В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Рыбный рынок


Рыбный рынок

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Место действия: Мэримар.

Участники: Брунвальд Ингвар, (и тот, кто может быть, захочет присоединиться к жизни современного портового города).

Исходные данные (одно-два предложения): в 26 лет ещё вся жизнь впереди. В 21 - тем более (именно столько исполнилось в этом году госпоже Эйприл Ингвар). А утренний Мэримар с его морским воздухом, старыми и новыми домами, садами и парками, просто прекрасен. Особенно в районе Рыбного рынка. Чтобы попасть сюда вовремя - надо очень рано подняться. Ведь свежая рыба долго ждать не будет...

Сколько лет прошло со времени основных событий: год 2502-й от создания Талисмана.

http://s8.uploads.ru/YnGKz.jpg
http://sf.uploads.ru/Fc2il.jpg

+4

2

Было раннее утро, даже очень раннее, но Эйприл уже успела умыться, оставить указания кухарке и горничной, и теперь одевалась для запланированной утренней прогулки. Лёгкое платье, облегающее стройную фигурку юной Рыжей Лисички, белое, с тонкой сиреневой отделкой, должно было хорошо гармонировать с вязаной сиреневой кофточкой, которую Эйприл недавно получила в подарок от матери своего мужа. От утренней прохлады тонко вывязанное, как кружево, кофточка, должна была защитить, а на обратном пути, когда воздух прогреется восходящим солнцем, в ней не станет жарко.

Ещё совсем недавно Эйприл представить себе не могла, что останется жить в этом особняке, стоявшем в глубине Яблоневого сквера Северного предместья Мэримара, каждое утро видеть из окна спальни море, волнующееся или спокойное, грозное, под свинцовыми тучами, или ласковое, сине-зелёное под солнечными лучами. Родичи Эйприл жили в предгорьях, западнее Мэримара, и приезжали на побережье только летом, отдохнуть и подышать солёным морским воздухом. Сперва Эйприл немного грустила, но потом привыкла. Здесь, в окрестностях и на улочках города, была масса интересного для такой страстной художницы, как она. Но главное - она теперь жила с любимым человеком. Тем самым, который сейчас посапывал на постели, обнимая подушку, и даже не думая просыпаться, когда Эйприл выбралась из-под его бока.

У Бруни был законный выходной. До этого он просидел несколько суток в засаде, и теперь с чистой совестью отсыпался. Разумеется, он почувствовал, что супруга покинула их общее ложе, но открывать глаза совершенно не хотелось, и сон, благодетельный и обволакивающий, не выпускал Лиса из своих тёплых объятий. Тем не менее, когда Эйприл присела перед трюмо и надела широкополую летнюю шляпку на свои светло-каштановые, мягко вьющиеся волосы, Бруни открыл один глаз.

- Ты куда? - спросил он сонно.

- Спи, милый. Я иду на рыбный рынок. Скоро вернусь.

Бруни некоторое время помалкивал, так что могло показаться, что он снова уснул. Это было почти так. Но именно "почти", потому что не успела жена подколоть шляпку, чтобы не слетала с головы, как он высказал:

- Я с тобой.

При этом он не двинулся с места, продолжая валяться в совершенно расслабленной позе, на животе, полуприкрытый простынёй вместо одеяла. Эйприл оглянулась на него и улыбнулась своим мыслям.

- Спи, - повторила она. - Тебе надо отдохнуть.

- Ну нет, - проворчал Бруни, приоткрыв один глаз. - Рыбный рынок... Я не могу тебя одну отпустить. Вдруг тебя креветки покусают...

- Кто? - весело переспросила она, поворачиваясь на мягкой банкетке. - Может быть, каракатицы?

- А я что сказал? - Бруни закрыл глаз. - Они самые... каракатицы... Они такие... Как укусят!..

Эйприл тихонько рассмеялась, подошла и наклонившись, поцеловала его в щёку. Потом потрепала по мягким, русым волосам, и пообещала:

- Я им не дамся. Спи.

Супруг не пошевелился, и Эйприл со спокойной совестью вышла из комнаты.

На улице было по-особенному ясно и свежо, как может быть только у моря. Эйприл повесила на руку корзинку для рыбы, и направилась по дорожке к дальним воротам. Они выводили с территории особняка прямо на шоссе, а там можно было попросить себя подвезти, потому что утром много знакомых торговцев направлялись на рынок, в портовый район города. Эйприл хорошо знали, и с удовольствием помогали юной, симпатичной женщине. Она вышла через калитку, и направилась по обочине дороги, с удовольствием вдыхая чистый воздух, и любуясь зеленеющими садами, что тянулись на расстоянии от дороги.

Сзади кто-то подъезжал на велосипеде, и Эйприл обернулась, поддерживая одной рукой шляпку. Высокий парень, Чёрный Лис, притормозил, и соскочив со своей двухколёсной машины, поклонился женщине.

- Доброе утро, Эйприл! Вот уж не ожидал встретить тебя на этой дороге!

Она внимательно вгляделась в его улыбающуюся физиономию, и тоже улыбнулась.

- Доджи?! Я не знала, что ты живёшь в Мэримаре.

- Мы недавно переехали. Ты в город? Я тебя провожу! - Парень пристроился рядом, ведя свой велосипед одной рукой. - Эйприл! Я тебя сто лет не видел!

Она ненавязчиво поддёрнула рукав кофточки, чтобы был виден тонкий, изящный браслет замужней женщины. Доджи заметил и ухмыльнулся.

- Знаю, что ты вышла замуж. За того скучного полицейского, кажется...

- Не говори так, Доджи, - шутливо пригрозила Эйприл.

Парень пожал плечами и некоторое время катил свой велосипед молча. Но потом снова заговорил:

- А я всё равно не пойму, как так вышло. Знаю, что этого хотели твои родители, но ты сама говорила, что он тебе не понравился. Честно говоря, когда я услышал, что ты всё-таки выходишь замуж, для меня это было ударом.

Она недоверчиво на него покосилась.

- Что-то я не заметила, чтобы ты волновался, пока я была не замужем.

- Ну, я - парень стеснительный... Слушай! Ну ты действительно счастлива? Я ведь слышал об этом Ингваре, про него в городе говорят, что он такой серьёзный - не подступись.

- А для меня он самый лучший, - весело высказала Эйприл и прибавила шагу.

- И где он сейчас? На службе?

- Нет, он дома.

- И не пошёл с тобой?

- Знаешь, Доджи! - Эйприл остановилась и посмотрела на парня серьёзными глазами. - Брунвальд Ингвар - не такой бездельник, как ты, и иногда ему нужно выспаться после службы.

Она отвернулась и пошла дальше по обочине, мягко ступая своими изящными туфельками по прибитой росой пыли. Сзади подкатил пароцикл с прицепленной к нему тележкой. Сидящий за рулём Волк в строчёном синем комбинезоне, из-под которого виднелась ярко-жёлтая рубашка с эмблемой садово-парковой службы, притормозил и поздоровался, подняв соломенную шляпу.

- Госпожа Ингвар! Вас подвезти?

- Здравствуйте, Гарни! Конечно, подвезти!

Волк соскочил с сидения и, не обращая внимания на парня-Лиса, подсадил Эйприл в тележку. Устроив девушку поудобнее, он лихо прыгнул обратно за руль - и погнал пароцикл к городу. Эйприл весело помахала старому знакомому рукой. Тот постоял несколько секунд, с досадой глядя вслед уносящемуся экипажу, потом вскочил на велосипед и ринулся догонять...

+4

3

*  *  *

Рыбный рынок в Мэримаре мало отличается от подобных в других приморских городах. Он работает ровно с восьми до десяти утра, и представляет собой большую круглую площадку неподалёку от рыбных причалов. Торговцы со свежевыловленным, скоропортящимся товаром, появляются вслед за своими помощниками, заранее расставляющими низкие прилавки и весы для рыбной мелочи. Рыба, большая и маленькая, от бычков до акулы, креветки и мидии, морские змеи, переложенные водорослями, моллюски всех видов, омары и лангусты всех размеров, морские гребешки и миноги, угри и камбала - всё это разноцветное, ароматизирующее великолепие в корзинах, коробах и поддонах, сноровисто занимает свои места, и бойкие торговцы, в клеёнчатых передниках и нарукавниках начинают наперебой предлагать свой товар спешащим на свежие запахи хозяйкам, кухаркам и поставщикам из ресторанов. Торговля проходит свой пик часам к девяти, но стрелки башенных часов переваливают на половину десятого - и общая весёлая суматоха начинает идти на спад.

В десять все остатки товара отправляются по магазинам, имеющим свои ледники (иначе рыбу не сохранишь свежей), вдоль и поперёк площадки протягиваются брезентовые шланги, вода хлещет, своим напором смывая даже запах морских даров в специально прорубленные сливы, прилавки убираются в домик под крышей, стоящий тут же, в стороне, в тени деревьев - и через пятнадцать минут от рынка не остаётся следа. Днём по площадке над морем гуляют любители дышать морским воздухом, а вечером зажигаются фонари, появляется небольшой оркестрик и начинаются танцы.

Такой круговорот творится напротив рыбных причалов Мэримара каждый день. И именно сюда, торопясь запастись чем-нибудь вкусненьким, спешила сегодня Эйприл Ингвар со своей корзинкой. Знакомый Волк довёз её до гавани, и пожелав приятно провести день, умчался в свою контору, заведующую парками и озеленением города. А юная Лисичка направилась вдоль по набережной, любуясь свежими утренними красками и наблюдая издали за активностью рыбаков, спешно переносящих свой товар из лодок и катеров на площадку рыбного рынка. Она успела вовремя, рынок только открывался.

+4

4

- Какие-то они маленькие, -  сомнением проговорила госпожа Эйприл, разглядывая выложенных на прилавок лангустов. По её мнению, этим лангустам надо было ещё некоторое время пожить в море.

- Что вы! Это идеальные лангусты для супа! - принялся уверять её торговец - бойкий, загорелый до черноты Гиена. - Надо добавить к ним немного креветок, крабовых ножек, и обязательно - жирные сливки.

- И украсить зеленью петрушки, - оживилась Эйприл. Идея ей понравилась. Бруни предпочитал мясо, но от сливочного супа с лангустами никогда не отказывался.

- Может быть, тебе помочь? - неожиданно нарисовался рядом с ней Доджи, где-то оставивший свой велосипед.

Лисичка нахмурила бровки, но возразить ничего не успела, потому что по обе стороны от Чёрного Лиса неожиданно оказались Рысь и Гиена в форменных тёмно-синих куртках.

- Госпожа Ингвар! - Рысь сдёрнул с головы кепку и поклонился. - Доброго вам утра!

- Здравствуйте, господин Хьёрлейв! - радостно ответила ему Эйприл, сразу почувствовав себя увереннее.

- Парень! Ты разве не знаешь, что приставать к замужним женщинам - дурной тон? - спросил у Доджи высокий, лысый Гиена, по замечательным татуировкам на голове которого невозможно было не узнать Рамона Терсеро.

- Да я и не пристаю, - начал было Лис, но Рамон быстренько придал ему направление, развернув и подтолкнув. Пришлось убраться.

- Как там наш Медвежонок? - весело спросил у Эйприл Рамон, тоже сняв кепку и кланяясь.

Эйприл хихикнула в кулачок. Её забавляло, когда мужа называли этим совершенно неподходящим прозвищем. Вот уж кто совершенно не походил ни на Медведя, ни на Медвежонка - так это Брунвальд Ингвар.

- Я оставила его спать, - доверительно сообщила юная Лисичка. - А сама вот не знаю теперь, купить мне этих лангустов, или поискать других, покрупнее?

- Так может, стоит выровнять цену по их размеру? - предложил компромиссный вариант Хьёрлейв.

Торговец, в присутствии двух полицейских, тут же сделался сговорчивым, и через минуту пять штук свежих лангустов спрятались в корзинке Эйприл.

- Позвольте, мы вас сопроводим, - предложил Рамон, забирая её поклажу. Эйприл охотно согласилась, и в сопровождении двух друзей своего мужа направившись дальше, в поисках подходящих креветок.

Доджи издалека наблюдал за этой троицей. Что ни говори, но идя между двух рослых полицейских в форменной одежде, в своём светлом утреннем платье, госпожа Ингвар была по-особенному привлекательной. Словно хрупкое видение в окружении стражей, которые с точки зрения Доджи появились весьма некстати. Лис не спеша направился следом, держась так, чтобы его нельзя было заметить. В суматохе рынка, на котором появлялось всё больше и больше покупателей, это было нетрудно сделать. Рано или поздно полицейские распрощаются со своей подопечной. Они же здесь не просто так гуляют, а на дежурстве находятся. Значит, провожать Эйприл до дома всё равно не смогут. И вот тогда!..

Он и сам не знал, что именно тогда будет. Но отступать не хотел. Может быть, если бы Эйприл до сих пор оставалась не замужем, Доджи и не обратил бы на неё особого внимания, но почему-то ему было обидно, что красивая девушка досталась "этому сухарю" из Ингваров. На что он сейчас надеялся - он и сам ещё не знал, но дурная голова часто не давала парню покоя, так что он продолжил свои наблюдения.

+4

5

*  *  *

Бруни проснулся, поднял голову и прислушался. Потом принюхался. Супруги в доме не было, и он сразу же вспомнил, что она собиралась уйти на Рыбный рынок.

- Ну вот, - проворчал разведчик. - А могли бы вместе пойти...

Как все подобные ему люди, он легко переходил от состояния сна до полного бодрствования, поэтому энергично вскочил и принялся одеваться. На службу сегодня было идти не надо, и Бруни извлёк из шкафа старые брюки из полинялой парусины, которая когда-то была синего цвета, но сейчас превратилась в серо-голубую. По низу штанины успели обтрепаться, но Лиса это не смущало. Застегнув ремень, он снова порылся в шкафу и вытащил клетчатую рубашку. К ней добавилась пара остроносых ботинок с подковками. Теперь вид у него был вполне подходящий для человека, который намерен праздно шататься и не вспоминать о службе в ближайшие 24 часа. Мельком гляну в зеркала трюмо, перед которым час назад сидела Эйприл, Бруни в задумчивости почесал живот, потом отвёл в стороны полы рубашки и посозерцал свой мускулистый торс. Эйприл подшучивала иногда, что для двадцати шести лет он слишком тощий, и его нужно усиленно кормить. От кормёжки Бруни никогда не отказывался, но мнение жены насчёт своей тощести не разделял. Он был Лисом-разведчиком, а они в принципе никогда толстыми не бывают. Кости же не торчат, скрытые хорошо тренированными мускулами. Это главное.

Тут он вспомнил, что Эйприл сейчас разгуливает по рынку, заглядывая под жаберные крышки всяким морским обитателям, торгуется и вынюхивает что посвежее.

- Нет, ну надо же было проспать самое интересное! - высказал Лис своему отражению, и принялся со вздохом застёгивать рубашку.

Через минуту он было уже внизу. Кухарка, пожилая Рыжая Лиса, оглянулась на него и указала жестом на стол.

- Сейчас соберу завтрак, - пообещала она.

- Не, я что-нибудь так перехвачу. - Бруни налил себе молока, прихватил кусок хлеба и положил сверху вчерашнюю котлету. - Хочу встретить Эйприл.

Кухарка пожала плечами. Шоссе до города было одно, да к тому же Лисы с их чутьём были просто неспособны разминуться. Уговаривать молодого хозяина поесть сперва кухарка не стала, по опыту зная, что бесполезно. Он уже сжевал на ходу бутерброд, выдул стакан молока и умчался, по дороге прихватив с вазочки яблоко. Ещё минуты через три он выводил свой пароцикл из гаража за домом. Проверив, не забыл ли поменять нагревательные амулеты, Бруни натянул на плечи кожаную куртку, прихватил вторую пару очков и шлем, и покатил от дома в сторону ворот. Железную ограду вокруг особняка стоило бы подновить, подкрасить, да и садовника наконец нанять, но Бруни подумал, что надо сперва спросить у Эйприл. Может быть, ей не понравится идея что-то менять в этом царстве старины, окружённой диковатой растительностью.

Старенький пароцикл, тяжеловатый по сравнению с более новыми моделями, хорошо слушался крепких рук худощавого, но сильного и выносливого Лиса. Бруни выкатил на шоссе, пропустив пыхтящий грузовоз, но через десять секунд уже перегнал его, направляясь в сторону Мэримара. Ветер трепал русые волосы Лиса, но он не стал надевать шлем. Было приятно ощущать на себе солоноватый морской воздух. "Кстати, дует-то с моря, - подумал Бруни. - Быть шторму, тут к синоптикам не ходи".

День начинался хорошо, и причин для беспокойства у молодого Брунвальда Ингвара не было. Пока...

+4

6

*  *  *

Доджи ненавязчиво таскался вслед за парочкой полицейских, охраняющих госпожу Ингвар, зная, что рано или поздно дождётся своего момента. И не прогадал! Хотя кто знает, может быть в данном случае "прогадать" было бы безопаснее. Тем не менее, Эйприл управилась с покупками, и выйдя за территорию рынка, распрощалась со своими провожатыми. Им следовало возвращаться к своему дежурству, и следить за порядком. Помахав рукой Рысю и Гиене (те дружно и весьма бурно раскланялись в ответ), Эйприл не спеша направилась вдоль набережной. Ветер шевелил её золотистые кудри, играл с подолом её светлого платья, то обнажая ножки молодой Лисички до самых колен, то пряча их от посторонних глаз, или и вовсе - обвеваясь вокруг этих стройных ножек шелковистыми объятьями. Доджи мог бы поклясться, что не видел ничего обворожительнее в своей жизни! Когда рынок остался далеко позади, парень решился, и нагнав молодую женщину, взялся за ручку её корзинки.

- Позволь, я тебе помогу, - предложил он.

Эйприл почему-то вздрогнула, и сперва даже посторонилась.

- Разве мы не расстались уже? - спросила она строго, не отпуская ручку корзинки.

- Эйприл! Ты меня боишься, что ли? - удивился Доджи, в свою очередь делая попытку забрать ношу.

- Я тебя не боюсь, Доджест Фейтон! - проговорила Эйприл серьёзным тоном. - Но в твоих услугах я не нуждаюсь.

Она чувствовала в этом Чёрном Лисе какие-то неприличные намерения, и сторонилась его, потому что опасалась, как бы самому Доджи не досталось от Бруни. И её опасения были не напрасными, потому что раздалось ворчание парового двигателя, и у тротуара остановился громоздкий агрегат на двух колёсах. Бруни откинул подножку, после чего соскочил с седла, и тут же подошёл, категоричным жестом откинув руку Доджи от ручки корзинки.

- Он к тебе пристаёт? - тут же спросил он у жены, забирая корзину и ставя её на плотно пригнанные плиты мостовой.

- Господин Ингвар собственной персоной! - Доджи упёр руки в бока. - Вот здорово! Давно хотел познакомиться.

Между светлы бровей Бруни тут же пролегла складка. Взгляд серых глаз не предвещал ничего хорошего, и Эйприл шагнула в пространство между мужчинами. Ей инстинктивно захотелось погасить нарождающийся конфликт, тем более что темперамент своего мужа она прекрасно знала. Бруни не выносил, когда кто-то задевает его семью, и готов был тут же броситься в драку.

- Всё хорошо, милый, - сказала Эйприл, кладя ладонь на грудь Ингвара и таким жестом останавливая его порыв. - Доджи - мой старый знакомый, мы в детстве жили рядом. Он просто хотел мне помочь.

Бруни всё ещё не успокоился, а у Доджи просто свербело слегка принизить авторитет этого муженька перед Эйприл. К тому же, в своей кожаной куртке и потрёпанных брюках он выглядел, как пацан из портового района, а не как грозный полицейский из Береговой Охраны.

- Да, я как раз хотел поговорить о том, что Эйприл напрасно так поторопилась выйти замуж, - нагло заявил Доджи, глядя на Ингвара с вызовом.

- Погоди, Эйприл! - Бруни взял её за запястье и мягко отвёл руку супруги от своей груди. После чего шагнул к Чёрному Лису почти вплотную. - Что ты хочешь этим сказать?

- Только то, что в родном городке она могла найти кого-нибудь попредставительнее, - не отступая, ответил Доджи.

Эйприл сделала три шага назад и прислонилась к парапету. Она неожиданно почувствовала себя плохо. Чем остановить этих двоих, она не знала, и своё внезапное недомогание отнесла сперва за волнение, и только в следующую секунду у неё шевельнулось некоторое подозрение, что к волнению добавляется что-то ещё. Тут её осенило, и она быстро проговорила:

- Бруни! Мне плохо! - И схватилась за грудь.

Ингвар моментально отпихнул своего соперника и бросился к ней.

- Убирайся! - рявкнул он на Чёрного Лиса через плечо, и тот почему-то не посмел ослушаться. - Что с тобой?

Он подхватил супругу на руки и отнёс к ближайшей скамейке. Опустившись перед ней на корточки, взял за руки, встревоженно глядя в её лицо. По правде сказать, Эйприл уже стало лучше, но она дождалась, когда силуэт её старого знакомого скроется из глаз, а потом облегчённо вздохнула.

- Всё в порядке, милый! Я просто испугалась за тебя. И ещё...

Бруни придвинулся ещё ближе и теперь не только слушал, но и принюхивался, словно ожидал учуять нечто новое. Эйприл неожиданно рассмеялась.

- Вот так с тобой всегда! - весело заявила она. - Ты тут же же делаешь правильный вывод, так что тебя даже не удивить!

- Что, серьёзно? - удивился Лис, нахмурив одну бровь.

Она кивнула.

- Да.

Ингвар опустился коленями на землю прямо у её ног и обнял её, не обращая внимания на то, что набережная вовсе не была безлюдна в эти утренние часы.

- Бруни! - Эйприл наконец засмущалась. - Перестань! На нас же смотрят.

- Ну и пусть! - Он беспечно пожал плечами. - Пусть все знают!

- Ты счастлив?

- Да!

Она взъерошила его русые волосы.

- Тогда вези меня домой. И обещай не драться! Тебе теперь придётся отчитываться не только передо мной. Теперь нас у тебя двое! Или даже трое.

Лис вскочил, подхватив её на руки, и поцеловал.

- Я готов! - лаконично высказал он, и понёс супругу к пароциклу.

+4

7

Доджи понаблюдал за ними издали, потом вышел из-за угла и сунув руки в карманы, побрёл в сторону портовых доков.

- Что, испугал он тебя?

Этот ехидный голос заставил Лиса обернуться. Неподалёку, прислонившись к углу склада, стоял высокий Гиена и смотрел на него прищурившись.

- Тебе какое дело? - огрызнулся на него Доджи и пошёл было дальше. Но Гиена не отстал и тут же пристроился рядом, точно так же сунув руки в карманы потёртых парусиновых штанов.

- Ты ж на голову выше, парень! Показал бы этому пацану, что такое настоящий мужик!

- Тебя не спросил, - примерно с тем же выражением ответил Доджи и прибавил шагу. Но Гиена и тут не отстал.

- И чего его все так боятся? Мелюзга ещё, молоко на губах не обсохло, а гонору - как у начальника полиции. Я может, тебе помочь хочу. Нехорошо, когда тебя пригибают при девушке. Хочешь вернуть свой престиж?

Доджи остановился и оглядел Гиену с головы до ног. Ничего особенного, обычный такой парень, лет за двадцать пять, волосы всклокоченные, глаза чёрные, и татуировка на щеке. В общем, типичный такой, на уголовника не похож.

- Чую, с твоей помощью меня только больше пригнут, - рассудил Фейтон, и направился дальше.

- Он моего брата посадил, - сообщил Гиена. - Да ещё в морду надавал при задержании. Так что мне есть что делить с этим Ингваром, а ты бы мог присоединиться.

Лис насторожился. Он вообще-то с законом предпочитал дружить, но он чувствовал по Гиене, что если сейчас пошлёт его - тот действительно отстанет. Поэтому Доджи снова остановился, и снова посмотрел на неожиданного собеседника. Мимо них прокатил с тележкой всяких пряных трав зеленщик, за ним протопали две кухарки с корзинками рыбы. Лис дал им отойти подальше, и только потом сказал:

- Ну, допустим, присоединюсь. И что ты предлагаешь?

- Для начала - пойти вон в ту пивную и выпить за знакомство, - оживился Гиена, и прихватив Лиса за плечи, повлёк за собой. - Да ты не боись! Найдём помощников - справимся! Меня, кстати, Колином зовут. Сандерсом Колином. А ты кто будешь?

- Зови меня Доджи, - нехотя отозвался Лис, решив не называть полного имени.

Но всё-таки в пивную вместе с Гиеной пошёл. Как раз когда они переходили улицу, мимо прокатил Ингвар на своём пароцикле. Впереди него, уютно устроившись между его рук, сидела Эйприл в его кожаной куртке, очках и шлеме, а позади, на багажнике, была укреплена корзина с морскими вкусностями. Не обращая внимания на Фейтон и его нового знакомого, Ингвары поехали в сторону загородного шоссе.

+4

8

*  *  *

- И почему выходные проходят так быстро? - Бруни потянулся и спрятал нос под одеяло.

- Вставай, лежебока! А то не успеешь позавтракать!

Эйприл убрала свои прекрасные, золотистые волосы в нехитрую причёску, подняв так, чтобы на шею падали только мелкие кудряшки, ещё неспособные удержаться в общей массе. Вскочив с пуфика перед зеркалом, юная женщина, которой очень скоро предстояло стать матерью, легко, чуть ли не танцуя, прошлась по спальне, подхватив несколько оброненных вещиц, которые они с Бруни вчера раскидали, швыряясь подушками и возясь на ковре перед камином, потом похлопала мужа по бедру и ловко увернулась от его руки, не позволив себя удержать.

- Вставай! - повторила она. - Я жду тебя внизу.

И упорхнула за двери.

Ингвар упал обратно на подушки и глубоко вздохнул. Почему ему было так легко с Эйприл? Он словно превращался по её желанию из серьёзного, молодого разведчика в легкомысленного мальчишку. Но потом наставал момент возвращаться к делам - и Бруни стряхивал с себя легкомысленность, снова становясь таким, какого знало большинство: не по-годам вдумчивым, в чём-то даже мрачноватым, напористым и цепким Рыжим Лисом. Вот сейчас как раз нужно было вспомнить о службе и выбраться наконец из постели, что он и сделал. Энергично умывшись и одевшись, он прикинул, что после вчерашнего ночного шторма утро будет прохладным, сторож в Управлении начнёт жаловаться на то, что старые раны ноют, а железная дверь причального дока примется скрипеть на каждом движении, и придётся её смазывать. Говоря честно, Бруни этот скрип совершенно не мешал, равно как и его товарищам по службе. Но начальник утверждал, что этот скрип слышен на пол-города, и подрывает авторитет их подразделения, потому что граждане сочтут их небрежными служаками, которые не могут даже собственные двери дока привести в порядок, а уж тем более - с преступниками бороться...

Бруни сбежал вниз по лестнице, на ходу застёгивая поверх рубашки "сбрую": кожаные ремни проходили через плечи и спину, и держали подмышкой кобуру с табельным самострелом. Одень на себя куртку - и оружия будет не видно. Оружие предназначалось только для ближнего боя, прицельно маленький самострел бил метров на пять - не больше. Но этого хватало в уличных драках и когда преследуешь преступника, который чаще всего тоже пользовался именно самострелом, и тоже не мог попасть в тебя с большого расстояния.

- Что на завтрак? - спросил Лис, входя на кухню, хотя совершенно не нуждался в докладах. Нюх его уже определил, что будут котлеты из рыбьей печени с хрустящим картофелем, который их кухарка готовила мастерски. Но Бруни предпочитал соблюдать "ритуал", заведённый ещё его отцом. Кухня - это царство кухарки и почему не сделать ей приятное, предоставив самой провозгласить список блюд.

- То, что ты любишь, Брунвальд, - тут же ответила молодому хозяину госпожа Мериэл, расставляя тарелки. - Я сделала котлетки из рыбьей печени, с пряными травами и картофелем. И суп с копчёными колбасками. Ещё, если захотите, тминный сыр и пирог с мармеладом.

Эйприл достала из буфета блюдо с подсушенным хлебом и улыбнулась мужу. По её мнению, он хорошо смотрелся, когда был во всеоружии. Такой отважный, целеустремлённый Лис, который когда-нибудь непременно сделается большим начальником, хотя бы потому, что знает и любит своё дело!

- Пирог - для Эйприл, - распорядился Бруни. Он не любил сладкое, и даже кофе предпочитал пить без сахара. - Мне побольше котлет.

Юной хозяйке дома доставляло удовольствие наблюдать за тем, как муж поглощает всё, что оказывается в его тарелке, щедро поливая котлеты соусом, и кидая в суп заранее нарезанные ломтики лимона. Как большинство активных мужчин, Бруни ел много, можно даже сказать, впрок, потому что когда и чем он будет обедать сегодня - было совершенно неизвестно. Пища проваливалась в него и словно исчезала, не прибавляя толщины. Кухарка и супруга не отвлекали хозяина во время такого важного процесса, хотя сама Эйприл сегодня тоже могла похвастаться хорошим аппетитом. Ей теперь нужно было заботиться о том, чтобы насытить не только себя, но и своих малышей. После завтрака Ингвар поцеловал супругу, словно ненароком положив ей ладонь на живот, хотя ещё ничего нельзя было почувствовать, потом всё-таки отступил, и подхватив куртку, исчез за дверью.

- Не бойся, - сказала кухарка молодой хозяйке. - Господин Брунвальд умеет за себя постоять.

- Я в этом уверена, - согласилась с ней Эйприл, и стала помогать убирать посуду.

*  *  *

Доджи Фейтон в это утро тоже поднялся рано. Он уговорился встретиться со своими новыми знакомыми неподалёку от Управы. Что именно задумал тот Гиена, который назвался Сандерсом Колином, Доджи пока не знал, но очень хотел бы выяснить заранее. Во всей этой истории ему не нравилось то, что он может оказаться крайним. Но ведь он был единственным Лисом в компании подозрительных личностей, с которыми он пил вчера в кабаке. А это означало, что у него есть шанс выведать их планы заранее. Или вынюхать, или подслушать. В общем, сделать так, чтобы крайним оказался кто-то другой...

Отредактировано Брунвальд Ингвар (2016-10-26 21:32:26)

+4

9

*  *  *

- Ты вовремя появился!

Этим возгласом Брунвальда приветствовал на пристани Рамон Терсеро. Ингвар подошёл, оглядываясь, чтобы охватить вниманием всю обозримую часть рыболовецкой гавани. На берегу толпились рыбаки, громко обсуждая "эту гадость", которую "непонятно зачем было тащить на берег", и показывая руками в сторону кромки воды, где темнела какая-то куча. Бруни издали определил, что это сеть с каким-то крупным животным. И почти сразу шевельнулся холодный ком под рёбрами.

- Тварь? - спросил он, подойдя и останавливаясь рядом с коллегами - высоким, худощавым Гиеной и коренастым Рысем.

- Морская Дева, - подтвердил Рамон. - Каким-то непонятным образом запуталась в сетях. Обычно они не заплывают так близко к берегу.

- Зачем её вытащили? - коротко потребовал отчёта Брунвальд.

- Ты у меня спрашиваешь? - удивился Гиена.

Подошёл наряд Гиеньей Стражи, но торопиться к пленённому чудищу никто не торопился.

- Привет, Ингвар! - поздоровался командир Тэйнбек. - И ты успел к этому незабываемому моменту? Ну, и что предлагаете делать?

Вопрос был обращён к старшему в группе, то есть, к Терсеро, но ответил Ингвар. Точнее, он протянул руку и взял у одного из солдат копьё с длинным, тонким наконечником.

- Я разберусь, - пообещал он, и решительно зашагал к песчаной кромке.

- Эй! Аккуратнее! А то она тебе все кости переломает, - посоветовал ему вслед Рысь Хьёрлейв, потом не выдержал и пошёл следом. За ним потянулись Гиены, а потом и рыбаки.

Бруни не оборачивался. Он буквально ощущал, как волны тёмной силы расплываются по берегу от места, где темнеет запутанная в сеть тварь. Рыжий Лис знал одно: нельзя, чтобы твари находились долго рядом с людьми. Они, как зараза, нарушали Равновесие и приносили болезни и беды.

- Это моряки фантазируют на тему "прекрасных дев под водой", вот и появляются такие гадости, - ворчал идущий вслед за Лисом Терсеро.

Бруни спрыгнул с каменного края причала и пошёл, мягко ступая по сырому песку. Он не отвлекался, стараясь сосредоточить своё внимание на твари. Теперь он уже мог разглядеть зеленовато-белое тело русалки, её просвечивающую кожу и длинные гребни не то водорослей, не то волос, разметавшихся во все стороны с её головы. Тварь повернулась к нему и смотрела совершенно человеческими глазами. Именно этот взгляд так будоражил моряков и лишал их бдительности. "Дева" казалась беспомощной и безобидной.

Ингвар подошёл и остановился в паре метров. Копьё он держал в опущенной руке. Существо казалось даже красивым. Лицо могло поразить совершенством черт. Но Магическое Зрение Лисов позволяло им, в отличие от представителей других кланов, видеть сквозь эту полупрозрачную кожу истинный облик твари, его уродливый, желеподобный скелет, легко принимающий нужную форму. Руки казались руками, но они оставались щупальцами, каждое их которых могло вытянуться на несколько метров и обвить неосторожного человека.

Тварь растянула губы, изображая улыбку. Подражали эти существа прекрасно, словно действительно их создавало нездоровое воображение некоторых людей. Бруни чуть приподнял кончик копья, почувствовав, что "дева" старается приманить его поближе. Тварь поняла, и губы растянулись, образовав длинную щель, в которой блеснули четыре ряда полупрозрачных, острых как пилы, зубов.

Толпа любопытных и стража остановились метрах в десяти. Люди замолчали, наблюдая за молодым Лисом, невысокая фигура которого сейчас возвышалась над спутанной сетью и тварью.

Бить надо было точно, и в нужный момент: когда тварь развернёт свои щупальца, чтобы достать его. Именно тогда она откроет уязвимое место в основании шеи. Ингвар постарался расслабиться и смотрел даже не прямо на тварь, а вскользь, чтобы не попасть под гипнотическое влияние её глаз. Это в схватке с человеком нужно смотреть в глаза, а не на руки или ноги - и тогда не пропустишь удара. У каждого порождения Великих Пустошей свои способы влиять на противника. Морские Девы гипнотизировали, лишая воли и желания сопротивляться. А ещё - на суше они плевались ядом, кусались и могли впрыснуть поражающую жидкость через присоски на "руках"...

Скользкие плети взвились в его сторону. Бруни моментально вонзил копьё в тварь, и откатился в сторону. Народ завопил, Рысь одним прыжком оказался рядом, подхватив Лиса за пояс и рванув за собой, подальше от берега. Навстречу тут же подбежал Терсеро.

- Ну, ты неподражаем, Свен! - похвалил он Рыся, и тут же вцепился в Лиса. - Цел? Оно тебя не достало?

- Я в порядке, - коротко заверил его Ингвар, и оглянулся.

Тварь билась на берегу, но движения её становились всё более судорожными. Щупальца опадали, зелёная слизь впитывалась в песок.

- Сжечь надо, - напомнил Бруни.

- Этим мы и займёмся, - пообещал ему командир патруля. - Ты молодец, Лис! Я всегда знал, что в тебе есть нечто такое!.. - Он показал большим пальцем в небо, словно подтверждал какую-то старую мысль, после чего скомандовал своим людям - и Гиены направились к подыхающей твари.

- Мне надо выпить, - признался Брунвальд, и наконец-то почувствовал, что у него дрожат ноги. - Хвала Равновесию! Я только вчера узнал, что скоро стану отцом, а тут эта гадость!

- Он прав! - серьёзно подтвердил Рамон.

А потом оба друга кинулись обнимать своего юного коллегу, в полном восторге от его неожиданного признания...

+4

10

Супруга не слишком поощряла его привычку пить "огненную", хотя ни разу не видела Брунвальда пьяным. Она просто беспокоилась о его репутации, что для жены - естественно. Тем не менее, Ингвар сидел в компании с Рамоном и Стэном, и делал как раз то, чего не одобряла Эйприл: пил "огненную". Уже третью стопку.

- Смотри, как его разобрало, - хитро ухмыляясь, заметил Гиена, почесав татуированную макушку. - Ну, молодец! Ребёнок - это отлично! Ни один мужчина не станет настоящим мужчиной, пока не родит ребёнка!

- То-то твоя Галатея уже пятерых нянчит, - напомнил Хьёрлейв, который всё никак не мог выбрать из множества подруг ту единственную, которую можно будет привести в семью. Он совершенно не обиделся, понимая, что никакого намёка тут не было, Терсеро просто поддерживал Ингвара.

К их столу подошёл высокий Чёрный Лис. Бруни тут же перестал живать и мрачно посмотрел на него.

- Чего надо?

Доджи Фейтон покосился на лысого Гиену с его устрашающей раскраской, потом на коренастого Рыся, и только после этого ответил Брунвальду.

- Поговорить хотел.

- Не о чём, - коротко бросил Рыжий Лис и налил себе ещё выпивки.

- Это кто? - спросил Рамон, кивнув на стоявшего у стола парня.

- Никто, - ещё лаконичнее отрезал Бруни, и понюхал водку.

- Тут один тип хочет с тобой поквитаться за то, что ты его брата посадил, - не обратив внимания на тон, сказал Фейтон. - Сандерс Колин. Знаешь такого?

- И что? - Бруни будто совсем забыл о воспитанности, выпил махом огненную и занюхал рукавом.

- Погоди, Медвежонок! - осадил его Рамон. - Дай человеку высказаться.

У Бруни не было ни малейшего желания слушать этого Чёрного Лиса, но он приткнулся. Только свёл светлые брови к переносице и смотрел теперь куда-то в сторону. Он почему-то не мог не ревновать. Не получалось.

- Ты садись, мил человек, - предложил Гиена и махнул широкой ладонью на стул. - Рассказывай, что знаешь. И не обижайся на нашего друга, у него сегодня был непростой день.

- Знаю, - кивнул Чёрный Лис и действительно сел. Подальше от Ингвара. - Я видел, как ты расправился с "русалкой". Но с тварями бороться проще, чем с людьми. Этот Колин решил, что я на тебя обижен, и предложил план, как тебя подставить.

- А ты не обижен? - не выдержал Бруни.

- Помолчи, а? - протянул Рамон, поведя рукой на этот раз на Ингвара. - Дам по шее, честное слово! Дай парню толком рассказать. Так что там этот Колин задумал?

- А я не вижу причин обижаться, - проворчал Чёрный Лис. - Ну да, мне нравилась Эйприл и я наделся, что она за меня выйдет. Но уж раз не вышло...

Ингвар подозрительно засопел, и Рысь на всякий случай положил ему руку на запястье.

- Ты продолжай, не стесняйся, - милостиво предложил он. - Хочешь выпить?

- Нет, спасибо! Так вот...

Фейтон понял, что спровоцировать Ингвара на драку в присутствии двоих старших товарищей не получится, и приступил к пересказу коварного плана.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Рыбный рынок