В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » О гостях - званых и незваных


О гостях - званых и незваных

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Участники: Каталина Блэкхилл, Альюр Эгейл, семья Блэкхилл, семья Аренски.

Исходные данные (одно-два предложения): Встретились однажды в трактире главы двух уважаемых семей клана Чёрных Лисов - Витольд Аренски и Родрик Блэкхилл. И решили - в дружеской беседе, за кружечкой душистого мёда - своих детей познакомить...

"Ну только вернись! - погрозил Родрик Блэкхилл вслед удирающему к чёрному ходу сыну и швырнул на стол тяжелый кожаный ремень. - Выдеру так, что три дня садиться не будешь!"
Почтенный ювелир, следовавший по пути предков - этим ремеслом занимались его отец, дед и прадед - никак не мог понять, что случилось с его сыновьями.
Старший лавку в столице держит, средний - из Университета не вылезает, медиком быть хочет. Одна надежда - на младшего, так и этот негодник сегодня заявил, что побрякушки делать не станет, а как только школу окончит, сразу охранять границу пойдёт.
Мужчина опустился в массивное резное кресло и, посмотрев в окно, за которым бушевало, плавя воздух, яростное летнее солнце, тяжело вздохнул.
Осторожно открылась дверь и в комнату вошла высокая статная женщина в тёмно-синем шёлковом платье.
- Родрик, у нас гости, - негромко произнесла она.
- Сейчас спущусь, Элена, - Родрик посмотрел на жену, отметив тревожный блеск в глубине тёмных глаз и, намертво стиснувшие платок, пальцы. - Что случилось? Аренски тебя чем-то расстроили?
- Это не Аренски, - вздохнула Элена. - Гостя, которого привела Каталина, зовут Альюр Эгейл. "Меченый", - шёпотом добавила она.
- Если в дом вошёл, значит, гость, - отрезал ювелир, вставая. - Примем, кто бы ни был.
В несколько шагов пересёк комнату и, пропустив жену, вышел вслед за ней.
Спустившись на первый этаж, чуть задержался на пороге и окинул внимательным взглядом гостиную.
По левую руку камин - начищенная до блеска решетка отбрасывает на пол весёлые блики; рядом - два высоких кресла с подставками для ног, между ними небольшой столик.
У окна - второй стол, под белой кружевной скатертью, окруженный стульями и большая стоячая арфа Каталины.
Напротив камина - уголок "для посиделок", как назвала его дочь: поставленные буквой "П" лавки, покрытые шерстяными, купленными у Рысей, коврами. Как раз оттуда и доносились оживлённые голоса.
- День добрый, - поздоровался господин Блэкхилл, войдя в комнату, и пристально посмотрел на гостя.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-19 09:34:01)

+1

2

Альюр тут же поднялся и повернулся к хозяевам дома, вежливо поклонившись. Хорошим манерам и Рыжие Лисы обучались, так что как себя вести в гостях - он знал.

- Мир вашему дому, господин Блэкхилл, - поздоровался он. - И вам, госпожа. - Это уже относилось к хозяйке доме персонально.

Альюр гордился тем делом, которым занимается, и поэтому не смущался, что пришлось оказаться в гостях в той самой одежде, в которой он обычно ходил в разведку или на охоту. К тому же, визит получился спонтанный, и его вполне можно было назвать "неофициальным". Одна деталь немного расстраивала: знай Аль, что познакомится с девушкой и тут же окажется в доме её родителей - надел бы заранее красивую рубашку, а так у него под курткой сейчас была туника без рукавов, щеголять в которой в приличном доме всё-таки было недопустимо. Пришлось остаться в куртке.

- Госпожа Каталина предоставила мне возможность засвидетельствовать вам своё почтение, и поблагодарить за то, что приняли в свою семью мою племянницу, госпожу Марит, - добавил он.

Было бы невежливо не дать хозяевам возможности сказать что-нибудь приличествующее в ответ, или уж высказать гостю пожелание, чтобы он скорее убрался. Поэтому Аль замолчал. Хотя улыбка с его лица не исчезла, и смотрел он на родителей Каталины спокойно и приветливо.

Отредактировано Альюр Эгейл (2014-08-15 11:42:32)

+1

3

"Надо же, у Рыжих, однако, не так плохо с манерами, как я слышал", - отметил про себя Родрик Блэкхил.
Почтенный ювелир внешне - зелёные глаза и пепельные волосы - был тем самым исключением из Чёрных Лисов, которое подтверждает правило и незваный гость вдруг напомнил Родрику его самого в молодости.
"Да, когда-то я тоже хотел увести девушку из родительского дома, но не посмел. Может, зря..." - задумался мужчина, с затаённой печалью вспомнив тяжелые русые косы, голубые глаза и звонкий смех Селины - его первой любви. - "Как же это было давно..."
Но взял себя в руки и ответил:
- Я не хотел потерять сына, а ваша племянница, господин Эгейл - хорошая жена и мать. Она даровала продолжение моему роду.
Добро пожаловать в наш дом.
Элена удивлённо посмотрела на мужа, но не возразила и, кивнув гостю, велела детям:
- Лина, ступай переоденься. Энри - и ты тоже.
Каталина ушла беспрекословно, бросив на Альюра мимолетный взгляд. Энри, тоже молча, последовал за сестрой, хотя обычно начинал спорить и горячо доказывать, что одежда у него чистая, а уши и руки - вымыты.
За дверью Каталину ждала служанка - худенькая остроносая девушка с каштановыми волосами и лукаво поблескивавшими серыми глазами.
- Я уже всё приготовила, госпожа - и платье, и украшения.
Родрик подождал, пока дочь поднимется на второй этаж и, предложив руку жене, обернулся к гостю:
- Прошу к столу.

+2

4

Наверное, для кого-то сегодняшний день был не очень подходящий для визитов. А может, сама судьба хотела проверить, насколько некоторые люди терпеливы и умеют держать себя в руках. Едва господин Родрик пригласил гостя к столу, как вошла служанка и доложила о том, что явились те гости, которых сегодня ждали: господин Витольд Аренски, его жена Эдита и их молодой сын Юлиуш. Собственно, после представления посетители тут же и вошли в комнату.

Господин Витольд считался человеком почтенным, держал две большие лавки, торговал тканями, мехами, посудой, и даже оружием. К тому же, он был "золотым менялой" - имел официальное разрешение принимать в качестве оплаты золотые самородки и золотой песок (само собой, по заниженным расценкам - ведь необработанное золото деньгами еще не было). Потом господин Витольд сдавал золото на Монетный двор в столице - городе Азнавур, и получал взамен готовые золотые монеты. В общем, он был зажиточным и достаточно богатым человеком. Юлиуш - черноволосый двадцатипятилетний парень с решительным взглядом карих, глубоко посаженных глаз, был его самым младшим сыном. Он едва стал совершеннолетним, и перспектива женить его на девушке из почтенной и богатой семьи господину Аренски очень нравилась. Тем более, что сын собирался продолжить его дело, а хорошее приданое за невестой ещё никому не мешало.

Собираясь к этому визиту, семейство нарядилось в лучшие одежды, и конечно же, ожидало от родителей и членов семьи предполагаемой невесты того же самого. Поэтому присутствие в комнате человека в скромной охотничьей куртке слегка удивило господина Витольда. Он подумал было, что это какой-нибудь из сыновей господина Блэкхила, или кто-то из его людей только что вернулся с охоты. Но уже в следующую секунду отец Вишенки признал в парне того самого наглеца, который когда-то пытался уворовать его дочь. Что поделаешь, своих врагов господин Витольд не забывал никогда, а парень за восемь лет не настолько изменился, чтобы его не признать. Даже если бы не узнал - характерный шрам на щеке Меченого не оставлял никаких сомнений в том, кто он такой.

Господин Витольд нахмурился и даже сделал лёгкое движение назад, а его категоричный сын даже положил руку на пояс, поближе к оружию. Но в следующую секунду глава семейства взял себя в руки, вспомнив о том, что затевать ссоры в чужом доме - верх невежества, и жестом остановил сына.

- Господин Блэкхилл! Принимая ваше приглашения, я не ожидал, что у вас уже есть гости, - сказал он спокойно, хотя ноздри его дрожали от сдерживаемого гнева. - Может быть, наш визит сегодня некстати?

+2

5

Если бы родные Вишенки... то есть, госпожи Янины, сделали вид, что не узнали его - Альюр с чистой совестью поступил бы так же. За восемь прошедших лет он пережил слишком много, чтобы тот старый эпизод изрядно поистёрся в его памяти. К тому же, он не виде причин враждовать сейчас, когда всё позади, и судьбы каждого действующего лица той старой истории сложились так, как сложились.

Но на столь неприкрытую агрессию в свой адрес он попросту не мог не откликнуться. Правда, обращались не к нему, а к хозяину дома, поэтому Аль не посчитал возможным вмешиваться в разговор. Только прищурился, и улыбка его из доброжелательной превратилась в жёсткую.

Поскольку всё здесь зависело от господина Блэкхила, Альюр вопросительно посмотрел на него, словно бы потеряв интерес к новым гостям.

+1

6

В настолько неловкую ситуацию, Родрик Блэкхилл не попадал уже давно.
Впрочем, законы гостеприимства он соблюдал свято и допустить рукоприкладство, а уж тем более кровопролитие под своей крышей, не мог.
Кроме того, господин Эгейл теперь приходился ему, пусть и дальним, но родственником. Да и вёл себя более достойно, чем Юлиуш Аренски, уже опустивший руку на пояс.
"Плохо владеет собой", - отметил ювелир про себя, и это обстоятельство говорило отнюдь не в пользу молодого человека.
- Господин Аренски, господин Эгейл, - ровным и спокойным тоном произнёс хозяин дома. - Я полагаюсь на ваше благоразумие. Какие бы разногласия не возникли между вами, прошу забыть о них, пока вы находитесь в моём доме.
Вы оба - мои гости, но господин Эгейл - мой родственник и я не позволю причинить ему вред.     
Решение за вами.
После его слов в комнате воцарилось напряжённое молчание, прерванное едва слышными шагами: господин Блэкхилл обернулся и затаил дыхание от гордости за вошедшую дочь.
Каталина шла так легко и плавно, что казалось, она не ступает по полу, а плывет над ним.
Серебряно-белый атлас платья облекал девушку, мягко подчёркивая высокую грудь и тонкую талию, струящимися складками ниспадал до кончиков белоснежных туфелек; в тёмной косе нежно мерцали жемчужные нити.
- Добрый день, - негромко поздоровалась Каталина, встав рядом с отцом, и спокойно, не заливаясь румянцем и не отводя глаз, посмотрела на возможного жениха.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-15 15:51:20)

+1

7

Юлиуш смутился, забыл про Альюра, опустил руку, и во все глаза смотрел на Каталину, вместо того, чтобы поздороваться. Отцу пришлось незаметно одёрнуть сына. Тот встрепенулся и поклонился, пробормотав слова приветствия.

- Что же, если господин Эгейл будет вести себя разумно - с нашей стороны тоже не будет причин для ссоры, - сдержанно высказал глава семьи Аренски, и тоже приветствовал девушку.

Только госпожа Аренски смотрела настороженно, и явно не одобряла решение мужа. Эдита Аренски происходила из семьи бывшего княжеского казначея, с десяток лет назад ушедшего на покой. Она была гордой и своенравной женщиной, и считала оскорблением для себя лично даже неподобающий взгляд в сторону кого-то из своей семьи, и уж тем более, не могла простить человека, который покушался на честь её дочери. "Наглый Рыжий прохвост! - подумала она, наблюдая за предметом своей ненависти краем глаза, но делая вид, что он её совершенно не интересует. - Он ещё и родственник Блэкхиллам! Только такого родства нам не хватало!" Тем не менее, как приличная женщина, она не могла на людях идти поперёк мнения мужа, поэтому решила про себя, что все претензии выскажет ему, когда они вернутся домой. Конечно, она заметила, что госпожа Каталина произвела на её сына неизгладимое впечатление, но для неё самой все прелести предполагаемого брака успели померкнуть только лишь из-за этого сомнительного родства с Рыжим Лисом. На девушку она теперь смотрела скептически, хотя на лице сохраняла полную невозмутимость.

Её муж между тем обратился к Каталине:

- Вы прекрасно выглядите, госпожа Блэкхилл! Мой сын немного растерялся, он не общался со столь красивыми девушками. Но вы увидите, он скоро придёт в себя и покажет, что умеет быть любезным.

+2

8

Аль конечно же заметил и взгляд госпожи Аренски, и реакцию её сына, но тут же от них отвлёкся, когда вошла Каталина. Наверное поэтому когда он заверил отца Вишенки:

- У меня нет причин с вами ссориться, господин Аренски, - это прозвучало несколько рассеянно.

Приветствуя девушку вежливым кивком, Аль смотрел на неё во все глаза, и даже не пытался скрыть счастливого выражения, которое как-то само появилось на его лице. Так неосознанно радуются всему чудесному, неожиданно оказавшемуся перед тобой...

Она была прекрасна, как утренняя заря, как чистый снег на величественных горных вершинах! "Раскатал губу!" - подумал про себя Альюр, но он не был бы собой, если бы смущался собственных восторгов и внезапных устремлений. В жизни нужно хотеть большего, только тогда можно чего-то достигнуть - таков принцип Рыжих Лисов. Люди других кланов ошибочно считают это наглостью, но это скорее готовность встретить нечто неизведанное и бороться за свои мечты.

Однако, Аль давно уже повзрослел и не терял связи с реальностью, поэтому он не стал перебивать господина Аренски, расточавшего комплименты госпожи Каталине. Аль был согласен с комплиментами, а господина Юлиуса просто не посчитал за конкурента. Наверное, для этого Аль был слишком уверен, что такие девушки, как Каталина, достойны большего. Им не чета такие, как Юлиус Аренски. Да и такие, как Альюр Эгейл - тоже.

+2

9

- Вы очень любезны, господин Аренски, благодарю вас, - вежливо улыбнулась Каталина. - Я уверена, что господин Юлиуш - достойный молодой человек, который обладает многими талантами.
Впрочем, чутье уверенно подсказывало девушке, что Юлиуш Аренски из тех людей, которые высоко ценят собственные таланты (даже если ими не обладают), но предпочитают не замечать их в других людях, а уж тем более - в женщинах.
Каталина взглянула на отца, пытаясь понять, о чем он думает.
Родрик Блэкхилл, между тем решил пока что попристальней присмотреться к Юлиушу Аренски - дочь он обожал и выдавать замуж против её желания не собирался.
Дождавшись, пока обмен любезностями будет завершен, ювелир взял дочь за руку:
- Прошу к столу, - и обернулся к нежданному гостю:
- Господин Эгейл, если вас не затруднит, окажите любезность госпоже Блэкхилл.
Предлагая Альюру стать сопровождающим своей супруги, Блэкхилл-старший, окончательно признал молодого человека родственником и позволил бывать в доме.
Решение было продиктовано отнюдь не внезапно вспыхнувшими родственными чувствами - троюродный дядя невестки, честно говоря, седьмая вода на киселе - а холодным расчётом.
Почтенный ювелир уже выстроил некий план, долженствующий принести пользу, и господин Эгейл имел к этому плану непосредственное отношение.
Идя в трапезную об руку с дочерью, господин Блэкхилл с удовольствием отметил, как изменился в лице Юлиуш Аренски - если бы Каталину вел к столу он, это значило бы, что молодого человека безоговорочно считают подходящей партией.
А теперь ему совершенно ясно дали понять, что прежде, чем просить руки госпожи Каталины, он должен доказать свою готовность и способность к столь важному шагу в жизни.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-19 14:28:46)

+2

10

Больше всего обиженной себя чувствовала госпожа Аренски. Будь у нее выбор - она прямо сейчас развернулась бы и ушла. Но ее муж пока что не торопился с выводами. Разумеется, как наблюдательный человек, он уловил тот взгляд, которым смотрел этот нахал Меченый на госпожу Каталину. Но брак этой юной особы с Юлиушем был слишком выгодным для господина Витольда, и он готов был пожертвовать парой часов своего времени, чтобы уладить вопрос. Поэтому он сделал вид, что не понял, почему его супруга так настойчиво пожимает его руку, направляясь вместе с ним к столу. Вместо этого, едва присев,  он продолжил разговор:

- Мой сын давно хотел познакомиться с вашей семьей, госпожа Каталина, - обратился он к девушке. - Хотя мы никак не ожидали, что вы состоите в родстве с семьей господина Эгейла. Я верен, что это очень достойная семья, ведь отец господина Эгейла - господин Фарго - известный врач, который спас многих людей от неминуемой смерти...

Не обращая внимания на то, что его супруга незаметно ущипнула его за бедро (под столом это оказалось самым удобным местом для выражения недовольства), господин Витольд продолжил развивать свою мысль:

- Но насколько мне известно, господин Альюр Эгейл не пошел по стопам отца, и предпочел военную службу. Как скоро вы отправитесь в очередной военный поход? - любезно поинтересовался он у Альюра.

Юлиуш навострил уши. Похоже было, что отец выбирает правильную позицию: зачем ссориться сейчас с этим наглецом Меченым, когда вместо этого можно подождать, когда тот сам уберется? Правда, после взглядов, которые этот Эгейл расточал госпоже Каталине, Юлиушу очень хотелось лично набить нахалу морду. Вне стен гостеприимного дома господина Блэкхилла, само собой. Юлиуш даже украдкой бросил вызывающий взгляд на Альюра, и понадеялся, что тот заметил его вызов.

+2

11

Всё Аль прекрасно заметил! Даже то лёгкое телодвижение Эдиты Аренски, судя по которому она старалась одёрнуть мужа. С каждой минутой эта нечаянная встреча становилась всё интереснее и интереснее. Сделав вид, что не понял взгляда горячего Юлиуша (что было верным способом разозлить того ещё сильнее), Аль ответил с совершенно безмятежным видом:

- Не могу сказать ничего конкретного, господин Аренски. Я намеревался задержаться в Акрилоне как можно дольше. У меня здесь есть дела. Да, и я благодарен вам за вашу похвалу моему отцу.

Поскольку разговор шёл в непредсказуемом направлении, Альюр с чистой совестью продолжил, хотя теперь его речь относилась больше к брату Каталины, с которым они успели перекинуться парой фраз на тему военной службы и границы Пустошей.

- Это самое достойное из всех занятий - продолжить дело своего отца. Каждый человек должен к этому стремиться. Но нужно исходить из своих способностей. Увы, я не наделён таким дарованием, как Фарго Эгейл, мои способности к медицине весьма слабы. Но отец только в 28 лет выбрал свою стезю, так что у меня есть год на размышление. Если я пойму, что смогу принести пользу как врач - я непременно пойду учиться. А пока я выполняю свой долг. Хорошие разведчики на границе всегда нужны.

Он посмотрел не на Каталину, а на госпожу Блэкхилл рядом с собой. От этой милой женщины многое зависело, и Аль надеялся, что госпожа Элена отнесётся к нему более благосклонно, если узнает, что он не собирается всю жизнь бегать в разведчиках.

+2

12

"Кто бы мог подумать, - усмехнулся Родрик Блэкхилл, наблюдая за молодыми людьми. - Похоже, господин Эгейл тоже не прочь попытать счастья".
Впрочем, знаменитый "Меченый", как это ни странно, особого беспокойства у почтенного ювелира не вызвал.
Говорили про парня много и разное, но глупцом никто не называл - вряд ли он повторит ошибку восьмилетней давности. Скорей уж, наоборот, сделает всё по закону - так, чтобы не к чему было придраться.
А вот Юлиуш... в том, что Аренски-младшему может взбрести в голову что-нибудь по молодой дури, Родрик не сомневался.
Из-за таких вот еще пять лет назад вдоль всего забора были высажены заросли роз особого сорта "Страж девы" - высокие кусты, с крупными, белоснежными, тонко благоухающими цветами и великолепными шипами - острыми, длинными и удивительно цепкими.
Да вдобавок, в сад каждую ночь выпускалась пара матёрых угольно-чёрных кордосских волкодавов, особо обученных с помощью знакомого Медведя.
"Что ж, - мысленно подвёл итог ювелир, - вполне возможно, что уже завтра, о сватовстве можно будет забыть и найти девочке партию получше. Съездить в столицу всей семьёй - Рейва проведать.
Если постараться, моя красавица может и княгиней стать - не старшей, так младшей точно. Решено".
Не подозревая о головокружительных планах отца, Каталина вежливо улыбнулась Аренски-старшему:
- Я совершенно с вами согласна. Врач - самая благородная и достойная профессия. К сожалению, мало кто задумывается о том, что ранить человека гораздо легче, чем исцелить.
Но выбирать стезю нужно, в первую очередь, по зову сердца.
Плести словесные кружева девушке не хотелось ни капли - вот с Альюром, наверное, можно было поговорить проще, без витиевато-бесцветных, сухих фраз - поэтому Каталина решила уделить внимание еде.
Благо, стол был роскошный: пшеничные и рисовые лепешки, остро-пряная рыбная закуска, запечённая на углях телятина в кисло-сладком соусе, а на сладкое - румяные пироги с малиной и ежевикой; да и проголодаться девушка уже успела.
"Жаль, что господин Юлиуш сидит не рядом: за столом всякое может случиться - бокал упадет или блюдце с соусом опрокинется".
Каталина украдкой взглянула на мать: удивительно, но её первоначальная неприязнь, после слов господина Эгейла о возможности последовать по стопам отца, сменилась интересом.
Элена, между тем, обострённым материнским чутьем уловила неприязнь Эдиты Аренски и твёрдо решила сделать всё возможное, чтобы дочери не досталась такая свекровь.
Прикинув все "за" и "против", женщина, словно невзначай, спросила у соседа:
- Господин Эгейл, как девичья фамилия вашей матушки? Мы могли быть с ней знакомы.

+1

13

Аль отвлёкся от тарелки и посмотрел на госпожу Блэкхилл. Во взгляде его зелёных глаз промелькнуло что-то грустное.

- Её звали - Саффи Дэлина, - ответил он негромко, словно произнести это имя вслух ему было нелегко. - Она - из семьи господина Томаса Дэлины. У него большой замок рядом с Сабаттой.

Сабатта была морским городом, довольно далеко от центра материка, в неспокойной гавани, в которую часто наведывались пираты и всяческие искатели приключений. Чтобы жить рядом с ним, нужно было иметь настоящую крепость. Таким и был родовой замок семьи Дэлины - Серебряное Гнездо. Альюр был хорошо знаком со многими своими родичами по материнской линии. Они славились своей отчаянной смелостью и были мореходами не хуже тех, что выходили из клана Волков. Но рассказывать всё это сейчас, когда за столом, совсем неподалёку, восседала семья Вишенки, Альюру не хотелось, поэтому от добавил лишь:

- Мы лишились матушки прошлой весной. Не знаю, могли ли вы быть с ней знакомы. Она редко покидала замок, а в Акрилоне бывала не больше двух раз, насколько я помню.

Тем не менее, он совсем отвлёкся от еды и теперь смотрел на госпожу Элену, ожидая, что она ответит ему. Мысль о том, что эта женщина могла знать Саффи Эгейл, показалась Алю привлекательной. Ведь это означало бы, что есть ещё один человек в мире, с которым можно поговорить о собственной матери, которую он очень любил, и по которой до сих пор тосковал.

+2

14

- Увы, я не знала лично вашу матушку, но её фамилия мне знакома, - Элена чуть грустно улыбнулась, вспоминая о тех днях, когда она сама была беззаботной девушкой. - Мой покойный отец занимался морской торговлей и вёл дела с родом Дэлина.
Если бы всё сложилось иначе, я бы тоже носила эту фамилию. Мой отец был одним из тех немногих, кто считал, что союзы между родами Чёрных и Рыжих Лисов пойдут только на благо клану.
А что об этом думает ваш отец? - задав вопрос, Элена посмотрела на Альюра, потом - на дочь, мысленно поставив господину Эгейлу увесистый плюс напротив обозначения "свекровь".
Родрик Блэкхилл внимательно прислушался к разговору жены с гостем и не нашёл в нём ничего предосудительного: о счастье девочки Элена печётся уж никак не меньше его.
Да и приглядевшись к Эдите Аренски, Родрик по-мужски посочувствовал Витольду: "такая женщина, если что не по ней, все мозги проест. 
Хорошо, что это всего лишь смотрины, а не сватовство", - ювелир взял с блюда пирог с малиной, надкусил и, почувствовав сладкий вкус брызнувшего в рот ягодного сока, пришёл в благодушное настроение.
Чем бы ни закончилось дело, угощением гости должны остаться довольны.
- Лина, - он посмотрел на дочь, ополаскивавшую руки в мисочке с душистой водой. - Пройди в гостиную, спой нам.
После этого девочка сможет уйти - об остальном будут разговаривать родители.
Каталина встала из-за стола и направилась к дверям, кожей ощущая устремлённые на неё взгляды.
Родрик подождал несколько минут, и убедившись, что гости сыты, пригласил всех вернуться в гостиную. И поравнявшись с Витольдом Аренски, негромко произнёс:
- Господин Аренски, полагаю, нам с вами есть о чём поговорить.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-18 21:13:20)

+1

15

- Безусловно, - согласился Витольд Аренски с готовностью. Ему не слишком нравилось то, что происходит, потому что рыжий наглец Эгейл завладел уже вниманием и матери и дочери, и для его собственного сына как бы уже места не оставалось. Да и его супруга, несмотря на вежливую улыбку, была явно взвинчена и если не выскажет ничего сейчас - дома точно устроит скандал.

- Я пришёл сюда в надежде поближе познакомить Юлиуша с вашей дочерью, - быстро добавил Витольд отцу Каталины. - У меня далеко идущие планы, тем более, что в следующем году я намерен передать Юлиушу "золотой обмен", а это выгодное и серьёзное дело. - Это было сказано с умыслом, чтобы показать, что его сын - выгодный жених.

- Было бы неплохо, чтобы к тому времени у него уже была семья, - добавил Аренски. - Но я не против обсудить любую тему, которую только вы предложите.

Его сын, между тем так решительно сорвался вслед за предполагаемой невестой, что это граничило с наглостью. Он хотел оказаться между Альюром и Каталиной, воспользовавшись тем, что Рыжему задала вопрос хозяйка дома. Но сдержаться от того, чтобы совсем не вмешиваться в разговор, он не смог.

- Насколько я слышал, госпожа Саффи Дэлина так до конца и не смогла привыкнуть к жизни в семье Эгейлов, - непонятно, для какой уели ввернул Юлиуш, делая вид, что это у него просто размышление вслух и ни к кому конкретно он не обращается.

+2

16

Аль прищурился и глянул на соперника (которого, впрочем, соперником не считал, чувствуя, что Юлиушу ничего особого в этом доме не светит). Поскольку Аль разговаривал не с молодым Аренски, а с госпожой Эленой, он как ни в чём не бывало ответил ей:

- Мой отец, господин Фарго, придерживается того же мнения, госпожа. Как-то он сказал, что древнее пророчество о том, что две половины одного клана должны однажды соединиться - и мы обретём большую силу от такого союза - рано или поздно сбудется. Мы не должны отталкивать друг друга просто потому, что мы по-разному смотрим на жизнь. Хотя, иногда это бывает очень сложно...

Если бы Юлиуш не коснулся в своей речи его матери, Аль наверное совсем бы проигнорировал его выходку. Он мог стерпеть попытки нанести оскорбление ему самому, но не мог не вступиться за семью, и за ту, которая дала ему жизнь. Поэтому он сказал госпоже Элене:

- Простите, госпожа... - И тут же поймал молодого Аренски за край куртки, не дав убежать вслед за Каталиной. - Вы что-то сказали о моей семье? - спросил он вежливо, хотя взгляд его ничего хорошего не предвещал. - Вам придётся объяснить, что вы имеете в виду, или взять свои слова назад.

Это была не просьба. По тону можно было бы истолковать эту фразу, как приказ, невыполнение которого чревато серьёзными последствиями.

Отредактировано Альюр Эгейл (2014-08-18 22:35:35)

+2

17

- Ваш отец - очень мудрый человек, - подвела итог разговора госпожа Блэкхилл, со сдержанной теплотой улыбнувшись Альюру. Определённо, этот мальчик нравился ей гораздо больше, чем Аренски-младший, уже смотревший на её дочь почти хозяйским взглядом.
Элена бросила короткий взгляд на мужа и тотчас опустила ресницы - если Родрик решил породниться с семьёй Аренски, ему придётся передумать.
Почтенный ювелир, между тем, серьёзно задумался над словами Витольда о передаче сыну "золотого обмена". Сам того не зная, Аренски-старший, добавил еще одну вескую причину для отказа в сватовстве.
"Рейв уже пустил корни в столице и вряд ли вернётся в Акрилон; младшие сыновья - Дарен и Энри - ювелирами себя не видят, а если загонять их в мастерскую силой, то ничего хорошего не выйдет.
Значит, дело всей жизни, скорей всего, перейдёт мужу Каталины - на внуков пока надежды мало: мальчишкам Рейва всего-то четыре года. 
Но получив долю от отца, Юлиуш, наверняка, продаст лавку тестя и вложит деньги в своё дело.
Нет, мне это не подходит", - решил Родрик Блэкхил, а услышав замечание Юлиуша о покойной госпоже Эгейл, окончательно убедился в том, что принял верное решение. - "Показывать неприязнь к человеку, оскорбляя его мать, низко и недостойно. Будь он моим сыном, уже заработал бы хороший подзатыльник, такой, чтобы в ушах звенело".
Господин Блэкхилл сурово посмотрел на Аренски-младшего, собираясь, на правах хозяина дома, остановить намечавшуюся ссору, но из гостиной донёсся звучный перебор струн арфы.
Ювелир хмыкнул про себя, глядя как молодые люди устремляются в гостиную, и степенно пошёл следом.
А в комнате уже звенел, бился в потолок высокий чистый голос девушки:         
- Прилетела птица ясная,*
Приютила я ее,
Я просила солнце красное
Сердце не губить мое.

Не ломай ты птицам крылья,
Не прибавишь ни гроша,
Ты не видишь как из тела
Ускользает их душа.

Я любовь свою запрячу,
Я тебе не покажу,
Как семью ручьями плачу я
Никому не расскажу.

Не ломай ты птицам крылья,
Не прибавишь ни гроша,
Ты не видишь как из тела
Ускользает их душа.

Ты не сделал, как просила я —
Птицы ясной не видать,
Улетела в небо синее
Не смогла твоею стать.

Не ломай ты птицам крылья,
Не прибавишь ни гроша,
Ты не видишь как из тела
Ускользает их душа.

*Алевтина "Не ломай ты птицам крылья".

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-20 16:46:02)

+4

18

Ссору пришлось отложить. Но только отложить. Отступать Юлиуш не собирался. Ему было что сказать. Просто когда запела Каталина, он забыл на время о своём сопернике, смотрел и слушал не отрываясь. Голос девушки захватывал, брал за душу, и казалось, что слушая песню, можно стать немного добрее, или внимательнее к ближним...

Но песня закончилась, и вместе с последними аккордами Юлиуш вынырнул из блаженного расслабления. Искоса глянув на отца - не вмешается ли тот в разговор - Аренски-младший придвинулся к Рыжему Лису, и совсем уже собрался что-то сказать, но вспомнил о том, что никак не дал понять Каталине, что ему понравилась песня.

- Чудесный голос, госпожа Каталина! - воскликнул он, отвернувшись от соперника и захлопав. - Недаром ваши таланты известны всему городу! Это было просто восхитительно!

- Ваша дочь по праву может считаться лучшей среди тех, кто дарит нам музыку и песни для услады наших сердец, - добавил старший Аренски, обращаясь к господину Блэкхиллу.

Его сын между тем, решив, что уже достаточно, и незачем дожидаться, когда Эгейл тоже начнёт что-нибудь говорить, чтобы подольститься к девушке, сказал уже не так громко, хотя и достаточно чётко, чтобы все слышали:

- Я бы объяснил свои слова, господин Эгейл, но объяснение нужно спрашивать с вас. Как вышло, что господин Фарго, знаменитый медик, не смог излечить собственную жену?

И он, не скрывая ехидства, посмотрел на Рыжего Лиса, слегка поморщившись от вида его охотничьей куртки, которая явно не вязалась с шикарной гостиной Блэкхиллов и этим визитом.

+3

19

Игнорировать молодого нахала сил уже не было. Аль и сам был всего на год старше, но он с девятнадцати лет занимался охраной границ, сперва как ученик при более опытном разведчике, потом самостоятельно. Он чувствовал себя старше не на год, а на десяток лет. Хотя сейчас это не помогало.

Заявление Юлиуша заставило Альюра потупиться и прикусить губу. Парень бил его вопросом, на который Аль не мог ответить. Неужели, действительно что-то слышал или знал? Но от кого? И главное - как ответить, чтобы не говорить при этом о вещах, которые Аль не собирался обсуждать с посторонними? Разве что, предложить Юлиушу Аренски выйти на улицу и отдубасить его там как следует. Тоже не вариант, особенно если учитывать, что в Акрилоне Альюр уже заработал "славу" драчуна и забияки. Волчья Стража, да и местный судья, уже несколько раз делали ему предупреждения, чтобы вёл себя потише, если не хочется на некоторое время поселиться в тюрьме, или подставлять свою спину под кнут. Самое обидное, что в большинстве случаев предупреждения были справедливы. На Альюра часто "находило" и он просто не мог не позлить кого-нибудь, особенно если человек сам давал повод. Как Юлиуш сейчас. Хуже, что этот Чёрный Лис совал свой нос в такие дела, которые его совершенно не касались, и делал это при других людях - почтенной семье, и милой госпоже Каталине, с её чудным голосом и воспитанностью.

Аль мысленно вздохнул, и поднял голову. Его нерешительность длилась лишь короткое мгновение.

- Может быть, вы, господин Аренски, может в чём-то обвинить мою семью, или господина Фарго? - спросил он негромко, даже как-то ласково. - Если нет - то мне придётся вас наказать.

Сожалея, что приходится оказать невнимание госпоже Каталине, Альюр повернулся к молодому Аренски и смотрел теперь на него, прищурившись, очень внимательно. Нехорошо заводить ссоры в чужом доме, но ещё хуже, по мнению Альюра, было не поставить нахала на место.

+2

20

"Это переходит всякие границы!" - последнее, совершенно возмутительное, высказывание Юлиуша Аренски переполнило чашу терпения Блэкхилла-старшего.
- Юлиуш, вы забываетесь, - негромким, спокойным - но холодным настолько, что в углах комнаты, казалось, выступил иней, - тоном, произнёс Родрик Блэкхилл. - И ведете себя абсолютно недопустимо, поскольку беретесь судить о том, о чём не имеете ни малейшего представления.
Отвернувшись от молодого человека, Родрик обратился к Витольду.
- Господин Аренски, ни о каком союзе между нашими семьями, более не может быть и речи. Юлиуш Аренски не способен составить счастье Каталины Блэкхилл. 
Последняя фраза была отточенной веками формой вежливого отказа, не оставлявшей неудачливому жениху ни единого шанса.
"И вам, Витольд, не мешало бы достать из чулана розги, да пустить их в дело. Хотя, вряд ли это поможет", - подумал господин Блэкхилл, вспомнив древнюю пословицу: "Оскорбивший старших - позор семьи".   
Произносить свои мысли вслух, ювелир не стал, взглядом подав знак жене. Элена что-то шепнула Каталине и девушка, коротко поклонившись гостям и опёршись на руку брата, исчезла за дверью. Госпожа Блэкхилл последовала за детьми.
- Господин Эгейл, - обратился к Альюру ювелир. - Это оскорбление не только вас лично, но и вашей семьи. Если вы решите подать жалобу князю, я выступлю свидетелем на вашей стороне.

+4

21

Альюр поклонился уходящим женщинам, а потом обратился к главе дома.

- Господин Блэкхилл! - сказал он. - Мне бы не хотелось придавать этому инциденту официальный ход, и навлекать любопытствующие взгляды на мою семью. Если господин Юлиуш Аренски извинится - я посчитаю, что этого достаточно.

Было не слишком благородно - драться с неопытным парнем, но Аль этим не смутился. Юлиуш Аренски был здоровым, крепким человеком, наверняка посещавшим местную фехтовальную школу, как большинство молодёжи. К тому же, Аль не столько хотел драться с ним, сколько хотел задать хорошую трёпку, чтобы впредь Юлиуш думал, прежде чем болтать, что попало. Пожалуй, если бы сейчас господин Витольд Аренски пообещал сам разобраться с сыном - Аль принял бы и его извинения. Хотя что-то ему подсказывало, что Аренски-старший мало изменился за восемь лет, и не будет этого делать.

По счастью, женщины и дети ушли, и можно было не стесняться в разговоре. Поэтому Альюр позволил себе добавить со всем своим прямодушием:

- В противном случае, я намерен решить это дело как можно быстрее, лишь хочу предложить господину Юлиушу выйти на улицу, чтобы не доставлять хлопот этому гостеприимному дому.

+4

22

Благоразумия у Юлиуша не то, чтобы не хватало. В обычных обстоятельствах он умел себя сдерживать. Но слова Эгейла попали в цель. Недаром же за Рыжим закрепилась репутация провокатора и зачинщика беспорядков. Еще не осознав тот факт, что ему отказано в его желании назвать госпожу Каталину невестой, Юлиуш со всей своей неподобающей для Черного Лиса страстностью "пошёл в наступление":

- Сперва этот парень пытается выкрасть из уважаемой семьи девушку, а потом заявляет, что она ему больше не нужна! - заявил он. - И я должен извиняться? Да то оскорбление, которое этот человек нанёс нашему роду, нужно было смыть кровью, а не полагаться на суд, который предпочёл взять деньги и отпустить этого наглеца!

Он, что называется, "передергивал" и объединял два события, которые отстояли друг от друга достаточно далеко, но делал это от чистого сердца. Янина, конечно же, вышла замуж, нарушив обещание, которое дала этому Рыжему - Альюру Эгейлу. Но через пару лет, когда она овдовела, Альюр действительно заявил, что более ею не интересуется, и поищет себе другую, более невинную. Это слышали многие, потому что высказался Эгейл в кабаке, среди полупьяной солдатни, в ответ на намек такого же полупьяного приятеля. До семьи Аренски его слова дошли, хотя сама госпожа Янина их оскорблением не посчитала. Она не предлагала Альюру Эгейлу жениться на себе после того, как осталась вдовой, и не собиралась этого делать, а на чьи-то пьяные бредни предпочла не обратить внимания. Тем более, что считала Альюра обиженным и грубость его - оправданной.

Старший Аренски между тем, быстро прикинул, что драка может самому Эгейлу выйти боком, зато если Рыжий отлупит Юлиуша - это будет даже полезно. Иначе придется это сделать самому. Такой выгодный брак сорвать из-за собственной глупости! Поэтому вместо того, чтобы приносить извинения, он сказал только:

- Пусть молодые люди разберутся сами. Так будет лучше.

+2

23

"Вряд ли Витольду понравится, если его сыночку пересчитают ребра на улице, - хмыкнул про себя Блэкхилл-старший, - да и соседи могут подумать, что драка случилась из-за Каталины. Новость о смотринах, наверняка, уже разлетелась по округе. Поэтому..."
- Господа, - обратился Блэкхилл-старший к молодым людям, - улица - не самое подходящее место для решения вашего дела. Что вы скажете о тренировочной площадке?
Дождавшись утвердительных кивков, ювелир повернулся к дверям:
- Прошу следовать за мной.
Тренировочная площадка на заднем дворе дома Блэкхиллов состояла из двух половин: одну устилали широкие, чуть шершавые каменные плитки; вторую покрывала короткая упругая трава.
В исходе поединка Родрик почти не сомневался: "в Пустошах выживают лучшие - жестокий, но справедливый закон. А уж разведчик с восьмилетним опытом, раскатает обычного, пусть крепкого и даже чему-то обученного, парня ковриком, и даже не вспотеет. Если, конечно, Аренски-младший не воспользуется каким-нибудь амулетом. Наглости у него, для такого поступка, пожалуй, хватит, но самолюбие и гордость не позволят показать себя слабаком, который не может одолеть противника в честной борьбе и полагается на магию.
Господин Блэкхил отступил чуть в сторону и, едва заметно усмехнулся, взглянув вверх: на одном из окон второго этажа дрогнула занавеска.
"Всё же не удержалась дочка от соблазна. Воистину, девичье, а потом, женское любопытство - страшная вещь".
- Господин Эгейл, - негромко напомнил Родрик Блэкхилл, - как оскорблённая сторона, вы вправе выбрать оружие для поединка.

+4

24

Аль отстегнул от пояса оба кинжала и отдал их отцу Каталины.

- Предлагаю разобраться без оружия, - пояснил он. - Нам незачем убивать друг друга, не так ли, господин Аренски?

У Лисов, во всяком случае, у Рыжих, разбираться на кулаках было ничуть не более зазорно, чем драться с оружием в руках. Аль понадеялся, что Юлиуш будет достаточно благоразумен, чтобы согласиться. Повод, который заставлял их драться, был не столь велик, чтобы рисковать своей жизнью.

+2

25

Аренски-младший кивнул. Он хоть и чувствовал, что зря во всё это ввязался, был достаточно зол на Рыжего, чтобы эта злость перекрывала лёгкое ощущение страха. Да и трусом Юлиуш не был. Пусть таким богатым опытом, как Эгейл, он не обладал, зато задора ему хватало. Поэтому он тоже расстегнул пояс и протянул его отцу. Правда, у него оставался ещё ножик в сапоге, но всё дело в том, что сам Юлиуш об этом предмете честно забыл. Да и не собирался пускать в ход. Он понимал, что если в драке сморозит что-то позорное - потом ему всю оставшуюся жизнь не отмыться.

- Мне всё равно, чем тебя отделать, - заявил он. - Можно и кулаками.

И не теряя времени, бросился на Рыжего Лиса.

+2

26

Аль легко уклонился от кулаков противника, проскользнув под его руками, и ткнул Юлиуша локтем в бок. Удар был рассчитан не на то, чтобы причинить сильную боль, а на то, чтобы сбить равновесие...

У Альюра был не просто большой опыт в драках, у него был ещё и опыт уворачиваться и наносить удары всяким зловредным тварям вроде пустынного дракончика, или гигантского червя. Обитатели Пустошей двигались в несколько раз быстрее самого ловкого человека, так что приходилось вытанцовывать вокруг них самым немыслимым образом, кувыркаться и предугадывать каждое их движение, чтобы не только уйти из-под удара, но и успеть хоть на излёте, хоть кончиком оружия, нанести урон врагу, гораздо более зловредному и страшному, чем какой-то Чёрный Лис.

Не оборачиваясь, Аль прицельно пнул господина Аренски чуть выше задницы. Противник полетел на землю, но кидаться на лежачего Аль не стал, поджидая когда тот поднимется и снова перейдёт в наступление.

Наверное, со стороны это было даже скучно. И больше напоминало тренировку, а не поединок. Юлиуш Аренски дрался смело, но он не успевал за быстрым, как тень, Альюром. А сам Альюр ничего особенного не делал, лишь ловил момент, когда можно пнуть в бедро, ударить под колени, заехать по шее, или ещё каким-нибудь неприятным образом поставить противнику очередной синяк. Он ведь пообещал, что накажет парня, если тот не извинится. Вот и наказывал, целенаправленно и жёстко.

Через несколько минут такой драки, Аль решил, что уже достаточно, позволил Юлиушу ударить себя в плечо, одновременно перехватив его руку, и резким рывком перекинув через себя, на землю. И тут же прижал противника ногой к каменным плитам (так получилось, что именно в этот момент под ними были каменные плиты).

+3

27

Он никогда бы этого не сделал! Честное слово! Если бы не чувствовал весь этот поединок, что Эгейл лишь издевается над ним, устраивает ему выволочку, как мальчишке! Может быть, это было справедливо, но Юлиуш не был слишком сдержанным. Скорее наоборот, ему всегда не хватало хладнокровия. Враг не слишком сильно его побил, чтобы он потерял способность сопротивляться. Стыд и гнев заставил Юлиуша потерять голову. Он успел сунуть руку в карман...

- Нет, Юлиуш!

Это был крик его отца. Ну конечно! Папа догадался, мог догадаться, что он сделает, но это уже не подействовало. Секунды хватило на то, чтобы бросить в лицо Рыжему маленький предмет...

Это был кусочек кости какой-то безымянной твари с Пустошей. Амулет, который условно считался неопасным. Обычно им пользовались, когда нужно было вырваться от нападавших грабителей. Амулет на пару секунд лишал противника зрения. Это происходило только один раз от одной такой косточки, за счет чего хозяин амулета, один раз пережив приступ слепоты, потом мог спокойно брать косточку в руки и кидать в других. Необязательно даже было попасть именно в лицо нападавшего, лишь бы хоть куда-то попасть вообще...

Конечно, для поединка это был наиподлейший прием, но Юлиуш хотел только одного: отомстить за свое унижение. Воспользовавшись тем, что Рыжий отшатнулся и схватился за глаза (амулет еще и боль причинял немалую), Юлиуш успел выхватить из-за голенища нож и ударить Эгейла в бок. Острый клинок легко проткнул и кожу его куртки и ткань, и вошел в плоть по самую костяную рукоятку.

+5

28

Альюра сбил с толку окрик Аренски-старшего. Он чувствовал, что Юлиуш может пустить в ход оружие, но почему-то не ожидал именно такого приёма. Почувствовав резкую боль, он отбросил руку парня и отшатнулся назад, выдёргивая из бока нож. Кровь горячим потоком залила пальцы. Ничего не видя вокруг себя, Аль отбросил нож, заставив не думать о боли, и на слух определив, что противник всё ещё рядом.

- Зря ты это сделал, - выдохнул Аль, отступая ещё дальше. Почему-то он не бросился на Юлиуша, хотя мог достать его даже сейчас, и отомстить. Но какая-то странная обида, и разочарование заставили его прекратить драку.

Сделав ещё пару шагов, Аль почувствовал под ногами траву, и упал на колени. "Не хватало только сдохнуть от руки неопытного мальчишки"... - мелькнуло у него в голове прежде, чем он потерял сознание.

Отредактировано Альюр Эгейл (2014-08-23 12:21:05)

+4

29

Инстинкты сработали молниеносно и Родрик сумел подхватить падающего Альюра.
"Еще не хватало, чтобы под моим кровом убили гостя!" - такого почтенный ювелир и в страшном сне представить не мог.
- Элф! - рядом возник плотный кряжистый мужчина лет тридцати и Родрик бережно передал ему молодого человека. - В гостевую спальню - пусть Элена распорядится. И выдерните из кровати Дарена - хотел быть медиком, так пусть осмотрит и перевяжет.
Элф коротко кивнул - он не любил пустой болтовни - и отправился выполнять поручение.
"Одного слугу - за врачом, другого - с известием к Фарго Эгейлу", - господин Блэкхилл направился к дому. - А с этим поганцем Юлиушем пусть Хранители разбираются. Что за молодёжь пошла - ни стыда, ни совести!"

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » О гостях - званых и незваных