В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Об одном приключении 500 лет спустя


Об одном приключении 500 лет спустя

Сообщений 31 страница 60 из 107

31

Парень сперва опешил, но моментально вошёл в вкус, и ответил на её поцелуй. Он мог поклясться, что это куда приятнее, чем целоваться с другими девушками, но вовремя сообразил, что лучше ничего такого вслух не произносить. И вообще, лучше помолчать, и продолжить. Что он и сделал. По счастью, его опыт с девушками дальше поцелуев ещё ни разу не дошёл, поэтому он оставался неопытным, и если так можно выразиться, достаточно чистосердечным, чтобы и не посметь даже подумать о чём-то большем с Велией. Он просто предавался ощущениям, обнимая подругу, на которую и без того уже много лет было направлено всё его внимание. Просто сейчас к этому вниманию прибавились некоторые интересные детали...

Служанка - бойкая Лисичка средних лет, заглянула было в спальню, чтобы проверить, спит ли девушка, или можно принести ей завтрак. И увидела... То, что увидела, в общем. Ничего не говоря, и совершенно бесшумно, она удалилась, прикрыв двери достаточно ловко, чтобы целующаяся парочка ничего не заметила. Улыбнулась каким-то своим мыслям и пошла обратно в кухню. Почему нет? Глерту она желала только добра, а такой невесты, как Велия, поискать - не найти. "Не хухры-мыхры", как верно заметил Брунвальд Ингвар.

*  *  *

"...- Командир Коноллан! Командир Коноллан! - Дежурный мчался со всех ног по мосткам в причалу, и размахивал руками для пущей убедительности. - Командир Коноллан!
Эдмер начал уже разворачивать катер, но своим Лисьим слухом услышал вопли и оглянулся. А заметив взволнованного дежурного, перевёл двигатель на холостой ход и поднялся из-за штурвала.
- Что случилось? В чём дело? - крикнул он, недовольный тем, что его задерживают.
- Командир Коноллан! - Пожилой Чёрный Лис подбежал к самой кромке причала и остановился, отдыхиваясь. Он уже миновал тот возрастной рубеж, когда подобная беготня легко даётся. - Только что сообщили: установлены имена тех детишек, что на катере ушли. Это... - Он запнулся, глядя на Эдмера каким-то затравленным взглядом.
- Ну! - рявкнул тот, чувствуя, что внутри как-то похолодело от нехорошего предчувствия.
- Это Локи Дугар из клана Волков, Глерт Ингвар, и... Велия Коноллан.
Не выругаться Эдмеру удалось только по одной причине: на службе он приучил себя не гневить Равновесие. "Вот оно что!" - только и подумал он, и не говоря ни слова, вернулся за штурвал, с места выжав скорость, так что причал закачался от резвой волны.
Чему тут удивляться? Они с Бруни дежурили каждый по две смены. так сложились обстоятельства, и ничего необычного в этом не было, кроме того, что они оба не были дома больше суток. Поэтому и не знали, что происходит.
Эдмер злился. Дражайшая супруга наверняка подумала, что Велия заночевала у Ингваров, и даже не позаботилась о том, чтобы послать кого-нибудь уточнить, так ли это. А жена Брунвальда? Она-то наверняка подняла переполох, когда двенадцатилетний племянник не явился домой ночевать, но могла "поберечь мужнины нервы" и не сообщить ему, понадеявшись, что Глерт где-то у друзей. Ей могло и не прийти в голову, что искать надо в море.
"Бруни тоже не знает, - убеждённо подумал Эдмер. - Иначе сразу бы передал. Мои-то нервы он точно не стал бы беречь, тем более, что это бесполезно".
Он мчался вдоль побережья, держась на расстоянии от прибрежной полосы. Катер швыряло из стороны в сторону, и приходилось следить, чтобы тебя не понесло на камни. Кусая губы, Эдмер чувствовал, что его охватывает отчаяние...
...
Бруни соскочил с носа катера на песок, и пришвартовал его на расстоянии от своей находки. Шторм приближался, и не хотелось, чтобы оставленные на берегу катера разбились друг о друга. А затягивать их далеко на сушу - не было времени. Да и не справиться с такой задачей одному.
Подойдя ближе, Бруни заметил, что новенькая, блестящая посудина, покрытая сине-серебристой краской уже почти что "уплыла". Привязали её наспех и неумело, и волны постепенно стягивали её в воду. Покачав головой, Бруни подхватил конец верёвки и уже собрался поискать подходящий для швартовки камень, но вдруг остановился. Нос Лиса почуял знакомый запах. Не спеша соглашаться со своей догадкой, Бруни шагнул к катеру и наклонившись, принюхался. Лицо его окаменело, а внутри, под рёбрами, зашевелился неприятный, холодный ком.
- Только этого не хватало... - пробормотал он, оглядывая катер и пустынный берег. - Куда ж вы делись?.."

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-06 11:47:55)

+5

32

Под шагами вошедшего в кабинет Медведя жалобно запели доски пола. Эдмер поднялся навстречу старому приятелю и, обменявшись рукопожатием, в очередной раз вспомнил их общую шутку:
- Бьорн, если свалишься на нижний этаж, оплачу только лекаря.
- Да ты мне ещё и приплатить должен за проверку, а то в один прекрасный день сам вниз рухнешь вместе со столом, - Медведь тряхнул тёмно-каштановой гривой, удобно устроившись в массивном дубовом кресле, набитом конским волосом, с обивкой из толстой мягкой шерсти, и вынул из-за пазухи кожаную сумку, а уже из сумки – плоский квадратный футляр чёрного бархата и положил на стол. – Вот, как ты и просил.
- Денег хватило? – деловито спросил Эдмер, подвигая футляр к себе, но не торопясь открывать.
- Более чем, - Вебьорн улыбнулся, прищурив серые глаза. – Твой родственник был в восторге, когда рисунок увидел, сказал, что если он это сделает, то может с чистой совестью считать, что прожил жизнь не зря. И даже кое-что от себя добавил – в подарок.
Спрашивать, кому предназначалось содержимое футляра, Вебьорн не стал – и так ясно, что дочери. «Право жаль, что Эдмер – Лис, будь приятель одноклановиком, сегодня же отправил бы своего старшенького просить руки Велии», - подумал Медведь. Что же касается супруги, то по мнению Вебьорна, Эдмеру следовало бы прописать госпоже Алисии курс лечения от мигреней – розгой по мягкому месту. Но его никто не спрашивал, поэтому умную мысль Вебьорн оставил при себе, а предложение выпить горячего вина с пряностями принял с удовольствием. Самое то, по нынешней погоде.

***   

Велия осторожно отстранилась, прерывая поцелуй, на минуту прижалась щекой к щеке Глерта и грациозно соскользнула с его колен. Обострённой женской интуицией Лисичка поняла, что лучше не торопить события и пока оставить всё как есть. Главное, что Глерт уже начал воспринимать её не только как подругу детства и товарища по увлечению, но и как девушку – сейчас этого вполне достаточно.
- Подождёшь меня в коридоре? – снова соорудив из одеяла некое подобие кокона, позволяющее ходить по комнате, Велия прошествовала к стулу с платьем. – Я оденусь и выйду.
Ответом стал почти неслышный шорох закрывающейся двери.
Велия улыбнулась, потрогала лиф и подол платья и, убедившись, что оно высохло, прошла в ванную комнату. Там, на небольшом столике, Велию дожидался свежий кусок мыла, пушистое полотенце и зубная щётка. Умылась девушка быстро – львиную долю времени заняло тщательное изучение синяка в настенном зеркале. Примочка, наложенная тётей Эйприл, оказалась чудодейственной – вчерашней зловещей синевы словно и не бывало, ссадину уже затянуло новой кожицей и самое большее, к завтрашнему утру, синяк обещал исчезнуть совсем. Но девушка всё же не стала заплетать волосы в косу, а перекинула их через плечо и, зачесав так, чтобы спрятать левую сторону лица, скрепила заколкой-бабочкой.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-03 17:29:28)

+5

33

Глерт дожидался её снаружи, подпирая спиной стенку коридора. Завидев Велию, он тут же подошёл. Кстати, он уже был в своей любимой рубашке, сшитой "по последнему фасону" - швами наружу. Этот стиль подразумевал нечто небрежно-хулиганистое, разбитное, и Глерту он нравился. Хотя, к одежде в целом он был непритязателен.

- Завтрак уже готов, и тётя, похоже, хочет, чтобы мы уничтожили месячные запасы продуктов в этом доме, - сказал молодой Лис, скопировав кривоватую дядину ухмылку.

Брунвальд Ингвар стал криво ухмыляться после того, как ещё в юности попал под горячую руку одного пьянчуги-Медведя. Тот ухитрился сломать Лису челюсть и повредить какой-то нерв, из-за чего у Бруни мышцы с одной стороны лица работали чуть медленнее, чем надо. Глерту почему-то улыбка дяди очень нравилась, и он втайне учился перед зеркалом улыбаться так же, пока не довёл свой навык до полного автоматизма.

- Тётя сказала, что дядя должен был зайти к вам домой, и сказать, где ты, - вспомнил Глерт. - Слушай, а тебе идёт это платье! Ты пойдёшь на приём у губернатора, который будет перед Большим Призом?

Всё сейчас крутилось вокруг этого Приза, хотя сейчас Глерт думал не только об этом. Он смотрел на Велию какими-то новыми глазами, и она ему нравилась. Если учесть, что они с детства были единомышленниками, и даже время от времени ввязывались в рискованные авантюры, у них ведь было много общего. И это радовало.

*  *  *

"...Стемнело. Пустынное шоссе заливал частый, холодный дождь. Ветер гнал тонкую плёнку воды по блестящей поверхности идеально уложенного асфальта. Бруни отогнул край капюшона и огляделся. В такую погоду, почти сутки спустя, трудно было уловить какие-то запахи, но он точно определил, что ребятишки шли именно сюда.
Неподалёку, сквозь пелену дождя, светились жёлтыми пятнами два окошка. Там была автобусная остановка, и скорее всего, рядом с ней, по традиции, стоял маленький магазин-кафе. Дальше, в сторону города, должен был располагаться посёлок, название которого Бруни почему-то никак не мог вспомнить. Что-то простое, вроде "Лощины", или "Ложбины"...
Магазинчик, конечно же, был круглосуточным. Поднявшись на крыльцо, Бруни толкнул дверь. На звук колокольчика в освещённое помещение вышла фигуристая девица, из Рыжих Лисов, и почему-то из-под руки посмотрела на позднего посетителя. Вдруг взгляд её изменился, она выскользнула из-за прилавка, и раскинув руки, бросилась к нему.
- Медвежонок! Ты откуда здесь?!
Она обняла его за шею и поцеловала. Бруни поддержал девицу за талию, широко улыбнувшись в ответ. Дурацкое прозвище он получил в юности, из-за своего Медвежьего имени, совершенно не соответствующего невысокому худощавому Лису.
- Гайя?! Я - с моря. А вот ты откуда здесь? - вернул он вопрос. - Ты ж уехала с этим... В Линесдаль.
Она наморщила нос, и отцепившись от Лиса, принялась отряхивать от воды его мокрую куртку.
- Ты про Джано? Мы расстались через месяц. - По тону было понятно, что вспоминать подробности она не желает. - А здесь... Это магазин моего дяди. Не ожидал, что я буду сидеть в круглосуточной забегаловке у дороги, вместо того, чтобы лазать по горам и искать острых ощущений?
- Ну так! - высказал Бруни, и теперь уже оглядел магазинчик.
- Хочешь кофе? - Не дожидаясь ответа, девица вернулась за прилавок, и включила газовую горелку, на которой стоял небольшой медный кофейник. - В такую погоду только парни из Разведки будут шариться в море. А ты всё такой же молчун. Ну рассказывай, что случилось? Не верю, что ты оказался здесь только ради того, чтобы меня навестить.
Бруни подошёл и облокотился на край прилавка.
- Ищу троих ребятишек. Они катер угнали, но здесь недалеко его бросили. Лет по двенадцать. Два мальчика и девочка.
Гайя налила ему большую чашку кофе и придвинула сахарницу.
- Вчера заходили трое, - ответила она, подумав. - Ближе к вечеру. Купили лимонад и бутерброды. Я спрашивала, откуда они взялись. Они сказали, что приехали посмотреть развалины, а потом, если пропустят автобус - поймают на шоссе попутку до Мэримара. - Девица пожала плечами и поправила рыжую гриву вьющихся волос. - Я их предупредила, чтобы делали это до темноты, и если не успеют - вернулись ко мне. У меня тут сзади подсобка, уж пустила бы троих детишек переночевать. Но наверное, они всё-таки уехали.
Бруни пил горячий кофе, и думал. "Если бы уехали на попутке - были бы к утру уже дома. А может, и среди ночи. А они не вернулись. И где их теперь искать? Шоссе-то длинное, до города ещё пять посёлков..."
- Развалины, говоришь? - переспросил он, поболтал остатки кофе, чтобы растворился сахар, и допил одним глотком. - Погляжу-ка я на эти развалины.
- В такую-то бурю? Да ладно, Медвежонок, даже если они там были - должны были ещё вчера уйти.
Бруни посмотрел на старую знакомую в раздумье, и покачал головой.
- Нет. Я проверю. - И направился к выходу.
- Бруни!
Он обернулся.
- А ты женился?
По губам разведчика проскользнула улыбка, достаточно говорящая, чтобы Гайя демонстративно вздохнула.
- И дети есть?
- Трое.
Бруни усмехнулся, и коротким жестом салютовав старой знакомой, вышел из магазинчика. Во тьму и бурю..."

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-03 21:34:15)

+4

34

- Тогда пойдём, - улыбнулась Велия, - не будем заставлять ждать тётю Эйприл. Месячный запас продуктов, вернее, его половина, - вторую уступлю тебе, - в меня вряд ли влезет, а вот дневную норму я, пожалуй, съем. - Посмотрев критическим взором на рубашку приятеля, девушка задумчиво потёрла нос и предложила:   
- Не хочешь стать законодателем нового стиля - натуральный минимализм? Возьмём мешок из-под картошки, прорежем в нём три дырки, вокруг сделаем бахрому из распущенных волокон – и готово, одним выстрелом можно убить сразу трёх зайцев: оригинально, дёшево, и внимание привлекает. Все встречные девицы попадают.
Даже если Глерт и хотел что-то ответить – это уже было бесполезно: по коридору к ним летели его кузины-близняшки. Девочки с двух сторон обхватили Велию, здороваясь наперебой, а потом, разглядев её платье, сначала умолкли от восхищения, а потом затараторили в два раза быстрее, решая, кому из них больше пойдёт такой цвет и фасон, и кто будет разговаривать с мамой, так что по коридору девушка теперь шла осторожно и медленно, а на лестнице, и вовсе, Глерт пошёл впереди, подстраховывая прекрасных дам.
Может быть, Велия и преувеличила насчёт дневной нормы, но к концу завтрака еды на столе значительно убавилось, а кухарка, лично принёсшая на десерт блюдо вишнёвых пирожных, обожаемых девушкой с детства, довольно заулыбалась, видя, как высоко молодые люди оценили её труды.
- Лет, - справившись с одним пирожным, Велия тихонько потянула друга за рукав, – если ты наелся, пойдём побыстрей, а то ещё чуть-чуть и я превращусь в новогоднего гуся.

+5

35

- Идём.

Глерта не надо было упрашивать. Его страсть к гонкам на данный момент перевесила всё остальное - и они быстренько смылись, поблагодарив за завтрак всех, кто мог слышать.

- А мне понравилась твоя идея насчёт мешка из-под картошки, - заметил парень, когда они миновали садовую калитку и направились "по задам" к особняку Конолланов. - Слушай! Это будет круто! Все на гонках упакованные с головы до ног, а я явлюсь в кожаных штанах, тех остроносых ботинках, и мешковине! Круто! И с голыми руками! Ручаюсь, от одного моего вида соперники попадают с сёдел и я выиграю!

Он не то, чтобы шутил, но у Лисов шутка всегда мешалась с серьёзом. Иначе они просто не умели. Поэтому, ничуть не сомневаясь в правильности своей идеи, Глерт тут же спросил:

- У тебя есть швейная машинка? Я даже знаю, откуда взять мешки пострашнее, из такой крупной нитки! Будет здорово!

Он явно воодушевился, и теперь уже идея одеться не как все показалась ему по-настоящему заманчивой. Внезапно остановившись, он посмотрел на Велию какими-то новыми глазами.

- Ты не обиделась? - спросил он подозрительно. - Ну, из-за того, что я... то есть, мы... В общем, я хотел сказать, что ты мне с детства нравишься.

Наверное, дальше он и не смог бы пойти в своих объяснениях, и тепреь смотрел на Велию во все глаза.

*  *  *

"...- Я знаю, что ты где-то здесь! Выходи - или мой приятель отпустит верёвку!
Бруни стиснул зубы. Он должен был подумать о том, что если в развалинах кто-то есть, и если этот кто-то - Лис, он может заметить одинокую фигуру на дороге к развалинам, несмотря на ночь, дождь и бурю. Но к сожалению, парочка бандитов, скрывавшихся здесь, пользовалась отбивающей запахи жидкостью, и им помогали потоки воды, льющиеся с неба, в которых трудно было что-то почувствовать, пока не окажешься прямо у развалин. А подойти скрытно Бруни не подумал, за что сейчас готов был убить сам себя.
Но то, что его присутствие заметили - было не самым страшным. Тем более, что сейчас, уже внутри развалин, разведчику было где прятаться, и он мог легко подойти к обоим преступникам так, что они до последнего бы ничего не заметили. Но они и не стали пытаться его выслеживать. Лис (судя по всему, Чёрный), стоял почти в центре небольшого зала, над которым ещё оставалась относительно целая крыша, а его приятель-Волк держал внатяг верёвку, перекинутую через одну из балок. На верёвке висели связанные вместе Глерт, Велия и их приятель Локи. Живые и невредимые, но это могло оказаться ненадолго, потому что под ними зияло широкое отверстие старого колодца.
- Выходи! - снова крикнул бандит-Лис. - И без глупостей! Там десять метров до дна. Не убьются, так ноги-руки переломают!
Пришлось вступить в диалог.
- Если твой приятель отпустит верёвку - я убью вас обоих, - очень убедительно пообещал Бруни.
Лис усмехнулся.
- Что тебе больше хочется: убить нас, или сохранить жизнь этим щенкам?
Бруни сдался. На такой аргумент ему нечего было возразить. Выйдя из тени, он подошёл и остановился метрах в пяти от бандитов.
- Брось арбалет и нож! - скомандовал Лис, пока его приятель-Волк старательно удерживал верёвку и напряжённо наблюдал за словно бы ниоткуда появившимся разведчиком.
Бруни отбросил маленький самострел, отстегнул нож и кинул его туда же.
- И из сапога - тоже! - не удовлетворился Чёрный Лис.
Медленно наклонившись, Бруни вынул стилет и отправил его к остальному оружию. Бандиты явно вздохнули с облегчением.
- Куртку сними, - расслабленным тоном добавил один из бандитов.
Бруни выполнил и это приказание, но бросать промокшую куртку не собирался, и держал её теперь в руке. Но похоже было, что обоих разбойников это устроило.
- Что теперь с ними делать? - спросил Волк, накручивая конец верёвки на какой-то штырь. Потом он взял багор и им подтянул к себе троицу связанных ребятишек и посадил на край колодца. Те помалкивали, то ли от страха, то ли боясь что-то сказать не так.
- Придётся прикончить всех, - с сожалением проговорил Лис. - Зря ты тут появился, таможенник! Мы хотели взять за щенков выкуп, а теперь придётся грохнуть вас всех.
- А может, заберём детей с собой? - предложил Волк с сомнением. Не то, что он был добрый, просто ему нравилась идея выкупа.
- У нас своих забот полно, - не согласился Лис. - Надо убираться отсюда и увозить товар. Если этот тип нас вычислил - значит, за ним идут другие. Удирать надо! Они нам будут только мешать. А оставлять нельзя - свидетели! Давай, прикончи этого таможенника...
"Ну, вот и славно, что вы сами всё сказали", - подумал Бруни. Решение бандитов развязывало ему руки. "Если всё равно помирать - почему бы сперва не подраться?" - как говаривал его отец.
Волк подошёл к нему сзади, намереваясь схватить, но Бруни бросил в него куртку и увернулся. В следующий миг Волку чуть выше колена вонзился нож. Тот, который был в другом сапоге Брунвальда. Взревев, Волк шлёпнулся на спину, схватившись за ногу. Бруни не стал на него смотреть, и бросился на бандита-Лиса. Тот попытался рвануть к колодцу, но получил пинок в спину и покатился по камням. Бруни перескочил через него, в два счёта домчавшись до связанных детей, резанул ножом верёвки и вздёрнув всю троицу за шивороты, толкнул в сторону пролома.
- Наружу! Быстро! До посёлка не оборачиваться!
Глерт, которого дядя время от времени тренировал помаленьку, схватил друзей за руки и рысью потянул за собой, даже не попытавшись спорить.
Вовремя! Бандит-Лис уже оклемался, и успел вскочить, бросившись на Бруни. Завязалась яростная драка, которую дети уже не видели. Они только слышали рычание позади себя, и бежали, спотыкаясь, не разбирая дороги, вперёд и вперёд, помогая друг другу перебираться через камни и ямы.
Когда перед ними, прямо из тьмы, выросла фигура в длинном плаще, все трое заорали от неподдельного ужаса..."

+4

36

- Лет, ты серьёзно? – изумилась Велия, останавливаясь. – Машинка у меня есть, и я могу сшить тебе рубашку, но, - девушка чуть склонила голову и из-под капюшона выбилась светлая прядь, - если в день гонок будет такая погода как сегодня, - ливень прекратился, но в воздухе висела пелена мелкой измороси, а под ногами хлюпала размокшая земля, жадно липнущая к обуви, - то кроме приза, ты, как пить дать, получишь простуду и насморк, в лучшем случае.
Велия передёрнула плечами – тётя Эйприл одолжила ей своё пальто – и, приподнявшись на цыпочки, вынула из тайника ключ от калитки чёрного хода. Но прежде чем входить, девушка прислушалась и даже принюхалась – не дай предки сейчас попасться на глаза Риане или, тем более, Матильде. Домоправительница и нянька госпожи Алисии ладили, как кошка с собакой, но в одном сходились накрепко – Велия, по их мнению, вела себя совершенно не так, как подобает высокородной леди, и при каждом удобном случае, принимались воспитывать девочку.
- Никого нет, пройдём быстренько, пока нас не заметили, - Велия проскользнула в калитку, но тут же обернулась к Глерту:
- Если бы обиделась, у тебя уже был бы синяк под глазом, - тихонько, серебристо рассмеялась, – это же я начала, - и, подойдя вплотную, легонько коснулась губами его щеки. Для девушки Велия была довольно высокой и вставать на цыпочки ей не понадобилось.

+4

37

*  *  *

- Не признаётся, отпирается. - Дознаватель-Волк покачал головой. - Прямо не знаю, что с ним делать. А сведения нам позарез нужны! И он мог бы их дать.

Бруни посмотрел на задержанного парня. Тот был Лисом, следовательно, наглым и достаточно отчаянным существом. Сидел на стуле и нарочито чавкая, жевал ароматизированную смолу. И взгляд у него был вызывающе-демонстративный, каким стараются смотреть люди вроде него, чтобы показать свою независимость.

Бруни нахмурился, и несколько секунд стоял, уперев руки в бока, и глядя в пол, а не на арестанта. Потом кивнул какой-то своей мысли, и шагнул к нему.

- Встать! - сказал он негромко, но с таким мрачным выражением, что задержанный вскочил.

Брунвальд был ниже преступника почти на голову, но это не помешало ему резким рывком бросить рослого парня назад, так что голова того стукнулась о стену. В следующее мгновение Бруни уже прижимал бандита за горло к оштукатуренному камню, упираясь коленом ему в пах.

- Умник! - Бруни шипел снизу вверх в лицо рослого, но совершенно опешившего Лиса. - Знаешь, что дают за продажу травки несовершеннолетним? Сорок ударов палкой. По голой заднице. Двадцать золотых штрафа. И три года принудительных работ. Понял? Тогда моргни.

Испуганный Лис проглотил смолу и старательно заморгал. Подержав его ещё пару секунд, Бруни отцепился, и сделал пару шагов назад, одёрнув рукава рубашки. Арестант принялся тереть шею.

- Сядь, - негромко, но всё так же категорично приказал Бруни, и Лис сел. - Бери ручку и пиши: где, когда, сколько. Сам знаешь.

Через несколько минут Бруни и дознаватель вышли в коридор, с готовым признанием и подробностями.

- Ловко ты это, - признал Волк. - Вот скажи, почему они тебя боятся больше, чем нас?

Бруни рассеянно посмотрел на него и пожал одним плечом.

- Наверное, я страшнее, - лаконично ответил он.

Ему никогда не казалось, что он какой-то особенный, но почему-то у него часто получалось то, чего не могли другие. Хотя и не всегда. Бывали даже такие случаи, когда он оставался жив только благодаря вовремя явившейся помощи. Всякое бывало...

*  *  *

"...Куча обломков была не самым удачным местом для драки. Бруни прокатился по ней вниз, больно ударившись плечом о крупную глыбу, но почти сразу вскочил на ноги. Бандит-Лис оказался сильным парнем, и кажется, предпочитал решать проблемы в порядке очереди, потому что забыв на время о сбежавших детях, поставил себе цель непременно прикончить взрослого. Соскользнув с кучи, он принялся махать длинным кинжалом, заставляя безоружного к этому моменту Брунвальда отступать назад.
Если бы на Бруни была куртка, он попытался бы принять удар ножа на рукав, и вынудить противника тоже остаться без оружия. Но куртка осталась наверху, в полуразрушенном зале. Пришлось рисковать. Он сделал вид, что хочет отпрыгнуть, но вместо этого ринулся на бандита, опрокинув его на кучу. И тут же ударил по голове прихваченным камнем. Как-то всё быстро получилось, и противник обмяк, выронив кинжал, который прокатился по камням и завалился в какую-то щель. Бруни хотел было его подобрать, но тут сверху мелькнула чья-то тень...
...
Волк, по всей видимости, успел перетянуть чем-то ногу. И прыгнул, своим знаменитым Волчьим прыжком. Может быть, толкаясь одной ногой, он и не упрыгал бы далеко, но он летел с кучи вниз. Увернуться Бруни не успел, и Волчья туша обрушилась на него.
Они покатились ещё ниже. Волк оказался сверху. Оружия у него не было, но он полоснул Лиса Волчьими Клыками. Разорвал свитер и рубашку на плече, вместе с кожей. Бруни извернулся, стараясь не дать Волку ударить Клыками во второй раз... И вдруг туша обмякла, повалившись на него всей тяжестью.
- Живой? - Эдмер Коноллан столкнул бессознательное тело Волка со своего приятеля. - Я думал, он успеет тебя разделать.
Бруни повернулся набок и закашлялся. Он ударился спиной, у него болели все рёбра, горел огнём порез на плече, но похоже было, что никаких серьёзных ран эти двое ему не нанесли, как ни старались.
- Жив, - буркнул он наконец, и принял сидячее положение. - Где дети?
Эдмер сдвинул брови, роясь в подсумке и доставая перевязочный материал.
- У Гайи в её магазинчике, - ответил он сердито. - Я шёл по твоим следам, они вылетели прямо на меня, испугались до полусмерти. Вернёмся домой - всыплю как следует.
- Брось! - Бруни огляделся. - Они и так натерпелись. На всю жизнь запомнят. Эти двое тут что-то прячут.
- Я вызвал подкрепление. - Эдмер окончательно разорвал одежду на плече Бруни и принялся перевязывать его, чтобы остановить кровь. - Лиса связал, а этот громила ещё нескоро в себя придёт. Это ведь не наша территория, так что пусть с ними соседи разбираются. Найдут, что тут спрятано. Ну, ты как? на ноги можешь встать?
Вместо ответа Брунвальд поднялся, и чуть пошатываясь, огляделся вокруг себя. Судя по сереющему через дыры в потолке небу, уже светало. И дождь прекратился.
- Идём, - предложил он Коноллану. - И кстати... Спасибо! Ты мне жизнь спас.
- Я запомню, что ты мне должен, - пообещал Эдмер, усмехнувшись".

*  *  *

- А я почему-то уверен, что погода будет - что надо, - ответил Глерт Велии на её поцелуй.

Они двинулись к мастерской, в которой Велия держала свой арсенал, а Глерт подумал, что наверное, ему легче живётся. По крайней мере, ему не приходится сильно конфликтовать с дядей из-за своих увлечений. "Это было бы прикольно, если бы мы с Велией поженились, - подумал он и хмыкнул. - А что? Вместе мастерили бы пароциклы, ездили по всяким соревнованиям. Было бы здорово!"

Может быть, он рассуждал слишком легкомысленно, но идея Глерту понравилась, и он постановил себе, что подумает об этом на досуге. После того, как разберётся с более насущными делами.

+5

38

Вираж, ещё вираж, прямой отрезок, до финишной черты осталось совсем немного, вот она - уже виднеется…
- Даг, слезай, мне уже пора на жеребьёвку, - прервал сладкие мечтания голос сестры. Дагвард Коноллан, тринадцати лет отроду, с тяжёлым вздохом отпустил руль и медленно сполз с сиденья, напоследок погладив новенький пароцикл по блестящему, чёрному с синим отливом, боку.
Разрешение на вождение пароцикла давали с шестнадцати лет, после принятия экзамена, и Дагу до исполнения заветной мечты оставалось ещё целых три года. Это же пропасть сколько времени! - Даг обиженно шмыгнул носом и уже повернулся к двери, как на русую макушку легла лёгкая ладонь:
- Не расстраивайся, Денёк,* после гонок буду тебя на нём учить, а пока пожелай мне удачи.
Мигом забыв, что он вот уже год как считает себя взрослым и серьёзным, Даг с радостным воплем повис на шее Велии и, в порыве чувств, от души чмокнул старшую сестру в щёку.
Но тут же отступил на шаг, сунул руки в карманы и солидно осведомился:
- Может, Глерту чего передать? Я перед стартом его проведать хотел.
- Нет, не надо, - Велия потянулась за шлемом, заглянула внутрь, проверяя всё ли в порядке, и надела, так что голос девушки теперь звучал глухо. – Мы ещё успеем увидеться. Всё, Денёк, отходи.
Даг с готовностью отскочил в сторону, проводил взглядом вылетевший из крытой кабинки пароцикл и вышел следом.
Гонки на Большой Приз вот-вот начнутся… 


*Даг – на северном наречии, распространённом от Мэримара до Хотроса, означает «день».


Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-09 16:28:12)

+5

39

Для старта выделили поле к Западу от города. Трибуны вписались в пейзаж идеально, небольшой перелесок совершенно не закрывал вида на змеящуюся в сторону предгорий трассу. С раннего утра над раскинутыми цветными и полосатыми палатками, террасами для зрителей, смотровыми вышками и Главной Трибуной для почётных гостей реяли флаги. Здесь были и пять клановых символов, и родовые знамёна, и вымпелы гильдий и цехов, и индивидуальные гербы семей, и даже самодельные флажки отдельных групп болельщиков.

Глерт возился со своим починенным и приведённым в боевое состояние пароциклом в огороженном под жеребьёвку для машин класса СК. Из двух десятков таких агрегатов, более громоздких и не таких изящных, как СТ, его СК-12 был едва ли не самым потрёпанным. Да и сам Глерт сдержал слово - одет был в тунику, сшитую из двух кусков мешковины, подпоясанную широким, потёртым поясом. Шлем и очки висели на руле. Тёплая погода радовала, хотя Глерт прекрасно знал, что на скорости будет прохладно, если не холодно. Но у него в запасе была кожаная безрукавка с эмблемой его семьи - чёрным дельфином, прыгающим за летучей рыбкой.

- Готов? - Дядя не мог не появиться, и по своему обыкновению, сделал это достаточно внезапно. На Брунвальде Ингваре была парадная форма: чёрный китель с серебряными нашивками, чёрные брюки с белой верёвочкой, вшитой в боковые швы, и такая же чёрная фуражка с эмблемой Морской Разведки. О высоком чине говорил маленький серебряный аксельбант на левом плече.

- Сам не знаю, к чему я готов, - признался Глерт.

- Ваша гонка первая, - напомнил дядя. - Сам поверь - тогда выиграешь.

Он выразительно ткнул племянника пальцем в грудь, потом пожал запястье и отошёл. Надо было возвращаться в ту часть, где располагались официальные гости.

СК стартовали первые, наверное по принципу: сперва что попроще, а потом - гвоздь программы. Это было справедливо. С Велией Глерт с утра виделся, но сейчас уже не было времени смотреть, где она сейчас. К Глерту подошёл распорядитель и выдал флажок с номером.

- Приготовься. Через пять минут старт, - предупредил он.

Парень воткнул флажок в крепление на руле и оглянулся, всё ещё надеясь, что увидит, где сейчас девушка.

+5

40

- Волнуешься? – раздалось рядом. Велия подошла совсем неслышно, мягкие сапоги бесшумно скользили по земле. Было бы нечестно заставлять парней, которые не могут себе это позволить, ронять слюнки от взгляда на её СТ, поэтому своего красавчика девушка оставила под присмотром одного из отцовских охранников. И одета была как обычный участник, только если парни через одного предпочли безрукавки – кое-кто даже на голое тело, похваляясь выносливостью – Велия была в чёрной куртке, с вышитым на груди и на предплечье гербом Конолланов – белым лисом, стоящим на задних лапах и опирающимся на стрелу, - и таких же штанах. Как ни старалась девушка, слюнки у парней всё же потекли, но не из-за мотоцикла, а из-за неё самой – тонкая и мягкая, как масло, кожа костюма обтекала тело, соблазнительно подчёркивая девичью фигуру. – Всё будет хорошо, я в тебя верю, - Велия подошла вплотную, опустила ладони на плечи Глерта и, заставив юношу наклониться, поцеловала в щёку. Ничего больше, пусть и, честно говоря, хотелось, она позволить просто не могла: любое откровенное проявление чувств при таком количестве людей могло означать только одно – помолвку и свадьбу. Почти сразу Велия отступила на шаг и торопливо – время уже заканчивалось – пояснила:
- Когда вернёшься, не теряй, мне вашу гонку сегодня придётся смотреть с трибуны для почётных гостей. – О том, что её место было рядом с самым почётным гостем – Верховным Князем – девушка умолчала, вложила Глерту в ладонь маленькую серебряную подковку на тонкой цепочке, подарок на удачу, и растворилась в толпе.

+5

41

Глерт посмотрел ей вслед, потом повесил её подарок на шею и огляделся. Ему уже подавали знаки, чтобы он поспешил к стартовой линии.

- Смотри, не развались по дороге, - пошутил один из противников, пристроившийся справа.

- Поглядим, кто из нас развалится, - буркнул Глерт, и проверил педаль сцепления. Потом надел очки и шлем. Кажется, он был готов.

Как обычно, клетчатый флажок опустился в самую неожиданную секунду -  и Глерт думать забыл обо всём, кроме гонки и своего пароцикла.

Брунвальд Ингвар, по праву человека, отвечающего за порядок, смотрел гонки со сторожевой вышки. Трибуна ему сразу не понравилась, потому что с неё были видны только основные отрезки пути, и он без зазрения совести оставил помощника присматривать за гостями и прочими зрителями, и быстренько поднялся на смотровую площадку. Забрав у дежурного бинокль, Бруни оглядел весь путь и убедился, что отсюда можно увидеть каждую деталь.

- Возьми ещё один бинокль, - посоветовал он дежурному. - Этот не отдам.

В вихре пара машины мчались сейчас по так называемой "пологой кривой". Это был участок, который начинался почти под главной трибуной и уходил в сторону стриженного перелеска. Трасса в Мэримаре отличалась множеством поворотов, неожиданных препятствий, и "слепых" мест, когда на несколько секунд гонщики оказывались вне зоны видимости: два тоннеля, один переезд под декоративным мостом через ручей, и "бархан" - куча песка, которую предпочитали объезжать по задней стороне просто потому, что мало кому удавалось пересечь её напрямик и не завязнуть. С вышки терялось из зоны видимости только то, что происходило в тоннеле, но там Бруни предусмотрительно поставил наблюдателя, в помощь смотрителю тоннеля. И всё-таки он не был уверен, что всё предусмотрел.

Пароциклы с двигателями класса СК проходили круг один раз. Всего получалось около пятнадцати километров за четырнадцать-пятнадцать минут. Накануне этого дня прошёл дождь, так что новых рекордов скорости не ожидалось. Но уже в начале первого поворота Бруни усмотрел, что его племянник на пару с одним из гонщиков-Волков оторвались метров на триста от остальных, и одновременно преодолели крутой, почти на 90 градусов, поворот и подъём. Бруни не надо было смотреть на секундомер, чтобы убедиться, что парни идут со скоростью, явно превышающей обычную скорость для начала гонок.

Лис нахмурился. Перегревать движок сразу от старта - рискованно. Он сам когда-то гонял на СК, и знал, насколько непредсказуемы эти машины. Особенно на грязной земле и тяжёлом, вязком от влаги песке. Но разве он сам не рискнул бы? Или он не рисковал в гораздо более отчаянных ситуациях? Если бы не рисковал - они с Эдмером Конолланом не попали бы в своё время в передрягу, которая едва не закончилась для обоих трагически. Правда, они тогда спасали группу рыбаков, а не просто гонялись наперегонки. Как результат - Коноллан вынужден был уйти в отставку, а Бруни... получил должность начальника Береговой Разведки Мэримара.

*  *  *

"...Когда же это случилось? Десять лет назад? А может быть, вчера? Трудно было вынырнуть из пелены забвения и снова обрести себя, но Бруни хорошо помнил, как пришёл в себя в госпитале, и рядом сидела жена. Потом снова провал, и снова он очнулся в госпитале. Только на третий раз он увидел над собой знакомый потолок родной комнаты, с орнаментом в виде переплетённых цветов и листьев. Неповторимая работа его супруги...
Потом было долгое возвращение к нормальной жизни, и ещё через месяц Бруни наконец оказался в состоянии сесть в кресло и смотреть в окно. Лежать ему порядком надоело, хотя от слабости всё ещё кружилась голова.
Именно в тот день они и пришли...
Их было двое. Они неслышно просочились в комнату, словно боялись его потревожить. Начальник порта, господин Ильес Просперо - высокий, седоволосый Волк, выправкой и решительностью больше напоминавший военачальника из старых легенд, чем чиновника - сразу же подошёл к окну и встал так, чтобы Бруни его хорошо видел. Кавачо Дугар, наместник Мэримара - Гиена лет пятидесяти, плотный и крепкий, будто вытесанный из гранита - наоборот как-то мягко и вкрадчиво подошёл к самому креслу и смотрел теперь на Лиса с живейшим интересом.
- Господин Ингвар! Как вы себя чувствуете?
Заинтересованность его была совершенно искренней.
- Как после попойки, - буркнул Бруни. - К чему такая честь?
Можно было представить, сколько переполоха наделало появление этих двоих в их тихом приморском райончике. Хотя почему-то Брунвальд был уверен, что его супруга сейчас спокойно наблюдает за те, как кухарка жарит пончики, и внешне ничуть не взволнована. Точнее, взволнована, но совсем не из-за приезда именитых гостей.
- Вы должны возглавить службу Береговой Разведки.
Это сказал начальник порта, и Бруни неторопливо поднял голову, чтобы со своего кресла, снизу-вверх, посмотреть Волку в лицо.
- Почему? - спросил он.
- Вы - как раз такой человек, который нужен. И Разведке, и всему городу.
Это сказал Гиена, и Бруни не спеша перевёл взгляд на него. Но Волк не собирался молчать.
- Вы уже почти оправились от ран. Мы не торопим вас. Отдохните - и беритесь за дело.
Лис откинул голову на спинку кресла, и теперь видел одновременно обоих собеседников.
- Вы предлагали эту должность Коноллану? - спросил он.
Начальник порта и наместник переглянулись. На этот раз взялся говорить Дугар:
- Это - именно ваше место, господин Ингвар. Никто не умаляет достоинств князя Коноллана, и тем более, его заслуг и опыта. Но вы...
- Это ваше дело, господин Ингвар, - перебил его Волк. - Фактически, вся разведка в последнее время держалась на вас. Вам доверяют все, от ваших подчинённых до самих преступников. Я не знаю, как вам это удаётся. Подозреваю, что даже вы сами не знаете, как у вас это получается. Но вы и только вы должны получить эту должность. Вы сами как думаете? Сможете жить без службы?
Бруни едва заметно пожал плечами.
- Не знаю. Я ещё не пробовал.
- А мы знаем. Не сможете, - в его манере ответил Волк. - Это - ваша вторая половина, вы без неё недели не протянете.
- Моя вторая половина варит внизу кофе, - критически заметил Бруни. 
- Подумайте, господин Ингвар, - вкрадчиво проговорил Гиена. - Обиды, недовольства, ссоры с начальством - это всё временно, поверьте мне. Вам не нравится, как координируются действия Береговой Охраны и разведчиков? Я уверен, вы знаете, как это исправить.
Бруни тихонько вздохнул. Они были правы, эти двое, но что он скажет жене? Только она понадеялась, что теперь он точно выйдет в отставку...
...
- Ты хочешь сказать "да", но не знаешь, как сообщить мне?
Эйприл присела перед ним на корточки и взяла за руки, заглядывая при этом в лицо.
- Да. - Бруни совсем не хотелось быть лаконичным в такую минуту, но он не знал, что добавить.
- Тогда скажи это "да". Я огорчусь, может быть, даже всплакну. Но я знала, за кого иду замуж.  И мне есть, чем утешиться: как начальнику, тебе не придётся сутками гоняться за нарушителями самому.
Бруни хмыкнул. Эйприл отпустила его руки, поднялась, и подвинула поднос с ужином..."

*  *  *

Гонщики нырнули в тоннель. Там можно было пройти только по одному, и первым, насколько заметил Бруни, был не Глерт. Но вырвавшись наружу и поднажав на прямой, они "сравняли счёт". Судя по всему, они действительно решили либо расстаться со своими непутёвыми головами, либо взять новый рекорд скорости. Но впереди ждала куча песка. Волк свернул, в последний момент всё-таки решив объехать "бархан". Глерт ринулся напрямик...

+6

42

Князь Хильдмер переглянулся с супругой и разгладил усы, скрывая довольную усмешку. Он, не прогадал, пригласив Верховного Князя в путешествие на Север. Ну, не совсем пригласил – Князь и сам собирался в Мэримар, - а просто предложил Его Светлости сначала место в своём личном вагоне, а потом – гостевые апартаменты в доме своего младшего сына.
Малышка Велия, определённо, произвела на Его Светлость впечатление, хотя держалась ровно и спокойно, отнюдь не испытывая восторженного трепета, но именно такое поведение выгодно отличало девочку от томных и жеманных столичных красавиц, которые, наверняка, уже набили у Князя оскомину.
Самой же Велии сейчас не было ровным счётом никакого дела ни до знатного гостя, ни до матримониальных планов деда и бабушки: передвинув своё кресло к самому краю обитого красным плюшем барьера, отделявшего ложу почётных гостей от мест обычных зрителей, девушка не отрывалась от бинокля, напряжённо следя за ходом гонки.
- Вот поросёнок! – пробормотала себе под нос Велия, увидев, что приятель взял с места в карьер. Конечно, его СК они собрали, фактически, заново, но как ни крути, характер у «железного коня» остался прежним – довольно капризным и устроить сюрприз Глерту он вполне мог.   
Соперника Глерта она сразу опознала по номерному знаку: старший брат их общего приятеля Локи Дугала – Бьярт был опытным гонщиком, не раз приходил к финишу в пятёрке лучших, а однажды стал третьим. С ним Лету придётся серьёзно побороться – Бьярт любил выкидывать финты в самое неожиданное время.
- Вернёшься, я тебе голову оторву! – девушка едва не нырнула через оградку, наблюдая за штурмом бархана. – Сумасшедший, нельзя же так! Пожалуйста, держись!

+5

43

Глерт её, к сожалению, не слышал. А то непременно бы передумал на середине склона. Хотя время принятия решения уже было упущено, и оставалось надеяться на движок, и молиться, чтобы он не заглох. Туча песка из-под заднего колеса веером полетела в разные стороны, пароцикл вильнул, но благополучно вполз на самый верх. Глерт знал, что если сейчас уменьшит скорость - непременно забуксует, а если сорвётся с верха "бархана", не сбавив скорости - отправится в свободный полёт, и неизвестно, выдержат ли амортизаторы приземления. А ещё - не отвалится ли весь движок вместе с креплением...

Мотор взревел, преодолевая сопротивление мокрого песка, Глерт до отказа выжал сцепление - и слетел с вершины, как на крыльях. "Руль как можно выше!" - мелькнуло у него в голове, и он потянул на себя, словно хотел взмыть в небо. Его усилия хватило, чтобы удержать машину горизонтально, не дав ей завалиться носом вниз. Пролетев по пологой дуге вниз метров двадцать, он всем нутром ощутил, как тяжёлый пароцикл врезалась в землю обоими колёсами, но движок выдержал, и Глерт едва успел вырулить, чтобы не налететь на идущие по низу машины. Опомнился он только секунд через десять, и понял, что мчится впереди всех.

Бруни со своей вышки видел, что происходит, и непроизвольно сжал зубы, так что что-то хрустнуло. Мальчика справился, и оказался впереди всех. "Не надолго", - убеждённо подумал старший Ингвар. Он как никто другой представлял себе и способности Глерта, и запас прочности его пароцикла. У парня пока ещё не хватало опыта, а соревноваться приходилось с опытными гонщиками, на счету которых не одна победа. Сейчас они перегруппируются, придут в себя от выходки "дилетанта" - и постараются обойти его на прямом отрезке. Здесь нужно было уступить, пристроиться за кем-то в хвост, чтобы удачно пройти следующий участок - "лабиринт" - дорожку с двумя десятками поворотов самой разной сложности. Но Глерт и тут не собирался снижать скорости - и это могло его сильно подвести. Даже Дугал предпочёл сбавить темп.

Глерту хотелось быть впереди всех, и удержать это положение, и получалось, что все остальные используют его, чтобы он задавал скорость, и держатся позади, не рискуя вылететь на крутом вираже. И случилось то, что должно было: на повороте в 60 градусов Глерт руль не удержал, и его занесло на обочину. Колёса проехались юзом по влажной земле, и парню пришлось сбросить скорость. Его обошло не меньше пяти машин, прежде чем он нашёл зазор, чтобы вклиниться обратно в общий поток. 

На завершающем этапе Глерт смог снова набрать скорость и обогнать несколько человек, но пришёл он только третьим.

Бруни сунул помощнику бинокль, и пошёл по лестнице вниз. Перед решающей гонкой на Большой Приз было минут двадцать, чтобы смотрители поправили трассу, а судьи разобрались с результатами.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-15 22:19:44)

+4

44

Велия уронила бинокль и, наплевав на все правила приличия, молнией вылетела из кресла.
- Велла! – нежно-укоризненный голос матери догнал её на середине прохода, ведущего наружному коридору, но девушка даже не оглянулась. Госпожа Алисия в день гонок была поистине блистательна: золотисто-зелёное платье, изумрудный гарнитур в тон – серьги и ожерелье, роскошная шляпа с перьями по последней столичной моде. Мигрени? Какие мигрени? Ничего подобного – это было давно и неправда.
Однако в бочке мёда госпожи Коноллан была и ложка дёгтя: как она ни старалась, превзойти свекровь не сумела – томная красота проиграла гордому достоинству. Велия-старшая не скрывала свой возраст, и кроме следов былой красоты – достаточно одного взгляда, чтобы понять, что в молодости княгиня Коноллан была невероятно хороша собой – сохранила кое-что более важное: ум и обаяние, ничуть не хуже притягивающие, если не поклонников, то искренне восхищающихся мужчин.
- Алисия, оставь девочку, - княгиня закрыла тёмно-синий кружевной веер. – Ей надо готовиться к гонке.
- Но, матушка, это абсолютно неподходящее занятие для княжны, - госпожа Коноллан гневно сверкнула глазами из-под полей шляпы, затеняющих лицо. – Я не понимаю, почему Эдмер ей потакает.
- Потому что знает – это временно. Велия – молодая, горячая девочка, пройдёт время и она поймёт, что семья – главное для женщины. Если же пихать её на эту дорогу силой, не дав выбора, ничего хорошего из этого не получится – «кому, как не тебе это знать!» - княгиня не стала договаривать, но Алисия прекрасно поняла окончание фразы и, отвернувшись, устремила взгляд на пустую трассу.           
Велия-младшая, между тем, благополучно пробилась в первый ряд восторженных родных и близких, поздравлявших победителей - награды будут вручать чуть позже, после окончания гонки СТ, - дёрнув Глерта за рукав, сердитым шёпотом выговорила:
- Если ты ещё раз такое выкинешь, я тебе собственноручно голову оторву! – и, забыв обо всём, обняла. – Я так испугалась!

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-22 18:03:10)

+5

45

Глерт слегка растерялся, но в следующую секунду сам обнял девушку.

- Да ладно, - пробормотал он. - Жаль, что не удалось выиграть.

Бруни подошёл неслышно, но вмешиваться не стал, остановившись в стороне. Велии всё равно через минуту нужно было самой бежать к своему пароциклу. У него только-только хватало времени, чтобы ещё раз всё перепроверить. Участники второй, самой главной гонки, уже собирались неподалёку от старта. Им предстояло пройти маршрут дважды, и задачу им усложняло не только это. Сейчас на поле устанавливали съёмные трамплины, невысокие, метра полтора-два, но при их преодолении на скорости, машина могла пролететь по воздуху метров пятнадцать, а то и все двадцать, и нужно было не упустить руль при приземлении, и вообще не грохнуться, не завязнуть, не... В общем, нужно было показать настоящее мастерство.

Глерт дядю не заметил, но он уже и сам услышал призывный свист сигнального рожка.

- Тебе пора, - сказал он, мягко отстраняя девушку. - И не думай, что я буду волноваться за тебя меньше! Так что не рискуй зря... а то чьей руки я буду просить у князя Коноллана?

Бруни отвернулся, успешно скрыв выражение собственного лица. Ему было забавно, что Глерт готов, при чём совершенно серьёзно, осуществить мысль, которую подал Брунвальду отец Велии: увести девушку в семью Ингваров. Впрочем, разведчик тут же перестал прятать лицо и подошёл.

- Удачи тебе, детка, - сказал он девушке. - Будь внимательна. По номеру ты окажешься рядом с Мерви Вайтом. Он всегда виляет туда-сюда, чтобы отвлечь соседей на старте. Крепко держи руль на третьем трамплине. В зоне приземления - большая лужа.

Больше он ничего говорить не стал, и только пожал девушке запястье. После чего хлопнул племянника по плечу, отложив разговор с ним до конца гонок. Сейчас не время было делиться своими планами на будущее.

+5

46

- Ничего, значит, тебе есть куда стремиться, - подумав, сказала Велия. – Если бы ты выиграл, то почивал бы на лаврах, а это скучно.
То, что Глерт будет за неё волноваться, Велия знала – друг мог бы и не говорить, а следующие слова парня ошеломили девушку настолько, что у неё совсем по-детски округлились глаза и приоткрылся рот. По её представлениям, Глерту до женитьбы было, как до Луны пешком: «Интересно, а он помнит, что обычно после свадьбы дети появляются, не сразу, конечно…» Но советы дяди Бруни оказались куда важнее - Мерви Вайта девушка уже взяла на заметку и даже успела примерно прикинуть, как от него отвязаться, благо её «Ворон» (княжна уже дала своему пароциклу имя) был из первой партии усовершенствованных моделей и князь Хильдмер смог купить подарок для внучки только благодарю своему родству – давность не имела значения, кровь до сих пор властно заявляла о себе – и особым отношениям с кланом Рысей.
- Спасибо, дядя Бруни, - Велия улыбнулась ему и Глерту, и через мгновение тоненькая фигурка с серебряной косой уже оказалась верхом на великолепном СТ, глядя на который, соперники девушки откровенно пускали слюнки и были готовы продать душу за обладание этим чудом.
Велия мельком глянула налево, когда Мерви Вайт снял с руля шлем и убедилась, что дядя Бруни был прав: поджарый остроносый Рыжий Лис сидел на своём СТ с видом хитрюги, собирающегося слопать оставленную на столе без присмотра миску начинки для сладкого пирога.
На старте Велия взяла средний темп, сделав вид, что собирается обойти соседа – Мерви был весьма невысокого мнения о женщинах за рулём и тут же попытался подрезать эту белобрысую дурочку, за что и поплатился: Велия пошла параллельно, чуть прибавив скорости, вошла в открытый Мерви участок и ювелирно вписалась в пару к идущему впереди Рысю. И, почти сразу, уйдя в отрыв, выкинула финт, заставивший трибуны взвыть: прошла поворот с сумасшедшим креном, чуть ли не вплотную к земле, получив тем самым выигрыш во времени.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-18 09:05:51)

+5

47

Бруни был уже на вышке, и разумеется, племянник увязался следом, даже не потрудившись умыться. Старший Ингвар снова завладел биноклем, в то время, как Глерт старался ничего не упустить, пользуясь Лисьим зрением. Собственно, и Брунвальду бинокль был не нужен, но он не любил понапрасну пользоваться магической способностью, когда рядом есть доступная и хорошая оптика. Тут надо сказать, что Лисье зрение не обладало свойствами этой самой оптики. Лисы видели на расстоянии даже мелкие детали, но именно на расстоянии. Поэтому когда Бруни нужна была общая картина - он опускал руку с биноклем, а когда ему хотелось, чтобы всё оказалось "прямо перед носом" - он смотрел в бинокль.

Велия рисковала. Ей нужно было выдержать темп от начала и до конца, но она так идеально вписывалась в повороты, что Лис лишь удовлетворённо кивал, да изредка хмыкал, представляя себе, что делается на трибунах. Ещё бы! Дочь князя несётся сломя голову на новенькой машине, и похоже, собирается обогнать опытных гонщиков, которые на соревнованиях уже "собаку съели". Но Велия не могла не рисковать. Особенно с такими противниками, как Вайт, или Рысь Абрахам Харрок. Вообще считалось, что после Медведей, Рыси самые сильные гонщики на СТ. Но это не удивительно, ведь пароциклы были по сути их детищем. А поскольку Медведи редко участвовали в общих гонках, предпочитая соревноваться между собой, Рыси практически всегда лидировали.

Бруни волновал сейчас один вопрос: сможет ли Велия своими отнюдь не Рысьими лапками удержать машину, когда дело дойдёт до "Лабиринта". У СТ скорость была заметно выше, чем у его предшественника, СК. А на гравийной дорожке ещё и вибрация возрастала. Тут либо Велии придётся снижать скорость, и надеяться потом нагнать на прямом отрезке, либо рисковать упустить руль. Кстати, машина могла идти и без руля. Балансная система позволяла частично управлять корпусом, перемещая центр тяжести. Но крутой поворот без руля всё равно не пройдёшь, потому что баланс позволяет повернуть лишь градусов на 30, а в "Лабиринте" надо поворачивать кое-где и на 90, и даже больше.

- Ей бы самой голову открутить, - пробормотал Глерт, наблюдая за тем, как Велия подходит к тоннелю голова в голову с одним из Рысей.

Либо парень ей уступит, чтобы избежать столкновения, либо уступит Велия. А если оба не захотят уступать?..

*  *  *

"...- Спорим, я первый буду на мостике?
- Нет, я!
- Это мы посмотрим!
Детишки поднажали. Велосипеды у всех были примерно одинаковой степени изношенности, но у Локи через десять метров слетела цепь, и Глерт с Велией остались соревноваться между собой. То, что они называли мостиком, вообще-то было металлической рельсой шириной сантиметров в двадцать, перекинутой через ручей. По ней пройти-то было проблематично, не то, что проехать. Глерт надеялся, что Велия уступит, но она посчитала, что это дело мальчишки - ей уступать. Результат - в воде оказались оба. По разные стороны от мостика.
- Ну что я говорил! - Глерт стукнул ладонью по воде, в которой сидел примерно по пояс. - Я был на секунду впереди!
- Ничего подобного! Ты сейчас сидишь дальше потому, что упал вперёд! А я - вбок.
- А по-моему, вы оба с приветом, - ворчал Локи, добравшийся наконец до берега. - Так и будете там сидеть? Если бы не моя цепь - я бы вам показал, как надо ездить.
Не сговариваясь, Глерт и Велия ринулись к нему, и схватив за руки, затащили в реку. Завязалась возня, в процессе которой выяснение, кто быстрее, перешло в перепалку на тему, кто лучше плавает. По счастью, мимо шёл старший брат Локи, который пришёл к выводу, что барахтаться в грязной воде - не дело, и вытащил всех троих за шивороты на берег..."

*  *  *

Тоннель приближался. Теперь Велию догонял ещё один Рысь, и настроение у всех противников было самое серьёзное. Детские игры остались в прошлом, жёсткая борьба - вот что оставалось, когда речь шла о Большом Призе. Тут никто не хотел уступать...

+5

48

Два Рыся были очень серьёзными конкурентами, но Велия не собиралась им уступать, ей нужно было выиграть сразу по двум причинам: во-первых, она собралась серьёзно утереть нос этим самонадеянным петухам и доказать, что девушка управляется с пароциклом ничуть не хуже парня – Мерви Вайт был не одинок в своём мнении, что девушке не место за рулём; во-вторых, она всё-таки внучка князя и не должна подвести свой род и брата – весь Мэримар стоял на ушах пять лет назад, когда Гаррет Коноллан взял Большой Приз, мыслимое ли дело, семнадцатилетний сопляк, у которого молоко на губах не обсохло, обошёл опытных гонщиков.
Рыси вполне могли додуматься и, зажав Велию в клещи, оттеснить её на бровку, даже выбравшись оттуда, девушка безнадёжно отстала бы и пришла, в лучшем случае, в хвосте первой пятёрки. И Велия решилась – резким рывком вздыбила «Ворона», как норовистого жеребца – не подведи, родной! – и на одном заднем колесе, почти вертикально проскользнула между Рысем и ограждением. Мало того, едва опустив пароцикл на колёса, Велия отпустила руль и ввела машину в поворот наклоном корпуса. Трибуны бешено взревели, князь Хильдмер и его сын, одновременно кинулись к ограде ложи для почётных гостей, вопя во всю глотку: «Уши оборву, паршивка! Неделю сидеть не сможешь!!»

+5

49

Бруни придерживался иного мнения.

- Молодец, девочка, - одобрительно пробормотал он, оставив бинокль, и теперь следя за Велией Лисьим зрением.

- А если не удержит машину? - недоверчиво переспросил Глерт, расслышав замечание дяди. Он, вообще-то, тоже считал, что кое-кому следует оборвать уши, но вслух не сказал.

- Теперь она первая будет в тоннеле, - всё с тем же спокойствием пояснил Бруни.

Между нами говоря, он не особенно одобрял то, что Велия участвует в гонках. Всё-таки это был мужской мир, достаточно грязный и жестокий. Но он мог понять то, что движет девушкой на иссиня-чёрном пароцикле. Он сам знал этот азарт, и хотя тяжеленную машину лучше было удерживать руками Медведя, вполне допускал, что ловкость и умение могут даже из девушки сделать хорошего пилота. Разве что, Велии нужно было быть внимательнее там, где любому мужику хватило бы грубой физической силы. Она могла выехать только на таланте и мастерстве, и явно обладала тем и другим. Ну, разве что, мастерство ещё нужно было оттачивать и совершенствовать.

- Главное, чтобы она продержалась первый круг, - продолжил Бруни, снова берясь за бинокль, когда гонщики стали один за одним появляться вслед за Велией из тоннеля. - На втором будет легче, потому что уберут трамплины. Если она сейчас их пройдёт и не уронит машину в "лабиринте" - на втором круге ей нужно будет просто сохранять скорость и не давать себя перегонять. Она сможет. Может быть... Очень может быть...

*  *  *

"...- Тебе никто не говорил, что ты - псих?!
- В самом деле?
- Медвежонок! Он же вдвое тяжелее тебя! И старше на два года!
- Да ладно, Гайка! Мне уже четырнадцать.
Гайя с сомнением смотрела на него.
- Если ты пошёл в Школу разведчиков, это ещё не значит, что ты сможешь врукопашную справиться с Утрехом. Он всё-таки Гиена, и очень здоровый. Я бы и сама нашла способ, как его отшить.
Бруни остановился у дощатого забора и повернул одну из досок. Она висела на единственном гвозде. Посторонившись, он с сомнением посмотрел на двенадцатилетнюю девочку со смешными косичками, из которых во все стороны выбивались концы кудрявых прядей.
- Ты можешь со мной не ходить, - предложил он.
- Вот ещё!
Гайя решительно полезла в дыру. Бруни, как джентльмен, подержал ей доску, после чего просочился на территорию старых доков сам.
- Тебе, совсем не страшно, Медвежонок? - Гайя покосилась на него, когда они шли рядом между перевёрнутых старых лодок, по мокрому после утреннего дождя песку.
- Тебе обязательно так меня называть?
Невысокий даже для Лиса, худенький и щуплый на вид, Брунвальд втайне считал, что ему больше подошло бы прозвище "Мышонок", но благоразумно помалкивал об этом.
- Если ты собираешься побить Утреха, тебе нужно быть минимум Медвежонком, - съязвила Гайя. Она не была уверена в успехе этой встречи. Но мальчишки "назначили дуэль" без её ведома, несмотря на то, что ссора вышла именно из-за неё.
Бруни на этот раз ничего говорить не стал. Отец как-то сказал ему: "Хочешь победить - дерись так, словно готов умереть, но не отступить! Враг должен дрогнуть раньше тебя".
Впереди показалось свободное пространство между старым причалом и отводной канавой. Утрех тоже был не один. С двумя приятелями. Высокий, головы на полторы выше Брунвальда, успевший развернуться в плечах к своим шестнадцати годам, да ещё и натренировавший мышцы (он помогал отцу-рыбаку, таскал сети и работа вёслами), Утрех выглядел почти взрослым.
- Ну что, малявка! - крикнул он издали. - Ты готов?
Брунвальд решительным жестом остановил Гайю, и пошёл на середину свободной площадки, мягкой и плавной походкой настоящего Лиса. Он боялся только одного: что дрогнет раньше, чем Гиена...

*  *  *

Рыси теперь "пасли" Велию, следуя за ней буквально нос в хвост. За ними не менее уверенно следовал Лис Мерви Вайт. Он всё время пытался вклиниться между Харроком и его ведомым, но каждый раз Рыси не давали ему этого сделать, понимая, что Лис скорее устроит аварийную ситуацию, чем сдастся.

Вслед за Лисом, но уже на расстоянии двух длин мчались два Гиены и Волк, и только за ними, ещё на несколько длин отставания - остальные четыре гонщика. Ещё двое уже выбыли из-за поломок, а один безнадёжно отстал, вылетев на повороте.

- Ей бы оторваться, - сказал Бруни, опуская бинокль. - Но увеличивать скорость перед "лабиринтом" нельзя. Посмотрим, на что способна эта девочка.

Глерт мысленно обозвал дядю "бесчувственным старым пиратом", хотя и понимал, что старший Ингвар просто не поддаётся лишним эмоциям. Сейчас либо Велия сбросит скорость и упустит время, либо будет рисковать на крутых виражах. А если не рискнёт она - рискнёт кто-нибудь из её противников.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-06-20 00:25:03)

+5

50

Краем уха Велия уловила грохот, лязг и задушевный посыл куда-то далеко. У Мерви Вайта, похоже, «сорвало гайку» и Лис всё-таки подрезал второго Рыся, но сам проскочить не успел и имел все шансы схлопотать в челюсть или в ухо от обозлённого гонщика, с вполне реальной перспективой оказаться в медпункте. А вот Абрахам Харрок прилип к девушке, как банный лист – Велия передёрнула лопатками, явственно ощущая пристальный взгляд в спину, прикусила губу, принимая окончательное решение и… увеличила скорость, совсем чуть-чуть, мысленно благодаря брата. Гаррет, после своей блистательной победы, расписал двойняшке трассу до мельчайших подробностей и даже открыл один секрет: большая часть гонщиков срезалась на въезде в «лабиринт», думая, что в начале будет прямая дорога, как приманка – на самом деле, «лабиринт» начинался с двойного поворота и, правильно свернув на увеличенной скорости, этот «завиток» можно было пройти быстрее, чем обычно.
Велия повернула руль, чувствуя, как идеально её слушается «Ворон», не хуже выезженного верхового коня, и поддавшись нахлынувшему вдохновению, поняла: всё получится, не может не получиться.

+5

51

- Неплохо, - заметил Бруни, когда пароцикл Велии прошёл первый поворот.

- Думаете, у неё получится? - спросил Глерт, не отрываясь от картины гонок, и искренне надеясь на то, что хотя бы Велия выиграет, и получит главный приз.

Бруни ничего отвечать не стал. Не потому, что боялся сглазить. Просто он сосредоточенно наблюдал за тем, как девушка вписывается в повороты, и надеялся, что она догадается сбросить скорость, выходя из "лабиринта". Там впереди был крутой спуск, с которого начиналась спешно созданная полоса с трамплинами. Расстояние между спуском и подъёмом на первый трамплин было недостаточным. Если не сбросить скорость перед спуском - с него не съедешь, а слетишь, и врежешься прямиком в подъём впереди. Тут и сказочке конец, как говорится. Бруни закусил губу, отругав себя за то, что не предупредил об этом Велию. Хотя, он и не мог бы её предупредить. Первый трамплин всё время ставили по-разному, чтобы усложнить трассу. Всё-таки Большой Приз - это не какая-то рядовая гонка, тут слишком много поставлено на кон, чтобы нежничать с участниками. Должны успевать оценивать трассу, и вовремя тормозить, если...

Если не получится перелететь с вершины склона - и сразу через трамплин, на крыльях. А крыльев у пароциклов не было.

*  *  *

"...- Это нечестно! - Гайя не подходила ближе, но выразила своё возмущение криком.
Утрех и сам понимал, что победить в драке щупленького Лиса - невелика честь. А быть побитым щупленьком Лисом - и вовсе позор. Так что вместо того, чтобы начать драку, парень неожиданно заговорил:
- Не кричи, Гайка! У меня есть хорошая идея, и я как раз хотел её предложить.
Бруни смотрел на него выжидающе, и стараясь не пропустить подвох. Но у Гиены были честные намерения.
- Тут есть песчаная горка, на краю старого котлована, с которого выкачали воду, - начал он. - Предлагаю соревнование: кто быстрее съедет на доске. Но соревноваться не с той стороны, которая идёт к берегу, а с той, которая обрывается в котлован. Кто остановится ближе к краю - тот победил. Идёт?
Бруни задумался. Вообще-то ему не хотелось драться. Он ведь тоже понимал, что победить Утреха будет слишком трудно. Но и котлован немного пугал. На его дне были обломки строительных блоков, торчала ржавая железная арматура... Ничего приятного. Если сорвёшься с края вниз - либо кости переломаешь, упав с десяти метров на камни, либо тебя насквозь проткнёт какой-нибудь железный штырь.
- Согласен, - ответил Лис, глядя прямо в лицо Гиене.
...
Съезжать на досках с песчаных дюн было любимым развлечением мэримарской детворы. Для этого требовался относительно крутой склон, не меньше сорока градусов (лучше -  больше), и гладкая доска с загнутым концом. Особенно хорошо подходила полированная фанера от старого шкафа со скруглёнными углами. Откуда они в тот раз взяли такие доски - Бруни не помнил. Не исключено, что дали двое других мальчишек, которые приходили сюда, на территорию заброшенных доков, кататься с горы. Или им удалось найти неподалёку от дюны подходящие доски, которые припрятали под кучей мусора предыдущие катальщики.
Та сторона дюны, которая вела к котловану, была очень крутая и страшная. На лице Гайи было написано: "Зачем я отговорила их от драки?"
- Мальчики! Может, не надо? - робко спросила она. - Вы оба смелые. Ну, честное слово, я ведь могу дружить с вами обоими!
- Нет, - коротко бросил Бруни.
- Это дело принципа, - солидным тоном высказал Утрех. - Ну что, поехали?
Лис кивнул.
...
Бруни успел трижды заложить вираж. Роковой край приближался слишком быстро. Лис не смотрел, где его противник. Некогда было. Остановиться легко, достаточно отклониться назад и упасть на спину. Но струсить, отказаться от борьбы!.. Он упал в последний момент. у самого края. Доска полетела в котлован. Повернувшись набок, Бруни увидел сперва, как съезжает пустая доска, и только потом - что Утрех валяется на спине метров на пять выше по склону. Бруни хотел ему что-нибудь крикнуть, но во рту пересохло.
И тут он увидел сторожа. Тот мчался к ним, прыгая через кучи мусора и песка и разсахивая руками.
- Ноги! - крикнул кто-то из Гиен, и вся компания, не сговариваясь, ринулась в противоположную от сторожа сторону.
Все благополучно миновали забор, и отбежали на километр от опасной территории. Можно было остановиться и отдышаться. Утрех постоял пару секунд, упершись ладонями в коленки, но потом выпрямился.
- Твоя взяла, - сказал он Лису, и протянул руку...
...
- Может, мне с тобой пойти? - Голос Гайи был очень участливый.
- Сам справлюсь, - отказался Бруни. Сторож знал всех ездоков на досках наперечёт, по именам и фамилиям, так что не приходилось сомневаться, что родители знают, что натворили сегодня их детки.
- Лучше я тебя до дома провожу, - предложил Бруни, и они побрели вниз по улице.
Но как ни крути, вечером пришлось явиться под гневные очи старшего Ингвара.
...
- Папа, хватит! - Олаф Ингвар схватил отца за руку и остановил порку. В свои девятнадцать лет он успел уже перерасти старшего Ингвара на несколько сантиметров, и смело вступался за младшего брата, если считал, что отец слишком уж разошёлся. - Не надо. Он и так всё понимает.
Снорри Ингвар действительно остановился, глянул на старшего, и кивнув, отошёл к столу. Бросив ремень на столешницу, он повернулся и сердито посмотрел, как младший застёгивает брюки.
- Ты больше заслужил! - рявкнул отец.
Бруни вздрогнул, но продолжил своё занятие. Опустив голову и сосредоточившись, он не смотрел на отца. Плакать в 14 лет он считал ниже своего достоинства, но всё-таки тихонько шмыгнул носом. Можно было немного расслабиться, отцовский гнев успел улечься, и он от дела перешёл к словам, что служило хорошим признаком.
- А если бы ты сорвался?! Бандит малолетний... - Теперь уже Снорри не рычал, а ворчал. Это означало, что он сам раскаивается, что закатил младшему сыну такую порку.
Бруни решился подойти и посмотрел на отца снизу вверх.
- Пап... Это было дело принципа. Я... не мог иначе.
- А что бы я матери сказал? - Снорри сцапал сына за плечи и прижал к себе. - Никогда больше так не делай, понял? Никогда! Ищи другие способы доказывать, какой ты смелый... Да это и так всем известно.
Бруни охотно прильнул к отцу, и тихонько попросил:
- Не говори маме.
- Да уж не скажу.
Олаф отошёл и уселся на диванный подлокотник. Похоже было, что больше его вмешательство не потребуется..."

*  *  *

- Велия справится, - сказал Бруни, наблюдая за чёрным пароциклом на трассе. - У неё очень хорошая машина, и голова на плечах. И она умеет рисковать. Вот увидишь!

Он облокотился на ограждение смотровой площадки, и наблюдал за тем, как девушка преодолевает препятствия. Почему-то он испытывал сейчас такую гордость, словно Велия была его собственной дочерью. Но наверное, он слишком сильно привязывался к тем, кто так или иначе вмешивался в течение его жизни. Он не мог иначе. Просто потому, что был Рыжим Лисом.

+4

52

По собственному опыту Велия знала, если уж тебя подхватывает вдохновение, не стоит противиться. Чутьё у Лисов всегда было очень сильно, поэтому девушка доверилась ему и не прогадала – с ювелирной точностью угадала миг, в который нужно сбросить скорость, выходя из «лабиринта», и на первый трамплин просто взлетела.
Абрахам Харрок был Рысем воспитанным и никогда не думал о женщинах плохо, но поняв, что девчонка оставила его с носом, едва удержался от того, чтобы вслух не назвать княжну «ведьмой», и даже подумал, не помело ли у неё, только заколдованное под пароцикл, а потом сам удивился, какая же чушь может прийти в голову.   
- Хорошо идёт, - деловито заявил третий наблюдатель, появившийся на вышке вслед за Бруни и Глертом. Даг улучил момент и удрал из ложи для гостей, так что теперь взъерошенная русая макушка Лисёнка торчала у правого локтя старшего приятеля. Здесь Дагу было гораздо интереснее, он пришёл за сестру болеть, а не париться в плюшевом ящике – пусть там взрослые сидят!
- Глерт, - мальчишка, осенённый гениальной идеей, тихонько пихнул друга сестры локтем в бок, - Вель пообещала после гонок меня учить ездить на своем пароцикле, но она его, наверно, дома оставит, не повезёт с собой – Княгини на пароциклах не ездят – может ты меня научишь? Я буду стараться, обещаю.
Потом пояснил, видя откровенное недоумение на лице молодого Лиса:
- Бабушка с дедушкой её хотят за Верховного Князя выдать, поэтому у них места в ложе рядом были, - потёр нос и добавил, - Князь на неё здорово смотрел, прям как я на мороженое. Вель же у нас красивая.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-22 17:25:10)

+5

53

Глерт хотел было возмутиться, но вовремя сдержался. Что толку говорить мальчишке, что пришло ему в голову? "Ну, я посмотрю на этого князя, если он вздумает облизываться на Велию!" - сказал парень сам себе, но тут же понял, что вряд ли решится просто пойти и набить морду Верховному Князю. А стоило бы!

- Твоя сестрёнка ещё не согласилась, - невинно заметил Бруни, оборвав тем размышления Глерта. - Сама научит.

Он продолжал, не отрываясь, следить за трассой. Удачно расправившись с трамплинами, Велия продолжала идти впереди всех. "Теперь ей второй круг продержаться, - подумал про себя Брунвальд. - Лишь бы руки не устали. Долгая гонка. Именно поэтому женщине трудно справиться. Если продержится - выиграет".

Поставив на этом точку, Бруни опустил бинокль и посмотрел на племянника. Тот больше уже не смотрел на то, что делается на трассе. Он облокотился на ограничительный бортик, и о чём-то задумался. Бруни усмехнулся, и хлопнул его по плечу.

- Думай быстрее, - посоветовал он, повернулся и пошёл к лестнице. Второй круг пролетит быстро, и капитану разведчиков необходимо быть на главной трибуне, рядом с высокими гостями.

Глерт посмотрел ему вслед, в очередной раз поразившись, как это дяде удаётся всё знать едва ли не заранее. Иногда Глерту вообще казалось, что старший Ингвар чует, что произойдёт задолго до того, как это начнётся. Шумно вздохнув, Глерт взял оставленный дядей бинокль и принялся отыскивать среди гонщиков Велию.

- По-моему, твоя сестра выиграет, - сказал он Дагу. - Харрок от неё уже отстал.

Харрок на самом деле готовился к решительному рывку, и всем остальным первенство не уступал. Рысь пришёл к выводу, что будет честнее бороться за победу на финишной прямой, когда ничто не помешает выжать их пароциклов их истинную скорость, и узнать наконец, кто самый лучший гонщик в этом сезоне.

+5

54

Даг присмотрелся повнимательней и, хотя совсем не собирался спорить с Глертом, мотнул головой:
- Не, не похоже, чтобы Харрок сдался, он жуть какой упрямый, Гаррет рассказывал, что он был самым опасным из всех гонщиков. Но если Вель его обойдёт  - это будет здорово. Получится, что у меня и брат, и сестра взяли Большой Приз, а потом и я его возьму – обязательно. - Серые глаза парнишки горели таким азартом, словно он готов был прямо сейчас занять место Велии, но Даг вдруг отвернулся от трассы и, дёрнув Глерта за рукав, заговорщицким шепотом сказал: - Глерт, а может, ты на Велии женишься, вперёд Князя? Она же не бестолковая, как другие девчонки. Не хочу, чтобы она уезжала, без неё дома совсем плохо будет.   
Велия, между тем, полностью ушла в гонку – близость победы отнюдь не затуманила ей голову, наоборот, девушка прекрасно понимала что теперь самое главное – удержать первенство. Трамплины княжна прошла с блеском – небольшой, по сравнению с Рысем, вес стал её преимуществом: с лёгкой гонщицей пароцикл ехал дальше и приземлялся не так тяжело, а уж когда Велия умудрилась пролететь целиком расстояние между двумя трамплинами и приземлиться с одного на другой, трибуны сошли с ума, а Харрок искренне пожалел, что княжна - даже не полукровка-Рысь…
На середине второго круга Абрахам оправдал слова Дага и мощным рывком сократил расстояние между собой и Велией, плотно сев девушке на хвост. Теперь всё зависело только от мастерства и скорости соперников.

+5

55

Глерт теперь смотрел так внимательно, что едва не пропустил мимо ушей слова Дага. А когда сообразил, о чём тот толкует - на своё счастье, наблюдал за самой решающей схваткой за приз, и это слегка перевесило волнение от подобного откровенного предложения.

- Я подумаю, - буркнул Глерт, и невольно попытался увидеть, где сейчас дядя.

Тот успел подняться на трибуну и в решающий момент появился, как тень, за плечом у Эдмера Коноллана.

- Она выиграет. Харрок допустил ошибку. - Говорил Бруни негромко, да к тому же, на трибунах стоял изрядный шум. Все старательно подбадривали лидеров, наверняка искренне считая, что если орать, срывая глотку - то у гонщиков прибавится скорости. - Он не попытался обойти Велию до последнего отрезка пути, а теперь уже не успеет. Она ему не даст.

Рысь, ведомый Велией, действительно уже не мог набрать скорость выше критической. Он это понял, и не сдавался лишь потому, что был Рысем. Он едва ли не касался передним колесом заднего щитка её пароцикла, но сейчас его могло спасти от поражения только чудо. Например, Велия забудет, как управлять пароциклом, или потеряет сознание от радости, что финиширует первая, раньше финишной черты. Но ни того, ни другого не случилось, и оба пароцикла, идя со значительным отрывом от остальных, пролетели под взмахнувший флажок мимо трибун.

Сбросить скорость обоим удалось только в конце дорожки, когда беснующиеся трибуны остались позади. Харрок сорвал с головы шлем, и не заглушая движок, подкатил к Велии.

- Тебе никто не говорил, что ты ведьма? - спросил он, но в этом не было ни обиды, ни желания оскорбить. - А в топливном баке вместо воды у тебя наверняка какое-то секретное зелье, которое никто кроме тебя сварить не может! Это было круто!

Он сорвал с руки перчатку и протянул крепкую, хотя и изящную руку Велии. Она выиграла честно, и Рысь был в явном восторге.

Остальные гонщики глушили пароциклы и постепенно перемещались сюда же, а от трибун уже бежали люди - служители, судьи. Победительницу полагалось пронести мимо трибун на руках, она ведь выиграла самый большой гоночный приз на всём Восточном побережье!

Бруни среди этих людей не было. Он остался на трибуне. Почему-то ему было немного грустно. Такая девушка, как Велия, заслуживала гораздо большего, чем быть женой его племянника и копаться вместе с ним в моторах. Она могла бы стать женой Верховного Князя Лисов. Но с другой стороны, кто сказал, что это именно её место?

"Они сами решат", - подумал Брунвальд, и жестом подозвал ближайшего разведчика, чтобы дать указания по поводу дальнейших торжеств и охраны гостей.

+4

56

Пролетев через финишную черту, Велия вдруг очень осязаемо почувствовала, как вдохновение, нёсшее её на своих крыльях, сменяется усталостью: больше всего ныли руки - от тяжёлого руля - и ноги, в которых всё ещё отдавалась вибрация пароцикла. Но девушка нашла в себе силы заглушить движок и улыбнуться сопернику:
- Говорили, Абрахам, и не раз. Спасибо, это была хорошая гонка, может как-нибудь повторим.   
Мерви Вайт, потиравший челюсть, улыбнулся победительнице так, словно съел мешок лимонов и запил кувшином уксуса. Велия вежливо кивнула, подумав про себя: «Если рядом с ним сейчас поставить парное молоко, оно сразу скиснет, к гадалке не ходи». А в следующий миг девушку аккуратно вынул из седла старший сын Вебьорна Тандри - Эйлерт: окажись победителем Рысь, служитель-Медведь и его бы спокойно пронёс по всему кругу, Лисичка же, и вовсе, была для могучего парня невесомой пушинкой.
«Жаль, братик, ты этого не видишь», - вздохнула Велия, но с другой стороны, если бы Гаррет был здесь, ей пришлось бы соревноваться с ним. Круг почёта завершился точно у помоста для победителей.
- Поздравляю, Вель, - Эйлерт улыбнулся, бережно поставил девушку на ноги в центре самой верхней ступени и отошёл.

+4

57

Бруни спустился с трибуны, держась позади княжеской четы и семьи Конолланов. По другой лестнице уже сходил распорядитель гонок, вместе с губернатором и прочими высокими гостями.

- Принесиле приз, - распорядился губернатор, и тут же поклонился князю Лисов. - Надеюсь, наш высокий гость не откажется самолично вручить эту заслуженную награду достойной молодой леди из своего клана.

Приз поднесли в шкатулке, на серебряном подносе. Князь шагнул ближе.

Бруни ощутил смутное беспокойство, и внимательно оглядел княжеский затылок. Точнее, его шею сзади. Цепи, на которой обычно носили Медальон, на нём не было, а это означало, что и сам Медальон князь Лисов предпочёл на соревнования не одевать. Беспокойство переросло в уверенность, и Бруни оттолкнул Эдмера Коноллана, его супругу и кажется, ещё кого-то, перепрыгнув через четыре оставшиеся ступеньки...

- Не прикасайтесь к призу! - крикнул он.

Князь успел взяться за крышку шкатулки. Он приветливо смотрел на Велию, но крик заставил его обернуться. Всё произошло очень быстро. Князь упал. Охрана бросилась к нему, оттеснив капитана Ингвара. Эдмер Коноллан бросился вперёд, оттолкнув дочь назад от опасного места, и тут же повернулся к упавшему князю...

Народ зашумел, оттеснив участников гонки, прибежавших следом, от трибуны. Стража и разведчики устремились к месту действия, отгоняя зевак. Зрители зашумели, многие пытались спуститься вниз, некоторые наоборот бежали наверх, чтобы перебраться через ряды на другие трибуны.

Кто-то схватил Велию за руку и буквально выдернул в сторону. Это был Глерт.

- Ты цела? Что случилось?!

Как он успел понять, что происходит нечто плохое? Скорее всего, услышал голос дяди и бросился спасать самое дорогое. Подойти ближе к трибуне и понять, что там творится, было невозможно. Стражники бы не пропустили. А Разведчики уже сновали как тени, вынюхивая и высматривая подозрительных.

+4

58

- Не знаю, - Велия, ошеломлённая и испуганная, прижалась к Глерту, даже не заметив, что уже обняла его за пояс. – Приз мне должен был вручить князь, но он только открыл шкатулку и упал, а перед этим дядя Бруни крикнул, чтобы шкатулку не трогали. Глерт, думаешь… - Велия взглянула на парня потемневшими, так что зрачок почти слился с радужкой, глазами. Внучка князя, выросшая на историях о борьбе за власть, поняла сразу, но не смогла сказать вслух – у нынешнего князя не было сыновей, только дочь и если он умрёт, не женившись во второй раз и не оставив наследника, будут выбирать нового князя и старшинство над кланом может перейти к другому роду. Но покушение на Верховного Князя было, в представлении девушки, чем-то невозможным, ну как если бы вдруг утром солнце встало в противоположной стороне или небо вместо синего сделалось зелёным. 
Между тем, к трибуне, вслед за Брунвальдом Ингваром пробились несколько приставов из Ордена Хранителей и высокий Лис средних лет с Кольцом Медика на пальце. Доктор тут же занялся князем, а приставы – шкатулкой. В том, что это - покушение именно на князя никто из приставов не сомневался, но проверить следовало все версии, даже самые нелогичные.

+4

59

Пока Глерт утешал Велию, и думал, что делать дальше, Бруни успел разослать своих разведчиков с поручениями, усилить охрану, задержать несколько подозрительных лиц, и получить крепкий нагоняй от губернатора.

- Что делают твои разведчики?! Сопли собирают?! Как такое могло случиться?! - Всё это прозвучало на повышенном тоне, но Бруни предпочёл ничего не отвечать, просто стоял и молча слушал. - Десять дней, Ингвар! У тебя десять дней! - Губернатор потряс пальцем у него перед носом, но и тут не вызвал ответной реакции. Это заставило его сбавить тон. - Или ты найдёшь тех, кто это сделал, или в лучшем случае, отправишься в отставку, - категорично, но уже без криков заявил он. - Без пенсии и рекомендаций. И это в лучшем случае...

Оправдываться Бруни никогда бы не стал, тем более, что признал слова губернатора справедливыми. Но когда он неожиданно появился рядом с племянником и Велией, лицо у него было каким-то... бледным и слишком спокойным.

- Глерт! Паромобиль и охрана там. - Он показал направление. - Ваши пароциклы на охраняемой стоянке. Потом заберёте. Велия! Твой отец просил тебя побыть пока у нас. Езжайте домой.

- Дядя... - начал было Глерт, но Бруни, резко выпрямившись, так на него глянул, что парень тут же заткнулся, и взял Велию за руку. - Идём. Мы тут только мешать будем.

Брунвальд резко повернулся на каблуках и направился к ожидающим его разведчикам. Глерт тяжко вздохнул.

- Похоже, у дяди крупные неприятности, - сказал он тихо. - Наверное, нам лучше пойти отсюда. Ты как?

Ему очень не хотелось уходить, но что-то в тоне дяди, а ещё больше в его взгляде, дало Глерту понять, что на этот раз лучше послушаться. К тому же, успокаивала мысль о том, что Велия уедет вместе с им, и останется в их доме. Правда, тут нужно было встревожиться, и подумать, нет ли за этим решением какого-то тайного смысла. Но Глерт был слишком расстроен, чтобы подобное соображение пришло ему в голову.

+4

60

Как только дядя Бруни указал направление, рядом с Велией и Глертом, как из-под земли, выросла пара Волков в куртках с гербом Конолланов:
- Госпожа Велия, господин Глерт, - поздоровался с подопечными высокий сероглазый брюнет и девушка тепло улыбнулась в ответ.
- Алрик, ты же меня за шиворот с яблони снимал, может ещё «княжной» назовёшь? - обожаемую внучку князь Хильдмер мог доверить только личной охране и всех его телохранителей Велия знала если не с младенчества, то с раннего детства.
Мужчина едва заметно улыбнулся: черноглазая малышка с первого знакомства очаровала всю охрану деда и, вместо того, чтобы докладывать о проделках двойняшек, Волки зачастую  их прикрывали.
Подойдя к паромобилю, Велия беспрекословно скользнула на заднее сиденье и прижалась к Глерту. Алрик занял место рядом с девушкой, так что Велия оказалась между другом и телохранителем  – приказ князя Хильдмера был краток и категоричен: «Чтобы ни один волос с головы девочки не упал!», - а второй охранник повел машину к дому Брунвальда Ингвара, одновременно сбивая с толку возможных преследователей.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Об одном приключении 500 лет спустя