В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Легенды и предания » Помни меня…


Помни меня…

Сообщений 151 страница 166 из 166

151

Мирела не менее сердито сверкнула глазами на мужа, который даже едва живым, умудрялся показать своё упрямство и самым категоричным голосом, на какой была способна, произнесла:
- Молчи и лежи тихо! Если не будешь слушаться доктора Мерта – я тебя привяжу к кровати. И найму грузчиков, чтобы перенесли тебя домой вместе с ней.
Доктор, между тем, мысленно вычеркнул сразу два возможных диагноза – сотрясение мозга и потерю памяти: Витар смотрел хоть и сердито, но вполне осмысленно. Да, не иначе, этого парня любовь жены хранит: то, что он жив – уже чудо.
Мирела, видя, что Витар послушался и прекратил попытки заговорить, посмотрела на доктора:
- Я обязательно найду носилки. Когда Витара можно будет отсюда забрать? – о сиделке молодая женщина упоминать не стала, зная, что никто, кроме неё, с мужем не справится, да и зачем им чужая в доме – по хозяйству Элиза поможет.
Прежде чем ответить на вопрос, Фабио Мерт ещё раз внимательно посмотрел на пациента, заметно успокоившегося и не сводящего глаз с жены, и негромко произнёс:
- Не раньше, чем через неделю. Иначе будет значительная вероятность ещё сильнее разбередить рану, а это очень опасно.
То, что за эту неделю почти наверняка наступит кризис, который решит – будет ли Витар жить, доктор вслух говорить не стал: плохих новостей, и без того, больше чем надо.
- Хорошо, - спокойно кивнула Мирела. Деньги, оставленные Витаром перед уходом в плавание, они с Элизой тратили экономно, а толстенький мешочек золотых, вырученных за серьги, так и лежал в тайнике нетронутым. – Я могу остаться? Время есть – Вель захочет есть только через пару часов, - и тут же добавила, для Витара. – С ним Элиза.
Молодая женщина подвинулась ближе и её ладонь ласково коснулась волос Витара, гладя слипшиеся, потемневшие пряди, а потом легла на лоб, даря успокаивающую прохладу:
- Всё будет хорошо, милый. Обещаю.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-11 14:14:02)

+7

152

Витар не был в этом уверен. Он почему-то никогда в своей жизни не задумывался, что однажды может стать беспомощным и слабым, как сейчас. Теперь, судя по разговору доктора и его супруги, за ним придётся ухаживать. Его правая рука практически не работает, и неизвестно будет ли работать, а он был правша. К тому же, ему сейчас было настолько плохо, что он даже мыслить хоть более или менее связно был не в состоянии. У него грудь буквально разрывалась на каждом вдохе, и приходилось дышать часто и поверхностно, от чего создавалось впечатление, что он вот-вот задохнётся. А что будет дальше?

Ему хотелось сказать, что лучше он останется в больнице, чтобы не отягчать собой домашних. Это было бы для него совершенно ужасно. Но он не смог ничего сказать, да и Мирела ему запретила. Кое-как её мысль пробилась в его воспалённый мозг, затуманенный горячкой.

Доктор между тем кивнул, глядя на то, что слова и действия женщины чуточку успокоили раненого.

- Когда ему станет лучше - подумаем о том, чтобы заняться теми ранами, которые требуют длительного восстановления, - сказал он, подумав про себя, что осталось лишь надеяться, что этот момент однажды настанет, и всё не закончится в ближайшие несколько дней. Но ведь по каким-то причинам парень выжил и выбрался! Значит, ему на роду написано умереть от чего-то другого. Хороший знак...

+8

153

Неделю спустя.

- Милый, проснись. Ты дома и я с тобой, - Мирела говорила негромко, стараясь не разбудить сына. Она всегда спала чутко и на глухой сдавленный стон среагировала мгновенно. В последние дни это повторялось по нескольку раз за ночь: Витару снился кошмар, но проснувшись, он не мог вспомнить, что именно видел. А Мирела больше всего боялась, что однажды просто не сможет его разбудить: та жуткая ночь, когда у мужа начался жар и он метался в бреду, не узнавая ни доктора, ни её, до сих пор стояла перед глазами молодой женщины.
К счастью, сегодня это был всего лишь сон, а не бред, вызванный вернувшейся болезнью: Витар открыл глаза и посмотрел на неё, узнавая. Мирела придвинулась ближе, гладя любимого по волосам: единственная ласка, которую можно было позволить, не боясь потревожить только начавшую подживать рану.
Доктор Мерт заходил почти каждый день, но применять Кольцо Медика не рисковал до сих пор: пациент ещё непрочно закрепился на этом свете и передача жизненной силы могла быстро отправить его на тот.
Дождавшись, когда прерывистое, сбитое сном, дыхание Витара немного утихло, Мирела встала, зажгла небольшой масляный светильник, стоявший на столике около кровати, а потом взяв пузатую глиняную кружку, обернулась к мужу:
- Попей, станет легче, и опять заснёшь. Только не двигайся, я помогу.

+6

154

Он отпил несколько глотков. Что же, по крайней мере, он уже не задыхался и не кашлял после первого же...

И всё-таки чем больше в нём просыпалось сознание, чем лучше он себя чувствовал (а в сравнении с тем, что было ещё недавно, можно сказать, что он действительно чувствовал себя лучше), тем сильнее он ощущал беспокойство от своего положения, которое медленно, но верно переходило в недовольство собой. Мало того, что он попал в заварушку и получил серьезные раны, так он теперь ещё и отягощал своей беспомощностью собственную жену.

- Не хочу спать, - прошептал он. Для слуха женщины из клана Лисов этого было достаточно, чтобы услышать его хоть с другого конца помещения. - Не могу. Мне кажется, я никогда не поднимусь, если буду всё время спать.

Правая рука не двигалась, а делать что-то левой было слишком тяжело из-за того, что стоило пошевелить ею - и от усилия начинало болеть буквально всё. Но почему тогда в его мозгу прочно засела мысль: "Надо что-то делать, надо заставить себя ожить, иначе он действительно заснёт совсем, и если не умрёт - превратится в бесполезный кусок плоти"?

- Отдохни. Тебе необязательно всё время вокруг меня бегать. Я не хочу...

Он не мог точно сказать, чего именно не хочет, но воспитанный в самостоятельности, он не мог смириться с теперешним своим положение. Просто принять всё, как есть, не хватало сил.

+5

155

- Я не бегаю, - тоже шёпотом отозвалась Мирела, осторожно устраиваясь на своей половине кровати. И прислушалась: не проснулся ли Вель, но из колыбельки доносилось мерное посапывание. – Ты забыл, как совсем недавно, сам от меня не отходил? Теперь моя очередь.
Молодая женщина придвинулась ближе, так, чтобы чувствовать его тепло, и взглянула на мужа:
- Я знаю, о чём ты думаешь. Доктор Мерт хотел зайти сегодня днём – если он разрешит, будем разрабатывать левую руку. Только, пожалуйста, не придумывай ничего сам, чтобы не навредить, - и, чтобы отбить охоту спорить, осторожно поцеловала Витара в лоб.
Мирела хотела ещё что-то добавить, но тут тишина в колыбельке сменилась требовательным хныканьем: Вель заявлял, что не намерен лежать в мокрых пелёнках. Мирела поднялась, перепеленала малыша и вернулась уже с сыном на руках. Немного покачала его и осторожно уложила мальчика на подушку между собой и мужем.     
- Если завтра будет тепло, наш Лисёночек сможет поиграть на полу и покажет папе, как он ползает. Пока только за игрушкой и недалеко, но совсем скоро придётся убирать всё, что может разбиться.
Вель, тем временем, повернулся к отцу, очень внимательно на него посмотрел, скривил ротик, явно собираясь заплакать, не вдруг потянул носом и, улыбнувшись, что-то проворковал.
- Милый, он тебя узнал по запаху, - Мирела улыбнулась. – Настоящий Лис, хотя и маленький.

+6

156

Витар невольно улыбнулся, но потом улыбка сбежала с его лица.

- Надеюсь, к тому времени, когда он встанет на ноги - я тоже смогу это сделать, - сказал он, и прикусил губу, отвернувшись.

Почему ему было так тяжело? Он мужчина, он должен быть сильным, а он никак не может стать тем, кем должен быть: главой семьи, человеком, который кормит и защищает. Вместо этого он то находит такую работу, из-за которой попадает в тюрьму, то такую, из-за которой оказывается прикованным к постели.

Нужно было превозмочь себя, но сейчас не помогала даже мысль о том, что он должен всё принимать со смирением. Он ведь сам виноват во всём. Никто больше.

- Я не могу... Я стараюсь мириться с тем, что все эти испытания я накликал сам. Но когда же они закончатся?..

Это вырвалось само собой, Витар даже не ожидал. Ему стало стыдно, и он ещё сильнее отвернул голову, стараясь как-то успокоиться и взять себя в руки.

- Извини меня, милая, - сказал он, поворачиваясь обратно и глядя на жену. - Это просто минута слабости. Всё будет хорошо, и мы должны быть счастливы. У нас такой чудесный малыш, и это стоит всего, что мы пережили.

+5

157

- Конечно, вы с Велем обязательно будете вместе гулять и смотреть на корабли, - улыбнувшись, Мирела потянулась поцеловать мужа и тут же побледнела, как мел: неприкрытое отчаяние в голосе Витара подействовало на неё, словно удар ножа в сердце, отозвавшись резкой колющей болью, останавливавшей дыхание.
Извинений Мирела уже не слышала: всё это время она старалась быть сильной, скрывая свою тревогу и боль, потому что прекрасно понимала, как нелегко Витару чувствовать себя беспомощной обузой, но горькие слова мужа стали последней каплей, прорвавшей плотину её эмоций - Мирела уткнулась лицом в подушку и хрупкие плечи молодой женщины задрожали от безудержных рыданий:
- Это я, я во всём виновата. Надо было просто сбежать и попросить защиты у Князя-Хранителя, а не втягивать тебя.

+8

158

Витар уже раскаялся в том, что не сдержался. Ему нужно было как-то успокоить жену, а он не мог даже дотянуться до нее, потому что левой рукой ему было не достать, а правая пока бездействовала.

- Перестань, - сказал он. - Не надо плакать! Прости! Это я виноват, а не ты. И что бы мы делали, если бы ты стала искать защиты у Князя-Хранителя? Он все равно не одобрил бы нашей любви, и не благословил, а теперь мы вместе. Не надо, Мира! Просто не обращай внимания, когда я начинаю ныть. А я постараюсь держать себя в руках. Слышишь? Малыш сейчас заплачет. Мы ему плохой пример подаём.

Он дотянулся хотя бы до Веля и принялся гладить его, как котенка, чтобы не дать расплакаться окончательно. Должен же он был хоть что-то делать, чтобы не чувствовать себя беспомощным.

- Знаешь что! Принесешь мне кое-какие книги го доктора Мерта? - сказал он неожиданно. - Пока я лежу и ничего не могу делать, я буду изучать медицину. Вещь полезная, да к тому же, это нам всем пригодится. Глядишь, еще доктором стану. Мира! Не плачь! Я прошу тебя!

+7

159

Мысль о ребёнке прорвалась сквозь пелену отчаяния, окутавшую молодую женщину: «Витар прав, ради сына мы должны держаться». Мирела оторвалась от подушки, села и, шмыгнув носом, потянулась к кружке, из которой поила Витара. Там ещё оставалось несколько глотков - хватит, чтобы успокоиться. Допив воду, Мирела вытерла щёки – теперь о недавних слезах напоминал только влажный блеск глаз – и обернулась к мужу и сыну.
Вель, почти решивший заплакать следом за матерью и даже успевший хныкнуть пару раз, умолк, пригревшись под рукой отца, а потом и вовсе, подкатился к нему под бок и, пригревшись, тихонько засопел. Мирела не стала будить малыша и уносить его в колыбельку – придвинулась поближе, и тоже уснула.

***   

- Уже лучше, - заключил после очередного утреннего осмотра доктор Мерт, но отпускать запястье пациента не торопился: «пожалуй, сегодня можно ему передать немного силы. Парень зацепился за этот свет и определённо настроен выкарабкаться. Есть ради чего».
Доктор перевёл взгляд на пол, где на растеленном лоскутном одеяле, под присмотром матери, решительно полз вперёд, к синему деревянному кубику, Вель и улыбнулся:
- А малыш у вас с характером, - Вель как раз добрался до цели и, схватив кубик, довольно залепетал. Воспользовавшись тем, что Витар отвлёкся на сына, доктор Мерт активировал Кольцо, дождался знакомого ощущения тепла и направил его на пациента. Потом выждал несколько минут и спросил:
- Как теперь себя чувствуешь? Левой рукой можешь пошевелить?

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-26 12:08:58)

+6

160

Витар напрягся.

- Левой-то могу, а вот правую даже не чувствую, - пожаловался он, воспользовавшись тем, что Мирелы рядом нет.

Конечно, она могла услышать эту его жалобу и через стенку, но очевидную вещь сложно отрицать. В целом Витар чувствовал, что ему лучше, и даже догадался, что доктор применил Кольцо. Но это не решало проблемы ни с бездействующей правой рукой, ни с тем, что он не мог пока подняться с постели. Впрочем, теперь уже Витар надеялся, что всё это - явления временные.

- Доктор! Я хотел с вами поговорить, - сказал он, снова напрягая руку и ухитрившись без посторонней помощи приподняться повыше на подушке. - Мне бы хотелось знать ваше мнение по одному сложному вопросу, но я не знаю... Хотелось бы поговорить без свидетелей.

Он снова отвлёкся на сына и невольно улыбнулся. Вель, в отличие от него, чувствовал себя превосходно, и это было хорошо. Это означало, что у их семьи несмотря на все преграды, есть будущее. И не исключено, что это будущее не такое уж мрачное.

- В общем, это по поводу того, насколько сильно по вашему мнению мы сбили равновесие.

Ему хотелось спросить прямо: "Насколько я сам сбил равновесие и чего мне ещё ожидать?" Хотелось надеяться, что он уже заплатил за то, что сделал, и в дальнейшем всё как-то успокоится и наладится.

+6

161

- Это понятно, - спокойно сказал Фабио Мерт, - что, думаешь, за две недели можно полностью вылечиться? Всё понемногу, сначала левой займёмся. Правую пока не тревожь, пусть швы приживутся: тебе там, как прореху на рубашке зашивали. Зато будешь двумя руками владеть – мало ли как ещё в жизни пригодится.
А вот вопрос Витара поставил доктора в тупик, заставив задуматься, а потом ответить – очень осторожно:
- Даже не знаю, что сказать. В моей практике, вы – первый подобный случай. Если раньше что-то и было, то, наверняка, детям о таком не рассказывали и записей не оставляли. Но рискну предположить, что если бы вы были родными, а не единокровными, то последствия были бы ещё серьёзней.
Вель, между тем, бросил кубик и громко завопил, сообщая, что хочет кушать – прямо сейчас.
- Уже иду, моё солнышко, - послышалось из кухни и на пороге появилась Мирела. Улыбнувшись мужу и лекарю, молодая женщина подхватила сына на руки и вышла, понимая, что мужчинам нужно поговорить без лишних ушей. Доктор Мерт проводил её взглядом, отметив едва заметные тени под глазами – «похоже, девочка не высыпается» - и спросил:
- Витар, ты действительно, хочешь попробовать свои силы в медицине? Мирела мне передала твою просьбу: я могу подобрать пару книг для начинающих.

+7

162

Трудно было однозначным образом ответить на вопрос доктора, но наверное это действительно было так.

- Я думаю, что мог бы если и не стать знаменитым доктором, и обладателем Кольца, то уж просто неплохим - наверняка. - Витар посмотрел вслед ушедшей с малышом жене и вздохнул. - Мне нужно найти дело, которым я буду заниматься. Конечно, если руки позволят. Изучать медицину и не иметь возможности лечить из-за того, что нормально работает только одна рука, полагаю, бессмысленно.

Он мог бы наверное стать и кем-то другим: ювелиром, содержателем гостиницы, управляющим на чьей-нибудь ферме. Но наверное, Витару хотелось сделаться кем-то значительным. Пусть не так, как если бы он оставался сыном князя, но всё равно. Одно он точно знал: ни военным, ни путешественником ему лучше не быть, чтобы не искушать судьбу. Слишком легко было попасть под удар, когда твоё собственное Равновесие удерживается с трудом.

- Книги я бы почитал, пока больше ничего не могу делать, - добавил он, посмотрев на доктора.

+6

163

- Хорошо, - стремление Витара не терять времени даром, Фабио Мерт полностью одобрял. И теперь он был почти уверен в том, что парень поправится: если пациент, даже лёжа в постели, начинает строить планы на будущее – это очень благоприятный знак. – Ближе к вечеру или, - доктор немного подумал, прикидывая, как будет удобнее, - завтра утром я пришлю слугу с книгами. А там посмотрим…
Словно услышав окончание их беседы, в комнату вошла Мирела с оживлённо машущим ручками Велем, но не отпустила его на пол, а устроила на кровати, рядом с отцом, посадив в изголовье, сшитого из лоскутков котёнка. Мальчик смешно насупил бровки и пополз вперёд, а добравшись до игрушки, сразу схватил её и потянул в рот тряпичное ухо. Мирела улыбнулась и снова скрылась на кухне, но тут же вернулась с подносом, на котором стоял кувшин лимонного напитка и свежие лепёшки с изюмом.
- Если вы уже обо всём поговорили, можно и перекусить, - молодая женщина улыбнулась. – Доктор Мерт, так вы возьмёте Витара в ученики?
- Если он одолеет книги, а не запустит ими в угол, я подумаю, - Фабио Мерт по-доброму усмехнулся. - А вам, юная госпожа, я бы велел хорошенько выспаться, рядом с мужем. Своим мужчинам вы нужны здоровой и полной сил.       
Посидев ещё немного и угостившись парой лепёшек, доктор Мерт отправился к следующему пациенту. Мирела убрала со стола и укачала зевавшего Веля, прежде чем последовала совету и прилегла рядом с мужем:
- Витар, ты и вправду, решил стать доктором?

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-05-01 18:43:01)

+8

164

- Почему нет? - парень посмотрел на неё. - Это достойное занятие, да к тому же, полезное во всех отношениях, и не только другим людям, но и нам самим. Правда, я не знаю, получится ли у меня.

Почему-то Витара тянуло к чему-то такому. Может быть, он должен был выучиться и не на доктора, но сейчас этот путь виделся самым подходящим. Быть воином почётно, особенно когда есть кого охранять, когда ты живёшь неподалёку от Пустошей, где твои услуги нужнее всего. И моряком быть хорошо, потому что услугами моряков пользуются все, кто живёт на побережье и не только на побережье. Но наверное, бывшему сыну князя хотелось отдалиться от таких профессий, стать кем-то другим.

- Мне кажется, что я на правильном пути, - сказал он. - Мне нужно максимально удалиться от того, что было, чтобы оно уже не висело надо мной. Над нами.

Он улыбнулся жене. И подумал, что во всей этой истории ему больше всего жаль того, что им не следует заводить ещё детей. Разве что, приёмных. Но в остальном жизнь должна была наладиться. Рано или поздно.

+7

165

- Милый, на сегодня хватит! – Мирела решительно подошла к небольшому столику у окна и, вложив закладку, аккуратно закрыла стоявший на подставке том. – Ты с самого утра сидишь за книгой, как пришитый, - потом наклонилась и, прижавшись щекой к щеке, поцеловала мужа.
Книги, присланные доктором Мертом, Витар не запустил в угол, а старательно изучил от корки до корки – больше того, после обстоятельной беседы, произошедшей через пару недель, Фабио Мерт упомянул, что если Витар по-прежнему уверен в своём желании стать врачом, то он готов взять его в ученики: прежний ученик доктора недавно успешно сдал экзамен и получил право на самостоятельную работу.
О ножку стула Витара что-то мягко шлёпнулось – только что покушавший Вель решил поиграть и метко выбросил из кроватки свою новую игрушку: тряпичную уточку, совсем недавно сшитую матерью.   
Мирела рассмеялась, подняла игрушку и, посмотрев на улыбающегося сына, перевела взгляд на мужа:
- Собирайтесь оба, пойдёте подышать свежим воздухом, пока я готовлю обед, - Вель радостно залепетал и потянул к маме ручки. – Уже иду, моё Солнышко, - молодая женщина отошла к кроватке, незаметно присматривая за мужем. Витар последовал совету доктора Мерта, данному после применения Кольца, и начал учиться владеть левой рукой, упорно отказываясь от помощи. Вот и сейчас, встав из-за стола, он задвинул стул на место левой рукой.
Лоскутное одеяло Мирела уже вынесла в сад и расстелила в тени развесистой старой яблони – чуть поодаль от неё была врыта в землю небольшая скамеечка; игрушки Веля – котёнка и уточку - молодая женщина положила в карман передника и, взяв мальчика на руки, вышла на крыльцо. Витар уже поджидал их, прислонившись к перилам и пошёл следом.
Оказавшись на одеяле, Вель тут же завертел головкой во все стороны, не зная, куда смотреть, потом перекатился на спину и удивлённо посмотрев на плывущее по небу маленькое пушистое облачко, что-то проворковал.
- Я пока пойду на кухню. Витар, если что, сразу зови.

+7

166

Мужчина остался один, присел на скамеечку и тоже принялся любоваться небом, поглядывая время от времени на сына.

Можно бы было сказать, что всё идёт хорошо, и даже учёба обещает быстро продвинуться, если бы не одно обстоятельство, которое так и не изменялось. Руки. Ему просто необходимы были обе руки, но пока что он вынужден был учиться всё делать левой, потому что правая по прежнему бездействовала. Витар уже начал ощущать её, но чем дальше - тем больше ему казалось, что всё это напрасно. Впрочем, у него был выбор: если так ничего и не получится, он вместо доктора прекрасно может стать аптекарем. Тоже хорошо, хотя это уже казалось Витару чем-то унизительным.

Понемногу он научился смиряться со своим увечьем, но в глубине души было очень горько. Хорошо ещё, что жена и сын сильно отвлекали и ради них Витар готов был терпеть любую жизнь. Если бы не было этих двоих - он просто представить себе не мог, что бы он стал делать. Наверное, спился бы, или подался бы на какую-нибудь никчемную работу, на которой две руки не нужны.

Он даже переписчиком не мог стать, потому что одно дело - научиться обслуживать самого себя левой рукой, и совсем другое - выучиться хорошо писать. Впрочем, писарем он быть и нее хотел...

Витар не почувствовал, сколько времени просидел в раздумьях, но неожиданно понял, что голос сына раздаётся откуда-то со стороны, слишком далеко от того места, где он теоретически должен находиться. Витар огляделся по сторонам - и похолодел. Малыш Вель, пользуясь тем, что папа от него отвлёкся, ухитрился встать и убрести в самый угол их небольшого сада, к круглому водоёму. Берег водоёма бурно оброс травой, так что нужно было смотреть внимательно, чтобы не упасть в воду, тем более, что водоём был искусственный, иными словами - яма, заполненная водой, и глубокая от самого края.

Ребёнок шёл вслед за красивой стрекозой, перламутровые крылья которой поблёскивали на солнце.

Витар успел увидеть со своего места и стрекозу, и жёсткие стебли растений на краю... В следующее мгновение он уже бежал опрометью вслед за сыном. Вель залепетал что-то, и потянулся за насекомым. Ножки мальчика ступили на кажущийся надёжным край, которого на самом деле не было...

Испугаться ребёнок не успел, потому что прежде, чем он соскользнул вниз - его подхватили сильные отцовские руки.

- Что же ты делаешь, маленький шустряк?! - Витар прижал сына к себе. Стрекоза улетела, но Вель отвлёкся, оказавшись неожиданно высоко над землёй, и снова что-то залепетал.

И только повернувшись и шагнув обратно от края пруда, Витар осознал, что держит малыша обеими руками. На этот раз он почувствовал слабость в ногах, и вынужден был шагнуть к садовой скамейке и опуститься на неё, посадив малыша на колени.

- Вот значит, как... - пробормотал он, чувствуя, что по лицу текут слёзы. От облегчения за сына, от радости за себя. И наверное от того, что жизнь продолжалась...

+7


Вы здесь » Тень Зверя » Легенды и предания » Помни меня…