В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Великое Крушение у Чёрных островов


Великое Крушение у Чёрных островов

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место действия: форт на скалистом мысе неподалёку от Чёрных островов.

Участники: Исабэль Изегрим, Эрик Изегрим.

Исходные данные (одно-два предложения): новая напасть готова обрушиться на Землю Кланов: отступник Эрван Браудер намерен завладеть артефактами, скрытыми на Чёрных островах, и самое время помешать ему это сделать...

Время года: весна, ближе к лету. Хотя здесь, на северо-восточном побережье всё ещё весьма прохладно.

http://s2.uploads.ru/sKvno.jpg


- И это всё?! Вы что? Вы как это себе представляете?..

Гиений капитан с длинными засаленными волосами решительно задрал подбородок.

- Я знаю эти места, могло такое быть.

- Можно подумать, что мы тут сидим, запершись в стенах форта, и ничегошеньки не знаем.

Рыжий Лис, который ехидным тоном высказал это своевременное замечание, скрестил на груди руки и прищуренным взглядом осмотреть капитана-Гиену с головы до ног. Весовые категории у них были разные, Лис изящнее и ниже, Гиена выше и мощнее, полуголый, и словно скрученный из мускулов, на которые сверху натянута смуглая кожа. Но несмотря на явное превосходство противника, Лис не собирался уступать, и его тонкий, длинный нос категорично смотрел в лицо Гиене.

- Мне плевать, что вы тут знаете! - Капитан-Гиена надвинулся на него. - Я пошёл на службу в ваш форт не ради того, чтобы сухопутные крысы вроде тебя учили, как мне управлять своими людьми!

- Я помощник коменданта, и если ты хочешь служить здесь, тебе придётся слушать, что я говорю! - Лис голоса не повысил, но в его тоне явно читалась угроза.

Конфликт мог бы разгореться ещё сильнее, если бы на площадку перед причалом не вышел высокий, молодой Медведь, и с категоричным видом подошёл к спорящим, раздвинув толпу матросов и разведчиков.

- Что тут происходит?

Сдвинув брови, он посмотрел сперва на Лиса, а потом и на Гиеньего капитана.

Гэнри Таккард едва успел получить назначение, и в глубине души очень волновался, как его примут в этом форту. "Дыра дырой", - сказал один из тех, кто его сюда направил. "Хуже местечка не найдёшь, народ бешеный, так что только успевай поворачиваться", - добавил другой. В общем, репутация у форта и его обитателей была странная: люди себе на уме, так что лишний раз не подойди, драчуны такие, каких поискать, море знают как свои пять пальцев, но на суше лучше связывать крепкими верёвками, иначе не оберёшься бед, неприятностей и тому подобных вещей.

Взять хоть этого Рыжего Лиса, который вроде бы был помощником Таккарда, и по совместительству - командиром береговых разведчиков. Звали парня Сэлли Ингвар, был он из Мэримара, собственной семьи не имел, зато обладал на редкость въедливым и скандальным характером. Правда, с дисциплиной у его разведчиков было гораздо лучше, чем у всех остальных обитателей форта, но на то они и разведчики - творить в свободное время могут что угодно, но служба для них - святое.

Второй спорщик, капитан какого-то из кораблей (Таккард ещё не разобрался, какого именно), был Медведю ещё даже по имени неизвестен.

- Что у вас творится? - повторил свой вопрос Медведь.

- Кто-то утащил из винного погреба три бочки рома, - доложил Лис. - Я проверил, это сделали вот его люди, и увезли на ялике. - Он ткнул пальцем в капитана. - Я потребовал вернуть бочки и наказать виновных. Они вернули одну... точнее половину. Сказали, что остальные утонули во время прилива, но это бред, и никакого прилива в тот момент не было. Вот, выясняем.

- Нашли чем заниматься, - пробурчал Гэнри, чувствуя, что придётся ему начать с карательный мер. - Воров выпороть, бочки найти... Или хотя бы то, что от них осталось. - Гиена вскинулся, но Медведь не обратил внимания. - Проверю лично!

- Комендант! - к Медведю подбежал молодой парень, его адъютант, из клана Волков. - Срочная депеша, только что доставлена из Мэримара.

Он протянул конверт. Медведь мрачно зыркнул на собравшихся рядом людей и вскрыл конверт. А прочитав, понял, что с воровством придётся разбираться в другой раз.

- Собирайте всех свободных капитанов и разведчиков в главном зале, - объявил он. - Для нас есть работа. Какие-то дурни решили побывать на Чёрных островах.

Отредактировано Эрик Изегрим (2016-05-21 19:45:02)

+6

2

Самое приятное – это когда хорошего не особенно ждешь, а оно раз и случается.

На обычно одинокой и пустынной дороге к мысу севернее Линесдаля, уже виднеющемуся на горизонте башней маяка и строений среди приземистых крыш прибрежного поселения, так и оставшегося безымянным, «мысовым» в истории, растянувшаяся «цепочка» княжеского кортежа смотрелась и странно, и одновременно пасторально – хоть садись на пригорок да пиши картину передвижения, на красочном фоне степного разноцветья трав и низкого кустарника. Близость моря чувствовалась как никогда – и в приносимых бризом ароматах соли, полыни и меда, и в густой синеве неба (такая всегда бывает именно рядом с огромным водным пространством), и в редких белых кляксах чаек в этой самой синеве…

Внушительная карета на крупных и крепких колесах больше напоминала массивный портшез – во всяком случае, везла ее четверка свежих линесдальских рысаков, которые, как их хотросские белогривые сородичи, славились своей выносливостью и одновременно грациозностью. Все четверо были иноходцами, и всадники-гвардейцы Князя по обе стороны от темных створок с чуть приоткрытыми шторками оттенка закатного бархатного неба то и дело переглядывались между собой и любовались умеренным галопом. Даже Волки, с клановыми способностями к долгому и неутомимому бегу, уважали эту породу за крепкие бабки и уверенный ход.

Внутри пахло амброй и сиренью, было тепло: роскошная обивка «флис под вельветом» не давала замерзнуть неподвижным частям тела, пусть Эрик и Исабэль неподвижно сидеть не могли – они постоянно переговаривались, дискутировали, истрепав при этом карту побережья, а Черные Острова в своей ломаной линии изгибов и бухт были изучены почти досконально.

Позади княжеской кареты ехала еще одна немалая – с рефералами Ордена Хранителей Равновесия и вызвавшимися в путешествие советниками, и вот там баталии шли не на шутку – каждый хотел быть полезным и высказать вслух надежды и опасения, споры разгорались, благо культура и манеры пока что сдерживали от повышенного тона.

В карете же Эрика и Исабэль в кои-то веки царила умиротворенная тишина. Чуть притомившаяся (и не только от долгой дороги) кареглазая Волчица полулежала на удобном широком сидении, опираясь короной из кос о плечо супруга. Ее взгляд скользил от книги к книге на скамье напротив – тома лежали поверх карт, золотистые кожаные переплеты то и дело вспыхивали в солнечных лучах, и можно было различить буквы и даже отдельные слова или их обрывки: «Амулеты…» «Основные догмы равно…», «Теория и практика…» Карты и желтоватые бумаги под ними доверчиво шелестели в такт хода транспорта – мягкие пружины из сплава железа и меди, последние «путевые изыски» горняков Рысей, упруго покачивали портшез на крупных выбоинах и холмиках, пусть кучер и старался изо всех сил аккуратно объехать щебенчатые «впадины».

- … главное для нас – предупредить появление Браудера. – Князь как раз заканчивал мысль вслух, точно подытоживая их беседы ранее этим же днем. – Быть готовыми к его появлению.

Исабэль задумчиво кивнула, а затем приподняла правую руку с кольцом матери – левую, кисть украшал амулет с кроваво-красным камнем. И всмотрелась в бирюзовые глубины, изменившие привычному матово-молочному блеску. Улыбка коснулась алых губ, она выражала гамму эмоций  - смущение, тревогу… счастье.

- Эрик… - И дождавшись ласкового касания тыльной стороны мужской ладони к шее, повернула голову к нему, смотря снизу вверх. Пауза была не драматичной – скорее, для себя кареглазая хотела как-то запечатлеть этот миг перехода от сосредоточенности к радости. Ведь он будет рад… не так ли? Даже неожиданность не должна омрачить этот момент. – Эрик, я жду ребенка. - Молодая женщина вновь смущенно улыбнулась, закусила губу на мгновение. – Возможно, это не лучшее место и время для такого признания, но нет смысла томить тебя и остальных в ожидании.  – Она гибко приподнялась, развернулась – темный локон пружинисто выбился из сложной короны – и вновь открыто посмотрела в любимые серые глаза.

***

- Воды…

Боцман из клана Гиен полз по иссушенной палубе к Браудеру, оставляя за собой длинные красные разводы из свежих ран. Он нанес их сам себе в приступе от очередной ментальной волны от «горячки», которую они забрали с Островов в числе прочих. Из-под ногтей парня по имени Гуто тоже сочилась алая влага.

- Воды… Дай мне воды, я умираю… Как же жарко… Заслони меня от солнца… Отнорье… Отнорье, я дома… Воды…

Стоявший у рулевого колеса Эрван поежился от очередного дуновения теплого бриза, хотя при этом и бровью не повел на терзания Гиена. Отступник отчаянно мерз – таков был откат от амулета в его случае - в трех накинутых плащах, а сверху на плечах Волка красовалась обветшалая и отчаянно воняющая собачатиной грязно-черная бурка.

- Скоро приплывем, Гуто. Будет тебе вода. – Единственное, что равнодушно и холодно донеслось до лежавшего на досках. Больше на палубе никого не было – остальная часть немногочисленной команды либо плавала в лигах позади полуобъеденными рыбами трупами, либо валялась в трюмах. Сколько их осталось в опасной темноте? Двое? Трое? Эрван устал просить их подняться на относительно открытый воздух – в гниющем нутре отжившего свое фрегата матросам почему-то было комфортнее. Рядом с наживой. С той же «горячкой», которая после отплытия решила вдруг проявить себя с страшной силой…

- Воды!.. Я умираю…

- Ты! – Волк неожиданно отвернулся от желанного абриса прибрежной полосы на горизонте к Гиену, хищно навис над ним сумрачной тенью в развевающихся полотнах. – Ты вылил вчера ночью всю воду за борт, ты орал, что она отравлена! Так мучайся же теперь! Как и я, как и остальные!

Даже эта короткая яростная речь далась Эрвану нелегко – в пересушенном горле, казалось, заворочались жуткие жуки и принялись ожесточенно скрести лапами раздраженную глотку. Он вновь вернул внимание к серой в дымке полосе.

На Гуто эта речь не произвела ни малейшего впечатления – он даже не отшатнулся, не попытался отползти в сторону. Грязная рука в кровавых разводах по-прежнему тянулась к предводителю.
- Воды…

- Зараза… - Шепотом, сквозь зубы. Благо, что попутный полуденный ветер высоко в серых парусах потихоньку нес их развалину к самому мысу, где есть порт, верфи… люди. Вода! Нормальная еда, а не заплесневелые лепешки и худые, проворные, неуловимые крысы, которых можно жевать, только перебарывая позывы к рвоте. Пусть эти позывы со временем были все менее и менее заметны – организм брал свое и плевать хотел на эстетику и «правильное питание».

Только бы доплыть…

+6

3

* * *
- Время от времени какие-то дурни лезут на Чёрные острова, - говорил тот самый невысокий Лис, Сэлли Ингвар, стоя рядом с молодым комендантом крепости на смотровой площадке одной из квадратных и тяжеловесных башен форта. - Им же хуже. Все возвращаются без клановых свойств, а порой и притаскивают с собой ещё что-нибудь.

- Что например? - спросил Гэнри, разглядывая в подзорную трубу горизонт, на котором в туманной дымке не столько были видны, сколько ощущались громады чёрных камней, составляющих таинственный архипелаг. Потом он перевёл трубу на маленькую гавань, в которой спешно собирались команды стоявших тут пяти кораблей береговой охраны. Вдоль берега, в маленьких лагунах, словно муравейник шевелились многочисленные лодки и ялики. "Нет, хозяйство всё-таки большое, хоть и дыра", - признал про себя Медведь.

- Болезни всякие, - ответил Лис. - Конечно, на здорового человека, который в Равновесии, они не перекидываются, но дети могут страдать, или ослабленные, раненые. Да мало ли, к кому ещё зараза прицепиться может. Так что лучше этих красавцев перехватить до того, как они на берег ступят.

- Если уже не вступили, - проворчал Медведь, опустил трубу и вопросительно посмотрел на Лиса.

- Не, ещё не сошли, - убеждённо высказал тот, и как-то по-особенному критично посмотрел на нового коменданта. - Давайте по-честному, комендант Таккард. Может, вам и кажется на первый взгляд, что тут сплошные лентяи и пропойцы, которые только и делают, что ничего не делают, но это не так. Мы следим за прибрежной полосой и морем ничуть не хуже, чем в любом другом месте. А то, что тут собрались драчуны и задиры - так извините, кто в эту дыру ещё пойдёт? Только те, кто в других местах не уживается.

- Это я заметил, - буркнул Гэнри, пока ещё не привыкший к манере этого Лиса улавливать его собственное настроение и отвечать иногда на вопросы, которые сам Таккард задавал себе только мысленно. "Лис, особенно Рыжий - это бедствие, к которому каждый раз надо привыкать заново", - подумал он.

*  *  *
Эрик обнял Исабэль, и легко приподнял её с сидения, пересадив к себе на колени.

- Милая! Ты не представляешь, насколько это здорово! - Он сунулся носом куда-то в её волосы, не задумываясь о том, что может нарушить причёску. - Когда ты это почувствовала? Это... Ты мне весь мир уже подарила, а теперь ещё добавляешь! Я тебя буду на руках носить, всегда и везде!

Он сам не ожидал от себя такой реакции, но дети - это то, о чём он втайне мечтал с тех пор, как впервые начал засматриваться на девушек. Эрику было просто необходимо знать, что он однажды станет отцом. Исабэль действительно подарила ему очень многое, новую жизнь, которой у него не было раньше. То чувство, которое он сейчас испытывал, невозможно было передать словами, и Эрик просто стал целовать её шею и тихонько прижимать к себе, словно уже боялся как-то повредить ей, и их будущему малышу.

- Если наше с тобой путешествие приносит такие сюрпризы, что говорить о каких-то проблемах с остатками Альяса, отступниками? Само Равновесие на нашей стороне. - Он неожиданно отодвинулся от неё, сам ощущая, что ведёт себя несолидно для князя, но не в силах удержаться. Подозрительным взглядом посмотрев супруге в лицо, он высказал: - С этой минуты я тебя от себя ни на мгновение не отпущу. Мне нужно знать, что с тобой всё хорошо. Может, мне остановить карету и сказать, чтобы сюда принесли побольше подушек? Тебе удобно?

Что-то промелькнуло в его серых глазах, подозрительно блестящее. Но слёзы радости, готовые вырваться наружу, всё-таки удержались и остались невидимыми. Эрик давно привык быть князем, и некоторые эмоции себе не позволял никогда. Исабэль и так должна была чувствовать, насколько он растроган. Обо всех делах забыл!

+5

4

Иные люди так страстно и упорно добиваются предмета своих желаний,
что, боясь упустить его, делают все от них зависящее, дабы действительно его упустить.

Гуто как-то подозрительно затих, однако Эрван, высматривающий знакомые очертания мыса на юге, напрочь забыл о Гиене. Его чаяния и надежды сбылись – на горизонте потихоньку появлялись силуэты. Скалистая Дева справа, Плоская Гора, с белым плато на километровой высоте… Если моряки видели ее словно срезанную вершину на ладонь левее от прямого курса – значит плыли правильно, минуя опасные рифы и обломки подводных скал. Хотя не доплывет сама резко одряхлевшая посудина – Волк чуял это нутром. Черные Острова действовали пагубно на все, включая несчастное и ни в чем не виноватое дерево фрегата – так почему-то казалось отступнику.

Наконец, издав победный полувскрик-полухрип и обернувшись к лежавшему на иссушенных досках боцману, Браудер небрежно подпихнул его носком темного кожаного сапога в белой морской соли:

- Мы почти приплыли, Гуто… Давай, поднимайся, надо закрепить покрепче гроты, - бизань и фор-марсели они потеряли почти сразу после отплытия от Островов в шторме, и теперь единственная парусная центровая мачта корабля выглядела очень одиноко и сиротливо рядом с голыми соседками. – А я пока позову ребят из трюма, пусть подышат воздухом…

Гиен не пошевелился, его грязная темно-рыжая макушка тускло блестела в солнечных лучах – лицом парень уткнулся в волокнистую древесину палубы. Быстро присев, Эрван перевернул своего помощника, приложил несколько ледяных пальцев к его горлу и кривовато усмехнулся, нащупав слабый и трепыхающийся, как крылышки крохотных южных птичек, пульс. Затем поднялся, проковылял к борту, ежась на ходу от по-прежнему пронизывающего холода, отвязал ведро и опустил с плеском в синие воды. Несколько рывков – и вот почти полная бадья направляется к Гуто, выбрасывая по дороге мелкие волны, пятнающие светлое дерево. Еще один рывок…

Парень забился в мелких судорогах, захрипел и раскашлялся. Попытался встать в прозрачных потоках.
- Эрван…

- Давай-давай. Мы почти приплыли. Твое дело – закрепить паруса, иначе прибрежным бризом их сорвет к тварям…

Гиен пару раз кивнул, то ли соображая – то ли просто соглашаясь без вопросов. Браудер же, по-прежнему ковыляя, добрался до кормовых сходен в трюм – люк был распахнут настежь.

- Эй, команда… - Голос был хриплым, жутким, от пересыхания и постоянной жажды. – Поднимайся, берег по курсу.

Что-то заворочалось в темных глубинах – что-то неожиданно массивное, и мурашки от этого скребущего звука пробежали по загривку Волка, скатываясь в ноги еще большим холодом. Он отшатнулся от проема и схватился за голову одной рукой.

- Что я наделал?.. – Этот странный вопрос прозвучал в пустоту вокруг Эрвана – «горячка» медленно сходила на нет, и все четче до отступника доходил весь масштаб сотворенной им беды, как будто действие внезапно «проснувшегося» и почти сразу утратившего силу амулета сорвало не только привычный ментальный расклад Волка, но копнуло куда глубже и обнажило всю безнадежную суть предприятия по срыву власти рода Изегрим. – Великие Предки, что я натворил?..

Протяжный скрип будто в ответ донесся из нутра фрегата; корабль явно по-своему жаловался на нелегкую судьбу. А затем случилось то, что было и внезапным – и вполне логичным: от обшивки по правому борту разом откололось несколько досок и с громким плеском устремились в воду гнилыми заостренными концами.

До серой линии оставалось несколько лиг.

***

- Я в полном порядке, любовь моя. – Невыразимое облегчение и счастье выразились в этих нескольких словах, полных убежденности. – И тебе не обязательно так сильно волноваться за мое самочувствие, хотя каждое твое предложение или ласка приносят мне море поддержки, и я ощущаю себя самой счастливой женщиной на свете!.. – Это было произнесено с некоторой пылкостью, а затем изящная рука в воланах линесдальских кружев опустилась на по-прежнему плоский живот. – Срок небольшой. – Исабэль помедлила, а потом вновь вскинула янтарный взгляд. - И это мальчик.

Столь явная уверенность была вполне объяснима. Розалин, вручив подарок дочери, при прощании намекнула, как можно растолковать смену цвета камня. Лунная матовость, сияние светлой кости сменялось на мерцающие пурпурные блики или карминные рассветные тона, если мать ожидала девочку. В случае же наследника белесая глубь охотно уступала место такой же интенсивной бирюзе, с ее мягкими синими оттенками. Как раз такая красовалась в обрамлении светлого, будто выгоревшего золота ободка на тонкой фаланге Хранительницы.

- Наш северный мальчик. Фрэйстейн... – Княгиня закусила губу и рассмеялась через мгновение, мягко  обвивая руками сильные плечи своего Волка. – Прости. У моей семьи могут быть запасены десятки имен, как и твоя прекрасная матушка может предложить свои варианты. Просто… - Она отвлеклась, повернула северный профиль к окну с его раздвинутыми шторками – пасторальный вид так и манил своими окрестностями к суровой лирике этих краев. – Это первое имя, что пришло мне в мысли и прочно там засело еще с прошлой ночи…

Да, ночь в покоях безымянного постоялого двора действительно была для кареглазой практически бессонная. И чудесная – половину поздних часов после по-праздничному обильного ужина (хозяева – супружеская пара Медведей - не знали, как расставлять тарелки на ломящейся от яств столешнице, вокруг которой собралось не меньше десятка гостей из высшего общества, а стражники и сопровождающие ели отдельно) и короткого омовения по очереди в купальне они посвятили детальному разбору побережья и морских путей. А затем Эрик сдался на милость женских чар – приспущенное с плеча в пылу риторики домашнее простое платье, мягкая волна темных волос поверх светлой кожи, белоснежная улыбка в контрасте с алыми губами – и дальше было уже совсем иное исследование, в ходе которого каждый раз открывались все новые и новые волнительные детали. После же Эль, удобно устроившаяся на плече Эрика и незаметно, чтобы не потревожить сон, гладящая его по абрису предплечий, раздумывала о том, как же сообщить заветную новость - и уснула только незадолго до рассветной поры.

+7

5

- Прекрасное имя! - откликнулся Эрик, но взгляд его как-то сам собой убежал в окошко кареты, на нечто, ещё невидимое, но уже явно приближающееся, неотвратимо, как шторм, который предсказывает тебе барометр, даже если на небе ещё ни облачка.

- Милая моя! Я подумал: хорошо ли это, если наш малыш сразу окажется рядом с людьми, полностью разрушившими своё Равновесие? - Эрик перевёз взгляд на Эль, и в глазах его светилось белое пламя, словно он уже видел всех этих неуёмных и одновременно глупых людей, покусившихся не столько на законную власть, сколько на себя самих. - Через пол часа покажутся стены форта. Я бывал здесь когда-то. - Ему захотелось закончить свою речь чем-то более оптимистическим, поэтому, осторожно прижимая к себе супругу, он заметил: - Десять лет назад здесь была ужасная дыра. Сюда отправляли служить всех, кто ни в какую не уживался в других местах из-за характера, или склонности к нарушению военной дисциплины. Меня даже удивляло, что эти люди прекрасно справляются со своими обязанностями, и местные рыбаки на них не жалуются. По крайней мере, на их профессиональную деятельность. Будет интересно посмотреть, что здесь сейчас делается.

И он снова посмотрел в окошко кареты. Форт ещё не показался, но дорога неожиданно стала опускаться, а вокруг неё медленно, но неуклонно начали становиться всё выше и выше земля и торчащие из неё камни и скалы.

*  *  *

Лис напрягся. Его зоркие глаза, подкреплённые Магическим Зрением, успели уловить нечто на далёком горизонте. Никакая подзорная труба не смогла бы тут помочь, но разведчик явно что-то увидел. Или почувствовал?

- Прикажи, чтобы плыли туда! - высказал Лис, повинуясь порыву, и указал на только одному ему видную точку на горизонте. - И пусть слушаются меня!

Он уже мчался вниз по ступеням. Медведь только поморщился.

- Я что, бежать за тобой должен? - проворчал он, ни к кому конкретно не обращаясь, но потом вытащил из угла дремлющего сигнальщика и велел трубить в рожок, чтобы привлечь внимание капитанов внизу, в гавани. - Передавай, чтобы следовали за разведчиком... как его там... - неожиданно Медведь позабыл имя разведчика. Наверное, разволновался. Но вспомнил, и едва ли не прокричал: - Ингвара. Этого Сэлли Ингвара! Передавай!

Над маленькой гаванью разнеслись звонкие трели сигнального рожка, и одновременно с ними на смотровую площадку ворвался адъютант Таккарда.

- Наблюдатели доложили: княжеский кортеж движется в нашу сторону, спускается с верхней дороги! - скороговоркой доложил он. - Через двадцать минут будут здесь!

Это было крайне несолидно со стороны Медведя, пусть и такого молодого, как Гэнри, но он скатился по лестнице со смотровой площадки почти что кубарем и бросился бегом по стене, в сторону спуска на главный двор.

- Быстро подними всех, кто остался в форту! - крикнул он одному из встречных солдат. - И пусть все командиры, кто не в гавани, бегут туда же!

Последняя его фраза долетела до недоумевающего солдата уже на излёте, потому что Медведя уже след простыл. Он мчался, чтобы лично хоть немного подготовить гарнизон к встрече высоких гостей.

Отредактировано Эрик Изегрим (2016-05-24 20:00:00)

+6

6

У всякого безумия есть своя логика.

- Лига… Последняя лига…

Теперь нечто большое и массивное бесстрастно и с завидным постоянством ворочалось под самыми ногами Волка – он буквально ступнями ощущал то, что под досками палубы, кажущимися слишком хрупкими и не способными защитить, двигается это нечто. Болезнь сорвала последние оковы и путы с разума Браудера – он стал марионеткой, заложником собственной игры, попал в тот силок, который рассчитывал поставить на Эрика Изегрима и его верных подданных и друзей. До Эрвана еще не дошло полностью, что конкретно он натворил, но в нахлынувшем безумии таился такой ужас, что всяким угрызениям совести можно было даже не стараться как-то тронуть душу отступника.

- Надо просто доплыть, надо бросить этот проклятый корабль… Шлюпка! – Он стремительно, как мог, отступил от носа, с которого высматривал приближающийся берег. Развернулся, едва не потеряв при этом бурку – та почти соскользнула с плеч, обдав при этом владельца непереносимой вонью дохлятины и свалявшейся мокрой шерсти.

И тут Волк увидел Гиена, который не то, что не закрепил оставшиеся паруса, а так и вовсе ослабил канаты и спустил прохудившуюся ткань. И теперь довольный, с бессмысленной улыбкой на окровавленных губах, отдыхал под центральной мачтой, привалившись к ее широкому и массивному основанию спиной, в окружении толстых питонов-канатов. Грязные и бурые от крови пальцы Гуто почти ласково гладили грубые волокна, губы беззвучно шевелились.

- Ты… Ты что натворил, идиот? – Прихрамывая, Эрван добрался до помощника – и тут корабль попал в зону прибрежного течения, и его ощутимо накренило вбок. Только чудо помогло удержаться Волку на двух ногах, хотя он пару раз переступил ими как цирковая лошадь. – Ты зачем спустил паруса?!

Гуто вновь что-то прошептал, и чтобы расслышать это – а внизу, под досками, вновь прокатилось нечто ужасное и мягкое, терпеливо ждущее – Браудеру пришлось наклониться к Гиену.
- Мы уже дома… Я дома… Моя Бебетта… Как же хорошо…

- Великие Предки! – Еще один крен. Рулевое колесо, сиротливо оставленное без присмотра, поворачивалось, само собой. Оно просило капитана, рулевого, боцмана, любого, кто хоть как-то сможет провести разваливающийся фрегат через толщи стремительно несущейся воды, холодной и теплой, кто не бросит корабль и доплывет до берега.

- Хр-р-р… - Глаза отступника налились кровью. «Сбежать!» С этой посудины нужно срочно было убираться самому. То, что в трюме, наверняка сожрало или просто размазало оставшихся там членов команды, а Гуто уже не помочь. Да и не особенно хотелось… Мрачный взгляд обежал правый борт фрегата, к которому были прикреплены канатами парочка мелких шлюпок на двоих гребцов.

Отвязав одну, Волк помедлил – и отвязал вторую. Одному Талисману известно, что притащат с собой на берег те, кто возможно рискнет последовать его примеру. То, что он сам цел и невредим, в ясном уме и твердой памяти – Эрван не сомневался ни капли. Даже мерзлячка и озноб немного отступили под лихорадочными действиями Волка. Он должен спастись во что бы то ни стало!

С обшивки левого борта внезапно, с шумом, отвалилось еще пара десятков панелей, а корма опасно накренилась и жутко заскрипела, точно отрываемая от корпуса невидимыми, но мощными силами. Вкупе с шуршащими передвижениями в глубинах трюма эти звуки подстегнули Браудера не хуже гиеньего хлыста. Первая шлюпка с громким плеском упала на воду, закрутилась и успокоилась, а затем потихоньку отдалилась от по-прежнему плывущего по воле течения фрегата; через пару минут ее примеру последовала вторая – и только за нею прыгнул сам Эрван, надеясь на лучшее.

До берега действительно оставалось меньше лиги.

***

- Мы со всем справимся, Эрик, - кареглазая мягко приложила его ладонь к своему дорожному платью на все еще плоском животе. – Поверь, теперь, втроем, мы восстановим пошатнувшееся Равновесие куда быстрее, чем могли бы раньше. Все начинается с созидания… и к своему мы уже приступили – Она подарила Волку ласковую улыбку той самой Исабэль Даверциан, которая когда-то почти с гордостью носила прозвище Сухарик и была открыта любым приключениям. С момента становления Княгиней-Хранительницей этот девичий пыл немного погас, зато прибавилось энергии, а рядом со своим Волком Эль была готова и способна на многое.

Оценив короткий, но емкий обзорный экскурс Правителя, темнокосая кивнула, а ее мысли плавно перебежали к существующей ситуации – дочь Старшего Судьи избегала слово «проблема» с некоторых пор, ей все виделось теми или иными случаями, ситуациями, инцидентами, которые априори можно и следует решать. Даже отплытие Браудера к Черным Островам было все-таки трудным случаем. Но пока что еще не проблемой гигантского масштаба.

Поэтому, когда они вышли из портшеза почти рука об руку – Эрик сам помог ей спуститься через две широкие ступеньки на чисто подметенный камень разного размера и оттенков, которым был выложен внутренний двор порта, - лицо Княгини было спокойным, уверенным и в целом вполне приветливым. Стоявшие поодаль, у кривоватых стен, местные Волки молча преклонили колени перед Правителями, но при этом искоса, быстро, стараясь как можно незаметнее, изучали светлое и открытое лицо Исабэль с алыми губами и ярким янтарным взглядом. В обрамлении темных кос ее строгий и вместе с тем чарующий образ был настолько северным, что запал в душу каждому из ее клана. Тот же Гэнри про себя отметил, что Князь-Хранитель выбрал прекрасную пару, да и сам выглядел очень внушительно, подтянуто и собранно, что уже сказывалось на встречающих – они тоже как-то подобрались после приветственных поклонов.

- Ваша Светлость, прошу Вас… - Таккард учтиво и приглашающе указал рукой в сторону главного входа в помещение форта, где уже стояли пара специально выделенных под охранное дело Лис. Их обветренные руки, наспех отмытые, выдавали запахом рыбы, что не так давно эти двое занимались добычей сереброчешуйного и ракушечного улова для кухни. Каждый человек у Медведя был на счету, и как мог – он старался сохранить меж ними мир и лад, пусть это и не всегда получалось, как доказало сегодняшнее утро.

+5

7

Эрик кивнул Медведю, подумав, что молодость коменданта в данном случае даже кстати. Сделав знак всем остальным, чтобы они поднялись с колен, Эрик повёл супругу под руку ко входу в помещение форта.

- Я вижу, что ты уже начал наводить тут порядок, - серьёзно похвалил он Таккарда. - Хорошо, что именно тебя сюда рекомендовали. Вот, дорогая моя княгиня, спешу тебе отрекомендовать доблестного господина Гэнри Таккарда. - Никакой иронии в словах Эрика не было и в помине, хотя сам он видел этого Медведя впервые, и ориентировался только на то, что говорили о молодом коменданте другие. - Наш с вами общий знакомый, губернатор Мэримара, очень хорошо о нём отзывался. Как дела?

Последний вопрос был обращён непосредственно к Медведю-коменданту. Эрик не собирался зря тратить время, тем более, что по его подсчётам, Эрван Браудер должен был уже возвращаться с Чёрных островов. Конечно при том условии, если он вообще мог оттуда вернуться.

- Где разведчик Ингвар? - Таккард вынужден был обратиться к одному из подчинённых, поскольку с суматохой, которая поднялась из-за приезда высокопоставленных гостей, он не успел проследить за шустрым Лисом сам.

- Он только что сел на корабль капитана Нейдана, и они покинули гавань, взяв курс на Северо-Восток, к ближайшему мысу Чёрных островов, - доложил адъютант. - По всей видимости, разведчик что-то заметил на горизонте, и думаю, что это нечто - очень важное.

- Ты тоже это чувствуешь? - неожиданно по-простому спросил Эрик у Исабэль, остановившись. - Что-то нехорошее происходит сейчас, и именно в той стороне, куда отплыл корабль.

Эрик в поездке не снимал Медальона, и магический артефакт передал правителю ощущение тревоги и опасности, которое здесь и должно было ощущаться, после того, что сделали отступники во главе со своим сумасшедшим главарём.

* * *
- Туда плывём!

Лис буквально свешивался с бушприта, цепляясь за канаты, и указывал рукой вперёд, на одному ему видную точку на горизонте. Точнее сказать, никакой точки сейчас даже он не мог увидеть. Это с башни, с большой высоты, можно было что-то заметить, а не отсюда. Но теперь разведчика вёл его инстинкт, и опыт. И конечно же, ощущение опасности, накатывающей... нет, не на них, на других людей. Опасности, которую нужно было как-то свести к минимуму...

Отредактировано Эрик Изегрим (2016-05-28 14:17:39)

+5

8

Мир - он твой,
Ты же в нём - изгой,
Заблудившийся, гордый и слепой...
С. Маврин «Пока Боги Спят»

Исабэль замерла, а затем точно также просто, без привычной сдержанности, кивнула супругу в ответ. Ничего вокруг них не изменилось, пахло солью и медом, небо было по-прежнему безоблачным, но если придать надвигающейся угрозе облик той же грозовой тучи… то шторма следовало ожидать со стороны моря. Привычно – со стороны моря. И как инцидент этого раза – с участием гостей от Черных Островов.

- Да, какое-то напряжение чувствуется… - «Сияние» вокруг ее Князя, все еще видимое с кольцом с украшением в виде кроваво-красного камня, не померкло, нет… изменилась сама атмосфера вокруг, все напряглось в предвкушении стремительной развязки.

Таккард глуховато кашлянул, привлекая внимание обоих Правителей.

- Может быть, я проведу милорда и миледи в Часовую? У нас есть хорошая смотровая площадка, а рядом – комната со всем, что только может понадобиться в… ожидании моего разведчика с новостями.

Кареглазая неосознанно опустила руку, кладя узкую светлую ладонь на ткань платья на животе. Ожидание. Командор-Медведь очень точно подобрал слово. Все они чего-то ждут, так или иначе. Эрик резонно желает скорее закрыть проблему Альянса и его последствий. Таккард явно не против, чтобы ненормальный сумасшедший, вздумавший сунуться за запрещенными амулетами, угодил за самую надежную решетку, а его люди в итоге остались в целости и сохранности… А она сама… Если понимающая улыбка и хотела коснуться карминных губ – Княгиня сдержалась. Темнокудрая хотела верить, что все разрешится так или иначе, хотя, конечно, лучше с положительным итогом.

***

Браудер греб с лихорадочной поспешностью – от своего усердия он даже согрелся. Нечто в корабле до сих пор преследовало его своими звуками – хотя расстояние меж ними стремительно увеличивалось, а судно, подхваченное боковым рифовым течением, уходило даже немного диагонально от отступника. Мир сузился до носа шлюпки и весел – рывок, еще рывок, еще один…

Позади Волка фрегат продолжал разрушаться. Еще несколько шпал обшивки  осыпалось в воду, а затем… затем рухнула корма. Центровая грот-мачта оскорбленно-протяжно заскрипела, жалуясь на свою нелегкую судьбу, но через мгновение покорилась последней и  все же надломилась. Гуто, кое-как вставший в воодушевленной попытке разглядеть Отнорье родной Бебетты, прошел к носу фрегата и был раздавлен толстым бревном…

Эрван как будто услышал обостренным от болезни слухом сдавленный вопль боцмана – мужчина не выпустил весла, но обернулся на корабль, чтобы как раз поймать финальный момент. Медленно и неотвратимо фрегат принялся… расползаться. С громким плеском в темно-синие воды упали последние пласты обшивки, обнажая гигантские «ребра». Меж ними мелькнуло нечто белое, как показалось отступнику, что-то, размалывающее многострадальное судно изнутри. А затем нос корабля опустился в воду, на месте крушения образовалась внушительная воронка, этакий водоворот.

Браудер глухо помянул про себя все несчастья этого мира и вновь принялся грести. Сухой ком застрял в горле Волка, но глаза оставались сухими. Он выживет. Он должен выжить!

+3

9

- Вон он! - крикнул Лис, едва не свалившись в воду от собственного усердия. - Прямо по курсу. Через пару минут вы его тоже увидите. Он гребёт сюда.

- А там что творится? - спросил капитан, стараясь не нервничать от того, что представало его глазу через подзорную трубу.

- Не обращайте внимания, - бросил Лис. - Там уже никто не выжил, а этого надо выловить.

- Он на наш корабль не притащит то, что развалило тот? - нервно сглотнув, переспросил капитан Нейдан.

Ингвар посмотрел на него уничижающем взглядом.

- Зачем вы вообще вызвались сюда плыть, если боитесь? Или у вас совесть нечиста? - спросил он нагло. - Подойдём ближе - вот тогда будете бояться. И чтобы никто из команды к нему не приближался, и даже рук не тянул! Я сам решу, что делать. А то будет вам потом тридцать три несчастья...

Как обращаться с людьми, лишившимися всех своих свойств, да ещё навлекших на себя проклятие Чёрных островов, Ингвар знал. Ему не первый раз приходилось вылавливать идиотов, пытающихся поспорить с самой основой этого мира. Но даже ему приходилось старательно заглушать в себе неприятное, липкое чувство опасности и мысленно содрогаться от того, что ему придётся сейчас оценить ситуацию, и от этого будет зависеть благополучие всей корабельной команды. "Не впервой", - подумал разведчик, отгоняя ненужные страхи.

Капитан мрачно зыркнул на него, но подозвал боцмана и приказал поднять ещё один парус.

*  *  *
Эрик раздумывал, как поступить. Они могли столкнуться с проклятым, а это плохо. Самого князя защищал Медальон, княгиню - его влияние и то, что она была законной Княгиней-Хранительницей. Но вот рядовые люди, которые столкнутся с последствиями предпринятой безумной попытки, могут пострадать.

Эрик повернулся к коменданту.

- Господин Таккард! Вы уверены, что ваш разведчик знает, что надо делать?

- Разведчик Ингвар не первый раз имеет дело с отчаянными головами вроде этих отступников, - ответил Таккард, повторяя чужие слова. Он слишком недавно тут служил, чтобы своими глазами увидеть абсолютно всё. - По крайней мере, про него так говорят те, с кем он служит уже давно, - справедливости ради, добавил Медведь.

Эрик кивнул, а потом сказал то, что наверное, могло бы кого-то удивить:

- Если удастся кого-то спасти - ему придётся принимать решение очень быстро. Он встанет перед выбором, везти ли спасённых на берег, или сразу сюда. в крепость. И в любом случае, он сделает неправильный выбор. Жаль, что мы не приехали раньше. - Он посмотрел на Исабэль. - Теперь нам придётся положиться на то, что здешний разведчик угадает меньшее из зол. Но на всякий случай, надо подготовиться. Комендант! Прикажите своим людям принести на берег, к причалам, несколько бочек земляного масла. Корабль, который примет отступников, нужно будет сжечь как можно быстрее. Об остальном я сам позабочусь.

Он был магистром Ордена, и знал, что справится. Медальон ему поможет. Но теперь он посмотрел на Исабэль, сомневаясь, следует ли брать её с собой в часовую, или услать подальше вглубь крепости. Всё-таки, она носила их первенца.

"Если этот Лис ошибётся - я прогоню его сквозь строй, - подумал Эрик, впрочем, без всякой злости. - Это будет меньшее, чего он заслужит, чтобы снять последствия своей ошибки с себя самого".

+5

10

Безумных ни орют, ни сеют, но сами рождаются.

Как Эрван перетащил себя на другую лодку – этого он уже не помнил. Может сам, а может помогли…
Возможно, его даже трясли как грушу, возможно, пытались привести в чувство – все это прошло мимо сознания отступника. Его ключевой целью, главным желанием было выжить – и на текущий момент Волк с этим справился. Палящее солнце было невыносимым, а холод по-прежнему терзал измученное тело, поэтому немудрено, что мужчину время от времени колотило.

Само время застыло, и кажется, не осталось уже ничего, кроме отвесных солнечных лучей, скрипа уключин лодки, шелеста морских волн, которые были гораздо мягче и ласковее, чем те штормовые, что застали их при отплытии от Черных Островов… Но Браудер знал, что где-то там, позади, остался затонувший корабль с кольцами и клубками белесого нечто, оный фрегат и потопившего…

И Волк хихикнул. Рассмеялся. Захохотал во все натруженное горло, отчаянно нуждавшееся в прохладной и свежей ключевой воде – наверняка спасатели в эти мгновения смотрели на него с настороженным недоумением; этот нездоровый смех возможно сдвинул некую планку в его бедовой голове, перевел как проводник через реку Здравого Смысла туда, в неизведанные глубины безумия.

Попросту говоря, Эрван Браудер, наконец-то спасшийся, единственный из всей команды таких же негодяев и отщепенцев от своих кланов, слегка тронулся головой. Последнее, что он внятно расслышал перед забытьем – так это то, что берег уже близко…

***

Карие глаза с затаенной тревогой посмотрели на Эрика. Исабэль понимала, что сейчас он разрывается между своими обязанностями Правителя и желанием защитить ее и Фрэйстейна, совсем кроху, которому от силы было несколько недель, но чье сердцебиение станет ровным и четким через несколько полных лун. В этом темнокудрая Княгиня не сомневалась, как и в том, что ее супруг любит ее всем сердцем.

- Я знаю, о чем ты думаешь. – Контральто звучало мягко и в тот же миг уверенно. - Господин Таккард и его люди могли бы сопроводить меня в ближайшую удобную для ожидания комнату…

На этих словах Медведь согласно кивнул, пусть к нему и не обращались. Он тоже понимал весь риск и опасения возможного прибытия гостей с корабля.

- Как только все отступники будут схвачены и обезврежены, тогда я смогу к тебе присоединиться. – Ее рука вновь невесомо легла на платье поверх живота. Все было в порядке, в полном. Кольцо-амулет Айрона вполне справлялось с задачей восстановления сил Исабэль. Просто она не хотела, чтобы помимо основных забот Эрик тревожился еще и за нее.

+5

11

Наблюдать за странным смехом Браудера выпала честь одному-единственному Сэлли Ингвару, Лису-разведчику. После того, как ему удалось втащить безумца в лодку, он дал знак кораблю, чтобы разворачивался и шёл к берегу. Живых на месте крушения больше не осталось. Подвергать команду береговой охраны неведомой опасности Ингвар не мог себе позволить. Только крикнул напоследок, чтобы кинули ему одеяло и флягу с водой. Одеялом он как мог, укрыл преступника, и даже сделал попытку его напоить, а потом сел на вёсла и погрёб следом за кораблём, не приближаясь.

То, что произошло, было в новинку всем. Сэлли мог бы поклясться, что ничего подобного в жизни своей не наблюдал. Вообще, Чёрные Острова - это то место, в котором любая магия попросту глохнет, при чём абсолютно полностью. Бедолаги, которые время от времени пытались пробраться на эти проклятые острова, зачастую без посторонней помощи не могли потом вернуться на материк, потому что теряли все свои способности. А для человека, который всю жизнь полагался на магические способности, лишиться их единомоментно было настолько ошеломительно, что люди терялись не столько от того, что не могли разглядеть берег, сколько от того, что переставали чувствовать привычный мир. Казалось, что на некоторое время они онемевают, как немеет рука или нога, если её неловко зажать на продолжительное время. Любой шторм, даже кратковременный и не сильный, топил лодки возвращающихся с Чёрных островов, и их приходилось отслеживать и вылавливать. Может, и не стоило, сами ведь виноваты. Но Ингвар такого категоричного мнения не придерживался, он считал, что все иногда совершают ошибки, и нужно оставлять человеку шанс исправиться.

Постепенно те, кто вернулся с островов, приходили в себя, но свойства к ним не возвращались. Они слишком сильно нарушали собственный баланс, и оставались как полукровки, с той лишь разницей, что любой рождённый от межкланового брака обладал хотя бы зачатками магических свойств, и не был виноват в том, что с ним случилось.

Поглядывая на Браудера, Сэлли тем не менее приходил к выводу, что тут дело серьёзнее. Не пробудил ли этот отступник какое-нибудь древнее зло? Океан - это единственная стихия, в которой даже очень далеко от Пустошей, можно встретить тварей. Но откуда взялась тварь у Чёрных островов? И тварь ли это была? Конечно, следовало допросить самого Браудера. Мало ли, что они там раскопали на острове? Может, что-то такое, к чему даже приближаться не следовало. Или притащил с собой нечто такое, с чем не следовало приближаться к островам? Такое тоже бывает, и враждебные помыслы человека привлекают зло. И что теперь? Везти этого человека на берег? Но куда? В крепость? Нельзя. Это Ингвар подсознательно чувствовал. В "Бухту отступников", куда обычно доставляли любителей острых ощущений, выловленных на попытках попасть на Чёрные острова? Но эта маленькая бухточка была приспособлена для тех, кто лишился своих свойств, а не для тех, на кого оказала воздействие неведомая сила, природу которой Ингвар распознать не мог, как ни пытался. Нет, туда тоже нельзя.

Сам того не подозревая, Рыжий Лис принял третье решение, которое Эрику Изегриму в голову не пришло: он решил вообще не высаживаться на берег, остаться снаружи крепостной бухты, и дождаться, когда вызовут специалиста из Ордена Хранителей Равновесия.

- По-моему, ты просто псих, - сказал он Браудеру, снова делая попытку напоить его водой из фляги. - Точнее, был им ещё до того, как решил туда плыть.

*   *   *

Таккард спустился к причалу, едва корабль пришвартовался, некоторое время разглядывал в подзорную трубу лодку, которую разведчик поставил на якорь за пределами бухты, выслушал доклад капитана - и вернулся к князю Эрику.

- Разведчик принял решение вообще не везти отступника к берегу, - доложил Медведь Князю-Хранителю. - Он сигналами передал, что будет ждать специалиста по магии, потому что с этим отступником что-то не так. Да и вообще, матросы рассказывают странные вещи...

Эрик забрал у него подзорную трубу и поднялся на стену. Некоторое время он наблюдал за лодкой, потом спустился вниз и сам пошёл к Исабэль.

- Мне придётся самому побывать там, - сказал он супруге. - Можно послать местного пристава Ордена, но боюсь, он не справится. От меня, как от Магистра, будет больше проку. - И добавил, даже с каким-то удивлением: - Я недооценил этого здешнего разведчика. Он сделал то, что наверное, будет единственно правильным в данной ситуации. А я о таком выходе не подумал. Но он рискует собой. Хотя, для разведчика это в порядке вещей.

+5

12

Куда ты идёшь столько лет
Дорогой ненужных побед
Тропой неизбежных падений и взлётов...
С. Маврин «Пока Боги Спят»

Темные изящные брови Княгини сдвинулись на переносице. Она ожидала чего угодно – признаться честно – и вроде как была готова к любому обыгранному ими обоими еще в путешествии сюда варианту, но чтобы сам Хранитель…
- Эрик… - Контральто прозвучало негромко, но настолько женственно и любяще, что к нему невозможно было не прислушаться. – Прошу тебя… будь осторожен. Этот человек приплыл с Черных Островов. Мы не знаем наверняка, что именно он мог с собой прихватить…

При Исабэль всегда были ее выдержка и такт. Она не могла эгоистично сосредоточиться на муже, просто приоритеты всегда немного меняются со временем. Молодая женщина тоже подумала о разведчике и его нелегком и в то же время простом решении, и где-то в глубине души восхитилась его мужеством. Когда все закончится – скорее бы уже – этого смельчака следовало наградить за такую решимость.

- Миледи... Ваша Светлость, для наблюдения за берегом в той зоне подойдет Восточная Тура. – Подошедший довольно быстрым шагом, разгоряченный событиями Таккард рискнул нарушить венценосное молчание. – Я провожу вас сам, а затем непременно отправлюсь с Вами, милорд Правитель.

Напоследок коснувшись руки своего любимого Волка и легко прижав ее тыльной стороной к своей прохладной и нежной скуле, кареглазая вышла в сопровождении Гэнри. Точно рокировка – в Часовой тут же появились два стражника крепости, тоже Медведи, рослые и крепкие, которых молодой, но опытный, командор явно предоставил в сопровождение Эрику. Пусть выживший был единственным счастливчиком, и разведчик успел сообщить о его «невменяемости» - и все же Волк наверняка мог разъяриться или напасть на Правителя.
А это было недопустимо ни в коем случае.

***
Эрван отпихнул флягу на очередной попытке – точно надоедливую муху, проклятое исчадие песков Бебетты. Выбитая тара легко улетела за борт качающейся на волнах лодки.

- Ты не понимаешь ничего… - Если Лис и проводил огорченным взглядом флягу, то пришлось бы ему тут же возвращать все внимание к отступнику. Тот перестал, наконец-то, хихикать и потирать ладони друг о друга, предвкушая нечто забавное и грандиозное. Наоборот – он собрался телом и разумом в единое целое, вырывая последний из сетей безумия, словно напряг последние остатки сил воли. И был готов ухватить Сэлли за грудки – что-то хищное уже проступало в облике мужчины, что-то от клана, родовое, как генная память. – Мы не спаслись! Оно настигнет нас. Белое… Жуткое…

Браудер все же приподнялся, пальцы его впились в борта лодки.
- Я дурак… - Неожиданное признание было так же к месту, как пляски пьяного Гиены на приеме и танцах у какого-нибудь младшего князя Лис. – Я был уверен, что обуздал их. Мы нашли много амулетов… Или не нашли…

Эрван отнял правую руку от деревянной обшивки и принялся грызть отросшие и изломанные, грязные ногти. Его вновь отстраненный взгляд теперь блуждал по морскому пейзажу и уже близкому абрису берега, ни за что конкретно не цепляясь.  В распаленной голове Волка билась одна мысль – что они успели прихватить? Что они разбудили своим походом? Или все это фантазия и грезы, а на самом деле экспедицию постиг полный провал?

Смешок. Еще один. И только последним усилием  Эрван сдержался и не позволил безумному хохоту овладеть его горлом и связками, хотя оный бурлил и просился наружу. Вместо этого отступник замотался в плащ, пропитанный солью и потом, выдубленный как кожа буйвола – его все еще потряхивало от холода – и вновь улегся на дно лодки. Если разведчик и спрашивал что-то еще или комментировал поступки и слова Волка – бесполезно, Браудер не отвечал. Он погрузился в сумасшедшие размышления, которые постоянно вращались вокруг одного лишь видения – огромных белых колец неведомого нечто, сокрушившего фрегат. И пульс настойчиво выбивал в висках «Да или нет? Да  - или нет? Да… или нет?»

+4

13

Сэлли ничего не стал спрашивать. Он принюхался, вглядываясь в горизонт, своим острым Лисьим зрением проникая сквозь лёгкую завесу тумана и даже ухитрившись разглядеть едва заметный силуэт самого ближнего острова из Чёрного архипелага. Кивнув каким-то своим мыслям, он ещё раз, теперь уже достаточно смело и без оглядки, приблизившись к отступнику и потрогав его лоб.

- Ну, лихорадка - это для тебя не самое худшее, - заметил он негромко. - И кстати, это самое малое, что может ожидать человек, который лишился защитной магии. Хотя, ты всё равно меня либо не слышишь, либо не в состоянии понять.

Нечто, подобравшееся к самой подводной границе Чёрных островов, неосторожно заплыло в зону, где распадается любая магия - и исчезло. В воображении Браудера оно могло ещё существовать, но в реальности - его уже не было, и можно было теперь вздохнуть с облегчением. Лис уселся на корме лодки, и принялся ждать указаний с материка. Всё-таки опасность существовала. Жители Земли Кланов не знали страшных болезней, о которых повествуют древние книги, потому что от всего этого их защищала магия Талисмана и их собственные магические способности. Но лучше не рисковать лишний раз. Браудер мог подцепить за время своего сумасшедшей вылазки, всё что угодно. И скорее всего, вся его команда погибла от этой заразы. Сэлли поёжился. Он сам не боялся никаких болезней, но недооценивать невидимого врага - для разведчика хуже некуда. Так что пусть Браудер болтается в море, пока сюда не явится кто-то, владеющий магией целения в достаточной степени, чтобы сперва уничтожить чуждую заразу. Потом можно будет ехать на берег. А что до пресной воды - так ведь Лис мог без неё обходиться дней десять, в отличие от отступника.

Браудера Ингвар не боялся. Люди, теряющие магические свойства, физически тоже становились слабее, так что Лис вполне мог совладать с Волком, если потребуется.

*  *  *

Эрик только сейчас задумался над тем, что княгиня Лар права: Медальон всегда должен быть на том месте, для которого он предназначен - на шее правителя. Этой защиты хватит от любого нападения, так что за себя князь не волновался. Его больше беспокоили люди, которых магия Медальона могла и не успеть защитить.

- Идёмте, - сказал он сопровождающим, и стараясь сейчас не отвлекаться на мысли об Исабэль и ребёнке, прошествовал на подготовленный корабль. - Таккард! Будет лучше, если корабль доставит меня прямо к лодке, и я спущусь туда. Как только я пойму, что выжившего можно забрать на корабль - я подам знак. Лодку нужно будет сжечь. На всякий случай.

Может быть, окружающие его люди и волновались за него, но сам Эрик оставался совершенно спокоен. Самый наилучший расклад, какой только возможен при таких событиях, обеспечил Лис-разведчик, так что теперь ликвидация последствий глупой вылазки не займёт много времени.

Но вот затеявший это человек нужен был Эрику живым, и в здравом рассудке. И ради этого следовало потрудиться самому.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Великое Крушение у Чёрных островов