В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Суд над отступниками во дворце клана Гиен


Суд над отступниками во дворце клана Гиен

Сообщений 1 страница 30 из 79

1

Место действия: Азнавур, дворец клана Гиен, Судебный зал.

Участники: Лар Экшчтру, Тери Эгейл.

Исходные данные (одно-два предложения): настало время всем получить по заслугам...

Время года: начало лета, месяц и неделя с момента Испытания.

http://s8.uploads.ru/XcrAC.jpg


Княжеский суд - дело непростое. Особенно если на этот суд так много людей возлагало надежды, так много ожидало со страхом, и так много полагалось на справедливость.

Зал Суда во дворце клана Гиен был отремонтирован одним из первых. Это было помещение, расположенное на самом верхнем этаже Главной башни. Если так можно сказать, оно возвышалось над всем замком, и имело вид прямоугольной комнаты, высокий потолок которой поддерживали двенадцать колонн, расположенных в два ряда и деливших весь зал вдоль на четыре неравные части. Центральная часть, пол которой украшала затейливая каменная мозаика, имела ширину не менее двадцати метров, и вела через весь зал к ступеням, по которым Верховные Князья восходили к трону из красного мрамора. На сидение трона были наброшены несколько бархатных подушек, обтянутых золотой парчой, а спинку трона закрывал не очень толстый слой войлока, той же парчой обшитый.

Боковые части зала предназначались для приглашённых на суд зрителей и свидетелей, которым полагалось располагаться в соответствии со своим рангом: более знатные ближе к тронной части, менее знатные - дальше. Для Старших Князей, которых на суде должно было присутствовать не менее половины, кресла устанавливались по обе стороны от тронного возвышения, чуть впереди, так чтобы Верховный Князь видел всех своих подданных. Рядом с ними могли садиться такие высокопоставленные лица, как декан Ордена, или, если того требовала ситуация, Архивариусы (которые обычно при любой надобности присутствовали по двое). На нынешнем заседании должен был присутствовать декан Акрилона, Айрон Ригур, который прибыл в столицу по делам Ордена несколько дней назад, успел нанести визит Верховной Княгине, привезя с собой несколько артефактов её клана, отобранных в разное время у бандитов и отступников. В том числе, и два Чёрных Хлыста. Ригур с удовольствием взялся участвовать в процессе, тем более, что у него был большой опыт судебной практики, ведь кроме того, что он был Деканом, он ещё служил Старшим Судьёй Акрилона.

Обвиняемых подводили к кругу на полу, перед ступенями. Этот круг, примерно метр в диаметре, был без всяких украшений, и представлял собой плиту из простого серого мрамора. Каждый раз Верховный Князь, направляясь к ступеням, чтобы взойти на трон, должен был сделать шаг по этому кругу, что считалось символическим напоминанием о том, что он - тоже человек, и должен блюсти себя, чтобы никогда не оказаться на этом месте.

По правилам церемонии, рядом с Лар могли присутствовать наиболее приближённые к ней лица. Например, Советник, старший дознаватель Ордена, имел право стоять около трона слева. Такое привилегированное положение вовсе не означало, что его слово выше, чем слово того же Декана, или Старших Князей. Но как Советнику, ему полагалось отвечать на все вопросы Верховной Княгини, которые будут возникать по мере судебного разбирательства, и делать это тут же, безотлагательно.

Помимо советника, были только несколько человек, которым полагалось присутствовать в зале дальше от входа, чем сама княгиня: это её охрана, которая располагалась позади трона, который был установлен не у самой дальней стены, а на расстоянии нескольких метров от неё, так что и позади были ступеньки, хотя и не такие роскошные.

Почему зал Суда был так высоко? И почему в его стенах были огромные, почти от пола до потолка окна? Прежде всего потому, что именно с этой точки можно было увидеть Башню Талисмана. Все дворцы кланов располагались в городе так, чтобы стоять выше остальных строений, и не загораживать друг другу обзор с этой самой высшей точки. Кристалл Талисмана, дающий защиту всей земле, должен был беспрепятственно касаться своими невидимыми волнами Судебного Зала, и того, кто занимает трон Верховного Князя и главного Судьи.

Поскольку дела, которые должны были разбираться на данном заседании, касались не только клана Гиен, но и Волков, Князь-Хранитель тоже присутствовал в зале. Но несмотря на своё главенство, он восседал чуть ниже Лар, на специальном кресле справа. Кланы, хотя и объединялись в единое государство, имели много автономии, и дворцы кланов были личной территорией кланов, так что Эрик Изегрим считался здесь всего лишь самым почётным гостем, с правом первого после Лар голоса. Хотя во всём, что могло касаться отступников-Волков, он становился первым. С ним вместе прибыл декан Борегар, поскольку Медведь был ещё и личным советником Князя-Хранителя. Он занял место рядом с деканом Ригуром. 

За порядком церемонии следил церемониймейстер Лар, который за сутки до начала судебного процесса буквально загонял слуг, требуя полного соблюдения всех статей этикета. Гиены постарались на славу, так что к нужному часу в зале присутствовали все зрители и свидетели, деканы и советники - в общем, все. Последней должна была появиться Лар. А с ней и Тери, который с самого утра не отходил от неё ни на шаг.

- Пора, - сказал он негромко, появившись в очередной раз за её плечом. - Князю-Хранителю уже оказали все необходимые почести. Когда ты подойдёшь к нему, ты, как подданная, целуешь его в плечо, после чего вам полагается обняться, как равным. Потом, если Князь Эрик посчитает нужным, он скажет тебе своё напутствие. Ну, а дальше ты поднимешься к трону, сядешь первая - и уже будет дело церемониймейстера объявлять порядок заседания.

Тери шагнул в сторону и оглядел Лар с ног до головы. Сегодня её нарядили в длинное платье клановых цветов, а её аккуратно уложенные волосы украшала корона Верховных Князей - тонкая, изящная диадема со сверкающими самоцветами.

+3

2

Это был первый Суд на котором присутствовала Лар. Несмотря на то, что все предшествующие дни она старалась подготовиться и изучить все существующие Законы, которые могли потребоваться на этом заседании, она всё равно плохо представляла себе процесс. Что же. она сама должна вести это расследование? Никто, даже Тери, не дал ей чёткого ответа на этот вопрос. Она, почему-то рассчитывала, что будет некий Обвинитель и некий Защитник, и что они-то как раз и будут всё доказывать, но со слов Тер получалось, что судебное расследование должна вести именно она...

"Я же даже допроса провести не могу! - сопротивлялась в душе она. - Что я должна у них спрашивать?!"

Первого судили Кургрига, как человека, пытавшегося захватить власть военным путём и оказавшего сопротивление и Князю-Хранителю, и выбранной Верховной Княгине Клана Гиен. Остальные лица Княжеского звания: Нантар Дагарих, Алдано Блас и Кабиас Эрасто ждали своей очереди вне зала.

+3

3

Кургрига внесли, сидящего на скамейке. Полагалось перед Верховым Князем стоять, но он не мог. Разве что, на костылях. Его раздробленная зубами Нантара Дагариха лодыжка плохо срасталась. Сейчас Варрел Кургриг уже не выглядел, как в тот день, когда Лар впервые увидела его, с галереи, на которую услал их с Тери Нантар. Пленённый узурпатор был бледен, похудел, глаза его лихорадочно горели, хотя возможно, такое впечатление происходило из-за тёмных кругов вокруг них. Тем не менее, увидев Лар, он тут же на неё уставился, и на его губах появилась кривая ухмылка. Он развёл руками и поклонился, сидя на скамейке, при этом ухитрился всё время смотреть вверх, на княгиню, из-за чего вся его поза, и особенно голова и шея, показались какими-то неестественно вывернутыми.

Судебный секретарь, выдержав паузу, поднялся, и развернув обвинительный акт, принялся зачитывать его:

- Варрел Кургриг, младший князь под протекторатом Старшего Князя Хобора Ведала, обвиняется...

Дальше следовал длинный перечень "подвигов": подкуп, похищение человека из клана Рысей, использование Чёрного Хлыста, чтобы заставить последнего совершить кражу "гром-камня", потом вероломное нападение на младшего Дагариха, захват замка в Борхкерке. В списке перечислялись поимённо люди, которые по приказу Кургрига были подвергнуты пыткам, подробно расписывался ущерб, который по приказу Кургрига понесли жители Борхкерка, растрата клановой казны, неподчинение приказанию Верховной Княгини... Список был длинным и подробным, и секретарь зачитывал его минут десять. При чём делал это обстоятельно и с выражением. Наконец, он дошёл до сопротивления, которое Кургриг оказал штурмующим замок "Ворон" людям - и на этом список преступлений свергнутого узурпатора закончился. Секретарь опустился на своё место, а сам Кургриг, который во время чтения беспокойно оглядывался, наоборот поднял голову и снова посмотрел на Лар, противненько осклабившись.

- Что! Все мои грехи перечислили? - хрипло прокричал он, чем вызвал некоторое волнение в зале. - А я не виноват! И всем это заявляю! Это всё происки моих врагов!

Судебный пристав шагнул к нему с жезлом - и Кургриг заткнулся, снова засмотревшись на Лар. Медальон на груди Верховной Княгини позволял ей ощущать страх и отчаяние этого человека. Он не надеялся на прощение, и пытался наглостью скрыть те чувства, которые испытывал. Он боялся, и любопытствовал, словно ему хотелось как следует разглядеть женщину, которую он по какому-то странному наитию пытался разыскать и захватить после того, как она побывала в Ордене.

+3

4

- Если вы действительно хотели возглавить Клан, почему не пришли на Испытание? А если вы заранее были уверены, что не пройдёте его, как же надеялись удержать это место вопреки Равновесию? - произнесла Лар, хотя вырвавшийся у неё вопрос был скорее риторическим. - Что вы можете сказать в своё оправдание? У вас есть доказательства, смягчающие вашу вину?

Каждому обвинённому она хотела предоставить возможность объяснить свои действия и причины. Хотя в случае с Кургригом сомневалось, что найдётся что-то, позволяющее отнестись к нему более лояльно.

+3

5

Присутствие пристава заставляло Кургрига держаться в определённых рамках. Это можно было заметить и без Медальона, по тем взглядам, которые пленённый узурпатор кидал на своего стражника.

- Видите ли, госпожа княгиня, - начал он, демонстративно устраивая поудобнее свою искалеченную ногу. - Я не считал возможным идти на Испытание хотя бы потому, что поддался чужому примеру. Вот, Нантар Дагарих тоже не подвергался Испытанию, когда убрал с трона своего старшего брата и занял его место. Вы всё говорите о Равновесии, но подумайте сами: так ли оно было нужно, пока у власти стояли Дагарихи? В клане творилось невесть что, и у меня изначально были очень даже благородные планы: захватить замок Дагарихов, и отобрать у них нашу клановую святыню, которую вы сейчас носите. Но увы! - Кургриг всплеснул руками. - Её уже выкрали к тому времени. Что мне оставалось? Пришлось править без неё. Что же до обвинений в том, что я якобы разрешал солдатам грабить народ - так это всё враки. Я никаких таких распоряжений не отдавал, и наоборот требовал, чтобы с местным населением обращались вежливо. Но меня никто не слушал! И как раз из-за того, что это были люди Дагарихов. Знаете, они сами по себе мятежники. Вы их слушали хоть когда-нибудь? Они при Дагарихах ругали Дагарихов, а как появился я - стали ругать меня. Разве можно верить таким врунишкам? На верховную власть я не замахивался, а мои разборки с Нантаром Дагарихом - это моё дело. Он сам был узурпатором, и я это знал. Кстати, через одного из ваших людей: Шкара Вакада!

И Кургриг демонстративным жестом указал на командира охраны Лар. Вакад напрягся, среди зрителей на пару секунд поднялся лёгкий ропот, который сам собой сошёл на нет, и Кургриг добавил:

- Я намеревался свергнуть узурпатора, прекрасно зная, что он узурпатор! Должен же был кто-то это сделать. А доказательств у меня не было, вот и пришлось действовать на свой страх и риск. Остальное вы можете спросить у господина Вакада, он должен лучше знать, что произошло в замке пять лет назад, когда Нантар Дагарих захватил корону своего брата.

+3

6

- Вы утверждаете, что люди Князей Дагарихов вас не слушались и грабили народ. Но почему вы не воспользовались Чёрным Хлыстом, чтобы заставить их выполнять ваши приказы? - требовательно спросила Лар. И не дожидаясь ответа, добавила: - И если ваши люди не во что ни ставили ваши приказы, как вам удалось столько месяцев удерживать Борхкерк, да ещё и оказать сопротивление войску Князя-Хранителя?

+3

7

- Мне говорили, что вы умеете читать в сердцах, госпожа. - Кургриг подался вперёд - Перед вами бесполезно лукавить. Да, я немножечко соврал. Я не то, чтобы не позволял, я просто не обращал внимания на то, что делают мои люди в свободное от службы время. Вы может быть, не знаете таких вещей, но позвольте, я вам объясню. Представьте, что вам надо управлять упряжкой застоявшихся коней. Квадригой, например. Силой вам их не удержать, а приехать в нужный пункт надо. Проще всего сохранить управление, если дать коням вволю пробежаться, так, как они хотят. Лишь бы оставались на той дороге, которая нужна вам. - Он развёл руками. - Мне приходилось распускать вожжи, чтобы в нужный момент повернуть туда, куда я еду. Не моя беда, что не получилось добраться до конца. Вы знаете, я даже готов раскаяться в том, что не везде действовал так, как должно. Но пусть в этом зале, - он обвёл рукой вокруг себя, - поднимется хоть один человек, который может сказать: я всегда поступал правильно, когда мне нужно было достичь своих целей.

- Он произносит слишком много слов, - тихо произнёс Тери над ухом Лар. - Я мог бы задать пару вопросов, чтобы не дать ему увиливать. Если позволите.

Лар кивнула.

Тери вышел вперёд, и встал сбоку от Лар, на предпоследнюю ступеньку, держа жезл Старшего Дознавателя в правой руке. Кургриг невольно посмотрел на невысокого Лиса, вдруг оказавшегося в поле зрения.

- Сколько людей вы привели с собой, чтобы взять Борхкерк? - хладнокровно спросил Тери.

- А разве это не записано в вашем обвинительном акте? - вопросом на вопрос ответил Кургриг, но это не помогло.

- Сколько людей пришли с вами в Борхкерк, из ваших владений? - снова спросил Тери.

- Я точно не помню, - начал пленный узурпатор, но Лис снова переспросил:

- Сколько?

- Около сотни, - ответил наконец Кургриг. - Всего-то около сотни.

- Сколько присоединилось к вашим ста человекам в Борхкерке?

- Я не считал... Ещё трижды столько же.

- Это были люди Дагарихов?

- Отчасти...

- Отчасти, - повторил Тери, после чего протянул руку в сторону секретаря. Тот моментально поднялся из-за своей конторки, и подбежав, подал ему бумагу. - Вы собрали несколько отрядов, числом около трёхсот пятидесяти человек. Среди них было только два десятка местных жителей и тех, кто служил Дагарихам. Ради чего вам понадобилось войско в триста с лишним человек? Ради того, чтобы контролировать селение, в котором живёт примерно столько же мирных жителей? - Он отдал листы секретарю. - Вы врёте, господин Кургриг. Вы прекрасно справлялись с вашими людьми. И это были именно ваши люди, а не люди Дагарихов.

Тери вернулся на своё место рядом с Лар.

- Это не так! - Узурпатор воздел руки к потолку. - Вы не можете судить меня за то, что делали другие! Я не брал на себя ответственность за них! Я не звал их! Они сами собрались!

- Не звал, - хмыкнул Тери, но сделал это тихо, так чтобы слышала только Лар. - Только приказывал своим приспешникам пороть тех, кто отказывается ему служить.

По мнению Лиса, Лар уже вполне могла оценить "раскаяние" Кургрига и удалиться со своими князьями и представителями Ордена на совещание, для принятия решения по поводу дальнейшей судьбы пленного узурпатора.

+3

8

Все эти, с позволения сказать, "прения", произвели на Лар совсем не то впечатление, которого, по всей видимости, хотел добиться Кургриг. В глазах Лар, он держал себя, как шут, может быть, пытаясь всё заседание перевести на шутливый тон. Но его прошлые деяния к этому, по мнению Лар, совсем не располагали.

- Вы объявили себя Князем, - сухо произнесла Лар. - А значит, вы несёте ответственность за все действия подвластных вам воинов и отвечаете за благополучие тех людей, что живут на захваченной вами территории. Вы даже дерзнули объявить себя Верховым Князем Клана, - это прозвучало громче и с нажимом. - А потому, вполне справедливо было бы взыскать с вас и за весь клан тоже! Но поскольку вы не успели захватить другие земли, помимо Борхкерка, то и ответственность ваша ограничится этой территорией. Вы обвиняетесь в захвате чужих земель и чужого замка, пленении, пытке и ослеплении человека, в тот момент исполняющего обязанности Верховного Князя, самозванстве, разграблении жителей Борхкерка, разграблении Казны Князей Дагарихов и Казны Клана, а также в убийстве нескольких человек. Этого достаточно, чтобы по законам нашей Земли, вы получили самое суровое наказание!

Лар говорила всё медленнее и громче. В конце своей речи она встала и оглядела зал.

- Я удаляюсь на Совет для вынесения окончательного решения! - Объявила она и тут же направилась к выходу из зала.

+3

9

Она шла под шелест, который поднимался по мере того, как вставали со своих мест присутствующие в зале люди. А вслед за Лар уже направлялись её советник, охрана, князья и архивариусы. Стража распахнула перед Верховной Княгиней двери, и проводила её в помещение под Залом Суда. Эта комната была специально отведена для Совета, если таковой потребуется провести. Вокруг овального стола стояли простые стулья, а для Верховной Княгини - кресло с высокой спинкой. Как только все расселись, Тери занял своё привычное место за правым плечом Лар.

Князь-Хранитель расположился напротив Верховной Княгини. Справа от неё сели Рагнар Фальтвест, Нейдар Дагарих и Хобор Ведал. Слева - Торкваст Ловадор, Морден Рили, Имран Иниго и Улисес Эрсуа. Ближе к Князю-Хранителю расположились деканы Ригур и Борегар и два архивариуса. Охрана осталась снаружи.

- Вы позволите мне сказать? - начал с ходу Дагарих, но Тери предупреждающе поднял жезл. Он имел право требовать соблюдения правил этикета.

- Всё хорошо, господин Советник, - поблагодарил его Князь-Хранитель. - Я знаю, что могу взять первое слово, но я это сделаю только в том случае, если госпожа княгиня не захочет сделать это вместо меня.

- Я хочу послушать вас всех, - сказала она.

Князь Эрик кивнул.

- Тогда я буду краток. Вина Варрела Кургрига очевидна. Его участие в Альянсе и стравливании кланов Гиен и Волков тоже не подлежит сомнению. Я считаю его виновным, и в иных обстоятельствах предложил бы сделать исключение и пойти на крайнюю меру.

- Напомните, что это за обстоятельства и что это за мера, князь, - вставил своё слово Айрон Ригур. Рысь не постеснялся вмешаться, потому что посчитал, что госпоже Лар могут быть и неизвестны пока все тонкости судебных законов.

- Я так и сделаю, декан Ригур, - пообещал Эрик. - По закону князь, посягнувший на Равновесие так, как Кургриг, и не раскаявшийся в своих деяниях, подлежит смерти. Но я напоминаю, что крайняя мера сильно нарушает общее Равновесие, и в данном случае я предложил бы приговор менее категоричный: лишение княжества и ссылку на галеры на неопределённый срок.

- Даже с его ногой? - как-то тихонько и с сомнением заметил Хобор Ведал.

- Для того, чтобы грести, достаточно рук, - не согласился с ним Улисес Эрсуа. - Наконец, его можно сделать коком, или дать какую-то другую работу, которую он сможет выполнять - и пусть себе трудится на благо клана. Хотя, я бы не согласился с тем, что его вообще надо оставлять в живых. Он слишком хитёр, и кто знает, кого ещё собьёт с пути истинного. Может быть, если оставить его живым - Равновесие пострадает гораздо больше.

- Давайте соблюдать очерёдность, господа, - предложил декан Борегар. - Я вижу, что Советник не останавливает говоривших, но всё-таки считаю, что будет лучше, если сперва выскажутся старейшие князья, а уж потом - все остальные.

Рагнар Фальтвест кивнул, соглашаясь, а Дагарих пожал плечами. Ему уже не дали первое слово, и он теперь не торопился говорить сам.

- Придерживаюсь мнения Князя-Хранителя, - сказал князь Рагнар. - Незачем нам идти на поводу у всех этих изменников и убивать самим. Хотя я выбрал бы изгнание в какое-нибудь уединённое место.

- А смысл? - вступил в разговор Торкваст Ловадор, получив от Хобора Ведала знак того, что он пропускает свою очередь. - Уже ссылали того безумного Волка, у которого был украденный Медальон нашего клана. И что? Он за десяток лет сплёл новый заговор, а не исправился.

- Почему князь Дагарих молчит? Ведь кажется, он хотел что-то сказать, - проговорила Лар неспешно, и повернулась к бывшему Верховному Князю.

- Что я могу сказать? - ответил тот, чуть поглаживая какую-то выщербинку на столе перед собой пальцем. - Я сам оказался плохим Верховным Князем, и если уж на то пошло, у меня нет права судить Кургрига.

Имран Иниго, следующий по очереди, тоже не торопился высказываться, несмотря на свой категоричный норов и обычную напористость. Он медлил. Но все смотрели на него, и он решительно выпрямился, чтобы не показать своих сомнений.

- Смерть, - сказал он, и обвёл собрание взглядом своих чёрных глаз. - Это меньшее, чего он заслуживает.

- Ну, я бы не стал судить так категорично, - вторично вступил в диалог Ригур. - В моём клане никого не приговаривают к смерти, хотя бы потому, что это действительно сильно нарушает Равновесие всего клана. Раздайте его имение, компенсируя тем, кого он обидел и притеснил, и дайте ему время для раскаяния. У нас говорят: лучше оказать несправедливую милость, чем проявить ненужную жестокость. Он уже побеждён, а в Земле Кланов достаточно замков и крепостей, где он мог бы побыть продолжительное время и обдумать своё поведение.

Борегар кивнул, соглашаясь, хотя явно сомневался.

- Возможно, его придётся продержать в заключении всю жизнь, но я согласен, что было бы неосторожно помещать Кургрига в общество галерников, где он снова может найти себе единомышленников.

Лар кивнула. Борегар сказал как раз то, о чём она думала.

Морден Рили так и не высказался, а архивариусы по обыкновению промолчали. В их обязанность входило вмешиваться тогда, когда в этом возникнет острая необходимость.

офф.

По договорённости.

+3

10

Все высказавшиеся несомненно помогли Лар определиться с выводом. Она поняла, какое решение смущает её больше всего и, следовательно, в каком направлении следует двигаться.

- Я считаю, что Кургрига нельзя помещать в среду других преступников. Он уже смог совратить многих, причём настолько успешно, что те даже не захотели воспользоваться Амнистией. Понятно, что всё это были люди с нарушенным Равновесием. Так среди каторжан как раз такие люди и находятся! - Лар обвела взглядом присутствующих. - Он не успокоится на своём положении, тем более, если у него будет лёгкая работа, вроде кока, позволяющая ему общаться со многими людьми. Его необходимо изолировать от других людей, а особенно - от слабых Равновесием соклановиков. - Лар помедлила секунду. - Но к сожалению смертная казнь действительно сильно пошатнёт наш Клан, и без того находящийся в неустойчивом состоянии. - Лар задумалась. Но на самом деле, она пыталась согласовать решение с Медальоном. - Кургрига следует удалить. И я бы предложила на бессрочное заточение в ином Клане и даже не в Клане Волков, чтобы он точно не смог воздействовать ни на кого своей преступной Волей.

Лар повернулась к Декану Ригуру.

- Клан Рысей сможет взять на себя такой труд? - спросила она его, как единственного тут представителя своего Клана. - Если вы - сторонники того, что человеку всегда нужно дать время раскаяться, вы можете подтвердить это убеждение на деле. К тому же никто из Рысей, даже полукровки, не поддаются на Волю Гиен. А чтобы Кургриг не сошёл с ума от скуки, его можно выучить посильному ремеслу и заставить отрабатывать своё содержание в Клане.

Боригар улыбнулся и, прежде чем Ригур успел ответить Верховной Княгине, сказал:

- Медведи тоже могут оказать вам такую услугу, ведь всем известно, что как раз нашему Клану не свойственно поддаваться не только Воле Гиен, но даже воздействию Чёрного Хлыста.

Все знали, что как раз Кургриг смог, избив племянника Ригура Эймоса Чёрным Хлыстом, заставить его выкрасть Условно вредоносный Амулет Рысей - Гром-Камень, с помощью которого он и захватил Борхкерк.

Лар открыто улыбнулась Декану Боригару, но покачала головой отрицательно.

- Всем известно также, что Медведи - самые сильные люди на нашей Земле, и сознавая свою силу, они наиболее снисходительны к другим и великодушны. Простите, Декан, но я опасаюсь, что Кургриг слишком хитёр, он может воспользоваться вашей добротой и уговорить смягчить свою участь или выпросить себе более мягкие условия содержания, а потом - бежать. - Она снова вздохнула, посерьёзнела, обращаясь снова к Ригуру: - Варрел Кургриг не только наш преступник, он совершил преступление и против Клана Рысей. Думаю, что они, зная о его безжалостности и коварстве, станут охранять его очень серьёзно.

+3

11

Ригур кивнул.

- Я уверен, что это возможно, - ответил он, не особенно раздумывая. Рыси вообще легко соглашались оказывать посильные услуги представителям других кланов. Тем более, Верховной Княгине, которая по мнению "Железного Рыся", была способна навести порядок среди Гиен.

Князь-Хранитель тоже признал, что решение Лар будет самым оптимальным в данном случае, а от остальных членов Суда возражений не последовало.

+3

12

Судебный Совет уже вознамерился разойтись, люди зашевелились, собираясь вернуться в зал, но Лар подняла руку, остановила движение.

- Простите, господа! Я слишком неопытна в проведении суда, тем более - Суда над особами Княжеского звания и боюсь, что после слушания каждого обвинения вынуждена буду собирать такой совет. Следующим после Кургрига будет слушаться дело Нантара Дагариха. Его преступление известно и я сомневаюсь, чтобы он сказал о себе на Суде что-то такое, что полностью перевернуло бы наше представление о нём. И потому я заранее хочу спросить вашего мнения. Я долго думала о Князе Нантаре, но так и не смогла определить, его дальнейшую участь. Если это не противоречит правилам, - она покосилась на Тери. - Я прошу вас высказать своё мнение о нём.

+3

13

- Не вижу причин, почему бы нам не нарушить ход судебного заседания, - согласился с Лар князь Эрик. - Я ознакомился с делом Нантара Дагариха. К Альянсу он не имеет отношение, и у Волков к нему претензий нет. Полагаю, что судьба этого человека - внутреннее дело клана Гиен.

Дагарих только и ждал этого момента, и несмотря на то, что князь Рагнар повернулся к нему, и даже рот открыл, чтобы что-то сказать, вскочил и заговорил сам:

- Мой брат не меньше виноват, чем Кургриг. С него всё началось. Если бы не его подлый поступок, возможно ни у какого Альянса не было бы шансов совратить наш клан, и отступников было бы гораздо меньше! - Он слегка успокоился, видимо решив, что эмоций уже достаточно. - Поскольку это дело касается моей семьи, я хочу, чтобы вы передали Нантара в мои руки. Я за него отвечаю, и я могу поклясться, что больше он не совершит ни одного преступления.

- Каким образом? - невинно поинтересовался со своего места Морден Рили. - Убьёте его? Или сунете в подземелье? А вам не приходит в голову, что частично он уже поплатился за свои преступления?

- Возможно, - не стал отрицать Дагарих. - Но вы ведь не считаете, что его следует простить теперь?

- А почему нет? - спросил князь Рагнар, уж коли Дагарих не дал ему высказаться сразу. - Я не предлагаю его отпускать на свободу, но я полагаю, что он заслужил прощение. Хотя бы потому, что он раскаялся.

- Это он раскаялся, потому что побывал в руках у Кургрига, - отмахнулся Дагарих.

- По вашему, имеет значение именно причина, по которой человека раскаялся, а не само его раскаяние? - возразил ему князь Рагнар. - Не важно, какими путями мы приходим к осознанию своих поступков, главное - чтобы это вообще происходило.

- А я согласен с князем Нейдаром, - высказался князь Имран Иниго.

- А вам бы хоть кого-нибудь казнить, - съязвил Торкваст Ловадор. - Простите, госпожа княгиня, но я разговаривал с людьми, которые доставили в столицу казну и пленных, и пришёл к выводу, что как раз Нантар Дагарих не безнадёжен. Наказать его надо, в этом нет сомнений, но стоит ли проявлять излишнюю жестокость? Наконец, можно лишить его княжества, но не отдавать в руки князя Дагариха. Уж простите, князь, - добавил он конкретно Нейдару и развёл руками.

- Он - мой кровный брат! - начал было тот, снова разозлившись.

- И поэтому вы жаждете его убить? - спросил Улисес Эрсуа. - Я лично считаю, что Нантара надо оставить под чьим-то надзором, но уж смерти он точно не заслуживает. У него же не поднялась рука убить своего брата. Или дорогой князь Нейдар считает, что имеет право поступать хуже, чем поступил Нантар, и при этом остаться в полном Равновесии и согласии со своей совестью?

- Я хотел бы слышать мнение княгини, - отрезал Дагарих, почему-то решив не спорить.

+2

14

- Я считаю, что вина Нантара Дагариха больше. чем Кургрига - он сверг законную власть нашего Клана - Лар подчеркнула слово "законную". - А потому, он и есть настоящий узурпатор. И это не частное дело! - Лар покачала головой и строго взглянула на Князя Нейдара. - Вы сами подчеркнули, что это слишком серьёзное преступление и потому нельзя препоручить его в ваши частные руки. Нантар Дагарих должен быть осуждён по Закону Земли Кланов. Что говорит Закон? - Она повернулась к Тери.

+3

15

Это был очень ответственный момент. Тем более, что сейчас Тери предстояло сказать нечто, совершенно поперечное тому, о чём говорили остальные.

- По закону узурпировавший власть, и покусившийся на жизнь, честь и достоинство законного Верховного Князя, должен быть казнён. - Произнёс Лис, по обыкновению выйдя из-за плеча Лар и стоя теперь рядом с ней, у всех на виду. - Если бы речь шла о человеке простого звания, или хотя бы Младшем князе, можно было бы учесть его раскаяние и сослать его на бессрочную каторгу. Но Нантар Дагарих - по рождению сын Верховного Князя, и его раскаяние не может перевесить его вину.

Тери посмотрел через стол на Князя-Хранителя. Тот явно что-то хотел сказать, но передумал, и жестом показал Советнику, что он может продолжать.

- Я хотел бы напомнить, что в судебной практике Земли Кланов предусмотрено несколько случаев, при которых не учитывается раскаяние преступника, - продолжил Лис сухо, и как-то даже отрешённо. - Нантар Дагарих - один из таких случаев. Он должен быть казнён. - Тери позволил себе едва заметную паузу, и договорил: - Но за Верховным Князем всегда остаётся право помилования.

Князь Дагарих хотел было что-то высказать, но Тери категорично протянул в его сторону жезл.

- Простите, князь, но как лицо заинтересованное, вы сейчас должны помолчать. - Лис повернулся к Верховной Княгине. - Последнее слово должно быть за вами, госпожа. Но вы можете так же отложить решение на определённый срок, чтобы убедиться, заслуживает ли Нантар Дагарих помилования.

Нейдар фыркнул, и скрестив руки на груди, решительно насупился. Ему очень не нравилось, что этот наглый Лис, пусть даже и по праву, не даёт ему высказаться.

Лар молчала. Картина сложилась такая: всем жалко Нантара Дагариха, всем, кроме Закона.

- Получается, что казнь Кургрига - нарушит Равновесие Клана, а казнь Нантара Дагариха - нет? - произнесла она негромко и посмотрела теперь на Князя-Хранителя.

- Любая казнь нарушает Равновесие, - так же негромко ответил Лар князь Эрик. - Но чем выше стоит человек у власти, тем больше его вина. Нантар Дагарих действительно виноват гораздо сильнее, чем Кургриг. Я полагаю, что большинство здесь присутствующих надеются на то, что вы проявите милость, и приговорив Нантара Дагариха, всё-таки помилуете его и подарите ему жизнь. - Эрик обвёл всех сидящих за столом Гиен пристальным взглядом. - Но мне кажется, что господин Советник ещё не всё сказал.

Тери поклонился Князю-Хранителю.

- Я полагаю, что теперь можно было бы выслушать князя Дагариха, - сказал он, и Дагарих тут же встрепенулся. Но наверное, он не ожидал услышать то, что Тери произнёс дальше: - Самое время объяснить, что же на самом деле произошло пять лет назад, и как получилось, что ваш младший брат решился напасть на вас - законного на тот момент Верховного Князя.

- Не понимаю, что тут ещё можно рассказывать, - проворчал князь Нейдар, и почему-то ему расхотелось что бы то ни было говорить. - Это обязательно? - спросил он резко, и повернулся к Верховной Княгине. Он как-то странно на неё смотрел, словно искал её защиты.

Но все остальные смотрели теперь на Нейдара выжидающе.

Лар молчала и тоже смотрела на Дагариха, явно не собираясь ему отвечать. Тот понял, что отвертеться не удастся, и помрачнел ещё больше. Теперь он ни на кого не смотрел.

- Я понимаю, на что намекает господин Советник, - сказал он недовольно. - Меня не защищал Медальон. Просто потому, что я утерял право носить его. Но это ведь не надо мной суд, господа! - Он поднял голову и обвёл всех присутствующих категоричным взглядом.

- Просто расскажите, Нейдар, - предложил ему князь Рагнар.

- Хорошо. - Дагарих мрачно вздохнул. - Мой брат хотел жениться. Я запретил ему. Девушка была из простых, и по моему мнению, её не следовало возвышать. Чтобы доказать это своему брату, я заманил её в замок и совратил, сделал своей любовницей. Нантар тогда отсутствовал. Когда он вернулся и узнал - он полез в драку. Я его избил, а девице дал денег и выставил из замка. Наш... конфликт с Нантаром случайно видел один человек - Варрел Кургриг. Он тогда отирался при моём дворе. Как я понимаю, он счёл момент подходящим, чтобы склонить моего брата на предательство и подговорить напасть на меня. В тот вечер я вынужден был снять с себя Медальон, и убрать его подальше. Мне и раньше иногда приходилось это делать, я был отнюдь не идеальным правителем. Но наверное, тот раз был решающим, потому что я и на следующий день не смог взять Медальон в руки. Нантар этим воспользовался. Да, он не убил меня! - Почему-то эти слова Дагарих произнёс с вызовом. - Но это не умаляет его вину. Поэтому я хотел во что бы то ни стало заполучить брата в свои руки. Я не хочу, чтобы его казнили! Не хочу! И я не мстить ему собрался, как вы все считаете, а спасти от смерти. Теперь я всё сказал.

Дагарих замолчал, опустив голову, а Тери едва слышно вздохнул. И по его мнению, и по ощущениям от Медальона, которые могла уловить Лар, на этот раз князь Нейдар высказался совершенно честно.

офф.

Совместный пост

Отредактировано Тери Эгейл (2016-09-14 21:32:20)

+3

16

То, что Дагарих высказался честно, совсем не упрощало положения.

- Что же получается: все произошло только из-за того, что Князь Дарагих не захотел, чтобы его младший брат на ком-то там женился... - произнесла Лар разочарованно. - Глупости вы делаете, Князь Нейдар, - Лар, повернулась в его сторону. - Уничтожаете своё Равновесие из-за каких-то пустяков!

Она тяжело вздохнула и обвела взглядом присутствующих.

- Конечно, как уже тут было сказано, мы судим теперь не Нейдара Дагариха, но всё-таки, не могу не сказать, что ваше поведение, Князь Нейдар как Верховного Князя Клана и даже, как Старшего Князя как-то... - Лар затруднилась с подбором слова. - Как-то мало ответственно.

Лар подумала, что разжаловала бы Дагариха из Старших, но слишком много Старших их Клана и так потеряют свои места. Такое резкое оскудение Старшинства не хорошо для Клана. Кто знает, может быть, новые Старшие будут ничуть не лучше и не справятся со всей ответственностью... А потому, Дагариха всё-таки лучше оставить. И потом, он - бывший Верховный. Это тоже нужно чтить.

- Вы хотите, чтобы я простила Нантара Дагариха? - спросила Лар серьёзно и вновь обвела всех присутствующих взглядом. Она по настоящему была на распутье. Что бы не сделал тогда Нейдар - это не оправдывало нападение Нантара на законного Верховного Князя. Но, казнить его? Такое решение тоже смущало Лар.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-09-14 22:26:37)

+3

17

Князья переглянулись.

- Мы просим вас помиловать Нантара Дагариха, - ответил за всех Рагнар Фальтвест. - Но если вы это сделаете, всё равно нужно будет решить его судьбу. Я считаю, что Нантара не следует отдавать в руки князя Нейдара, несмотря на всё, что здесь было сказано. Он должен находиться в заключении, чтобы искупить свою вину перед кланом, но не под властью своего старшего брата.

На этот раз Нейдар ничего возражать не стал, хотя ему и не понравилось, что его отставляют в сторону от проблемы с его братом. Да и слова Лар, обращённые к нему, ему тоже не понравились. Но он решил, что лучше пока не вынуждать княгиню разбирать и его дело тоже.

- А что думает сам Нантар Дагарих? - спросил Князь-Хранитель, почему-то обращаясь к Тери.

- Он считает, что достоин смерти, хотя очень хочет жить, - ответил тот.

- Госпожа княгиня! - Князь Эрик посмотрел на Лар. - Я хотел бы предложить вам, в случае помилования, поместить Нантара Дагариха в одну из военных крепостей клана Волков. Заключение среди иноклановиков отгородит его от общения с другими людьми вашего клана. Мы позаботимся о том, чтобы он жил в равновесии с самим собой.

- Интересно, каким образом? - проворчал Нейдар.

- Добрым к нему отношением, но строгим соблюдением его заключения. - Князь-Хранитель снова посмотрел на Лар, давая понять, что обращается к ней, а вовсе не отвечает на вопрос князя Дагариха.

+4

18

- Хорошо! - сказала Лар и поднялась. - Я очень благодарна всем вам за помощь! Теперь, я думаю, можно вернуться в зал.

Она старалась всё время держать в поле зрения Тери, чтобы по его реакции понять, если что-то сделает или скажет не правильно. Всё-таки, это было трудно уложить в голове - вот так она берёт и командует всеми этими Князьями и Архивариусами: "Хватит заседать, пора возвращаться в суд!" Это было настолько непостижимо, что Лар иногда казалось, что это происходить не с ней, а с кем-то другим.

В зале Суда она объявила, что Варрел Кургриг лишается княжеского звания и ссылается на пожизненное заключение в крепость, принадлежащую Клану Рысей, а всё имущество Кургрига отходит в Казну Клана Гиен.

Следующим подсудимым был Нантар Дагарих.

+3

19

Почему-то бывшего узурпатора это совсем не вдохновило.

- Решили от меня отделаться?! - рявкнул он, и даже сделал попытку встать. - Думаете, что эти проклятые горные кошки быстренько сведут меня в могилу, и вы все вздохнёте с облегчением?! Не бывать этому!

Его подняли со скамьи и утащили, не дожидаясь, когда он разовьёт тему своих обещаний вернуться и всем отомстить. Следующим был Нантар Дагарих, которого ввели в зал после того, как был восстановлен порядок.

Выглядел Нантар сейчас почти так же, как в тот первый раз, когда Лар увидела его в замке. С той лишь разницей, что был одет и застёгнут на все пуговицы простого чёрного камзола. Повязка скрывала его глаза, а из-под неё по щекам спускались два свежих шрама, но в остальном это был тот же Нантар Дагарих. Путешествие и ожидание суда явно пошли ему на пользу, и он практически оправился от плена.

Секретарь между тем стал зачитывать обвинительный акт, который на этот раз был короче. Нантара Дагариха обвиняли в захвате власти, в том, что он отправил в заключение собственного брата, и управлял кланом Гиен, не получив на это права. Самому Нантару добавить было нечего, обвинительную речь он выслушал спокойно, и кивнул, когда секретарь закончил перечислять.

- Да, всё это справедливо, - счёл нужным сказать он. - Госпожа Верховная Княгиня! Я уверен, что вы и без моих слов всё ведаете, но у меня есть просьба. Я не прошу милости, я прошу смерти. И вы знаете, что я её заслужил.

Пожалуй, он был не слишком спокоен, как человек, который уже уверился, что для него всё кончено, и торопил исход, чтобы не томиться ожиданием. Милости он действительно не ждал. А ещё ему очень хотелось посмотреть на Лар, чтобы вспомнить ту особу, что приносила ему когда-то Чёрный Хлыст. Но увы, такой возможности он был лишён.

+3

20

Зато Лар было никак не узнать в этом человеке того высокого крепкого мужчину, в движениях своих больше похожего на пантеру, разгорячённого тренировкой на мечах... Именно таким запомнила Лар Нантара. Теперь он был тщательно одет и одежда скрывала насколько он был ловок и хорошо физически развит. И потому, он выглядел даже похудевшим. Хотя, может, он и в правду похудел.

Лар вспомнила свою встречу с ним. Тогда она ещё не знала (по своей безграмотности и равнодушию к делам Клана), что он правит незаконно. И она бы могла выдвинуть ему ещё одно обвинение: он плохо управлял своим Кланом и плохо заботился о подвластных людях. Но Лар вспомнила, что и сама она тогда не слишком-то огружала себя заботами о своём Клане, торгуя Золотыми Каштанами и заботясь лишь о себе... Возможно, Князь Нантар сильно изменился. Как и она сама.

Лар ожидала, что Нантар скажет нечто, что изменит её мнение о нём. Но этого не произошло. Некоторое время она молчала.

- Это - отчаяние, - произнесла она, наконец, вполголоса. - И это - плохо.

Потом она, по устоявшейся привычке, тяжело вздохнула и обратилась к Нантару Дагариху.

- Любая насильственная смерть нарушает Равновесие. Казнь - это тоже насильственная смерть. И Равновесие она нарушает не только того человека, который вынес приговор, но и всего Клана тоже. А наш Клан и так не слишком устойчив в данный момент. К тому же, за вас просили много людей. Я не могу отправить вас на смерть. Вы приговариваетесь к бессрочному заключению в Военной крепости Клана Волков, - высказала, наконец, Лар. - Ваше имущество переходит вашему наследнику - вашему брату Нейдару Дагариху.

+3

21

Нантар слушал свой приговор, опустив голову, но когда Лар произносила слова о том, что за него просили много людей, встрепенулся и казалось, что он пытается разглядеть княгиню через повязку на глазах.

- Просили за меня? - переспросил он таким тоном, словно не поверил в то, что услышал.

- Вам понятен приговор? - спросил судебный пристав, полагая, что не следует тянуть время.

Нантар опомнился, и кивнул. Но неожиданно какая-то мысль заставила его отстраниться от стражников, которые хотели его увести.

- Я мог бы чем-то помочь своему клану, - сказал он. - Зачем вы отдаёте меня Волкам? Я не сбегу и не пойду против законной власти, если вы этого боитесь. Если вы оставляете мне жизнь, не останавливайтесь на полумере, пусть ваша милость будет полной: позвольте мне искупить свою вину службой, любой самой тяжёлой работой, но своим!

Судебный пристав посмотрел на Советника, но Тери не торопился подавать знаки. Вместо этого он повернулся к Лар.

- Я могу приказать увести его, - сказал он тихо.

- Нет, - ответила Лар, обращаясь к Нантару Дагариху. - Если ваши намерения твёрды, ничто не может помешать вам искупить свою вину, будете ли вы в военной Крепости Клана Волков или где-либо в другом месте.

Проговорив всё это она опустила ладонь на подлокотник, словно поставив точку в этом деле, вздохнула и сделала знак, что желает перейти к слушанию следующего дела.

Следующим был Алдано Блас. Теоретически, Лар его уже видела, мельком. Допрашивали его другие. Блас оказался каким-то скользким, и хотя формально признавал, что не желает подчиняться новой власти, всё время ссылался на то, что он лично ничего против закона не совершал. Особенно напирал на то, что присяга - дело добровольное. Даже Тери не смог от него ничего конкретного добиться, а сдавать его в руки капитана Альюра Эгейла и его спецов развязывать языки было нельзя. Блас оставался старшим князем, и обращаться с ним, как с обычным преступником, не следовало.

Теперь он предстал перед княгиней Лар, высокий, статный, с огненным взглядом чёрных глаз и категорично сжатыми губами.

- Алдано Блас, Старший Князь клана Гиен обвиняется в неповиновении Верховному Князю, организации заговора против Князя-Хранителя и существующего порядка, организации покушения на князя Мордена Рили, использовании запрещённых амулетов, связи с преступным Альянсом и попыткой захвата власти в Северной части Земли Кланов (дальше перечислялись области, в которых, как было доказано, Блас присылал своих людей для организации переворота, назывались имена свидетелей, и пр.).

- Я не вижу причин оправдываться, - дерзко отвечал на все обвинения Блас. - Кто такая ваша Верховная Княгиня? А кто такой Князь-Хранитель? Он - Волк, а она - безвестная рыбачка из всеми забытого посёлка. Это - власть? Вы можете меня казнить, но вряд ли сможете убедить в том, что даже этот суд законен.

- Секретарь! - Тери пользовался правом голоса в этом суде, и даже не стал спрашивать разрешения выступить. - Запишите в обвинительном акте - оскорбление Верховной Княгини своего клана, и Князя-Хранителя. Надеюсь, князь Блас знает, что может за этим последовать.

- Заткнёте мне рот, чтобы я не мог говорить?! - Гиена гневно глянул на Лиса, но тот лишь пожал плечами.

- Как Советник Верховной Княгини и Старший Дознаватель Ордена - имею право. Хотите позора - будет вам позор.

Блас выпрямился, но почему-то передумал возражать дальше.

- Я хотел только сказать, что не признаю законность этого суда, - сказал он уже на порядок спокойнее.

- Госпожа Верховная Княгиня! - Тери повернулся к Лар. - У вас будут какие-то вопросы к князю Алдано Бласу?

По его мнению, в обвинительном акте было всё сказано.

офф

Совместный пост.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-09-16 00:24:23)

+3

22

Для Лар было новостью, что присяга для Старшего Князя - дело добровольное. Она ещё не успела пройти на своих уроках эту часть иерархического устройства и государственного порядка. Но она тут же уловила несоответствие в услышанном выводе: Старший Князь обязан присягать Верховному, так как является связующим звеном между подвластными ему людьми и Верховным Князем Клана, он является их представителем на этой присяге.

- Что же, - ответила Лар, обращаясь к Бласу. - Если вы так настаиваете на своём личном праве не присягать Верховному Князю, вас никто не в праве заставить это сделать. Но напоминаю вам, что права в этом мире неразрывно связаны с обязанностями. Как Старший Князь, вы не можете избежать присяги и потому я освобождаю вас от Старшинства, тем более, что и по результатам других своих деяний вы более не можете занимать это положение. Ответьте мне только на вопрос, - продолжила Лар без паузы, не давая Бласу возможности выразить свои чувства по поводу услышанного. - Если вы так нарочито боритесь за законность, почему вы не явились на Испытания, чтобы попытаться законно доказать свою правоту? - Лар сделала акцент на слова "законно".

В какое-то мгновение ей захотелось самой повесить Медальон на шею Бласа и посмотреть, как он будет задыхаться под ним. Но в следующую секунду она остановила себя: Медальон - не средство для пыток. И вообще, это недостойно с её стороны так вести себя, ещё и на глазах у остальных людей. К тому же, Медальон может просто не уйти с рук, как не ушёл, когда она пыталась бросить его Вакаду. Да и будет ли она сама достойно носить его, если начнёт пытать им своих подданных?

Лар стало стыдно и она потупила взор.

+3

23

Как Блас ни пытался "закрыться" от Медальона - наверное сегодня был не его день. Лар буквально видела его смятение, потому что внятного ответа на вопрос у него не было заготовлено. Но он быстро нашёлся, тем более, что собственная мысль была для него не нова. Он об этом думал.

- Я вообще не считаю правильным выбирать правителя при помощи Медальона. - Сказано было уверенным тоном, но уверенным Блас себя не чувствовал. Его не столько смущали свои слова, сколько сопротивлялось что-то внутри. Может быть, проявления совести, которая - самый лучший указатель Равновесия. Находясь в помещении, где сейчас рядом присутствовали два носителя Медальонов, нельзя не испытывать влияния этих магических артефактов.

- Могу я попросить господина Бласа рассказать присутствующему здесь собранию, каким же образом он намерен выбрать правителя, без испытания Медальоном? - неторопливо спросил князь Эрик. Он только что о чём-то переглядывался к деканом Ригуром, но слово взял сам.

- Сильный лидер может править сам по себе, - тут же ответил Блас. - Мы намеревались отсоединиться в отдельное государство, которое не будет зависеть от милостей каких-либо артефактов вообще. Выбирать должны сами люди.

- Ага, а неугодных вы будете травить при помощи амулетов, - проворчал декан Борегар. - Так может, князь, вам лучше сразу отправиться на Чёрные острова, вместе со всеми, кто хочет разделить с вами ваше... государство? Там вам точно не будет мешать Талисман. Но и помогать тоже не будет.

На этот раз князю оказалось нечего ответить. Но он явно растерял часть своей самоуверенности.

+3

24

Зато Лар улыбнулась.

- А что, неплохая идея! Не отправиться ли вам действительно на Чёрные острова на вечное поселение? Будете сами себе хозяевами и сможете устраивать там такой порядок, какой вам захочется, - и она обвела задорным взглядом всех Князей и представителей Ордена. - Ни один Клан не претендует на территорию Чёрных островов, потому что там перестаёт действовать Магия, а людям Бласа, напротив, Магия мешает воплощать в жизнь свои идеи. Никаких тварей там нет, так что магическая защита нашим поселенцам и не понадобится!

И она снова задорно посмотрела на Князя-Хранителя и на своих Старших Князей. Не понятно было - шутит она или говорит серьёзно.

Про себя Лар сразу прикинула, может ли в будущем представлять угрозу Земле Кланов некое "государство" с Чёрных островов, если затея Бласа окажется удачной. Люди, ступив на землю Чёрных островов сразу теряют все свои магические свойства и потому они станут слабее, кем даже презренные полукровки, а потому такая армия будет не опасна. К тому же острова отделяет от материка довольно бурный и широкий пролив, но люди с Чёрных островов не смогут значительно развить мореходство потому, что, хотя никаких тварей на территории Островов нет, но твари есть в море и их наличие не позволит людям не обладающим никакой магией отплывать далеко от берега. Максимум, что они смогут себе позволить - это ловля рыбы в прибрежных водах, да и то, если им вместе с рыбой не попадётся какая-нибудь гадость.

Так что, серьёзной агрессии вряд ли стоит опасаться.

+3

25

Блас уставился на неё, не понимая, шутит княгиня или нет. Но Князь-Хранитель разочаровал Лар:

- К сожалению, на Чёрных островах нет пресной воды, - сказал он. - Иначе нам непременно стоило бы поступить так, как вы предлагаете, княгиня.

Он хотел добавить, что есть более простые способы отправить людей на смерть, но не стал. Да и Медальон Лар как-то странно себя повёл. Он не то, чтобы потяжелел, но если в обычном состоянии цепочка от него совершенно не ощущалась на шее, то теперь Лар о ней должна была вспомнить.

+3

26

Лар пришлось крепко задуматься, что она делает не так. Ведь даже когда она собиралась силой навесить Медальон на шею Бласа, великий Артефакт никак не отреагировал на её кощунственные мысли.

"Нельзя разбивать Клан! Нельзя дробить его и отправлять куда-то в "своё государство" Клан должен быть целым! - подумала Лар, пытаясь понять причину ослабления своего Равновесия. - Наверное..." - добавила она про себя, не уверенная в том, что её предположение правильно. Но что именно она сделала неправильно? Она была слишком легкомысленна, позволив себе шутить во время судебного разбирательства такого серьёзного преступления? Ведь этот человек не просто решил захватить власть, он решился нарушить весь порядок Земли Кланов. Как раз его дело должно было рассматриваться первым из-за своей тяжести, и двое других рассматривались впереди него только по той причине, что Кургриг и Дагарих уже успели осуществить свои замыслы, а Блас - ещё не совсем.

Но с другой стороны, может быть, Лар была слишком жестока, предложив отправить Бласа туда, где его ждёт мучительная смерть от жажды? Но Лар же не знала, что пресной воды на Чёрных островах нет! К сожалению, она ещё много что не успела пройти на своих вечерних уроках.

Так или иначе, теперь все в зале в молчании ждали её слова и её решения. И Лар посчитала, что теперь должна вынести приговор сама, а не убегать снова на Совет.

- За подрыв устоев Земли Кланов, - громко и отчётливо произнесла она поднявшись с места. - За открытое неповиновение Кннязю-Хранителю и Верховному Князю Клана Гиен, за организацию восстания против законной власти, а также за использование запрещённых амулетов и покушение на жизнь Старшего Князя Алдано Блас лишается Княжеского титула и всей собственности и ссылается на бессрочные каторжные работы. Наследные владения рода Бласа отходят в Казну Клана Гиен.

Всё. Лар откинулась на спинку кресла, резко вздохнула и с каким-то отчаянием подумала, что если она судит не правильно и этим окончательно нарушает Равновесие, то она постарается продержаться до осени, до сбора налогов и Завершающего год Совета Старших Князей, а потом объявит о выборах нового Верховного Князя Клана. В этом, если поразмыслить, нет ничего удивительного - у неё нет ни достаточного образования, ни воспитания для такой должности, ни даже достаточного жизненного опыта. А продержаться до осени нужно было потому, что Лар чувствовала - сейчас совершенно не время для перевыборов.

+3

27

Ещё до того момента, как Лар поднялась и произнесла свой приговор, Медальон на её шее снова сделался невесомым. Но на какой именно мысли - трудно сказать. Это была неуловимая метаморфоза. Зато когда Лар закончила свою речь и опустилась в кресло, она могла почувствовать, что её поддерживает Князь-Хранитель, и остальные Старшие Князья. Да и в народе, что расположился по обе стороны зала, не улавливалось почти никакого возмущения её решением.

- Уведите приговорённого, - объявил судебный пристав, и стражники тут же подхватили Бласа под руки, поскольку сам он замер и не двигался с места.

- Может быть, вы желаете сделать перерыв, княгиня? - тихонько спросил у Лар её советник.

Бласа уводили, а он единственное, что делал - это повернул голову и оглядывался на Верховную Княгиню до тех пор, пока его не вывели из зала. Почему-то он не сказал ни слова. Потом вдруг Лар почувствовала очень сильный импульс откуда-то из рядов зрителей, словно некто попытался неожиданно связать её своей волей. Медальон мягким теплом рассеял эту попытку, хотя всё равно можно было успеть почувствовать, что этот человек, до настоящего момента скрывающий свою ненависть, просто-таки готов был убить Лар на месте.

+3

28

- Выйди!! - приказала Лар громко. - Выйди и скажи всё, что ты хочешь сказать!!

Её совершенно не смутило, что её слова слышат все в этом зале, что Советник задал ей  конкретный вопрос и ждёт ответа. Лар приложила все усилия, чтобы бросить свою Магическую Волю прямо на того человека, от которого вспыхнул этот импульс, чтобы не дать ему увернуться, не выпустить его! Она не просто послала волевой импульс, а словно вложила в голову этого незнакомого человека "железную балку", что шла от неё и заставляла исполнить то, что Лар приказала.

+3

29

Какое-то смятение произошло в рядах, и раздвинув зрителей, на середину зала вышел человек. Даже не вышел, его словно выбросила некая сила, против которой он ничего не смог. Упав на колени, он уткнулся лбом в пол, и несколько секунд (за которые охранники Вакада успели подойти и встать вокруг него, готовые схватить, если потребуется), просто лежал, распростёршись на камнях. Потом медленно поднялся, не вставая с колен. Его вспышка ненависти прошла, притупившись, но он ответил прямо и честно:

- Я должен ненавидеть вас. Должен! Из-за вас Кургриг убил моего отца. Он был послан за вами, но вы отправили его обратно, и Кургриг его повесил. Пусть мой отец был не таким уж хорошим отцом, но больше у меня никого нет!

Он говорил, но по нему чувствовалось, что ненависть окончательно рассеялась, то ли под воздействием Медальона, то ли воли самой Лар. Одно точно: она всё ещё держала его свое волей, и он не пытался вырваться.

+3

30

Лар медленно опустила взгляд. Она ожидала увидеть перед собой кого-то из приверженцев Бласа или из команды тех юных идейных бандитов, что убили Марана Эрасто или кого-то из последователей Альянса... Да мало ли кого!

Смерть тех двоих незадачливых воинов Кургрига тяготила и саму Лар. Она знала, что вряд ли забудет этих людей и то своё решение, ставшее роковым. Но ведь она послала их не к Кургригу, а за своим братом. Их обманул Мерид, вместо поисков Саджа, привёл их обратно к Кургригу. И убил их именно Кургриг, а вовсе не Лар. Но имеет ли смысл говорить сейчас об этом сыну одного из казнённых? И вообще, у неё тогда была мысль, вернее, даже не мысль, а подсознательное желание - оставить тех двоих возле себя, не отпускать... Но Тери сказал, что это не имеет смысла.

Получается, что если бы не убеждения Тери, она оставила их при себе; если бы не обман Мерида, они не вернулись бы с пустыми руками к Кургригу; и если бы не сам Кургриг, они были бы живы. Но виноватой считают именно Лар.

- Оставьте его! - сказала, наконец, Лар воинам Вакада. - Отпустите, пусть идёт. Если человек хочет посвятить всю свою жизнь тому, чтобы кого-то ненавидеть - это его выбор.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Суд над отступниками во дворце клана Гиен