В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » О том, как однажды подружились Лис и Гиена


О том, как однажды подружились Лис и Гиена

Сообщений 1 страница 30 из 64

1

Участники: Ларс Коррин - Рыжий Лис, предводитель Гиен Гвидо Мардек со товарищи, неизвестный пока Гиен молодого возраста, и прочие и прочие и прочие...

Исходные данные (одно-два предложения): однажды, десять лет назад от исходного времени, повезло кучке Гиен заловить на своей территории Рыжего Лиса, и решили они его немножко помучить...


Надо же! Им удалось поймать Лиса! Ну нет, ну надо же! Гвидо аж станцевал по этому поводу, хотя это было совершенно не в его обычае, но наверное тут сыграли роль несколько глотков крепкой настойки из земляной груши, от которой кому хочешь мозги вышибет. Подельники Гвидо попробовали было тоже потанцевать, но Гвидо тут же озверел, и начал раздавать зуботычины, ругаясь так, как может ругаться только пьяная Гиена.
- Молчать! - заорал он, выхватывая меч и размахивая им вокруг себя. Поскольку умолкнуть все успели с минуту назад, после серии зуботычин, яростный рев Гвидо Мардека разнесся по окрестностям не встречая никаких препятствий. - И заткнитесь все, ясно?!
Спорить с ним было опасно, потому что он был рослым, высоким и сильным, и так быстро доставал меч из ножен или кинжал из сапога, что нарушители его воли не успевали сказать первый слог из слова "мама", и тут же умолкали навсегда. Иногда правда обходилось выбитыми зубами, сломанными конечностями и подбитыми глазами. У Гвидо была банда в целых двадцать пять человек, но им самим командовал другой главарь - черный Волк, который ухитрился поселиться в заброшенном замке у старой дороги к рудникам и теперь считался главным советчиком князя тех Гиен, к которым относился и Гвидо. Поэтому когда у Гвидо была возможность, он отыгрывался на своих подчиненных, но все равно его слушались и даже по-своему уважали, если не сказать любили, ведь Гвидо так ловко командовал, что у банды всегда была выпивка и место, где ее распить без помех. Оргии сменялись бурными набегами, и если бы князь - будь он трижды неладен(!) - не поощрял эти грабежи, Гвидо давно бы уже не было места где прятаться от охоты на него и его банду. Но он до сих пор жил и радовался этому, да еще теперь поймал Лиса! Мало ли, что этот Лис сам на них выперся, все равно Гвидо считал, что на его месте другой главарь добычу бы непременно упустил, а вот Гвидо-Великий-и-Могучий-Самый-Крутой-в-мире-Разбойник не упустил! И точка!
- Всем молчать! Уроды! Бездельники! Дармоеды! - Гвидо убрал меч, но ругаться не перестал. - Хотите упустить мою добычу?! Только попробуйте! Уши пообкусываю и съем! Кости переломаю! Ясно?!
В пленника вцепились со всех сторон, так старательно демонстрируя свое усердие, что едва не разорвали его на клочки, но Гвидо тыкнул пальцем в сторону высохшего дерева. Когда-то оно было большое и могучее, но теперь от его остался ствол без коры с густым узором прогрызенных червями дорожек, напоминающих местами ритуальные шрамы Гиен.
- Привяжите его вон к той ветке! - приказал Гвидо, и его подельники живо сорвали с пленника куртку и рубашку и подвесили за поднятые над головой руки так чтобы он едва касался ногами земли. Вид полуголого Лиса умиротворил Гвидо и он наконец-то совсем успокоился. Подойдя вразвалку к пленнику, он вынул кривой ножик, которым обрезал ногти, если они начинали мешаться, и острым кончиком ножа провел по Лисьему боку, прочертив кровавую борозду. Разбойники издали нечто вроде победного клича, будто он совершил большой подвиг.
- Пока мы не начали кромсать тебя на куски, лучше говори, - предложил Гвидо миролюбиво и взмахом руки остановил вопли восторга своим деянием. - Покажешь нам ход, через который вы, Лисы, проходите через Приграничный хребет?

+6

2

Ларс последние четверть часа успел уже изругать себя всеми эпитетами, какие подобрал к случаю. Надо же было так глупо попасться! И еще мнит себя разведчиком - хорош, нечего сказать. Нет, во всем произошедшем его главная вина была в малом опыте, но от осознания сего факта легче не становилось. Он должен был сообразить, что в ущелье сильный ветер, и что если он чует Гиен позади себя - это не значит, что за ближайшим поворотом их быть не может. Самое коварное в таких изрезанных ущельях - это то, что при сильном ветре в спину ты не сразу можешь определить, чем пахнет впереди. Спрашивается, на что Лису глаза? Надо было затаиться, залезть куда повыше и сперва рассмотреть, что там впереди, или даже замаскироваться и пропустить ту группу разбойников, которые шли за ним по пятам. Они-то его не видели и не слышали, и запросто проскочили бы мимо, а когда встретились со своими - Ларс бы прекрасно увидел и тех, и других. Но он занервничал из-за того отряда, что наступал ему на пятки, и сунулся за поворот, даже не притормозив. И вот результат!

Висеть на руках было чертовски больно, тем более что приходилось контролировать себя и не делать попыток встать на всю ступню. До земли он еле доставал, и такие попытки (вполне естественные в подобном положении) только причиняли еще более сильную боль. А запястья Лиса и без того были ободраны той веревкой, которой его связали, прежде чем проволочить по каменистому дну ущелья и притащить сюда, в это тихое, но ничуть не привлекательное местечко, в котором даже приличное дерево предпочло высохнуть на корню. Ларс вздрогнул, когда главарь этой шоблы провел ножом по его боку, и прикусил губу, и без того разбитую кем-то из Гиен. Ощущая во рту привкус крови, Коррин старался совладать с чувством отчаяния, которое им владело. Попасться в руки Гиен - все равно что подписать себе смертный приговор. Помощи ему ждать было неоткуда, и будь он взрослее и опытнее, он мог бы рассчитывать только на то, что обманет этих мерзавцев: согласится показать им тропу сквозь горный хребет, а потом просто запутает их, подстережет момент и удерет. Но откуда-то взявшаяся гордость (не иначе, как от княжеской крови - откуда же ещё?) заставила Ларса выбросить эту идею из головы. Дать понять этим Гиенам, что он испугался пыток, почему-то оказалось еще невыносимее, чем мысли о медленной и мучительной смерти, которая его ждала здесь.

Ларс постарался расслабиться, чтобы не делать попыток нормально встать, когда это физически невозможно, и посмотрел в лицо врага.

- Ты не привык трудиться, да? - спросил он хрипло. - Хочешь все получить сразу, даже рукой не пошевелив?

Почему-то Ларсу пришло в голову, что если он разозлит этого громилу - то мучится придется меньше. Его попросту быстрее замучают до смерти.

+4

3

Тут у Лиса вышла промашечка, потому что Гвидо уже наметил дальнейший план действий. Если бы не этот гениальный план, через полчаса Лис и без ругательств висел бы тут уже с переломанными костями и содранной кожей, кормя мух и медленно прожариваясь на солнышке, заметьте, все еще живой и способный чувствовать. Но Гвидо решил, что у него есть шанс потрафить князю и обскакать чужака из Черных Волков, которому придется уйти на десятый план и заткнуться, потому что его обошел сам Гвидо! Как звучит-то!....
И надо было всего то преподнести этого Лиса князю на блюдечке, вот мол, кушайте пожалуйста, а можете потешиться, если душе угодно. Но как можно тешиться, если подарочек будет слишком порченный? поэтому Гвидо решил не калечить пленника и развлекаться только так, чтобы от него как можно большее осталось в подарок князю. Можно же работать аккуратно и если костей не ломать и ломтями не нарезать, парень доживет до знакомства с князем. Хотя все равно Гвидо разозлился на наглость парня и первым делом двинул ему кулаком под ребра, чтобы не выпендривался.

- Заткнись, падаль! - рявкнул он, но тут сообразил, что если Лис заткнется, то он не сможет отвечать на вопросы, и поэтому поправился тут же, - и говори только то, что с тебя спрашивают! Ну-ка всыпьте ему, чтобы понял, кто здесь командует! Но без меня не калечить!
Его люди восприняли приглашение с энтузиазмом и набросились на пленника, колотя его чем ни попадя, а попадали в основном обрывки веревок с узлами - вещь дюже бОльная, особенно если очень хочется ударить посильнее. Кое-кто предпочел б кулаки, но вот беда, желающих много и подойти близко чтобы двинуть кулаком, так можно было самому попасться под чужой удар. Так что у кого веревок не было - взялись за палки и поснимали ремни. Поднялся из-за этого дикий гвалт, и разбойники чуть не передрались между собой, оря друг на друга: "Ты куда машешь, урод?!!" "Сам смотри, что делаешь, гаденыш". "Ай! Руку отбил своей палкой! Ну погоди!"... Двое разбойников сцепились между собой, а те кому было не достать до пленника, кинулись колотить их и получилась куча-мала, которая каталась из стороны в сторону, мешая всем под ногами, до того что некоторые падали и со злости присоединялись к драке, забыв про Лиса. Но ему от этого стало только хуже, потому что места вокруг него стало больше и те кто остался на ногах с удвоенной силой на него набросились, хлеща по спине, по груди и по бокам, а кое от кого  и по лицу прилетало, потому что Гиены не разбирали, куда бьют. В минуту тело пленника покрылось кровью и пусть это были поверхностные раны, приятного мало. Потом драчуны налетели на Гвидо и ему пришлось отскочить.

- Довольно! - рявкнул он. - Прекратить!
И драчуны расползлись, и особо рьяные, бившие Лиса, тоже опустили руки и отошли, хотя явно было, что они недовольны тем, что их прервали.
- Теперь будешь говорить, падаль? - спросил Гвидо, подойдя к пленнику и схватив его за волосы, потянув назад, так чтобы вздернуть его голову и заставить смотреть прямо в лицо.

+3

4

Наконец-то можно было отдышаться. Ларс смотрел, чуть приоткрыв глаза, в лицо предводителя Гиен, но вспомнился ему почему-то собственный дядя, который однажды, после очередного побега Ларса из дома, нашел его в борделе у проституток...

- Где ты, маленький мерзавец?!

Дядин рык разнесся наверное по всему заведению. Тяжелый удар кулаком - и хлипкая щеколда вылетела, даже не задержавшись. Князь Велиас Рейнольд собственной персоной ввалился в комнату. Проституток сдуло с постели, и они скрылись за внутренней занавеской. Ларс успел услышать, как за ними захлопнулась внутренняя дверца. Скатившись на пол, Ларс нырнул под кровать. Дядя оказался проворнее и успел поймать его за ногу. Брыкать князя даже Ларс не рискнул, и старшему Рейнольду удалось вытащить его из-под кровати. Не отпуская ноги племянника, дядя сорвал с себя ремень и стегнул Ларса. От души. Извернувшись, младший высвободил ногу из дядиной руки, откатился в сторону и вскочил.

- Дядя! Давай поговорим! Вот поговорим сперва, а потом делай со мной что хочешь.

- Я без твоих согласий с тобой что хочу сделаю! - рявкнул дядя, но руку с ремнем опустил. - Ну, говори...

...Кровь из рассеченной брови заливала глаза, все тело жгло, но сильных повреждений Коррин не чувствовал. Значит, жить пока можно. Вопрос - долго ли? "Дядя был прав, надо было остаться дома", - мелькнуло в голове Лиса. Но малодушная мысль сейчас ничем не могла помочь, поэтому Коррин постарался сосредоточиться на физиономии главаря Гиен.

- И это все? - спросил он, облизнув распухшие губы, и часто и тяжело дыша, потому что каждый вздох отзывался жгучей болью во всем теле, от макушки до пяток. - Твои ублюдки больше не могут? А ты сам?

Ларс не был уверен, что поступает правильно. Но пока он мог еще говорить, он это делал.

Отредактировано Ларс Коррин (2014-09-26 13:03:06)

+3

5

Гвидо разгневался! Да нет, он попросту вышел из себя! И тоже нет! Ему наоборот понравилась наглость этого Лиса, который висит на волоске, точнее на собственных руках на ветке дерева, и смеет издеваться над тем, кто издевается над ним! От такого предводитель Гиен просто расхохотался и даже отпустил волосы пленника, чтобы можно было смеяться без помех, хлопать себя по коленям и подпрыгивать, если вдруг захочется. Ну, подпрыгивать Гвидо все-таки не стал, хотя ему хотелось, но он решил, что это будет неполезно для его людей, которые сегодня уже насмотрелись на его танцы.
- Ну ты и наглец! - восклицал Гвидо, - Ну ты просто меня рассмешил! Лис!
Последнее слово Гвидо выцедил, уже не смеясь, вообще смех с него сам сбежал и будто бы он не смеялся вовсе. А потом он решительно скомандовал своим людям,
- Разводите костер!
И отошел в сторону, усевшись на камень. Он решил, что больше не будет тратить время на глупости и начнет делать что-то серьезное, у него даже мелькнула мысль плюнуть на князя и самому справиться с этим пленником, но он передумал. "Я могу мучить его сколько захочу, и не убить, если делать это с умом, - сказал он себе, - но может быть он меня так достанет, что я сам его прикончу"...

Он оглянулся и увидел, что дальше всех от места действия стоит один из молодняка, кажется новичок, и не участвует в общем собирании хвороста. С этим парнем следовало разобраться и сделать из него мужчину, раз уж он сам воротил нос, но Гвидо отвлекся, потому что огонь развели и надо было продолжать, чтобы у пленника не было много времени приходить в себя. Гвидо махнул рукой, жестом показав, чтобы ему дали горящую ветку. К нему тут же бросилось несколько человек, порасхватав чуть не все ветки, которые только начали тлеть. Гвидо вскочил очень резво и шарахнулся назад.
- Ополоумели?! - рявкнул он. - Меня поджечь хотите?!
Может кто-то и имел такую мысль, потому что нельзя сказать, чтобы Гвидо пользовался настоящей любовью, его скорее панически боялись. Отобрав у одного из своих ветку, которая успела хорошенько затлеть, Гвидо подошел к Лису и не церемонясь поднес эту ветку к его боку.

- Я тебя подсушу маленько, а то ты мокрый, от крови, - сказал он оскалившись, и его люди захохотали. Не все конечно, но некоторым понравилась его шутка.
- А тебе как? - спросил Гвидо у Лиса издевательским тоном. - Не слишком горячо?
И он плотнее прижал ветку к боку пленника, чтобы огонь лизал его кожу.

+1

6

Коррин закричал. Это был такой тихий крик, больше похожий на отдаленное завывание ветра, когда кажется, что просто не хватает воздуха кричать по-настоящему, и можешь только  выть вот так, тихонечко, зато непрерывно и долго. Но рано или поздно выдох все равно кончается, и поэтому, захрипев, Ларс сцепил зубы и замолчал совсем. Боль каким-то парадоксальным образом заставила его встрепенуться, и теперь он смотрел на своего мучителя, не отрываясь, но не издавая ни звука. И только часто и тяжко дышал сквозь стиснутые зубы.

Больше он не мог говорить, потому что любая попытка открыть рот вырвала бы из него новый крик, и возможно, на этот раз очень громкий. Ларс ощущал, что у него начинает кружиться голова, и отчаянно пожелал себе провалиться в обморок. Но увы, он был слишком вынослив и крепок, несмотря на изящное телосложение, чтобы надеяться на то, что боль так быстро выбьет из него сознание.

+3

7

Лео поморщился и постарался спрятаться за спинами соклановцев, чтобы не попасть Гвидо на глаза. Парень прекрасно видел, каким злобным взглядом одарил его главарь, когда заметил, что Леонард не учавствует в разведении костра. Однако, слава богу, Гвидо тут же отвлёкся, и Лео не подвергся своим каждодневным мучениям.
Он был изгоем среди изгоев. В этом надо было признаться хотя бы себе. Многие считали его слабаком, однако после нескольких стычек с Лео эти многие решили его игнорировать. А главарь даже расщедрился на такую "милость", как воспитание Лео. Об этом его попросила мать Леонарда, женщина в их клане далеко непоследняя. Однако если бы кто-нибудь поинтересовался мнением парня, то услышал бы твёрдое "нет".
Леонард Серпент никода не был в полном смысле Гиеной. Часто бывая с матерью у князя, он пристрастился читать книги в материно отсутствие. И, как потом говорила мать, "это-то его и сгубило". Вычитав в книгах о таких понятиях, как доблесть, честь, благородство, и обнаружив, что все его окружение не знает таких слов, Лео сперва пытался просвещать их на эту тему. Ему всё это сходило с рук, парня считали сбрендившим на почве книг, кто-то даже "по доброте душевной" пытался выбить из него "эту гадость". Однако это не выветривалось, засев в мозгу словом под названием "совесть". В клане, где гнусость и эгоизм почитались превыше всего, быть совестливым было не то чтобы тяжело - мучительно. На Леонардово счастье, он рано понял, что чем меньше людей знает о его слабости - тем лучше для него самого. А Леонард не любил быть слабым.
И именно поэтому, хотя бы для поддержания видимости сильного и коварного Гиены, он пошёл в этот поход, в банду Гвидо. Однако сейчас Леонард понимал, что совершил грубейшую ошибку. Лучше бы он остался дома - по крайней мере, он бы сейчас не мучился муками совести при взгляде на пленника. Лео уже давно понял, что не быть ему Гиеной, и сегодняшние мучения лишь подтверждали его подозрение. И Лео оставался лишь один выход - бежать. Как можно дальше от клана.
А учитывая сегодняйшний день - желательно с ещё живым пленником. Хотя бы как с гарантом того, что его пропустят в один из городов.
Решившись, Леонард незаметно подобрал небольшой камень и, тщательно прицелившись, бросил в крону дерева, поспешив уйти за спины разбойников. Камень чуть застрял среди веток, однако с очередным порывом ветра сорвался вниз, попав не по палке с огнём, как расчитывал Лео, а по руке главаря. Раздался вой, и огненная плеть была брошена на землю, тут же затоптанная злым Гвидо.

+3

8

Если бы упал, скажем, сук с дерева, Гвидо бы не удивился, но это был камень, а камни как известно сами с неба не падают. Хотя именно на небо Гвидо сперва и посмотрел, а потом стал оглядываться по сторонам стараясь определить того, кто посмел ему помешать. Не определил, потому что "доброжелателей" у него было хоть отбавляй и каждый мог сделать вид, что кидается в пленника, а метить в собственного главаря.
- Кто посмел?! - рявкнул Гвидо и бросился на собственных людей, щедро раздавая зуботычины. Нельзя сказать, что это было очень полезно, потому что ведь терпение не вечное и кто-то из его людей мог решиться что-нибудь нехорошее ответить, например ножиком ткнуть, чтобы не дрался.
Одна особа из всей банды уж точно понимала, что начальника надо остановить, иначе либо он кого-то убьет, или его самого прирежут, потому что особой любви и теплоты в банде не было и в помине. Эта особа была женского пола и считалась подружкой Гвидо, поэтому она позволяла себе немного больше, чем все остальные.

- Давай лучше выпьем! Ты устал! - Она подкралась сзади и схватила разгневанного Гвидо за руку. - И все устали! Лучше пойдем развлечемся, а потом когда вернемся - этому Лису будет еще хуже, потому что у него будет время подумать, что с ним сделают.
Гвидо внял предложению, к тому же у него пересохло в глотке.
- ты права, - сказал он, и тут же заорал: - Где этот паршивец Лео! Эй ты! Остаешься караулить! Ты у нас неженка-недотрога, пить не любишь, девочек наших не уважаешь, вот и оставайся!
Гвидо стряхнул с себя руки подруги и вернулся к пленнику. Двинув того изо всей силы кулаком под ребра, главарь банды изрек: - Повиси тут и подумай, падаль! Если когда мы вернемся, ты так ничего и не скажешь... - Тут Гвидо сделал многозначительную паузу и гнусно ухмыляясь продолжил, - мы тебя отпустим.
Его подельники разочарованно взвыли, но Гвидо махнул рукой, чтоб замолчали и продолжил тем же гнусненьким тоном:
- Мы тебя отпустим, только сперва сдерем кожу с живого на сапоги нашему князю. Вот отсюда особенно. - И он снова ударил пленника кулаком в живот. - И со спины тоже. - Еще один удар, по почкам. После этого Лис должен был задохнуться от боли, и хоть минуту с ним уже было бесполезно разговаривать, поэтому Гвидо махнул всем рукой - и банда потянулась за ближайший холм, где у них было нечто вроде лагеря. - Упустишь - я с тебя самого шкуру спущу, плеткой, - пообещал Гвидо глянув на Леонарда, которого не любил с первого момента как тот появился, и считал "маменькиным сынком".
Это было конечно же глупо, потому что Лис, прикрученный за руки ремнями к ветке дерева, избитый и окровавленный, вряд ли мог бы сам сбежать, но Гвидо нравилось угрожать, и самое худшее, что он свои угрозы как правило приводил в исполнение.
Кое-кто успел напоследок стегнуть пленника пару раз ремнем или ударить палкой, а у кого ничего в руках не было - просто кулаком врезать. После чего банда скрылась за холмом.

+2

9

Последней угрозы в свой адрес Коррин не оценил. Ему казалось, что с него и так уже содрали все, что можно. И главное, сквозь всю боль от побоев просто огнем горел обожженный бок! Выть хотелось от этой боли, но на вытье не хватало сил. И воздуха, потому что воздух из Коррина выбили, весь, и он теперь мог лишь захлебываться от попыток сделать вздох. Когда ему наконец это удалось, стало немного полегче, и тут же заработало Лисье чутье. Ларс понял, что Гиены ушли. Почти все. Кто-то остался, но кто знает, что на уме у этого оставшегося. Может, он хочет продолжить допрос с пристрастием, в одиночестве и без помех...

Лис сделал бы вид, что он в обмороке, тем более, что это было недалеко от правды. Но он так часто и надрывно дышал, что любому станет понятно: он чувствует боль. А раз чувствует - значит не в обмороке. Не открывая глаз, Лис прислушался, стараясь понять, где его караульный и что он делает.

+2

10

Лео внимательно проводил всю банду взглядом, тихо процедив сквозь зубы на угрозу Гвидо:
- Хорошо же... - и с тихой ненавистью глянул на спину главаря, жалея, что под рукой нет ничего тяжелого. Впрочем, Леонард тут же устыдился таких малодушных и гадких мыслей(всё же иногда его внутренняя Гиена давала о себе знать) и отвернулся к пленнику, с некоторым беспокойством осматривая раны. Кроме обожённого бока, который наверняка доставлял Лису сильные мучения, и кровавой царапины, которую главарь по чистой случайности сам же и прижёг, сколько-нибудь сильных кровоизлияний и переломов, слава богу, не было.
Лео оглянулся в ту сторону, куда ушла банда, проверяя, не появился ли кто, потом решительно достал из сапога свой кинжал и подошёл к пленнику, оценивая верёвки:
- Хорошо, что привязали так низко, - пробормотал он сам себе под нос. - Значит, вывихов не будет... - и, примерившись, Лео рубанул верёвку, тут же подхватывая пленника, чтобы он при падении не создал ненужного сейчас шума.

+4

11

Ну, может шума и не было, но от стона Ларс не удержался. Впрочем, у Гиен не было такого тонкого слуха, как у Лисов, так что Коррин все слова Лео услышал хорошо, а вот Гвидо со товарищи вряд ли что-то уловили. Если и уловили - не обратили бы внимания. Они славно постарались, чтобы стонать хотелось от малейшего прикосновения.

- Хорошо кому? - спросил Лис, удачно заменив этой фразой второй стон. - Слушай, я ведь тебе ничего плохого не сделал, - тут же продолжил он, сам не зная, куда так торопится. - Может, дашь водички? Очень пить хочется.

Последние слова Ларс не сказал, а скорее выдохнул, потому что на нормальную речь сил не хватило. Рук своих он практически не чувствовал, но вот жажда почему-то одолела, несмотря на всю Лисью выносливость. Хотелось лечь и не шевелиться, но Коррин, как все в его клане, был вынослив и упрям. Поэтому он сел, с трудом опираясь на онемевшие руки с ободранными до мяса запястьями.

- Тебе же удобнее будет меня бить, если я что-нибудь попью, - предупредил он. - А не попью - потеряю сознание от жажды, вот честное слово!

Вообще-то он не верил теперь уже, что Лео снял его с ветки, чтобы продолжить допрос. Продолжать как раз было удобнее, пока он висел, как груша. Но кто знает, какие намерения у этого парня, которого так не любит местный главарь.

+4

12

Лео отвязал от пояса специальный мешочек для воды, из кожи мехом наружу, который заменял Гиенам жестянки, в которые брали воду, и которые Гиены считали слишком шумными даже для них, и протянул пленнику, попутно хмуро буркнув:
- Ты болтай поменьше и пей быстрей, пока эти, - парень кивнул в сторону доносившихся даже до сюда пьяных выкриков Гиен, - не явились.
Леонард ещё раз окинул пленника взглядом и отметил, что тот с каждым глотком действительно оживает. Дождавшись, когда Лис напьётся, Лео обратно привязал мешочек к поясу и спросил этого парня:
- Идти сможешь? Или мне тебя тащить до Чёрного кургана придётся? - на память Леонард никогда не жаловался, и в первые же месяцы набегов запомнил основные дороги, ведущие в города. Одна из них проходила мимо Чёрного кургана, достаточно мрачного места даже днём, в который даже самые отчаянные и наглые Гиены совались только по необходимости. Но сейчас выбора у них не было: это была самая короткая дорога в ближайший город, а подвыпившие Гиены вряд ли сунутся на считавшийся недобрым местом курган. Другое дело, до туда надо было ещё успеть добраться, а путь был отнюдь не близкий.

+5

13

Ларс посмотрел на парня теперь уже с искренним интересом. "Мы примерно одного возраста", - заметил он про себя почему-то.

- Идти-то я смогу, - сказал он, и стал подниматься с земли. Получилось не с первого раза, но когда Лис утвердился на ногах, ему явно стало лучше. Хотя еще минуту назад он еле удерживал в распухших руках мех с водой. - Только быстро - вряд ли, - добавил Лис. - Так что хочешь - не хочешь, а дорогу надо выбрать другую. Ту, о которой спрашивал этот Гвидо, так ведь его зовут? И хорошо бы что-нибудь из одежды.

Его куртку и рубашку кто-то уже присвоил, но дело было не в том, что Коррин стеснялся оставаться полуобнаженным. Он сразу же пояснил:

- Конечно, у вас, Гиен, не такой хороший нюх, как у нас, Лисов, но уловить в воздухе запах горелого мяса даже твой пьяный главарь сможет. - Он поднял руку, коснувшись обожженного бока, и невольно охнул. - Как больно! Надо чем-то прикрыться, чтобы не вонять на всю округу. Ты понимаешь, что если они тебя поймают - тебе будет даже хуже, чем мне? - добавил он без перехода.

Ларс не собирался спрашивать, зачем Лео понадобилось удирать от своих, да еще спасать пленника, но он был склонен поверить, что не всем по вкусу разбойничьи будни.

+4

14

- А тебе какое до этого дело? - раздражённо буркнул Лео и поморщился. - Считай, что мне надоело мотаться по свету, боясь разоблачения, - парень отвернулся, ища свой походный мешок. Он лежал там, где Лео его и оставил. "Хорошо, что не стащили," - подумал Леонард, роясь в своём мешке. - "Иначе сейчас пришлось бы свою безрукавку отдать."
Не то, чтобы Лео боялся замёрзнуть или быть полуобнажённым - Гиен с детства приучают и не такому! - ему просто было неудобно, когда грудь подставлена всем ветрам. Тем более, что его толстая безрукава ещё и служила этакой бронёй, за неимением лучшего. "Наверное, Лис в какой-то степени чувствует себя так же," - внезапно подумалось Лео, но он отбросил эту мысль, как ненужную здесь и сейчас.
Найдя наконец свою рубашку, Леонард, чуть помедлив, всё же протянул её Лису, одновременно перекидывая мешок за плечи и перевязывая верёвку через одно плечо:
- На, накинь. И как зовут-то тебя, Лис? - поинтересовался Леонард, двигая плечами и размещая мешок так, чтобы он не мешался при ходьбе. А идти им придётся долго, это Гиен знал наверняка.

+4

15

- Ларс Коррин, - назвался уже привычным для себя именем Лис.

Он взял имя матери как фамилию, чтобы при встрече с другими людьми никто не переспрашивал, услышав фамилию Рейнольд. Этот молодой парень из Гиен вряд ли слышал о его дяде Рейнольде, но Ларс уже привык так называться.

- А твое имя как? - спросил он, аккуратно надевая рубашку и невольно стараясь сделать так, чтобы она не касалась ран, по крайней мере, обожженного бока. Правда, из этого мало что получалось, потому что ран, хоть и поверхностных, было слишком много, ими было покрыто все тело Лиса, так что он плюнул и перестал стараться. Только поморщился слегка. Боль он переносил стоически, особенно если в перспективе было спасение.

- Идем, - сказал он, поворачиваясь и направляясь в сторону дороги, которая вела в противоположную сторону от того бугра, за которым Гиены устроили свою пьяную оргию. - Я проведу тебя по тайному пути, который так хотелось узнать главарю.

Он не боялся, что его спаситель захочет купить себе славу и почет среди своих, вызнав так легко, что они хотели, и преподнеся "на блюдечке". Во-первых, путь был действительно тайный, и без проводника-Лиса его было ни в какую не одолеть. Во-вторых, Ларс не верил, что парень - коварный обманщик.

+4

16

- Леонард Серпент, - нехотя сообщил Лео, не особо любивший открывать своё имя полузнакомым людям. Честно говоря, он вообще не любил представляться. У него потом постоянно возникало ощущение, что он стал чуть слабее, собственноручно пробил собственный щит. И это его раздражало. Впрочем, в данном случае им всё равно пришлось бы перезнакомится: не звать же спутника Лисом постоянно. Так что часом меньше, часом больше - какая, в сущности, разница?
На высказывание Ларса о том, что они пойдут именно тем путём, какой выведывал Гвидо, Леонард лишь пожал плечами. В конце концов, какое ему теперь дело до Гиен? Мать его буквально бросила, свалив ответственность за сына на плечи Гвидо. А кроме неё он никому и не нужен. А что мама? Ну, подумаешь, решит, что сын угробился в походе - всё же Гиена на то и Гиена, чтобы быть вероломной, о его мнимой смерти она забудет уже через год, да и смысл ему цепляться за мать? Она его родила и вырастила воином и бойцом за свою жизнь - и на том спасибо.

+3

17

Коррин кивнул, и пошел быстрее. Настолько быстро, насколько позволяли его повреждения. По счастью, Лисья выносливость не подвела, а ноги у него были целы, так что через пару минут он уже бежал, и достаточно быстро, благо Гиены тоже хорошо бегали. Но все-таки бежать и говорить одновременно Лис пока не мог, сил не хватало, поэтому первое время он помалкивал, лишь изредка приостанавливаясь и принюхиваясь. Он вел Лео без дроги, прямо к невысокой горной гряде, которая служила преградой между землями Гиен и Лисов в этом месте. Этот хребет начинался где-то в районе Пустошей и тянулся до самой равнины. Ближайший перевал через него был в трех неделях пути отсюда, а если обходить по проложенной дороге, которая вилась по склону и обходила Черный курган, потратишь дней десять. Лисы же знали путь под горой, который сокращал дорогу до двух дней, и был настолько необычным, что никаким Гиенам было не под силу его отыскать. Но до этого тайного пути нужно было еще добраться, а Лис слегка кружил, чтобы запутать следы. Примерно часа через три, когда они ушли достаточно далеко и путь их все более и более поднимался, петляя по каменистому склону, Коррин остановился и плюхнулся на ближайший камень.

- Мне надо отдохнуть, - сказал он. - И кое-что тебе объяснить. Мы сейчас спустимся в пещеру.

Никакой пещеры, даже ничего похожего на пещеру, поблизости не было. Склон казался совершенно однообразным, был покрыт осколками камней, оставшимися от недавнего обвала, кое-где порос тощим кустарником и даже тропинок на нем не было видно. Но Ларс знал, о чем говорит.

- Тебе придется мне довериться, - продолжил Лис, слегка отдышавшись. - Я завяжу тебе глаза... Нет, лучше ты их просто закроешь и пообещаешь не открывать, пока я не разрешу. Но когда ты их откроешь - ты все равно ничего не увидишь, потому что внутри хода абсолютная темень. И тебе придется все время держаться за меня, иначе ты заблудишься - и вообще оттуда не выйдешь никогда. Мы будем идти часов пять-шесть, потом устроим привал, чтобы отдохнуть, а завтра снова пойдем, и пойдем... - он махнул рукой. - В общем, нам придется заночевать под горой два раза, и все в полной темноте. Зато после второй ночевки мы очень быстро выберемся наружу с другой стороны этой гряды. И будем в безопасности. Да, чуть не забыл: под горой иногда попадаются мелкие твари, но с ним легко справиться. Главное - не потерять друг друга. Ходов много, и нужный знаю только я.

Проинструктировав таким образом своего спутника, Коррин посмотрел на него снизу вверх, ожидая либо возражений, либо согласия.

+3

18

Леонард, всё это время молча следовавший за Лисом, внимательно посмотрел на него, оценивая, насколько силён Ларс, и сможет ли он вести кого-то, если сам едва держится на ногах. Однако, не смотря на прилипшую к боку рубашку, уже успевшую окраситься кровью, и многочисленные синяки, Лис выглядел вполне бодрым и готовым к переходу.
Леонард огляделся и, не найдя других подходящих для сидения камней, устроился рядом с Лисом, снова развязывая свой мешок:
- Хорошо. Я постараюсь не открывать глаз... Хотя вряд ли я так же хорошо вижу в темноте, как это умеешь ты, - Гиен усмехнулся и достал моток верёвки. - Думаю, не будет лишним нам обоим обвязаться, чтобы не потерять друг друга.
И, достав из нагрудного кармана самый свой малый кинжал, он отрезал кусок веревки, остальную сунув в мешок, который перекинул обратно за спину. Затянул своеобразную лямку мешка покрепче и начал деловито обвязывать себя.

+4

19

Ларс кивнул.

- Хорошая идея с веревкой, - заметил он, и добавил: - Под землей ты конечно ничего не увидишь, но мне не хотелось бы показывать тебе, где находится вход. Это не только моя тайна, и я не могу ее разглашать.

Взяв один конец веревки, он привязал ее к своему поясу. И не стал говорить вслух, что он-то, со своем Лисьим чутьем и зрением, найдет Лео, если тот потеряется, а вот Лео уже его найти не сможет. Им приходилось доверять друг другу, но Коррин посчитал, что оно того стоит.

Не мешало бы промыть раны и хоть чем-то намазать ожоги, но сейчас было не до этого. Вот остановятся на отдых - тогда и подумают об этом. Хотя, воды под горой практически не было, так что скорее всего придется обойтись и ждать, когда само заживет. Лис поднялся и посмотрел на своего попутчика.

- Теперь закрой глаза и держись за мою руку, - предложил он, протягивая Лео свою ладонь.

Распухшее запястье отзывалось тупой болью, но Коррин не стал обращать внимания на такие мелочи. Главное, что он до сих пор жив, к тому же, если бы с него сейчас сдирали живьем кожу, было бы еще больнее. Он повел Лео по склону, стараясь выбирать дорогу так, чтобы Гиена не спотыкался. Это было сложно, и все блуждание с закрытыми глазами продлилось не меньше получаса. Наконец Лис предупредил:

- Пригнись, и щупай справа стену, чтобы об нее не удариться. - Через минуту он добавил: - Можешь открыть глаза.

Вокруг была настолько глубокая темнота, что открывать или закрывать глаза - было совершенно без разницы. Только зрение Лисов позволяло видеть в такой обстановке. Но то была их особенность, которая более ни одному клану не была свойственна.

+3

20

Честно говоря, за время блуждания по склону у Лео начала закрадываться мысль, что Лис всё же решил не доверять Гиену и оставить его, окончательно потерявшего направление, здесь, на рубеже территории кланов. Впрочем, Лис успешно развеял все эти подозрения, даже не зная о них: Ларс просто провёл Гиена за собой, и остановился рядом, терпеливо ожидая реакции Леонарда.
Лео осторожно открыл глаза и заморгал, пытаясь приспособить зрение к темноте. Возможно, если бы в подземном ходе был бы хоть какой-нибудь свет, это бы и помогло, однако откуда свету взяться под горой? Лео ощупал стену, за которую, по совету Лиса, держался, потом упёрся в неё спиной, повернув лицо туда, где он чувствовал Ларса:
- Хорошо, мы внутри. Что будем делать дальше? - Леонард опять проморгался, и вперил взгляд туда, где угадывалось какое-то шевеление. Причём, что было странным, это шевеление угадывалось за спиной Лиса. Внезапно Гиена будто что-то толкнуло изнутри, и, мигом встревожившись, Лео вскрикнул:
- Ложись! - он резко дёрнул Ларса вниз, тут же пригибаясь. В то место, куда раньше парень упирался затылком в стену, врезалась какая-то чёрная тварь, которая тут же прыгнула в темноту, туда, где глаз Гиена не различал вообще ничего. Впрочем, за цвет этой твари Леонард не поручился бы: лично для него вокруг был лишь один сплошной мрак, который в любой момент мог превратиться в нечто опасное.

+3

21

- Пещерный гоблин. Он некрупный, зато питается кровью, так что берегись его зубов.

Ларс видел в темноте так же как при свете, даже лучше, потому что как у всех Лисов, у него обострялись все остальные чувства и мир становился более рельефным и четким, как наглядный рисунок. А вот реакция подвела, и если бы не Лео - пришлось бы хуже. Избитое тело не слушалось так быстро, как хотелось бы. Да и бок по прежнему жгло, так что любое движение причиняло только новую боль.

- Это зверь такой, - пояснил Коррин на всякий случай, чтобы Лео не подумал, что пещерный гоблин - разумное существо. - Пакостный, но трусливый. Если почувствуешь, что в тебя кто-то вцепился - бей ножом, и несколько раз. В меня не попадешь, я вижу.

"Надеюсь, что и увернуться успею", - добавил он про себя, чувствуя, что переоценивать свои силы сейчас не следует.

- В общем, держись за веревку и щупай стены. Впереди будет узкий проход с низким потолком, так что надо будет беречь голову. Но примерно через час мы доберемся до хорошего штрека, и можно будет расслабиться. Света там нет, но и биться головой тоже будет не обо что.

"Предупреждать или не предупреждать? - подумал Лис про себя. - Обычно на новичков присутствие одной интересной здешней твари действует весьма неприятно... Ладно, пока не буду. Нам еще нужно разобраться с пещерным гоблином. Наверняка он где-то рядом и рассчитывает, что все-таки дотянется и попьет крови".

+4

22

Лео и без предупреждений хватило, чтобы задуматься. "Пещерный гоблин" ему совершенно не понравился, как не понравилось бы любое существо, которое жаждет испить его крови. В пору было задуматься, правильно ли он сделал, что решился уйти от своего клана? Может в этих пещерах он и останется, точнее его косточки. И как можно поручиться, что этот Лис найдет выход, когда он еле тащится? А если найдет - можно ли поручиться, что не захочет оставить Лео прямо здесь, в отместку за то, что его соплеменники сделали? Но пока Лео принял решение не дергаться и делать, что говорят. Если Лис в благодарность за помощь его здесь бросит - ему же хуже. Говорят же, по крайней мере в книгах, что зло всегда возвращается к тому, кто его совершает. Ну, или это просто слова, но наверняка Лисы должны верить в них больше, чем Гиены, для которых кого-то потерзать и помучить - обычное дело.
С таким примерно мыслями Лео шел, старательно размахивая одной рукой, чтобы вовремя заметить, где надо пригнуть голову, а второй рукой вцепившись в веревку, словно это придавало ему уверенности. Больше всего угнетало полное отсутствие зрения, но Гиена старался прислушиваться и нюхать. Чем только тут не пахло! И как Лисы могли среди этого хаоса запахов что-то определять конкретное? "Мне бы такой нос", - подумал Лео, и тут же со стуком приложился головой к какому-то выступу пещеры.
- Ах, чтоб тебя... - тихо выругался он. - Далеко еще до твоего расширения пещеры?
Откуда-то сбоку потянуло могильным холодом и Лео невольно поежился, забыв о шишке, которую только что набил. И еще... Еще ему показалось, что рядом с ним кто-то есть. Лео схватился за нож, проворонил очередной выступ и снова бумкнулся головой.
- Я чувствую, что оно где-то рядом, - шепотом проговорил он, после того, как успешно подавил очередное ругательство.

+5

23

Коррин усмехнулся, при чем так, что можно было услышать.

- Не бойся, - сказал он почти что ласково. - Это наш сегодняшний обед, только нужно его еще поймать. Надеюсь, ты не против поохотиться, когда станет побольше места?

Лис не издевался. Он чувствовал, что ему сейчас многие вещи недоступны. Конечно, он мог сделать вид, что совсем ослабел, и дать какой-нибудь зверюге подобраться к себе вплотную, чтобы схватить ее, но почему-то он решил, что у Лео это получится не хуже, а напрягаться тому надо меньше.

- Мы почти дошли, - сказал он, совершенно не страдая от темноты. У него сейчас были свои страдания в виде ожогов и глубоких ушибов, которые саднили и болели, требуя отдыха. - Мне вот интересно, смог бы я, по примеру одного древнего Лиса, жить слепым? Я конечно представляю себе, что значит совсем не видеть, но вот ты например, можешь поделиться опытом: что ты чувствуешь, когда не можешь различить вокруг себя ни одного предмета?

+4

24

- Чувствую, какие камни твердые, когда бьешься об них головой, - буркнул Лео.
Ему почему-то было не представить себя слепым, даже сейчас, когда он ничего ровным счетом не видел, даже если взялся бы тыкать себе в глаза пальцами.
"Интересно бы мне знать, что именно тут можно посчитать обедом? Каких-нибудь пауков?" Почему-то Лео, как и все Гиены, не разделял пристрастия Лисов к поеданию всякой дряни вроде змей, улиток, червяков и земляных крыс. Его сородичи предпочитали более традиционную еду, говядину например или баранину. На крайний случай, конину. И вообще, при воспоминаниях о еде Лео понял, что изрядно проголодался и у него сейчас начнет бурчать в животе.
- Лучше скажи, как выглядит этот обед, если на него посмотреть при свете, - сказал он. - А то может проще самому ему на обед попасться.
Этот Лис его интересовал. Любопытно было общаться с представителем иного клана в такой обстановке, когда между ними не было никакой вражды, и они вели себя достаточно откровенно. Хотя кто знает, про Лисов ведь говорят же, что они те еще обманщики. Может на самом деле этот парень врет и не краснеет, особенно потому что даже если покраснеет - тут в пещере этого никто не увидит.
- И чем его ловят? Руками? - добавил Лео подумав.

+5

25

Коррин усмехнулся. Они наконец-то вышли в расширение пещеры, и нужно было найти удобное место для отдыха. Сыростью тянуть перестало, и Лис, вместо того, чтобы отвечать, некоторое время осматривался по сторонам.

- Лучше всего будет вот здесь устроиться, - сказал он наконец, и взявшись за веревку, потянул к себе своего попутчика. - Тут небольшое углубление в стене пещеры, и мы будем закрыты с трех сторон. А насчет обеда... Знаешь, большой плюс отсутствия зрения как раз в том и состоит, что ты не видишь, что именно ешь.

Ларс забрался поглубже в "карман" метра два на два, и уселся прямо на землю, дернув веревку, чтобы показать Гиене, где он находится. Насчет еды, на которую лучше не смотреть, он не шутил. Пещерные обитатели не страдали от избытка красоты и изящества.

- Устраивайся рядом и слушай, - предложил Ларс. - Как только почувствуешь, что тебя что-то трогает - пытайся это схватить, и сразу же бей его об пол. Только по мне не попади. И не забудь, с какой стороны я сижу.

На всякий случай Коррин поджал ногу, которая была ближе к Лео, и приготовился ждать.

+4

26

Гиена некоторое время прислушивался, потом постарался устроиться удобнее, на тот случай, если придется сидеть тут впотьмах долгое время. Сказать по чести, которая у Лео все-таки была, рассуждения Лиса о еде, на которую лучше не смотреть, ему совсем не понравились. Но выбора не было, тем более что он даже сушеного мяса не удосужился захватить прежде чем уйти. Он снял с плеч котомку и порылся в ней, но понял, что прав: никакой альтернативы в качестве обеда не было.
Прислонившись спиной к шершавым камням, Лео опустил руку так, чтобы если что можно было быстро взмахнуть ею. Вокруг было тихо, но на отдалении Лео слышал какие-то звуки. То ли это вода капала где-то, то ли грызли гору какие-нибудь подземные черви. Тьма и неизвестность начинали уже действовать на нервы, но Лео честно пытался об этом не задумываться, потому что понимал, что выход у него один - идти до конца. Если он сейчас повернет назад, он во первых может и не выбраться, а во-вторых, даже если выберется - попадет в руки своих "горячо любимых" соклановиков, которые наверняка сперва поиздеваются над ним вволю, а потом сдерут шкуру и оставят умирать посреди камней.
- Ты думаешь, меня примут в городе? - спросил он у Лиса, и так удивился своему вопросу, что невольно пошевелился, словно ему вдруг захотелось убедиться, что его новый знакомый все еще рядом, а не уполз куда-нибудь.
- То есть, мне вообще все равно, - быстро перебил сам себя Лео. - И вообще, как ты ухитряешься так тихо сидеть, что я даже дыхания твоего не слышу?
Это было уже похоже на панику, но Лео почему-то поддался.

+5

27

Ларс Коррин покачал головой, глядя на паникующего Гиену.

- Я знаю, что это очень непривычно - находиться в темноте, - сказал он каким-то неожиданно мягким тоном. - Не бойся, и не дергайся, потому что сейчас я возьму тебя за руку.

Предупредив таким образом, Ларс действительно протянул собственную руку и пожал запястье Лео. Может быть, перенесенные пытки сделали обычно циничного Коррина более податливым и сочувствующим, но почему-то ему стало жаль парня. Захотелось как-то дать ему понять, что он не одинок, и что впереди, возможно, все будет не так уж плохо.

- Знаешь, в школе разведчиков есть такое испытание: Тебе завязывают глаза такой специальной повязкой, которую нельзя сдвинуть, а потом отпускают в лабиринт с кучей препятствий. Приходится пользоваться только слухом и обонянием. Это длится сутки, иногда больше, и под конец страшно устаешь именно от слепоты. Казалось бы, все остальное с тобой... В общем, когда я спросил, что ты чувствуешь, когда ничего не видишь вокруг себя, потому что мне подумалось: сейчас для тебя это похоже на то наше испытание. Правда, ты не можешь так же хорошо пользоваться остальными своими чувствами, но у тебя есть проводник. - Он усмехнулся. - Плох я, или хорош, но я тебя не брошу. А что до города - тебя примут, если ты сам этого захочешь.

Высказавшись, Ларс осторожно прислонился к шершавым камням за спиной и закрыл глаза. Он прислушивался. Потом, через секунду он шепнул:

- Оно рядом. Еще пара секунд - и оно будет прямо у твоего левого колена...

+4

28

Лео хотел уже возмутиться тому, что этот Лис его жалеет, и успокаивает как маленького, но в этот момент он сам почувствовал, как нечто касается его ноги. "Только бы не попасть по себе!" - промелькнуло в его мыслях, и он тут же воткнул нож в то, что предположительно вертелось рядом. Раздался какой-то невнятный всхрюк, и нечто пыталось вырваться вместе с его ножом.
- Поймал! Держу! - прошипел Лео, вцепляясь в это нечто, и едва не отдернув руку, потому что на ощупь оно оказалось каким-то склизским и шерстлявым одновременно, словно кто-то обмакнул в патоку болонку.
- Что это за дрянь?! - не сдержался Лео, наверное громче чем нужно произнеся свой вопрос, потому что отзвук его голоса тут же начал гулять по пещере.- Чтоб меня... - выдохнул Лео и постарался нащупать, есть ли у зверя шея, которую можно свернуть, чтобы оно больше не брыкалось.
"С меня хватит! - убежденно подумал Гиена. - Теперь с меня точно хватит!" Чего хватит, он сам не знал. Наверное блуждания впотемках, хотя уже через несколько секунд Гиена успокоился. Можно подумать, что здесь под землей хуже, чем в лапах его недавних дружков и родственников? "Темнота на меня что ли так действует? Наверное, Лис прав, и надо просто взять себя в руки".
- Можно как-то сделать, чтобы оно не царапалось и не вырывалось? - спросил он Лиса, безуспешно выкручивая зверю все места подряд, но наверное шея была в каком-то особо секретном месте, потому что это не помогало.

+4

29

Коррин протянул руку и вцепился в животное, потянув его на себя, после чего быстро вынул нож и резанул им со всей силы. Половина зверя осталась у него - половина у Лео, зато тварь перестала сопротивляться.

- Ну вот и все, - выдохнул Лис, откидываясь спиной на стенку пещеры и подтягивая себя оттяпанный кусок добычи. - Можешь содрать с него шкуру, а можешь просто пощупать и выбрать кусок получше. Огонь здесь лучше не разводить, так что придется есть это сырым.

Есть Ларсу совершенно не хотелось, но он знал, что это ложное чувство. Это ему кажется, что сейчас в него кусок не полезет. Для того, чтобы преодолеть подземный лабиринт, нужно иметь силы, а силы давала еда. Поэтому не дожидаясь, когда его неожиданный напарник решит, что ему дальше делать с куском добычи, Ларс вцепился в свою половину зубами и с хрустом откусил кусок солоноватой мякоти вместе с подвернувшимся хрящом. Жуя и облизывая губы, Лис чуть не заурчал от удовольствия. В самом деле, что может быть лучше пещерной крысы, когда нужно по-быстрому набить желудок?

- Жирная попалась, - похвалил он пищу. - Тебе повезло, твоя первая добыча в этих местах хорошо откормилась. Как раз для нас.

+4

30

Лео поморщился, представив своим живым воображением, чем именно "откормилась" эта тварь, кусок которой он держал в руках.
- Я слышал, что человек может не есть неделю, - задумчиво выдал он, и не решился попробовать. - Может я пока потерплю? Это тебе силы нужны, а я... - "...пешком постою", - добавил он про себя.
До него неожиданно дошло, что спать придется тоже в полной темноте и почему-то это его расстроило. Ну казалось бы, чего особенного? Теперь Лео очень четко осознал, что его странные чувства именно из-за этих пещер, и заподозрил, что наверное что-то тут есть еще, потому что он никогда раньше темноты не боялся, его и маленького не раз запирали в темноте какого-то подвала, когда хотели наказать. Дело было не в темноте, а в чем-то еще, и вот это как раз больше всего пугало на уровне подкорки, когда сам не понимаешь, что с тобой происходит.
- Ты вот что скажи лучше, - почему-то шепотом заговорил Лео. - Что еще живет в этих пещерах? Почем тут так... странно ощущаешь, будто не видишь только ты, а все остальные видят прекрасно. Точнее, будто за тобой смотрят все время... Ну, не знаю, как сказать, тебе должно быть виднее.
А к крысе Лео так и не притронулся.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » О том, как однажды подружились Лис и Гиена