В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Позднее утро десятого дня после Испытания


Позднее утро десятого дня после Испытания

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

Место действия: Азнавур, дворец Князя-Хранителя.

Участники: Лар Экшчтру, Тери Эгейл, Талисман.

Исходные данные: После встречи с вернувшимся с полпути Дафидифадом и его телохранительницами, после крайне лаконичного допроса убийцы Марана и после встречи с Князем-Хранителем, Лар наконец-то вспомнила, что у неё куча неотложный дел.

Время года: весна, десятый день после Испытания, после 10-и часов утра.

http://s3.uploads.ru/2QwVf.jpg


После встречи с Князем-Хранителем, которую сама она признала довольно спутанной и малопродуктивной, Лар энергично примчалась обратно в отведённые ей покои.

- Когда будет Карнерис? - бросила она, ворвавшись в приёмную и обращаясь к своему секретарю.

Не снижая скорости Лар влетела в кабинет, вероятно полагая, что Молчун, чтобы сообщить ей ответ, вынужден будет сам зайти следом.

За Карнерисом должны были послать ещё вчера вечером (если не забыли, конечно!). Его следовало подробнее расспросить о мятежном Князе Эрасто, так как сам Карнерис стоял под его протекторатом и о своём собственном Старшем Князе должен был хоть что-то знать.

И тут Лар осенило, что она до сих пор не отдала Чёрный Хлыст, который был во временном обращении у Лавадора, его законному владельцу - Князю Имрану Иниго. Резко остановившись, она обернулась и крикнула, обращаясь к людям в приёмной:

- И передайте Князю Иниго, чтобы зашёл ко мне сегодня. Желательно, до обеда.

Понадеявшись, что её пожелание не перефразируют в жестокий приказ: "немедленно явиться всё бросив!", Лар шагнула дальше, к столу. "Нужно составить письмо командирам Береговой Охраны, чтобы немедленно явились с отчётом!" - подумала она и ту же прикинула, что из-за дальности побережья, ждать их можно только через две недели, если даже послать приказ сегодня же голубиной почтой. "Кстати, они ведь тоже должны были явиться на присягу!" - вдруг осенило её.

Всех присягавших она, конечно же, не помнила, ведь она видела этих людей первый раз в жизни. Может, кто-то из глав Береговой охраны и был... А может - нет. "Ох! Письма!!" - схватившись за голову, вспомнила Лар. Корреспонденция, которую утром принёс Тери, так и осталась до сих пор непрочитанная...

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-08 00:17:42)

+3

2

Молчун был парнем ловким, так что не налетел на княгиню, когда она резко остановилась. Успел поменять траекторию движения и отпрыгнуть вбок, врезавшись вместо княгини в дверной косяк. Но на ногах устоял, и тут же ответил:

- Госпожа княгиня! Господин Карнерис не явился, только передал, что будет у вас к полудню.

Один из солдат Вакада побежал за Имраном Иниго, и тоже чуть не столкнулся на выходе из приёмной, но уже с Тери. Тот как раз возвращался откуда-то. Посторонившись, Лис пропустил гонца. Тот поклонился советнику и умчался. Тери вошёл в кабинет Лар как раз когда Молчун докладывал о Карнерисе.

- Госпожа княгиня! - При людях Тери держался строго, и сперва поклонился, а уж потом продолжил: - С вашего позволения, мне хотелось бы, чтобы Молчун вышел на несколько минут.

С этими словами, Тери действительно выпроводил секретаря, и водрузил на стол амулет тишины. И только после этого продолжил:

- Военачальник Родес Головотяп нанял в городе двоих парней из моего клана, и отправил следить за советником Стормом. Тот очень быстро обнаружил слежку, но обвинил в ней капитана Эгейла. Сторм намерен потребовать официального разбирательства. Сложность ситуации состоит в том, что Альюр действительно приставил своих людей следить за советником. Сторм их не заметил, просто потому, что они - профессионалы своего дела. Но на прямой вопрос Аль не сможет соврать. Ему придётся сказать "да", если его спросят, следил ли он за Стормом. - Тери едва заметно вздохнул. - В общем, Аль просил передать тебе, что в любом случае не станет упоминать твоего имени, и если придётся - объяснит свою слежку личной заинтересованностью. И ещё он просил, чтобы если есть такая возможность, ты запретила Голвотяпу подсылать наёмников к советнику Сторму. Тут либо надо действовать профессионально, либо никак.

Тери развёл руками. Ситуация по его мнению складывалась серьёзная.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-08 16:21:50)

+3

3

Письма пришлось снова отложить на неопределенное время.

Лар задумалась на пару секунд над услышанным от Тери.

- Но он же Лис! - воскликнула она, имея в виду Альюра Эгейла. - Неужели он не сможет выкрутиться: так, чтобы и правду сказать, и себя не выдать? Может, например, честно сказать про пойманных разведчиков: "Это - не мои люди! Я их не нанимал! И вообще их не знаю!" - тут хоть Чашей проверяй - это же правда: он этих людей не нанимал! - Лар пожала одним плечом и продолжала размышлять вслух: - И вообще, вопрос "Следил ли?" - весьма расплывчатый. Всем известно, что Сторм что-то крутит, связывается с иноклановиками, Верховную Княгиню Гиен перепугал, Совет Старших Князей переполошил - на него невозможно не обращать внимания, столько он всего тут натворил! Логично, если Альюр старался бы держать в поле зрения его деятельность - они же принадлежат одному Клану, и Альюр, в какой-то мере, несёт за него ответственность! А стараться держать в поле зрения, это и значит, приглядывать, и в какой-то мере - следить! Альюр же отвечает за безопасность, а Сторм - всех баламутит. Так что всё логично! Главное, что он категорично скажет, что те пойманные - не его люди!!

Лар замолчала и уперев руки в бока, в упор посмотрела на Тери.

- По-моему, он вполне может выкрутиться! - заявила она и тут же сообразила, что нашла неподходящее слово: Альюр же брат Тери и начальник тюремной охраны Дворца Князя-Хранителя. - То есть - отвертеться!.. - поправилась Лар, но сообразила, что этот вариант ничуть не лучше. Следующим на память ей пришло выражение: "Выйти сухим из воды", но оно звучало ничуть не более уважительно. - В общем!.. - оборвала свои сомнения она. - Он вполне может избежать дальнейших разбирательств!

Помолчав не более секунды, она продолжила:

- И, кстати, я вовсе не боюсь упоминании своего имени в разговоре или допросе. Мне тут нечего скрывать и нечему стыдиться. Да! Я обеспокоена деятельностью Сторма! Он договаривается за моей спиной со Старшими Князьями Клана. И не только с Гуайомером, но и с Дагарихом теперь! Его деятельность наносит вред нашему Клану! Замок береговой охраны брошен, один Старший Князь уже разжалован, у него огромный долг перед Стормом и Сторм ещё мнит, что я, из Казны Клана, обязана ему заплатить этот долг! - Лар даже фыркнула от возмущения. - Он плетёт козни с военачальниками за спиной Князей: с Головотяпом, например! - Лар яростно глянула на Тери. - Я не собираюсь скрывать, что мне не нравится деятельность Сторма! И что я хочу всеми силами её пресечь! И ничего удивительного нет, если я буду следить за ним! И я готова отвечать за свои слова и за свои действия хоть перед Князем-Хранителем, хоть перед Верховным Князем Клана Лисов, хоть перед своим собственным Кланом!!! - рявкнула Лар и замолчала грозно глядя в упор на Тери.

Она шумно выдохнула и немного успокоилась.

- А Головотяпу нужно шею намылить! Ведёт себя, как дилетант!

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-08 21:13:41)

+3

4

Тери усмехнулся.

- Это бы не помешало, - признал он. - Головотяп сорвал нам операцию по выведению Сторма на чистую воду - вот что главное. Заподозрив, что мой брат приставил к нему соглядатаев, Сторм теперь не сунется к этой Дане Сезаве и не попытается заполучить камни, которые она прятала. Так что... - Он пожал плечами. - Альюр выкрутится, тут ты права. Не будь он Лисом. Но Сторма мы упустили. Если только...

Тери критическим взглядом посмотрел на Лар. Он сомневался, понравится ли ей его идея.

- Можно было бы как-то передать Гуайомэру камни, например сделать вид, что Дана Сезава кого-то подкупила, чтобы он передал то, что она утаила от следствия. Наверняка Гуайомэр побежит к Сторму, чтобы с помощью камней расплатиться с долгом. Но всё это сомнительно, тем более, что советник сейчас будет осторожничать. Так что может ничего и не получиться.

Тери снова пожал плечами и посмотрел на Лар. Иных идей у него не было.

+3

5

- Нет, это как-то несерьёзно, - произнесла Лар, но слова её прозвучали как раз очень серьёзно. - Оставь этого Сторма! - обратилась она к Тери и потом пояснила: - Нет, его нужно непременно держать под наблюдением! Но подстраивать ничего не надо.

Нахмурившись, Лар помолчала пару секунд, глядя в пространство перед собой и пояснила свою мысль:

- Это недостойно Верховного Князя любого Клана. Не надо ему расставлять никакие сети и ловушки. Если он что-то делает дурное - пускай делает это по своему произволу, а не по нашей провокации. Что бы он не делал - наш Клан устоит, если сохранит своё Равновесие. И, знаешь... - Лар с лёгкой грустью посмотрела на Лиса. - Не пошатнуть нас одному какому-то Лису, пусть даже старому и хитрому!.. Если Клан начнёт падать, то только благодаря нашим собственным деяниям, а не злоумышлением каких-то посторонних людей.

Лар говорила то, в чём не сомневалась. Медальон ли ей помогал или какое-то внутреннее чувство, но она была уверена в своём выводе.

- А по поводу Головотяпа... - Лар вздохнула и опустила взгляд. - Сначала я хотела его вызвать сюда и отчитать. Но мне это показалось неправильным. Потом я хотела отправить ему короткую записку, что я им недовольна. Но мне и это показалось неправильным. А правильным показалось знаешь что? - Лар повернулась и внимательно посмотрела в лицо Лису. - Нужно найти, есть ли сейчас в столице кто-нибудь из командиров Морских патрулей. И вообще, кто из них был на присяге, а кто нет? Это надо узнать! Тем, кто не был - отправить требование срочно явиться! В общем - найди, составь, отправь! Потом мне доложишь.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-08 23:56:12)

+3

6

Тери и сам понимал, что его идея не выдерживает критики, но Лар как нельзя лучше сформулировала, почему именно нужно заниматься своими делами, а не прыгать вокруг Сторма.

- Начальник береговой охраны из Орбадора здесь, - доложил Лис. - Я пошлю за ним. Остальным отправлю письма.

Кивнув Лар, Тери тут же направился к конторке, которая стояла в сторонке, недалеко от окна, и принялся писать, не позвав для этой цели Молчуна. У того были свои обязанности. В этот момент в двери постучали. Это явился князь Рагнар Фальтвест. Он ещё из приёмной попытался мысленно попросить Лар, чтобы она его приняла. Старый князь был чем-то взволнован, но нельзя было определить, плохие у него новости, или хорошие. Скорее, плохие.

Когда Лар позволила ему войти, он поклонился ей, и кажется, не заметил советника.

- Госпожа Лар! - Вид у него был усталый и расстроенный. - У меня несчастье! Я даже не знаю, зачем пришёл сюда, но наверное, мне хочется самому сообщить вам неприятную новость. Сегодня под утро арестовали моего племянника. Его обвиняют в том, что он был вместе с людьми, которые причастны к убийству Марана Эрасто! Я не могу в это поверить! Сперва я хотел просить вашего заступничества, но потом... - Князь разочарованно развёл руками. - Капитан Эгейл, по чьему приказу он был арестован, прямо спросил меня, могу ли я поручиться своим княжеским словом, что мой родственник не виноват, и к своему ужасу я понял, что не могу этого сделать. Я слишком редко вижусь с детьми своих младших сыновей, и даже не представляю, что делается в голове у Реджинальда! Так зовут моего племянника, - тут же пояснил он. - Мне захотелось самому вам всё это сообщить, чтобы услышав мою фамилию рядом с фамилиями убийц, вы были к этому готовы.

Князь не смирился, это Лар могла почувствовать. Он всё равно не верил, что кто-то из его детей или родственников мог пойти связаться с преступниками, но он явно понимал, что сейчас нет смысла что-то доказывать. Надо дождаться результатов следствия. Правда, Фальтвест не знал, что благодаря стараниям Головотяпа, у капитана Эгейла сейчас есть другая забота, которая явно не способствует быстрому проведению допросов.

+3

7

Лар молчала опустив голову и сдвинув брови. Она не могла предвидеть, что среди арестованных заговорщиков окажется близкий родственник Старейшего Князя Рагнера.

- Нет, - проговорила она, наконец, тихо, словно самой себе. - Это плохо, что его имя будет среди заговорщиков. Сейчас - это лишнее для нашего Клана. Сейчас - слишком напряжённая обстановка. Люди верят, что наш Клан возрождается, что Клан окрепнет и теперь всё будет по-другому!.. - Она  коротко вздохнула. - Нельзя колебать надежду простых людей. Тери! - она повернулась к Лису у конторки. - Нужно как-то погасить это...

А как "погасить"? Если уж Лар предлагала, нужно было и объяснить - как.

- Попроси брата, чтобы они не афишировали имя "Фальтвест". То есть, конечно,  нельзя заявить откровенной лжи, но... если бы можно было бы - пусть бы этот человек значился в расследовании, как безымянный. Всё равно следователи знают, кто это, но это не значит, что об этом нужно кричать на всех углах!..

Лар снова вздохнула. Всё сказанное ей казалось каким-то неубедительным. Если будет суд всё равно имена подсудимых будут раскрыты.

- Хотя бы на время следствия, пока он - в тюрьме... - добавила она ещё менее уверенно.

+3

8

Тери забрал листки, на которых уже написал всё, что нужно, и кивнул.

- Я сейчас же поговорю с Альюром, - пообещал он. - Уверен, он согласится не выносить результаты расследования за пределы допросных комнат, пока не разберётся, кто виноват, а кто - нет.

Князь Фальтвест с сомнением покачал головой, но потом немного успокоился и посмотрел на Лар.

- Мне очень жаль, что я так подвёл вас, госпожа княгиня, - сказал он, и вздохнул. - Но я благодарю вас за то, что вы делаете для моего рода. Надеюсь, что больше я вас не подведу. И мои люди - тоже.

Тери поклонился Лар и князю Рагнару, и вышел из кабинета. Как только за ним закрылась дверь, старый князь взял себя в руки, и посмотрел на Лар серьёзным взглядом.

- У меня есть ещё две новости, - признался он, разведя руками.

Лар кивнула ему и жестом предложила сесть. До этого они разговаривали стоя. Рагнар тут же опустился на один из стульев.

- Во-первых, по поводу оппозиции, о которой мы вчера говорили. Здесь, в Азнавуре, есть небольшой круг лиц, склонных поддержать отсоединение клана Гиен. Мой человек донёс, что сегодня днём их главари намерены просить вашей аудиенции. Некоторые из них колеблются, и желают сперва говорить с вами лично, а уж потом поддерживать или не поддерживать старое начинание. Но среди них могут оказаться склонные на неадекватные действия люди, и я хотел предупредить вас, чтобы в случае, если вы их примете, вы усилили охрану. - Он прижал ладонь к груди. - Я уверен, госпожа Лар, что вам, пока вы с Медальоном, ничего не угрожает, но всё-таки я считаю своим долгом предупредить.

Князь Рагнар замолчал, пока что не коснувшись второй новости.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-11 20:27:54)

+4

9

- Это хорошо, что они хотят поговорить со мной, - серьёзно ответила Лар, глядя куда-то в сторону окна, словно говорила не Фальтвесту даже, а самой себе. - Я всё-таки не теряю надежды, что мы сможем прийти к согласию.

Потом она улыбнулась и посмотрела на Князя Рагнара.

- Может быть, я идеалистка, но мне кажется неразумным усиливать охрану самой себя. Если меня не сбережет сам Медальон, вряд ли мне сможет помочь кто-нибудь другой! А вот моим людям, особенно тем, кто находится на расстоянии от меня, может пригодиться охрана. А вдруг их захотят взять в заложники?

Лар улыбнулась ещё шире - она шутила, конечно, насчет охраны своих охранников. Но в каждой шутке только доля шутки.

Про вторую новость она пока ничего не спросила у Князя.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-11 20:46:44)

+4

10

Князь грустно улыбнулся.

- Знаете, что привлекает в вас людей? - спросил он, и сам же ответил на свой вопрос: - Вы, как никто другой, верите в восстановление Равновесия и его защиту. Лучший способ убеждения - это собственный пример. Никто кроме вас не смог бы послужить таким примером. Мы привыкли не задумываться о самом главном. Вот, у нас есть защита в виде магического Кристалла в Башне Талисмана, и мы отворачиваемся от всего остального. Самое главное для нас делается не важным, второстепенным, обыденным. - Он улыбнулся на этот раз уже более бодро. - Я полагаю, что Всё пройдёт хорошо.

Надо было сообщить и вторую новость, но князь как-то заколебался. Всё-таки они сейчас говорили о важных вещах, и может быть, остальное должен был решить он сам. Но отбросив колебания, князь решил, что лишней информация не будет, и сказал:

- Один из моих зятьёв хочет выдать дочь замуж за Дагариха. Сегодня утром мы разговаривали об этом. Он попросил меня воздействовать на Нейдара, я ничего конкретного пока не ответил, но и препятствовать в этом не могу. Просто я решил, что лучше вам об этом знать. Князь Нейдар сейчас в очень неустойчивом состоянии, и одному Равновесию известно, как он среагирует на подобные предложения. Тем более, что моей внучке всего семнадцать лет. Её хотят представить к вашему двору, раз уж надеются, что она станет женой одного из Старших Князей.

На этом новости Рагнара закончились.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-11 21:00:01)

+4

11

Лар нахмурилась. Её бороли сомнения.

- Не знаю... - начала она неуверенно. - Я вообще-то не разбираюсь в династических браках. Но... - Лар покосилась исподлобья на старого Князя. - Время ли сейчас для такого брака? То есть нет! - перебила сама себя Лар. - Я вовсе не хочу сказать, что эти люди не подходят друг другу, но... - опять она замялась на полу фразе. - Считается же, что и жених и невеста должны быть без изъяна. А Нейдар?.. Я не имею в виду физические шрамы, конечно же - для мужчины это не проблемы, но его душевное Равновесие явно нарушено: он чувствует себя оскорблённым, жаждет мести, досадует на утерю верховенства!.. Как ни странно это звучит в моих устах по отношению не к кому-нибудь, а к самому Дагариху, но я бы сказала, что он не готов к браку. У него - война в душе. И... ему нужно сначала выиграть эту войну, а потом уже жениться.

Лар настороженно смотрела на Фальтвеста. Что он ответит? Возможно, он ожидал от неё совсем других слов.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-11 21:33:50)

+3

12

Князь кивнул.

- Я тоже так думаю, - согласился он. - И конечно же, попробую ещё раз поговорить с зятем. Но боюсь, он в обход меня может попытаться устроить свои дела.

Тери постучал в дверь, прежде чем зайти. Разговора он не слышал, потому что уходя, оставил на столе активированный амулет тишины. Но то, что князь Фальтвест всё ещё у княгини, почуял ещё в приёмной, даже не спрашивая у охранников.

- Я поговорил с братом, - доложил он, подумал, что надо бы чуть добавить официальности, и сказал: - Капитан Эгейл готов отпустить господина Реджинальда, если вы, князь, дадите слово, что он не покинет вашего дома до конца следствия.

Фальтвест поднялся.

- Я даю слово! - твёрдо пообещал он. - И я ручаюсь, что мой племянник чистосердечно ответит на все вопросы капитана Эгейла, если понадобится.

Тери пристально посмотрел на старого князя.

- При всём уважении, князь, я не думаю, что капитан Эгейл будет требовать с вас подобное ручательство. Достаточно того, что молодой человек останется под домашним арестом. - Потом Тери почему-то добавил, мягче и печальнее: - Не давите на него, князь. По-моему, он просто запутался. Известие об убийстве Марана Эрасто сильно на него подействовало, он об этом ничего не знал. Госпожа княгиня! - Тери повернулся к Лар. - Там явился князь Гор Карнерис, и просил передать вам, что если вы захотите увидеть его прямо сейчас - он готов. Если нет - он явится к двенадцати.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-11 23:37:46)

+3

13

Лар предпочитала не откладывать дела, если была такая возможность. Мало ли что ждёт впереди? Тут каждый день, а порой и каждый час устраивал сюрпризы!

Но Лар помедлила с ответом на последний вопрос Тери. Ей хотелось поддержать старого Князя Фальтвеста, Лар печально вздохнула, шагнула ближе и пожала ему руку (в глубине души сама дивясь своей дерзости). Неприятно резануло ей слух то, что такие серьёзные дела, как замужество княжны, внучки старого Князя может осуществиться втихаря, вопреки его воли. Значит, и в роду Фальтвеста всё не так уж спокойно и гармонично, как ей самой казалось раньше.

- Пожалуйста, - произнесла Лар тихо. - Сообщите мне, как будут дальше идти дела с вашим племянником и вашей внучкой!..

Отпустив Князя Рагнара, она попросила Тери:

- Пусть войдёт Князь Карнерис!

И тут же подумала, что это выглядит странновато: Карнерис словно мечется - вчера он явиться не мог, сегодня - не ранее, как к обеду. То вдруг - может прямо сейчас. А если нет - так всё-таки к обеду... "Что у него там твориться?" - подумала она.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-12 00:19:01)

+3

14

Тери распахнул дверь и впустил князя в кабинет. Карнерис поклонился. Сегодня он был одет в стиле собственного клана. Наверное, ему нравилось часто менять одежду. В первый раз, когда Лар только прибыла в столицу, он одевался на Волчий манер. Потом, при второй встрече, был уже одет, как Рыси. И наконец, он предстал перед Верховной Княгиней в парчовом камзоле, подпоясанном широким поясом, с серебряной цепью на шее и серьгой с крупной жемчужиной в правом ухе. Голову его скрывал маленький тюрбан, который Карнерис сразу же снял и теперь держал в руке. Всё те же гладко зачёсанные назад волосы и всё тот же непроницаемый взгляд не изменились.

- Госпожа княгиня! Я приношу свои извинения за то, что не явился по первому же зову, - начал он, и развёл руками. - Обстоятельства. Но я благодарен вам за безмерное терпение, и готов служить всем, чем могу.

Нечто настороженное в нём можно было почувствовать, несмотря на всю непроницаемость выражения его красивого лица. Он будто пытался угадать, внимательно глядя на Лар, зачем именно она его позвала.

+3

15

- Я рада вас видеть, Князь! - произнесла Лар холодным тоном. И дело было даже не в дисциплине или не совсем ясном поведении Карнериса. В глазах Лар, он ещё пока не сделал ничего такого, за что она могла бы его ценить и уважать.

Он хвастался тем, что умеет жить в мире с другими Кланами. Но Отчёт Князей о подвластных территориях на Совете Старших показал Лар, что вражды с иноклановиками никто не хочет и более того - и не враждует никто. Так что Карнерис - не уникален в этом отношении. Немаловажным  было то, что несмотря на все свои амбиции, Карнерис не смог взять Медальон даже на Первом испытании. И ещё, помятуя первую беседу с ним, когда она ещё была Хранительницей Медальона, Лар посчитала Карнериса человеком чрезмерно властолюбивым - он ведь предлагал ей вовсе упразднить Совет Старших Князей Клана. Значит, в своём воображении или в своих планах на будущее, ему не хотелось делить власть со Старшими Князьями. Хотя, возможно, у него были другие цели.

- Я позвала вас, Князь для того, чтобы вы мне подробно рассказали о вашем Старшем Князе - Кабиасе Эрасто, ведь вы подчиняетесь ему. Расскажите, пожалуйста, всё, что знаете о нём, с самого начала.

Тон Лар стал теперь мягче и она плавным жестом указала Гору Карнерису на кресло перед собой.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-12 22:47:03)

+4

16

Князь сел. Вопрос Лар почему-то оказался для него неожиданным, хотя можно было ожидать, что рано или поздно она спросит его мнения о том Старшем Князе, который стоит над ним самим.

- Я не знаю, что вам ответить, госпожа княгиня, - начал он. - Мои взаимоотношения с князем Эрасто весьма своеобразны, и между нами никогда не было понимания. Хотя и вражды тоже не было.

Он позволил себе такой уклончивый ответ, потому что знал лишь ту информацию, что Эрасто - скорее всего один из предателей и отщепенцев. О судьбе Марана Эрасто Карнерису известно не было, о письме, которое прислал князь Кабиас - тем более. Честно говоря, всё это время, пока Карнерис пребывал в столице, он занимался коммерцией, не хуже князя Фернена Мэлхора. Гор рассуждал просто: если уж ему не удалось занять место во главе клана, надо позаботиться о том, чтобы не остаться внакладе в других вещах. Он уже успел заключить несколько удачных торговых сделок, и намеревался при первой же возможности покинуть столицу и вернуться на свою землю, чтобы реализовать то, о чём удалось договориться.

Вот он и гадал сейчас, что именно ему следует говорить, и в каком ключе. Хорошо ещё, что он неожиданно вспомнил, что у Лар Медальон, и наверняка она ловит каждое его колебание.

- Кабиас Эрасто - человек властный и требующий полного и безоговорочного подчинения, - продолжил Гор. - Разумеется, в тех случаях, когда считает, что принял правильное решение. Но вы просили с самого начала, - перебил он себя. - Мы знакомы с юности, он не намного старше меня. Но мы и тогда не были товарищами в полном смысле этого слова. Он предпочитал отношения "господин-подчинённый". Хотя у него были друзья, из более простых людей. Можно даже сказать, что он предпочитал общество сверстников не своего круга. Не могу не отдать ему должное, потому что к моменту своего вступления во владения и подтверждения Старшинства, после смерти его отца, он собрал вокруг себя настоящую гвардию преданных людей, готовых за него хоть в огонь, хоть в воду. Если бы ему захотелось этих людей использовать для своих сепаратистских целей - они сделали бы для него всё, что он прикажет. - Карнерис остановился в своей речи и спросил: - Что конкретно вас интересует, госпожа княгиня?

И он посмотрел на Лар.

+4

17

- Когда вы его видели в последний раз? - спросила Лар после некоторого молчания.

Услышанную информацию она признала для себя весьма серьёзной. Если Князь Эрасто всю сознательную жизнь собирает вокруг себя верное войско, то, вероятно, оно сейчас очень сильно. "Если то, что написано в письме, найденном у Марана - правда и князь раскаивается, он должен прийти! - подумала Лар. - Но если у него сильное и полностью преданное ему войско, кого же он боится? Других заговорщиков? Но почему, просто своей силой, пусть даже силой своего войска, не отделиться от них и просто не уйти? Или что, Алдано Блас имеет войско ещё более преданное и многочисленное?"

Конечно, трудно понять человека, когда его ни разу не видел, а мнение о нём складывается только из обрывочных рассказов других людей. Эрасто написал, что вынужден остаться в своём имении, чтобы успокаивать агрессивно настроенных соклановиков, а расстояние до его родовых владений от столицы недели две пути. Значит, он не может быть в своём имении, так как пишет об Амнистии, которая была объявлена только на закате пятого дня и узнали о ней скорее всего только на шестой день. А на девятый - Маран с письмом уже приехал в столицу и был убит. Эрасто не более, чем в двух днях пути - это точно! Ему же нужно было ещё увидеть, как среагируют люди на Амнистию, ведь он написал об этом в своём письме. 

"Нет! Он непременно должен приехать! - подумала Лар. - Он не мог не почувствовать, что с его сыном случилась беда и что я зову его самого!"

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-14 00:24:15)

+2

18

Князь Карнерис задумался.

- Последний раз я виделся с Кабиасом за пару дней до приезда в Азнавур, - сказал он наконец. - Госпожа княгиня! Я виноват перед вами. Когда на самом первом Совете вы спрашивали, по каким причинам отсутствуют четверо князей, я ничего не сказал про Эрасто, хотя мог бы сообщить, что он намеревался приехать в столицу, но сказал, что задержится в дороге. Это было дней за пять до вашего прибытия и Испытания. Но дело в том, что Эрасто тогда сам попросил меня никому не говорить о нашей встрече. Он - мой старший князь, я подчинился.

Карнерис врал. Точнее, врал наполовину, не говорил всей правды. Лар вполне могла почувствовать, что когда он произносит слова, он колеблется, будто двигается ощупью по болоту. Он действительно испытывал неудобство от того, что легкомысленно отнёсся ко всему происходящему, и теперь ему приходилось выгораживать самого себя. А что тут можно сказать? Он торопился на Испытание, и очень надеялся, что сможет "обскакать" собственного Старшего Князя. Ему было даже кстати, что Эрасто задержался где-то, не приехал ни на Испытание, ни на принесение присяги, и теперь выглядел предателем.

+2

19

Лар не ответила на слова Карнериса, только внимательно и печально смотрела на него.

- Вы выставляли свою кандидатуру на Испытания, - произнесла она негромко. - В тот момент вы не сомневались в своём внутреннем Равновесии. И не только вы сами были уверены в этом. Когда я, будучи Хранителем, разговаривала с вами накануне Испытания, я тоже не почувствовала в вас ни метаний, ни сомнений. Вы были спокойны и уверены в себе, уверены в том, что делаете, вы говорили прямо и даже дерзко. - Лар вздохнула и продолжила ещё тише. - Но теперь всё не так. Я чувствую вашу внутреннюю шаткость. Что произошло, Князь Карнерис? - Она внимательно посмотрела в глаза Князя. - Ведь что-то должно было произойти! И что-то очень серьёзное.

+2

20

Гор тоже посмотрел на неё, и его внешняя невозмутимость как-то постепенно рассеивалась, так что теперь он выглядел растерянным, словно ребёнок, который не знает, как ему отчитаться перед взрослым.

- Я не знаю, - проговорил он тихо, и вздохнул. - Я теперь не знаю, что делать. Ходят слухи, что князь Эрасто должен вскорости приехать в столицу, и что он не отступник, и надеется на ваше прощение. Это только слухи, но... - Карнерис пожал плечами. - Я украл его дочь и женился на ней против его воли. Думаю, что мне потому и не удалось пройти Испытание, что на моей совести был этот поступок. Князь Эрасто поклялся, что убьёт меня, если я посмею только лишь видеться с Антарозой, а я её похитил и женился.

На этом честность Гора Карнериса истощилась, и он замолчал, усилием воли вернув лицу обычное непроницаемое выражение, как картёжник, которому необходимо перехитрить противника и не показать свои истинные чувства.

+2

21

Честно говоря, Лар ожидала услышать что-то другое. Что-то связанное с борьбой за власть, например.  Но похищение невесты - это больше походило на сюжет романа... В представлении Лар, это был поступок юноши, а никак не серьёзного Князя Клана.

"Если брак свершился против воли отца, тогда, вероятно, на приданое Карнерису рассчитывать нечего!" - мелькнуло в голове у Лар.

- В любом случае, обратной дороги нет, - произнесла она после некоторого молчания. - Вам следует примириться с Князем Эрасто. Или хотя бы попытаться. Насколько я понимаю, у  Кабиаса Эрасто сейчас трудное положение - его сын погиб, на подвластных ему территориях - неспокойно. самое лучшее, что вы можете сделать, это - помочь ему. Тем более, что это ваша обязанность, как младшего Князя. Вы не хотите, например, навестить его? Это - не приказ, а всего лишь пожелание. В любом случае, вам следует восстановить с ним мир.

+2

22

- Я постараюсь это сделать, - согласился Карнерис, и это было его искренним желанием. - Вы хотите что-то ещё узнать про моего Старшего Князя? - спросил он, поскольку сказать что-то ещё по поводу своих отношений с Кабиасом Эрасто не мог.

Тери, до сих пор тихо стоявший за конторкой и пересматривающий деловые бумаги, поднял голову и посмотрел на князя. С его точки зрения, в поведении Карнериса был свой смысл. Женившись против воли князя Эрасто на его дочери, Гор рассчитывал стать Верховным Князем - и тогда Эрасто точно смирился бы с произошедшим. Но Карнериса ведь не одно это привело на Испытание. У него был шанс, и шанс реальный. Только он сам этот шанс от себя оттолкнул. Надо было сперва стать Верховным Князем, а уж потом предлагать себя в зятья. Но говорить этого вслух Тери не захотел.

Зато Гор неожиданно встрепенулся.

- Я бы хотел представить вам мою жену, - сказал он. - Если на то будет ваша воля. Тогда князю Эрасто придётся смириться с браком, и у нас с Антарозой будет больше шансов его умилостивить. Вы позволите мне привести её во дворец?

Карнерис, как это ни странно, любил свою супругу ещё с тех времён, когда она была маленькой девочкой, и только ждал своего часа. И теперь он хотел, чтобы его брак с дочерью Старшего Князя одобрил хоть кто-то. И лучше всего - Верховная Княгиня.

+2

23

Лар попыталась вычислить в уме, какие последствия может иметь такое представление супруги Князя, пусть даже Младшего, который женился "увозом" на дочери своего Старшего Князя. Но она подумала, что это - уже факт свершившийся и даже если Князь Эрасто будет против, он вряд ли сможет что-нибудь изменить. А потому Лар согласилась и разрешила Карнерису привести во дворец Клана свою супругу.

Лар почему-то в голову не пришло, что возможно Карнерис, объявляя ей о женитьбе без благословения пытался меньшим проступком скрыть более значимый. Кто знает, что таилось на самом деле в его душе...

+2

24

Гор воодушевился, и поблагодарив княгиню за оказанную честь, поспешил удалиться. Теперь он был почти уверен в том, что как бы ни сложилась судьба князя Эрасто, смириться с браком дочери ему придётся наверняка. После того, как за князем закрылись двери, Тери принюхался, определил, что срочных гостей нет, и напомнил Лар:

- Тут три письма остались. Если хочешь - я могу вслух зачитать.

*  *  *

Первые два письма были достаточно официальными. Глава Акрилонских Гиен торопился выразить общую радость по поводу выбора новой Верховной Княгини, и спрашивал о суде над преступниками, многие из которых имели родню среди граждан Акрилона. Глава выражал надежду, что княгиня Лар свяжется со Старшим Судьёй Акрилона, Айроном Ригуром, и попросит его назначить для преступников-Гиен судью из клана Гиен, тем более что кандидат на такую роль был - некий Мортес Ромальдис, учившийся в Университете премудростям права. Он был ещё молод, и не окончил курс, но без сомнения, был готов совместить учёбу с практикой.

Следующее письмо было от губернатора Акрилона. Тот писал Лар по поводу городской территории, которую когда-то откупила одна богатая Гиенья семья, и теперь наследники не позволяют на ней строить, и она превращается в свалку. Поздравления и пожелания долгих лет жизни прилагались.

Третье письмо было от одной из арестованных, сидящих в Акрилонской тюрьме, Ремеды Пилар, именуемой себя Старкой. Она писала:

"Государыня моя!
Наконец-то в клане настоящая власть! Я хочу говорить от имени таких же, как я, притеснённых и обиженных женщин, которые из-за незрелых в умственном плане мужчин встали на путь, приводящий к гибели.
Меня хотят судить за преступления, которых я не совершала. Это не значит, что я вообще не совершала преступлений, на моём счету их немало. Но я не хочу страдать за то, чего не делала.
Моя история проста и бесхитростна, и я готова поведать её вам, и только вам, со всем чистосердечием, на какое только способна. И если вы дадите мне шанс - я стану самой верной вашей помощницей, или приму наказание, которого заслужила. Но только вы можете меня рассудить по справедливости, потому что вы - тоже женщина, и у вас не будет предвзятости других судей, которые по сути мужчины и готовы пойти на компромисс чисто из мужской солидарности.
Прошу вас, если это возможно - попросите, чтобы меня доставили на ваш суд! И вы увидите, что ваше доброе дело не останется без награды.
Преданная вам, Ремеда Пилар, именуемая Старкой".

Больше пока писем не было, остальные бумаги, собранные Тери за этот беспокойный день, были испрашиванием аудиенций у княгини.

+2

25

Лар помнила, что за Старку просил Сандрин Камбанго, который приезжал к ней по поручению Ордена. Для Лар его слова и рекомендации не были пустым звуком. Однако тот факт, что Старка убила гонца Верховного Князя Клана (коим был в тот момент Нейдар Дагарих), да ещё и прислала голову убитого в ответ на справедливые, по мнению Лар, требования, выступал совсем не в пользу этой самой Старки.

Она жаловалась на предвзятость других судей, но и сама Лар, даже по тому немногому, что  слышала о разбойнице, была уже достаточно предубеждена против неё.

На этот раз вздох Лар был очень тяжёлым. Старка просила её суда и Лар не видела объективной причины отказывать.

- Хорошо, - проговорила она наконец. - Пошли в Акрилон запрос на эту Старку. Раз уж она хочет суда Верховной Княгини - пусть будет так.

По поводу свалки в центре Акрилона на частной земле - Лар прикинула, что вряд ли это правильно - каждой свалкой заниматься ей лично. Она позвала Молчуна и продиктовала письмо губернатору. Суть письма сводилась к тому, что он должен посмотреть документы продажи той земли - на каких условиях она продавалась, возможно, там оговаривалось какое-то обязательное строительство или благоустройство, тогда владельцев можно было бы заставить выполнять договор, а при невыполнении - аннулировать его. Если же никаких условий в договоре нет - объяснить, что как владеющие землёй города, они обязаны содержать её в соответствии с городскими нормами. "Иначе, за упорное нарушение городских правил, землю у них отберут в казну Клана!" - заявила Лар категорично и потом добавила мрачно:

- Когда я буду в Акрилоне, я непременно проконтролирую этот вопрос! Так и напиши ему!

Лар считала, что с такими вопросами, губернатор мог разбираться и сам и незачем слать ей письма, надо изучать документы, правила и законы! Но этого она вслух не сказала. Тут же отвлеклась и подумала, что если бы вдруг выяснилось, что этот самый клочок земли со свалкой принадлежал Фальтвесту, например, или Дагариху... Так ли категорично бы она распорядилась?

Лар засомневалась в своём ответе и подумала, что действительно найдёт время узнать про эту землю, когда приедет в Акрилон. А ехать в Акрилон она намеревалась после Праздника.

По поводу следующего письма Лар засомневалась ещё больше. Не хотелось ей ставить Судьёй (!) одноклановика-студента.

- Тери! - обратилась Лар к своему Советнику. - Не могу я по совести поставить Судьёй этого  Мортеса Ромальдиса, пусть он даже из нашего Клана. Судья в моём понимании должен обладать опытом. Если не судейским, то хотя бы просто юридическим. Напиши Ригуру о нём, спроси, как он его охарактеризует. Но по совести, - повторила Лар. - Я могу поставить его лишь помощником Судьи - не более!

+2

26

Тери помолчал несколько секунд, размышляя над вопросом. Потому что хоть Лар и не задала конкретного вопроса, у её советника был конкретный ответ. Если бы Лису пришлось говорить с кем-то другим, он вообще затруднился бы, как сказать так, чтобы никого не обидеть. С Лар было проще, потому что ей он говорил правду, не стараясь облечь её в удобоваримую форму.

- Ромальдис - внебрачный сын Главы Акрилонской общины клана Гиен, - сказал наконец Тери. - Конечно, судья Ригур выразился бы конкретнее, но мне он тоже известен. Мортес - человек с большими амбициями, который считает, что место Судьи - это деньги и власть. Я не знаю, как он изменился за прошедший год, и думаю даже, что он действительно готов работать не покладая рук, и закончить весь курс права вдвое быстрее, чем другие студенты. Но ему пока неведомо, что на месте Судьи не удержаться человеку, который слишком легко ради выгоды вступает в сделку со своей совестью. Я даже думаю, что Глава общины хочет дать ему протекцию, чтобы потом, по-родственному, получить от него ответную услугу. Может быть, вполне безобидную.

Он пожал плечами. Даже если Ромальдис за год стал самым честным и принципиальным, и Тери ошибался, Лис всё равно счёл своим долгом высказать то, что пришло ему в голову. Он опасался, что по согласию Верховной Княгини на должности окажется ненадёжный человек. И вряд ли это будет служить хорошей рекомендацией самой Лар.

+2

27

Лар поморщилась, слушая всё это.

- Тогда не надо ничего спрашивать у Ригура, - произнесла она и обратилась к своему секретарю. - Молчун! Напиши этому "Главе", что наш Клан теперь находится в очень тяжёлом состоянии и это требует особо внимательного и строгого рассмотрения всех дел в Суде, в полном соответствии с законами. А потому Судью следует назначить очень опытного и знающего.  Ромальдис же пусть получает своё образование, а после - набирается опыта в правоведении. И напиши: я верю, что со временем из него получится достойный Судья! Ну и - с наилучшими пожеланиями им обоим! - заключила Лар, взмахнув рукой. - Стой! - оборвала она секретаря. - Не пиши так! Что-то я слишком много оправдываюсь перед человеком, который хочет протолкнуть вперёд своего родственника. Первую часть письма, где я говорю про бедственное положение - покороче, а ту часть, почему  Ромальдис не подходит - наоборот подлиннее и поподробнее! - распорядилась она. - Когда будет готово - я прочитаю! - пригрозила Лар.

Она рассчитывала, поскольку Молчун всё слышал, что говорил ей Тери о Ромальдисе, он сам сообразит, что можно добавить в письмо.

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-06-19 00:02:46)

+2

28

Молчун записал кратко то, что нужно было облечь в форму письма княгини, и срочно взялся за дело. В этот момент в двери постучала Одэлис Мелестин, и передала Тери пару бумаг. Он кивком поблагодарил, прикрыл двери, мельком глянул в бумаги - и тут же обратился к Лар:

- Пришли торговцы Алонсо Сарган и Тагир Эберардо, а вместе с ними ещё четверо горожан и землевладельцев: Чус Сэтернин, Фонс Созимо, Эдеро Тоно и Рубен Грэкил. Насколько я могу судить - та самая оппозиция, которая желает говорить с Верховной Княгиней о сепарации. И ещё - в приёмной ожидает капитан Селестино Деметрио - начальник Гиеньей береговой охраны из Орбадора. Он был на Присяге, и как только узнал, что княгиня желает его видеть - тот час явился.

Тери прислушался к чему-то, или принюхался, и добавил, как само собой разумеющееся:

- Вакад нервничает. Наверняка считает, что такое большое количество народу может представлять угрозу для Верховной Княгини. Тем более, что настроены наши сепаратисты очень воинственно, явились при оружии.

+2

29

- Не представляют они никакой угрозы, - методично произнесла Лар, уже не в первый раз повторяя подобное. Если с ней Медальон, что ей может угрожать? Неужели все, что происходило, пока она была Хранителем не вразумило Шкара!..

- Что за моловерие со стороны Вакада? - воскликнула она возмущенно. - Не могут они мне ничего сделать, как бы ни были вооружены! И отобрать силой Медальон не могут! А если среди них найдётся кто-то более достойный, чем я - я сама отдам Медальон! - категорично добавила она, хотя, конечно понимала, что для того, чтобы передать кому-либо Медальон, всё равно необходимо провести три положенных Испытания.

Помедлив чуть, она снова обратилась к своему Советнику, теперь уже спокойным и доверительным тоном:

- Тери, пожалуйста, поблагодари капитан Селестино Деметрио, но попроси его подождать. Я сначала хоту поговорить с сепаратистами.

"Вот так и получается, что верные всегда уступают неверным!" - подумала она с сожалением.

+2

30

Тери кивнул.

- Насчёт Вакада - он просто тебя очень любит, поэтому беспокоится, - пояснил он. - Это на уровне подсознания. Умом-то он прекрасно понимает, что тебе ничего не угрожает.

Высказав таким образом собственное мнение, Тери вышел, и через минуту вернулся, впустив в просторный кабинет посетителей. Эти шестеро человек были ещё достаточно молоды. Старшему около сорока, при чём он шёл от остальных с явным отрывом лет в десять. Все добротно одетые, все вооружены кривыми Гиеньими кинжалами. Поклонились вошедшие как-то слишком дружно, чтобы можно было заподозрить, что они этот момент заранее отрепетировали. Сорокалетний почему-то остался позади всех, а слово взял молодой Гиена, лет тридцати, высокий, с развитой грудной клеткой, которую выгодно обрисовывала куртка из тонкой чёрной кожи. Ещё у него был сбрит один висок, так чтобы был виден ритуальный шрам в виде полумесяца.

- Госпожа Верховная Княгиня! - сказал он. - Меня зовут - Тагир Эберардо. Я - торговец, доставляю различные товары с караванами. - На этом он решил, что вежливости уже достаточно, и заговорил более категорично: - Мы пришли к вам, поскольку вас выбрал Медальон. Мы считаем, что вы должны подумать о том, что клан Гиен должен быть не зависим от нынешней власти. Это не значит, что мы разделяем устремления некоторых наших соклановиков, которые хотят полностью отсоединиться на какой-либо части территории. У нас другая идея: мы должны быть сами по себе, независимо от того, где проживаем. У нас должна быть своя власть, свои судьи, и свои сборщики налогов, которые будут отдавать деньги в казну нашего клана, а не Волкам, или кому-то ещё. У нас есть на это право, хотя бы потому, что мы сильны. У нас второй по численности клан.

- Третий, - хладнокровно подсказал Тери.

Гиена глянул на него гневно, но поправляться не стал.

- Нас достаточно много, чтобы мы могли сами решать все свои вопросы. Поэтому мы считаем, что вы должны потребовать автономии для своего клана! Вас выбрало само Равновесие, и вы можете принять такое важное решение.

Он замолчал и отступил на полшага назад, чтобы стоять вровень с остальными.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Позднее утро десятого дня после Испытания