В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Об одном приключении 500 лет спустя


Об одном приключении 500 лет спустя

Сообщений 61 страница 90 из 107

61

*  *  *

Подходя к группе разведчиков, Бруни поднял руку как можно выше над головой и отогнул три пальца. Это означало: "Тревога третьего порядка", при которой всем, кто видит жест командира, надлежало бросить свои дела и собраться в служебном помещении. Лисье зрение таково, что различить капитана среди сотен народу, с расстояния в сотни метров, ни одному разведчику не составляло труда, поэтому к тому моменту, когда капитан Ингвар вошёл в небольшой зал позади главного корпуса стадиона, там собрались уже человек тридцать.

Не заостряя внимание на том, что именно ему высказал губернатор, Бруни сразу же перешёл к делу.

- Разделитесь на группы по три человека, - приказал он. - Прочешите не только стадион и трассу, и прилегающие службы. Проверьте подъездные дороги и посёлок.

- Что искать, командир?

Бруни задумался на секунду.

Целая секунда времени! Стрелка часов делает два щелчка: раз - два... За два мгновения опытный разведчик должен уметь оценить ситуацию, и принять решение. До тех пор, пока он не научится это делать - он не разведчик. В данный момент нужно было действовать как можно быстрее, не оставляя шансов тем, кто посмел устроить это покушение.

- Проверить всех: бродяг, которые собирают бутылки, служащих стадиона, уборщиков, газонокосильщиков, обслугу из ближайших кафе. Любой человек... Любой Лис, который хоть чем-то покажется подозрительным... - Бруни незаметно вздохнул, прежде чем продолжить. - Прежде всего проверяйте Лисов. Это - дело нашего клана. Берт! Отправляйся к экспертам, пусть дадут заключение по магии, которая была применена.

- А если мне не дадут?

- Сделай так, чтобы дали. - Бруни никогда не повышал голос, но что-то такое проскользнуло в его тоне угрожающее, так что Берт моментально бросился исполнять поручение.

- Работайте! - бросил Брунвальд остальным - и люди разошлись, моментально, и максимально быстро. Как тени.

Рядом с капитаном остались только два его помощника: Верест и Трай, молодые, но способные ребята. которые считались его учениками. Оба молча смотрели на Ингвара и ждали, зная, что для них будет какое-то иное поручение.

- Отправляйтесь на Зелёную улицу, найдите мне Старину Кальмара. Как хотите его крутите, но чтобы к вечеру у меня был адрес его приятеля, карточного шулера по прозвищу Три Туза. Вы его знаете. Всё. Если это сделаете - считайте, что отработали недельную норму.

Парни молча кивнули и удалились, а Бруни направился на стоянку, к своей машине. Ему нужно было допросить Велию и Глерта. Они находились очень близко к месту происшествия, и могли оказаться неожиданными свидетелями. Всё-таки, они тоже были Рыжими Лисами.

*  *  *

Госпожа Эйприл каким-то непостижимым образом уже всё знала, и поэтому когда Глерта и Велию проводили до самой двери особняка, тут же вышла навстречу.

- Проходите, ребятки. И вы, господа Волки, тоже, - обратилась она к охране. - Вам не помешает выпить по чашке чаю. Когда ещё присядете с этими ужасами...

Девочки-близняшки уже подскочили к Велии.

- И всё равно ты выиграла, - заявила одна.

- А когда князь поправится - он вручит тебе твою награду, - пообещала вторая убеждённым тоном.

Отредактировано Брунвальд Ингвар (2016-07-12 16:09:24)

+4

62

- Конечно, может, когда-нибудь и вы выиграете гонки,  - обняв близняшек за плечи, Велия вошла вместе с ними в дом. В очередной раз сравнив согретый семейным теплом особняк Ингваров со своим, обдающим холодом с порога, девушка невольно вздохнула: «А я смогу создать для своей семьи настоящий дом, если самой такого счастья не досталось?». И украдкой взглянула на Глерта из-под опущенных ресниц: «Неужели он перед гонкой серьёзно сказал о том, что будет просить моей руки?»
Опустившись на стул в столовой, Велия едва заметно вздрогнула и подавила желание обхватить себя за плечи – всплеск эмоций, вызванный долгожданной победой, в которую Велия в глубине души всё ещё верила с трудом, и попыткой покушения на Верховного Князя – медленно утихал, оставляя после себя лёгкий озноб и усталость во всём теле, словно княжна только что затащила доверху полный мешок угля на смотровую площадку главного маяка. Девушка обхватила ладонями кружку с горячим чаем, вдохнула исходивший от неё насыщенный аромат цветущего луга и мёда, напомнивший о лете и, посмотрев на стол, прикусила губу, делая трудный выбор между яблочным пирогом-плетёнкой и пухленькими булочками, щедро посыпанными сахарной пудрой.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-07-14 19:38:48)

+4

63

Глерт, наверное, уже повторил бы своё признание, если бы не волновался за дядю. Почему-то парню казалось, что всё плохо, и наверное так плохо ещё никогда не было. Эйприл заметила его смятение, и потрепала по волосам, примерно так же, как трепала своего мужа, только чуть мягче. Глет тут же опомнился, и придвинул к себе чашку.

- Начни с пирога, - шепнул он Велии, показав тем, что ни на секунду не упускает её из виду.

Старшие дети Брунвальда уже расселись вокруг стола, но молчали и только посматривали на двоюродного брата и его подругу, которой как-то уже привыкли считать почти что членом семьи.

- Не волнуйтесь, капитан Ингвар со всем разберётся, и наведёт порядок, - ободрила тётя Эйприл, специально называя мужа так официально, чтобы подчеркнуть, что он не зря столько лет занимает свою должность.

- А если это заговор? - не выдержал Глерт. - Как бы я хотел чем-нибудь помочь!

- Поможешь. Непременно поможешь, но тем, что твой дядя тебе скажет. Без самодеятельности.

Семилетний Джоджи (как его называли домашние, на самом деле он был - Джерард Джей Ингвар, в честь одного из родственников) подошёл к Велии и положил перед ней лист бумаги. Акварельный рисунок мягкими мазками рисовал её саму, в неизменных кожаных штанах и залихватской рубашке в клеточку, при чём художник запечатлел Велию, видимо по памяти схватив момент, когда она поворачивает голову и её светлая коса благодаря искусной передаче света и тени струится змейкой вслед за движением своей обладательницей.

- Это мама новый рисунок нарисовала, - доложил Джоджи.

- Джо! Дай Велии поесть! - укоризненно покачав головой, сказал ему госпожа Эйприл. - К сожалению, времени на рисунки не хватает. Это так, в промежутке между делами набросала.

Глерт хотел что-то сказать, но его смутило присутствие двух охранников, которые смирненько пили чай в другом конце стола.

*  *  *

- Что-то у капитана настроение плохое. Видать, за дело получил сегодня?

Это сказал один из Гиен, приписанных к Разведке в качестве грубой физической силы, когда требуется драться и кого-то задерживать.

- Задело! - тут же отозвался Бруни. - Ещё как. Так задело, что ему мало не покажется.

- Кому?

- Тому парню, который задел. Хочешь проверить?

- Ну, хоть кто-нибудь в этом городе может поставить этого наглеца на место!? - поинтересовался командир Гиен, ухмыляясь и кивая на Лиса.

- На твоё? - Бруни было не до шуток, так что он не особо задумываясь, говорил что думает. - С радостью. Три года его зря занимаешь.

Парни засмеялись, но быстро утихомирились, понимая серьёзность создавшегося положения.

- К вечеру я жду результатов. - Брунвальд обвёл всех категоричным взглядом. - От всех. И от тебя, Войцек, тоже, - персонально добавил он для командира Гиен.

После чего покинул кордегардию, и наконец-то смог повернуть свой паромобиль в сторону дома. Пока ничего не переменилось, хотя разведчики и задержали несколько подозрительных людей. Нет, Бруни не боялся, что его отправят в отставку. Он не мог допустить, чтобы разведчики до такой степени себя дискредитировали. И лопухнулся сегодня прежде всего он сам. Так крупно, как не случалось в его жизни ни разу. Даже когда он был несовершеннолетним щенком.

+4

64

Велия едва заметно ободряюще улыбнулась Глерту и, залюбовалась пирогом – дар госпожи Ингвар давал себя знать даже в самых простых вещах – места скрещения полосок теста, покрывавших яблочную начинку, были украшены маленькими золотистыми, вырезанными из цукатов, цветочками.
- Такую красоту даже есть жалко, - Велия осторожно подцепила один цветочек и зажмурилась от тающей во рту мягкой лимонной кислинки, - тётя Эйприл, вы – настоящий кулинарный маг!
Оба охранника переглянулись, с явственным и почти отеческим беспокойством наблюдая за жмурящейся от удовольствия подопечной – приказ по охране княжны они собирались исполнить наилучшим образом, даже лечь спать около кровати девушки, если понадобится -  и тоже взяли по солидному ломтю пирога. Дружно попробовали и восхищённо заулыбались, оценив мастерство хозяйки.
Цукатный цветочек незаметно растаял, оставив во рту нежное послевкусие, и Велия уже собралась вонзить зубки в румяную корочку, как на столе перед ней оказался лист бумаги, с которого на девушку смотрела она сама.
Художественные способности княжны Коноллан заключались в умении сделать аккуратный технический чертёж или схему, поэтому к людям, способным передать на холсте красоту окружающего мира, девушка испытывала глубокое восхищение и уважение.
- Это настоящее чудо, - вздохнула девушка, и подхватив малыша Джоджи, принёсшего рисунок, усадила кузена Глерта к себе на колени. Младших Ингварят Велия обожала, охотно играла с ними, читала Лисятам вслух, рассказывала сказки и истории и, иногда, даже пела – они, в свою очередь, отвечали девушке полной взаимностью. Вот и сейчас пятилетний Олаф, названный в честь дяди, соскользнул со своего стула и, повторив маршрут брата, прижался к плечу Велии, а девушка, склонив голову, коснулась щекой мягких, чуть-чуть пахнущих ромашковым мылом, волос мальчика.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-07-18 16:21:55)

+4

65

*  *  *

Бруни поймал себя на том, что не особенно торопится. В любом расследовании нужна была система, которая позволит ничего не упустить, а у него пока что системы ещё не было. Его помощники потрошили сейчас всех бродяг (в том числе и своих информаторов) на предмет странных личностей в районе гоночной трассы, опрашивали жителей и гостей праздника, в общем, делали полезную и нужную работу, которую Ингвар им поручил. Но сам он нуждался в том, чтобы отключиться от общей суеты и оценить то, что он сам мог видеть и слышать, а равно и собственные возможности. Нет, он не считал, что "постарел" для живых дел, но сегодняшнее происшествие указывало ему на то, что он излишне расслабился, полагая, что у него всё схвачено и не может произойти ничего, о чём бы он заранее не знал.

Бруни повернул машину к дому и остановил на дорожке перед фасадом. Но вышел не сразу, ещё некоторое время сидя в кабине и не поворачивая рычага, который выдвигал из-под парового котла нагревательные амулеты. Может быть, ему всё-таки следует самому навестить раненого князя? Вдруг удастся что-то вызнать у его охранников. Но там есть надёжные люди, которые и без него это сделают. Нет, сейчас Брунвальду нечего было делать рядом с князем. Он старательно подумал, не является ли его нежелание простой трусостью. Ведь это он должен был позаботиться о полной безопасности на стадионе. Но нет, Бруни не боялся. В прежние времена за такой промах могли запросто прогнать сквозь строй и отправить рядовым разведчиком куда-нибудь в самый дальний и захолустный форт без указания срока службы, но всё меняется. Сейчас в худшем случае его уволят без пенсии. Кто знает, может быть, с морально-этической точки зрения такая отставка и хуже, но Бруни был прагматичен: для его семьи лучше, если его просто отправят "на пенсию без пенсии".

Выйдя из мобиля, Бруни направился к дому. В столовой он появился как раз, когда трапеза заканчивалась. Кивнув охрнаникам и поцеловав жену, он тут же перешёл к делу:

- Глерт! Я должен расспросить вас с Велией. Как закончите тут, поднимитесь ко мне в кабинет. Я вас жду.

И ушёл, так что госпожа Эйприл даже не успела предложить мужу сперва пообедать. Но она по опыту знала: сейчас с ним лучше не вступать в полемику. Глерт, заметив, что Велия уже закончила, снял с её колен кузена и протянул руку.

- Идём. Самое время для серьёзного разговора.

Бруни у себя в кабинете уже уселся за письменный стол и приготовил блокнот, чтобы записывать всё самое важное.

- Попробуйте вспомнить, что вы видели, и постарайтесь описать как можно подробнее, - сразу же начал он. - С того момента, как был финиш, и нашу победительницу отнесли к главной трибуне. Госпожа Велия! Давайте начнём с вас. Обычно девушки более внимательны, к тому же, вы некоторое время пропутешествовали на плече у Медведя, и видели сверху лучше, чем все остальные с земли.

+4

66

Велия опустилась на стул, но свою ладонь из руки Глерта не высвободила, наоборот, почти инстинктивно подвинулась ближе к парню, ища поддержки. Потом немного подумав, изложила свой короткий разговор с Абрахамом Харроком до того момента, как Эйлерт Тандри вынул её из седла пароцикла:
- Наверное, я только тогда и поняла, что вправду выиграла, а ещё, - Велия вздохнула, - что очень устала. Сначала я даже никуда не смотрела, только вниз и подумала, что когда собирается столько людей, это очень похоже на море, даже шум от голосов звучит, как прибой. А потом, - Велия слегка запнулась, не уверенная в том, что такой незначительный пустяк может оказаться нужным или важным, - я увидела змей. Не живых, - сразу пояснила девушка, - на медальоне. Странно, медальон помню очень хорошо – серебряный, размером с мужскую ладонь, и массивный, я ещё подумала, что он, наверное, очень тяжёлый. Начищенный, но старый, уже тускловатый и с несколькими щербинками по краю. А посередине, чёрный переливающийся камень, но не опал, какой-то совсем незнакомый, в середине клубка змей, - Велию явственно передёрнуло. – Они были совсем как живые, и – лицо девушки внезапно застыло, став неподвижной маской: Велия полностью ушла в себя, вспоминая, вдруг сорвалась с места и, вытащив с книжной полки «Атлас тварей», лихорадочно залистала страницы.
- Вот эта пакость, - Велия уверенно ткнула в картинку, - точь-в-точь.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-09-14 11:23:10)

+4

67

Бруни некоторое время разглядывал рисунок. Вертикальная складка между его бровей стала резче, хотя выражение лица оставалось спокойным. Потом разведчик выпрямился, и прошёлся по кабинету. Машинально раскрыв жестянку, стоявшую на подоконнике, Бруни вынул тонкую, скрученную из цельного листа табака, сигаретку, обкусил кончик, и так же машинально прикурил от кусочка магического пирита, лежавшего на каменной подставке.

Почему-то среди представителей других кланов гуляло мнение, что Лисы могут терять нюх из-за курева. Это было не так, просто потому, что на магический нюх Лисов влияло только их собственное внутреннее Равновесие. Специфические запахи могли ненадолго сбить с толку неопытного Лиса, но табак к таковым запахам не относился.

В разведке Лисы никогда не курили потому, что табачный дым и тлеющий красный огонёк могли демаскировать. Запах табака можно унюхать и без магического нюха, а чтобы заметить огонёк сигареты, хватало обычного зрения. Но в свободное время Лисы курили. Более того, они ещё и употребляли крепкое спиртное, которое кстати, действовало на них меньше, чем на представителей других кланов. Напряжённая работа разведчика требовала умения расслабляться, а крепкий организм позволял не получать зависимости от табака или спирта. Брунвальд Ингвар не был исключением: он курил, чтобы снять нервное напряжение и отвлечься, и мог пропустить после службы стаканчик-другой крепкой настойки, для того же самого. Сейчас он закурил, чтобы чуть расслабиться, и позволить голове работать яснее, не зацикливаясь на том, что заставляло его напрягаться и дёргаться.

Присев на край подоконника, Бруни посмотрел на племянника.

- Добавишь что-нибудь? - спросил он, затянувшись и не глядя открыв форточку, чтобы дым не висел в комнате.

Глерт пожал плечами. Он тоже не имел ни малейшего желания выпускать руку Велии, но вопрос дяди его как раз заставлял напрягаться.

- Я всё время высматривал, как там Велия, - признался он. - Наверное поэтому ничего не заметил. Но вообще, мне не нравилась аура, которая там витала, вокруг всех людей у трибуны. Что-то странное, как присутствие чужака. Дядя! Вы знаете, что это может быть за медальон?

Бруни вынул изо рта сигарету и повертел в пальцах.

- Догадываюсь. Но не уверен, - признался он. - Спрошу нашего орденского. Велии надо отдохнуть... Никому больше не говорите. О медальоне и змеях.

Он подошёл и захлопнул атлас. Даже придавил его рукой, словно хотел подчеркнуть свои слова. И посмотрел на девушку.

- Я вызову ещё несколько человек в охрану.

- Дядя! Вы думаете, что это может быть опасно?

- Да. - Бруни предпочитал никого не обманывать. - Если тот, на ком был медальон, поймёт, что Велия его видела, ей угрожает опасность.

+4

68

Велия невольно поёжилась: пожалуй, ей стоит хорошенько повспоминать, было ли в этом типе ещё что-то запоминающееся, кроме медальона. Чем быстрее его найдут, тем лучше для неё и для князя.
- А он не мог вывесить медальон поверх одежды специально? Для привлечения внимания? – осторожно спросила девушка. – Пока его сообщник занимается шкатулкой, - и смутившись под пристальным взглядом Брунвальда Ингвара, - видеть дядю Бруни за работой, Велии довелось только однажды, ещё в детстве, когда они с Глертом и Локи угнали катер - пояснила:
- Когда князь взялся за крышку, мне показалось, что по ней пробежали искорки, такие бледно-зелёные, как светящиеся гнилушки на болоте. Они очень быстро промелькнули и пропали.
Девушка умолкла, насторожившись - в ту же минуту в дверь кабинета постучали и молодой уверенный голос произнёс:
- Послание капитану Ингвару от господина наместника. Срочно, - в ответ на разрешение войти в кабинет шагнул темноволосый Гиена в форме личного отряда Наместника Мэримара и, отдав честь, протянул Брунвальду запечатанный конверт. – Приказано дождаться ответа.
Похоже, Кавачо Дугар был изрядно обеспокоен: из вскрытого конверта на стол выпал желтоватый листок, явно вырванный из блокнота для заметок. На шероховатой бумаге были написаны всего три слова: «Едет “орбадорская змея“»

+4

69

Бруни непременно рассмеялся бы, если бы не напряжённость момента. Повертев листок в руках, он перевернул его и на обратной стороне написал: "Спасибо за предупреждение!" После чего взял из пачки бумаг чистый конверт, запечатал в него свой лаконичный ответ и протянул посыльному.

- Спасибо за службу, солдат, - сказал он. - Передай это Наместнику.

На самом деле, смеяться тут было нечему. Кто-то наверху решил, что Брунвальд Ингвар со своими обязанностями не справляется. Любопытно, почему именно такую помощь для него организовали? В этом есть какой-то особый смысл, или она сама напросилась, по каким-то своим соображениям? Ответа на эти вопросы у Бруни не было, но он и не стал ломать себе голову.

- Я еду в управление, - сказал он, и сунул сигарету в пепельницу. - Глерт! Из дома ни ногой! Стереги Велию. В дом никого не пускать, кроме знакомых. Я пришлю в охрану тех, кого вы знаете в лицо.

Он стремительно подошёл к запертому несгораемому шкафу, отпер шифровый замок, настроенный на "амулет узнавания", достал пару бумаг, и шкатулку, в которой хранил небольшой магический самострел. Это была вещица, которую вполне можно спрятать за пояс, или в карман, небольшая, с подогнанной под руку рукояткой из железного дуба. Бруни щёлкнул рычажком, и ему в другую руку выпала обойма на десять маленьких пулек. Выстреливали они за счёт хитро продуманной гильзы, в которой пряталась специально обработанная разрыв-трава. Радиус действия самострела был небольшой, метров двадцать, но обычно такие дорогие игрушки использовали для самообороны, и большой дальности тут не требовалось. Зато стальной наконечник пульки легко пробивал ляжку быка - не то, что человеческую грудную клетку. Бруни проверил, все ли патроны на месте, вставил обойму обратно, и зафиксировал предохранитель. Потом подошёл к Велии.

- Держи это при себе, - сказал он. - Думаю, ты такие видела. Не забудь: чтобы выстрелить, надо отвести предохранительный рычажок. - Он показал, как это делается, и вернул предохранитель на место. - И никому не показывай. Даже своей охране.

У Глерта глаза загорелись, когда он увидел знаменитый дядин самострел, сделанный по заказу одним знаменитым Рысьим мастером, но попросить подержать не решился. Это выглядело бы глупостью и ребячеством.

+4

70

Брунвальд Ингвар готов был поклясться, что никто кроме него, не читал записки наместника, но каким-то непонятным путём – воздушно-капельным, как простуда, наверное – новость стала известна и к его приезду в штаб-квартире управления уже царила атмосфера лёгкого обалдения, смешанного с насторожённостью.
Про «орбадорскую  змею» говорили всякое: что завтракает эта дама проштрафившимися подчинёнными, обедает – подследственными, а ужинает – и теми, и другими. А «везунчики», угодившие к ней на допрос, после одного взгляда встают по стойке «смирно» и рассказывают всю свою жизнь с подробностями и деталями, вспоминая даже давно и прочно забытые грехи. Теперь всему Управлению или его большей части предстояло личное знакомство с этой особой.

***

- Капитан Ингвар, - бархатный голос не спрашивал, а утверждал. – Добрый день.
На пороге кабинета стояло неземное видение: нежный овал лица, обрамлённый волнистыми золотисто-каштановыми локонами, ровные дуги бровей и густые ресницы, в тени которых прятались огромные ярко-голубые глаза. Таких женщин мужчины, подхватив на руки, уносят в цветущий сад, чтобы укрыть от всего мира, и остаются рядом – верными защитниками и оберегателями.
Видение улыбнулось и, пройдя к столу, протянуло руку с вдовьим браслетом на запястье:
- Ариана Хольте, - даже невысокому Брунвальду женщина была по плечо, но в тонких пальцах ощущалась скрытая сила.

+4

71

Если бы это чудное видение возникло перед Бруни в более спокойный отрезок его жизни, он несомненно был бы очарован. Но сейчас у него было не то настроение, поэтому поднявшись и пожав протянутую руку, он не перестал хмуриться. Разве что, отложил очередную папироску на край пепельницы.

- Сказал бы "добрый". Но это не так.

На столе, кстати, лежал рисунок, которым Бруни успел разжиться в картотеке. На рисунке был изображён тот самый медальон: клубок змееподобных тварей с чёрным камнем посередине.

Бруни жестом предложил Ариане присесть, но сам вышел из-за стола, и первым делом отправил содержимое пепельницы под крышку мусорного ведра.

- Сразу уточню. - Он предпочитал во всём быть последовательным, и не любил неясностей и недоговорок. - Вы должны заменить меня, или включиться в команду?

Сказать, что Бруни впервые в жизни попал в подобную ситуацию, было бы неправдой. Но тогда он был очень молодой, только начинал самостоятельную службу, и его просчёт был не таким радикальным. Хотя своё он тогда получил, и до сих пор это помнил. Сейчас же страдала безупречная репутация капитана Брунвальда Ингвара, начальника береговой разведки, которого до сих пор считали не то, чтобы непогрешимым, но достаточно опытным, чтобы ему можно было полностью доверять. Кто теперь ему доверится? Для Рыжего Лиса подобный вопрос был жизненно важным. Он не мыслил иной жизни, чем та, которую он вёл, и если его просто выкинут со службы - что он будет делать? Пойдёт в частные детективы?

Сейчас обо всём этом лучше было не думать, но наблюдательному человеку достаточно было поймать взгляд выразительных, до странности прозрачных глаз этого Лиса, чтобы понять, что делается у него в душе. Даже если он держит собственные чувства крепкой уздой, с которой не сравнятся даже Медвежьи Удила, способные укротить дикого тура.

+4

72

Ариана прекрасно понимала ситуацию в которой оказался Брунвальд Ингвар, и прямота Рыжего Лиса ей импонировала, особенно после длительного общения с вышестоящими – начальство, не высовывавшее нос из кабинета, предпочитало изъясняться как можно более расплывчато. Ситуация была такая, что в ближайшее время могли полететь головы – пока в переносном смысле, но вполне возможно, что и в прямом.
Женщина грациозно опустилась на предложенный стул и, прежде чем заговорить, активировала лежащий в кармане амулет тишины.
- Заменить вас мной, капитан Ингвар, было бы откровенной глупостью. Это ваша территория и ваши люди. Да они бы работали со мной, потому что так надо, но не могли бы доверять полностью.
Так что я здесь в качестве поддержки – очень весомой поддержки: все отчёты по этому делу пойдут напрямую к Князю-Хранителю, больше того, группе выдан открытый лист, разрешающий самые радикальные действия, вплоть до «жёсткого допроса»* и «права каторги».** Среди клана Лис не должно возникнуть смуты. 
И, полагаю, - Ариана чуть усмехнулась, - «змея» в команде будет полезна не только укусом, но и мозгами. Впрочем, помимо меня, будет ещё одно прибавление – представитель Ордена. Кто – не знаю.


*«Жёсткий допрос» - допрос с применением пыток для получения показаний.
**«Право каторги» - наказание, применяемое к виновным в самых тяжких преступлениях. Ссылке подлежит не только преступник, но и вся его семья.

+4

73

Бруни кивнул, благодаря за откровенность, и не стал уточнять, что в Мэримаре не церемонятся, когда нужно провести "жёсткий допрос", даже если не имеют на это особого разрешения. Вообще, с этими ограничениями на применение пыток вечно выходили недомолвки и едва ли не курьёзы. Считать ли применением пыток, если подследственному наставили синяков, чтобы сделался более сговорчивым и не дерзил? Некоторые несознательные личности просто-таки жаждали ткнуть полицейским в нос этим "у вас нет разрешения меня бить". Ну, и получали, само собой, чтобы уж точно избавиться от иллюзий насчёт своей неприкосновенности. Но, будем откровенны - это ведь не настоящие пытки, которые предусмотрены законом в процессе дознания. Как раз пытать по всем правилам Брунвальду ещё никого не приходилось, и он не возражал, чтобы так и дальше было. Но если надо - значит, надо.

- Дело за малым, - сказал он вслух. - найти подозреваемых.

Он взял со стола рисунок и положил его перед Арианой.

- Меня беспокоит то, что появился этот медальон. В совпадения я не верю. В то, что мёртвые встают из могил - тоже. Но тому, кто этот медальон видел, на человеке, рядом с трибунами, верю. Хотя... - Бруни достал из кармана плоскую коробочку с сигаретами, но так же машинально сунул её обратно. - Может, глаза отводили?

Он так и не сел за стол. Нервная энергия, которой у Брунвальда и в спокойном состоянии было хоть отбавляй, сейчас буквально не давала ему присесть.

+4

74

- Курите, не стесняйтесь, муж был заядлым курильщиком, так что я привыкла, - мягко произнесла женщина и, придвинув к себе рисунок, внимательно его изучила. – Насчёт того, что мёртвые не встают из могил, я с вами согласна, но, - отполированный ноготок стукнул по бумаге, - конкретно с этой вещью всё не так просто. Согласно официальным данным «Перечня изъятых и уничтоженных запретных амулетов», ежемесячно предоставляемых Князю-Хранителю, последнее «Змеиное око» было расплавлено в кузнице Ордена пятнадцать лет назад.
С подозреваемыми тоже не проще – можете смело записывать всех Старших князей нашего клана. А первым номером идёт род Эгейл. По крови именно к ним должна перейти власть в случае пресечения мужской линии рода нынешних Верховных Князей. Тем более, что их глава женат на сестре Верховного Князя.
Предоставив коллеге пищу для раздумий, Ариана внимательно огляделась: кабинет капитана Ингвара был небольшим и строго выдержанным: есть всё, что необходимо, но ничего лишнего. «Пожалуй, мне стоит обосноваться рядом. Совсем незачем стукаться локтями и дышать друг другу в затылок. И орденский должен уже прибыть. Итого – нас пока трое. Наверняка, капитан введёт в группу ещё кого-нибудь из своих».

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-09-19 19:19:39)

+4

75

Бруни действительно закурил, прежде чем продолжить. Заодно получилась короткая пауза, в которую он напряжённо думал, полуприкрыв свои всевидящие глаза веками, так что было невозможно понять, смотрит он на что-то, или нет. На самом деле он разглядывал Ариану. Он ведь был в курсе, в честь кого назвал свой корабль Эдмер Коноллан.

Наконец, Ингвар поднял голову, и пристально посмотрел на молодую женщину.

- Не согласен, - высказал он. - Ни один князь не пойдёт на физическое устранение правителя. Убийца не пройдёт Испытание. - Бруни сунул было сигарету в рот, но тут же вынул. - Но кто-то без ведома князей может хотеть сменить власть. Кто-то из их родственников.

Про "Змеиное око" ему пока нечего было сказать, поэтому Бруни промолчал. Он вообще не любил говорить просто так, ради сотрясения воздуха. Тем более, сейчас ему приходилось быть многословнее обычного, чтобы обсудить с Арианой суть дела.

- Я задействовал своих информаторов, - сказал он наконец. - В Мэримаре есть люди, которые незаконно торгуют враждебными амулетами и веществами. Если был заказ на вещество, которым отравили Верховного Князя, информаторы могут узнать. В среде торговцев все всегда знают, что продаёт сосед и кому. Если продавца уже не убрали, как свидетеля, - добавил Бруни, понимая, что на этот раз всё гораздо серьёзнее. Это ведь не "Драконий Зуб", и не "Зелёная Фея", а нечто радикальное, направленного действия.

Представителя Ордена Бруни и сам ждал с нетерпением, но пока тот не появлялся. Не исключено, что сразу же начал расследование, и сейчас рядом с раненым князем. Надо же определить для начала, чем именно на него воздействовали.

+5

76

- Конечно, - кивнула Ариана. – Прямо князь не может быть причастен к убийству, но  косвенно - вполне. Наверняка, любой из них хотя бы раз видел себя в мечтах во главе клана и вполне мог поделиться с родственниками мыслью: «Вот если бы я был Верховным Князем…», а кто-то из близких, в свою очередь, мог сделать из этой мысли определённые выводы, которые теперь принялся воплощать в жизнь. Поэтому нам придётся заняться не только князьями, но и их ближайшим окружением. Да, капитан, дело нам с вами досталось мерзкое: политика и покушение на убийство – хуже не придумаешь, даже если очень постараешься.
Что касается запретного вещества, - на чистом лбу женщины обозначилась напряжённая складочка, - это очень запутанный клубок, в котором нам с вами будет сложно разобраться. Не факт, что использовалось именно «зелье», то есть жидкая субстанция, возможно, порошок или мазь. Средство могли купить в Мэримаре, а могли и привезти с собой. Могли купить неоходимые ингредиенты и изготовить средство самостоятельно – тогда будет сложнее, особенно, если составляющие по отдельности не являются запрещёнными. В этом направлении, без представителя Ордена, мы будем тыкаться во все стороны, как слепые кутята.

+5

77

Бывают такие моменты в жизни, когда очень хочется сказать: "Всё! С меня хватит!" Политика, покушения... Наверное, до этого момента Бруни верил, что преступники - это те, кто перевозит контрабандой запрещённые вещества, крадёт кошельки, грабит прогулочные яхты - в общем, всё в разумных пределах. А тут - покушение на Верховного Князя! У него в голове не укладывалось, как на такое вообще можно было пойти.

- А что с женой князя? - спросил он неожиданно, и посмотрел на Ариану. - От чего она умерла?

Вопрос был не праздный, на эту тему никто не распространялся, а поскольку напрямую обязанностей Ингвара всё, что связано с семьёй главы клана, не касалось, он и не подумал любопытствовать. Сейчас же ему пришло в голову, что может быть, это как-то взаимосвязано, и клан Лисов намеренно и планомерно лишают руководства? Если так - то они рискуют со своим расследованием завязнуть ещё на самом начале. Или...

- Если тот, кто покушался на князя, приехал вслед за ним из столицы - его будет проще выследить, - добавил Бруни быстрее, чем Ариана успела бы ответить на его первый вопрос. - Где бы он ни составил зелье, он в городе чужак. Разведчики здесь всех в лицо знают. И по запаху могут определить.

Тут ему пришло в голову сказать про медальон, с помощью которого действительно могли "отвести глаза" охране, но вовремя поймал себя за язык. Нельзя было так суетиться. Всё нужно решать по порядку, даже если тебя лично это выводит из терпения.

+5

78

- Мы можем выстроить самую логичную и всё прекрасно объясняющую теорию, но без конкретных сведений, она так и останется словесным заключением, не более. Подождём первых сведений  - и от орденца, и от ваших информаторов, а пока, обрисуйте мне, пожалуйста, место происшествия, - Ариана придвинулась ближе к столу, внеся в атмосферу кабинета тонкую ноту лимонной свежести, смешанной с изысканно-прозрачным ароматом жасмина. И, чуть помедлив, произнесла:
- Несчастный случай на охоте. Погнавшись за оленем, княгиня оторвалась от основной группы, возглавляемой князем, возможно решила срезать путь. Тропа оказалась перегорожена упавшим деревом – за неделю до охоты прошла сильная гроза, были замечены многочисленные возгорания от молний. Княгиня послала лошадь на препятствие, но прыжок оказался слишком низким: кобыла споткнулась и рухнула вместе со всадницей. Княгиня не смогла сгруппироваться и покинуть седло, а в падении неудачно угодила виском на толстый корень – мгновенная смерть. Расследование проводили, но не было найдено никаких доказательств того, что смерть была подстроена.

+4

79

Бруни не успел высказать ничего в ответ на рассказ о гибели княгини, потому что в дверь кабинета кто-то громко стукнул, один раз, но очень тяжеловесно, и не дожидаясь ответа в кабинет ввалилась парочка, достойная отдельного описания. Первый визитёр оказался высоким, тощим Гиеной лет за сорок, с острым, горбатым носом и бритый наголо. На лысине его вместо волос красовалась затейливая татуировка в виде вьющихся лиан, сделанная очень тонко, переплетающимися линиями и сеточкой прожилок на резных листочках. Один такой лист кокетливо спускался на висок Гиены, а тщательно прорисованный усик вьюнка змеился по щеке вниз и уходил кончиком за ухо.

Гиена был одет в облегающие кожаные штаны, видавшую виды шерстяную рубашку с засученными рукавами, и безрукавку. За широким поясом торчали метательные ножи. Чёрные глаза Гиены смотрели прямо и дерзко.

- Слушай, Медвежонок!.. - начал он, но увидел Ариану, и тут же расплылся в улыбке, так что всё его худое лицо собралось складочками. - Опа! Похоже, мы не первые, - добавил он, широко разведя руками, словно собрался обнять прекрасную незнакомку.

Второй посетитель, ввалившийся вслед за первым, был Рысем, коренастым и крепким блондином, ниже Гиены почти на голову, но всё равно порядком выше Ингвара. В руках у него почему-то была подкова. Гладко выбритая, круглая физиономия Рыся, просто излучала нечто простоватое и наивное, хотя возраста он был примерно такого же, как его приятель. Нет нужды говорить, что он уставился на молодую женщину как на волшебное видение, и даже рот приоткрыл. Рыси вообще были созданиями влюбчивыми, и просто не могли оставаться равнодушными к противоположному полу. Рысь, кстати, одет был лучше своего приятеля, в добротную шерстяную куртку с вышивкой, из-под которой выглядывала шёлковая серая рубашка со стоячим воротником, украшенным цветным бисером. Его кожаные штаны выглядели новее, и сам он мог бы вполне сойти за человека аккуратного.

- А я-то... - начал было он, поднимая руку в сторону Арианы, но Гиена тут же стукнул его по кисти ребром ладони.

- Повежливее! - предупредил он. - Я - не я, если перед нами не госпожа Хольте собственной персоной!

Бруни глянул на них обоих, и приятели спешно встали рядом, как на смотру.

- Мои коллеги, - представил их Ингвар. - Рамон Терсеро из клана Гиен, и Стейнмод Хьёрлейв из клана Рысей. Я вызвал их, как хороших специалистов, чтобы помогли в расследовании.

- Мы крайне счастливы! - Гиена прижал широкую ладонь с длинными пальцами к груди и торжественно поклонился. Рысь оглянулся, куда бы деть подкову, не нашёл подходящего места, спрятал её за спину и повторил жест приятеля.

Когда после совершеннолетия и окончания военной академии Брунвальд Ингвар пришёл служить в морскую разведку, его сперва прикрепили к группе, в которой уже служили Терсеро и Хьёрлейв. Вообще, Рыси редко суются в морскую стражу. Стейнмод (или просто Стен) ненавидел море, не умел плавать и относился к любой воде подозрительно, но успешно подавлял в себе ненужные эмоции, и в команде работал хорошо, даже отлично. Рысь - это больше подспорье. Они не такие сильные, как Медведи, ствол вековой сосны на плечо не закинут, как тросточку, но в сравнении с представителями других кланов, Рыси всё-таки были очень сильными. Для того, чтобы легко поднимать свой вес по отвесной скале, нужны не только Магические Когти, но и элементарная физическая сила. А уж прыгнуть вверх на несколько метров с человеком тяжелее себя на плече - это и вовсе было под силу только Рысям. Так что в патруле Рысь исполнял роль физической поддержки, пробивной силы и устрашающего фактора, и иногда одного его появления хватало, чтобы противник пал духом и сдался.

Рамон же был типичным Гиеной, хорошим служакой, верным товарищем и умным человеком с недюжинными аналитическими способностями. Эти двое с самого начала взяли юного Лиса под своё покровительство, и через некоторое время троица уже наводила ужас на окрестных контрабандистов и торговцев запрещёнными амулетами. То, что Бруни быстро пошёл на повышение, его приятелям даже нравилось, и они гордились тем, что теперь Медвежонок занимает важный пост, хотя сами так и оставались простыми служаками. Разве что, Гиена стал командиром в своей десятке. Но Рысь в карьерном росте и вовсе не нуждался, ему просто нравилось работать в команде.

+3

80

- Вы совершенно правы, господин Терсеро, я – Ариана Хольте. Приятно познакомиться с вами, и с вами, господин Хьёрлейв, - к типично мужской реакции на собственную персону, продемонстрированной только что Рысем и Гиеной, Ариана уже давно привыкла, поэтому ничего больше, кроме обычного приветствия, вслух не произнесла, но подарила членам команды капитана Ингвара дружескую улыбку. Им, как минимум, неделю работать вместе, так что границы лучше определить сразу.
Наверняка, они сейчас пытались угадать, чем именно госпожа Хольте заслужила своё прозвище, однако, этого Ариана не собиралась объяснять и, тем более показывать, без крайней необходимости. Однако, чутьё уверенно подсказывало женщине, что в нынешнем деле такая ситуация вполне возможна.
- Есть свежие данные, - мгновенно перейдя на рабочий лад, сообщил Гиена. – Вчера, через два часа после полуночи, в Мышковке* случился пожар. Вот что интересно – «Пьяный осьминог» занялся сразу со всех сторон и сгорел дотла, очень быстро. Сейчас тех из посетителей, кто успел дать дёру, трясут наши информаторы на предмет детальностей, но похоже, вместе с трактиром сгорел и хозяин.
«Пьяный осьминог», - пояснил Рамон Терсеро, вспомнив о том, что госпожа Хольте не местная, - заведение, где торгуют не только выпивкой и закуской. Его хозяин – Тир Хвост – мог достать почти любое зелье, и продать для приготовления всё что угодно, даже свою тёщу.   


*Мышковка - кварталы, где проживает беднейшее население Мэримара, а также личности, имеющие трения с законом. Весьма опасное место, где можно лишиться не только кошелька, но и головы.


+4

81

- Ну, хоть что-то, - прокомментировал доклад своего подчинённого Бруни. - Найдите Мадам Агату.

- Это содержательница борделя, - пояснил для госпожи Хольте Гиена.

Ингвар косо глянул на него, но решил не делать замечаний. Он был и сам в состоянии объяснить всё, что нужно, но его старый друг как привык считать Лиса младшим в их компании, так и лез вперёд, из боязни, как бы Бруни чего не попутал и не забыл сказать.

- Хвост был её близким другом, - невозмутимо продолжил Ингвар. - Если она хоть что-то слышала или знает, она расскажет. А не расскажет - так выведет на тех, кто мог избавиться от Хвоста.

- Из личной мести, - снова пояснил Рамон, подмигнув непонятно кому.

- Где представитель Ордена?

Этот вопрос Бруни собирался задать с самого начала, но как-то всё само пошло в другую сторону.

- Так он, это... - Рысь хихикнул, но Гиена толкнул его в бок. - Он вроде как тут, но наверное двери перепутал.

- Не до шуток! - разозлился наконец Бруни. - Найдите и приведите!

Приятели тут же выкатились наружу. Ингвар провёл рукой по лбу, и с каким-то внутренним сомнением посмотрел на Ариану.

- Не судите их по этим выходкам, - сказал он. - Парни отлично знают своё дело.

И подумал: "Самое время было об этом сказать! Про тебя тоже до сегодняшнего дня думали, что ты знаешь своё дело. Поколочу этих двоих! Честное слово, поколочу!"

+4

82

Дверь распахнулась настежь, не дав Ариане ответить, ударилась о косяк и внутрь кабинета ворвался кипящий от возмущения вихрь:
- Это что за безобразие!! Я человеческим языком объяснила, что мне нужен лично капитан Ингвар, по важному делу, а остолопы у входа начали меня мариновать, как селёдку в бочке.  Бруни, разберись с ними сию же минуту, я  долго ждать не могу, ты же знаешь!
Полная праведного негодования Чёрная Лиса гневно сверкнула карими глазами и так энергично взмахнула веером, указывая в сторону «остолопов», что со стола у капитана от поднятого ветра слетела пара подписанных заявлений об отпуске, которые теперь, во время черезвычайного положения, подлежали отмене.
Мадам Агата обворожительно улыбнулась капитану, и поправив крошечную шляпку-таблетку, чудом удерживавшуюся на гриве рыжевато-каштановых кудрей, приземлилась на свободный стул, открывая Брунвальду прекрасный обзор своего декольте, а посмотреть там было на что – содержательница «Цветка граната», самого дорогого борделя Мэримара, по праву считалась одной из обольстительнейших женщин города и, несмотря на отнюдь не юный возраст, давала сто очков вперёд, как минимум, половине своих девочек.
- Капитан Ингвар, - взгляд женщины сделался холодным и пристальным, - я располагаю важной информацией, относительно поджога трактира «Пьяный осьминог», произошедшего нынешней ночью и желаю дать показания. Тира я этим гадам не прощу!

+3

83

"На ловца и зверь бежит", - подумал Бруни, но вслух этого не сказал. Привычно не поддавшись на обаяние очередной особы женского пола, он обошёл стол, взяв со столешницы коробочку с папиросами, и присев на край, совсем рядом с посетительницей, сосредоточенно вытащил одну папироску, и принялся мять её в пальцах, словно ему показалось, что лист табака свёрнут недостаточно ровно.

- Дознаватель Хольте! - официально обратился он к Ариане, хотя по его позе на краю стола нельзя было и заподозрить никакой официальности. - Позвольте представить вам мадам Агату, хозяйку и содержательницу борделя под названием "Цветок Граната". - Он сунул наконец папироску в рот, и прикурил. И только после этого посмотрел на госпожу содержательницу. - Так что там насчёт поджога?

Бруни слегка покровительствовал содержательницам борделей в портовой зоне. Эта зона сама по себе делилась на несколько районов, и "Цветок Граната" стоял в самом фешенебельном. Можно не любить проституток, и не пользоваться их услугами, но по крайней мере, под присмотром полиции, они ведут себя осмотрительно, и не пополняют свой промысел воровством или другими схожими преступлениями. То, что Мадам Агата обращалась именно к Ингвару, было закономерно, и не только потому, что он возглавлял всю Береговую Разведку, но и потому, что он был в относительно хороших отношениях именно с этой шикарной содержательницей. Порой он мог даже прикрыть некоторые делишки, случайно связанные с её борделем, если понимал, что лишний шум не сделает лучше. Но всё-таки Брунвальду не очень нравилось афишировать своё покровительство. Это могло породить ненужные толки.

Так что делать выводы Ариане надлежало самой.

+3

84

- Госпожа дознаватель, - мадам Агата окинула Ариану внимательным взглядом, похоже, тоже кое-что слышала об «орбадорской змее». Врочем, это было совсем неудивительно: её девочки славились на весь Мэримар и, при необходимости, могли разговорить даже пень. Иногда из «Цветка Граната» приходила такая информация, что капитан Ингвар вместе со всей командой могли только удивляться и чесать в затылках: в постели красивой и умелой женщине выбалтывалось такое, о чём дознавателю не рассказали бы и под страхом смертной казни.
- Мадам, - Ариана ограничилась лёгким кивком, но все нужные выводы определённо сделала, и приготовилась слушать – очень внимательно.   
- Поджог, это – избавление от свидетеля, - мадам Агата щёлкнула замком элегантной красно-коричневой сумочки, вынула посеребрённую сигаретницу с изящным вензелем на крышке и, достав из неё тонкую дамскую сигарету, закурила – к потолку поднялась тонкая струйка дыма, приятно пахнущего вишней и корицей. – Тир пришёл вчера в восемь вечера, как обычно, через чёрный ход. Он у главного входа никогда не показывался. Я в зале была с девочками – ожидался очень важный клиент, да и время самое рабочее, когда лучше за всем приглядеть лично – мало ли что…
И вдруг прибежал Рисс – поварёнок с кухни, сказал, что повар просит срочно зайти. Корис – человек серьёзный и понимающий, по пустякам беспокоить не станет. Я пришла, а Тир сидит за столом бледный, аж в прозелень, и второй стакан «огненной» допивает залпом, как воду, без закуски. Я рядом села, спрашиваю: «Что случилось?» Он на меня посмотрел – взгляд, знаешь, - Агата умолкла, задумавшись, - как будто Тир знакомого встретил, который лет десять как помер, и говорит: «Правильно ты говорила, бросать надо все эти зелья Тварям под хвост! А я, идиот, на деньги польстился и…». Потом замолк, по волосам меня погладил и сказал: «Извини, милая, зря к тебе пришёл. Уйду сейчас. Только обещай, если что случится, отдашь это Бруни прямо в руки и никому другому. Он-то их точно найдет». Меня от его слов просто к стулу приморозило, в ответ кивнуть смогла и всё, а Тир встал и вышел.
Дура я, не остановила его, - Агата смяла сигарету, - теперь только отомстить смогу. Обещание выполняю, вот возьми, Бруни, - запечатанный конверт появился на столе молниеносно, будто кролик из шляпы фокусника. – Что там не знаю, не читала.

+3

85

Ингвар взял со стола конверт, по привычке сперва принюхался, и только потом вскрыл. Просмотрел содержимое - и протянул Ариане.

Это была слегка помятая афишка:

"Разыскивается преступник
Сорес Ледо
кличка: Химик"

Дальше следовала отпечатанная в типографии фотография, а под ней грифелем наискось подписано: "Это он!"

- Читать особо нечего, - признал Бруни. - В нашей картотеке он есть. Значит, он в Мэримаре.

Разведчик пожал плечами и повернулся к мадам Агате.

- Спасибо за помощь. - Какая-то доля сомнения в его голосе присутствовала. - Надеюсь, понятно, что если бы Тир был жив - он сел бы очень надолго. - Это был не вопрос, а утверждение.

Бруни уже обдумывал план действий. За парнем с афишки охотились давно, и безуспешно. Наверное, каждый разведчик льстил себя надеждой, что именно ему выпадет отыскать знаменитого Химика, хотя следовало бы надеяться на другое: на то, что этот парень никогда не попадётся на твоём пути. Он погубил многих, умел так мастерски смешивать амулеты и зелья, что убить мог в первую же секунду - стоило ему хоть что-то заподозрить. Разумеется, он покупал ингредиенты для своих смесей и ядов у многих торговцев, и их не трогал, хотя бы потому, что иначе с ним перестали бы иметь дело. Но Тира-то он убил. Значит, тот не вовремя понял, во что ввязался.

Брунвальду не раз приходило в голову, что наверное, следует просить Равновесие, чтобы этот тип никогда не появился в Мэримаре. Жалко было своих людей. Но если на то пошло - лучше будет, если он сам найдёт гада. Всего этого он вслух не сказал, но явно что-то обдумывал, уйдя в себя и не обращая внимания на присутствующих в кабинете женщин.

+3

86

Афишу и фотографию Ариана окинула взглядом и отложила, сделав в памяти первую заметку: «Если Химик избавился от свидетеля, значит, Хвост, наверняка, понял или узнал что-то такое, что могло помешать планам Ледо. И уж точно он должен был оставить хотя бы подсказку». Плотный, чуть желтоватый конверт заинтересовал женщину гораздо больше: повертев его в пальцах, помяв краешек и даже попробовав на зуб, Ариана взяла со стола нож для вскрытия писем и аккуратно соскребла остатки печати. Тщательно расправив загнутые части, выложила бывший конверт на стол:
- Как вы думаете, капитан, почему Хвост не взял для отправки письма обычный конверт, а сделал его сам? – плотно, с нажимом, прижала палец к бумаге, потом поднесла его к носу и обернулась к мадам Агате, уже поднявшейся со стула – содержательница борделя явно посчитала свой долг перед покойным любовником выполненным и собралась уйти. – Скажите, мадам, господин Хвост любил молоко?
- Молоко? – слегка ошарашенно уточнила мадам Агата и покосилась на Брунвальда, спрашивая взглядом: «У этой дамочки с головой всё в порядке?», но ответила быстро:
- Терпеть не мог, особенно тёплое.
- Отлично, - Ариана улыбнулась довольно, словно кошка, сцапавшая жирную мышь и сделала Брунвальду незаметный знак на жестовом языке Разведчиков: «Нужен огонь!».
Прежде чем проявлять тайное послание покойного Хвоста – умный всё-таки был мужчина, да по кривой дорожке пошёл – следовало выпроводить мадам, но пояснение можно было дать сейчас.

+3

87

Бруни считал, что чем меньше рядовые граждане знают о делах разведчиков - тем лучше для самих граждан, поэтому тут же ненавязчиво подхватил мадам Агату под локоть и проводил до двери.

- Спасибо за помощь! - сказал он, выпроваживая посетительницу. - Я сообщу, когда найдём убийц.

После чего он с чистой совестью закрыл двери, и вернулся к столу. Вытащив из ящика подставку, позади которой был укреплён керосиновый резервуар с несколькими фитилями, он достал спичку и зажёг огонь. Теперь можно было положить письмо на подставку - и бумага равномерно прогревалась, пока на ней не проступили буквы ещё одного послания. Ингвар подождал несколько секунд, а потом снял бумагу с подставки, чтобы она не начала тлеть от жара, и протянул Ариане.

- Этому парню нужно было сразу в полицию идти, - сказал он при этом. - Был бы жив. Хотя и в тюрьме. Если уж он так боялся, что делает что-то не то...

Пока его подчинённые выискивали по всей Управе, куда подевался специалист из Ордена, Ингвар достал ещё одну сигарету и снова закурил. Вообще-то это было многовато даже для него, но Лис ощущал какой-то внутренний разлад, и никак не мог заставить себя полностью успокоиться. Что-то ему не нравилось, чисто подсознательно, и он слушал это своё чувство, ища причину. Пока не мог найти. Почему-то сам текст послания он предпочёл сперва предоставить прочесть своей коллеге. Ему самому достаточно было беглого осмотра, пока проявлялись буквы, написанные молоком на бумаге.

Бруни терпеть не мог ощущения беспомощности. Это было самое неприятное из всех чувств. Боль можно стерпеть, рано или поздно она прекратится, а вот когда ты реально ничего не можешь сделать - это тяжело. И почему-то на этот раз Ингвара не оставляла мысль, что при любом повороте дела ему придётся уйти с поста капитана разведчиков. Почему? Он сам пока не знал. Но по его мнению, это было правильным решением. Хотя сперва он должен довести дело до конца и найти злоумышленников. Или злоумышленника... Хотя нет, за таким покушением должна была стоять целая организация.

- Как вы относитесь к тому, чтобы осмотреть злачные места этого города? - спросил он неожиданно, посмотрев на Ариану.

+3

88

- М-м? – рассеянно переспросила Ариана, не отрываясь от бумаги. Можно было подумать, что госпожа дознаватель получила любовный мадригал или сонет, воспевающий её красоту в самых изысканных выражениях.  – Можно перо? – получив требуемое, вытянула из кармана блокнот и, открыв его на первой странице, начала переписывать что-то с послания покойного Хвоста.
Наконец, почесала кончиком пера нос, и посмотрев на Брунвальда с льдисто-топазовым блеском в глазах, выдала:
- Честное слово, окажись этот Хвост здесь, я бы его расцеловала, а потом прибила. Он умудрился перечислить всё, что Химик у него купил. Кое-что я знаю: в Столице каждый год для дознавателей проводят курсы повышения квалификации по ядам и одурманивающим веществам, но я понятия не имею, как все это с друг другом можно сочетать и что в итоге должно получиться. Капитан, нам срочно нужен представитель Ордена. Похоже, вот это – Ариана кивнула на коричневый столбик названий, тянущийся до самого низа страницы и продолжающийся с другого края, - новая разработка Химика. И если кто-то способен разобраться в ней, кроме создателя, то это Орденцы. Возможно, нам придётся привлечь Декана.
Злачные места, говорите? – уточнила женщина. – Неплохая мысль. В каком статусе пойдём – официально или под легендой? Мне понадобится свободный кабинет и десять минут.

+3

89

- Соседний кабинет свободен, - ответил Бруни, тут же достав из ящика ключ от соседнего помещения и отдав его Ариане. - Думаю, что пойти лучше неофициально, но я намерен взять с собой бригаду. Для подстраховки.

Несмотря на то, что Бруни служил в Мэримаре всю сознательную жизнь, далеко не все знали его в лицо. Город сильно разросся за последние пятьсот лет, и сейчас в нём проживало столько народу, что уже нельзя было сказать: все друг друга знают. А если включить ещё предместья, пригороды и ближайшие поселения - цифра и вовсе окажется заоблачная. Благо, Мэримару было куда разрастаться. Стоял даже вопрос о том, чтобы открыть филиал Управления в одном из крупных пригородов, к Северу от города, чтобы разделить службы и усилить полицию.

Самому Бруни необязательно было переодеваться, или как-то ещё менять внешность. Когда хотел - он умел быть незаметным, а форменную одежду, как и большинство полицейских, надевал только по большим праздникам. Так что, заезжая домой после гонок, он успел переодеться в обычную шерстяную рубашку и слегка полинявшие синие брюки из крапивного волокна. В общем, выглядел он сейчас, как обыкновенный работяга из предместий.

- Насчёт представителя Ордена, - начал было Бруни, но тут в двери постучали и внутрь ввалились уже знакомые Ариане Рамон со Стеном, втащив под руки высокого Чёрного Лиса весьма экзотической наружности.

Лет ему было не больше, чем Ингвару, но всклокоченные тёмные волосы, худая физиономия и красные от постоянного недосыпа и возни в своей лаборатории глаза делали его старше. Худобу его можно было бы признать болезненной, если бы этот Чёрный Лис не оказался на редкость энергичным. Высвободившись из рук полицейских, он одёрнул свой тёмный, видавший виды пиджак, из кармана которого торчал и развевался угол носового платка, увидел в кабинете молодую женщину - и тут же приосанился.

- Что ж вы не предупредили! - воскликнул он, и тут же двинулся на Ариану, словно пущенный под откос паровоз. - Рад, весьма рад! Чем могу быть полезен?! - При этом он успел завладеть её рукой и несколько раз горячо поцеловать. - Бруни! тебе нельзя оставаться в обществе красивых женщин, у тебя жена есть! Итак, госпожа, чем я могу оказаться вам полезен? Ах, да, я забыл представиться: Юстэс Дерик, дознаватель Ордена и специалист по анализу всяких враждебных штук. Вы ведь меня ждали, не так ли?

В отличие от капитана Ингвара, местный спец по амулетам был крайне разговорчивым, и судя по лёгкому беспорядку в одежде, и по тому, сколько времени он не мог попасть в кабинет капитана, рассеянным.

+3

90

- Вы совершенно правы, господин Дерик, мы вас очень ждали, - дознавателя Ариана оценила сразу – «учёный муж, подвид “фанатик обыкновенный“». Именно то, что нужно – увидит список Хвоста и загорится так, что поесть и поспать его придётся тащить за шиворот. - Капитан Ингвар введёт вас в курс дела, а я, с вашего позволения, господа, ненадолго удалюсь.
Женщина подхватила сумку, ожидавшую хозяйку под стулом – при работе дознавателя где только не доводится побывать, случаются и ситуации «с корабля на бал», так что всё необходимое у Арианы имелось при себе – и вышла.
Последним, что она услышала, закрывая за собой дверь, было восклицание дознавателя Деррика: «Весьма интересно!» 
В кабинете, предоставленном в её распоряжение капитаном Ингваром, Ариана первым делом вынула из сумки одежду и прикрепив к рубашке и юбке по амулету-отпаривателю, села за стол. Из недр сумки госпожа Хольте вынула круглое зеркало в серебряной чеканной раме из переплетённых трав и косметический набор – рисование лица было тонким, требовавшим терпения и точности, искусством.
Ровно через десять минут и уткнувшийся в послание Хвоста дознаватель Деррик, и Рамон со Стеном, устроившие небольшой мини-совет во главе с Бруни, обернулись на шорох двери и синхронно уронили челюсти, глядя на впорхнувшее в кабинет создание.
Голубые глаза, чем-то неуловимо подчёркнутые, стали больше и ярче, тронутые алой помадой губы наводят на грешные мысли. Волна золотисто-каштановых кудрей разметалась по точёным обнажённым плечам, белоснежная блузка с пышной оборкой надета низко, открывая верхнюю часть груди, а алая юбка чуть выше колена, не скрывает ног.
- Господа, - томно пропела преобразившаяся в портовую девицу Ариана, - платить девушке за услуги будете вскладчину или каждый отдельно?

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-10-15 18:57:20)

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Об одном приключении 500 лет спустя