В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Мадемуазель, уверяю, Вам очень нужны приключения! © Судьба


Мадемуазель, уверяю, Вам очень нужны приключения! © Судьба

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

Участники: Исабэль Даверциан и кому повезет...

Исходные данные (одно-два предложения): Дэвиан Даверциан отправляет дочь с солидным эскортом в Акрилон на крайне важную миссию - первое (из запланированных по городам и договоренностям) двухмесячное обучение у тамошнего местного судьи и друга семьи Даверциан, Белого Волка Эринио Грэйхара.  Конечно же, девушка только "за" такой расклад и готова пуститься в путь. Конечно же, до пункта назначения добраться вполне реально. Конечно же, все пойдет не по плану...

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-09-14 22:31:42)

0

2

Из крепко сжала поводья Стеллы, отданной ей братом вороной кобылы, и подмигнула Рорану. В ответ девушка получила понимающую полуухмылку – в карете позади авангарда, в окружении охраны, осталась и недовольная личная гувернантка, и коробы с вещами на запятках, и меланхоличный кучер, который не сдаст воспитанницу замка ни за какие коврижки, и до последнего будет защищать все поступки дочери судьи.
Как только процессия миновала последнюю улицу квартала, где расположился особняк Даверциан, Исабэль приподнялась с обитой бархатом скамьи и живо постучала в переборку, заставляя карету приостановиться. Гувернантка была уведомлена о желании воспитанницы ехать рядом с братом; скрепя сердце, женщина повиновалась, ибо с самого начала подозревала нечто подобное в духе подопечной.
Впрочем, и дурочкой Даверциан также не была. Неторопливо ступающая кобыла будет ведома только до городских ворот, а там девушка все же вернется в почти надежные стенки кареты. Просто ехать рядом с братом, который даже в седле проявляет свою натуру – упрямую и своевольную (плечи расправлены, взгляд чуть исподлобья на всех, кроме сестры) – истинное удовольствие после стен. Стен везде – замка ли, кареты ли. Видеть людей, наблюдать за ними, пытаться читать эмоции с лиц.
- Обещай скучать по мне, Ро. – Ее голос мягко вольется в уличную суету, свист и окрики процессии посторониться, дабы снующий люд не попал под стремя или копыта. – И писать.
Парень кивнет, возвращая скуповатую улыбку:
- Ты тоже пиши. А то я тебя знаю – зароешься в книги у дона Эринио… или свои поиски справедливости. Между прочим, мама с утра все глаза выплакала. А по тебе и не заметно, что ты будешь тосковать. 
Исабэль чуть иронично подожмет губы:
- У дона Эринио по слухам просто превосходная библиотека. И с мамой я простилась, не переживай. – Оба чада любили и мать и отца, и порой взаимные упреки несли в себе совершенно иной посыл и контекст. – А ты, прошу тебя, заходи чаще к папе по вечерам… когда не будешь занят своими молодцами.
Младший капитан Роран Даверциан перевел ставший бесстрастным взгляд на свое сопровождение. Личная охрана судьи и несколько человек из городской стражи составляли солидное количество народу. Парень вернет внимание к сестре, подъедет чуть ближе и неожиданно перехватит ее поводья:
- Прошу тебя… будь осторожна. Путь неблизкий. Я предупредил всех насчет твоей безопасности…
- Роран. – Еще мягче. Его рука в верховой перчатке теперь найдет ее пальцы, так же облеченные в легкую кожу. И девушка кивнет. – Я буду паинькой. А ты присматривай за Дэей.
- Ну-ну. – Очередная ухмылка.  – Порой мне кажется, что я вижу каждый твой следующий жест. Но иногда ты меня удивляешь. Предчувствие. – Он стукнет кулаком в перчатке по нагруднику, попав как раз на латунную застежку плаща. Та чуть загудит в ответ.
… Они простятся за воротами. Исабэль вернется в карету, а поводья Стеллы будут подхвачены Рораном. Глоток слабого светлого вина из фляжки брата перед финальным объятием; гулкий цокот копыт по деревянному настилу моста; недовольное молчание потихоньку смягчающейся Элларии – гувернантка уже принялась за рукоделие. Книга, раскрытая на второй главе, о приключениях паренька, который уплыл черт знает куда от родины и встретил друзей в незнакомой стране… Что ж, здравствуй, дальняя дорога.

+2

3

Когда вас трясет и «подпрыгивает» на ухабах, ямках и прочих неровностях вроде бы накатанной дороги, трудно сосредоточиться на чтении, если только оно не увлекло с головой. Исабэль была способна абстрагироваться от внешнего мира, так или иначе погружаясь в мир читаемой литературы, но не в этот раз.
Паренек из романа преодолел часть своего пути, потерпел крушение и даже был спасен неким благородным семейством, но все это промелькнуло перед мысленным взором Даверциан будто в тумане. Вздохнув, девушка наконец-то  перестала «прыгающе» ловить строки или перечитывать один и тот же абзац несколько раз подряд. Отложив книгу, Волчица потянулась (сапфировый двойной атлас амазонки, расшитый мелким белым жемчугом по вороту и рукавам, приятно зашуршал в такт движениям) и поймала взгляд Элларии.
- Устали, мадемуазель?
- Я? О, нет, совершенно. Или Вы о тряске, дона?
Ко всем слугам или посторонним людям брюнетка выработала в себе привычку обращаться вежливо. Потому что именно вежливостью можно подчеркнуть теплое или неприязненное отношение к человеку. Второе возникало в Даверциан крайне редко.
- О тряске, мадемуазель. – Матрона в годах потянулась к занавеске, отодвигая тяжелый бархат в сторону. Из и сама решила окинуть взглядом места, которые они проезжали – что-то вроде проселочной дороги,  - для этого склонив голову к просвету. – Мы едем уже несколько часов, а дорога все хуже и хуже.
Философски пожав плечами, Даверциан потянулась к окошечку и открыла его, впуская свежий дневной воздух в теплое, словно пропитанное слабыми духами, запахами мыла и крахмала от Элларии и ароматами сушеных цветов, которые использовались воспитанницей вместо закладок, пространство. Вытянула подбородочек, выглядывая. Тут же на девушку упала тень – подъехал один из сопровождающих охранников.
- Что-то необходимо, мадемуазель?
- Нет, дон Войцек, я всего лишь хотела посмотреть, где мы… О… Впереди лес?..
- Да, мадемуазель. Мы выбрали один из коротких путей, он ведет через лес, однако пару часов спустя Вы уже увидите шпили и крыши Акрилона.
- Замечательно. Благодарю Вас.
Кивок со стороны Войцека – и старый, хотя и крепкий, подтянутый, служака, который был предан отцу еще с его молодости, отъехал в сторону, возвращаясь на свою позицию и ради этого притормаживая великолепного чалого жеребца. Вроде бы по кличке Ветер. «Жаль, что Стеллу пришлось вернуть»,  - вдруг подумалось Исабэль: девушке очень понравилась вороная. Мысль мелькнула и исчезла. Со вздохом, переглянувшись с Элларией, Даверциан вернулась к книге.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-09-15 13:10:42)

+1

4

Дороги между городами достаточно наезжены. Тем более, между столицей, городом Азнавур, и древним, соперничающим с ним по значимости Акрилоном. По пути попадаются маленькие деревеньки, крупные поселения, фермы и замки. Мосты через реки и пропасти в идеальном состоянии. В общем, подобная поездка из города в город должна была бы напоминать увеселительную прогулку дней этак на пятнадцать-шестнадцать. Но не все так просто.

Во-первых, сам Азнавур находится в непосредственной близости к Пустошам. Во вторых, Акрилон хоть и дальше от опасной границы, но все равно в нескольких днях пути от опасных мест. Ну и в-третьих, если твари с Пустошей не доберутся, чувствуя силу Талисмана, которая их распугивает, то обычным бандитам магия не мешает. Так что спокойно и без особых приключений поездка госпожи  Даверциан продолжалась лишь первые несколько дней. А потом вся процессия, заночевав в каком-то гостеприимном замке, снова оказалась на дороге, и через пару часов въехала в густой девственный лес.

*****

- Эй, Джамбо! Долго мы тут будем сидеть?

Атаман разбойничьего отряда, Красавчик Джамбо, даже не среагировал. Как сидел на камушке около ручья, ковыряя кончиком ножа под ногтями, так даже не пошевелился. Он ждал отчета своего разведчика, которого послал проследить, что это за карета и люди въехали в лес некоторое время назад.

В банде Джамбо было больше полсотни народа, в основном из клана Гиен. Хотя была и парочка Черных Волков, но они Джамбо не мешали и власть его не оспаривали. Да и как оспоришь, когда он уже убил четверых предводителей других банд, объединив их людей в один большой отряд? Собственно, для того, чтобы не привлекать внимания, все пять отрядов Гиен добирались до этого леса скрытно и каждый сам по себе, но когда собрались - Джамбо поступил вероломно (как и положено Гиене), одного из предводителей прикончил втихаря, нежданным нападом, а трем другим предложил честную драку - и вышел победителем. Больше его власть никто не оспаривал, так что он остался единоличным атаманом целого воинства, а разбойничьих отрядов такого масштаба давно никто не видел.

- Атаман! - Разведчик, тоже из клана Гиен, наконец-то вернулся. - Это какие-то богатеи едут. Охраны с ними не больше десятка, но вооружены до зубов.

Джамбо оскалился в усмешке.

- Десятка? А Лиса среди них нет?

Разведчики-Лисы были особенно ненавистны Красавчику Джамбо. Они обладали таким поразительным чутьем, что скрыть свое приближение от них было совершенно невозможно. За несколько миль чувствовали Гиен!

- Лиса нет, - доложил разведчик.

Джамбо еще более широко ухмыльнулся и вскочил, убрав наконец ножик, которым чистил ногти.

- Вергар! Бери два десятка человек - и на ту сторону дороги! - скомандовал он. - А ты, Селес, поведешь еще двадцатку вперед, обойдите эту процессию и затаитесь милях в двух впереди. Понятно? - Получив молчаливый кивок от мрачного помощника Вергара и веселую ухмылку от Селеса, Джамбо повернулся к третьему помощнику. - Ты беря пятерых и иди за ними по пятам, но близко не подходи. И вообще не показывайся. Когда мы нападем, кто-то из этих стражей может попытаться прорваться назад, за подмогой. Ваша задача никого не пропустить. Убивайте наповал, но старайтесь в драку не вступать. Остальные пойдут за мной. Как только наши клиенты заедут поглубже в лес, я первый с ними повстречаюсь. Сигнал к общей атаке я сам подам. Все понятно?

Оставшись с десятком людей, чтобы не сразу пугать жертв, Джамбо направился к дороге. Устроившись на обочине и спрятав людей в придорожной канаве, Джамбо снова вынул ножик и принялся с таким же увлечением ковыряться в ногтях. Ему осталось только ждать, когда карета и сопровождение покажутся из-за поворота.

+3

5

Больше всего в довольно долгом путешествии Из понравились перлы от Войцека Вариада и его младшего напарника Уризена Каста. Особенно по поводу расстояния и гостеприимства мест, в которых процессия оставалась на ночь. Девушка не вслушивалась нарочно, но Волки будто нарочно заводили полушутливые диалоги возле окошечка с ее стороны, в котором иногда мелькали улыбающиеся алые губы, карие глаза или тонкие пальцы с развевающимся на ветру платком, когда Даверциан устраивала для уставшей напрягать глаза иглой с нитью Элларии своеобразные представления из прочитанных ранее книг и пьес.
Иногда брюнетка даже коротко спорила с провожатыми. И каждый раз со смехом поминала «шпили и крыши Акрилона», про которые Волк неизменно говорил убеждающе и уверенно. Про своеобразное чувство юмора Вариада Из тоже была в курсе. Служанки и лакеи замков и особняков, лорды и леди которых были рады принять в своих стенах дочь мирового судьи Азнавура, неизменно находили общий язык с воспитанницей Элларии, но побаивались подойти к Волку и на шаг.
Очередное поместье осталось позади. Как и степная местность Атмосфера при приближении к новому и неизведанному лесу, чьи кроны были невиданно высоки для такой лягушки-путешественницы, как Исабэль, немножко изменилась. Тот же Вариад побывал во многих местах, однако при виде этих мощных стволов и раскидистой тени верхняя губа мужчины время от времени подрагивала словно в беззвучном рычании; охрана как-то подобралась и стала шутить меньше. Зачастую разговоры смолкали, толком и не разгоревшись.
В карете же все было по-прежнему. Книгу Исабэль  давно освоила, но не спешила приниматься за следующую, ибо для гувернантки история с несчастливым концом была разыграна едва ли не по ролям – и убийство возлюбленной, и гибель младенца, и буквально сколькитодневное опоздание главного героя во имя спасения обоих. В конце представления Эллария утирала глаза платком Из, а сама девушка задумчиво покусывала губы, размышляя о превратностях фатума.
Внезапно колеса остановили свой бег по мелким ухабам раскатанной лесной дороги. Даверциан собралась было приоткрыть окошечко, но длань в знакомой перчатке прошитой черной кожи надавила на створку снаружи.
- Прошу Вас, мадемуазель. Сохраняйте спокойствие и не торопитесь показываться наружу.
Обычно спокойный голос Войцека отдавал странным металлом. Даверциан чуть сдвинула брови – и подчинилась. Лишь бы ничего серьезного не случилось.
Первые верховые отряда, в котором карета уподоблялась жемчужине, что со всех сторон окружена защитными стенками раковины, уже передали весть о человеке, который непринужденно отдыхал на обочине. Сама поза его говорила о неге и безмятежности, а клинок в руках поблескивал, ловя редкие лучи солнца, что пробивались сквозь густую листву. Таким самоуверенным в здешних местах мог быть только наглый  разбойник или хотя бы местный проводник, что знает опасные места и готов за отдельную плату провести желающих в целости и сохранности. Однако, вряд ли бы последний стал так вольготно рассиживаться на обочине, производя кинжалом холю ногтей.
Войцек подал рукой знак – и пара первых всадников, что ловили все звуки и движения с особым усердием и вниманием, двинулась в сторону мужчины. Ими оказались Йохан Рыжий и Петер Рукманн, Петер Стальной Клинок – оба рослые, в доспехах и без сомнения используют свои мечи… при таковой необходимости.

+2

6

"Надо же! Волки на лошадях!" - мысленно воскликнул Джамбо. Ему приходилось сталкиваться с Волчьими отрядами, он разбойничал уже давно и имел большой опыт по части того, как вовремя и правильно уйти от погони. Нет, Волки на лошадях его совершенно не пугали. Вот если бы карету сопровождала пешая Волчья стража - тогда стоило бы еще подумать, нападать ли, или пропустить с миром. Дело в том, что и Волки, и даже Гиены и Лисы бегали, когда хотели, достаточно быстро, и были куда выносливее лошадей. А уж по пересеченной местности, где конь ногу сломит, у пешего было стопроцентное преимущество перед всадником. Но не следовало, однако, забегать вперед с выводами. Может, эти парни верхом едут для солидности, и если что - просто бросят животных, чтобы не мешались.

- Вы напрасно следуете этой дорогой, добрые господа, - вкрадчивым тоном произнес Джамбо, поднимаясь навстречу этим двоим и разводя руками в миролюбивом жесте.

Вид у него был самый что ни есть разбойничий, но Волки не могли не распознать в нем Гиену, а Гиены часто выглядят как разбойники, даже если таковыми не являются. В общем, на нем были расшитые по лампасам штаны, которые несомненно когда-то, довольно давно, были щегольскими, с широких плеч спадал пропыленный коричневый плащ, под которым прямо на голое тело была надета кожаная перевязь с коротким мечом. Рубашку Джамбо носил редко, и только тогда, когда удавалось с кого-нибудь ее снять. Густые волосы разбойника спадали ему на плечи беспорядочными прядями, а ухмылка на небритом лице говорила скорее о ехидстве, чем о добродушии. Ритуальные шрамы виднелись на его руках и груди.

Не подавая пока знака своим людям, Джамбо сделал попытку для начала завязать разговор.

- Милях в трех отсюда какие-то разбойники разобрали мост, так что там невозможно проехать, - сообщил Джамбо (и самое интересное, что он даже не врал). - Я услышал, что по лесу едет карета, и решил вас предупредить.

Сунув большие пальцы рук за широкий пояс, к которому были привешаны несколько кожаных мешочков, торчали в ножнах метательные ножи и поблескивали какие-то металлические побрякушки явно декоративного назначения, Джамбо всем своим видом показывал, что драться не собирается.

За спиной, под плащом, к его поясу крепился еще один предмет, вовсе не декоративный и потому скрытый от глаз посторонних: свернутый в несколько раз Черный Хлыст. Правда, к нему Джамбо прибегал только в самых крайних случаях.

+3

7

Взгляд, которым Йохан Рыжий смерил Гиену (таким лихачом, который не побоится процессии Волков со всеми регалиями и малым стягом, что развевается над каретой, мог быть только представитель этого клана… да и особые шрамы выдали мужчину с головой) не был неприязненным. Но и тепла в нем было мало. Ничего толкового не выражающий взгляд. А вот тень ухмылки губ, скрытых роскошными рыжими усами и такой же кустистой бородой, все же коснется.
- Спасибо за дельную информацию. – Таким вежливым тоном благодарят обычно за что-то незначительное. Петер уложит руку на эфес своего клинка, совершенно ненавязчиво и как будто просто так, словно этот жест ему приходится делать по тысячи раз на день. Йохан же пожует нижнюю губу, точно в задумчивости, а затем пристально оглядит фантастический внешний вид любителя дешевого и сердитого маникюра.
- А ты, незнакомец, стало быть, знаешь более короткую и безопасную дорогу. – Рыжий поднимет руку в перчатке. Петер все так же держит руку на эфесе. Через пару десятков секунд к двоим всадникам присоединится третий – сам Вариад. Вояка не станет класть руки на гарду клинка или демонстрировать иным способом свое превосходство. Сама фигура в плаще – статная, крепкая, пусть и седоволосая, с короткой военной стрижкой – говорит за себя. Рыжий негромко скажет буквально пару слов. А затем темно-серые глаза Войцека обегут фигуру «миролюбивого» незнакомца с головы до ног.
- Ты всех предупреждаешь или только тех, кто понравится? – Намек весьма двусмысленный. Над каретой  - самым важным и ценным в процессии – веет малый стяг дома Даверциан. В принципе – это стяг всех мировых судей  из городов, разве что в случае полотно несет на своем белом фоне абрис линиями головы волка и чаши весов под нею. И пусть сама карета выглядит довольно просто и золотом не украшена, добротная отделка и солидная охрана говорили сами за себя.

Исабэль напряженно стискивала руками атлас амазонки. Эллария давно перестала делать вид, что занята исключительно иглой и ниткой, и пыталась усмирить собственное любопытство и тревогу.
- Почему мы стоим? Мне не… мне не нравится эта остановка. – Интуитивно Из ощущала, что что-то не так, но идти дальше в рассуждениях и логических выводах пока что было бессмысленно.
- Может быть, чей-то жеребец внезапно…
- Нет.
Девушка решительно оттолкнула створку окошечка. И так как с той стороны было некому воспротивиться этому жесту, ей удалось-таки высунуть нос наружу.

+3

8

И тут же была замечена Джамбо. Он вообще внимательно приглядывал за каретой, хотя и старался делать это понезаметнее. Но даже если это было заметно - разве такая карета, да еще под флагом, не могла привлекать к себе внимание? И Джамбо поменял планы.

- Добрые господа! - обратился он ко всем троим Волкам. - Я всего лишь хотел предложить вам свои услуги и немного подразаботать. И я действительно знаю более короткую дорогу, к броду через реку. О нем все уже забыли, потому что давно построили тот несчастный мост, но я о нем знаю. Больше того: я сам шел именно через него. И если вам угодно, меня зовут Шейни. - Имя он не придумал, имя было настоящее. Так звали его старшего брата, этого дурачка, который предпочитал зарабатывать честным трудом. - Я уверен, что госпоже, которую вы сопровождаете, понравится дорога через лес к броду.

Решительно настроенные Волки не испугали бы Джамбо, потому что он считал, что численный перевес на его стороне. Но девушка его заинтересовала, вот он и решил повременить с нападением. Хотя его людям, прячущимся в кустах, это и было не слишком понятно, они предпочитали его слушаться. Кому охота отведать на своем хребте действие Черного Хлыста? Да и с недовольными Джамбо расправлялся слишком уж быстро и легко, чтобы с ним спорить.

+3

9

- Какой госпоже? – Войцек резко и стремительно повернул Ветра, не особо церемонясь с шенкелями, чтобы обернуться назад, на карету. Как раз вовремя  - он встретился коротким взглядом с Исабэль, которая тут же юркнула обратно, лишь мелькнул темный мягкий выбившийся из привычно стянутой на затылке заколкой разнодлинной гривы локон. Седоволосый мужчина коротко чертыхнулся, поминая и женское любопытство, и нетерпение, и неспособность посидеть спокойно хотя бы пять минут. Йохан поджал губу и недовольно повел плечом – он догадывался, что рано или поздно его командир придет вот в это состояние вскипающего раздражения, ибо Даверциан всегда отличались особым характером.
Вариад вновь перевел взгляд на того, кто назвался Шейни.
– Мы с удовольствием предоставим тебе эту возможность пополнить карманы. – Голос звучит почти ровно, без напряжения, однако взгляд цвета хмурого неба чуть сощурится. – Я наслышан о здешних местах. Говорят, тут кишмя кишат разбойники и всякие бесчестные искатели легкой наживы. – Последние слова выделены особым нажимом, будто вояка интересовался у любителя маникюра, не относится ли он к этой категории. – Если проведешь по безопасным дорогам – получишь вдвойне.
Не нравился этот «Шейни» Войцеку. Но выбора у старого воина как такового не было. Даверциан дал четкие указания – доставить дочь в целости и сохранности в нужное место без потерь людей и моральных травм, деньги в данном случае никакой роли не играли. Верхняя губа Вариада вновь было поползла вверх, чтобы явить оскал, но он сдержал глухое недовольство. Вместо этого умеренно сдвинул брови, сверля взглядом «радивого проводника» и мимолетно вспоминая, как предлагал дону Дэвиану удвоить число сопровождающих… но тогда излишнего внимания точно было бы не избежать, ибо с подобным кортежем по Азнавуру или Акрилону разъезжали только приближенные Князя.
Была еще мысль попросту схватить и обыскать этого человека, но Вариад со всей его неприязнью не мог рисковать вот так вот смело и безрассудно. Этот самый «Шейни» мог вполне быть лазутчиком разбойничьей банды или элементарной наживкой. А, не зная количество предполагаемого врага – никогда не совершай необдуманных поступков.

- Мадемуазель, не стоило Вам сердить дона Вариада… - Тон Элларии чуть смягчился. – Там что-то случилось?
Даверциан вернулась на обитую мягким бархатом скамью и напряженно повела плечами в кружеве блузы, что кипенной белизной легла на тело под амазонку. Дон Войцек ее заметил. Сглупила, да. Просили же не высовываться.
- Я заметила человека. На вид он не совсем… благонадежен. Надеюсь, это не разбойники. И ничего плохого не произошло.
С той стороны на окошечко внезапно упала тень – это подъехал Райдимир, рослый темноволосый воин в поблескивающих серебряными нитями доспехах. Он даже не попытался заговорить, а, посмотрев куда-то вперед и кивнув, молча закрыл окошко с внешней стороны, задвинув крохотную, но прочную защелку. Теперь свежим воздухом пассажирок обеспечивала только щель в три пальца шириной меж запыленным стеклом и деревом.
Из перевела сузившийся взгляд на Элларию. Теперь тревога овладела обеими женщинами. Воспитанница пересела на скамью к гувернантке, и они застыли обе соляными столпами, тщательно прислушиваясь к происходящему снаружи и ничего толком и не слыша.

+3

10

Ларс Коррин

http://se.uploads.ru/niC61.jpg

Ларс Коррин - Рыжий Лис, охотился неподалеку вместе со своим другом - Рысем Фрайдеком Атли. Они выслеживали вепря, который забрел в эти места и сильно досаждал окрестным фермерам. Наглое животное нападало на путников, портило чужие сады, и уже успело убить двух человек, оказавшихся не вовремя на его пути.

Условившись встретиться у старого моста через речку Птичку (того самого, которое успели испортить разбойники Гиены), друзья разошлись далеко, на несколько миль, по разные стороны дороги. Через несколько часов блуждания в густой чаще, Коррин учуял знакомый запах. Но не Фриса. Чуткой Лисий нос уловил гиений "аромат", через который слабо пробивались запахи лошадей, выделанной кожи, обработанного дерева и железа. "Карета", - догадался Лис. По идее. Гиены в каретах не ездили, если только откуда-нибудь эту карету не угнали. Но кроме Гиен, Ларс уловил ещё и запах Волков, а Волки всяко не могли быть заодно с Гиенами. Лис решил проверить и пошел на запахи, не забывая о маскировке. Через некоторое время стало понятно, что прямо перед ним в кустах прячутся несколько Гиен. Ларс обошел их и направился дальше... В общем, никем не замеченный, он подошел к дороге как раз к тому моменту, когда карета остановилась, и охранники вступили в диалог с парнем, который назвался Шейном.

Маскировка Лисов людей всех остальных кланов и раздражала, и восхищала, и чего в этом было больше - восхищения или раздражения - трудно сказать. Прирожденные разведчики, особенно такого уровня, как Коррин, могли незамеченными подкрадываться даже там, где в принципе не за что было прятаться, на ровном месте. А уж среди леса их вообще невозможно было никак обнаружить, так что Ларс спокойно прошел в двух шагах от притаившихся в лесу Гиен - и точно так же подошел к самой карете, а его никто не увидел. И лишь когда он неожиданно, словно из-под земли возник между каретой и ближайшим всадником, только что закрывавшим окошечко снаружи, его стало видно: преимущественно самому Волку по имени Райдимир.

- Доброй дороги, путники, - негромко произнес Лис. - Вы в курсе, что вас окружают три отряда, каждый человек по двадцать? И кстати, этот господин, который назвался Шейном - скорее всего их предводитель.

Гиены его не видели, потому что он сидел на подножке кареты, поджав ноги, и карета и всадник скрывали его от посторонних глаз. Но в карете вполне могли слышать его голос.

+3

11

И, конечно же, его услышали.
- Мадемуазель… - Глаза Элларии испуганно расширились. Исабэль побледнела, но упрямо сомкнула губы. Впрочем, ее выдержки хватило буквально на несколько отстуков сердца, а затем девушка приникла к той стороне кареты, откуда (как ей казалось) шел голос.
- Кто Вы? Что происходит?! Дон Райдимир! – Девичье контральто почти не дрожало. – Что случилось?!

Воин пристально посмотрел на Лиса, словно не понимая, как этот мужчина оказался здесь и сейчас, на подножке кареты, да еще и информацией снабдил… не факт, что правдивой, но все равно весьма важной и полезной в данной ситуации. Однако своего смущения Волк никак не выдал. Его первоочередной задачей была охрана кареты и ее пассажирок… поэтому оправдать оплошность внезапного, почти волшебного появления еще одного незнакомца пришлось только тем, что все Лисы – прекрасные следопыты, охотники и разведчики.
Особых оснований верить словам Лиса не было. Однако и опровергнуть их Райдимир не мог. Приглушенный переборкой голос Из окончательно подтолкнул воина на дальнейшие действия.
- Твою мать… - тихо и сквозь зубы. Затем темноволосый Волк в доспехах с нитями серебра по ним негромко присвистнул. С другой стороны кареты сначала показалась мощная лошадиная голова чалого жеребца по кличке Бешеный, а за ним уже нарисовался и такой же внушительный всадник, чьи широкие плечи скрывал темный, обитый багрянцем, плащ поверх доспехов:
- Ты меня звал, брат? Ох ты ж твою… Лис! – Голос негромкий, но и его Даверциан услышит. – Кто он такой? Что он здесь делает?
- Он говорит, что мы попали в конкретную засаду, Ольдмар. Он говорит, что вокруг нас уже группируются отряды разбойников… Надо доложить Войцеку. Как тебя зовут, Лис?
Изнутри кареты неожиданно забарабанили упрямые женские ладошки. Скрипя зубами, Райдимир потянулся к щеколде. В тут же открывшемся окошке появилось взволнованное лицо Исабэль:
- Что там у вас случилось? Кто нас окружает? Дон Райдимир…
- Мадемуазель, во имя Вашей же безопасности я настоятельно советую Вам сидеть тихо. Мы…
- Я услышала про разбойников. Позовите дона Войцека, немедленно!
- Дона Исабэль, - в ответ на медленные и нарочно растягиваемые слова брюнетка подобралась, будто ее застигли за чем-то неправильным, точно за шалостью в детстве. – Я прошу Вас переждать вместе с доной Элларией. Прошу Вас.
Из вздохнула и скрылась; створка окошка вновь вернулась на место, но в этот раз запирать снаружи ее не стали. Ольдмар подал знак всадникам, чьи лошади нетерпеливо переступали впереди кареты, а те в свою очередь дали понять Вариаду, что в нем нуждаются возле транспортного средства. Райдимир вновь вернул внимание к Лису:
- Как я понимаю, они числом превосходят нас в несколько раз. Есть ли тут какие-либо иные пути? Возможен ли отход по лесу?
«Понятное дело,  - подумалось вдруг воину в доспехах с серебром, - карету с грузом придется бросить. Взять обеих пассажирок к всадникам, а когда лошади устанут – дать бой…» В этот момент подъехал Войцек – Ветер упрямо кусал удила, словно они не нравились ему вовсе и были надеты в первый раз. Лису седой вояка почти не удивился:
- Что за новый персонаж в лесной пьесе? Ольдмар, предупреди остальных быть наготове. Я чувствую, что что-то не так… А нюх меня никогда не подводил. – Седой Волк зачастую не ошибался насчет собственной интуиции. Сейчас она подсказывала, что этот спокойный темноволосый Лис опасности не принес.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-09-17 19:31:14)

+4

12

Вообще-то Лисы никогда не связывались с разбойниками. Ну, или почти никогда. Говорят, что парочка примеров в истории имелась, да и то лет двести назад. Ларс считал, что это сказки.

- Ларс Коррин к вашим услугам, - представился Лис подъехавшему к ним Волку. - Если будете так толпиться - ваш новый знакомый заподозрит неладное.

Девушку Ларс заметил, и она ему понравилась. Впрочем, не было наверное такой девушки, которая бы ему не нравилась, и это вовсе не означало, что Ларс приставал к каждой. Жил он одиноко, занимался тем, что водил караваны да охотился, а вот имя его знали многие. В своих кругах, конечно же, среди охранников Пустошей, купцов, путешественников, и окрестных фермеров. В общем, обходиться подолгу без дамского общества он давно привык.

- Мой приятель - парень из Рысей - охотится вместе со мной. Он сейчас где-то по другую сторону дороги, и судя по запаху - где-то неподалеку. - Коррин погладил зачем-то дверцу кареты, после чего хитро посмотрел на седовласого Войцека. - Я могу его позвать - и тогда он нападет на разбойников сзади. Правда, только на одну часть их отряда, но это собьет их с толку, а вам даст возможность уйти. Если кони в карете выдержат - просто проломитесь вперед, потому что впереди меньше всего разбойников. Потом мчитесь до первой развилки - и поворачивайте направо. Оттуда мили четыре до фермы господина Борегара. К Медведям разбойники не полезут. Только учтите, что Гиены мастера кидаться поперек дороги и своими челюстями ломать лошадям ноги. Ну, а если не сможете уйти - дадим им бой прямо здесь.

Ларс всего лишь предлагал план, который пришел ему в голову. Настаивать он не собирался, но и иного выхода в данный момент не видел. И хорошо, если тот тип на дороге ещё ничего не заподозрил. Лис понадеялся, что разбойнику покажется, будто Волки обсуждают перспективы ехать кружной дорогой со своей госпожой. Почуять присутствие Лиса, не видя его, Гиены не могли.

+5

13

Вариад слабо поморщился, но все же пересилил себя и взглянул вперед, на «Шейни», который все продолжал демонстрировать Йохану и Рукманну свои миролюбивые намерения, что-то негромко говоря и при этом оставляя большие пальцы рук за кожаным поясом.
- Вот так и знал, - старый вояка без особого выражения потрепал Ветра по холке. Жеребец тут же перестал остервенело грызть удила. – Не стоило сюда ехать. Ладно, Ларс Коррин, мое тебе слово, Войцека Вариада, Серого Волка Дома Даверциан, что твои услуги будут щедро вознаграждены в случае успеха. Давайте попробуем прорваться  по твоему плану.
Не дожидаясь ответа Лиса, седоволосый направил Ольдмара к остальным воинам. Переговаривались Волки коротко и быстро, не замедляясь друг возле друга и на полминуты. А сам Войцек вновь неторопливым шагом вернулся к авангарду, где возглавил «переговоры», вновь возвращаясь к диалогу ни о чем и банально затягивая время для того, чтобы Коррин мог предупредить своего собрата по клану и приступить к первой части задуманного.

Райдимир чуть сомнительно, но уже без былой настороженности, покосился на готовящегося к отходу Ларса, сдерживая шенкелями своего жеребца, такого же чалого, как и у брата, и нетерпеливого, пусть и не столь внушительного:
- Может, помощь какая нужна? Я мог бы составить компанию твоему напарнику: больше шума в нашем случае принесет больше пользы. Уверен, что командор не будет против.
- А я думаю, что будет, - теперь голос у Исабэль был злой. Даже Рурк, чалый Райдимира, перестал упрямо водить крупноватой головой из стороны в сторону, и, казалось бы, прислушался к девичьему тону. Окошко Даверциан открывать не стала, только чуть подтолкнула створку, чтобы ее глуховатое мелодичное (а сейчас жесткое, как бывало у отца) контральто донеслось до обоих мужчин. – Дону Вариаду нужны все Волки. Если дон Коррин настолько прекрасно ориентируется по лесу, что подобрался незаметно, и Вы его не заметили, то уверена, что его друг справится с отвлекающими маневрами ничуть не хуже. – Теперь в голосе Волчицы ощущается легкая досада – мимолетное ощущение, которое тут же пропало. – Дон Коррин. – Ее глаза окажутся на уровне окошка. И если Ларс приподнимется, то увидит этот густой янтарь чуть раскосого взгляда в свободном от бархатных портьер мутноватом стекле. – От Дома Даверциан я гарантирую Вам щедрую благодарность в случае благополучного исхода. Пожалуйста… помогите нам.
Эллария слабо, будто нерешительно, покачала головой, когда девушка вернулась на свою скамью, шурша атласом бирюзовой амазонки. Однако больше гувернантка не сказала ни слова,  да и сам вид Даверциан не располагал более к разговорам. Брюнетке оставалось только ждать и готовиться как минимум к наихудшему раскладу. Тихонько вздохнув, Эллария вновь принялась за шитье – иного выхода у нее не было.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-09-18 15:03:40)

+5

14

- Благодарю, госпожа! - ответил Лис, выслушав девушку. А потом обернулся к воину.

- Ладно, как услышите шум драки - прорывайтесь вперед. Если сможете прикончить этого парня на дороге - будет легче. Но особо не старайтесь, вам нужно первым делом спасать госпожу Даверциан.

Откуда Ларс узнал, кто именно в карете? Он вообще-то был грамотным и разбирался во всяких гербах и вымпелах. Да к тому же, у Лисов хорошая память, и они, несмотря на кажущуюся беспечность при учебе во всяких школах, зазубривают знаки различия разных семейств и родов получше, чем приличный математик - таблицу умножения. Впрочем, сейчас это не имело значения. Кивнув Райдимиру, Ларс скользнул под дно кареты - и исчез.

Была одна сложность во всем этом деле: если бы его приятель Фрис тоже был из клана Лисов, Коррин подал бы ему сигнал прямо отсюда, с дороги. Но Фрис был из клана Рысей, а следовательно, не обладал таким же тонким слухом, как Лис, и не умел так же скрытно подкрадываться. Зато у Фриса были Когти - магическое свойство, которое при нежданном нападе играли роль не меньше, чем Клыки Волка, а может быть, даже больше. Достать до врага рукой порой бывает легче, чем зубами. Да и фехтовальщик Фрис был знаменитый, недаром же еще недавно руководил собственной школой этого боевого искусства, и от учеников у него отбоя не было. Зачем, спрашивается, снова ушел в охотники и проводники? Наверное, за тем, что любил это занятие больше, чем любое другое, пусть и менее опасное.

Через несколько минут слева от дороги послышался шум и крики...

+5

15

Джамбо смутно беспокоило, что Волки-охранники то и дело снуют к карете и обратно, но это было и понятно. Раз они везли какую-то знатную девицу, они должны были согласовать все с ней. И все-таки если бы разбойник не отвлекся на мечты о том, как захапает в плен красотку и будет требовать за нее выкуп, он обеспокоился бы сильнее, и может быть, все-таки отдал бы сигнал атаковать. Вместо этого Джамбо продолжал уверять стражников, что непременно проведет их удобной дорогой... В общем, молоть всякую чушь.

Но когда в лесу раздались крики, Джамбо среагировал моментально. Переливчато свистнув (что уж теперь таиться, когда его подельников уже обнаружили), он сделал то, к чему готовился: прыгнул под ноги лошади одного из воинов и сделал попытку дотянуться до ближайшей ее ноги зубами. Если бы он был настоящей гиеной, ему потребовалось бы на это действие больше времени. Нужно бы было вцепиться в ногу, сжать челюсти, и понадеяться, что хватит сил перекусить кость. Человеку из клана Гиен на это нужно было лишь большое желание и секунду времени. Кость хрустнула и лошадь взвилась на дыбы.

Джамбо отскочил, на ходу выхватывая короткий кривой меч. А из-за его спины уже выпрыгивали на дорогу четверо его людей. Всего четверо! Тут Джамбо просчитался, потому что позади и с боков от дороги людей было больше. Но, во-первых, он не думал, что люди попытаются прорваться вперед после известия, что мост испорчен, а, во-вторых, даже если и прорвутся - Джамбо надеялся, что дальше моста они все равно не убегут. Он не учел только существования развилки, о которой сообщил Лис Коррин...

+4

16

муза поста
Hans Zimmer  - Л.В. Бетховен

Карета дернулась и остановилась. Эллария вцепилась в пяльцы, будто те придавали ей сил. Исабэль инстинктивно последовала  примеру гувернантки что-то взять в руки, только вместо шитья под пальцами дочери мирового судьи Азнавура была муфта.
Вокруг, в  напряженной атмосфере, явно что-то намеревалось произойти, но девушка больше не желала высовываться из окошка. Более того, после разговора с Лисом Коррином брюнетка сама импульсивно потянулась и заперла оное изнутри.
И тут экипаж еще раз рванулся вперед и поехал, под нарастающие крики, вопли, рык и лязг металла о металл –  ни на что более не похожий звон боя на мечах.
- Помоги нам… пожалуйста… помоги… - единственное, что беззвучным шепотом срывалось с губ кареглазой, пока ее пальцы яростно сминали серый мех муфты.  Понятно, о чем молилась Волчица, лишь неизвестно – кому.

- Спешивайтесь, спешивайтесь, живо!  - Йохан орудовал мечом, нещадно сражаясь и прорываясь вперед, чтобы быть впереди медленно едущей кареты.  Но его авангардных собратьев-Волков в крепких доспехах не стоило просить дважды – те и сами спешно отбросили поводья. С пяток мужчин уже твердо стояли на земле, рыча и отбивая бешеные атаки лесных проходимцев; рядом с каретой на взбесившихся чалых все еще скакали Ольдмар и Райдимир, позади, возле запяток с коробами и прочим скарбом,  неожиданно нарисовался звучно рычащий Рукманн, чей длинный узковатый меч уже был обагрен чужой кровью.
- Псы, черт бы вас побрал! Бешеные псы! - Петер то и дело отмахивался от тех редких смельчаков, которые решили, что смогут обойти охрану и достать желаемое без помех. Гиены на ходу пытались отвлечь Волка, который заправски гарцевал на своем вороном Ардо, пылающим яростью и метко бьющим по лбам лесных  разбойников. 
Авангард тем временем не стеснялся применять помимо клинков Волчьи Клыки, и уже несколько человек с вражеской стороны валялись с разорванными шеями, пронзенные для верности клинками. В воздухе повисли звуки бойни, ржание испуганных лошадей из числа тех, что были отпущены и скрылись за ближайшими деревьями, крики раненых и глухой ненавидящий вой атакующих.
Вариад же скрестил клинки с самим «Шейни», однако вожак лесных Гиен был крайне искусен в ближнем бою, и на скорую победу рассчитывать не стоило… Но карета ехала - и это было самым важным.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-09-18 18:25:39)

+1

17

А сзади нападавших самих атаковали Лис и Рысь. Коррин искусно действовал клинком, не давая к себе приблизиться. Он и сам был фехтовальщик хоть куда, тем более что для Лисов это было жизненно необходимо. Они ведь не имели ни Клыков, как Волки, ни Когтей, как Рыси, ни мощных Челюстей, как Гиены. Приходилось полагаться только на ловкость и фехтовальное искусство.

Впереди, там, где дрались Волки, одна из лошадей оказалась с переломанной ногой, и одному Волку какой-то наиболее ловкий разбойник успел вцепиться в руку, раздробив предплечье. Но карета прорвалась и теперь уходила прочь от места сражения. Парочка разбойников сделала попытку побежать следом, один оказался более ловким и успел вскочить на запятки кареты. Теперь он карабкался на ходу на крышу, надеясь сзади напасть на кучера.

Фрайдек, в отличие от своего друга-Лиса, сперва вообще не вынимал меч, по опыту зная, что Рысьи Когти производят ужасающее впечатление на всех, кто с ними успевает познакомиться. Он еще в лесу успел порвать двоих, прежде чем остальные ломанулись на дорогу. Теперь Фрис отбил двоих нападавших, одному ударом Когтей почти оторвав голову, другому располосовав до кости плечо и спину. Разбойники подались в разные стороны, стараясь больше не попадаться под руку разозленному Рысю. Фрис терпеть не мог Гиен. Из-за них он потерял немало друзей, из-за них сам долгое время вынужден был ходить со скрепленной железками бедренной костью. Заметив, что впереди, на дороге, один из Волков дерется с главарем бандитов, Фрис легко оттолкнулся от земли - и одним прыжком преодолел расстояние в три десятка шагов, приземлившись точнехонько рядом с Вариадом.

- Помочь? - спросил он, вынимая наконец клинок. Вид у него при этом был - казалось, что вся шерсть на его меховой куртке стоит дыбом от ярости.

Отредактировано Фрайдек Атли (2014-09-18 19:46:14)

+2

18

Атака не удалась, и Джамбо подозревал, что знает, из-за кого именно. Ему ужасно захотелось добраться до Лиса, так внезапно оказавшегося среди Волков, но нужно было спасать свою шкуру. С десяток его людей уже полег, и еще несколько были тяжело ранены. Отскочив подальше от Волка и Рыся, он заорал что было мочи:

- Дра-апаем! - И через пару секунд: - За мной!!!

И первый бросился в чащу леса. Убитые и раненые его не волновали. Ему нужно было собрать оставшихся в живых, чтобы повести их вслед за каретой, которая так некстати прорвалась. Но куда она денется? Все равно ведь доедет до моста и встанет. Там они ее и настигнут - и отыграются. С такими мыслями, Джамбо побежал так быстро, как мог, чтобы не попасться под руку разъяренным противникам.

+2

19

- Куда, паскуда? – Рукманн громко взревел, сейчас более походя на Медведя, нежели на Волка. Буквально соскакивая с Ардо, который тут же грациозно-тяжело отпрыгнул в сторону, сбивая еще парочку Гиен, стремившихся уже скорее обойти, нежели атаковать пылающего жаром битвы жеребца, Петер вскочил на те же заставленные багажом запятки и ловко вскарабкался на крышу.
Когда над головой пассажирок кареты загрохотали каблуки и шпоры, Эллария чуть слышно вскрикнула – гувернантка, как и ее воспитанница, попросту боялась, что крыша экипажа не выдержит, и разбойник (или Волк?) провалятся вниз.
Тем временем Мирал заправски щелкал кнутом не только по возбужденной каурой двойке – он  отбивался от лихача, что атаковал возницу сверху. Собственно, отбивался до тех пор, пока Гиена не был перехвачен разъяренным, как сотня чертей, Рукманном, вскрыт в шее клыками и сброшен вниз, на бегущего собрата. Клубок из обоих тел покатился в пыли, щедро окропляя ее алой кровью. Кучер снова, как ни в чем не бывало, вернулся к управлению лошадьми, а Петер спрыгнул и свистнул своего вороного, который вскоре был оседлан. Гиены же в основной своей массе прорвались вперед, поэтому тыл остался за Волками.
Рядом с Петером внезапно появились Райдимир и Ольдмар – оба в пыли и крови, запятнавшей их живописными темными кляксами. В глазах Волков пылал огонь; Рурк слегка прихрамывал – как коротко объяснил его владелец в потемневших от бурых потеков доспехах с серебряной нитью, чалый переусердствовал и едва не сломал ногу о чьи-то крепкие лбы и наплечники. Но сами воины почти не пострадали, не считая мелких ран или вражеских попыток укусить.

Даверциан поднялась со скамьи. Воздух вибрировал от ярости, боли и гнева, что окружали едущую все быстрее и быстрее карету, пропитывал нездоровым адреналином тело. Буквально миг медлила дочь судьи, а затем решительно полезла в угол, скрытый завесью бархата и пышных кистей внутреннего убранства. Там стояли ножны со Стеллой, шпагой, подаренной отцом на восемнадцатилетие – и взятые с собой на всякий случай.
Как раз на такой. Если уж совсем припечет, то просто так Из не сдастся.
Гувернантка воззрилась на ножны с неодобрением, но промолчала. У Элларии не было с собой ничего, кроме нарастающего страха, теперь уже – за свою воспитанницу, которая хоть и могла поспорить в любительском поединке с Иллианом, но для настоящего боя, который сейчас царил за стенками транспортного боя, была совершенно не готова.
И что самое интересное – они обе прекрасно это осознавали.

Вариад зарычал, когда вожак ринулся прочь – ведь Гиена почти сдался под его напором. Седоволосый вояка был готов обвинить в этом не вовремя подскочившего и спугнувшего добычу Рыся («Так вот он какой, напарник этого Лиса Коррина!»), но теперь просто кивнул на удирающих разбойников, которые ориентировались на бег «Шейни», попутно взбираясь на взбрыкивающего и отфыркивающегося от всех Ветра:
- А я так хотел добить эту сволочь! Йохан!
Подлетевший на вновь оседланном Форосе Рыжий махнул алым клинком в сторону оторвавшихся от Волков Гиен:
- Они бегут, командор! Нам последовать за ними?
Вариад отрицательно качнул головой и указал на как раз проехавшую мимо них вперед карету:
- Нет! Ходу к развилке, что подсказал Лис! Живо!
По воинам пробежал быстрый ветерок команд, и теперь уже Мирал не жалел каурых – рядом с ним, все так же окружая экипаж, летели Волки Дома Даверциан:  где-то даже по двое на одного жеребца в виду пострадавших и оставленных животных. Врачевать или тащить за собой их не стоило – не в этот раз.

+3

20

Через минуту на дороге остались только раненые и убитые, да Лис с Рысем. Совсем рядом бился в агонии один из разбойников. Фрис подошел, но ученый горьким опытом, сразу наклоняться не стал. Разбойник глянул на него умоляющим взглядом. Пожав плечами, Фрис все-таки наклонился и быстро провел пальцем по его горлу. Хлынула кровь - и разбойник повалился бездыханный, перестав корчиться. Рысь перешагнул через него и подошел к своему приятелю.

- Молодцы эти Волки, - похвалил Коррин. - Сделали все как им сказали. Исправные служаки.

- Ага, только о нас подзабыли, - рассмеялся Фрис, лизнув ноготь и сплюнув на дорогу.

- Мы через лес быстрее них до Медвежьих владений доберемся, - рассудил Лис Коррин, вытирая меч и засовывая его в ножны. - Это лошади и карета там не пройдут, а не мы. А деваться им больше некуда, потому что я думаю, главарь этой банды правду сказал: мост Гиены разрушили.

Фрис непонимающе на него взглянул, и Ларс пояснил:

- Я слышал, как главарь говорил о разрушенном мосте, и я думаю, что он не врал. Эти Гиены так просто не остановятся, они сейчас перегруппируются, соберут своих и что-нибудь еще придумают.

- Теперь это уже не будет неожиданностью, - возразил Фрайдек. - Может, продолжим охоту? Все равно до темноты вряд ли что-то случится.

- Ага, - язвительно кивнул Лис. - Тут такой шум был, что наш с тобой вепрь наверняка уже сбежал куда подальше.

- Ну, тогда пошли за Волками, авось еще пригодимся, - предложил Фрис. - Или уж получим обещанную благодарность.

- Давай, - кивнул Лис Коррин.

И оба человека, оставив место побоища, свернули с дороги в чащу и побежали в сторону Медвежьего замка.

На дорогу они вернулись уже после развилки. Рысь не умел так быстро бегать, как кони Волчьего отряда, поэтому прыжком запрыгнул на подножку кареты, разведя одной рукой, чтобы показать свои мирные намерения. На узенькой кромке он устроился так же удобно, ка если бы это была широкая площадка.

Ларс Коррин бегал хорошо, поэтому скользнул между всадниками и пристроился рядом с Вариадом, признавая в нем главного. Бесцеремонно придерживаясь за стремя его лошади, он спросил на бегу:

- Я не помешаю? Разбойники направились в Гнилую Балку. Это примерно на середине пути до разрушенного моста. В покое они вас не оставят, будут думать, что предпринять. И кстати, с ними два... Черных Волка.

В душе Коррин гордился тем, что среди его родни нет отступников.

+3

21

Вскинувшийся было Райдимир покосился на еще один лесной подарочек, который так же неприметно нарисовался на подножке кареты как и предыдущий мужчина. Однако в этот раз и без того высеченные точно из камня скулы воина не заострились от досады или гнева – Рыся Волк признал за второго «спасителя», которого Ларс обязан ранее отвлекать Гиен. Поэтому на дальнейшие миролюбивые жесты Фриса Волк лишь кивнул.
Ольдмар, скакавший следом за братом, одобрительно вздернул брови – Волк в плаще успел заметить сам прыжок и оценить его качество, которое почти не замедлило ход экипажа, хотя и кучер и обе женщины догадались о третьем пассажире, чье появление ознаменовалось легким толчком.
Исабэль приблизилась на крохотный шажок к дверце, все так же крепко сжимая Стеллу в правой, почти не дрожащей руке.
- Дон Коррин?
Ей виделась фигура, заслонявшая окошко от редких солнечных лучей. Но Волчица не смогла понять сразу, кто именно стал ее гостем. С дружественной стороны, как она смела надеяться, ибо скакавший в доспехах с иногда посверкивающими серебристыми нитями всадник не допустил бы к ценному грузу посторонних ценой собственной жизни.

Вариад увидел развилку первым. Вояка не замедлил хода, полагаясь на зоркость и осведомленность своих подчиненных; не притормозил он и тогда, когда Лис ухватился за стремя Ветра. Последний  и ухом не повел на нового спутника. Жеребец порядком остыл после боя, и теперь первой его задачей под шенкелями всадника стала скорость.
- Не помешаете. – Голос после новостей Ларса стал еще более отрывистым. – Черт бы побрал этих Гиен  и Отрекшихся… - Войцек ловко подал знак Петеру и Йохану, и те заскакали рядом, равняясь с предводителем. – Если господин Коррин согласится, есть следующий план. – Ветер засвистел в ушах с новой силой после того, как вся кавалькада с погромыхивающей каретой, явно не рассчитанной на столь возросшую скорость, преодолела развилку и устремилась направо, к владениям некоего господина Борегара. – Пропустить карету и нескольких воинов вперед, дать им уйти с форой и конями. А самим догонять следом, но уже пешими. Меньше шума. – Перчатка хлопнула по холке – Ветер взвил голову, будто его ужалила оса, пусть на деле именно так жеребец реагировал на касания Вариада.  – Больше пользы. Черные не станут церемониться с лошадьми. А последние нам еще понадобятся. Петер, Йохан, кликнете остальных. Братья останутся  с госпожой Даверциан, к ним примкнут Херрик и Уно. – Седоволосый кивнул, словно уже утвердил дальнейший ход действий. И лишь потом вперил настойчивый  хмурый взгляд в Коррина. – Если Вы присоединитесь… нет. Если Вы поможете добраться госпоже Даверциан до Медведей живой и невредимой, я удвою сумму. Слово Вариада. – Еще один легкий хлопок.

+5

22

- Куда мы денемся? - хмыкнул Коррин.

Эти ребята шуток не шутили, и наверняка Гиены получат свое, если снова сунутся. Но раз взявшись помогать, Ларс не собирался отступать с полдороги. Он не понаслышке знал, что это такое - попасть в руки к разбойникам из Гиен. Хотя в самом клане было немало достойных людей, которые не по дорогам шастали в поисках кого бы ограбить или убить, а делом занимались на своих землях, по количеству отщепенцев Гиены превосходили все четыре оставшиеся клана вместе взятые. Так что Коррин считал своим долгом помочь всякому, за кем охотится эта разбойничья братия.

- Могу предложить другой план, - продолжил Ларс, ничуть не запыхавшийся от того, что приходилось бежать вровень с лошадьми. - До владений господина Борегара осталось совсем недалеко, несколько мил, так что карета может доехать с парой охранников. Думаю, мой приятель охотно к ним присоединится. А мы могли бы, без лошадей конечно, пройти через лес к той балке и напасть на бандитов, когда они этого не ожидают. Конечно, это опасно, зато доброе дело бы сделали.

По мнению Коррина, никакие разбойники не устоят, если на них нападут настоящие хорошо вооруженные Волки. Проблема может возникнуть только с двумя Черными отщепенцами, но для того Ларс и предлагал подкрасться незаметно.

+3

23

Рысь, ловко удерживаясь на боку кареты, думал примерно о том же, о чем поведал его друг Лис. Они давно знали друг друга и им иногда необязательно было говорить, чтобы понимать. Обычно Рыси одиночки, и предпочитают обходиться без компании, но в Ларсе Коррине было то хорошо, что он тоже был одиночка, и понимал Фриса, даже если порой становился совершенно невозможен, начиная язвить или подначивать, если находил повод. Между ними установилось что-то вроде молчаливого договора: они вместе, пока кому-то это не станет в тягость, а тогда они просто разбегутся каждый в свою сторону - и встретятся, когда судьба снова сведет их для какого-нибудь общего дела.

Услышав как его друга окликают из кареты, Фрис охотно ответил:

- Господин Коррин что-то важное обсуждает с вашим предводителем, госпожа. А я - Фрайдек Атли. Можно просто - Фрис, если вам угодно.

Он держался за какой-то выступ на боку кареты одной рукой, и неудобств не испытывал. Мог даже отвлечься и поболтать, если пришла охота. Поэтому добавил:

- Еще минут двадцать - и мы будем на территории господина Борегара. До его замка отсюда рукой подать, так что вы можете не волноваться, госпожа. Разбойники до вас не доберутся.

Фрис оглянулся назад, прикидывая, о чем именно Коррин сейчас говорит с Волками.

+3

24

Вариад коротко и задумчиво пожевал губу, пока его длань в перчатке мягко касалась холки, уже без хлопка. Затем вояка перехватил крепче поводья, но не оглянулся на экипаж, как бы сильно ему этого не хотелось – могло показаться, что ежеминутно седому Волку было просто необходимо проверять,  что с отпрыском Дома Даверциан. В принципе, так оно и было.
Вместо этого Войцек слегка притормозил Ветра, давая жеребцу, Лису Коррину и своим подчиненным краткие миги передышки. Экипаж проехал мимо расступившихся всадников, Райдимир и Ольдмар не отставали от больших колес с пятью толстенными спицами ни на йоту.
Когда воин посмотрел в лицо Ларсу, в хмуром взгляде заиграли опасные искорки.
- Уважаю Ваше предложение, господин Коррин. Но я обязан быть рядом с мадемуазель Даверциан. Поэтому мы поступим так. Как я понимаю, через какую-то милю лес прекратит защищать нас от любопытных глаз. Если дальнейший путь будет более безопасен, то для моих воинов станет честью разделить с Вами эти благородные намерения. Поэтому… Петер. – Стальные глаза теперь смотрят на Рукманна, еще насупленного и слегка бешеного после боя и лихой скачки по лесным дорогам. – Йохан. Возьмете Херрика, Уно, Ругина, Фарсо и Кариада. Это надежные бойцы. – Седой кивнул, пусть в его груди что-то слабо кольнуло, будто недобрым предчувствием.
Повинуясь знаку Рыжего, вплотную к приостановившимся всадникам спешились и приблизились остальные, кого подозвал Йохан. Слушали молча и внимательно; кони рядом с мужчинами нетерпеливо всхрапывали и мотали головами из стороны в сторону.
- Йохан. Поручаю тебе командование остальными. И не посрамите меня и Дом нашего господина Дэвиана Даверциана.
Больше Войцек ничего ободряющего говорить не стал; однако перед отъездом стащил с узловатых крепких пальцев кожаную перчатку, чтобы похлопать сверху вниз по испачканным своей или чужой кровью наплечникам и плащам своих людей, да пожать руку Лису. Не забыл старый Волк также ловко и без лишней замедленности и неуклюжести вручить Коррину полновесный мешочек из числа намертво притороченных к внутреннему карману седельной плоской сумки, не мешающей в дальней поездке.
- Считайте задатком за развилку, господин Коррин. Надеюсь, со второй части Вы угостите меня добрым элем, когда все это завершится.
По тону вояки было заметно, что он очень сильно надеется на благополучный исход событий. Хотя и не особо верит в них.
Тронув Ветра и захватив наспех удлиненные воинами поводья освобожденных жеребцов, Вариад перешел на рысь, а затем в галоп, догоняя отъехавшую на значительное расстояние карету и оповещая Фрайдека и умело перехвативших свободных коней за поводья братьев о принятом решении. Райдимир лишь кивнул, а Ольдмар даже что-то неразборчиво буркнул под нос – только и было услышано тихое «я бы тоже…», «любители падали» и «прям белой завистью». Однако под ставшим почему-то угрюмым взглядом седоволосого воин в плаще присмирел и перестал оглядываться на одинокую и пустую лесную дорогу.

- Я искренне на это надеюсь, дон Атли. – Мелодичный голос Даверциан заметно расслабился. Ножны со Стеллой вернулись за бархатную занавесь, едва не зацепившись за пышные мягкие кисточки декора.  – Я чувствую, что мы едем быстрее.
Исабэль приникла к дверце и окошечку в ней с внутренней стороны. А затем решительно и в то же время аккуратно отодвинула створку, надеясь, что не собьет ею кого-нибудь или не помешает стоять на подножке.
- Я Исабэль Даверциан, дочь мирового судьи Азнавура Дэвиана Даверциана. – «Будь уже Волчицей. Хочешь узнать людей – общайся с ними, а не только с книгами». – Можно я буду называть Вас доном Фрисом? – Легкое женское контральто наконец-то напиталось эмоциями, будто мир обрел все недостающие краски. – Признаться честно, я и дона Эллария немного испугались, когда…
Треск, неожиданный и слишком громкий, как будто сломалось вековое дерево, прозвучал в общем шуме езды по лесной дороге. Карета слегка накренилась, но все также продолжила ход, правда, теперь транспортное средство слегка виляло. Мирал  впервые за все время потянул на себя поводья, заставляя каурых приостановиться, а затем живо сполз с кучерского сидения и, пригнувшись в своем немалом росте, принялся за детальный осмотр покосившейся задней оси, уже недовольно покачивая головой в своей верховой треуголке.
Теперь уже подобравшийся Райдимир забормотал что-то невнятное, перехватывая крепче поводья фырчащих жеребцов своих сотоварищей. Ольдмар же неспешным шагом своего чалого обогнул тылы кареты... на всякий случай.
Только почти не двигающийся Вариад сузившимся взглядом поглядывал на лес, братьев, все еще беседующих Фриса и Из, однако кучера не торопил. Если с экипажем неприятности – значит, у них все же нарисовываются проблемы.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2014-09-25 20:50:34)

+4

25

Фрис с кареты не свалился. Наверное, для того, чтобы сбить Рыся с того предмета, с которого он падать не желает, можно только убив его. К тому же, ему понравилось разговаривать с девушкой.

- Пока вам бояться нечего, - ответил он. - И я не против, чтобы вы называли меня доном Фрисом, хотя до дона мне далеко. Я - сын обычного металлурга-работяги. Прошу прощения, мне следует помочь вашему кучеру разобраться с каретой.

Он соскочил наконец на землю и упругим шагом (как же это приятно, когда обе твои ноги работают так, как полагается!) подошел к Миралу. Заглянув под днище, он покачал головой. Может быть, Фрайдек и не чувствовал, когда нужно разбивать затвор на доменной печи, но уж в готовом железе он разбирался хорошо, так что поломку определил сразу.

- Здесь это не починить, - высказал он как приговор, и выпрямился, расправив широкие плечи, укрытые рыжим мехом рыси. - Лучше бы вам пересадить дам на лошадей, и ехать дальше. А когда доберемся до замка господина Борегара - он пошлет своих людей и те заберут карету. Иного выхода не вижу.

И он пожал плечами в знак того, что больше ему сказать нечего.

+3

26

Коррин в этот момент убрал кошель за свой широкий пояс и оглядел семерых оставшихся бойцов.

- Итак, господин Йохан! - обратился он к тому, которого оставили за старшего. - Отсюда до той балки хорошим темпом через лес будет с полчаса. В отряде Гиен осталось человек тридцать, так что успех гарантирован, если нападем внезапно.

Коррин с некоторым сомнением обежал взглядом доспехи Волков и подумал: "Любят городские цеплять побольше железа". Те Волки, которые ходили охранять границу Пустошей, предпочитали кожаные доспехи, потому что они легче и с ними меньше забот. Но что есть - то есть.

- Надеюсь, они не услышат нас раньше времени, - высказал пожелание Лис, и посмотрел на Йохана, предоставляя ему возможность возразить, согласиться или внести встречное предложение.

+3

27

Когда молодой человек соскочил с подножки и устремился на помощь Миралу, правая бровь Даверциан слегка приподнялась в унисон с улыбкой. В ее доме вежливость воспринимали как данное, однако здесь все обстояло несколько иначе. «Внешний мир – он такой, все не так, как ты себе придумала. Простота – залог успеха».
Повернувшись к гувернантке, которая, не таясь, отложила шитье и внимательно слушала короткий диалог, воспитанница слегка пожала плечами:
- Азнавур делает из всех вельмож снобов. – Заправив за ушко короткую прядку, Исабэль улыбнулась чуть ярче на последующий ответ Войцека Фрису. – Боюсь, дона Эллария, Вам придется оседлать чьего-то коня.
Глаза матроны чуть  расширились  - на подобную храбрость со стороны женщине в возрасте было бы нелегко решиться. Однако вместо ответа гувернантка просто кивнула – выбора как такового у нее не было.
Дочь судьи не без успеха оседлала чалого Уно по кличке Руфус, неторопливой Элларии достался чуть более спокойный (если не брать в учет бешенство в битве и жажду оставить на лбах Гиен тяжелые отпечатки подков) Ардо Рукманна.  Райдимир теперь посматривал на Лиса с опаской, но опаской иного рода. Так  смотрят на принимающего правильные, пусть и не без риска, решения, которые  в дальнейшем принесут положительный поворот дел. По крайне мере, Вариад предложение добавить всадников к авангарду с кивком одобрил – и у воина в доспехах  с серебряными нитями вопросов более не возникало.
Мирал остался с каретой, составить на всякий случай ему компанию вызвался Ольдмар с окончательно присмиревшим огромным чалым. Райдимир решил сопровождать командора, дона Атли и пассажирок экипажа. В теперешней ситуации все зависело не только от охраны, но и от времени и скорости толком не отдохнувших жеребцов.
Вариад, выдерживая достаточно умеренный ритм скачки, при первых проблесках открытого пространства вне древесных стен, быстро оглянулся на гувернантку и ее воспитанницу, что без жалоб преодолевали и норов своих жеребцов и тяготы внезапных приключений, а затем вернул все внимание Фрайдеку, которому достался довольно брыкливый Огарт, вороной Херрика:
- Вы знакомы, господин Атли, с этим самым Медведем, господином Борегаром? Надеюсь, с его помощью не возникнет проблем?

+2

28

Между нами говоря, Фрис ездил верхом не слишком хорошо. То есть, сбросить его с лошади вряд ли было возможным, разве что если лошадь ляжет на спину и начнет валяться. Но вникать в тонкости управления благородным животным Рысь не особенно стремился. Ему было достаточно того, чтобы конь поворачивал в нужную сторону, бежал или останавливался когда с него требуют - и все. На недовольство и взбрыкивания жеребца Фрис попросту не обращал внимания. Он не падал с отвесной кручи на шквальном ветру - куда уж лошади от него освободиться...

- Не скажу, что мы друзья, но господин Марко Борегар - человек гостеприимный, - сообщил Фрис, не обращая внимания на попытки вороного избавиться от всадника. - Вон, кстати, виднеется его замок!

Фрис ухитрился показать на встающие из-за невысокого перелеска островерхие башни двумя руками, бросив поводья. Конь взбрыкнул на скаку, но Рысь лишь мягко откинулся назад и сжал шенкеля. С мысли это его не сбило.

- Еще десять минут - и будем на подъездной аллее, - добавил Рысь, и наконец поймал поводья, потому что ему захотелось чуть придержать жеребца и поравняться с всадницами. - Здесь уже можно не бояться, что разбойники нападут, - сказал он убежденно. - Наверняка хозяева замка уже нас разглядели и скоро встретят.

Он оказался прав, потому что прямо на дорогу выскочило несколько крупных волкодавов, а вслед за ними - высокий человек в коричневой одежде и охотничьей шапочке. Подняв руку, он сигнализировал кавалькаде, чтобы те перешли на шаг, и тут же присоединился.

- Что ты здесь делаешь, маленький негодник?! - рявкнул он на Фриса. - Разве я тебе не сказал, чтобы ты не смел появляться на моей территории?!

- Не пугайте дам, господин Марко! - приветствовал его Рысь. - А то они подумают, что все Медведи не слишком вежливы!

Молодой Медведь (по виду ему было не больше тридцати, что для Медведей действительно возраст юный) тут же исправил свою оплошность, бросив Рысю:

- Я с тобой потом разберусь, - и тут же обратился к женщинам: - Прошу простить, благородные госпожи! - Он снял свою охотничью шапочку, и машинально встряхнул головой. Темно-каштановые волосы Медведя, освобожденные от головного убора, легли благородной гривой, такой густой, что казалось - высыпь ему на голову мешок яблок - ни одно не упадет, запутаются.

Он очень высок ростом, и конь его был выше коней Волков не меньше чем на две ладони. Подъехав к дамам, он перестал хмурить густые брови и его мужественное лицо стало казаться моложе.

- Я - Марко Борегар, - представился он. - Мой дом уже близко. Могу я вам чем-нибудь помочь? 

Жесткошерстные свирепые волкодавы сосредоточились у ног его лошади. А Фрис, на всякий случай, заставил вороного обойти девушек и пристроился с другой стороны, подальше от Медведя.

+2

29

Если седоволосый вояка рассматривал фигуру подъехавшего с понятным интересом и настороженностью, то вот Исабэль вела себя почти наоборот. Брюнетка открыто улыбнулась господину Борегару и  склонила голову в почти военном, коротком кивке, потому что отвешивать реверансы, одновременно справляясь с темпераментом Руфуса (иногда дочери судьи казалось, что всадники выбирали себе жеребцов по собственному норову), было не совсем удобно.
По молчаливому знаку со стороны Даверциан, Вариад отдал право первого голоса ей. Девушка постаралась не подвести свое неторопливое обращение ни выражением взгляда, ни приятной улыбкой (по крайне мере, Волчица очень надеялась, что озорство от приветствия Рыся и Медведя в ней не проявилось):
- Доброго дня Вам, дон Борегар. Меня зовут Исабэль Даверциан, я дочь мирового судьи Азнавура Дэвиана Даверциана.  Со мной моя гувернантка  - дона Эллария Сольф (кивок со стороны матроны, чьи щеки раскраснелись от быстрой скачки и попытки справиться с Ардо) и Командор Волков Дона Даверциан – дон Войцек Вариад. Мы направлялись в Акрилон и попали в засаду к разбойникам в лесу… к сожалению, наша карета сломалась в паре миль позади, и нам пришлось нанести Вам визит вот так вот… верхом. – Улыбка стала слегка смущенной, однако природное суховатое очарование из нее никуда не делось. – Я могу просить Вашего гостеприимства на какое-то время и помощи с починкой кареты?
Руфус под всадницей переступил с ноги на ногу и коротко всхрапнул, косясь на волкодавов.  Здоровенные псы отвечали взаимностью - слабым редким рыком исподлобья.
- Если… - Пауза. – Если Вы не против, господин Борегар, я бы просила этого же гостеприимства и для дона Атли. Он очень помог воинам дона Вариада в битве с Гиенами. Без него и его содействия я бы вряд ли сейчас могла находиться здесь и сейчас невредимой. Со всем почтением к Вам. – Еще один кивок, намного мягче и грациознее. И короткий взгляд искоса на Фриса – только что дочь судьи явно позволила себе роскошь.

+2

30

Марко Борегар кинул быстрый взгляд на Рыся и кивнул. Брови его снова сошлись к переносице, пока он слушал, но причиной тому было вовсе не наглое вторжение Фриса на его территорию.

- С разбойниками надо разобраться. Конечно же, я с радостью приму вас в своем доме, госпожа Даверциан. Поезжайте за мной.

С этими словами он свистнул волкодавам, и пустил своего огромного коня коротким галопом по дороге, чтобы гостям не нужно было гнаться за ним во весь дух. Очень скоро за очередным поворотом перед всадниками открылся весь замок, а вокруг него - возделанные поля, аккуратно расчерченные бороздами. По одному из полей, совсем недалеко от дороги, два вола тащили нечто вроде сохи с отворотом на лезвии - это было устройство для окучивания картофеля. Волы работали одни, ведя соху так ровно, словно ими управлял человек. Проезжая мимо, Медведь свистнул как-то по особенному - и волы, оставив работу, спокойно повернули к видневшимся неподалеку многочисленным пристройкам - конюшням, хлевам и коровникам. При этом животные продолжали идти очень аккуратно, чтобы не испортить своей собственной работы.

Ворота замка были открыты и кавалькада въехала вслед за хозяином на просторный двор, замощенный каменными плитами, по которым громко зацокали подковы. Из боковых дверей основного дома уже выбежало несколько человек, по виду слуг. Один подбежал к господин Борегару и взял за поводья его громадного коня. Остальные подошли к гостям, намереваясь забрать их лошадей. Марко обратился к высокому юноше лет восемнадцати:

- В лесу разбойники, - сказал он. - Возьми людей и собак, Тэдди, и разберись с этим. Я хочу, чтобы через два часа во всей округе и духу их не было.

- Хорошо, дядя! - ответил юноша, поклонился гостям, и особо - женщинам - и отправился исполнять приказание.

Потом Марко подозвал одного из работников.

- Бери телегу и несколько человек и поезжайте по дороге назад. Милях в трех отсюда - сломанная карета. Ее нужно доставить сюда и починить.

Люди быстро разбегались, каждый заниматься своим делом, а уже через минуту, свистнув собакам, отряд человек в пятнадцать умчался гонять разбойников. Фрис едва успел им крикнуть, что Гиены отправились в Гнилую Балку, и что там - Волки госпожи Даверциан и Лис Коррин. Но сам за ними не поехал, а вместо этого отдал коня слуге и держался возле Волков. Но Марко о нем не забыл.

- Скажи спасибо, что за тебя заступилась госпожа Даверциан, - проворчал он. - В другой раз попадешься - я тебя выпорю. И твоему приятелю Лису тоже всыпать прикажу.

- За что же вы так на нас гневаетесь, господин Борегар? - ничуть не испугавшись, спросил Фрис, и хотя он не смеялся, во всем выражении его лица было что-то хитрое и веселое, под стать Лису, а не Рысю. - Разве мы виноваты, что тот тур забежал на вашу территорию?

- Шутник! - Господин Марко повернулся к Исабель. - Простите еще раз и не обращайте внимания, госпожа. Проходите в дом.

На крыльцо основного здания вышла невысокая, симпатичная женщина, с младенцем на руках. Двойняшки постарше цеплялись за ее длинную юбку и с любопытством смотрели сверху на гостей. Заметив ее, Марко тут же направился навстречу.

- Милая! Этим путникам нужно помочь, на них напали разбойники. Это - дочь уважаемого судьи из Азнавура Дэвиана Даверциана - Исабэль Даверциан. А это - моя жена Дела и наши детишки, - просто представил он.

- Проходите в дом, госпожа Даверциан! - позвала его жена, сделав приглашающий жест. Голос у госпожи Борегар был негромкий, но звучный. Она тут же кликнула слуг и велела приготовить для всех гостей комнаты, согреть воды для умывания и готовить ужин, потом отдала детей няне и сама повела Волков внутрь.

В доме у Медведей все всегда большое и добротное. Высокие потолки, тяжелая рубленая мебель, украшенная затейливыми узорами по дереву, высокие бронзовые канделябры с толстыми свечами, толстые и густые ковры на полу, и даже камин в гостевом зале такой огромный, что в него можно было уложить сразу несколько хороших бревен в качестве дров. К слову сказать, к Рысю госпожа Борегар отнеслась гораздо мягче, чем ее муж, кивнула и даже улыбнулась ободряюще.

- Надеюсь, вы у нас заночуете, - сказала госпожа Дела, обращаясь к  Исабель, как к главной. - Скоро начнет темнеть, и вам все равно не добраться до ночи до предместий Акрилона.

- Мост сломан, - услужливо подсказал Фрис.

- Моя жена не с тобой разговаривает, - бросил Марко, но прошел мимо, и скрылся за одной из тяжелых дверей.

- Не обращайте внимания, - негромко посоветовала Дела. - Мужчины все одинаковы, и всегда находят, из-за чего бы поссориться.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Мадемуазель, уверяю, Вам очень нужны приключения! © Судьба