В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Нюансы службы в городской полиции Мэримара


Нюансы службы в городской полиции Мэримара

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия: Мэримар, портовая зона.

Участники: Брунвальд Ингвар, (вряд ли кто-то захочет присоединиться, но всё равно - милости прошу).

Исходные данные (одно-два предложения): несколько слов о том времени, когда Бруни было всего 25, он только пришёл служить, и даже не был ещё знаком с Эдмером Конолланом.
Мэримар - город современный, и одновременно традиционный. В нём много чего может произойти интересного, тем более, что расположен он прямо на Восточном побережье, а предместья его растянулись от самого города на север и юг на много километров...

Сколько лет прошло со времени основных событий: около 500. Год 2501-й от создания Талисмана.

http://s5.uploads.ru/yIWo3.jpg
http://se.uploads.ru/rdlga.jpg


Капитан Оттаво Ламур был Волком, а ещё - хорошим начальником, умным и заботливым. О своих людях никогда не забывал, и чужакам не давал в обиду. Когда надо - мог и прикрыть от выше стоящего начальства, взяв удар на себя. Но наверное, ему можно было пожелать больше мягкости. Порой он вёл себя настолько категорично и жёстко, что даже бывалые служаки старались лишний раз не попадаться ему под горячую руку. Нет, он совершенно не был человеком, которому нравится на кого-то орать, и уж тем более, причинять боль. Он просто не стеснялся орать и причинять в воспитательных целях, считая это в порядке вещей. С этим его качеством подчинённых в значительной степени примирял тот факт, что Ламур никогда не наказывал, не разобравшись, и никого, ни разу, не обидел зря. Наоборот, когда была хоть маленькая зацепка, которой можно было извинить просчёт подчинённого, Ламур предпочитал обойтись мягким упрёком. 

Когда было за что похвалить или наградить, Ламур тоже не скупился. Он первый приходил на помощь, когда кому-то из его людей случалось попасть в трудную жизненную ситуацию, и за любого своего солдата мог собственноручно (или собственнозубно) порвать горло. Может быть, и хорошо было, что Бруни, едва выйдя из академии, попал именно под его руководство. Молодому, чрезмерно шустрому Рыжему Лису, нужна твёрдая рука, и отеческая поддержка. Но и преткновений с начальником у Ингвара было хоть отбавляй. Тем более, что он в силу характера постоянно лез "в каждую бочку", и никогда не прятался за старших товарищей, если благодаря его неопытности и чрезмерному рвению страдало общее дело. За его честность и прямоту Ламур, наверное, его и выделил среди всех остальных, и воспитывал с особым усердием. Поначалу юному Ингвару это не нравилось, он считал, что капитан к нему придирается, и не мог понять, чем заслужил такое пристальное к себе внимание. Представить себе, что Ламур считает его особо талантливым, Бруни не мог. Может быть, скромность не позволяла. Потребовалось немало времени и помощи новых товарищей, чтобы не обозлиться и не потребовать, чтобы его перевели на другое место службы.

Один раз капитан Ламур его особенно допёк. Бруни не стал бы спорить, он был виноват. Нечего проявлять инициативу там, где ещё опыта не хватает, и не можешь до конца разобраться с ситуацией. Лезть на рожон - это ведь тоже не полезно, и часто приводит к трагическим результатам. И всё равно Лису было больно и обидно. Больно в прямом смысле, потому что капитан не ограничился словами и в своей обычной манере, подкрепил их парой ударов своей трости по наиболее безопасным местам. Хорошо ещё, что не продолжил, вовремя почувствовав, что молодой Лис на грани срыва, и может ответить. А если кинется на начальника - наказание может схлопотать куда более серьёзное. Нарушение табели о рангах каралось по всей строгости военных законов.

- Иди и подумай! - рявкнул капитан на Ингвара, и резким взмахом руки указал на дверь.

Выйдя из кабинета начальника, Бруни ушёл в самый дальний конец коридора, и облокотившись на высокий подоконник, принялся что-то высматривать в окне. Здесь его и отыскали Торсеро с Хьёрлейвом.

- Гляди! Вот он! - Гиена дружески хлопнул юного Лиса по плечу. - Дуется, как обиженный мальчик.

Бруни глянул на него, но тут же опустил глаза. Под ресницами блестели так и не выкатившиеся слезинки, но с этим уже ничего не поделаешь. Высохнут, так что может быть, никто и не заметит. Не то, чтобы он не любил показывать слабость, просто не считал, что это кому-то нужно. Его эмоции - это его дело. Но друзья заметили.

- Не обзывайся, - осадил приятеля Рысь. - Видишь, человеку совсем плохо.

- Я в порядке, - угрюмо высказал Бруни и снова отвернулся к окну.

- Ага, это заметно, - вдумчиво кивнул Рамон. - Слушай, Стен! А не кажется ли тебе, что наш капитан выбрал неподходящего кандидата себе в воспитанники? Он же сейчас расплачется, как девочка! И главное - из-за чего? Ну, наорали на него, ну, стукнули. С кем не бывает?

Бруни сверкнул на него глазами, из которых слёзы куда-то моментально исчезли.

- О! Вот таким ты мне больше нравишься, Медвежонок! - добродушно похвалил Торсеро, и снова хлопнул Лиса по плечу. Тот наконец-то немного расслабился.

- Не понимаю, почему он всё время ко мне придирается, - сквозь зубы высказал он. - Можно подумать, что я один ошибаюсь.

- Но ты ведь за свои ошибки отвечаешь, а не за чужие, - заметил Рысь.

Бруни кивнул. С этим нельзя было поспорить.

- Пойми, дурачок! Нравишься ты ему, - бесцеремонно обхватив Лиса за плечи и подталкивая в сторону выхода, заявил Гиена. - Капитан редко на кого такое внимание обращает, потому что никто больше этого не заслуживает. А тебя ему жалко потерять, тем более, что ты едва служить начал. Идём!

- Куда? - Бруни не особенно поверил словам Рамона, но успокоился. Поэтому и позволил приятелям тащить себя по коридору едва ли не под руки.

- Идём, обновим цацку Стена, - делово ответил Торсеро. - Он видишь, новый амулет от пьянства от родни заполучил. Самое время проверить, как действует! А тебе вообще нужно выпить, и ещё раз выпить! Чтоб мозги на место встали.

Бруни не стал возражать, и вся троица направилась в ближайший кабак.

+5

2

На службе Брунвальд быстро научился пить не разбавленную крепкую водку, которую настаивали в обожжённых дубовых бочках, добавляя жгучий перец и горькую полынь. Эту обжигающую жидкость обычно пили, разбавляя сахарной водой. Некоторые даже поджигали, чтобы выгорел лишний спирт, и напиток сделался более мягким. Женщины так вообще к крепкой водке прикасались исключительно редко. Но у неразбавленной "огненной" было одно полезное качество: если её ни с чем не мешать, голова остаётся ясной, и вместо обычного опьянения испытываешь лишь лёгкую эйфорию. Настроение повышается, а последствий почти никаких. Разумеется, если не пить всю ночь напролёт, потому что тогда дикое похмелье обеспечено.

Бруни крепкую водку попробовал впервые в компании Рамона и Стена, как раз в тот день, после стычки с начальством. Они ему и объяснили, как её надо пить.

- Берёшь гамм пятьдесят, выдыхаешь - и разом! Опа! Не дыши, дай прокатиться. Теперь можешь закусывать.

Бруни тогда ограничился тем, что понюхал кусочек хлеба. Ощущения от напитка были своеобразные. Будто действительно огонь проглотил, но моментально, не оставив никаких последствий. В желудке потеплело, и лёгкая, но приятная судорога, прокатилась по телу. Стало легче, проблемы уже не казались такими страшными и неразрешимыми.

- Налей ещё, - потребовал Лис.

Приятели засмеялись, и Гиена действительно плеснул ему ещё пятьдесят грамм.

- В нашем деле умение расслабиться так же важно, как нюх, или выносливость, - пояснил Рамон, пока Хьёрлейв дегустировал свою порцию "огненной".

Рысь предпочитал действовать осмотрительно, постепенно, чтобы убедиться, что амулет работает. А то можно так расслабиться, что потом трактир придётся по кусочкам собирать, или отсыпаться в местном подвале. Но аметист действовал, и Рысь охотно налил себе вторую порцию прозрачно-коричневой жидкости из гранёной бутылки.

- Ты главное, никогда не мешай напитки, - посоветовал он Брунвальду. - Начал с "огненной" - и заканчивай "огненной".

- Во! Рысь плохого не посоветует! - согласился Гиена.

Бруни покосился на обоих, потом сосредоточился, выдохнул - и проглотил следующие пятьдесят грамм. После чего наконец-то придвинул к себе тарелку с дымящимися копчёными колбасками и печёной тыквой "по-мэримарски", то есть, с большим количеством острых приправ. Рысь сегодня отдал предпочтение супу из моллюсков и жареной рыбе. Живя рядом с морем, он как-то быстро пристрастился к продуктам местного рыболовного промысла. Гиена, как и Лис, предпочитал мясо, да чтоб поострее и поподжаристее.

- Всё это чепуха, - продолжил начатую ещё на подходе к таверне Рамон. - Нам главное что? Выискивать контрабандистов и преступников, и охранять покой граждан. Начальство на то и начальство, чтобы смотреть за нами, так же, как мы смотрим за всякой шушерой.

- Мы - не шушера! - не согласился Стен.

- А я и не говорю, что мы шушера! Но у нас есть дело, которое мы должны делать хорошо и грамотно. И всё зависит от того, притащим мы очередного вора за шиворот, или нет. Остальное - не важно. Для нас. А капитан хочет, чтобы мы во всём были лучшими, и это уже его забота. Думаешь, мне от него не перепадает? - повернулся он к Лису. - Или вот ему? Да тыщу раз! Тут лучше всего действовать так: что полезно и конструктивно - выслушать и намотать на ус, а всё остальное - стерпеть молча.

- Я вот всё думаю, - перебил его Бруни, справившись с колбасками. - Не может быть, чтобы те пацаны безответственного возраста сами выдумали прикреплять к днищам чужих лодок травку в непромокаемых пакетах, при помощи "прилипал". Ну, должен быть у них какой-то главный, которого они выдавать не хотят.

Гиена посмотрел на него, округлив глаза.

- Слышь, Стен! По-моему, ему мало досталось, - заметил он. - Опять хочет влезть в это дело.

- Нет, ты мне скажи: я не прав? - Бруни успел пропустить третью рюмку, и это явно способствовало его упрямству. - Ну вот честно скажи!

- Ну, прав, - нехотя подтвердил Гиена. - Но это дело передано тому, кто занимается контрабандой. Наше дело - смотреть за тем, что делается вне портовой зоны.

- Неправда! - не согласился Лис. - Портовая зона - это наша юрисдикция. Хотя контрабандой действительно занимается другая группа. Ну и что? Будет плохо, если мы им немножко подсобим?

Рамон посмотрел на Стена и пожал плечами. Рысь вытер губы салфеткой, и воззрился на юного, непоседливого Лиса.

- Ну допустим, - согласился он. - Ты прав. И если мы найдём того парня, который всё это организовал, амнистия от капитана нам обеспечена. А если оплошаем?

Бруни поёрзал на стуле и покрутил пальцами стопку, сосредоточенно глядя на донышко.

- Значит, я один и отвечу, - сказал он наконец.

- Не получится, - скрестив руки на груди, заявил Торсеро. - Хотя бы потому, что до этого ты сам по себе лез куда не зовут, а теперь - с нашего добровольного согласия.

- Так вы согласны? - оживился Бруни.

Приятели засмеялись, и Рысь принялся разливать остатки водки.

- Хитрый Рыжий Лис, - проворчал он. - Ладно, я согласен. Подставляться - так всем троим. Так честнее будет.

Рамон выпил свою порцию, крякнул, и кивнул.

- Ладно, я тоже согласен. Но чур - вперёд старших не лезть. Понял?

Бруни с готовностью кивнул.

- Доедайте, и сходим кое-куда, - решил Гиена. - Есть у меня мыслишка, кто может быть в курсе этих инсинуаций с лодками.

Приятели налегли на остатки еды, охотно приняв его решение.

+5

3

*  *  *

- Ну вот, это здесь, - сообщил Рамон, останавливаясь перед трёхэтажным домом "в новом стиле", из белого кирпича, без каких бы то ни было украшений, если не считать висящих на балконе третьего этажа подштанников и рубах.

Гиена покрутил ручку звонка, и где-то внутри раздался не-то скрежет, не-то писк. Не удовлетворившись звуками, Рамон несколько раз стукнул в дверь тяжёлым кулаком.

- Эй, хозяева! - рявкнул он. - Мерти, или как там тебя! Вылезай, старая воровка!

- Это кого ты обозвал старой?!

Возмущённый женский вопль раздался со второго этажа, потом в открытом окне мелькнул таз - и вниз обрушился поток воды. Лис стоял в стороне, до него не долетело. Рысь, как кошка, успел отпрыгнуть, так что весь поток достался лысой голове Рамона Терсеро.

- Во даёт! - воскликнул он. - Эй!

Хьёрлейв не стал дожидаться, что будет дальше, мягко оттолкнулся от мостовой - и махом взлетел наверх, исчезнув в окне. Раздался грохот, звон и возмущённые женские вопли.

- Чего это там делается? - озадаченно спросил Гиена.

Бруни прислушивался.

- Сейчас нам откроют, определил он, уловив шаги на лестнице. И действительно, двери распахнулись, и на пороге возник Рысь, держащий под руку женщину-Гиену, лет сорока пяти, слегка растрёпанную, в поношенном платье и повязанную вокруг талии какой-то тряпкой вместо передника.

- Чего вламываетесь-то? - возмущалась она, делая попытки вырвать свой локоть у Рыся. - Чего лезете в честный дом? У вас ордер есть?

- У нас есть ордер? - весело переспросил Терсеро у Ингвара и подмигнул.

- Ордер? - поддержал игру тот, и демонстративно-озабоченно похлопал себя по карманам. - Где-то затерялся... Ничего, мы сейчас основания найдём!* - пообещал он.

Подтолкнув женщину, чтобы освободила дорогу, вся троица ввалилась внутрь, и Бруни старательно закрыл дверь на задвижку. Несмотря на то, что мадам Мерти продолжала возмущаться и бухтеть, полицейские живо проверили нижние комнаты, и поскольку в них никого не оказалось, направились вверх по полутёмной и грязноватой лестнице. Бруни брезгливо принюхивался.

- Тут явно пахнет "травкой", - заметил он.

- Это какой ещё травкой?! - громче прежнего возмутилась женщина, и решительно двинулась вслед за ними. - Какую такую травку ты тут нанюхал? Нет тут никакой травки! Я честным постояльцам комнаты сдаю...

Её никто не слушал. Наверху Лис свернул в тёмный конец коридора, постоял там, оглядывая стены и потолок, потом жестом подозвал Рыся.

- Ну-ка, подсади меня!

Хьёрлейв послушно сцепил руки перед собой. Бруни, как по лестнице, сделал два шага, один на его руки, второй - на плечи, и принялся шарить пальцами в щели под самым потолком.

- Эй, ты! Чего делаешь?! - попыталась возмутиться женщина, но Рамон удержал её за локти.

Лис поковырялся в щели, и извлёк оттуда пакет из плотной ткани. Соскочив с плеч Рыся, он помахал пакетом перед носом у мадам Мерти.

- Как насчёт вот этой "травки"? - весело спросил он.

- Ну вот вам и основание! - подхватил Гиена, после чего троица повлекла упиравшуюся хозяйку в ближайшую комнату, где Бруни собственноручно усадил её на стул.

Они оказались в пустой спальне. Рысь тут же подошёл к окну, заглянул за занавеску, и уселся на подоконник, подтянув на деревянный, покрашенный дешёвой краской, край ногу в мягком сапоге. Гиена принялся расхаживать туда-сюда, а Лис остановился прямо перед женщиной, и наклонившись к ней, помахал перед её носом пакетом.

- Так что это такое, и для каких целей? - спросил он уже не улыбаясь.

- Тебе какое дело, мальчик? - буркнула мадам Мерти. - Лежит себе пакет - и лежит. Никто его не трогает. И вообще, откуда я знаю, что это!

- Да? - Бруни прищурился. - Не знаешь, что в твоём доме делается?

- Не знаю! - рявкнула ему в лицо Гиена, показав зубы, но испугать Лиса ей не удалось.

Он поставил носок ботинка на уголок стула, и облокотившись на собственное колено, наклонился к лицу женщины ещё ближе.

- А тебе известно, что по новой редакции Уголовного Кодекса, от 2495 года, наказуемы не только продажа и употребление опасных веществ и амулетов, но и их хранение? Исключения составляют особые разрешения, которые выдаются особым порядком практикующим врачам и исследователям. Ты врач, или исследователь?

Он не мигая, смотрел в лицо хозяйки дома своими большими, прозрачными глазами. Но та перестала скалиться, закинула ногу на ногу, скрестила на груди руки и отвернулась.

- Так! - Бруни выпрямился, и отошёл в сторону. - Судя по всему, разговора не будет, - разочарованно сообщил он.

Рамон как раз подошёл к Стену, и заметил вполголоса:

- Наконец-то у нас есть человек, который наизусть знает этот новый кодекс.

Рысь солидно кивнул, после чего миролюбиво предложил:

- Заберём её в Управу**. Для ареста основания есть. Посидит в камере - образумится.

- Это зачем меня в Управу?! - возмутилась хозяйка, тут же повернувшись к нему. - Не моя это трава! Постоялец какой-то спрятал.

- Какой? - Бруни тут же снова оказался рядом с ней.

- Ох, и надоел ты мне! - всплеснула руками мадам Мерти. - Пацан зелёный, небось ни разу не целованный, а туда же!

- Я к тебе не целоваться пришёл, - душевно пояснил Лис, но тут же согнал улыбку с лица. - Говори, что за жилец.

- В третьем номере проживает, - буркнула хозяйка и надулась. - Волк он. Зовут не то Черис, не то Чебрис. Я не запоминала. Уходит рано утром, приходит вечером. По ночам с дружками играет у себя в комнате в карты. Хотите с ним говорить - приходите часа через три. Он наверняка явится.

- Вот так-то лучше, - похвалил Бруни и повернулся к коллегам. - Засада? Или кого на подмогу позовём?

Рамон, как старший по положению, задумался, почёсывая бритую макушку, расписанную затейливой татуировкой.

- Давай пока не будем оформлять изъятие "травки", - решил он. - Это свидетелей придётся звать. Подождём. Заодно с мадам глаз лучше не спускать, а то ведь предупредит, или вовсе удерёт.

- Из своего собственного дома?! - возмутилась хозяйка.

- Да кто тебя знает, - задумчиво протянул Рамон...
__________________________________
* Для правомочного проведения обыска в частном доме у полицейских должны быть в наличии либо ордер, либо основания.
Ордер - разрешение на проведение обыска, подписанное судьёй, либо судебным приставом высшей категории.
Основания - указание Лиса-разведчика на то, что он учуял в доме присутствие запрещённых веществ либо амулетов.
** Управа - сокращённое название местного отделения Береговой Охраны и полиции. Целиком звучит так: Отделение (№ такой-то) Управления Береговой Охраны и Городской Полиции.

Отредактировано Брунвальд Ингвар (2016-09-29 15:03:22)

+5

4

Времени, наверное, перевалило за десять вечера, но единственные часы на троих были у Рыся, а тот увлёкся игрой в карты и ни разу на них не взглянул. Вся троица сидела на кухне мадам Мерти, за дубовым столом, покрытым дешёвой скатертью, и пока хозяйка ворчала и возилась со своими шкафами и буфетами, играли партию за партией, чисто на интерес.

- С Лисами лучше не играть, - небрежно заметил Рамон, сбрасывая карты, в очередной раз проиграв. - Особенно с Рыжими. Они все жульничают.

- И я жульничаю? - критическим тоном переспросил Бруни.

- А ты не жульничаешь? - Гиена собрал со стола карты и принялся тасовать колоду.

- Вот поймаешь на жульничестве - тогда говори, что все, - посоветовал Бруни.

Рысь потянулся, и поглядел на хозяйку через плечо. Несмотря на то, что он казался довольно мощным, гибкостью он, как все Рыси, обладал поразительной, и мог вывернуться буквально в обратную сторону, когда хотел.

- У меня уже в брюхе сводит от голода, - проворчал он, и принюхался, нет ли чего вкусного в шкафах хозяйки. - Может, он сегодня не придёт...

- Какой нетерпеливый, - подначил его Рамон. - Сиди и играй. Всё равно я бы не посоветовал в этом доме хоть что-то брать в рот.

- Хам, - наградила его мадам Мерти. - У меня нормальная еда. Не хотите - не ешьте, я и не предлагаю. Постояльцы съедят.

Стен отвернулся от неё и посмотрел на Бруни. Тот, как все Лисы, в засаде мог сидеть хоть до бесконечности, и не испытывать особого волнения.

- Кстати, всё хотел спросить, - вспомнил Рысь. - Ты ведь женат, а браслета не носишь.

Лис пожал плечами.

- Боюсь потерять.

- И дети есть? - тут же оживился Рамон, и даже перестал раздавать карты.

Бруни как-то сразу опечалился и покачал головой.

- Не везёт пока, - признался он. - Уже почти год вместе - а никого нет.

- Ну, успеете ещё, - ободрил его Гиена. - Вот у меня...

Неожиданно Лис насторожился, и два его коллеги моментально замерли, правильно истолковав его поведение.

- Кто-то идёт, - шепнул Бруни. - Сейчас откроет входную дверь.

Рамон вскочил и тут же оказался рядом с хозяйкой. Вытаращив на неё свои чёрные глаза, он приложил палец к губам, напоминая, что ей не следует поднимать шума. Мадам Мерти замерла со сковородкой в руках. Лис тем временем на цыпочках подкрался к полуоткрытой двери и выскользнул наружу. В тёмном коридоре, заставленном старыми шкафами и тюками постояльцев, настоящему разведчику ничего не стоило остаться совершенно незаметным. Между тем, входную дверь кто-то открыл своим ключом, и в прихожую вошёл высокий Волк с мешком на плече. Едва не врезавшись в темноте в угол старого буфета, он беззлобно выругался, и пошёл к лестнице, стараясь ступать строго по середине прихожей.

- Вот ведь... Хозяйка, разрази её гром, - ворчал он при этом. - Плату берёшь, а светильник повесить - никак? - Вторая часть тирады была высказана достаточно громко. - Эй! Старая вешалка! - Через паузу, поскольку никто не отзывался, Волк бросил: - Дура жадная! - и пошёл вверх по лестнице.

Бруни выбрался из своего укрытия и бесшумно двинулся следом. Стен к тому моменту успел вылезти в окно и легко, как умеют только Рыси, полез (хочется сказать: пошёл) по стене на верхний этаж. Рамон подождал немного, и отпустив хозяйку, вышел в прихожую, аккуратно ступая по доскам. Им желательно было окружить Волка и схватить сразу, чтобы тот не успел устроить свалку в не слишком больших помещениях дома. Иначе не обойдётся без крови. Так что Рамон спешить не стал, дождался, пока Бруни прошмыгнёт на самый верх и подаст ему знак - и так же тихонько стал подниматься вверх по лестнице.

Волк засады не почувствовал. В доме жило довольно много народу, и хотя преступник осторожничал, он не ожидал, что его может кто-то подкарауливать. Дела его шли относительно хорошо, хотя и досадовала недавняя заварушка на рыбной пристани, когда его мальчишек застал за вытаскиванием из-под днищ лодок товара какой-то молодой Лис-разведчик. Хорошо ещё, что сам Волк (которого, кстати, звали Чейрис) прятался в сторонке и успел вовремя смыться. Ему бы тогда подманить Лиса и пырнуть пару раз ножом под рёбра, чтобы не встревал, куда не зовут, но Волк решил не рисковать. Товар пропал не весь, новую партию он раздобудет, да и подельники найдутся. Зачем зря лезть на рожон? А имени его пацаны-помощники не знали, и ведать не ведали, кто он такой вообще, откуда приходит и где прячется. Ему и в голову не пришло, что у кого-то из полицейских окажется наводка на доходный дом мадам Мерти.

Сбросив с плеча мешок, Волк остановится у двери своей комнаты и нащупал замочную скважину. Дверной замок привычно щёлкнул, и контрабандист зашёл в такую же тёмную комнату. Чиркнув спичкой, он зажёг газовый рожок, опустил полупрозрачный абажюр и уже совсем собрался затащить мешок из коридора внутрь, как перед ним предстал коренастый тип в кепке с козырьком.

- Привет! - сказал тип, и первой мыслью Волка было то, что этот Рысь пришёл от его конкурентов. - Лапы вверх! И без глупостей, - посоветовал Стен.

Волк чуть подвинулся назад, и незаметно вынул из кармана выкидной нож... Но тут же получил удар по руке, и кто-то сзади запрыгнул ему на загривок. Волк рванулся было, но Рысь тут же оказался рядом, и врезал ему под рёбра. Контрабандист согнулся и выронил нож, но начал отчаянно сопротивляться. Ему удалось схватить одной рукой того, кто висел у него на загривке, и сдёрнуть с себя с такой силой, что только одежда затрещала. Толкнув этого кого-то навстречу Рысю, Волк ринулся было назад - и тут же получил в лоб дверью. Свалившись на пол, Волк ещё сделал слабую попытку сопротивляться, но на него навалились, перевернули носом вниз и скрутили руки за спину.

- Хорош оказывать сопротивление полиции! - рявкнул Рамон ему прямо в ухо.

- Так вы - полиция? - искренне, хотя и несколько задышливо удивился пленник.

- Нет, мы из общества книголюбов, - съязвил Бруни, надевая ему на руки наручники с магическими замками. - Ты вовремя не сдал книжку в библиотеку.

Наконец-то возня прекратилась, Волка подняли на ноги и пихнули на ближайший стул.

- Держись подальше от его Клыков, - посоветовал Брунвальду Рамон. - Ну что, дядя, разговаривать будем?

- Что вам от меня надо?! - попытался возмутиться пленник. - Я ничего противозаконного не делал...

- Ага, за тебя делал этот мешок. - Бруни, как любому Лису, трудно было не зубоскалить, особенно после резкого выброса адреналина во время драки. - Смотри, на целую 26-ю статью набрал контрабанды!

И он кинул под ноги Волку его ношу.

+5

5

- Точно, "травка"*! В таких же пакетах, - доложил Бруни, покопавшись в мешке. - Думаю, тот, что я нашёл в коридоре - образец. А это - товар.

- Ничего не знаю! Я этот мешок нашёл! - поспешил высказаться арестованный.

- Где?

- В канаве!

- Можешь показать место?

- Не помню.

Бруни развёл руками. Рамон решил, что пора брать инициативу, вздохнул, и наклонился к пленнику.

- Знаешь, учитывая количество "травки", нам ведь не оставит труда получить разрешение на жёсткий допрос, - заметил он. - Особенно если те подростки, которых ты заставлял нырять под лодки и доставать товар, тебя опознают. Как насчёт чистосердечного?

- А сейчас! - Волк покосился на него, словно размышлял, кто из них может быстрее укусить. - Ничего не знаю, ничего не докажете. А подростки ваши скажут то, что вы им прикажете.

- Стихами заговорил?! - взорвался Бруни, оттеснив Рамона. - Думаешь, я твоих следов не унюхаю около рыбных причалов?

Волк ощерился.

- Надо было мне тебя там подрезать, - прошипел он. - Щенок!

Лис с размаху залепил ему пощёчину. Гиена с Рысем теперь уже с большим интересом наблюдали за тем, что он будет делать дальше. Можно было поверить, что их новый напарник, несмотря на молодость, человек весьма категоричный, но сейчас эта категоричность пришла в действие, и оба приятеля одобрительно покивали. В полиции не место чистюлям, которые боятся запачкаться. Когда сталкиваешься с преступниками вроде этого парня, приходится действовать грубо. Хотя бы для того, чтобы он показал своё истинное лицо, а не увиливал и не юлил до бесконечности.

- Я тебя и без ножа подрежу! - пообещал Бруни, и его юное лицо приобрело жёсткое и очень взрослое выражение, даже какие-то лишние складочки появились в углах рта и над переносицей. - Сядешь по полной, и не только за этот мешок. Все твои прежние дела раскопаю! Кого хотел этой дрянью травить? Говори!

Ещё одна оплеуха хоть и не особенно взволновала Волка, но заставила подобраться и сжать челюсти.

- Ещё посмотрим, кто кого подрежет, - процедил он.

Внезапно Лис прислушался, шагнув от пленного в сторону двери. Стен тут же оказался за спиной Волка и приставил пальцы к его горлу, чтобы не вздумал закричать. Рысьи Когти - слишком серьёзная угроза, так что Волк действительно замер, не смея пошевелиться. 
_____________________________________
* Придонник желтолистный, или "травка" - водоросль, произрастающая у берегов Южной оконечности Земли Кланов. Содержит галлюциногены и вещества, подавляющие волю. Сушёная и экстрагированная водоросль обладает сильным наркотическим действием, вводит человека в состояние транса и эйфории. Действие кратковременное, не более десяти минут, но находящемуся под её воздействием человеку можно отдать любой приказ, и он его в точности выполнит, не задумываясь, и даже не запоминая, что именно делает.
Придонник желтолистный занесён в перечень особо опасных наркотических амулетоподобных растений. Разрешён к применению только в медицине, где выделенное из водоросли вещество ослабляют специальными добавками и используют как сильный анальгетик при проведении сложных операций.

+5

6

- Что? - быстро спросил Рамон, шагнув к Лису. Даже не спросил, а едва шевельнул губами, зная, что Бруни его прекрасно услышит.

Но Лис качнул головой, и поднял палец. То, что его взволновало, носило неопределённый характер. Он чувствовал чьё-то присутствие в коридоре, и не мог понять, почему не услышал шагов, или хотя бы перемещения входной двери. Запах тоже почти не изменился. Почти...

Ещё через пару секунд Бруни тронул Гиену за рукав, и указал жестом на пленника. Потом покрутил пальцем у уха. Рамно его бесшумную пантомиму прекрасно понял, тем более, что в полиции они обучались одним и тем же жестам.

- Ну, ты и гад! - громко высказал Гиена, шагнув обратно к Волку, но качнул головой, чтобы Рысь не убирал своих Когтей от его горла. - Ладно, что с ним разговаривать? В Управе разберёмся.

Бруни резко открыл двери, будто не подозревал, что за ней может кто-то быть, и шагнул в тёмный коридор. Сейчас напарники не могли ему ничем помочь, потому что где-то рядом был ещё один Лис. И этот Лис позаботился о том, чтобы потушить свет в коридоре. Ухитрился даже штору опустить в окошке в самом конце, у лестницы, так что и свет уличных фонарей не пробивался.

Если Лис идёт против Лиса - побеждает тот, у кого больше опыта. Судя по тому, что Бруни всё-таки учуял присутствие невидимого противника - тот, второй Лис, был преступником, напарником арестованного Волка. Но полагаться на то, что ты в любом случае окажешься ловчее, идя против того, кто своё Равновесие явно нарушает, было бы неосторожно. Если противник - матёрый, взрослый человек, где гарантия, что он не справится с каким-то юнцом, едва вошедшим в совершеннолетний возраст? Бруни окинул быстрым взглядом коридор, но не смог угадать, где именно прячется его враг. А он был здесь, это Бруни чувствовал, и от ощущения близкой опасности напрягался, как струна. Вот как раз этого нельзя было делать, потому что лишнее напряжение сбивало магические свойства. Заставив себя расслабиться, Бруни сказал в освещённый квадрат комнаты:

- Я схожу к хозяйке, спрошу, кто ещё у неё в доме живёт.

И двинулся по тёмному коридору, полагаясь только на свои магические свойства. Зрение позволяло ему видеть всё, до малейшей трещинки на деревянном полу. Картина прорисовывалась неестественно чёткая, будто кто-то нарисовал этот коридор тёмно-серым по светло-чёрному, но при этом так мастерски выписал каждую деталь, что они стали казаться ещё более объёмными, чем они есть. Слух его улавливал сейчас стук древоточца где-то далеко на чердаке, и Бруни мог бы сосчитать, сколько трещин в доске, на которую опирается его нога, просто по звуку трения волокон дерева друг об друга. К уже знакомым запахам дома примешался ещё один: запах обнажённой стали. Нож! У того, прячущегося Лиса, в руках нож.

Бруни ещё не на столько владел собой, чтобы не напрягаться, почуяв готовое к убийству оружие. Наверное, поэтому он и заметил противника на мгновение позже, чем хотелось бы.

Бросок, отбитый удар, звон стали, зацепившейся за металлическое крепление перил - и два Лиса вцепились друг в друга, покатившись вниз по лестнице. Рамон, услышав шум драки, моментально выскочил из коридора и бросился на подмогу. Добежав до лестницы, он прыгнул вниз через весь пролёт, и буквально сбил собой нависшего в этот момент над Брунвальдом парня. Врезав тому для надёжности кулаком по голове, Гиена скрутил ему руки за спину и заковал собственными наручниками. Потом вскочил, и чиркнув спичкой, первым делом засветил лампу. И только после этого вернулся к Ингвару. Тот лежал, свернувшись калачиком.

- Жив? - Рамон опустился рядом на колени, и силой развернул Лиса. - Ну, парень!

Бруни только мотнул головой из стороны в сторону.

- Это что значит? - уточнил Гиена, ощупывая его одежду. - Да или нет?

- Да... - выдавил из себя Ингвар. - Дай... отдышаться...

- Вроде, крови нет, - с облегчением констатировал Рамон.

Бруни вывернулся из-под его рук и повернулся набок. Потом встал на четвереньки, но вместо того, чтобы подняться, сел на колени, продолжая опираться руками в пол.

- Он из меня чуть дух не вышиб... - Наконец-то получилось сделать нормальный вдох, и почувствовать, что свернувшиеся в какой-то ком внутренности хоть и болезненно, но возвращаются в нормальное состояние.

Рамон потрепал его по загривку.

- Ну, не вышиб ведь? И ладно! А то получил бы ножиком под рёбра - тогда командир из нас со Стеном точно бы дух вышиб.

Бруни только головой помотал. Такой исход он вполне мог себе представить.

+5

7

*  *  *

В это утро их троица была в центре внимания. Все, кому не нужно было спешить по делам, собрались в просторном коридоре Управы.

- Ну, вы даёте! Поймать этих двух парней, которых уже полгода вся полиция, сбиваясь с ног, ищет!

- Молодцы! Знай наших!

Рамон ухмылялся своей Гиеньей ухмылкой, Стен сидел на подоконнике с невозмутимым видом, и только Бруни чувствовал себя не к месту в этом общем веселье. Ему почему-то казалось, что ничего особенного они не сделали, чтобы их так шумно приветствовать и поздравлять. Ну, посадили за решётку ещё одну парочку контрабандистов - и что? Он незаметно выскользнул из толпы, и отошёл к стеночке. Оказавшись за спиной у большинства присутствующих, он сразу почувствовал себя лучше.

- Ингвар!

Бруни обернулся. Капитан Ламур стоял в нескольких шагах от него, и строгие глаза Волка очень внимательно на него смотрели. Лис подобрался, и сделал несколько шагов в его сторону. Будь у него уши как у настоящего лиса, он бы их сейчас точно прижал, на всякий случай. Но он заставил себя подойти совсем близко, и посмотрел исподлобья на капитана, сам не зная, чего ожидать.

Ламур поразглядывал его, потом вздохнул и потрепал по плечу.

- Ты молодец. Хорошо справился.

Тут только Бруни понял, что до этого момента с напряжением ждал именно слов капитана. Сам не знал, почему. Ждал, и боялся. Лицо его разгладилось, и он с облегчением кивнул.

- Я старался...

Разговоры в коридоре затихли, и все теперь смотрели на них с капитаном. Лис едва заметно улыбнулся, и теперь уже взглянул в лицо Ламура с совсем другим выражением, немного виноватым и счастливым одновременно.

- Ну, ладно, хватит вам пялиться! - проворчал капитан на всех остальных. - Давайте, за работу! А то я гляжу, что вы уже забыли, зачем сюда пришли. - Он снова повернулся к Брунвальду. - Я рад, что ты пришёл именно к нам, сынок. Только в следующий раз поменьше самодеятельности. Договорились?

Бруни с готовностью кивнул.

- Простите, капитан. Я всё понял.

- Тогда сработаемся.

Ламур хлопнул его по плечу, на этот раз чуть крепче, и направился к себе в кабинет. Бруни посмотрел ему вслед, потом спохватился, и помчался догонять своих друзей и напарников.

Эпизод завершён.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Нюансы службы в городской полиции Мэримара