В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Столица ждёт…


Столица ждёт…

Сообщений 1 страница 30 из 88

1

Участники: Альюр Эгейл, Каталина Блэкхилл, Сандрин Камбанго, семья Блэкхилл, и другие путешественники.
Исходные данные (одно-два предложения): Из Акрилона в Азнавур направляется торговый караван Черного Лиса Бранда Виберта. И кто знает, что ожидает путешественников...

- Родрик, как ты себя чувствуешь? – осторожно спросила госпожа Блэкхилл, устраиваясь поудобнее на сиденье кареты и открывая пухлый томик в тиснёном кожаном переплёте – дорогу женщина предпочитала коротать за книгой.
- Сносно, - не моргнув глазом, соврал супруг, лихорадочно отыскивая убедительный предлог, чтобы отойти от кареты и сделать добрый глоток из потайной фляжки за голенищем сапога.
Селёдка и можжевеловка оказались таким прекрасным сочетанием, что господин Блэкхилл, проснувшись поутру в супружеской спальне, напрочь не помнил, хоть убей, как он там оказался.
- Господин, - в открытой дверце кареты возник переминавшийся с ноги на ногу кучер, с встревоженным выражением на добродушном, украшенном пышными усами, лице. – Всё готово, можно трогаться, только молодая госпожа…
- Что, «молодая госпожа»? – мгновенно насторожился ювелир. – «Неужели ей вчерашнего мало и эта несносная девчонка опять что-то затевает? Она меня в гроб вгонит…»
- В конюшню прошла, - опасливо моргая, сообщил конюх и, почесав в затылке, добавил, - и не выходит.
- Та-ак, - оживившись, протянул Родрик и уже собрался вылезать из кареты, как дверь конюшни распахнулась настежь и во двор вылетел великолепный вороной жеребец, на спине которого удобно устроилась Каталина.
Девушка, не особенно раздумывая, позаимствовала у  брата-близнеца один из костюмов для верховой езды и немного переделала: тёмно-зелёная куртка теперь облегала её как вторая кожа, а штаны из плотного льна были заправлены в высокие сапожки.
- Живо в карету! – скомандовал отец.
- Ни за что, - улыбнулась Каталина, потрепав коня по шее, - мы с Ветерком хотим прогуляться. Правда, мой хороший?
Если бы не голова, в которой словно поселилась стая дятлов, долбившая виски, Родрик лично стащил бы строптивицу с коня и засунул в карету, предварительно хорошенько отшлёпав, но сейчас он только махнул рукой, закрывая дверцу:
- Пока из города не выедем, держись рядом.
- Хорошо, отец, - Каталина послушно склонила голову и легонько тронула коленями бока коня.
- Трогай, - скомандовал Родрик кучеру, уже занявшему своё место и четвёрка крепких гнедых пошла вперёд: у городских ворот семейство Блэкхилл должно было присоединиться к каравану.
Путешествие началось.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-07 20:30:39)

+6

2

Караван, собравшийся из Акрилона в Азнавур, был конечно не таким грандиозным, как те, что ходят по Большому торговому Пути. Зато этот собрал помимо торговцев довольно изысканное общество. Путешествовать под охраной профессиональной Волчьей стражи, с хорошим разведчиком - это гораздо безопаснее, чем ехать три недели самостоятельно. Тем более, что дороги никогда не бывают спокойны, если движешься параллельно с границей Пустошей, по территории, на которой не раз и не два попадаются густые леса и невысокие, но всё-таки горы, в которых нарваться на разбойничью засаду так же легко, как зайти утром в лавку булочника за свежим хлебом.

Аль устроился в этот караван вторым разведчиком, просто потому, что его об этом попросили. Один его знакомый, Рыжий Лис Хартмус Дерик, попросил его составить компанию. Харт не был таким опытным, как Альюр, ходил в разведчиках около года, и считал, что уж коли сам Меченый отправляется вместе с караваном в столицу, грех не намекнуть ему, что его помощь будет весьма кстати. Два разведчика всегда лучше одного. Аль и спорить не стал. Он сам не любил оставаться без дела.

На широком прогоне, за городскими воротами, уже собрались кибитки, повозки и кареты. С Блэкхиллами успели раскланяться их знакомые - торговец шёлком, золотой меняла с семьёй, парочка купцов, и командир Волчьего отряда. Альюр не показывался до тех пор, пока весь караван не выстроился в более-менее ровную цепочку, и глава каравана, Бранд Виберт, не определил каждому экипажу определённое место. Суматоха и весёлый шум, который обычно сопровождал подобные мероприятия, понемногу улеглись, а провожающие постепенно отступили обратно к городским воротам, чтобы не мешать. И тут Аль, как из-под земли, оказался рядом со стременем Каталины.

- Ты потрясающе выглядишь сегодня! - сообщил он девушке, окидывая её восторженным взглядом.

Сам Аль, как разведчик, предпочитал оставаться пешком. Всё равно караван двигался медленнее, чем мог, не напрягаясь, бежать тренированный взрослый Лис. А с лошадью скрытно передвигаться не получится, да и не увидишь всего, что видно простому пешему.

Аль был без перчаток, в чёрной куртке, которую ему подарила Каталина, и с её кольцом на мизинце. Выглядел он бодро и успел уже проконтролировать свою сторону каравана, за которой взялся присматривать.

+5

3

Каталина улыбнулась и даже подумала, не пойти ли ей пешком рядом с Альюром, но всё-таки решила остаться верхом. Аль сейчас не просто путешественник, а разведчик каравана и лучше ему не мешать. Надо просто подождать, когда объявят обеденный привал, и тогда она будет совсем не против исчезнуть ненадолго вместе с Альюром.
- Я соскучилась, - тихонько шепнула девушка. На голос дочери в оконце показалась госпожа Блэкхилл, приветственно кивнула Альюру и снова скрылась внутри кареты, из которой тут же раздалось звонкое тявканье и сердитый, с заметной хрипотцой, возглас господина Блэкхилла: «Молчать!»
- Топаз, наверное, злится. Вредная хозяйка дышит свежим воздухом, - Каталина прыснула, - а ему приходится сидеть в карете. Надо будет обязательно выгулять его, когда будет остановка.
Девушка искоса взглянула на жениха – намёк был сделан вполне ясно – и быстро перевела разговор на другое:
- Я думала, что не сразу привыкну, - Каталина задумчиво посмотрела на подаренный Альюром перстень, пылавший синим огнём на её пальце, - но он – особенный, тёплый и ласковый. Я могу и ошибаться, но это не просто украшение. Аль, это почти наверняка, амулет – защитный или оберегающий. Господин Фарго ни о чём таком не упоминал, когда отдавал перстень тебе?

+4

4

Рино пока собирался караван сидел на камушке у ворот и изредка переговаривался со стражами. Гиену здесь знали, он ведь ходил с Волчьими отрядами. И охрана каравана с ним тоже была знакома, хотя кое-кто посматривал на него с удивлением, потому что сегодня Рино был совсем не такой, как всегда.
Он был одет как обычно, в штаны из слегка полинявшей шерсти с кожаными накладками, свободную рубашку, толстую безрукавку из черной кожи и высокие сапоги, и его кривой меч и кинжал были на обычных местах на его ремне с потертой стальной пряжкой. Волосы он недавно вымыл, и они как обычно висели длинным спутанным хвостом, который Рино для удобства в походе прихватил двумя металлическими кольцами и прикрепил за середину хвоста к специальной петельке, нашитой на плечо его безрукавки. Но кроме этого на его плече была прикреплена еще серебряная "звездочка", означающая что он работает на старшего судью города. Этой "звездочкой" его снабдил судья Айрон Ригур.
Рино поджидал, когда караван соберется и покажутся Блэкхиллы. Он их не знал, но зато он знал, пусть и не лично, Меченого. А тот был уже с караваном и должен был наверняка подойти к людям, с дочерью которых собирался пожениться. Сандрин даже не стал спрашивать у Волков, чтобы они показали ему карету Блэкхиллов, потому что он сразу обратил внимание на великолепную амазонку на черном коне, около которой почти сразу появился Лис. "Ну конечно же! Я так и думал", - решил про себя Сандрин и поднялся с камня. Он подошел к карете Блэкхиллов с другой стороны, не показываясь пока госпоже Каталине и ее жениху, и вскочив на подножку, обратился к тем, кто сидел внутри.
- Господин Блэкхилл! У меня к вам поручение от господина судьи Айрона Ригура.
Он протянул письмо, запечатанное красным сургучом. В письме был такой текст (Писано господином Риругом):
"Податель сего, господин Сандрин Камбанго из клана Гиен, являющийся моим доверенным лицом. Назначаю его охранять в пути вашу несравненную дочь, госпожу Каталину Блэкхилл, и вашего будущего зятя, господина Альюра Эгейла, дабы они благополучно добрались до столицы, в коей вероятнее всего решится их дальнейшая судьба.
С уважением к вам и вашей супруге,
Айрон Ригур,
Декан Ордена Хранителей Равновесия,
Старший Судья города Акрилон".
Дальше стояла подпись и личная печать судьи.
- Мне велено и за вами присмотреть тоже, - сказал Рино, стараясь по возможности, чтобы в его словах не прозвучал вызов. Хотя наверное, совсем от этого было не отделаться. Сандрину казалось, что это странное поручение не понравится почтенному Черному Лису, и он заранее готов был отстаивать свое право делать то, что ему поручил судья. Потому что расставаясь с ним, господин Ригур намекнул на то, что от успеха этого поручения будет зависеть его собственная судьба.

+5

5

Первым желанием господина Блэкхилла, когда рядом оказался жутко подозрительный Гиена из тех, что в приличный дом лучше не пускать, чтобы столовое серебро не пропало, было немедленно выставить его взашей и потребовать объяснения у Бранда – с каких это пор по каравану свободно болтаются всякие проходимцы – но письмо он всё-таки взял.
Прочитал очень внимательно и даже незаметно понюхал – бумага, и в самом деле, пахла судьей, значит, не фальшивка – вот только слова «охранять» и «Гиена», в понимании почтенного ювелира, никак одно с другим не связывались. Дело с Гиенами он уже имел, аккурат пять лет назад трое молодых остолопов залезли в окно на первом этаже лавки «Блэкхилл и сын». Стража, прибывшая по сигналу сторожевого амулета, обнаружила в помещении три застывшие фигуры. Мастер-амулетчик тогда Родрику на «охранки» скидку сделал, потому что амулеты были с новым, ещё непроверенным свойством – «остолбенением». Хорошие оказались, на совесть сработанные. Та троица только в тюрьме в себя пришла.
- Элена, прочти, - буркнул Родрик и протянул жене письмо. «Это надо запить!» - пока госпожа Блэкхилл читала, ювелир решительно достал фляжку и отвинтив крышечку, сделал добрый глоток, но уже не можжевеловки, а яблоницы.
Женщина вернула письмо мужу и супруги обменялись взглядами:
«Родрик, охрана никогда не помешает, особенно Лине, и особенно в столице».
«Но – охранник-Гиена, это странно».
«Вряд ли такой уважаемый человек, как судья Ригур, направил бы к нам охранника, если бы не доверял ему».
«Пожалуй. Ну что ж, ехать нам долго, посмотрим, как он себя покажет».
Очень кстати, подал голос любимец Каталины, начавший старательно облаивать незнакомца.
- Я не собираюсь оспаривать назначение почтенного судьи, - сообщил Блэкхилл Гиене, - но мы с супругой не намереваемся никуда выходить до обеденного привала. Поэтому, Сандрин, ступайте охранять госпожу Каталину и господина Альюра. И, - Родрик, подхватив за шкирку, поднял крупного пушистого щенка и передал мужчине, - отдайте его Каталине, пусть делает, что хочет, но чтобы я больше его не слышал. Ступайте.

+4

6

Альюр почуял присутствие рядом с каретой Гиены, но не стал обращать внимания. Неподалёку был его напарник, Харт, и он никаких тревожных знаков не подавал. К тому же, Гиены иногда нанимались в охрану. За силу и выносливость, которой они обладали, если не пьянствовали с утра до вечера, их всё-таки брали в услужение. Правда, этот Гиена о чём-то заговорил с Блэкхиллами, сидящими в карете, но Аль решил, что потом разберётся. Его сейчас больше волновала Каталина. Намёк её он прекрасно понял и улыбнулся. Поездка обещала много приятных минут.

- Матушка говорила, что этот перстень действительно обладает кое-какой силой, - ответил он, накрывая руку Каталины своей. - Но она так и не сказала мне, какой именно. Может быть, всё дело в том, что об этом ты должна узнать сама? Просто почувствовать в нужный момент.

Где-то в начале каравана раздался негромкий и мелодичный звук рожка, которым подавали сигнал: "Приготовьтесь, ещё немного - и караван отправляется!" Надо было возвращаться на своё место, но Аль не спешил. У них было ещё несколько минут, а он уж точно успеет туда, куда надо, пока все эти повозки и кареты сдвинутся с места. В отличие от них, Лис обладал лёгкими ногами и не был обременён никакими товарами. Поэтому вместо того, чтобы уйти, он положил вторую руку на лошадиную шею, оказавшись благодаря таком маневру вплотную к ноге девушки, и уткнулся лбом в её колено, то ли от избытка чувств, то ли напрашиваясь на ласку, пока никто не видит.

- Эта поездка мне уже начинает нравиться, - промурлыкал он при этом.

+4

7

И тут из-за кареты показался Сандрин. Он тащил щенка, крепко прижав его к своей груди обеими руками, чтобы не удрал. Подойдя, он вспомнил о приличиях и поклонился девушке.
- Ваш батюшка просил передать, чтобы вы его забрали, и чтобы он его больше не слышал.
Рино чувствовал себя глупо с этим щенком на руках, и не нашел ничего лучшего, как протянуть его всаднице за шкирку, которые у собак по счастью были ничуть не менее прочные, чем у кошек. Собственно, господин Блэкхилл до него совершил над псом такое же насилие, передавая его самому Сандрину.
- Может, завязать ему морду? - чистосердечно предложил Рино, не зная, как еще можно заставить щенка не гавкать. Тут он вспомнил, что вообще-то должен сообщить, зачем он явился, и он добавил: - Я - Сандрин Камбанго. Господин Ригур, то есть, судья Ригур, - поправился он, - послал меня охранять вас, госпожа Блэкхилл, и вас, господин Эгейл, пока вы будете ехать в Азнавур.
Сказав это, Рино теперь уже действительно с вызовом посмотрел на Лиса. Меченого все знали, как задиру и драчуна, и Рино просто кожей чувствовал, что этот парень сейчас подумает на тему, что его будет охранять какой-то там Гиена. Но Рино было важно только мнение судьи Ригура, которого он считал своим благодетелем. А какой-то там Рыжий Лис мог думать все, что ему хочется, это Рино не интересовало.

+4

8

Каталина улыбнулась и, опустив руку, почти по-матерински, погладила Альюра по голове, вплетая пальцы в уже нагретые солнцем русые пряди.
Но тут же перевела взгляд на появившегося с другой стороны кареты высокого Гиену, державшего на руках Топаза. Каталина, услышав просьбу отца, поспешно забрала любимца, и  только прижав его к себе, задалась вполне логичным вопросом: «Откуда в караване взялся Гиена?»
- Аль… - почти неслышно позвала девушка, но всё разъяснилось с первых же слов мужчины.
Сандрин – «какое необычное имя, интересно что оно значит?» - оказался, ни много, ни мало, как охранником, которого к ним с Альюром приставил сам судья Ригур.
Наверное, любая другая девушка, оказавшись на её месте, чувствовала бы себя польщённой – такой влиятельный человек заботится – но Каталине почему-то стало неуютно и даже захотелось повернуть коня назад: «Неужели судья думает, что у нас в столице будут неприятности?»
Но соскучившийся по хозяйке Топаз умудрился, дотянувшись с рук, от души лизнуть её в нос и девушка звонко рассмеялась.
- Хорошо, Сандрин, - она искренне улыбнулась Гиене, - обещаю, что буду послушной подопечной, до определённых пределов, - уточнила Каталина.
«Должен же он понимать, что жениху и невесте время от времени хочется побыть вдвоём». Но тут же встревожилась: «Это не понравится Альюру, ведь он – Разведчик, и вряд ли захочет, чтобы его охраняли. Он сам привык охранять».

+4

9

Кристо уже расставил своих Волков по обе стороны, впереди и позади каравана, и довольно кивнул, заметив что разведчики тоже поспешили заняться делом. Конечно около города и не нужно было так уж охранять вереницу спешащих в Азнавур странников, но с некоторых пор Кристо решил делать все основательно и без всяких там упущений со своей стороны. Он набирался опыта и уже теперь надеялся, что стал настоящим командиром. В своей добротной куртке, с верным мечом в инкрустированных ножнах, он выглядел серьезным и даже солидным, будто сам был не просто Волчьим командиром, но каким-то вельможей, который решил немного размять ноги и поэтому пошел пешком вместе с воинами, которые всех охраняли.
Пристроившись рядом с повозкой господина Бранда, возглавляющего караван, Кристо оглянулся и понадеялся, что Лисы уже заняли свои места. Насчет Меченого Вудлав был уверен, а вот с молодым Хартмусом Дериком он работал впервые и подумал про себя: "Надеюсь, что этот Рыжий Лис не такого характера, как был я, когда первый раз вышел самостоятельно командиром". За то приключение Кристо до сих пор было слегка стыдно. Он подозревал Меченого в шулерстве и не успокоился, пока его более опытный помощник Гаролд Вудворт не взял командирство на себя. Теперь они снова шли вместе с Меченым, да тот еще успел помолвиться с богатой девушкой... Это Вудлаву было интересно, хотя сам он Каталину Блэкхилл еще не видел, а ходить вдоль каравана ему было некогда. "Ничего, я потом на нее посмотрю, когда время будет. Идти целых три недели". На этом он и успокоился.

+3

10

Пока командир Вудлав расставлял своих людей, Аль разглядывал новоявленного охранника. Ему конечно же не понравилось решение Судьи, так что Каталина не ошибалась в своих предположениях. Выпрямившись, Аль скрестил руки на груди и оглядел Гиену с головы до ног. Этого парня он знал. Точно так же, лично знаком не был, но несколько раз видел. Камбанго на Пустоши ходил с другой Волчьей десяткой. Оценив "звёздочку" на плече Гиены, Аль неторопливо погладил лошадиный бок, попутно проведя незаметным со стороны жестом по ноге девушки и возвращая ей её ласку. Но глаза его, прищуренные и внимательные, смотрели категорично.

- Что же, я рад, что господин Ригур оказал нам такую честь, - сказал он. - И не против того, чтобы ты присмотрел за госпожой Каталиной, когда меня не будет рядом. Но я пошёл с этим караваном как разведчик. Так что держись подальше, когда я занимаюсь делом. Мне ты будешь мешать.

Аль не любил Гиен. Никаких, в том числе и тех, которые вели честный образ жизни. Всему виной было то, что честными Гиены держались лишь до определённой степени, и в любой момент могли вернуться к своему "ремеслу" воров и разбойников. Правда, этот Сандрин в городе ни за чем противозаконным замечен не был, и если уж его оправдал и взял на службу сам Судья Ригур - с этим нужно было считаться. Хотя странное указание Судьи охранять Каталину и его, Альюра Эгейла, показалось Алю весьма странным. "Что-то должно произойти", - подумал он, но никак не показал своих сомнений, и лишь улыбнулся Каталине.

В этот момент снова пропел рожок, и ближайшая к ним карета сдвинулась с места, следом за предыдущей.

- Поезжай! - крикнул Альюр кучеру Блэкхиллов, быстро поцеловал колено девушки - и помахав рукой, помчался вперёд, чтобы занять своё место в голове каравана.

- Увидимся на привале! - крикнул он, обернувшись на ходу и помахал рукой - после чего исчез между повозок и карет.

+4

11

Рино не обиделся на то, что Меченый так резко потребовал ему не мешать. Это было логично, потому что уследить сразу за двоими у Сандрина бы и не получилось.
- Может, судья подразумевал, что мне нужно связать этого парня и тащить до Азнавура, чтобы с ним чего-нибудь не случилось? - сказал он вслух, но покосившись на девушку, смутился и мотнул головой. - Извините...
Караван уже тронулся, и все, что оставалось Сандрину - это пристроиться рядом с мадемуазель Каталиной, и понадеяться, что после его слов она не разобьет о его голову что-нибудь тяжелое. Все детство Рино больше доставалось от женщин, потому что своей матери у него не было, а другие почему-то считали, что побить сироту в воспитательных целях едва ли не их долг. Так что он привык относиться к ним, как к источнику угрозы. Хотя, от мужчин ему перепадало не меньше, но там все было логично, а вот с женщинами...
На всякий случай он постарался держаться на почтительном расстоянии, шагах в двух от лошадиного бока. Правда, в этом был еще один смысл: чтобы госпожа Каталина не вручила ему обратно щенка, с которым он знать не знал, что делать. С точки зрения Рино, если собака так сильно досаждает, что господин Блэкхилл потребовал ее заткнуть, самым верным решением было бы свернуть ей голову. Но наверное, девушка была привязана к этому животному.
"Вот пусть сама о нем и заботится!" - подумал Рино в некотором отчаянии. Он чувствовал, что это путешествие не будет легким, и судья правильно сказал об испытании. Для Сандрина это уж точно будет испытанием.

+2

12

Каталина, тем временем, достала из седельной сумки сложенный вдвое, и сшитый с одной стороны, широкий кусок ткани, надела его наискосок через голову и опустила щенка в получившуюся перевязь. Топаз немного повозился, устраиваясь поудобнее, но согревшись теплом хозяйки, быстро задремал.
Как всякий менестрель, Каталина обладала живым, иногда даже слишком, воображением, и после высказанного вслух предположения Сандрина, у неё перед глазами встала красочная картинка: Альюр, обвязанный верёвками, как домашняя колбаса, и взваленный на спину Гиены.
Не удержавшись, девушка прыснула, но тут же подумала, что капелька разумности в предложении есть.
Каталина пока слишком мало знала своего жениха, но из уже известных слухов о Меченом смогла сделать вывод, что способность влезать в истории у Альюра, похоже, в крови. И это её беспокоило: «Надеюсь теперь, став почти семейным человеком, Аль будет думать, прежде чем вмешаться в какую-нибудь ситуацию, иначе, я сама его свяжу».
Каталина осторожно посмотрела на своего охранника, но в душе девушки, уже сладко потягивалось и протирало глаза проснувшееся любопытство. О Гиенах Каталина знала очень мало и, большей частью, плохое, а сейчас появлялась возможность узнать хоть что-то из первых рук.
Впрочем, набрасываться на охранника с расспросами, Каталина не собиралась, да и задушевные беседы с объектом охраны не входят в его обязанности. Но путешествие предстоит долгое, и искать с ним общий язык всё равно придётся. А пока… девушка улыбнулась, взяла дыхание и над дорогой взлетела ввысь песня:
- Неслышные тени придут к твоему изголовью*
И станут решать, наделённые правом суда:
Кого на широкой земле ты подаришь любовью?
Какая над этой любовью родится звезда?

А ты, убаюкана тихим дыханием ночи,
По детски легко улыбнёшься хорошему сну,
Не зная, не ведая, что там тебе напророчат
Пришедшие властно судить молодую весну.

И так беззащитно-доверчива будет улыбка,
А сон - так хорош, что никто не посмеет мешать,
И, дрогнув в смущенье, хозяйки полуночи зыбкой
Судьбы приговор погодят над тобой оглашать.

А с чистого неба льёт месяц свой свет серебристый,
Снопы, и охапки, и полные горсти лучей,
Черёмуха клонит душистые пышные кисти,
И звонко хохочет младенец - прозрачный ручей.

И что-то овеет от века бесстрастные лица,
И в мягком сиянии чуда расступится тьма,
И самая мудрая скажет: «Идёмте, сестрицы.
Пускай выбирает сама и решает сама».

*М. Семёнова «Волкодав».

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-10 09:54:47)

+6

13

Рино с удивлением слушал ее песню. Ему еще не приходилось слышать ничего подобного. Он даже отвлекся от дороги, и спохватился только тогда, когда девушка закончила петь.
"Если так дальше пойдет - меня самого нужно будет охранять", - подумал он, и даже головой мотнул. Вид у него был озадаченный.
- Это какое-то колдовство? - спросил он, посмотрев снизу вверх на госпожу Блэкхилл. - Я не слушал, чтобы кто-нибудь так пел, как вы. Наверное, если бы надо было завоевать замок какого-нибудь князя из моего клана, вы бы подъехали и спели - и он забыл бы о драке, и сам сдался.
Мудреный комплимент самому Рино не понравился. Ему показалось, что он смешно себя ведет, словно какой-то дикий человек, который всю жизнь прожил в лесу. Прикусив губу, Рино потупился и стал смотреть на дорогу под своими ногами.
- Может, пустить вашу собаку, чтобы она сама бежала? - предложил он. Ему почему-то показалось, что девушке должно быть неудобно тащить на себе крупного щенка. Да и вообще, собаки должны сами ходить, на то у них лапы есть.

+5

14

Каталина смущённо порозовела - искренние похвалы были ей приятны, но казались незаслуженными, до настоящих менестрелей ей было ещё очень далеко:
- Спасибо, - и улыбнулась Сандрину, - но это совсем не колдовство, а хорошая наследственность: и у отца, и у мамы в роду были менестрели. А брат мамы – Алан Форрест – нынешний Голос Клана.
Вы, наверное, о нём слышали: среди Разведчиков он когда-то был известен, как «Счастливчик».
«И всё-таки, почему отец дал согласие на обучение у дяди? Совсем недавно он и думать об этом не хотел… – Единственное предположение, пришедшее Каталине на ум, девушке не понравилось: «Чтобы отвлечь от Альюра и потом, возможно, расторгнуть помолвку».
Каталина поспешно прогнала неприятные мысли, тем более, что охранник сказал ещё кое-что, заставившее её задуматься и тоже прикусить губу – как оказалось, у неё с Сандрином уже было кое-что общее, одна и та же привычка:
– Я не хочу никого завоёвывать, и наверное, никогда не пойму, почему люди не могут жить мирно, - её голос дрогнул, но девушка справилась с собой и негромко произнесла:         
- Зачем кому-то в битвах погибать?*
Как влажно дышит пашня под ногами,
Какое небо щедрое над нами!
Зачем под этим небом враждовать?
Извините, я иногда увлекаюсь и забываю, что стихи и песни не всем интересны.
Из перевязи донеслось чуть слышное поскуливание и Каталина ласково погладила щенка через ткань:
- Кажется, ему что-то приснилось. Не беспокойтесь, Сандрин, завтра всё будет в порядке, папа придёт в себя и Топаз поедет в карете. А если я сейчас его отпущу, этот непоседа будет лазить по всему каравану, потом убежит и придётся его ловить. На привале надену на него поводок и ошейник, вот тогда и отпущу.
Девушка ещё немного подумала и осторожно спросила:
- Судья Ригур не сказал вам, почему нас с Альюром надо охранять?       

*М. Семёнова «Волкодав».

+3

15

Рино мотнул головой.
- Мне показалось, судья иногда нарочно не говорит прямо, чтобы оставить тебе выбор. Ну например, если бы он сказал, что я завтра умру - я бы не знал, чем сегодня заняться.
Пример вышел не слишком подходящий, но Рино этого не заметил. Он много думал, но так редко попадалась возможность с кем-то просто поговорить, не ожидая никакого подвоха, что облекать свои мысли в слова у него плохо получалось. Рино не стал бы смущаться этим, если бы говорил с судьей, или хотя бы с Меченым, но рядом с ним была девушка и ему было неудобно, что он такой косноязычный.
- Мне показалось, что он считает господина Эгейла кем-то особенным, - добавил Сандрин. - Но может быть, я не прав. А зачем вам собака?
Этот вопрос сам собой вырвался. Почему-то Рино казалось, что собак и всяких других зверей заводят те, кто чувствует себя одиноким. Но госпожа Каталин никак не могла быть одинокой, потому что у нее был жених и семья. Тогда зачем ей собака? А может быть, Лисы заводят собак, чтобы их откормить и потом съесть? Рино сам видел, как в походе разведчик Лис ел такую мерзость, которой побрезговала бы даже Гиена. Мягкая собака все-таки приятнее какой-нибудь сороконожки или змеи.

+3

16

Ответ Сандрина удивил Каталину необычным сравнением и девушка невольно задумалась, чем бы она занялась, если бы знала, что завтра умрёт.
«Дождалась бы вечера и стала Алю уже не невестой, а женой», - Каталина залилась румянцем: подобные думы должны приходить в голову благонравной девице только после свадебного пира, уже в супружеской спальне. – «Хорошо, что мама не умеет читать мысли, а то, наверняка, надрала бы уши».
Впрочем, судя по шороху листов, доносящемуся из кареты, матушка Каталины сейчас углубилась в книгу, тем самым деликатно дав супругу возможность исправить последствия вчерашнего неумеренного употребления можжевеловой настойки.
Каталина не могла и представить, что отец воспримет её помолвку с Альюром настолько близко к сердцу и девушку слегка куснула совесть: «Но я же не сделала ничего плохого, я просто хочу быть счастлива, с тем, кого выбрала сама. Брак Рейва и Марит отец всё-таки принял, значит, и на нас с Алем перестанет сердиться – после рождения первого внука или внучки, а может быть, раньше».
Осторожное замечание Сандрина о возможной «особенности» Альюра, Каталина запомнила и решила обязательно спросить у жениха, не встречался ли он с судьёй Ригуром раньше.           
А вопрос о собаке напомнил ей совсем недавнее прошлое.

- Ну, Огонёк, которого берёшь? – добродушно пробасил Ингвар Линд, отечески любуясь девушкой, сидящей на скамье рядом с очагом.
- Не знаю, дядя Ингвар, - Каталина, наблюдавшая за весёлой возней пушистых малышей, больше похожих на медвежат, чем на щенков, улыбнулась Медведю и развела руками. – Они такие милые.
- Тогда подожди чуток, может кому-нибудь приглянешься, - Ингвар улыбнулся в ответ и пошёл к двери, выходящей на задний двор. Там его давний приятель Родрик Блэкхилл знакомился со своими новыми домашними сторожами – двумя матёрыми угольно-чёрными кордосскими волкодавами и, судя по восторженным восклицаниям, был очень доволен.
Каталина, между тем, отвлеклась на покрывавший лавку ковёр с затейливым узором из переплетающихся цветов и не сразу поняла, что её кто-то тянет за подол платья.         
Посмотрев вниз, девушка пропала – сразу и навсегда: больше не раздумывая, подхватила щенка на руки и вышла на задний двор.
- Лина, зачем…, - начал было Родрик Блэкхилл, но посмотрев на счастливое лицо дочери, махнул рукой и полез в кошель. – Ингвар, сколько с меня?
- Не надо, Родрик, - господин Линд решительно отказался. – Они друг другу по душе пришлись, значит, пусть девочка в подарок берёт.
- Спасибо, дядя Ингвар.

Вернувшись из воспоминаний в сегодняшний день, Каталина всё ещё мечтательно улыбаясь, ответила Сандрину:
- Для души. Я знаю, что он меня любит и никогда не предаст, собаки в этом гораздо лучше людей. – Немного подумала и спросила:
- Сандрин, а что означает ваше имя, если это, конечно, не тайна?

Вот таким Топаз будет, когда вырастет

http://www.konura.info/foto/pgs1.jpg

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-12 17:12:45)

+4

17

Рино пожал плечами. Девушка озадачила его тем, что сказала о собаках. Рино много раз уверялся в обратном и знал, что собака верна человеку только до тех пор, пока ее собственная шкура цела. А пристукни ее как следует - тут же отскочит и будет издали гавкать, пусть хозяина хоть на куски режут. Но спорить Рино благоразумно не стал. Может быть, Лисы умеют как-то по особенному воспитывать своих собак, кто знает. На вопрос же он ответил:
- Я не знаю. Вроде бы, так меня назвала мать. Но потом, когда я сбежал и путешествовал с караваном, меня называли - Рино. Мне это больше нравится.
Кто только не приложил руку к его воспитанию, но наверное те караванщики, которые подобрали помирающего с голоду мальчишку, сделали для него больше всего, потому что именно благодаря им Рино узнал, что на свете есть люди, которые умеют и приласкать, и помочь, и делают это совершенно бескорыстно. Это были не такие люди, о которых писали в книжках, те совершали всякие подвиги, боролись с чудищами, были могучими бойцами. А караванщики - они были просто торговцами, и при случае предпочитали, чтобы их защитила Волчья охрана. И все-таки они были добрыми людьми.
- А господин Эгейл бросит свое дело, когда вы поженитесь? - спросил Сандрин. Почему-то ему эта мысль сейчас пришла в голову. - Я не встречал ни одного женатого разведчика. Только вдовца, но ему было уже лет пятьдесят.

+3

18

В этот момент откуда-то из-за повозок показался второй разведчик, Хартмус, и пристроился рядом.

- Часа через полтора, когда лес кончится, вам лучше будет пересесть в карету ненадолго, - сказал он, слегка смущаясь от того, что приходится самому обращаться к госпоже Каталине. - Погода сухая, и когда мы на равнине прибавим скорости - будет большая пыль. Или вам придется ехать в голову каравана.

Харт огляделся, определяя, где сейчас Меченый, но наверное тот ушел далеко вперед. Надо бы было его заменить, тем более, что тот, кто идет первым, как раз собирает меньше всего пыли. Но Меченый был опытнее, а на впереди идущем вся ответственность за проверку дороги. Разве что, Аль уступит место, чтобы быть поближе к госпоже Блэкхилл.

- Ты бы присмотрел за вон тем коренником, - добавил Лис, обратившись к Гиене. - Раз уж ты тут. По-моему у него болтается подкова. Если оторвется - лошадь охромеет и вы отстанете.

Сказано было таким тоном, будто это персонально господин Камбанго ковал лошадей, которые были запряжены в карету Блэкхиллов. Но увы, Хартмус Дерик просто не любил Гиен, и не верил им. Ему было странно, что Альюр позволил этому парню со спутанным хвостом волос находиться рядом со своей невестой. Хотя подкову Харт углядел не зря: его отец был кузнецом, и Харт разбирался в этом деле.

+4

19

- Наверное, - ответила Каталина и замолчала, вдруг поняв, что шесть месяцев – это большой срок и случиться может всё, что угодно. Что именно, девушка вообразить не успела, потому что рядом появился напарник Альюра с предупреждением.
- Спасибо, господин Деррик, - память на имена и лица у Каталины была отменная. – Я пересяду в карету, - разговор с Лисом давался ей легко, девушка, выросшая с двумя старшими братьями, не краснела и не смущалась в мужском обществе.
«В голове мне лучше не появляться, чтобы не отвлекать Альюра», - лёгкая улыбка скользнула по губам Каталины.
В это время в перевязи завозился Топаз. Щенок высунул наружу ещё полусонную мордочку, принюхался и тявкнул на незнакомого человека, подошедшего к хозяйке.
- Топаз, нельзя! – скомандовала Каталина. - Извините, господин Деррик, у меня очень бдительная охрана.
Каталина хотела добавить что-то ещё, но вдруг раздался оглушительный треск, потом хруст и, ехавшая позади Блэкхиллов, карета торговца шёлком, запряжённая четырьмя лошадками нарядной светло-серой масти, резко осела набок, потеряв одно из колёс, которое вильнуло в сторону и прокатившись немного самостоятельно, улеглось на обочине.
«Кажется, привал будет раньше, чем предполагалось. Колесо – это не подкова, быстро не приладишь», - Каталина проехала чуть вперёд, остановила жеребца и, накинув поводья на специальный крючок в задней стене кареты, спрыгнула на землю, чтобы воспользовавшись моментом, размять ноги.
После серьёзной поломки догонять тяжело, поэтому весь караван медленно останавливался - своих в дороге не бросают.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-12 22:13:47)

+4

20

Рино на всякий случай не отходил ни на шаг. Ему ведь сказали, что надо охранять, вот он и охранял. Хотя пока вроде никакой опасности не было.
- Что же так плохо проверяли повозку перед тем, как выехать? - удивился он. - Я ходил с караванами, и всегда все делается заранее.
- Ты бы лучше помог, чем болтать, - сказал один из погонщиков Сандрину. - А то шатаешься здесь без дела.
- Я при деле, - буркнул Рино и отвернулся.
Ему стало неуютно, наверное потому, что он вроде был на службе у судьи, и исполнял конкретную работу. Не мог он бросить без присмотра Каталину и пойти помогать, хотя знал, что обычно люди начинают относиться к нему лучше, когда он по первому же зову берется за любую работу. И тут он вспомнил, что сказал судья о том, важно ему или не важно чужое мнение. Может быть, дело в этом, и он должен придерживаться того, на что его назначили, даже если всем окружающим это не понравится?
- Вон там удобный бугорок, может быть хотите присесть? - спросил Сандрин у госпожи Блэкхилл просто ради того, чтобы самому себе стало легче.
"Хорошо же начинается этот поход!" - подумал он при этом.

+3

21

И тут как из-под земли появился Альюр. Он вообще был мастер появляться внезапно, и в самый неподходящий момент.

- Я думаю, что госпожа Каталина хочет прогуляться, тем более что тут есть на что посмотреть. Иди вперёд, Харт, там нужно присмотреть за порядком. Когда будет сигнал продолжать движение - мы вернёмся.

Он взял девушку под руку, но спохватился, вспомнив о том, что этого странного парня, Сандрина, Судья Ригур отправил их охранять. Надо было как-то решить проблему.

- Знаешь что, - предложил он Гиене. - Может, ты слегка расслабишься и присмотришь пока за господином и госпожой Блэкхилл? Ненадолго. Мы далеко не уйдём, но мне нужно поговорить с госпожой Каталиной без свидетелей. Это очень важный разговор, поверь.

С этими словами Аль увлёк девушку за собой, и отведя немного в сторону, сообщил:

- Я тут подумал: не соглядатая ли отправил с нами господин Судья? Как ты думаешь? Кстати, я надеюсь, он был с тобой достаточно вежлив? А то лучше я сразу с ним разберусь.

Его глаза смеялись, хотя он и старался сохранять серьёзный тон.

+3

22

- Спасибо, Рино, но я лучше пройдусь, успею насидеться в карете, - Каталина поблагодарила охранника, вынув Топаза из перевязи, опустила на землю и скомандовала:
- Гулять!
Щенку не пришлось повторять дважды: Топаз со всех лап подлетел к тому самому «удобному бугорку»,  сделал на нём отметку, а потом вынюхал что-то интересное и сосредоточенно направился к растущему неподалёку мощному ясеню.
Каталина проводила непоседу взглядом и, обернувшись к неожиданно появившемуся Альюру, просияла улыбкой на предложение прогуляться:
- Ты читаешь мои мысли…     
Услышав вопрос об охраннике, Каталина посерьёзнела и ответила не сразу, после короткого раздумья:
- Я видела судью Ригура только раз, на том заседании, но, - на чистом лбу девушки появилась сосредоточенная складочка, - мне кажется, что такой человек не будет делать необдуманных поступков, значит, ему известно что-то важное о ком-то из нас.   
И, - Каталина накрутила на палец прядь волос, вспоминая и пытаясь сложить воедино всё произошедшее за последнее время, - когда отца вызвали к судье Ригуру для разговора, перед судом, он вернулся какой-то, - Каталина запнулась, подбирая слово, - взбудораженный, сразу велел маме начинать собираться в дорогу, а когда меня увидел, сказал, что жемчужине нужна достойная оправа, и больше ничего не объяснил.
Всего несколько дней, а уже столько всего произошло: иногда даже кажется, что мне снится сон, - Каталина стрельнула взглядом в сторону дерева, достаточно широкого, чтобы за ним можно было укрыться от пристального постороннего внимания. – Требую убедительных доказательств, что ты – настоящий, прямо сейчас.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-14 14:11:09)

+3

23

Аль весело засмеялся, глянул на дерево и увлёк Каталину за собой. Когда они оказались за толстым стволом, он сказал:

- Смотри, сейчас ни один человек и ни одно животное из каравана нас не видит. Мы можем незаметно исчезнуть - а господин Сандрин будет думать, что мы всё ещё за деревом.

Он предпочёл отвлечься пока от всего остального, и воспользовавшись моментом, поцеловал девушку в губы. Исчезать прямо сейчас вместе с ней Аль не планировал, потому что это было бы слишком вызывающим, но это не мешало ему веселиться просто от того, что они рядом, и могут на несколько минут оказаться совершенно одни, несмотря на огромное количество народа всего в двадцати шагах от этого места.

- Мне кажется, твой отец надеется, что ты меня разлюбишь, когда приедешь в столицу и увидишь, сколько там всяких князей и вельмож, - произнёс он таким тоном, будто всё это никак их с Каталиной не касалось. На самом деле, Альюр боялся, что господин Блэкхилл придумает план получше, да и срок в шесть месяцев Альюра не устраивал. Он согласился только потому, что иначе не получалось склонить отца Лины на помолвку.

- Я хотел тебе кое-что предложить, - продолжил Аль, но теперь он говорил серьёзно, и обнимал девушку за талию, следя краем глаза за тем, чтобы никто к ним не подобрался. - Конечно, так поступают очень редко, но в этом нет ничего незаконного. Почему бы нам не пожениться тайно прямо сейчас? Наши родители дали согласие, и это хорошая лазейка. Раньше был такой обычай: если будущие супруги считали, что их счастью кто-то может захотеть помешать, они могли на всякий случай стать мужем и женой тайно. Для этого нужен всего один свидетель: либо должностное лицо при верховном князе клана, либо какой-нибудь служащий Ордена Хранителей Равновесия. У нас в этом походе такой человек есть, и мне даже кажется, что Судья Ригур не зря дал господину Камбанго "звёздочку". Он ведь мог послать этого парня присматривать за нами, снабдив только подорожной бумагой, а "звёздочка" означает, что человек официально служит Ордену, через свою службу декану этого Ордена. Стало быть, не имея рядом никого из свиты верховного князя Лисов, мы можем попросить Сандрига Камбанго стать нашим свидетелем, и при нём дать друг другу клятвы. Если все шесть месяцев никто не станет нам мешать - мы просто подтвердим эти клятвы официально, в назначенный срок. Но если вдруг обстоятельства сложатся так, что нам кто-то попытается помешать - мы всегда сможем защититься, открыв всем, что мы уже муж и жена.

Тот способ, который предлагал Аль, действительно существовал. Когда-то в древности двум людям нужно было защититься, и они так сделали. Суд признал их тайный брак законным, и после этого Князь-Хранитель, правящий тогда, закрепил за официально помолвленными право на тайное бракосочетание со всеми правами супругов. Справедливости ради надо сказать, что пользовались таким способом редко. Обычно официальная помолвка сама по себе ограждала будущих супругов от козней родни или недовольных. Но Альюр почему-то предчувствовал, что ему не следует расслабляться и сложа руки ждать, когда пройдёт полгода. Вот он и рискнул предложить Каталине такой выход.

- Что ты на это скажешь, Лина? - спросил он, приблизившись и глядя прямо в глаза девушке.

+3

24

Каталина коснулась кончиками пальцев губ, на которых ещё горел поцелуй жениха, и улыбнулась:
- Скажу, что согласна, - но сразу забеспокоилась, - Аль, ты уверен, что обряд будет законным? То, что господин Камбанго – Гиена, не помешает? Их слову не очень-то верят. – Каталина точно знала: если придётся сообщить о том, что они муж и жена, отец, наверняка, оскорбится и будет искать любую возможность объявить их брак недействительным.
Но другого выхода попросту не было: отец, мягко говоря, не в восторге от будущего зятя, это ясно и, наверняка, уже что-нибудь для себя решил. Отца Каталина знала достаточно хорошо, чтобы не обольщаться на его счёт: дочь господин Блэкхилл искренне любил и желал ей счастья, но при этом он был твердо уверен, что никто лучше него не знает, в чём именно это счастье заключается. И печально знаменитый Меченый в «счастье» никоим образом не входил.
Так что можно было не сомневаться, что почтенный ювелир сделает всё возможное, чтобы его любимая дочь не стала госпожой Эгейл.
Вслед за мыслями о браке потянулись другие: Каталина вспомнила утренние раздумья, представила Альюра, уже в качестве законного мужа, лезущего к ней в окно – хотя, если ночлег будет общим, в одной комнате с родителями, брачную ночь придётся отложить - и порозовела. 
- Надо ещё спросить: согласится ли господин Камбанго или нет. Его ведь послали охранять нас, а не засвидетельствовать клятвы.

+6

25

Рино остался около кареты, но все равно смотрел в ту сторону, куда ушла эта парочка. Вообще-то он не был уверен, что поступает правильно, потому что все еще не определил, как же ему себя надо вести. Если эти Лисы захотят от него спрятаться, он вряд ли сможет им помешать.
Рино был философом. По крайней мере, у него это получалось, если он сознательно не давал себе паниковать. Он считал, что не следует озабочиваться теми вещами, которые невозможно изменить, или как-то направить своими силами. Это облегчало жизнь, потому что например Рино не мог заставить всех людей думать о своем клане лучше. Он мог только сам стараться вести себя честно. Он заметил, что колесо уже почти починили и подумал, что Лисьей парочке самое время вернуться, а потом постоял и пошел в сторону дерева, ничего конкретного не ожидая там увидеть. На всякий случай он сказал издали:
- Наверное сейчас уже отправимся. Может быть, госпоже Каталине стоит вернуться в карету?
И взял паузу, прежде чем подойти и убедиться, что этих двух влюбленных уже нет. Мало ли, может они уже сбежали куда-нибудь. Вот и следи за ними после этого...

+5

26

Альюр слышал его, но не спешил.

- Господина Камбанго я как-нибудь уломаю, - сказал он, продолжая обнимать Каталину. - Недаром же меня считают очень хитрым, а тут всего-то надо хорошенько попросить. А что до его клана - так он ведь сейчас на должности. И я не слышал, чтобы этот парень врал. Если пообещает - выполнит. Или будет иметь дело со мной.

Он поймал руку девушки и поцеловал ее пальцы. Оставалась проблема с её отцом, но у Альюра и тут были свои соображения. Он чувствовал себя на некотором подъёме, словно в ожидании чего-то значительного в своей жизни. И он надеялся, что удастся заручиться поддержкой верховного князя Лисов. Всё-таки тот был из рыжей части клана, и знал его отца, господина Фарго.

- Госпожа Каталина сейчас вернётся, - сообщил Лис, высунувшись на мгновение из-за ствола, но тут же вернулся к разговору с Каталиной. - Если ты считаешь, что нам не следует злить господина Блэкхилла, я не стану спорить, - сказал он невесте. - Но почему-то я предчувствую, что поступить так, как я предложил, будет разумнее. Для нас с тобой. А может быть, и для самого господина Блэкхилла, даже если он пока об этом не догадывается. Так мне поговорить с Сандином?

+4

27

- Знаешь, - Каталина прижалась к Альюру, погладив его по щеке, - господин Блэкхилл уже разозлился, когда ты попросил моей руки, так что это ничего не изменит. Но, должна тебя предупредить: если он узнает, что мы поженились раньше срока, то погонится за тобой со своим любимым арбалетом, заряженным по-боевому. А владеет им отец очень хорошо – на Акрилонской ярмарке всегда берёт одну из главных наград в соревнованиях стрелков.
«И потом, - Каталина задумчиво улыбнулась, - став семейным человеком, вы, господин Меченый, уж точно будете думать, прежде чем влезть в очередное приключение и заполучить неприятности себе на хвост».
- Поговори с Сандрином, а я подожду здесь, - Каталина высвободилась из объятий жениха, прислонилась к ясеню и закрыла глаза, вслушиваясь в мерный убаюкивающий шум ветвей над головой.
На губах девушки появилась умиротворённая улыбка. Старое мудрое дерево словно говорило ей: «Всё будет хорошо». Ко двору, в отличие от батюшки, Каталина не рвалась совершенно, тем более, что и Алю, привыкшему к вольной жизни, вряд ли понравится служба в гвардии, где большую часть времени проводят в коридорах замка.
Каталине для счастья было бы вполне достаточно дома, пусть небольшого, но собственного, с хорошим садом, расположенного на тихой спокойной улочке; пары-тройки детишек, периодически переворачивающих дом кверху ногами, которых можно будет собрать вокруг себя вечером и рассказать сказку у камина, а потом - спеть колыбельную на ночь; и мужа, каждый вечер возвращающегося домой к ужину.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-10-16 10:10:18)

+3

28

Если бы Альюр знал - он одобрил бы такие мечты своей невесты. Правда, он рассчитывал, что удастся поселиться в большом и шумном замке их рода, но это было необязательным условием. Выйдя из-за дерева, Аль направился прямо к Гиене и бесцеремонно схватив того за рукав, увлёк за собой в сторону.

- Надо поговорить, - сообщил он, серьёзно глядя на парня с татуировкой на лице. - Только так, чтобы нас не услышали.

У отца Каталины слух был, как у всех Лисов, очень острый, так что следовало позаботиться о секретности. Да и разговор был слишком уж необычный. Недолго думая, Аль всё так же бесцеремонно потащил Сандрина за то самое дерево, за котором скрывалась Каталина.

- В общем, так, - сказал он прямо. - Ты сейчас лицо официальное. - Он дотронулся до серебряной "звездочки" на плече у Гиены. - Значит можешь засвидетельствовать наш с Каталиной брак. Я тебе не могу всего объяснить, но прошу нам помочь. Это очень важно. Может быть, даже это самое важное в нашей жизни. - Он смотрел теперь прямо в глаза Сандрину. - И если ты нам поможешь, я тебе буду до конца моих дней благодарен. Тебе собственно и делать ничего не надо, просто присутствовать, а если понадобится - подтвердить, что мы давали друг другу клятву верности в браке. Понимаешь? Ну, а пока никто не спрашивает - просто молчать об этом. Ты нам поможешь?

Лис смотрел сейчас на Гиену умоляюще, и даже взял того за руку. Почему-то он верил, что парень окажется на их стороне. Конечно, если Судья Ригур не дал ему каких-нибудь особых указаний на их счёт.

+4

29

Рино так удивился, что даже ничего не возразил за время речи этого Лиса и только смотрел на него в растерянности. Он не привык, чтобы его так вот почти что дружески брали за руки, поэтому первым его желанием было высвободиться из цепких пальцев Меченого. Но он сдержался, потому что ему не хотелось показывать своей настороженности. И вообще Лис мог подумать, что Рино недотрога или брезгует.
Второй вопрос был в том, что в клане, к которому принадлежал Рино, к браку относились как к чему-то необязательному. Женились официально только особы княжеской крови. Но живя среди других людей, Рино знал, что у других это не так, и что Меченый наверное не может вступить в связь с девушкой, если она не станет его женой по закону. Но чем тут может помочь такой парень, как он, Сандрин Камбанго, который без году неделя как работает у судьи, да этот судья еще и совсем не акцентировал на том, что нанимает его официально.
"Но ведь прицепил же звездочку", - подумал Рино и на всякий случай приосанился, взглянув коротким взглядом на госпожу Каталину. И только сейчас заметил, насколько она в самом деле красивая. Это его тоже поразило, и он даже удивился, почему не обратил на это внимание раньше. Может быть, просто не посмел ее разглядывать, вот и все.
- Я ничего в этом не понимаю, - сказал он, готовый отказаться, но почему-то к своему удивлению проговорил совсем иное: - Но если вам это нужно, я конечно же сделаю все что скажете. И засвидетельствую. Хотя мне кажется, что если вы это делаете тайно, то господин Блэкхилл меня первого прибьет когда узнает.
И он, уж совсем такого от себя не ждав, улыбнулся широко и открыто, продемонстрировал, что у него крупные и белые зубы.
- Но я все равно вам помогу, - быстро добавил Рино, чтобы Меченый не подумал, будто он испугался. - Если вы мне доверяете настолько, что об этом просите... Ну, как я могу отказаться? Госпожа Блэкхилл! Вы такая красивая девушка... - "Что я говорю! Кто меня за язык тянет!" - Я понимаю, почему господин Меченый так торопится.
На этом все-таки решил заткнуться, чтобы никого не злить. Не потому, что боялся получить по зубам, а просто на всякий случай, чтобы не ссориться.

+4

30

В том, что господин Блэкхилл обязательно кого-то прибьёт, когда узнает о тайном браке, Сандрин был абсолютно прав, но в очерёдности он ошибся: Каталина не сомневалась, что сначала достанется ей, потом – Алю, и только потом – Сандрину. Поэтому было бы вполне понятно, если господин Камбанго отказался стать свидетелем, но он согласился.
- Спасибо, - засветилась Каталина. – Мы никогда этого не забудем, - будь это кто-нибудь другой, Каталина в благодарность чмокнула бы свидетеля в щёку, но Сандрин, похоже, относился к ней с опаской – не стоило смущать его ещё больше.
То, что их с Альюром отсутствия ещё никто не заметил, было большой удачей, но, судя по коротким деловым фразам, доносившимся со стороны каравана, непослушное колесо, удравшее от кареты торговца шёлком, будет вот-вот прилажено на своё место, а значит, со свадьбой следовало поспешить.
Когда девушка мечтает о свадьбе, она обычно представляет прекрасный тёплый день из тех, что называют «дивной порой», себя в лучшем наряде и фамильных украшениях и, конечно же, множество гостей, на все лады дружно восхищающихся невестой. И кто бы мог подумать, - Каталина улыбнулась, - что она будет выходить замуж во время неожиданной остановки каравана, в костюме для верховой езды и в присутствии единственного свидетеля.
Хотя свидетелей уже было двое – нагулявшийся Топаз вернулся к хозяйке и теперь смирно сидел около её ног, время от времени настораживая ушки и прислушиваясь к разговору людей.
Но главным сейчас было совсем другое – то, что Каталина становилась женой любимого мужчины.
Девушка отступила на шаг, встав рядом с Альюром, взяла его за руку и под старым, многое повидавшим на своём веку, ясенем, негромко, но ясно и от души, с верой в счастье, зазвучали древние слова брачного обета, соединяющие мужчину и женщину в одно целое:
- Я, Каталина, беру тебя, Альюр, в законные мужья, чтобы ты стал отцом моих детей и защитником моего очага. Клянусь любить и почитать тебя в красоте и убожестве, в счастье и несчастье, в болезни и в здравии, до конца своих дней.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Столица ждёт…