чтобы ты стала матерью моих детей и хранительницей моего очага. - Странно, что он много раз слышал эти слова со стороны и не вдумывался в их смысл, а сейчас, когда повторял сам, ощутил их настоящую значимость... - Клянусь любить и почитать тебя в красоте и убожестве, в счастье и несчастье, в болезни и в здравии, до конца своих дней.

С господина Сандрина никаких дополнительных слов не требовалось, только свидетельство, поэтому Аль не постеснялся притянуть Каталину к себе и поцеловать её, скрепляя этим поцелуем взаимные клятвы. А потом медленно, словно с трудом возвращаясь в реальность, повернул голову к Гиене и сказал:

- Спасибо, друг! Сохрани нашу клятву в своей памяти - и я в свою очередь не забуду твоей услуги, и твоей помощи.

За такие вещи не полагалось давать денег, так что Аль и заикаться не стал. Он готов был при случае отплатить Сандрину Камбанго чем-нибудь более значимым.

+6

32

Рино недоуменно улыбнулся, хотя наверное улыбка на его худом лице выглядела странно. Он редко улыбался с тех пор, как стал взрослым, а взрослым стал лет в десять-двенадцать.
- Я не забуду вашу клятву, - пообещал он. - Только сейчас вам лучше вернуться в караван, потому что я слышу, как все собираются ехать дальше.
Он снова хмыкнул, но теперь это была уже не улыбка, а именно какое-то хмыканье, потому что Рино сообразил, что наверное участвовал в чем-то непонятном для себя, но очень интимном, и наверное нужно сейчас оставить парочку хоть на несколько минут. Может быть, они захотят уединиться и на дольше, но у них это вряд ли получится. А Рино подумал, что нужно будет предложить Меченому как нибудь посражаться на мечах. Интересно было сравнить, как дерутся Лисы, потому что с Лисами Сандрин никогда не сражался и надеялся выработать парочку новых приемов. Но он подумал, что это будет очень смешная плата за услугу - просить, чтобы Меченый показал, как сражаются Лисы. Наверное, надо было поступить по-другому.
- Я думаю, что может быть мне когда-нибудь тоже понадобится помощь, - сказал он задумчиво, а потом немного неуклюже поклонился. - Оставлю вас одних.
После чего быстро ушел, чтобы действительно не мешать людям переживать наедине свое счастье.
"Если бы я хотел отношений с девушкой, мне не нужно было бы на ней жениться, - подумал Рино. - Наверное, хоть в этом смысле мой клан в чем-то превосходит все остальные".
Эта мысль заставила его снова улыбнуться, и он поздно спохватился, что эту его ухмылку могут разглядеть обитатели кареты Блэкхиллов.

+5

33

Ещё один короткий поцелуй – на прощание – и Каталина, подхватив Топаза, не спеша направилась к карете родителей.
- Где изволили пропадать, госпожа Каталина? – полусердито осведомился почтенный ювелир, уже поправивший здоровье с помощью фляжки.
- Малыша выгуливала, - спокойно ответила девушка, занимая место рядом с матерью, - до привала ещё долго. 
- Может не так уж и долго, - хмыкнул отец, посмотрев в окно, - нынче в столицу столько девиц едет, что Бранду только посочувствовать можно. Скоро начнут капризничать и требовать остановки.
«Девиц? – мысль неожиданно зацепила и господин Блэкхилл тут же начал быстро припоминать: да, почти в каждом экипаже была хотя бы одна девушка – незамужняя дочь или сестра. - Это что же получается? Первые невесты уже едут… Не очень-то хорошо. Ну да ладно – всё равно ни одна из этих Лисичек моей девочке и в подмётки не годится. Да стоит ей только хоть раз при дворе спеть, женихи к ногам попадают, как спелые яблоки».
Госпожа Блэкхилл, отвлёкшись от книги, внимательно посмотрела на дочь: «От простой прогулки так глаза блестеть не будут. Сдаётся мне, девочка была не одна. Что ж, в этом и есть прелесть помолвки».
Элена улыбнулась, со светлой грустью припомнив, как когда-то сама украдкой целовалась с наречённым женихом, спрятавшись за старой яблоней в отцовском саду: «Столько лет прошло, но словно вчера всё было! Как быстро время летит – кажется, Лина совсем недавно первый шаг сделала, и вот уже невестой стала».           
Каталина, между тем, удобно устроившись на сиденье, сначала поглядывала на проплывающие мимо деревья, обрамляющие наезженную колею дороги, нарядной лентой, переливающейся всеми оттенками зелени – от бледного жёлто-зелёного до глубокого тёмно-зелёного – но вскоре задремала под плавный ход кареты.
И проснулась лишь когда над караваном разнесся очередной мелодичный сигнал: «Выезжаем на пустошь! Экипажам закрыть окна!»
Господин Блэкхилл, прежде чем закрывать окно, окликнул охранника:
- Господин Камбанго, вы присоединитесь к нам или предпочтёте остаться снаружи?

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-18 17:05:55)

+6

34

Рино чуть не свалился на месте от удивления. Почтенная семья Черных Лис приглашает его в свою карету! Его! Гиену! "Это наверное такое утонченное издевательство, - подумал Сандрин. - Позвать, и посмотреть на реакцию".
- Спасибо, я останусь тут, - буркнул он, и на всякий случай занял положение на некотором отдалении от кареты.
Ему бы нужно было узнать, где в этот момент муж Каталины, но попробуй отыщи Лиса. Наверняка оба разведчика сейчас снуют вокруг каравана, высматривая врагов и проверяя дорогу. Сам Рино никогда с Лисами не ходил, потому что не умел скрытно передвигаться, и тут его утешало только то, что Волки, с которыми он оставался, точно так же не владели искусством маскировки как Лисы. Они были в равном положении, и если бы охранять нужно было парочку Волков - все было бы на своих местах. А так... ничего не оставалось, как бежать рядом с каретой, выбирая такие положения, при которых пыль меньше летит тебе в лицо, и рассматривать окружающие виды. До привала все равно ничего нового не должно было произойти.
"А потом что? Они попросят себя постеречь, когда уединятся?" Мысль была забавной, тем более что Рино как и все Гиены относился к близости мужчины и женщины легкомысленно. Почему не сделать людям приятное и не покараулить, если им захочется? И вообще, если весь путь так пройдет в неспешном беге рядом с каретой и ночными караулами на страже двух влюбленных - Рино такая работа даже понравилась бы. Он не любил, когда что-то происходило нехорошее. То есть, готов был драться, если надо, но как-то сам не стал бы напрашиваться, тем более если он теперь официальное лицо. Ведь у его покровителя будут неприятности, если Рино не справится или влезет в драку.
С такими мыслями Сандрин и следовал рядом с дверцей кареты.

+5

35

Первый привал устроили уже к вечеру. Караванщики торопились, справедливо полагая, что от Акрилона до Азнавура - не год пути, можно и потерпеть дорожные неудобства, перекусывая на ходу и поторапливаясь. Первый переход вообще было принято делать самым длинным, пока ни люди ни животные не успели устать и могут бодро двигаться вперёд. Наконец равнина закончилась, впереди начались поросшие невысоким лесом предгорья, вдоль которых предстояло ехать некоторое время, и едва вся процессия перебралась через удобный, расчищенный брод через реку, впереди показались огоньки сельского поселения, в котором располагался большой постоялый двор, способный принять сразу большую часть каравана. Люди оживились, животные прибавили шагу, чувствуя ночлег и отдых. Кареты и повозки поменьше въезжали под каменной аркой ворот на мощёный двор и располагались на свободных местах, а кибитки покрупнее, предназначенные для ночлега и походной жизни оставались снаружи, поближе к стенам. Погода стояла тёплая и особых проблем не предвиделось.

Основной дом постоялого двора состоял из двух этажей. На первом - общий зал, разгороженный невысокими стенками, чтобы каждая семья могла устроиться отдельно. Все удобства типа тюфяков и походных постелей - с собой. Путешественники побогаче могли рассчитывать на комнаты второго этажа, на который вела длинная пологая лестница вдоль стены. Хозяином постоялого двора был Хорус Гайдегер - пожилой, очень крупный мужчина из клана Медведей. Кроме постоялого двора, он держал ещё огромный участок земли, на котором произрастало всё необходимое для приёма путешественников: от морковки до строительного леса.

Первым делом, выйдя на двор навстречу въезжающим, господин Хорус узнал, кто идёт разведчиками и чей отряд охраняет путешественников, удовлетворился сведениями и разослал слуг - помогать постояльцам выбирать себе места. Сам Хорус обратился к главе каравана, узнал что требуется - и неспешной, но энергичной походкой подошёл к карете Блэкхиллов.

- Могу я чем-нибудь помочь? - пробасил он, кланяясь дамам. Над Лисами он возвышался, как могучий дуб над молодой порослью осинника. - Я - хозяин этого двора, Хорус Гайдегер. К вашим услугам. Мне Меченый передал, что вас нужно устроить поудобнее, а для этого Рыжего прохвоста я готов сделать всё, что он пожелает. Есть три свободные комнаты в правом крыле, подальше от общей суеты.

Заметив Гиену, господин Хорус нахмурился, но потом заметил у Сандрина судейскую "звездочку", пожал плечами и перестал обращать на него внимания.

+5

36

- Рад знакомству, господин Гайдегер, - Родрик Блэкхилл вежливо поприветствовал хозяина постоялого двора, а при упоминании будущего зятя подумал: «Прохвост – это точно, но хоть какая-то от него польза!» - и, усмехнувшись про себя, сообщил:
- Три комнаты будут очень кстати: одну займём мы с супругой; вторую – дочь; а третью, полагаю, господин Эгейл не откажется разделить с нашим охранником – господином Камбанго.
Ужин, если вас не затруднит, прикажите, пожалуйста, подать в комнаты.   
По правде говоря, господину Блэкхиллу было бы спокойнее, если бы Каталина осталась на ночь с ним и Эленой – комнату можно разделить надвое ширмой, но…
Впрочем, жена и дочь, поздоровавшись с хозяином, уже ушли в дом и почтенному ювелиру не оставалось ничего другого, как последовать за ними.
«Как же хорошо», - Каталина устроила голову на краю бадьи и блаженно вздохнула – после целого дня в пути, она готова была ужинать, не вылезая из воды.   
- Ох и волосы у вас, госпожа, - восхитилась служанка, пришедшая помочь постоялице. – Чистый шёлк! Вот только сохнуть долго будут.
- Ничего, - разнеженно мурлыкнула Каталина, - я пока не собираюсь спать ложиться. 
- Водички подлить, госпожа, а то остынет скоро?
- Нет, спасибо, Далия, - служанка назвалась сразу, когда привела Каталину в комнату. – Только, если можно, принеси ещё кувшин тёплой воды, такой, чтобы до утра не остыл.
- Конечно, госпожа, - служанка ничуть не удивилась: городские дамы, они ведь, известные неженки – холодной водой умываться ох как не любят. – У нас все греющие амулеты работают исправно: хозяин три дня назад в артефактной лавке обновлял.
Далия вышла из комнаты, аккуратно закрыв за собой дверь, а Каталина, взяв свежий кусок любимого – из белой розы – мыла, принялась смывать с себя дорожную пыль.
Уже выбравшись из бадьи и вытираясь пушистым полотенцем, девушка подумала: «А что за мыло выбрал Аль – яблочное или какое-то другое?» и покраснела, осознав, что, наверное, очень скоро узнает точно. И не только это…
- Госпожа, могу я сказать, чтобы бадью забрали? – осведомилась вернувшаяся с вместительным кувшином Далия.
- Конечно, - Каталина, уже одетая в простое светло-голубое платье, расчёсывала волосы резным костяным гребнем.
Далия открыла дверь, впустив молодого Медведя, который деловито унёс бадью и ещё одну служанку – темноволосую пышечку - принёсшую ужин: хлеб, сыр, горячую похлёбку с мясными колобками и яблочный пирог.
- Вам ещё что-нибудь нужно, госпожа?
- Нет, спасибо, - Каталина отблагодарила девушек парой мелких монет – это было необязательно, однако, не запрещалось – и дождавшись, когда они уйдут, принялась за еду.
Но её трапезу прервал тихий стук: госпожа Блэкхилл пришла проведать дочь.
«И проверить, одна я или нет», - подумала Каталина, впуская мать.
- Лина, у тебя всё хорошо? – Элена окинула комнату внимательным взглядом и, не найдя никаких следов присутствия жениха, успокоенно улыбнулась. – Не вздумай читать допоздна, завтра рано вставать.
- Конечно, мама. Я уже собиралась лечь, - улыбнулась Каталина.
Когда госпожа Блэкхилл вошла в соседнюю комнату, Каталина, в самом деле, расправила постель и, задув свечи, сняла платье, но не легла, а достала из дорожного сундучка шкатулку с драгоценностями. Тонкая цепочка холодком коснулась разгорячённой кожи - девушка невольно вздрогнула, но сразу же смущённо улыбнулась: «Надеюсь, Алю понравится», и, поправив рубашку, устроилась на краю кровати.

сюрприз для любимого мужа

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2014/09/f1475601c36fcfe654bb3f6f5574d145.jpg

+5

37

Альюр в этот вечер пребывал на каком-то душевном подъёме. Он успел проследить, чтобы большая часть караванщиков устроилась на ночлег, переговорил со всеми, до кого смог дотянуться, и только после этого ушёл в верхнюю комнату, предназначенную для него и его неожиданного напарника - Сандрина. Вечерние изыскания Аля имели конкретную цель: он хотел сам убедиться, что ничто неожиданное не помешает осуществлению его сегодняшних планов. На его счастье, люди устали и довольно быстро угомонились, и можно было действовать дальше. Но сперва Аль тщательно вымылся, благо для них с Рино господин Хорус не пожалел горячей воды. Аль воспользовался гостиничным мылом, со слабым, запахом мяты, и не стесняясь своего соседа по комнате, долго не вылезал из бадьи. Вообще, если бы ему предстояло идти на Пустоши или ещё в какую-нибудь разведку, он воспользовался бы своим собственным куском мыла, которое вообще не имело никакого запаха. Но на сегодня у него было запланировано событие поинтереснее, и Аль не стал совсем отказываться от маленького удовольствия, которое доставлял этот лёгкий освежающий аромат.

Воспользовавшись тем, что Гиена вышел зачем-то из комнаты, Аль выбрался из воды и тщательно вытерся. Особенно постарался над волосами, старательно поворачивая большое гостиничное полотенце сухими участками, чтобы вытереть свою густую рыжеватую гриву почти досуха. Потом критически оглядел себя в зеркало, и остался доволен. Только чуть прикусил губу и усмехнулся, на собственную татуировку, которая переплетением диковинного растения охватывала снизу его мускулистый живот. "Интересно, такие вещицы нравятся только Медведям, или Каталина тоже оценит?" - подумал он про себя, после чего решительно оделся, не дожидаясь, пока господин Камбанго застанет его за разглядыванием своей собственной обнажённой персоны.

- Ты запри дверь изнутри, - посоветовал он чуть позже, когда Сандрин вернулся. - А если кто спросит меня - скажи, что я решил переночевать на улице.

Лисы-разведчики так часто поступали, к тому же Аль понадеялся, что родители Каталины уже спят. Они-то ведь тоже устали. Ничего более не уточняя для своего соседа по комнате, Аль открыл окно и выбрался на подоконник. Он решил, что Сандрин и сам в состоянии догадаться, куда именно он собрался идти.

Существенный плюс домов, которые строят Медведи - это толщина стен. Услышать, что будет происходить в комнате Каталины, даже Лисы не смогли бы. Поэтому оставалось лишь скрытно попасть в эту самую комнату, и Альюр избрал самый короткий и безопасный путь: пользуясь прикрытием тени, он перебрался по карнизу к окну девушки, и не особо сомневаясь в своём праве так поступить, открыл окно (которое, к слову, не сильно-то крепко запиралось, если не воспользоваться ставнями, а ставни в это время года никто не задвигал).

Бесшумно спрыгнув на пол (Аль был босиком), он подошёл к кровати и присел на краешек, нежно погладив свою юную жену по руке, чтобы привлечь её внимание.

Надо бы было проверить, надёжно ли заперта дверь, но Аль решил, что это может подождать. Всё равно весь постоялый двор уже заснул крепким сном.

+4

38

Каталина, между тем, чтобы не уснуть, решила еще раз подсчитать дни и окончательно убедилась, что после сегодняшней ночи прибавления в новом семействе Эгейл не будет. С детьми им пока что следовало подождать, хотя бы полгода – до истечения срока официальной помолвки.   
И всё-таки, появление мужа оказалось для Каталины неожиданностью – еще мгновение назад в комнате никого не было, и вот он уже сидит рядом, касаясь её руки.
Поймав мимолётный взгляд Альюра, брошенный на дверь, Каталина тихонько рассмеялась, лукаво блестя глазами:
- Не волнуйся, дверь я сама закрыла на ключ и на засов, а Топаз сегодня помогает нашему конюху охранять конюшню – они с Дереком хорошо ладят, - и, придвинувшись ближе к мужу, спрятала заалевшее лицо у него на плече, инстинктивно вбирая, впитывая, уже ставший близким запах – холодок воды, свежесть мяты и что-то терпкое, будоражащее, от чего сердце девушки подпрыгнуло вверх, к горлу, вернулось на место и забилось так, что казалось, удары слышны на противоположном конце дома.         
- А я думала, будет яблоко, - шепнула Каталина, справившись с волнением и, обнимая Альюра за шею. Глаза девушки сияли густо-золотистым янтарем; от тёмных, ещё чуть влажных волос, веяло розой, а от шеи и, видневшейся в вырезе ночной рубашки, ямочки между ключиц - её собственным, нежно-молочным запахом.

+4

39

Аль обнял её, прижимая к себе и с удовольствием вдыхая её запах.

Нельзя сказать, что он не волновался. У Лисов всё не совсем так, как у всех. Можно притвориться откровенным и открытым с кем-нибудь из другого клана, но Лисы друг друга чувствуют по-особенному, и в такие интимные моменты - тем более.

То, на сколько они смогут быть откровенными друг с другом, не пряча чувства и мысли, позволит им сблизиться. Аль всегда знал это, но только сейчас наконец понял, что это означает полную открытость, способность доверить любую самую сокровенную тайну. Иначе между ним и Каалиной останется стена, никому невидимая, но  прочная, как адамант. И не допустить появления этой стены должен был он, потому что он мужчина, и потому что ему принадлежит инициатива.

- Не бойся, - шепнул он. - Нам суждено быть вместе. Поначалу это может оказаться... необычным, но когда две души срастаются вместе, происходит самое большое чудо на свете. Доверься мне. - Он чуть отодвинулся и заглянул ей в глаза. - Я теперь принадлежу тебе, и ты можешь узнать любую мою тайну. В любой момент.

Его руки скользнули по её телу, ощущая тепло сквозь тонкую ткань. 

- Что это такое? - спросил он, почувствовав цепочку на её талии, и лукаво улыбнулся. - Можно, я посмотрю?

+3

40

Прильнув к Альюру, воспринимая то, что он говорил, не на слух, а сердцем, Каталина почувствовала, как постепенно исчезают волнение и страх, сменяясь полным, беспредельным доверием и пронзительно-ясным, как морозный день начала зимы, пониманием того, что с ними произошло настоящее чудо: разве может быть на свете что-то лучше, чем найти свою половинку.
«Пусть тайны пока останутся тайнами, а сейчас – время любви». 
- Я люблю тебя, - улыбнулась девушка, - и покажу сама.
Коснувшись лёгким поцелуем губ мужа, Каталина грациозно выскользнула из кольца его объятий и отступила назад, на несколько точно отмеренных шагов, попав в полосу лунного света.
Плавно-медленным, дразнящим движением – сама удивляясь: откуда всё это взялось? – подняла руки к шее и, распустив ленточку, стягивавшую горловину, позволила ночной рубашке легким облачком лечь к ногам. Переступила через упавшее одеяние, вскинула голову, проливая водопад  волос на плечи и спину, и замерла, позволяя любоваться собой.
Лунное сияние облило Каталину с головы до ног, превращая девушку в дивное создание с сияющей жемчугом кожей, оттенённой иссиня-чёрным шелком волос… и обвивающей талию тонкой цепочкой с каплевидной жемчужиной.
- Нравится? – слетел с её губ тихий, почти на грани слуха, шепот.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-20 22:09:20)

+6

41

Вместо ответа Аль поднялся и подошёл. Его глаза светились восторгом. Опустившись на колени, он обнял девушку за талию и поцеловал чуть выше того места, которое закрывала собой жемчужная капелька. Потом, не поднимаясь с колен, стащил с себя рубашку, и прижался к Каталине обнажённой кожей.

- Я люблю тебя, - сказал он шепотом. - Ты - всё, что у меня есть...

Он поднялся, одновременно подхватывая свою юную жену на руки, и отнёс её на кровать. Положив Каталину поверх одеяла, он склонился над ней и принялся целовать сантиметр за сантиметром её обнажённое и такое прекрасное тело. Сейчас он чувствовал то, что чувствует она, и наверное поэтому понял, что под её спиной оказалась складочка. Чуть приподняв девушку, он расправил под ней одеяло и снова опустил её, вернувшись к своему занятию. Как-то незаметно он освободился от остатков собственной одежды, и теперь уже ничто не мешало им ощущать друг друга.

- Эта жемчужина - она прекрасна, но ничто не может быть прекраснее тебя, - прошептал Альюр, и его рука мягким движением скользнула по очаровательному животику Каталины.

Мужчина не спешил, потому что в теории знал, а главное чувствовал, что первый раз для девушки сопряжён с некоторым количеством неожиданных и не самых приятных ощущений. Против этого помогало только одно: безграничная любовь и терпение, который по счастью Альюру Эгейлу было не занимать.

+5

42

- Аль… - только и смогла выдохнуть Каталина, трепеща под жаркими поцелуями мужа, но сразу же потянулась к нему, стремясь хоть как-то выразить чувства, переполнявшие её сердце, сказать о своей любви без слов, но предельно искренне - языком тела.     
Ладони девушки скользнули по рукам мужчины – от запястий к плечам, на мгновение замерли, потом Каталина осторожно повела кончиками пальцев от груди Альюра к животу, и счастливо улыбнулась, чувствуя отклик на свои прикосновения. Но тут же прерывисто вздохнула, увидев многочисленные белые отметины на теле мужа, и к горлу девушки подступил комок: «Пожалуйста, милый, будь осторожнее, даже если шрамы – украшение мужчины, у тебя их уже даже больше, чем нужно».
Каталина не смогла произнести свою просьбу вслух, но знала, что Аль поймёт, и сплела руки у него на шее, притягивая к себе, желая почувствовать любимого каждой клеточкой тела: «Я только что тебя обрела и не могу потерять».

+5

43

Альюр чувствовал сейчас, о чём она думает. То есть, не чувствовал, а как будто ощущал, складывая слова из её жестов и прикосновений. Это тот дар, который получали Лисы, если действительно любили. Ничего подобного Аль никогда в жизни не испытывал, но не удивлялся, будто это понимание было заложено в нём на уровне инстинктов.

"Я буду беречь себя, - пообещал он. - Я не могу обмануть тебя, ведь я тоже только что обрёл ту единственную, которую искал..."

Он переместился выше и накрыл своими губами губы девушки, в долгом и сладком поцелуе, продолжая одновременно ласкать её и отыскивать на её теле такие точки, прикосновение к которым доставляло ей удовольствие и помогало окончательно избавиться даже от тени страха предстоящей близости. Потом решил про себя, что уже пора, и плавным движением оказался сверху. Его живот касался её живота, и он ощутил жемчужную капельку, которая совершенно не мешала, а наоборот, добавляла нечто трогательное и незабываемое, будто через это маленькое украшение его собственная сила и сила Каталины становилась их общей, смешивалась и возвращалась к каждому с частичкой их общего тепла.

"Мы всегда будем вместе, родная моя. Мы теперь - единое целое и никто не сможет нас разлучить".

И они слились воедино, и в эти минуты произошло то, что должно было произойти: он чувствовал её, как себя самого, даже лучше, потому что вся его любовь и все его помыслы были устремлены к ней, к Каталине. Иначе не могло быть. Он должен был принадлежать именно ей, и больше никому...

+4

44

То, что Каталина чувствовала, она не могла описать. Да и нет в человеческом языке слов, способных внятно рассказать, каково это: сгореть дотла и возродиться заново, совсем другим человеком, зная, что отныне и навсегда, ты – частица целого и больше никогда не будешь одна.
Дыхание ещё было неровным и прерывистым, голова слегка кружилась, но Каталина уже осознавала, что вокруг – стены комнаты постоялого двора, под нею – тюфяк и кровать, а рядом – муж. 
Единственное, чего сейчас ей хотелось: прижаться к Алю и уснуть, но ощущение влаги между ног заставило вспомнить о кувшине с водой, который ждал своего часа на столе, рядом с тазом для умывания и полотенцем.
- Милый, пусти, - Каталина осторожно высвободилась из объятий мужа и встала, но тут же ухватилась за изголовье кровати, потому что пол вдруг решил куда-то уйти.
Немного постояла, переводя дух, потом бесшумно проскользив босыми ногами по полу, подошла к столу и, намочив полотенце в кувшине, стёрла с тела неоспоримое подтверждение того, что этой ночью Каталина Блэкхилл стала Каталиной Эгейл – до конца своих дней.

+4

45

Аль лежал на боку и из-под полуприкрытых век подглядывал за Каталиной. Её действия напомнили ему, что у них есть проблема, которую обязательно надо решить до утра. И проблема эта заключалась в чрезвычайно остром Лисьем нюхе. Определить по запаху, что её дочь стала женщиной, и господин Блэкхилл, и его супруга, смогут запросто. Да что говорить, если даже местные служанки из клана Медведей, с куда менее чувствительным обонянием, могут понять, собирая бельё с кровати, что тут произошло ночью. Хотя бы потому, что мужское семя тоже имеет вполне конкретный запах. Но в клане Лисов заключалось ничуть не меньше тайных связей, чем в любом другом, и кое-что предпринимать для сохранения секретности они умели.

Налюбовавшись на свою грациозную и совершенно обнажённую жену, Аль повернулся на спину свесив руку, нащупал свои штаны. В кармане у него лежал пузырёк с прозрачной зелёной жидкостью. Выудив его, Альюр показал пузырёк Каталине.

- Это вообще-то не совсем законное средство, - сказал он, ничуть не смущаясь тем, что происходит. - Но я подумал, что нам придётся им воспользоваться. "Зелёная фея", с помощью которой можно на какое-то время сохранить в тайне наш брак. Тут хватит на всю дорогу в Азнавур.

Средство, которое в шутку называли "Зелёной феей", действовало не только на Лисов. Оно отбивало все нежелательные запахи, остающиеся от связи мужчины и женщины любого клана, и хотя официально никто не запрещал им пользоваться - с моральной точки зрения оно считалось не слишком правильным. Ведь им пользовались любовники. Нескольких капель хватало, чтобы ни гостиничная прислуга, ни родители Каталины, ни кто-то ещё не заподозрил бы, что произошло этой ночью.

Альюр поставил пузырёк себе на живот (другого места не было), и закинул руки за голову, с наслаждением, и в полной наготе, растянувшись во весь рост поверх покрывала. С его точки зрения, они с Каталиной могли смело пользоваться "Зелёной феей". Они ведь были законными мужем и женой. Просто им сейчас не нужны были лишние вопросы.

+4

46

Каталина долила в таз немного воды из кувшина, тщательно прополоскала полотенце, и повесила на спинку стула – к утру должно почти высохнуть. То, что Аль на неё смотрит, Каталина почувствовала сразу и заметно смутилась – такая тесная близость с мужчиной была для неё ещё непривычна. Поэтому к кровати Каталина вернулась с другой стороны (не с той, где устроился Альюр) и зябко передёрнув плечами – после объятий мужа, воздух комнаты показался ей прохладным – юркнула под покрывало. Но сразу придвинулась вплотную к Алю, протянув руку, взяла пузырёк с «Зелёной феей», повернула, внимательно рассматривая, и с опаской спросила:
- А оно не запрещено?
И аккуратно опустила склянку на пол, потому что внимание Каталины привлекло кое-что другое: оказывается, её муж тоже любил украшения, правда, неснимающиеся.
- Я сначала подумала, что мне показалось. Красиво, мне нравится, - мурлыкнула Каталина, обводя кончиком пальца контур одного из синих цветков татуировки, вьющейся по низу живота Альюра и вдруг, прикусив губу, вскинула на мужа ставшие почти чёрными глаза:
- Ты её для девушки сделал, да? – в молодой госпоже Эгейл неожиданно проснулась ревность. - Для сестры Юлиуша?

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-24 16:13:09)

+4

47

Альюр тихо засмеялся и перехватил её руку.

- Я сделал её, потому что увидел кое у кого, и мне тоже захотелось, - пояснил он. - Но мне не нравится, что ты ревнуешь. Тебе не к кому меня ревновать, даже задним числом.

Он придвинулся и коснулся лбом её лба, словно хотел, чтобы она прочитала его мысли, которые целиком и полностью принадлежали ей. Но потом снова растянулся поудобнее и принялся рассказывать, перебирая пальчики Каталины, поскольку её руку он так и не отпустил:

- Мне было двадцать... Нет, по-моему, двадцать два. Я уже вовсю ходил на Пустоши, правда, со старшим товарищем, но всё равно - это была уже самостоятельная жизнь. И вот как-то я возвращался домой, по Старому лесу, который тянется почти от предместий Акрилона до владений моего рода. В общем, я шнырял у реки, и увидел, что в ней моется молодой Медведь. Мне стало интересно подобраться к нему незаметно. Мне тогда всё было интересно. И вот я подкрался к тому месту, где стояла его лошадь, и тут он вышел из воды. У него была такая татуировка, и это... - Аль помахал в воздухе рукой, подбирая слова, - ... в общем, меня так это поразило, что я высунулся из укрытия. Ну, и Медведь тут же меня сцапал за шкирку. - Аль усмехнулся. - Знаешь, если уже попался им в руки - лучше не сопротивляться. Слишком уж они сильные. В общем, Медведь страшно разозлился, и выпорол меня. За подглядывание.

Может быть, и следовало как-то помягче пересказать некоторые моменты этого досадного приключения, но Аль был слишком тесно связан теперь со своей супругой, чтобы пытаться соврать. Да и не смущался особенно, понимая, что сила в тот раз была не на его стороне. И правда - тоже.

- Потом он, конечно же, решил, что слишком сурово со мной обошёлся, мы разговорились, и я признался, что мне понравилась его татуировка, и я хочу такую же. - Аль снова тихонько рассмеялся. - Сам не знаю, зачем мне это понадобилось, но наверное, кстати, раз тебе пришлось по вкусу. - Он погладил её по плечу. - Так что скажем, что я это сделал для девушки. Для самой хорошей девушки на свете. Для тебя.

И не удержавшись, Аль поцеловал Каталину в губы.

+3

48

Каталина виновато вздохнула, почувствовав прикосновение мужа, и прижалась к нему теснее: она не столько ревновала, сколько боялась того, что Аль будет сравнивать её со своей первой любовью. Ведь недаром говорят: «Несбывшееся не забывается». Ей самой сравнивать было не с кем: ни один тех из Лисов, с которыми Каталина была знакома до появления Альюра, не затронул сердце девушки.
Но потом она увлеклась историей, которую рассказывал муж и вслушиваясь в мягкий негромкий голос, незаметно успокоилась. Что бы ни происходило между Алем и девушкой из семьи Аренски, это было давно: сейчас он был с ней, и любил тоже её, Каталину – законную жену.
- Бедненький, - представив Аля, попавшего под горячую руку рассерженному Медведю, Каталина свободной рукой погладила его по щеке. – Тебе, наверное, тогда сильно досталось…
«Если наши дети будут такими же любопытными, как их папа, я поседею», - подумала девушка и залилась краской, потому что, если все их с Альюром ночи будут такими, как первая, то детей будет больше трёх…   
Аль, похоже, прочёл её мысли, потому что в следующее мгновение, Каталина уже отвечала на его пылкий поцелуй с ничуть не меньшей страстью.
- Так что нужно делать с этой «феей»? - спросила Каталина через некоторое время, переводя дыхание, и облизнула припухшие губы, не представляя в какой соблазн вводит мужа. – Пить или что-то ещё?

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-26 16:17:49)

+5

49

Аль сам готов был облизнуться, но сдержался. Торопиться не следовало, тем более, что у них ещё много времени впереди.

- Вообще, я не представляю себе, что будет, если это выпить, - сказал он, ухмыльнувшись. - И не думаю, что кто-то пробовал. Насколько мне известно, нужно просто нанести хотя бы по капле на всё, что может показаться подозрительным. И на себя тоже. Можно обмакнуть пёрышко и коснуться им себя... или кого-нибудь ещё...

Последняя фраза получилась слишком уж вкрадчивой, и Аль запустил руку под одеяло, проведя пальцем по обнажённой коже Каталины. Ему было сейчас трудно даже представить, что им придётся наутро делать вид, что ничего не произошло, и кто знает, может быть это будет не менее серьёзной проблемой, чем чуткие носы господ Блэкхиллов и подозрительности гостиничной прислуги.

- Главное, чтобы эта бутылочка не попалась никому не глаза, - шепнул он, одновременно поддёргивая одеяло, чтобы добраться до супруги, и принялся целовать её шею и плечи. - И чтобы... эта ночь тянулась подольше. Ещё лучше - вообще остановилась...

Привычное чувство опасности словно толкнуло в бок - и Аль моментально поднял голову. Принюхавшись, он резво нырнул с кровати, подобрал бутылочку и зубами выдернул пробку. Потом двинул кулаком по подушке и выдернул первое вылезшее перо.

- Кто-то идёт, - быстро и очень тихо сообщил он. - И по-моему, это твоя мать...

+4

50

- Ой, - испуганно пискнула Каталина и чуть было не нырнула под одеяло, но вовремя вспомнила, что нужно делать и выдернула из подушки ещё одно перо.
Когда неслышно открылась дверь – господин Блэкхилл, разумеется, попросил у хозяина второй ключ от комнаты дочери – Каталина мирно спала, рассыпав по подушке тёмные локоны, и чуть ли не до носа завернувшись в одеяло.
Элена умилённо вздохнула, зорко осмотрела комнату, и не обнаружив следов постороннего присутствия, решила прямо утром поговорить с мужем. Родрик уже явно перегибал палку – в конце концов, девочка прекрасно знает, что до свадьбы ни о какой близости не может быть и речи – нельзя же настолько не доверять собственному ребёнку. Если Родрик не изменит своего отношения, то Лина, не дожидаясь истечения срока помолвки, попросту сбежит с господином Эгейлом, а вернувшись, покажет простыню - тогда ничего другого, кроме признания брака, не останется.
Придя к такому выводу, госпожа Блэкхилл вышла и аккуратно - чтобы не разбудить девочку - закрыла за собой дверь, не забыв запереть её на ключ.
Ещё мгновение назад сладко спавшая Каталина приподнялась на локте, напряжённо прислушиваясь к шагам матери. Дождавшись, когда закроется дверь соседней комнаты, Каталина свесилась с кровати и, едва сдерживая улыбку, тихонько позвала:
- Аль, мама ушла. Всё в порядке. Ты не ушибся?

+6

51

Альюр выбрался из-под кровати и повертел головой, прислушиваясь.

- Вроде нет, - ответил он. - Но в красках представил, как бы это было, если бы твои родители обнаружили меня голым под кроватью.

Он прикусил губу, но совсем подавить ухмылку не мог. Забавного вообще-то было мало, но Аль привык относиться к жизни, как к чему-то весёлому, вроде приключения. Иное дело, что Каталина могла и не разделить его отношения к тому, что происходит. Он забрался обратно на кровать и обнял супругу.

- Знаешь, наверное мне лучше уйти, - сказал он с сожалением. - Скоро утро и нам надо успеть выспаться. Хотя я и не уверен, что вообще усну теперь. - Он поцеловал её в щёку. - Мне кажется, что я теперь буду всё время рядом с тобой, даже когда мы не рядом. И завтра днём у нас будет остановка в предгорьях. Там нужно будет надевать на колёса цепи, чтобы не скользили, когда будем подниматься к перевалу. В общем, если ничего срочного не случится - можно будет найти часок на то, чтобы побыть вместе.

Он зарылся носом в её волосы, и вздохнул, так ему не хотелось от неё отрываться. И почему-то его совершенно не мучила совесть от того, что они обманывают господина и госпожу Блэкхилл.

+3

52

Каталина погладила мужа по плечу и, с тяжёлым вздохом, упёрлась ладонями ему в грудь, мягко отстраняя от себя:
- Если ты не уйдёшь сейчас, то я вцеплюсь в тебя и никуда не отпущу. Но пока нам лучше не рисковать. Иди.
Закрыв за Альюром ставни, Каталина вернулась в кровать, и уснула сразу, едва голова коснулась подушки – её от волнения всегла клонило в сон, а сегодня его было более, чем достаточно.
Разбудил девушку негромкий, но настойчивый стук в дверь. Каталина вначале принюхалась, потом прошлёпала босыми ногами к двери и открыла: стоявшая на пороге Далия мило улыбнулась, показав ямочки на щеках.
- Доброе утро, госпожа Каталина. Ваша матушка послала меня разбудить вас и передать, что родители ждут вас внизу и уже заказали завтрак.
- Спасибо, Далия, - Каталина тряхнула головой, прогоняя сонные грёзы. – Ты поможешь мне умыться?
- Конечно, госпожа Каталина, - пройдя в комнату, Далия ловко подхватила кувшин, и направив струйку воды в сложенные лодочкой ладони Каталины, склонившейся над тазом, защебетала без умолку – о том, что сегодня погода такая хорошая, как по заказу, для благополучного путешествия; о том, что на кухне с самого утра вовсю жарят и пекут, потому что чуть ли не половина каравана, кроме завтрака, заказала ещё еды на дорогу. Потом на минуту умолкла и спросила:
- Госпожа Каталина, а вы знаете, что ваш щенок конокрада поймал?
- Какого конокрада? – Каталина, уже успевшая переодеться в дорожный костюм, уронила одну из шпилек, которыми закалывала волосы.
- Не из наших, - поджала губы Далия. – Он ночью в конюшню прокрался незаметно - Лисы, они ведь хорошо прячутся - хотел, наверное, лошадей выпустить. А ваш щенок его унюхал и за ногу цапнул. Так хозяин теперь вашего батюшку расспрашивает, где вы такого хорошего сторожа взяли: собирается аж пару таких купить.
- Далия, а ты господина Эгейла не видела? – спросила Каталина, закончив с волосами.
- Видела, - ничуть не удивившись вопросу, ответила служанка. – Он, вместе с вашими родителями, вас за столом дожидается.
- Спасибо, - поблагодарила девушку Каталина и вышла из комнаты. Чинно и неторопливо пройдя по коридору - хотя очень хотелось лететь – Каталина спустилась по лестнице, но подойдя к столу, не удержалась: села не напротив Альюра – вместе с родителями – а рядом.
- С добрым утром, папа, мама, - мужу досталась нежная улыбка и незаметное прикосновение руки.

+5

53

Рино в эту ночь спал плохо. Ему было неспокойно от того, что Меченый пошел к своей жене. Вдруг их там обнаружат, и придется срочно объяснять, что они уже женаты, да еще обратятся к нему, Сандрину, а он не был уверен, что ему поверят, даже несмотря на то, что он служит господину судье Ригуру. Но по счастью, среди ночи Эгейл вернулся, и Рино с большим удовольствием заснул наконец.
Его словно толкнуло что-то в бок уже совсем уже под утро и он оставил Лиса спать, а сам пошел на улицу. Поэтому когда щенок Каталины тяпнул конокрада, Рино был рядом и вместе с конюхом принял горячее участие в поимке вора. А потом Рино сидел снаружи на перевернутом ведре и думал.
Лисы вообще, наверное, были хорошими конокрадами в силу своих способностей. Хотя насколько знал Рино, карали они своих же за конокрадство очень сурово, могли попросту повесить на месте или так всыпать, что не поднимешься. Но почему-то Лисы все равно конокрадничали. Может быть, это было у них в крови, хотя они сами редко пользовались лошадьми, так же как Волки или Гиены. Бегали "на своих двоих", что называется. В общем, ничего особенного в том, что поймали конокрада, вроде не было, но Рино что-то беспокоило. Ему почему-то казалось, что здесь еще кто-то присутствует, но вот кто? Если бы у него было такое же чутье, как у Лиса! Но тогда он был бы Лисом, а не Гиеной.
Сандрин обхватил голову ладонями и некоторое время старался ни о чем не думать, а только ощущать и прислушиваться. Что же такое знакомое он чувствовал? Ему вспомнилось, как два года назад он перебирался через Драконий лес. На самом деле никаких драконов там не водилось, но места были неприятные, какие-то мрачные, подлесок густой, огромные ели, с ветвей которых как куски савана висели слои мха... Неприятное место, темное и запущенное. И вот как раз в этом лесу, когда Рино добрался до неширокой речки и решил ее перейти вброд, он испытал точно такое же чувство. Он долго наблюдал за бродом, но никого не увидел, и поэтому все-таки пошел. А надо было повернуть назад!
... - Надо же, кого я вижу!
Неприятный оскал был у Старки. Рино бы затруднился назвать ее женщиной, потому что она и с виду мало напоминала представительниц прекрасного пола, со своими крупными чертами грубого лица и вечно кровожадной ухмылкой, которую она прятала только тогда, когда разговаривала с покупателями, которые брали у ее семьи строительный лес и кирпичи. А поведение у Старки было еще хуже, потому что двинуть кому-нибудь в челюсть или испинать ногами для нее было так же приятно, как поспать или выпить...
... Рино методично и без всякого результата пытался порвать ремни, которыми были связаны его руки. Сначала он вообще не реагировал на удары, будто это не его кожу рвала плеть, но постепенно он понял, что слабеет, и он подумал тогда: "Это конец". Но это не было концом. Когда ушла Старка, он не заметил, но вдруг очнутся и понял, что остался один на этой маленькой опушке, совсем рядом с рекой. Он попытался подняться с земли, но вся спина горела как в огне, и у него сразу же закружилась голова от усилия. Пришлось полежать еще, а потом ползти к реке. Когда ему удалось напиться, он опустил руки в воду и ждал, когда сыромятная кожа отмокнет и начнет растягиваться. Так он освободил свои распухшие руки с ободранными запястьями, и уполз в лес...

Его свои не нашли тогда, потому что не искали. Через некоторое время он сам выбрался на какую-то дорогу, и там его подобрали проезжавшие мимо Медведи. Пожалели до полусмерти избитого, умирающего и совершенно голого парня, пусть он и был Гиеной.
Рино поднял голову. Он понял! Это было то же самое чувство! Вскочив на ноги, Рино направился в дом. Эгейла он обнаружил за завтраком, но сейчас было не до церемоний.
- Поговорить надо, - спешно сообщил Рино, бросая косые взгляды на остальных людей за столом. Спохватившись, он поздоровался с Блэкхиллами, как-то запоздало подумав: "А ведь госпожа Каталина теперь уже жена...", но тут же схватил Меченого за рукав и потянул за собой. И едва они отошли в сторонку, сообщил: - Я их чувствую. Здесь были Гиены. Они приходили ночью. Они наверняка что-то задумали!

+5

54

Аль конечно же сразу пошел вслед за Гиеной. Почему-то он чувствовал, что парню можно доверять. Хотя минуту назад ему казалось, что его ничто не заставит подняться из-за стола, просто потому, что это был повод побыть рядом с Каталиной. Он успел ответить девушке улыбкой и неприметно пожать руку. Если кто-то что-то и заметил - такие нежности были вполне простительны жениху и невесте. Но господин Сандрин разрушил идиллию, и Аль моментально превратился в разведчика.

- Гиены? - переспросил он, и его живое лицо тут же приобрело сосредоточенное выражение. Он прислушивался к своим ощущениям. Но поскольку он еще не выходил из дома, и не был в конюшне, с расстояния ничего вынюхать не удалось. Да и собственный запах Рино, стоящего рядом, слегка сбивал.

- Ладно, сделаем так, - решил он. - Предупредим хозяина постоялого двора, потом пройдемся и проверим, чтобы все караванщики были на месте. Где ты их почувствовал? - Сандрин разумеется указал на конюшню, и Лис кивнул. - Иди найди господина Виберта, начальника каравана, и скажи ему, что возможно, нас ждёт засада. А я предупрежу хозяина постоялого двора, пробегусь по комнатам. Встретимся у конюшни.

С этими словами Аль вернулся к столу.

- Господин Блэкхилл! - обратился он к отцу Каталины. - Прежде чем выходить, дождитесь меня. Надо проверить кое-что. Караван в любом случае выйдет вовремя, но будет лучше, если вы с семьей повремените со сборами, пока я не проверю, нет ли какой опасности.

+5

55

Саяна скакала на Франке, крепко держа его за поводья, и внимательно смотрела на дорогу. Она опережала кортеж своей семьи максимум часа на два, и собиралась к их приезду хотя бы разузнать, куда отправился караван Чёрного Лиса дальше. Хотя... Если Лоуэл уже вернулся, вполне вероятно, что он смог предупредить главу каравана о том, что их должна нагнать семья Лонгхвостов. Но на Эла расчитывать всё же не стоило.
А опоздание объяснялось предельно просто: именно этим утром Виори Вольво возвратился домой, отпущенный своим командиром. Даянора прямо заявила родителям Саяны, что без мужа никуда не поедет, поэтому старшие Лонгхвосты решили отсрочить свой отъезд, благо маршрут каравана им примерно был известен. А теперь Саяна летела на своём вороном жеребце, чтобы успеть к отъезду каравана.
Слава богу, караван остановился в первом же постоялом дворе, об говорило несколько карет, оставленных во дворе здания. Постепенно замедляя бег скакуна, в ворота постоялого двора Саяна въехала медленным шагом. Она соскочила с коня и стала водить его кругами, давая бедному Франку успокоиться, когда внезапно осознала, что от входа в дом повеяло знакомым духом:
- Альюр? - Ян остановилась и радосто-изумлённо взглянула на спускающегося Лиса, машинально поглаживая Франка по чёрной шее. Гиена, идущего рядом, она в первый момент даже не заметила, - Не ожидала тебя здесь встретить, - она улыбнулась, но, заметив хмурую гримасу на лице Лиса, посерьёзнела и чуть встревоженно спросила:
- Что-то случилось?

+6

56

Родрик коротко кивнул Альюру, не задавая лишних вопросов. Если он ещё мог сомневаться в Меченом, как в зяте, то как в разведчике, наоборот, был уверен в нём полностью.
Пожалуй, настало время зарядить арбалет, который мужчина предусмотрительно захватил из дома. Своё умение почтенный ювелир предпочитал не показывать без особой надобности, но если дело серьёзное, то лишних рук не будет, а всадить болт в задницу какому-нибудь поганцу, не желающему жить честным трудом, можно и из окна кареты.
- Родрик, это опасно? – спросила Элена, с беспокойством глядя на мужа и нервно комкая отделанный кружевом тонкий платок.
- Пока не знаю, - мужчина накрыл руку жены своей и успокаивающе пожал её ладонь. – Надо подождать известий от господина Эгейла. В любом случае, вам с Каталиной не стоит покидать карету. Если же что-то случится, - ювелир строго посмотрел на дочь, - даже носа наружу не смей высовывать, не то что показывать, как хорошо Рейв научил тебя кинжалы метать. Ты поняла, Лина?
- Да, отец, - Каталина послушно кивнула и обернулась, услышав звонкий лай. От дверей, опередив степенно вошедшего кучера, к девушке метнулся, неистово виляя хвостом Топаз, соскучившийся по любимой хозяйке.
А через минуту к столу Блэкхиллов подошла миловидная голубоглазая служанка с миской, полной до краёв каши с мясом.
- Господин Гайдегер посылает это вашему псу, госпожа Блэкхилл, - девушка присела в реверансе, глядя на Каталину. – В благодарность за то, что вора поймал.
- Спасибо, - Каталина улыбнулась, взяв миску из рук девушки, поставила её на пол и негромко скомандовала:
- Кушать.
Повторять дважды Топазу было не нужно: щенок быстро очистил миску и, сладко зевнув, улёгся у ног Каталины – после сытной еды малыша потянуло в сон.

+4

57

В этот момент в трапезную заглянул Бранд Виберт, Чёрный Лис, глава каравана.

- Предупреждаю всех: перед выездом надо проверить колёса и подковы, - заявил он с порога. - Поедем быстро, чтобы добраться до следующего пункта назначения как можно раньше.

Высказав это, Виберт умчался дальше. В это время Аль как раз столкнулся на пороге с Саяной. Он кстати, как только оказался на улиц, сразу же почувствовал, что Рино не ошибся и кто-то из Гиен явно ночью побывал на постоялом дворе.

- Госпожа Лонгхвост! - Аль был удивлён. - Рад видеть вас в добром здравии, но как вы тут очутились? Сейчас не безопасно ездить по дорогам в одиночестве. Тем более на лошади.

Несмотря на то, что семья Эгейла разводила породистых лошадей на продажу, Аль как всякий разведчик, лошадям не доверял, считая, что они нужны лишь для карет, да для тех, кто слаб на ноги. Это было понятно, потому что на границах Великих пустошей лошадь бесполезна и даже вредна. Животные впадали в панику, едва учуяв тварь. Недаром же в приграничной полосе дичи практически не водилось, разве что туры и вепри забегали, но эти животные сами недалеко отстояли от тварей. А на самих Пустошах кроме тварей можно было в лучшем случае встретить ядовитых змей.

- Поблизости бродят разбойники, - объяснил Саяне Аль, и повернулся к Гиене. - Рино, отыщи пожалуйста Харта, - распорядился он. - Скажи, чтобы тащил свою... себя к конюшням. Нам надо проверить все экипажи на предмет вредоносных амулетов и тому подобной гадости.

Хартмус Дерик, как все молодые Рыжие Лисы, жаждал не только приключений, но и дамского общества, и Альюр успел заметить, как он строит глазки служанке-Лисичке, а она вроде бы не против с ним повстречаться. Так что сейчас Харт вполне мог дрыхнуть после ночных похождений, надеясь, что спеет присоединиться к каравану перед самым выездом. Аль, как старший, намерен был его разочаровать и припахать к делу.

Вспомнив о девушке, Альюр снова повернулся к ней.

- Так могу я узнать, куда направляется юная леди? - спросил он, и потёр пальцем шрам на щеке.

+4

58

Рино решил, что будет мириться с тем, что командует здесь Меченый. Гиене было проще, чтобы им кто-то руководил. Волчья охрана в походе вроде этого тоже подчинялась не только своему командиру, но и Лису-разведчику. Сандрину приходилось ходить и на пустоши, и с караванами и он давно выучил эту градацию, когда в отряде на Великих Пустошах командует командир Волков, а разведчик выполняет его приказы, а если идет караван - тогда командует Лис-разведчик. Рино не разбирал, почему так, а не иначе. Просто подчинялся порядку.
Хоть девушка и не обратила на него внимания, Сандрин счел своим долгом поклониться ей, закинул за спину свой длинный спутанный "хвост", и отправился выполнять приказание.
Найти господина Дерика оказалось не так просто, но Сандрин со знанием дела сунулся во все двери, какие обнаружил, вызвал бурю негодований, но в конце концов ему даже понравилось. Это было необычно, так себя вести и осознавать, что делаешь это по приказу и поэтому чужие крики и возмущения тебя не касаются. Наконец второй разведчик обнаружился спящим у какой-то местной девицы.
- Меченый приказал, чтобы ты прямо сейчас тащил свою задницу к конюшням, - мрачно высказался Рино, подумав, что наверное правильно понял то многоточие, которое сделал в своей речи Альюр. - У нас проблемы. Точнее, у нас где-то рядом куча разбойников.
С этими словами Рино запоздало поклонился женщине и вышел в коридор. Он не собирался наблюдать за тем, как этот юный развратник натягивает на себя одежду.

+4

59

- Туда же, куда и вы, - немного весело хмыкнула Саяна и похлопала Франка по шее, - Помните, мой брат говорил господину Вудлаву, что мы скоро поедем в столицу? Так вот, мы уже, можно сказать, едем, - Саяна улыбнулась и продолжила, - И сейчас моя задача: задержать вас здесь до приезда моей родни. Правда, я подозреваю, что и без нас у вас хлопот уже предостаточно, - девушка вздохнула и закинула поводья на один из столбиков под навесом рядом с конюшней. Франк недовольно фыркнул, но остался на месте, понимая, что свой характер показывать не время.
- Я могу чем-то помочь? - поинтересовалась Ян, заинтересованно кося глазом на парня из клана Гиен, который всё это время безмолвно стоял рядом с Альюром. До сего момента она никода вживую их не видела, и, хотя и принимала в расчёт нелучшую репутацию клана Гиен, всё равно порой не понимала предубеждений против людей из этого клана. А сейчас спокойствие господина Эгейла рядом с Гиеной настораживало и вовсе сбивало с толку.
Впрочем, полюбоваться на себя Гиен не дал: получив приказ от Лиса, он тут же поспешил выполнить его, скрывшись в здании. И тут любознательность в Саяне наконец заговорила: дождавшись, когда спина Гиены скроется в проёме двери, Саяна заинтересованно спросила у Альюра:
- А что это за парень ушёл только что? Он ведь из Гиен, правда? - Яна с чисто детским, наивным любопытством взглянула на Лиса и не удержалась от вопроса:
- И что за звёздочка у него на плече?

Отредактировано Саяна Лонгхвост (2014-10-31 20:42:03)

+3

60

После предупреждения Бранда Виберта, общая зала постоялого двора заметно опустела: почти все владельцы экипажей и повозок отправились вместе с кучерами и возницами тщательно осмотреть и проверить свои средства передвижения.
Ушёл и Родрик Блэкхилл. Госпожа Элена поднялась в комнату забрать кое-какие вещи и, пользуясь случаем, выпить успокоительных капель – известие о возможных неприятностях изрядно взволновало женщину – так что Каталина осталась в одиночестве. Сидеть за столом просто так девушке быстро надоело и она подошла к окну. Как оказалось, очень вовремя, поскольку перед её глазами развернулась весьма интересная сцена: дражайший супруг, собравшийся проверить постоялый двор на предмет опасности, мило беседовал на крыльце с какой-то весьма симпатичной девушкой с каштановыми волосами.
Конечно, ревновать нехорошо, но на какой-то момент перед глазами Каталины появилась любимая сковорода их кухарки – глубокая, широкая и увесистая, которой запросто можно было приложить до звона в ушах даже Медведя.
Отогнав кровожадные мысли, Каталина огляделась по сторонам и уловила на лавке, рядом с тем местом, где сидел Альюр, блеск металла.
«Отлично!» - взяв так вовремя подвернувшийся под руку кинжал, Каталина не спеша выплыла на крыльцо, такой соблазнительной походкой, что разминувшийся с ней в дверях, хозяйский сын запнулся об порог.
- Аль, ты кое-что забыл, - пропела девушка, подходя вплотную к мужу и прижалась к его плечу, ясно давая понять, что имеет все права на этого мужчину.

+1


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Столица ждёт…