В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Однажды на улице....


Однажды на улице....

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Каталина Блэкхилл, Альюр Эгейл.
Исходные данные: встреча на улице - что из этого получится.

- Что вы решили, госпожа Каталина? - высокий худощавый мужчина в строгом тёмном костюме обернулся к девушке, сидящей за небольшим столиком около стрельчатого окна, но чуть сбоку, чтобы не попадали прямые солнечные лучи.
Девушка обернулась, глядя на собеседника так, словно её безжалостно разбудили, вырвав из сладкого сна.
- Беру, - она улыбнулась и бережно свернула свиток, который читала, слегка поморщившись при виде обугленного края. - Все.
- Купил с рук, - тут же пояснил мужчина. - Дом сгорел, а когда стали разбирать, нашли небольшую захоронку, - и поспешно уточнил. - Вы сказали "Все"?
- Разумеется, все, - девушка отбросила за спину прядь вьющихся чёрных волос,  мужчина невольно проследил её движение взглядом, поднялась и подошла к прилавку - длинной стойке из светлого гладко оструганного дерева. - Посчитайте, пожалуйста.
Через некоторое время продавец проводил девушку до двери, почтительно поклонился, прощаясь:
- Всегда рад вас видеть, госпожа Каталина, - и даже постоял на пороге, глядя вслед стройной фигурке в вишнёвом платье.
"Какой сегодня замечательный день!" - выйдя из лавки, Каталина запрокинула голову, подставляя лицо солнечным лучам и тихонько рассмеялась.
Мало того, что свитки были старые и, кажется, редкие, так еще и цену удалось сбить.
"А теперь домой, и сразу - за лютню. Хотя, - девушка нахмурилась, - матушка говорила, что к обеду будут гости. Какая досада, столько времени зря пропадёт".
Добравшись до конца улицы, Каталина пожалела, что не взяла служанку с корзиной: идти приходилось медленно и осторожно, оберегая драгоценную ношу.
- Ай! - разминувшись с пухленькой русоволосой женщиной, продающей с лотка свежую выпечку, Каталина угодила носком туфельки в выбоину на мостовой. Свитки посыпались у неё из рук, и сама она непременно упала бы, если бы в последний момент её не подхватили.
- Спасибо, - девушка вскинула глаза на нечаянного спасителя.

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-14 16:16:55)

+4

2

По счастью для Альюра, у него была превосходная реакция, иначе он мог бы и не успеть подхватить девушку, чтобы помочь ей удержаться на ногах.

- Вы не ушиблись, госпожа моя? - тут же спросил он, взглянув ей в лицо встревоженным взглядом...

Как все Лисы (и Рыжие, и Чёрные), Альюр имел превосходный нюх, так что наверное, будь он слепым - он ориентировался бы на одни только запахи (ну, и звуки, если учесть ещё и отличный слух) - и это ничуть не мешало бы полноценному восприятию окружающего мира.

Девушка была из Чёрных Лисов. Шла она скорее всего из лавки, в которой продаются всякие книги и свитки, и кое-что из того, что она выронила, явно было очень древним, и явно побывало на пожаре. Но сильнее всего Аль ощутил аромат самой девушки - смесь юности и невинности, чистой кожи и дорогой ткани, запахи домашнего уюта и чуть-чуть, едва уловимо - полированного дерева и металла. Что это - Аль сообразить не успел, потому что перебили собственные мысли. Ему вдруг вспомнилась Вишенка... Незнакомая девушка совершенно не была на неё похожа, но чем-то неуловимо напомнила. Может быть, всего лишь принадлежностью к семье Чёрных Лисов? Сердце на мгновение сжалось, и даже мелькнула мысль повернуться и уйти, не продолжая разговор. Но вместо этого Аль присел на колено и принялся собирать рассыпанные по мостовой свитки. Мгновенная вспышка в памяти рассеялась, и он сказал, подняв голову и глядя на девушку, но не прекращая своего занятия:

- Я - Альюр Эгейл. Надеюсь, вы не будете против, если я помогу вам с вашей ношей? Это какие-то древние сказания?

Тонкий шрам на правой щеке выделялся белой полосой на его смуглой коже.

Аль успел подумать, что очень кстати, вернувшись с охоты, вымылся и привёл в порядок одежду, так что его неизменная куртка, отороченная лисьим мехом, выглядела вполне аккуратной, а едва успевшие просохнуть светло-русые волосы были абсолютно чистыми и не висели сосульками, как несколько часов назад, когда он только вошёл в город.

+3

3

- Нет, не ушиблась, - ответила Каталина, едва заметно напрягшись: мало ли что придет мужчине в голову.
Но незнакомец отпустил её и даже начал собирать свитки, не забыв представиться.
"Альюр Эгейл" - имя было Каталине незнакомо, но повеяло вольным ветром и звоном металла.
Вообще-то матушка крайне неодобрительно относилась к знакомству на улице, тем паче с мужчиной.
Но он все-таки был Лисом, пусть и не Чёрным, а Рыжим, а значит, доверять ему можно было чуточку больше, чем кому-нибудь другому. Всё же свой.
Кроме того, Каталина неплохо владела кинжалом и прекрасно знала, как нужно бить ниже пояса или под дых, благодаря занятиям с братьями.
Осознав, что молчание затянулось и его можно легко принять за невежливость - что матушка не одобряла еще больше, чем знакомство на улице - Каталина поспешила исправить свою оплошность и ответить на оба вопроса:
- Это очень любезно с вашей стороны, и я принимаю вашу помощь. Большое спасибо, - девушка улыбнулась, задорно блеснув зубками. - Вы почти угадали, но сказаний здесь немного - всего два свитка. Остальное - это песни.
Она на мгновение задумалась, слегка прикусив нижнюю губу, но решившись, негромко произнесла:
- Простите, я не назвалась. Каталина Блэкхилл, - и пристально вгляделась в лицо мужчины, пытаясь определить его реакцию.
Обычно, у большинства молодых людей, услышавших ее фамилию, в глазах начинали мелькать золотые монеты, из-за чего они становились чрезмерно галантными и страстно желающими продолжения знакомства.
"Но, может быть, он окажется другим?"

Отредактировано Каталина Блэкхилл (2014-08-12 21:20:59)

+1

4

Аль не был знаком с Блэкхиллами, хотя, часто бывая в Акрилоне, слышал, что вроде бы, глава семейства - ювелир. Но как большая часть Рыжих Лисов, Аль ценил золото ровно настолько, сколько оно стоило. На жизнь ему хватало, а всё что сверх этого - пусть останется другому. Так что услышав фамилию, он лишь на мгновение задумался, но тут же отвлёкся.

- Мне очень приятно с вами познакомиться, госпожа Блэкхилл, - сказал он, улыбаясь - и с этой улыбкой его лицо оживилось, и сразу стало понятно, что улыбаться вообще - для него нормальное состояние. Собрав все свитки и поднявшись на ноги, Аль огляделся - не упустил ли чего. Вроде, всё было у него в руках. И опять он ощутил этот едва уловимый запах, который на этот раз, с подсказки девушки, оказался ему знаком: музыкальные инструменты! Лютня, или что-нибудь в этом роде.

- Песни - это здорово! - сказал Альюр. - Я люблю хорошие песни, хотя и нечасто выпадает возможность их послушать. Ведите, госпожа моя.

Наверное, он забавно выглядел в своей охотничьей куртке, с двумя кинжалами, и кучей старинных манускриптов в руках. Но госпожа Каталина ему понравилась, и хотелось ей помочь, раз уж этого не сделал кто-нибудь из её слуг.

Для Альюра неожиданное знакомство было и приятным, и грустным одновременно. Несмотря на то, что Чёрные и Рыжие Лисы считались одним кланом - они в лучшем случае терпели друг друга. Люди из Чёрных Лис пренебрежительно смотрели на "этих скотоводов" и "солдафонов", а Рыжие морщили нос, напоминая о том, что Чёрные занимаются ростовщичеством и обирают ближних своими грабительскими процентами. Да и военная служба у Чёрных была не в чести, а Рыжие напротив относились к охране границ Пустошей как к самой важной из своих обязанностей. В общем, между ними было много преткновений и недовольств, хотя это вовсе не означало, что две части одного клана готовы были по-настоящему враждовать. Скорее, всё это можно было назвать "мелкими разногласиями". Жаль только, что "разногласия" привели к тому, что Аль не смог жениться на той, которую когда-то любил.

А теперь он познакомился с другой девушкой, которая точно так же была для него недоступна. Впрочем, сейчас у него и в мыслях не было положить на неё глаз. Каталина просто понравилась Альюру, и он хотел оказать ей услугу, предполагая, что скорее всего, они больше никогда не увидятся.

- Вы, наверное, хорошо поёте, - продолжил Аль. - Обычно песнями интересуются те, кто владеет искусством менестрелей.

+2

5

Надоевшей до зубовного скрежета фразы: "Скажите, а почтенный Родрик Блэкхилл - не ваш отец?", Каталина не услышала и её это приятно удивило.
А искренняя улыбка, от которой лицо мужчины оживилось и стало очень симпатичным, дополнила и укрепила первое впечатление.
Возможно, дело было еще и в том, что Каталине очень редко доводилось встречаться с людьми из другой части клана.
Конечно, в лавке отца бывали представители всех кланов, но там Каталина появлялась не часто, а молодые люди, представляемые девушке, как возможные мужья, происходили исключительно из лучших семей Черных Лисов.
Каталина прекрасно помнила, как дрожали стекла в окнах дома, когда её старший брат - Рейв, через год после испытания "Черных и белых весов", привел в дом молодую жену из клана Рыжих.
Отец пришел в ярость, обещая лишить "остолопа, растерявшего последний ум" наследства и выставить вон из дома: "Пусть идет к новой родне - скотоводам и крутит хвосты коровам!" 
Но брат стоял насмерть и, в конце концов, отец отделил упрямого отпрыска. Сейчас Рейв и Марит счастливо жили в столице, став родителями двух мальчишек-близнецов, окончательно растопивших сердце сурового деда.
Девушка улыбнулась - вспомнив шустрых непоседливых племянников, переворачивавших весь дом вверх дном, но с горящими глазами слушавших сказки - и грациозно заскользила рядом с мужчиной, приноравливаясь к его шагу.
Предположение Альюра о её пении окрасило щеки девушки смущенным румянцем, но Каталина всё же ответила:
- Дядя говорил, что у меня неплохо получается, но всегда добавлял, что самое главное - петь душой, - незаметно взяла дыхание и над разморенной солнцем улицей взлетел ввысь, в небесную синь, переливчато-нежный, словно трель жаворонка, голос:
 
- …А кого-то время не лечит,*
А кому-то – прижаться б к кому-то.
Кто-то скажет: за утром – вечер,
Кто-то скажет: за ночью – утро.

А кому-то обрыдли вина,
А кому-то и пиво в радость.
Кто-то ищет горечь в калине,
Кто-то в ней же находит сладость.

А кому-то – греться на печке,
А кому-то – тонуть в сугробах.
Кто-то бьет чужие сердечки,
Кто-то любит до крышки гроба.

А кому-то благ не хватает,
А кому-то – вернуть бы маму.
Кто-то клад откопать мечтает,
Кто-то машет киркой упрямо.

Кто-то учит – а кто-то судит,
Кто-то верит – а кто-то спорит.
До чего ж мы смешные, люди,
До чего ж мы дурные – вдвое…

- Извините, кажется, придется бежать, - выдохнула Каталина, закончив петь, а вокруг уже толпился народ. - Иначе, нас не отпустят.

* О. Громыко "Ничего личного"

+2

6

Аль тут же скользнул взглядом по боковой улице, и лукаво улыбнулся.

- Тогда бежим! - предложил он, ухитрившись подцепить девушку за пальцы (и не уронив при этом ни одного свитка), и увлёк за собой через единственный оставшийся свободным проход. - Обогнём два дома - и снова выйдем на главную улицу, - пояснил он.

Город Альюр знал прекрасно. Да наверное, не было ни одного города на материке, который он не знал бы как свои пять пальцев. Собственное вольное обращение с госпожой Каталиной его тоже почему-то не смущало. Впрочем, Аль вырос в семье с четырьмя сёстрами и привык легко общаться с девушками и старше, и младше себя. Наверное потому у него это так легко получалось.

- У вас чудесный голос, - добавил он, когда они оказались в относительно тихом переулке. - В доме моего отца тоже часто поют песни и баллады, но никто не делает это так красиво, как вы. - Тут он спохватился и добавил: - Простите, что так спешно утащил вас с улицы.

Он наконец-то отпустил её пальцы и улыбнулся, на этот раз немного смущённо. Вспомнил, что всё-таки эта милая девушка - не его сестра и наверное, её может удивить его вольное с ней обращение.

+2

7

"Хорошо, что платье шёлковое, - подумала Каталина, завернув за угол, следом за Альюром. - В бархатном я бы двух шагов не пробежала: запуталась в подоле".
А если там на улице был кто-то из знакомых, не миновать сегодня строгих наставлений: "Не подобает благонравной девице...".
Но, честно говоря, быть благонравной очень скучно. Тем более, что внутри любой Лисы или Лиса прячется озорной, любопытный Лисенок, который иногда даёт о себе знать самым неожиданным образом.     
Наконец, выйдя из сквозного прохода, они вновь оказались на главной улице.
То, что Альюр держит её ладонь, девушку не удивило и не смутило - братья её как только не хватали, обучая умению постоять за себя: и за одну руку, и сразу за обе, и даже за талию.
Да и ничего лишнего мужчина себе не позволил. Иначе уже застыл бы на этом самом месте, как резной хранитель у ворот дома - амулет Каталина не использовала ещё ни разу и силой он был наполнен до краёв.
Так что девушка вскинула на него глаза и спокойно ответила:
- Не волнуйтесь. Меня старший брат, после такого же случая, на руках уносил да еще грозился через плечо перекинуть, как мешок с овощами, потому что на встречу с девушкой опаздывал.   
Вы не устали? - тут же заволновалась Каталина. - Тут недалеко - спуститься вниз до конца и повернуть налево: третий дом. - И спросила, слегка смутившись:
- Господин Эгейл, скажите, вы не родственник Марит Гестин?
"Конечно, это наивно, думать будто все Рыжие Лисы - друг другу родня, но кто знает?"

+1

8

Аль задумался на мгновение. Имя было ему знакомо.

- Мы родственники, но из разных домов, - сказал он наконец. Ношу свою он и не замечал, для него это были сущие пустяки. - Мать госпожи Марит - моя троюродная сестра. Выйдя замуж, она переехала к мужу, сюда, в его замок недалеко от Акрилона, в Тенистой Долине. Я знал Марит, когда она была маленькой девочкой. Мы дружили с её братом. Слышал, что она вышла замуж и ушла из семьи...

Аль осёкся. Лично он не видел беды в том, чтобы девушка из Рыжих Лисов вышла замуж за парня из Чёрных. Ему даже казалось, что Рыжие относятся к таким союзам более лояльно. Но он знал и о том, что лояльный в этом вопросе вообще, в частности отец Марит крайне категорично высказывал своё недовольство по поводу брака своей дочери, хотя под конец и одобрил его. Ничего другого не оставалось: Марит сбежала из дома. По крайней мере, Альюр знал эту историю в именно такой интерпретации. Не то, чтобы все Рыжие Лисы хорошо знали друг друга и следили за судьбой каждого отдалённого родственника, но у них существовало нечто вроде "голубиной почты", и то, что происходило в одной семье, очень быстро становилось достоянием всех.

- Мне очень стыдно, но я не удосужился спросить, какое имя теперь носит госпожа Марит, - признался он, чтобы скрыть некоторую неловкость. - Кстати, если вы не хотите, чтобы ваши родные видели меня рядом с вами - я могу отнести ваши ноты к чёрному ходу. Никто и не заметит.

Альюр не хотел, чтобы у Каталины из-за него были преткновения с роднёй. Взрослое поколение Чёрных Лисов могло знать его в лицо (кто же не знает Меченого - "солдафона", картёжника и наглеца?), и его репутацию знать тоже. Однажды он уже пытался увести девушку из родного дома, да ещё и прославился как зачинщик уличной драки, которого только заступничество отца спасло от заслуженной публичной порки. Правда, это было в столице, а не в Акрилоне, но вести и среди Чёрных Лис распространялись быстро. А память у них у всех была прекрасная.

+2

9

- Никогда бы не подумала, - удивилась Каталина. - Марит несколько раз упоминала про дядю, но я себе представляла добродушного старичка, который собирается упомянуть племянницу в завещании.
А фамилия у неё теперь - Блэкхилл, она жена моего брата и мама мальчишек-близнецов, которые в каждый приезд ставят всё с ног на голову.
Мы почти пришли, - девушка протянула руку, указывая на видневшийся впереди добротный, украшенный искусной резьбой дом, огороженный солидным каменным забором.
Предложение пройти с черного хода, слегка озадачило девушку.
"Мне надо было самой догадаться, что господин Эгейл не хочет неприятностей и он прав".
Каталина чуть склонила голову, явно к чему-то прислушиваясь и прыснула:
- Кажется, отец и мама сейчас очень заняты и им не до меня. Но если вам так будет удобнее, я зайду через черный ход и принесу корзину для свитков.
Девушка протянула руку к железному кольцу, но неприметная дверца раскрылась сама - так быстро, что Каталина едва успела отшатнуться, иначе получила бы синяк на лбу.
И в сопровождении рокочущего возгласа: "Где мой ремень?!", донесшегося из распахнутого окна, почти под ноги Каталине вылетел мальчишка лет пятнадцати:
- Огонёк, спаси! - Лисёнок попытался спрятаться за спиной девушки, но увидел Альюра и в зелёных глазах метнулись любопытные искорки. - А это кто? Твой жених?
- Энри, негодник, - ахнула Каталина, - как ты себя ведешь! Поздоровайся сначала!
- Доброго дня! - выпалил Лисёнок, пытаясь одновременно пригладить встрёпанные пепельные волосы. - Я брат и должен тебя защищать.
Потом снова вглянул на Альюра - серьёзно и настороженно:
- Вы "Меченый", да?

+2

10

Аль, наоборот, тихонько засмеялся. Прятаться было бессмысленно, возглас мальчишки скорее всего слышал весь дом.

- Да, мой юный господин, - ответил он, кивнув в знак приветствия. - Я так понимаю, что сейчас в защите больше нуждаетесь вы сами? - Это был не вопрос, а скорее констатация факта.

Можно было попытаться увлечь этого подростка разговором, но Аль больше волновался за его сестру, поэтому посмотрел на Каталину.

- Думаю, что прятаться теперь не имеет смысла. Если позволите - я хотел бы засвидетельствовать своё почтение вашему отцу. Я очень рад, что он принял госпожу Марит, и с моей стороны было бы невежливо теперь просто развернуться и уйти.

Может быть, господин Блэкхилл-старший и счёл бы подобный визит наглостью, но Альюр не собирался ни с кем ссориться. Тем более, разочаровывать тех, кто в его наглости и так твёрдо уверен. К тому же, ему пришло в голову, что его неожиданное появление может отвести на время гнев от юного Энри, а это, с точки зрения Аля, было даже необходимо. Он сам в детстве не раз заставлял собственного отца хвататься за ремень, и сейчас испытывал нечто вроде чувства солидарности с подростком.

+3

11

- Да, конечно, идёмте, - Каталина улыбнулась: "Кем бы ни был гость, его примут, как полагается. Закон гостеприимства наша семья чтит и никогда не нарушит".   
Энри вздохнул и опасливо покосился на калитку, потом осторожно переместился поближе к Альюру, заняв позицию между мужчиной и сестрой.
Гостя Лисёнок просто поедал глазами, а услышав про его желание засвидетельствовать почтение главе семьи, прямо-таки засветился.
Каталина едва заметно улыбнулась, прекрасно понимая, чем вызвана такая перемена: братишка с детства бредил военной службой, а сейчас ему представилась возможность узнать всё из первых рук.
"Надо бы предупредить господина Эгейла, чтобы не садился рядом с Энри, иначе братик заговорит его до полусмерти".
Подойдя к парадному входу, девушка приложила ладонь к медной, покрытой затейливым узором, бляхе, вделанной в стену на высоте чуть ниже среднего человеческого роста, и дверь бесшумно распахнулась, открывая взгляду выложенную каменной плиткой дорожку, ведущую к крыльцу.
- Добро пожаловать в наш дом, - произнесла Каталина формулу-приглашение.
- Ага, проходите,  - поддержал сестру Энри и негромко, себе под нос, добавил:
- А то уже есть хочется.
Пропустив гостя вперёд - Энри следовал за ним, как пришитый - Каталина закрыла дверь.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Однажды на улице....