В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Об одном приключении 500 лет спустя


Об одном приключении 500 лет спустя

Сообщений 1 страница 30 из 107

1

Место действия: город Мэримар и прилегающие окрестности.

Участники: Глерт Ингвар из Рыжих Лисов, и те, кто пожелает присоединиться.

Исходные данные (одно-два предложения): эту эпоху вряд ли в полном смысле можно назвать "стимпанком" (или "паропанком"). Земля Кланов держится на Равновесии, поэтому даже с развитием паровой техники она вряд ли заслужила слово "панк". Но в целом... Куда ещё развиваться, если бензин здесь не работает, пороха нет, ничего не взрывается. Пар! Только пар! А если будем развивать оружие - то пневматика. Хотя, вряд ли есть что-то лучше хорошего арбалета с оптическим прицелом! А ещё у нас имеются паровозы, дирижабли, паромобили, всевозможные паропланы и прочие полезные вещи. Ну, и конечно же, пароциклы! Не знаете, что это такое? Вот именно об этом и поговорим.

Сколько лет прошло со времени основных событий: не менее, чем 500. На данный момент в повествовании 2516-й год.

http://se.uploads.ru/t/pADac.jpg


Глерт с грохотом опустил ящик с инструментами на верстак.

- Не задерживайся там надолго! Ужин почти готов!

Это был голос тёти Эйприл, и раздавался он со второго этажа особняка в Яблоневом сквере Северного предместья города Мэримар. Особняк, как и положено особняку, стоял особняком. Территория, огороженная видавшей виды каменно-чугунной оградой, тянулась от съезда Северного шоссе до самого берега океана. Все хозяйственные пристройки располагались позади особняка. Хотя где у него "зад"? Если смотреть от шоссе, то у него так называемый "парадный фасад" с облупленной колоннадой и широкой лестницей, а если с моря - то... ещё один "парадный фасад" с ещё одной лестницей и узким каналом, прорытым до самого берега. Так что буквально "задом" особняка можно было назвать только его северное крыло, позади которого и стояли обширный гараж и мастерская.

- Пол часа! - для порядка крикнул Глерт, хотя тётя наверняка уже закрыла окно кухни.

Почёсывая густую, русо-рыжеватую шевелюру, двадцатидвухлетний Глерт Ингвар, племянник хозяина и хозяйки дома, остановился перед своим "стальным конём" - полуразобранным пароциклом, на потёртом сидении которого ещё можно было разглядеть эмблему завода "Адальстейн и Сыновья". Этот самый Адальстейн, понятное дело, был из клана Рысей, и его двуколёсные машины славились на всю Землю Кланов. Вот только агрегат, что торчал сейчас грудой трубок, потёртой кожи и облупившейся защитной краски, как осенний холм среди полей, был изготовлен лет двадцать назад и сейчас уже не мог претендовать на что-то серьёзное.

Глерт знал о пароциклах всё! Ну, или почти всё. Однако, в данном случае ему это абсолютно не помогало, и он прекрасно понимал, что без толку выезжать на этом допотопном монстре на Большой Приз. Только позориться. Да, до недавнего времени он ещё мог на что-то претендовать в классе так называемых "клапанных" пароциклов. Но его "Бродяга" уже отъездил своё, и теперь при каждом выезде у него что-то непременно входило из строя. Дядя Бруни уже заплатил за него штраф после того, как Глерт на повороте врезался в витрину магазинчика на Третьей Окольной улице, и недвусмысленно дал понять, что в следующий раз его гнев может выйти за словесные рамки, и новая порча чужого имущества выйдет Глерту таким боком, что минимум две недели он точно на "этого своего монстра" не сядет. "Что я мог сделать, если у меня отказал переключатель скорости?" - возмутился про себя Глерт, но зная характер дяди, предпочёл вслух этого не произносить.

И вот он стоял над полуразобранным пароциклом, и испытывал самые настоящие душевные страдания. До Большого Приза - две недели! Что ему делать? Новый пароцикл стоит бешеных денег, а Глерту за сезон удалось заработать только пятую часть! И за что Равновесие одарило его страстью к гонкам и этим двухколёсным агрегатам, которым с самого начала место было - на приличной свалке?!

моё

http://sd.uploads.ru/t/snEmc.jpg

Отредактировано Тери Эгейл (2016-09-11 23:00:31)

+7

2

*  *  *

Пароциклы были изобретены Рысями примерно в то же время, как они опробовали первый свой паромобиль, и предложили его как альтернативный вариант для городских улиц, вместо громоздких и тяжеловесных Колымаг (нечто среднее между паровозом и трактором), которые таскали по мостовой вагонетки с товарами и пассажирские вагончики. Самый главный недостаток первых пароциклов был в их тяжеловесности. Представьте себе, что вам надо нагрузить на двухколёсную машину котёл на тридцать - сорок литров воды, угольную печь и два огромных короба для угля по бокам. Даже если не считать вес всей остальной конструкции, с подобной машиной мог справиться разве что очень сильны Рысь, или Медведь. Наверное, потому и ездили на первых пароциклах в основном Медведи. Им он, кстати, очень понравился за возможность развивать большую скорость на ровных межгородских шоссе. Зрелище мчащегося на пароцикле Медведя, в кожаной куртке, очках и с развевающимся шарфом, над которым точно таким же шлейфом развевается чёрный дым - это нечто! Но Рысей не устраивала громоздкость собственного изобретения, и они всерьёз взялись исправлять недостатки.

Первым делом, нужно было избавиться от коробов с углем. Выход нашёлся быстро: нагревательный амулет в днище парового котла! Сам по себе магический пирит воду не разогревает, он лишь поддерживает заданную изначально температуру, так что небольшое количество угля и маленькая топка всё равно были нужны. Обращаться с пароциклом стало легче ещё и потому, что сократилось время разогревания двигателя: кинул в топку кусок угля, минут через пять вода закипела, пар пошёл - и можно ехать! Вес машины облегчился капитально, так что теперь любая особь мужского пола из любого клана при определённой сноровке могла справиться. Но Рысям этого было мало.

Химики создали специальную смесь, которая давала высокую температуру и быстро разогревала воду в котле. Рационализаторы смастерили нечто вроде обоймы, в которую вставлялись сто парных капсул величиной с напёрсток каждая. Нажатием рычага две капсулы выбрасывались в специальный отсек под котлом, раздавливались, два реагента вступали в реакцию, при которой высвобождалась тепловая энергия - и вода вскипала за десять секунд. Это был рекорд! Изобретение подхватили изготовители паромобилей, значительно усовершенствовав их двигатели. Но дальше не пошло. Для того, чтобы раскочегарить котёл паровоза, который тащит двадцать двухэтажных вагонов, количество нагревательного реагента и магического пирита для поддержания температуры должно было быть таково, что это становилось экономически невыгодно и опасно. Так что более тяжёлые машины продолжили свой бег на старом-добром угольном котле.

А вот пароциклы процветали. Они стали легче, экономичнее, и эстетичнее. Теперь им вовсе не нужен был уголь, и всё, что из них вылетало при работе - это чистый пар. Но разве Рыси когда-нибудь останавливались на достигнутом? Они решили, что пора заняться самим котлом. Вода - это ещё одно слабое место парового двигателя. Но погодите, сперва надо объяснить его принцип действия, а уж потом подводить к тому, что именно изобрели Рыси.

Паровой двигатель пароцикла, устанавливаемый над задним колесом, состоит из водяного котла и турбинного отсека. Между котлом и отсеком есть специальная заслонка, которая приводится в действие при помощи рычага, установленного на руле пароцикла. Чем уже щель между котлом и турбиным отсеком, тем под большим давлением выбрасывается пар, который приводит в движение лопастную турбину, после чего по специальным трубам возвращается в водяной котёл. Соответственно, чем сильнее бьёт струя пара - тем быстрее вращается турбина, и тем большую скорость развивает пароцикл. Чтобы ехать медленно, надо открыть заслонку полностью, чтобы пар поступал в турбину с меньшим давлением. Фокус в том, что остановить пароцикл можно лишь одним способом: полностью перекрыть заслонкой доступ пара к турбине. Но котёл при этом продолжает кипеть, и его может разорвать от давления пара, которому некуда циркулировать. Для того, чтобы это не случилось, сверху на котле есть клапан, который автоматически выпускает пар, когда его становится слишком много. А пар - это вода, и чем больше ваша машина стоит на месте, на холостом ходу - тем больше вы теряете воды. Хорошо в городе, где всегда можно найти водяную колонку и долить воды в котёл. Хотя, и это не слишком хорошо, потому что нельзя лить в кипящий котёл холодную воду. Приходится вынимать из-под котла нагревательный амулет, давать воде немного остыть, потом заправляться, снова нагревать воду, и... В общем, на это может уйти от двадцати минут до получаса. Поэтому Рысьи изобретатели поставили себе цель: изменить конструкцию так, чтобы можно было не терять пар.

Для исправления конструкционной ошибки было два пути: сделать ещё одну заслонку, которая выводила бы пар в циркуляционную трубу в то время, когда турбинная заслонка полностью закрыта, или сделать подвижным сочленение турбины, чтобы отсоединять её от ходовой части пароцикла, когда надо остановиться. Тубрина во втором случае продолжает вращаться, но её движение не передаётся на ходовое колесо пароцикла. У обоих способов нашлись свои приверженцы, но в конечном итоге стали делать оба типа двигателя.

Подобная система позволила убрать клапан с котла. Ему уже не грозило разорваться от излишнего пара, потому что пар продолжал циркулировать даже тогда, когда пароцикл стоит на месте. И сам котёл можно было сделать меньше - не на тридцать литров, а на пять. Но процент опасности всё равно остался. К тому же, давление пара внутри котла настолько сильно, что после каждой остановки металл чуть-чуть подрастягивался. Это постепенно приводило к деформации котла, что было крайне нежелательным явлением. Когда котёл растягивается - КПД двигателя падает. Износ котла у безклапанного двигателя, соответственно, наступает почти вдвое быстрее, чем у клапанного.

Чтобы свести подобный нежелательный эффект к минимуму, один гениальный Рысий металлург изобрёл "слоёный металл". Суть его изобретения была проста: три сверхпрочных сплава с разным направлением растяжения наносились друг на друга слоями, и в результате котёл меньше растягивался, и даже если поддавался один слой - его деформацию тормозил другой.

Это был очередной прорыв в технике изготовления двигателей для пароциклов. Новая машина СТ-21 (Скоростной Трёхслойный 21-го поколения) весила всего 300 килограммов, и была по-настоящему резвой, развивая максимальную скорость до 200 километров в час. На прогрев двигателя уходило не более пяти секунд, одна обойма реагентов позволяла заводить его сто раз, прочный и относительно лёгкий котёл оставался ходовым лет десять-пятнадцать, нагревательный амулет менялся три раза в месяц, а воду достаточно было заливать один раз в неделю. Но и стоил новый пароцикл соответствующе, так что сразу сделался "дорогой игрушкой", которая далеко не всем была по карману. Как и водится в таких случаях, СТ-21 очень скоро наладились подделывать. Корпус покупали в разобранном виде, а самую дорогую часть, сердце пароцикла, трёхслойный безклапанный двигатель, заменяли внешне похожим, но обычным, то есть, гораздо менее надёжным. Время от времени поддельные двигатели разрывало паром, жуликов ловили, но проблема всё равно оставалась.

+7

3

А перед Глертом сейчас стояла иная проблема. Он хотел выиграть. Если бы он выиграл приз, хотя бы для клапанных пароциклов, он мог бы в следующем сезоне купить себе настоящий  СТ-21. Но увы, глядя на покорёженные, облупленные трубки и цилиндры, парень понимал, что приза ему не видать. Он мог бы починить почти всё, но двигатель его старенького СК-12 (Скоростной Клапанный 12-го поколения) до финиша просто не дотянет. Глерт наклонился и поднял с земляного пола оторванный клапан. Тяжёлая металлическая конструкция величиной со спичечный коробок легла в ладонь как-то сиротливо, и бесполезно. Взгляд парня невольно перешёл с пароцикла на коробку, которую он поставил вчера на самый дальний верстак. В коробке был поддельный безклапанный двигатель. Но какой от него прок? Машина не потянет нужной скорости. Оси требуют замены, коленчатая передача с руля на двигатель разболталась, и даже если подтянуть все крепления - наверняка не выдержит вибрации на максимальной скорости, потому что у безклапанного двигателя, даже если он поддельный, скорость гораздо выше и вибрация, соответственно, больше. Обо всём остальном можно и не говорить.

Глерт вздохнул, и с досады кинул сломанный клапан в кучу мусора. Опустившись на перевёрнутый ящик, парень запустил испачканные смазкой пальцы в свою густую шевелюру и задумался. А что, если?.. Да нет! Не поможет...

Несколько минут он сидел, готовый отчаяться, и тут раздался очередной тётин крик:

- Глерт! Немедленно иди ужинать! Твои клапаны подождут!

Неожиданно он подскочил, словно его ужалили, и бросился к куче, в которую только что выбросил клапан.

- Сейчас, тётя! - Он яростно рылся в мусоре, раскидывая обломки трубок, гнутые шестерни и  ржавые куски покрышек. - Сейчас иду!

Выпрямившись, Глерт победоносно зажал в кулаке многострадальный клапан. "Ты сбрендил! - сказал он себе. - Если узнают, что ты жульничаешь, тебя вообще отстранят от гонок, с дяди сдерут штраф, а он - шкуру с твоей задницы, и будет абсолютно прав!"

Тем не менее, Глерт решился. Он должен выиграть гонку клапанных машин! Он поставит котёл без клапана и выиграет! Он приварит сверху ломаный клапан, чтобы все подумали, что машина клапанная! А если техники начнут проверять работоспособность клапанов перед стартом?

"Что-нибудь придумаю!" - решил про себя Глерт, и сунул клапан в карман.

+7

4

*  *  *

- Как твой пароцикл?

Глерт, не отрываясь от созерцания мясного рагу у себя на тарелке, ответил, постаравшись, чтобы голос звучал как можно нейтральнее:

- Кое-что подправлю, и думаю, что ещё один сезон он послужит.

Дядю Бруни бесполезно было пытаться обмануть, но в данном случае, настроение Глерта соответствовало тому, что он говорил, поэтому он понадеялся, что лишних подозрений не вызовет.

Брунвальд Ингвар, энергичный Рыжий Лис сорока двух лет, командовал подразделением разведчиков береговой охраны Мэримара. Невысокого роста, пропорционально сложенный и превосходно развитый, дядя Бруни в рукопашную мог поспорить с противником, гораздо более габаритным, чем он сам. У него было запоминающееся лицо, тонкий нос, большие внимательные глаза, чистый лоб, который пересекала единственная вертикальная морщина над переносицей. Он редко смеялся, хотя с чувством юмора у него, как у всех Лисов, был полный порядок. Ещё он имел обыкновение говорить негромко, но чётко и раздельно, выделяя каждую фразу - привычка человека, которому приходится командовать.

- Давно бы новый купил, - бросил дядя Бруни, подливая соуса в свою тарелку.

Глерт хмыкнул.

- Я за десять лет столько не заработаю, - пробубнил он, не особенно желая вступать в полемику, но не сдержался и добавил: - Вот выиграю приз для клапанных пароциклов - тогда куплю.

Дядя прожевал кусок мяса и нацелил тонкую, двузубую вилку на следующий.

- Работать надо, - коротко подсказал он. - Ждёшь, что тебе на блюдечке поднесут. Чудеса бывают, но редко. В гонках участвуют сотни, а приз получает один.

Тётя Эйприл как раз обходила стол, подкладывая детям в тарелки лакомые кусочки. Детей у четы Ингваров было пятеро: девочки-близняшки лет по 12, и три мальчика - 10, 7 и 5 лет. Ещё одного ребёнка тётя ожидала месяцев через семь. Привычным жестом взъерошив густые, слегка вьющиеся русые волосы супруга, тётя наклонилась к нему и мягко поцеловала в щёку.

- Мальчик хочет всё и сразу, - подсказала она, и ушла на своё место.

Бруни кинул взгляд ей вслед, и на его губах на секунду промелькнула улыбка. Но он тут же вернулся к еде.

- Понимаю, - согласился он через минуту. - Но всё и сразу - не получится. Ты, Глерт, хочешь и копить, и тратить, - взялся он за племянника. - Так не бывает. За год ты бы скопил, сколько надо. Но у тебя деньги в руках не держатся. А я не дам. На учёбу дам, на пароцикл - нет. На хобби и развлечения человек должен сам зарабатывать.

Глерт всё понимал, дядя был прав. Но соглашаться не хотелось. Он даже вскинул голову, готовый возразить, но тётя Эйприл стукнула свёрнутой салфеткой по столу.

- Мужчины! Деловые беседы - не за столом. Ешьте.

Девочки захихикали, им нравилось, когда мама командует. Она была их идеалом, красивая, розовощёкая, с удивительными золотистыми волосами, внимательная и добрая. И она одна умела утихомиривать их отца и почти взрослого кузена. Остальные присутствующие за столом тихо ели.

Глерт быстренько закидал в себя остатки мяса, запил чаем, и вытирая руки салфеткой, начал подниматься из-за стола.

- Куда? - коротко спросил дядя.

- Можно, я поработаю ещё часок? Надо клапан починить.

Дядя переглянулся с тётей, та мягко улыбнулась. Складка между бровей мужчины чуть разгладилась, и он в свою очередь кивнул племяннику.

- Хорошо. Только не ночуй там.

- Спасибо! - Глерт вскочил, и устремился к выходу из столовой. Всё хорошо, дядя прав, но он решился, и намерен осуществить свой план, чего бы это ему ни стоило.

- Он - хороший мальчик, - заметила мужу тётя Эйприл, когда дверь закрылась и шаги племянника стихли.

- Хороший, - согласился Бруни. - Только бездельник.

И он налил себе ещё чаю.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-05-16 15:13:27)

+5

5

- Так что, деточка, совсем ничего нельзя сделать? – невысокая кругленькая Лиса, со сморщенным, как изюм, лицом, комкала край накрахмаленного передника, глядя на прямоугольный бронзовый столик, разделённый линиями из чёрной эмали на четыре части, из-под которого торчали потёртые коричневые, заметно порыжевшие на носках, сапоги.
- Кое-фто, мофно, - сапоги дёрнулись, потом перевернулись и, поднявшись, поползли назад. На свет появилась пара весьма приятных нижних округлостей, обтянутая кожаными штанами, потом, тоже кожаная, спина со змеящейся вдоль позвоночника толстой светлой косой.
Девушка постояла на четвереньках пару минут, явно что-то обдумывая, повернулась к старушке и села по-бебеттски. Странности в речи объяснялись просто: в зубах молодая Лисичка держала отвёртку.
- Велия, деточка, ты уж постарайся, - старушка всплеснула пухлыми ручками, - а я тебя чаем напою, с пряниками – медовыми, как ты любишь.
Девушка вынула отвёртку изо рта и сунула её в гнездо на поясе:     
- Госпожа Мелисент, - на старушку пристально посмотрела пара чёрных, ошеломительно контрастирующих с серебром волос, глаз, за которые Велию Коноллан – кто тайком, а кто и открыто - называли ведьмой. – А где вы её покупали? В лавке господина Освина?
- Да откуда ж у меня столько денег, деточка? – вдова булочника отступила на пару шагов и присела на старый, со слегка облупившейся светло-коричневой краской, стул. – На базаре, - старушка улыбнулась, вспомнив что-то хорошее. – Такой милый молодой человек продавал, всё подробно рассказал, как с ней обращаться и даже цену сбавил, когда узнал, что у меня денег в обрез.
«Знаем мы таких добреньких», - мрачно подумала Велия. – «Попался бы мне этот миляга, я бы его кнутом отходила, чтобы не надувал старушек».
Бронзовки на магических кристаллах уже имелись в большинстве домов, но печи упорно не сдавали позиций, а эта к тому же была самой первой, устаревшей модели.
Велия подтянула к себе за ремень пузатую сумку и нырнула в её недра, бормоча странные слова вроде «теплопроводность», «энергетический резонанс» и много чего ещё, что госпожа Мелисент отродясь не слыхивала.
- Вела, ой, здрасте, госпожа Мелисент, - в распахнутом окне кухни, между расшитых незабудками занавесок, показалась русоволосая голова. – Я так и знал, что ты здесь, - Лисёнок тринадцати лет сверкнул серыми глазами. – Собирайся, там гости пришли, мама очень сердится, что тебя нет. – «Гости» младший брат Велии выделил голосом, а это могло означать только одно – очередные смотрины.
- Ага, - отозвалась Велия, выныривая из недр сумки, повертела в руках большую катушку и стремительно поднялась. – Даг, побудь с госпожой Мелисент, а я к Глерту сбегаю, у меня проволоки на обмотку не хватает.
Не дожидаясь ответа, девушка выметнулась в окно - так быстрее – и через пять минут, срезав путь по задним дворам нескольких особняков, уже тарабанила в дверь мастерской давнего – ещё с детских лет – приятеля:
- Глерт, открывай! Срочное дело!

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-16 19:49:46)

+6

6

Парень появился в дверном проёме, встрёпанный, в рубашке с короткими рукавами, кожаном фартуке и перчатках, и мигом оглядел всё пространство за спиной Велии. После чего выдохнул и провёл тыльной стороной перчатки по лбу.

- Ты меня напугала, - сказал он, отстраняясь, чтобы девушка могла войти, но тут же сорвался с места и ушёл вглубь мастерской, к тому месту, над которым тускло светил газовый рожок, спрятанный за матовый круглый плафон. - Я увлёкся и не услышал, как кто-то подходит.

Походя Глерт подхватил кусок ветоши и бросил её на лежащий на верстаке поддельный двигатель, к которому успел частично приварить сломанный клапан. Заодно выкинул в мусорный ящик отработанный стержень паяльного агрегата, состоящего из стального прута со специальным химическим покрытием, на деревянной рукояти. В углу мастерской тлели алыми огоньками угли в маленьком остывающем горне. Паяльный стержень раскалялся добела в обычном горне, а запрятанный в стержень магический пирит поддерживал температуру, после чего им можно было сваривать вместе куски металла. Была ещё газовая сварка, но с ней одному не справиться, надо чтобы кто-то качал насос, нагнетая газ в рабочую часть, пока другой варит. В мастерской у дяди был газосварочный аппарат, но один Глерт им не пользовался. К тому же, пиритная сварка не создавала лишнего шума в отличие от газовой.

Не то, чтобы Глерт боялся, что Велия увидит, чем он тут занимается... Хотя, всё-таки боялся. Как она на него посмотрит, если узнает, что он готов поступить, как мелкий жулик?

- Так что случилось?

Глерт решил, что если начнёт сейчас прятать двигатель, и вообще излишне суетиться, то только привлечёт внимание. Он знал Велию с детства, и знал, что она очень-очень внимательная девушка.

+6

7

- Напугала? Тебя? – Велия изумлённо вскинула тёмную бровь. - Не смеши мои тапочки, это невозможно. Даже если бы вместо меня на пороге стоял разгневанный отец благонравной девицы с заряженным арбалетом, нацеленным тебе между глаз, и требовал немедленно жениться, ты бы определял мастера и модель оружия, и попутно думал, как его можно усовершенствовать, - последние слова девушка договоривала уже в спину парню, но они слишком давно знали друг друга, чтобы обращать внимание на такие мелочи и заниматься светскими раскланиваниями. - Ты не меняешься, - пройдя следом за приятелем, Велия непринуждённо – кресел у Глерта в мастерской не водилось, а найти стул или скамейку в этом творческом беспорядке мог только сам хозяин – уселась на верстак, болтая ногами. – Это ведь у меня срочное дело, а к тебе девушка в гости пришла, мог бы хоть воды предложить из вежливости.
Нечто на верстаке, прикрытое куском ветоши, Велия, конечно же, заметила, но спрашивать, а тем более, пытаться посмотреть или определить по запаху, что на этот раз затеял Глерт, даже не пыталась – элементарная вежливость, соблюдавшаяся в кругу техников не менее строго, чем правила этикета среди знати.
- Ладно, не буду зря тебя отвлекать, вижу что занят, - Велия чуточку повозилась, устраиваясь поудобнее: подтянула ногу и положила левую ступню на колено правой. – Какой-то засранец три дня назад продал госпоже Мелисент бронзовку, ещё первой ступени: там кристаллы мою прабабушку помнят, - зло фыркнула девушка. Чёрные глаза вспыхнули мрачным огнём. – Ну и само собой, как только госпожа Мелисент этот раритет включила, кристаллы разом устроили ей праздничный фейерверк – хорошо ещё, мощность была слабая, даже стёкла не выбило.
Я сегодня там покопалась: пара нагревателей уцелела, ещё пару я в своих запасах нашла, изолят у меня есть и посеребрённая проволока тоже, а вот медной мало, на обмотку не хватит. Одолжишь? Вот такую, - Велия протянула Глерту катушку, нечаянно коснувшись его запястья  - тонкие изящные пальцы девушки выдавали породу: на них прекрасно смотрелись бы тяжёлые старинные перстни с драгоценными камнями, но Лисичка носила лишь серебряный, сплетённый из тончайших нитей, ободок на среднем пальце. Девушка сразу же убрала руку, но почему-то вспомнила, как шесть лет назад они с Глертом проводили в небольшой укромной бухточке на берегу научный эксперимент под названием «Поцелуй». Если честно, это Глерт думал, что участвует в научном эксперименте, иначе бы не согласился, а у Велии была совсем другая причина: «Все подружки уже успели, а я ещё нет. Надо попробовать». Но пробовать с кем попало совсем не хотелось, поэтому пришлось заморочить голову закадычному приятелю.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-17 15:24:20)

+6

8

Глерт про поцелуй уже забыл. Наверное, это было закономерно для парня, который потом целовался со всеми подряд, найдя этот эксперимент очень интересным. По счастью, дальше поцелуев у него не пошло ни с одной приличной девушкой, но и подружиться всерьёз с кем-то ещё Глерт не смог. Все, кто не разделял его страсть к пароциклам и всякой технике, казались Глерту скучными и неинтересными.

- У тебя руки как у аристократки, - заметил парень как само собой разумеющееся. - А проволока есть. Сейчас найду...

Он полез под верстак, где у него стояло несколько ящиков со всяким "полезным" хламом. С грохотом что-то передвинув, он принялся копаться среди обломков и деталей неясного происхождения, но не забыл при этом высказать своё мнение:

- Я бы нашёл этого засранца, как ты выражаешься... Только не говори так при моём дяде. Он в прошлый раз слышал, и пообещал, что лично тебе уши надерёт за "неподобающие девице выражения". - Из-под верстака раздался сдавленный смешок. Надо полагать, Глерт вообразил себе, как будет выглядеть процедура надирания ушей, особенно если Велия на неё резко не согласится. - Вот!

Он вылез с мотком такой же медной проволоки и вручил её девушке, мельком глянув на прикрытый ветошью двигатель, явно стараясь определить, не изменилось ли чего, но сразу же отвлёкся, и опершись о край верстака, почесал нос.

- Дядя рассказывал, что моя бабка, его мать, как-то поймала жуликов. Прикинь, они набили сундук стекляшками под драгоценности, выбирали в окрестностях дом, не очень богатый, но и не совсем бедный, ночью закапывали где-нибудь в огороде или в саду сундук, а наутро являлись якобы с поддельным завещанием, по которому на этом месте сто лет назад были закопаны сокровища. Потом показывали старую карту, находили место и откапывали сундук. С ними приезжал так называемый "ювелир", который "оценивал" эти "камни", но оказывалось, что кроме владельцев земли, есть ещё один наследник. Ну, дальше следовало целое представление, чтобы внушить хозяевам, что тот, другой наследник от драгоценностей готов отказаться, если ему заплатят определённую сумму, поскольку он как раз собрался уезжать, и ему очень нужны деньги... В общем, кончалось тем, что хозяева, в надежде, что выручат за стекляшки больше, собирали по дому все деньги и отдавали этому "наследнику", а "нотариус" закреплял сделку. Потом они сматывались. - Глерт сел на край верстака. - Короче, бабка сама была дочерью ювелира, и как только к ней заявились, сразу поняла, что это подделка, выставила гостей вон, заявив, что она уступает всё "богатство" "наследнику", а сама быстренько отправила голубя к своему сыну - моему дяде. Он тогда уже служил. Он быстренько перекрыл дорогу этому жулью, и накрыл их с сундуком, и фальшивыми завещаниями, и картами. - Глерт махнул рукой. - Это я к тому, что надо бы ему передать, что у нас завёлся нечестный продавец.

Глерт перевёл дух. Не исключено, что его говорливость была следствием желания отвлечь подругу от двигателя, но историю он рассказал самую настоящую.

+6

9

«Да, Лет, история у тебя всегда была нелюбимым предметом», - усмехнулась про себя Велия, услышав замечание приятеля о своих руках. В княжеское достоинство Конолланы были возведены ещё 350 лет назад, а Велия была внучкой ныне правящего Младшего князя – отец девушки был вторым по старшинству сыном и мог выбирать собственный путь, что он и сделал. И тут же чуть передёрнула плечами, при упоминании Брунвальда Ингвара: дядя Глерта, как впрочем, и её отец, был человеком серьёзным и слов на ветер никогда не бросал.
- По сравнению с отцовскими грузчиками, особенно когда они уронят себе на ногу что-нибудь тяжёлое, я просто невинная овечка, но так и быть, в присутствии твоего дяди буду разговаривать, как полагается воспитанной девице, - Велия захлопала ресницами и томным голосом произнесла:
- Мой бедный брат поскользнулся, упал на то, что не упоминается в приличном обществе, и порвал свои нижние необходимости, - не выдержала и негромко рассмеялась, убирая катушку в карман. – Спасибо, завтра или послезавтра верну. Сегодня надо идти домой и принимать гостей, - девушка свесила ноги и грациозно соскользнула с верстака, но задержалась: рассказывал Глерт увлекательно, а история была интересная. Велия представила, как попавшиеся жулики тащили на себе сундук со стекляшками – на месте господина Ингвара, она бы туда камней добавила, побольше и потяжелее – и фыркнула. – Вот ты дяде всё и расскажи, пусть он к госпоже Мелисент зайдёт, а мне уже пора, а то мама с ума сойдёт и отберёт все мои инструменты, - Велия чмокнула друга в щёку и унеслась так же стремительно, как и появилась.   

***

- З-зар-раза! – Замёрзшие пальцы едва удержали шпильку и даже лисье зрение, позволявшее отлично видеть в ночной темноте, здесь помочь не могло. Велия шмыгнула носом, покрепче сжала ставший предательски скользким кусочек металла и осторожно вставила его в замочную скважину, чутко прислушиваясь. Пара минут напряжённой работы – и замок открылся. Девушка, уже явственно стучавшая зубами – весенний дождь в Мэримаре не был тёплым и ласковым – облегчённо вздохнула: «Великие Предки! Только бы Глерт ловушку или сигналку не поставил!», и сгустком темноты встала на пороге, прислушиваясь и принюхиваясь. Знакомые и привычные запахи металла, машинной смазки, краски и сварки, немного успокоили Велию. Княжна Коноллан закрыла за собой дверь и проскользнула в дальний угол – там, за выгоревшей, ставшей из красной, цвета увядшего шиповника, ширмой в мелкий цветочек стояла узкая кушетка. Глерт частенько, увлёкшись до самозабвения очередным проектом, оставался ночевать в мастерской, но сегодня, на счастье Велии, ушёл домой. Вытащив из-под кушетки небольшой деревянный сундук, Велия достала одеяло и подушку: постель готова - теперь надо позаботиться о себе. С трудом стянув отяжелевшее от воды платье, облепившее её, как вторая кожа, девушка повесила его на ширму, тонкое сооружение протестующе скрипнуло, но выдержало. Оставшись в чём мать родила, Велия плотно, как в кокон, закуталась в одеяло – старый и очень надёжный способ согреться – и свалилась на кушетку. Озноб постепенно прошёл, но заныла налившаяся болью левая щека – завтра, наверняка, будет синяк, - а на скуле саднила длинная царапина от отцовского фамильного перстня. И всё же, через некоторое время девушка забылась глубоким тяжёлым сном.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-19 13:29:50)

+6

10

Рассвет в это время года наступает рано, но ещё до того, как небо начало сереть над крышей мастерской, кто-то бесшумно открыл снаружи одно из окон, и неслышно забрался внутрь. Человек вёл себя уверенно, прикрыл за собой окошко и огляделся вокруг. "Бардак, однако! Надо заставить парня навести здесь порядок", - подумал он, и мягкими шагами прошёл вглубь помещения, не задевая ни единого предмета. Это было не удивительно, потому что странный визитёр был Рыжим Лисом, начальником над разведчиками береговой охраны, и по сути - хозяином особняка, гаража и мастерской - Брунвальдом Ингваром. Как всякому Лису, свет ему был ни к чему, он и так всё видел лучше, чем днём.

Дядя Бруни попал в мастерскую таким неординарным способом по простой причине: он не хотел будить Глерта и просить у того ключ от двери. Хотя нет, причины были две. Ему желательно было ещё и попасть сюда незаметно, чтобы племянник об этом не знал. Весь вечер Глерт вёл себя очень подозрительно, почему-то не повесил ключ на крючок в прихожей, как делал всегда, а унёс с собой в комнату. Опытный разведчик, капитан Ингвар, просто не мог не заинтересоваться, в чём дело. Он относился к своим обязанностям воспитателя Глерта очень серьёзно, и путём нехитрых умозаключений пришёл к выводу, что найдёт разгадку именно в мастерской. А заодно ему нужно было к утру найти пару деталей для парового двигателя, который приводил в движение систему водопровода в особняке. Супруга уже трижды намекала на то, что напор воды слабеет с каждым днём, но Брунвальду дня не хватало, чтобы посмотреть, в чём дело, а местному водопроводчику он не доверял. Тот много говорил, часто закладывал за воротник, и заглядывался на госпожу Эйприл. Одного последнего обстоятельства хватало, чтобы Бруни от его услуг отказался.

Пошарив по мастерской и уже почти дойдя до верстака, на котором стоял двигатель с приваренным к его корпусу фальшивым клапаном, Лис вдруг остановился и повёл носом. Запах, который его задержал, был хорошо знаком, и даже мог присутствовать в мастерской. Но не в таком количестве. И не в таком обрамлении. Ему почудился лёгкий привкус крови, мокрой кожи и много чего ещё.

"Так. Что бы это значило?" - подумал Бруни, бесшумно подходя к ширме. В том, что племянник ночует дома, он был уверен, и это ещё больше удивляло его. Если подруге детских лет негде ночевать - почему Глерт не пригласил её в дом? Да и почему ей негде ночевать, когда особняк её отца всего-то в паре километров от этого места?

Загадка требовала ответа, и Бруни осторожно отодвинул штору. Подойдя к импровизированной кровати, он присел на корточки, теперь уже точно ощущая, что с девушкой не всё хорошо, и протянув руку, осторожно положил ей на лоб.

- Что же ты в дом не постучала? - спросил он тихо, и даже как-то риторически. - Разве можно, вымокнув под дождём, валяться в холодной мастерской?

Теперь он уже был уверен, что что-то произошло, и скорее всего, Глерт об этом просто не знает. Вряд ли причина его собственного волнения связана с появлением Велии в его "походной кровати". Бруни мог бы поклясться, что она оказалась в мастерской в то время, когда племянник уже видел третий сон.

+6

11

Почувствовав прохладное или показавшееся таким, прикосновение ко лбу, Велия медленно открыла глаза, моргнула и несколько мгновений отстранённо смотрела на склонившегося над ней человека. Наконец в тёмных, ещё затуманенных сном, глазах девушки мелькнуло узнавание:
- Дядя Бруни… - в таком обращении не было ничего удивительного, давний друг отца знал Велию с тех времён, когда юная княжна была тщательно запелёнутым свёрточком, лежащим в колыбельке. – Я думала, это Лет пришёл, - уменьшительное имя друга было изобретено княжной тоже в детстве – маленькой девочке было не так-то просто выговорить «Глерт». – Уже рассвело? Тогда мне пора уходить, - энергично потрепыхавшись, Велия села, придерживая одеяло на груди: «Кажется, я всё-таки простыла. Вот досада. Придётся Лету пойти вместо меня к госпоже Мелисент».
Вместо ответа Бруни ловко, но очень осторожно коснулся ладонью подбородка Велии, не позволяя ей отвернуться или опустить голову. Велия плотно сжала губы, прекрасно представляя, что он сейчас видит: судя по всему, на её левой щеке за несколько часов налился огромный синяк. Длинная царапина на скуле, кажется, успела подсохнуть, но на подушке остался мазок крови, когда девушка неловко повернулась во сне.

+5

12

Лис сдвинул брови, и без того заметная складка между них стала глубже.

- Так. Кто это? - В своей манере, Брунвальд говорил негромко, но коротко и отрывисто. - Дай угадаю. Если чужой - не ночевала бы тут. Что случилось?

Участие дяди Брунвальда выражалось обычно не в тоне, а во взгляде и жестах. Сухость и категоричность, которая так пугала новичков, вовсе не означала, что он - бессердечный циник. Скорее наоборот, повидав и испытав за свои сорок два года гораздо больше, чем иной человек мог бы за две жизни, Бруни приобрёл какую-то особенную чуткость к чужим бедам, и внешне строгая манера держаться всего лишь маскировала чувствительность его сердца. Эта чувствительность не мешала ему быть строгим отцом и дядей, но наверное, на всём побережье не сыскался бы человек, сильнее него склонный тут же вмешиваться и приходить на помощь, когда это действительно требовалось.

- Твоё платье всё ещё мокрое, - добавил Лис, и тут же стянул через голову длинный свитер (дочки связали на день рождения), и отдал его девушке, оставшись в льняной тунике без рукавов.

- Я разожгу печь. А ты скажи, что случилось?

Ничуть не сомневаясь в своём праве задавать подобные вопросы, он действительно поднялся с корточек и сделал шаг в сторону, чтобы теперь уже присесть перед железной, сваренной из полых труб, печкой. Быстро забросив в неё несколько крупных щепок, Бруни порылся в кармане брюк и положил сверху разжигающий амулет, после чего с чистой совестью захлопнул дверцу и повернулся, не вставая с корточек, внимательно посмотрев на девушку. Огонь тут же занялся, печь была так хитро устроена, что быстро и легко отапливала всё просторное помещение, и тепло от неё буквально растекалось, прогоняя сырость, из-за которой не смогла просохнуть одежда Велии.

К слову, имя "Брунвальд" в своё время доставляло этому Рыжему Лису немало хлопот. Невозможно было избежать насмешек. Оно было Медвежьим, и совершенно не подходило к невысокому, достаточно изящному Лису, которого даже собственный племянник уже перерос на пол головы. Подобрав длинную щепку, Бруни машинально сломал её, чтобы легче было подкинуть в печь. Мускулистые предплечья разведчика пересекали многочисленные поперечные шрамы.

+4

13

Велия прерывисто вздохнула – в горле зацарапался колючий комок – и энергично затрепыхалась, выбираясь из тяжёлого кокона. Дождавшись, когда дядя Бруни займётся растопкой печи, девушка молниеносно натянула свитер, чуть поёжившись от почему-то колкого прикосновения шерсти и, поджав под себя ноги, набросила на колени одеяло. Прикусив губу, Велия посмотрела на висевшее на ширме платье. Отблески огня из печи скользили по едва заметно мерцающим чёрным линесдальским кружевам на чехле из тёмно-синего шёлка. С матушкой случился бы нервный припадок, узнай она, что самое роскошное платье дочери повисло мокрой тряпкой в мастерской механика. Но эта мысль прошла самым краешком сознания, сейчас гораздо важнее было другое: как рассказать о том, во что сама княжна Коноллан ещё не могла поверить. На ум ничего не приходило и Велия сказала как есть, уложившись в одну короткую фразу:
- Я отказала Брену Карстену и, - девушка умолкла, как наяву, увидев вчерашние события - полыхающее в тёмных глазах отца бешенство, резкий шаг к ней, взмах руки… - неосознанно подняла ладонь к щеке, но не дотронувшись, опустила на одеяло. – Отец пришёл в ярость. Сказал, что более чем достаточно терпел мои причуды и неподобающее поведение, но всему есть предел и он не намерен становиться посмешищем для всего Мэримара. И если я в следующий раз не выйду замуж по его выбору, то он отдаст меня первому неженатому Лису, который пройдёт по нашей улице.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-08-16 19:59:59)

+6

14

Бруни оставил в покое печку и сел на перевёрнутый ящик. Сбивчивый рассказ Велии он выслушал очень внимательно, и как-то странно усмехнулся. Только взгляд его при этом как-то рассеялся, словно он посмотрел вглубь себя самого, и усмешка его относилась совсем не к драматическому эпизоду из жизни девушки. Но он тут же вернулся к действительности и кивнул.

- Надо мне поговорить с твоим отцом. Так. Сказать пару слов.

Он протянул руку и пощупал платье. До сухого ему было ещё далеко. Задумчиво расправив край ткани, Лис развернул подол, словно хотел полюбоваться, но потом оставил и снова посмотрел на сидящую на лежанке Велию. И снова криво усмехнулся.

- Эйприл, моя жена - она нездешняя, - почему-то сообщил он. - Её родители живут в предгорьях. Сюда они приезжают раз в год. Ты знаешь, там к Югу от города, на побережье - дачи. Эти симпатичные домики, с верандами, террасами прямо на взморье, палисадничками в цветах. Наши родители сговорились нас поженить, и устроили "смотрины". - Он снова усмехнулся. - Мы друг другу сперва ужасно не понравились. Я тем вечером устроил родне скандал в таких выражениях, что отец взялся за хлыст... Научил меня, как нужно с родителями разговаривать. Потом семья Эйприл уехала. Прошло, наверное, полгода. Новый дачный сезон. - Теперь он просто улыбался, без ехидства. - Я шёл мимо рынка и столкнулся с Эйприл. У неё ручка корзинки оборвалась. Она там набрала каких-то порошков для красок. Она ведь художница. В общем, невозможная тяжесть. Пришлось её проводить. По дороге мы разговорились. А через месяц сыграли свадьбу. - Бруни хотел было подкинуть ещё поленце в печь, но остановился и серьёзно посмотрел на Велию. - Это я к тому, что если люди должны быть вместе - они всё равно встретятся. А если нет - тут никакие меры не помогут. Это понимать надо.

*  *  *

... - Ого!
Бруни не успел затормозить и споткнулся о лежащую на земле корзину. Не упал, но пальцами врезался так, что мало не показалось. Подпрыгнув на одной ноге, он уставился на хозяйку корзины, и чуть не охнул во второй раз. Девушка стояла, в испуге уставившись на него и прижимая к себе оторванную ручку.
- Эйприл?! - Лис заставил себя поставить ушибленную ногу на землю. - Что, авария?
- Брунвальд?! - на её лице промелькнуло смешанное выражение досады и облегчения. - Да, вот ручка оторвалась.
Наклонившись, он взял корзину за борта и вскинул себе на бедро. И подумал: "Ну и тяжесть!"
- Давайте уж, провожу, - предложил он.
Девушка, помедлив, кивнула. Бруни подпихнув руку под дно корзины, чтобы удобнее устроить её подмышкой, и похромал рядом. Эйприл тут же обеспокоилась.
- Вы сильно ушиблись?
- Пустяки, - бросил Лис. - Что у вас там? Это ж не подьёмно.
- Порошки для смешивания красок. Я рисую...
- Правда? - Бруни глянул на неё с интересом. - А почему не покупаешь готовые краски?
Она пожала одним плечом.
- Понимаешь, каждая краска - она должна пройти через твои руки. Я смешиваю их так, как мне надо, развожу, добавляю всякие масла для блеска, или наоборот, для матовости. Ой, тебе наверное не интересно?
- Ну почему? - Бруни очень хотелось почесать нос, но руки были заняты. - Интересно. А фотографией занимаешься?
Она покачала головой.
- Я люблю фотографии, но мне больше нравятся краски. Фотография - она как замерший кусочек жизни, в котором уже всё сказано, а рисунок... Я не знаю, как объяснить...
- Продолжает жить?
Она посмотрела на него с удивлением.
- Я не думала, что ты именно это скажешь.
- Ага, ты думала, что я - зануда, мрачный тип, и ничего кроме службы не вижу, - подсказал Бруни.
Она улыбнулась.
- А ты видишь? - Они шли по узкой улочке, полого спускавшейся к взморью, среди белёных стен и ажурных решёток, увитых цветущими растениями. - Посмотри на тот клён. Это только кажется, что он просто зелёный. В каждом его листочке целая палитра цветов. А эти булыжники под ногами? В них есть и розовый, и жёлтый, и синий цвет, а если посмотреть мельком - кажется, что они просто серые. Если поймать все эти цвета, увидеть их - на рисунке получается целый мир...
Они брели, разговаривая о том, о сём, смеялись, шутили. Потом как-то незаметно оказались у ворот роскошной дачи, которую снимала на лето её семья.
- Ну вот,  - сказала Эйприл. - Спасибо за помощь.
- Погоди, дай я хоть на крыльцо это занесу, - предложил Бруни, и девушка отворила калитку. Протащив тяжёлую корзину по выложенный жёлтой черепицей дорожке, Бруни водрузил её на край веранды. - Ну вот.
- Может, зайдёшь выпить чаю?
Лис поборол искушение и качнул головой.
- Мне нужно возвращаться в город. На инструктаж. - Он отступил, но уходить просто так не хотелось. - Может, сходим как-нибудь, посидим в кафе? Или просто погуляем?
Она улыбнулась, и её веснушчатое лицо засветилось какой-то внутренней надеждой.
- Давай погуляем! Ты приходи, когда сможешь.
Бруни вышел на улицу, самостоятельно затворив калитку, и несколько секунд просто стоял, улыбаясь, потому что вспоминал её лицо. Потом машинально сунул руку в маленький кармашек на штанах и вынул часы.
- Ого!
Позабыв обо всём на свете, Лис сорвался с места и помчался со всех ног обратно в город. Начальник кордегардии его точно по головке не погладит за очередное опоздание...

*  *  *

Бруни открыл заслонку и сунул новое полено в разгоревшийся огонь. Помещение уже начало наполняться живым теплом, печка быстро отгоняла сырость.

- Ты не знаешь, что Глерт затеял? - спросил Бруни без всякого перехода. - Весь вечер от меня что-то прятал. Не нравится мне его вид. Сам не свой из-за этих соревнований. Боюсь, что он бед наделает, так что всем мало не покажется.

Закрыв заслонку, Лис снова посмотрел на девушку.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-05-23 19:22:45)

+5

15

Велия лишь горько усмехнулась – нет, она ничуть не сомневалась, что дядя Бруни поговорит с её отцом, она сомневалась в том, что от разговора будет какой-то толк. Помимо необычного цвета волос – в каждом поколении в семье неизменно появлялся хотя бы один беловолосый малыш – из-за которого за Конолланами прочно закрепилось прозвище «Серебряные», этот род прославился упрямством. А её отец был Конолланом до мозга костей и если принимал решение, то переубедить господина Эдмера не смогла бы даже рухнувшая на голову скала. 
- Наверное, мне стоит написать дедушке с бабушкой, - осторожно предположила Велия. В её нынешнем положении это был самый надёжный выход - единственную внучку, да ещё и названную в честь бабушки, князь Хильдмер и его супруга обожали, на каждый день рождения приезжали лично, с подарками о которых потом говорил весь город, а из сурового деда Велия до сих пор вила верёвки одним взмахом ресниц – было лишь одно маленькое «но»: княжеская чета страстно желала увидеть свою любимицу ни больше, ни меньше, как Верховной Княгиней Лис, так что Велия попадала из огня да в полымя.
Да об этом надо было подумать, но девушка отвлеклась, когда дядя Бруни начал рассказывать историю своей женитьбы: Велия слушала увлечённо, как сказку – глаза девушки заволокло мечтательной дымкой, а на губах появилась нежная улыбка. Увидь сейчас Велию любой из неженатых Лис Мэримара, влюбился бы мгновенно и навсегда.
- Вы смогли увидеть тётю Эйприл, - почти неслышно прошептала девушка, - а он смотрит и не видит меня…, - тут же осеклась, прикусила губу и, так же, без перехода, ответила на вопрос:
- Нет, не знаю, что Глерт затевает. Когда я заходила к нему днём, у него что-то стояло на верстаке, тщательно закрытое, но у нас не принято смотреть без разрешения, а в мастерской пахло свежей сваркой, - подумав, добавила Велия. – И, дядя Бруни, наверное, вам надо знать – на базаре появился жулик… - рассказав про неудачную покупку госпожи Мелисент, Велия озадаченно свела брови и дернула себя за прядку волос: - Я могу ошибиться, но кажется, на бронзовке остался слабый запах ароматной воды, называется «Мужская тайна», но она дешёвая и продаётся в каждой лавке чуть ли не бочками.

+6

16

- Хорошенькое дело! - энергично признал Бруни. - Я займусь.

Можно было не сомневаться, что он найдёт жулика. Это ведь была его работа. Но сейчас его больше волновала Велия, да и его непутёвый племянничек тоже подливал масла в огонь. Ну вот скажите, как справиться с молодёжью, когда они сами себе готовы навредить, лишь бы поступить по-своему? Собственно, он сам таким был. И с ним тоже было непросто.

*   *   *

- ...Вот смотри: на этой неделе у тебя восемь опозданий, и дважды ты удрал с дежурства! Это как надо понимать?
Начальник военного училища, седой до белизны, крепкий пожилой Лис, сцепил пальцы на обитой зелёным бархатом столешнице своего гигантского письменного стола. Смотрел он на стоявшего перед этим столом курсанта Ингвара с каким-то отеческим сочувствием.
- Ну, вот ты мне объясни, что с тобой делается? А?
Бруни помалкивал с философским видом, и по его обычно спокойной физиономии невозможно было понять, о чём он вообще думает. Вместо ответа он пожал плечами и едва заметно усмехнулся одной стороной губ.
- Вот! Ещё и ухмыляется! - Начальник стукнул ладонью по столу, но потом вдруг расслабился, и махнул на Бруни рукой. - А знаешь, не буду я с тобой разбираться. Толку-то? Поступлю по уставу, да и всё.
Он взял из папки чистый листок, написал на нем пару слов и поставил подпись. Решительно отодвинув листок на край стола, он откинулся на высокую спинку кресла и сердито посмотрел на курсанта.
- Не хочешь браться за ум - я буду разговаривать с тобой по-другому. Забирай - и марш в экзекуторскую! Видеть тебя не хочу! Оболтус!
Бруни шагнул к столу и забрал листок.
- Дюжина, - прочитал он, и как-то критически посмотрел на начальника, будто подозревал, что тот чего-то не доделал. - Хм... Ну, пусть будет дюжина.
- Изволь вести себя, как полагается! - рявкнул пожилой Лис, готовый уже выйти из себя.
Бруни встал по стойке "смирно" и решительно рапортовал:
- Есть - к экзекутору!
После чего развернулся и направился к двери. Но едва взялся за ручку - начальник его окликнул уже совсем другим тоном:
- Ну, она хоть красивая?
Бруни широко улыбнулся, неожиданно обнаружив, что прекрасно умеет это делать. Лицо его озарил какой-то тихий внутренний свет.
- Красивая, - ответил он негромко и даже прищурился от удовольствия.
Начальник тихонько рассмеялся, но тут же постарался вернуть себе серьёзное выражение, и нарочито строго напутствовал:
- Иди! И берись за ум, чтобы перед красивой девушкой не стыдно было.
Бруни по-военному кивнул и скрылся за дверью...

*   *   *

- Ладно! Чем больше поддержки - тем лучше. - Бруни поднялся с ящика и забрал с вешалки платье Велии. - Сделаем так: заворачивайся в одеяло и пойдём в дом. Горничная приведёт это в порядок. Ты позавтракаешь, выпьешь отвара от простуды и поспишь пару часов. А я схожу к твоим родителям. Скажу, что ты у нас. Чтоб с ума не сходили. И поговорю с Эдмером. Всё-таки мы давно знакомы. Потом напишешь письмо дедушке. - Он подумал секунду и добавил: - И бабушке.

Оглядевшись по сторонам, он так и не определил, что же тут творил его племянник. Не хотелось сильно копаться в его вещах.

- Мы как-то договорились, что в его дела с пароциклами я не встреваю, - признался Бруни, и наверное он действительно волновался за Глерта, потому что фраза получилась тихая и какая-то грустная. - Ладно. Идём. Думаю, я ещё пожалею о своём обещании.

Печку можно было оставить, как раз к тому времени, когда Глерт явится в мастерскую - тут всё просохнет, и будет тепло. Конвекционные печи хороши тем, что они горят долго, и практически безопасны, так что можно смело оставить без присмотра. Иное дело - некоторые молодые особы, которые подобно Велии или Глерту в присмотре явно нуждались.

- Надо твою ссадину полечить, - добавил Бруни. - А то будешь... с украшением две недели ходить. Идём.

Отредактировано Тери Эгейл (2016-05-24 21:42:30)

+5

17

Явление Велии, укутанной в одеяло, в сопровождении хозяина, вызвало переполох среди женской половины дома Ингвар. Все прочие утренние дела были забыты и хозяйка вместе со служанками занялась растерявшейся от неожиданности «деточкой». Через час, накормленная, выпившая отвар от простуды и выплакавшаяся на плече тёти Эйприл, Велия уснула, а госпожа Ингвар спустилась в столовую, к заканчивавшему завтрак супругу:
- Великие Предки, как можно было довести девочку до такого! Алисия со своими светскими обязанностями и мигренями, похоже, забыла, что у неё есть дочь, а Эдмер целыми днями пропадает в своей портовой конторе или в торговом доме.
Больше Эйприл ничего не добавила, да в этом и не было необходимости - история о том, как единственная дочь прежнего губернатора и первая красавица Мэримара заполучила себе в мужья младшего сына правящего князя, была довольно известна: задержавшись у губернатора допоздна за обсуждением деловых вопросов, Эдмер Коноллан принял приглашение остаться переночевать в комнате для гостей, и спал, как убитый, а утром обнаружил в своей кровати госпожу Алисию, а в дверях - её разгневанного отца. Единственным выходом из подобной ситуации был брак, свершившийся месяц спустя, но Эдмер любил другую девушку и не смог простить жену за устроенную ловушку.

+5

18

Бруни не спеша допивал кофе. Он был совершенно согласен с репликой жены, но вслух сказал совсем другое.

- Когда-то она мне нравилась.

Эйприл с любопытством посмотрела на мужа, ожидая, что он пояснит свою реплику. Он далеко не всегда это делал, но Эйприл давно привыкла к его молчаливости и манере больше думать, чем говорить. Более того - со времени их брака она успела оценить эту манеру. Бруни не бросал слов на ветер. Это как-то казённо звучит, и наверное, правильнее было бы сказать: каждое слово, которое он произносил, имело вес.

- Алисия... Я был влюблён в неё. - Бруни криво ухмыльнулся.

- Что же ты не сделал ей предложение? - хитро спросила Эйприл, почему-то совершенно не чувствуя ревности. Сам тон признания, с которым Бруни сказал, что был влюблён в другую женщину, подразумевал, что на самом деле никакой влюблённости не было.

- Мне было восемь, - ответил Бруни, наливая себе третью чашку кофе, и принялся ложкой нагребать в него сахар. Он всегда клал очень много сахара в очень крепкий кофе, и Эйприл подозревала, что это - привычка разведчика, которому приходится мало спать и время от времени обходиться без обеда. - Когда повзрослел - мне понравилась другая девушка, - пояснил он, выразительно глянув на жену, и стал пить кофе. Эйприл улыбнулась, понимая, что под этой девушкой он подразумевает её саму. Но для флирта сейчас, увы, не было времени.

- Что ты будешь делать? - спросила она, зная, что муж поймёт, о чём речь.

- Поговорю с Эдмером. - Бруни отставил пустую чашку и поднялся из-за стола. - Спасибо, родная! Мне пора.

Поцеловав супругу, он забрал со спинки стула портупею с оружием, на ходу подхватил с вешалки в прихожей форменную куртку и исчез за дверью. По утрам он всегда торопился, а сегодня нужно было заехать сперва в дом к Конолланам, и только потом отправляться на службу. Сейчас, когда Бруни сам был начальником, никто не стал бы ругать его за опоздания, но он не хотел расхолаживать подчинённых. Как он будет требовать от них дисциплины, если не подчиняется ей сам?

*  *  *

"... - Катер береговой охраны номер 334?
- А что написано?
Посудина не отличалась особыми эстетическими изысками. Узкие борта выкрашены казённой, местами изрядно облупленной синей краской, из кормы торчит закопчённая труба, над бортами тянется нечто гнутое и мятое, металлическое, похожее на загородку клумбы - по всей видимости, предохранительный фальшборт. Но по крайней мере, если присмотреться, три цифры - "334" - разглядеть можно. Просто подошедшему к причалу юноше не хотелось верить, что он уже нашёл то, что искал.
- А что, подремонтировать слабо? - спросил он хмуро.
- Подремонтировать? Можно, - отрывисто согласился невысокий русоволосый Лис примерно его возраста, не отрываясь от своего дела. - А смысл? Его завтра спишут.
Тихо вздохнув (а что он ожидал?), юноша присел на корточки на самом краю деревянного причала и свесил ладони между колен, разглядывая катер с нового ракурса.
- Я - Эдмер Коноллан, - представился он. - Меня приписали к этому... или его ко мне. А где Брунвальд Ингвар? Мне сказали, что он уже здесь.
Невысокий Лис бросил в ящик ветошь, которой до этого момента старательно тёр штурвал, и наконец посмотрел на Коноллана.
- Я здесь, - подтвердил он в своей манере, и добавил, прищурившись: - Ваша светлость.
Эдмер поморщился. "Так вот ты какой? Почему я представлял себе нечто другое?"
- Слушай, давай без титулов, а? Я такой же новичок, как и ты.
Бруни смерил его критическим взглядом.
- Нет! - ответил он коротко, подумал и добавил: - Я - не новичок.
- А это - не катер, - в тон ему добавил Эдмер, не зная, смеяться ему или злиться. Сам просил, чтобы к нему отнеслись, как к обычному новичку в береговой охране, и без всяких там привилегий. То-то комендант на него так странно посмотрел, и явно было в его взгляде что-то лукавое. Видимо, решил посмотреть, насколько сын князя искренне просит, чтобы к нему отнеслись, как к любому другому новичку. И вот - пожалуйста! Сам напросился.
- Ну, будем знакомы, - бросил Эдмер, поднимаясь и перепрыгивая с причала на борт катера.
Бруни тут же протянул ему совок.
- Разводи пары. Пора отчаливать, - распорядился он, видимо решив больше не церемониться. Или просто проверял, как себя поведёт сын князя.
- А что, механик нам не полагается? - переспросил Коноллан, забирая покрытый угольной пылью совок.
- Нет! - отрезал Бруни, и пошёл отвязывать швартовы..."

*  *  *

Глерт проснулся позднее, чем ожидал. Дядя два часа как уехал на службу, младшие позавтракали и возились где-то в глубине дома. Шлёпая босиком по галерее, которая соединяла два крыла дома, парень усердно тёр то один, то другой глаз, и так, до конца не проснувшись, ввалился на кухню.

- Что-нибудь от завтрака осталось? - спросил он и зевнул.

Кухарка живо подхватила кофейник и поставила на плиту.

- Если подождёте пять минут - завтрак будет, - пообещала она.

- Ладно, я умоюсь, - пообещал Глерт и побрёл дальше.

И почти сразу почувствовал знакомый запах. Он распространялся откуда-то со стороны спален, и достаточно устойчиво, чтобы заинтересоваться. Глерт подобрался, не совсем понимая, что делается, и пошёл на запах, как гончая по следу. Остановившись перед дверью комнаты, он посомневался, стоит ли заходить, но потом всё-таки тихонько прокрался в комнату и на цыпочках подошёл к кровати, заглядывая, действительно ли там Велия, или ему показалось.

Он даже не обратил внимания на то, что рядом лежит чинно разложенное на стуле и тщательно отутюженное синее платье. Не то, чтобы Глерт знал все платья Велии, но такого не было ни у его матери, ни тем более у двенадцатилетних сестёр.

+5

19

В отвар от простуды Эйприл велела добавить мягкого снотворного, опасаясь, что Велия начнёт изводить себя разными мыслями, и сейчас девушка спала, обняв подушку, и даже слегка улыбаясь во сне – видимо, ей снилось что-то хорошее. Волосы серебряной волной разметались по плечам и спине, почти сливаясь с льняной белизной наволочки – одна, упавшая со лба, прядь пересекала щёку, частично закрывая наложенную на синяк примочку.
Но, кажется, Велия почувствовала присутствие Глерта в комнате и его взгляд – пошевелилась, пытаясь отвернуться к стене, и одеяло, тщательно укутывавшее девушку, поползло вниз. Тёплая ночная сорочка, одолженная госпожой Ингвар, была Велии немного большевата - в съехавшем набок вырезе, показался нежный изгиб плеча…

***

- Я н-не знаю, где госп-пожа, м-милорд, - молоденькая горничная сама не своя от страха, краснела и бледнела поочерёдно под строгим взглядом глаз цвета грозовой тучи, намертво вцепившись побелевшими пальцами в белоснежный передник. – Вчера леди Велия отпустила меня сразу после того, как я распустила ей волосы. Госпожа сказала, что дальше справится сама.
- Ступай, Наэр, - Эдмер Коноллан опустился в кресло за столом и, обернувшись на пороге, служанка заметила, как он провёл по лицу ладонью, словно стряхивая что-то, а потом добавил ей в спину:
- Скажи, домоправительнице, что я сегодня никого не принимаю.
- Хорошо, господин Эдмер, - выскользнув за дверь, девушка невольно прислонилась к стене: такого она и врагу не пожелает.
- Ступай на кухню и позавтракай, - домоправительница ободряюще кивнула девушке и вошла в кабинет:
- Господин Эдмер, к вам господин Ингвар, по срочному делу.
- Проводи его сюда, Риана, и принеси нам кофе, покрепче.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-27 15:16:55)

+5

20

Бруни неслышными шагами, как и положено Лису-разведчику, ступал вслед за домоправительницей. Дом Конолланов был таким же особняком, как и дом Ингваров, даже примерно одного возраста. Правда, Конолланы были и оставались князьями, а в своём роду Бруни князей не припоминал. Зато Ингвары могли похвастаться тем, что живут в Мэримаре уже несколько столетий, и их род едва ли не самый старый из всех, здесь обитающих. Впрочем, Брунвальд редко об этом задумывался, точно так же, как давно привык обходиться в общении с Эдмером Конолланом без титулов. Поэтому, войдя в комнату, просто поздоровался.

- Доброго утра. У меня новость. Надеюсь, хорошая. - Он пожал руку старому другу, и тут же плюхнулся в кресло. - Велия у нас ночевала, так что не ищите.

Он соединил пальцы рук перед собой, и теперь с вежливым любопытством смотрел на господина Эдмера. С ходу начинать свою речь Бруни не собирался, ему сперва хотелось посмотреть, как себя поведёт отец девушки, чтобы определить, насколько он на неё сердится. А то может уже остыл за ночь. К тому же, это был не первый раз, когда Велия засиживалась у Ингваров, и оставалась ночевать. Правда, все предыдущие разы остались ближе к детству, и как правило, семью Велии оповещали об этом заранее.

*  *  *

"...Катер оказался шустрым и маневренным. Двигатель ворчал ровно, без сбоев, и так напевно, что чувствовалось - у него есть солидный запас мощности. Угольный дым уже давно перестал вырываться из трубы: котёл разогрелся и теперь работали нагревательные амулеты. Из-под клапана время от времени выбрасывалась струйка белого пара.
Берег становился всё более обрывистым, скалы поднимались выше. Солёный ветерок обвевал лица, горизонт был чист, так что оставалось спокойно наблюдать за береговой линией.
- Ты уверен, что его завтра должны списать? - подозрительно спросил Эдмер.
Бруни, сидя за штурвалом, оскалился в усмешке.
- Я пошутил. Что это там?
Он указал рукой на отдалённую точку у берега. Эдмер вгляделся. На скалистый берег в этих местах невозможно было бы вылезти, но под скалой у кромки воды виднелся небольшой грот, и около этого грота болтался на воде катер, чуть поменьше их собственного, и поновее. Судя по интенсивной струйке пара, мотор катера не был заглушен. Двое людей в тёмных макинтошах грузили на борт какие-то свёртки.
- Проверим? - предложил Бруни, и плавно повернул нос катера в сторону берега.
Через некоторое время оба Лиса уловили знакомый перечный запах сушёной водоросли кумар.
- Наркотик?
- Судя по всему! Контрабандисты.
- Прихватим, или вызовем подмогу?
Бруни прикинул, как быстро сигнальщик услышит сигнал их рожка, чьи экипажи и где дежурят сегодня, и прибавил ходу.
- Успеют уйти. Их всего двое. Справимся.
...
- Ты смотри! Береговая охрана! Что их принесло?!...
Гиена оглянулся, приостановив свою работу, но тут же подхватил последний пакет с травкой и передал напарнику.
- Уйдём. У нас хороший двигатель.
Оба попрыгали на борт, и оттолкнули катер от берега. Взревела машина - и старший контрабандист повернул штурвал, отворачивая от камней в море, под углом от идущего к ним катера охраны.
- Живей! Давай!
...
- Смотри-ка! Хорошо идут!
Бруни крутанул штурвал, заставив послушную посудину, нырнув пару раз под волну, круто развернуться наперерез контрабандистам.
- У них движок сильнее, - определил Эдмер, чувствуя, что начинает беспокоиться. Его уже захватил азарт погони, и он не хотел уступать.
- Далеко не уйдут, - не согласился Бруни. - Подрежем и заставим свернуть ближе к берегу.
- А если не успеем?
- У тебя есть другие предложения?
Эдмер быстро оглядел то, что лежало на дне их катера, и подобрал с палубы небольшую стальную "кошку". Четыре острых зубца тускло блеснули, отразив солнечный свет. Рядом стоял моток троса из капристали. Хороший такой трос, ножом не перережешь и кусачками в раз не перекусишь.
- Поддай сильнее! - буркнул Коноллан, быстро отвязывая от "кошки" стандартный конец, и закрепляя на его месте прочный трос.
Катер бойко шёл наперерез. Чувствовалось, что они отстают, но пока что катера сближались. Сообразив, что хочет сделать его новый напарник, Бруни перевёл двигатель на полный ход и повернул руль, пытаясь не перехватить контрабандистов, а наоборот, оказаться с ними на параллельном курсе. Этим он выгадал пару кабельтовых. Когда катера оказались на максимальном приближении друг к другу, Эдмер поднялся на ноги, упираясь в фальшборт, и раскрутив над собой "кошку", прицельно послал её в сторону контрабандистов. Трос засвистел, легко сматываясь с катушки, острые зубья с размаху впились в борт контрабандного катера. Эдмер, как коршун, бросился к катушке, застопорил и пустил на обратный ход.
- Машина стоп! - рявкнул он.
С неотвратимой неизбежностью их катер стало притягивать к катеру контрабандистов...
...
- Знаешь, а мне понравилось, - высказал Бруни, когда по окончании дежурства они причалили к 334-му отсеку на полицейской пристани.
- Что? - переспросил Коноллан, выпрыгивая на деревянный настил и закрепляя конец на причальном зубе.
- Шустро соображаешь.
- Тогда, может выпьем за знакомство?
- Почему нет?
Бруни закрыл кормовой отсек на ключ и выбрался из катера. Вместе они потопали к конторе, отметиться в журнале дежурств. День выдался суматошный, но весьма плодотворный. И похоже было, что они успели найти общий язык..."

*  *  *

Глерт наклонился, чтобы поправить одеяло, и залюбовался оголённым плечом Велии. Захотелось её потрогать, но парень не решился. "Интересно, что она тут делает? - подумал он, и наконец-то сообразил, что что-то не так с лицом девушки. - Кто это посмел?"

До этого момента Глерт не смотрел на Велию, как на подругу в смысле каких-то интимных отношений. Они считали друг друга друзьями, товарищами по увлечению - чем угодно, но только не влюблёнными парнем и девушкой, которым положено гулять по вечерам в парке, ходить на поздние сеансы в синематограф, и целоваться в тени платанов на какой-нибудь укромной скамейке. Но вот в этот момент, глядя на плечо девушки, Глерт подумал, что совершенно напрасно не замечал её прочих достоинств. У неё была гладкая кожа, и чудесные волосы. Глерту стало неудобно, словно он нарушает какую-то клятву, которая могла бы быть между ними, ограничивая их общение общими делами. Он взял край одеяла и натянул его на плечо Велии, непроизвольно коснувшись её кожи. Ощущение было приятным.

Но в следующую секунд парень подумал, что Велия здесь не зря, её кто-то обидел, ударил, оскорбил. И в нём тут же всколыхнулась ярость. Он был достаточно вспыльчивым, и ещё не умел контролировать это своё чувство. Это Брунвальду Ингвару удавалось справляться с собой и не показывать, насколько он в самом деле разозлён, или раздосадован. Глерт пока что выдержкой дяди не обладал, и тут же решительно уселся рядом на стул, чтобы дождаться, когда Велия проснётся и можно будет задать ей пару вопросов. О том, что он собирался умываться, Глерт не подумал. О своём пароцикле с приваренным фальшивым клапаном думать забыл. Не такой он был сухарь, чтобы думать только о несчастной технике и соревнованиях.

+5

21

- У тебя, значит, ночевала, - задумчиво протянул Эдмер и себе под нос добавил что-то про своенравных свинюшек, которые сбегают из дома, не думая о том, что бедный старый родитель уже на грани сердечного приступа.
Осторожно открылась дверь и в кабинет величаво вплыла домоправительница. Опустив на стол серебряный поднос с изящным кофейником, сахарницей и парой пузатых глиняных кружек, из тех, что можно найти в любом трактире – ни Эдмер, ни Брунвальд терпеть не могли фарфоровые «напёрстки», в которых кофе не хватит даже усы намочить, не то что выпить – Риана посмотрела на хозяина и его гостя взглядом, словно требующим встать и показать чисто ли вымыты уши и руки. Впрочем, на такие взгляды домоправительница имела полное право, потому что когда-то меняла младшему княжичу мокрые пелёнки.
- Риана, ради Предков, - поморщился Эдмер, - перестань нас гипнотизировать. Твоя обожаемая малютка смотрит сны в комнате для гостей у Бруни. 
- А кто виноват, что деточка из дома сбежала? – откликнулась женщина. – Разве ж так можно! Князь Хильдмер такого не одобрит, помяните моё слово!  - и, выражая всей фигурой сдержанное негодование, удалилась.
Преуспевающий владелец торговой компании «Дары Севера» налил себе полную кружку отменного кофе, погрел об неё ладони и взглянул на давнего друга:
- Бруни, знаю, что ты хочешь сказать – что я не должен был поднимать на неё руку. Наверно так, но сам посуди – это парню в двадцать два года можно не думать о женитьбе. А для Велии – уже порог, ещё пара лет, и мне придётся покупать ей мужа сумасшедшим приданым. Да прибавь сюда её увлечение: кухонные плиты – полбеды, я уже не удивлюсь, если она сортир чинить полезет. Ты бы себе в семью взял такую невестку?

***

Всё-таки школа разведчиков в Тенистой долине не зря считалась одной из лучших в Земле Кланов – на Пустоши господин Коноллан дочь, конечно, не отпустил, но Велия закончила учёбу в первой пятёрке и сейчас, окончательно поняв по запаху, что в комнате есть ещё кто-то, кроме неё, девушка забавно наморщила нос и проснулась. Посмотрела на Глерта и, сдавленно пискнув, натянула одеяло чуть ли не до носа.
- Ты что здесь делаешь, Лет? – голос Велии звучал приглушённо, но с явным ехидством. – Только не говори, что со вчерашнего вечера ужасно по мне соскучился и так спешил проведать, что забыл надеть рубашку. Или ты решил произвести на меня впечатление своей мускулатурой?
То, что друг детства уже заметил её синяк и разозлился, девушка поняла по взгляду и упрямо сжатым губам парня – не сказать, что Глерт был для Велии открытой книгой, но кое-какие страницы она не просто прочла, а знала наизусть.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-28 20:27:18)

+5

22

Глерт сперва опешил, потом смутился, вскочил и отступил от кровати на пару шагов.

- Я... Это... - Он почесал затылок, потом огляделся, но как на грех, ничего подходящего из одежды не увидел. - Ну в общем, я же не знал, что ты здесь! Кто это тебя так?

Он позабыл о том, что только что устыдился своего полуголого вида, подошёл и протянув руку, едва заметно коснулся щеки Велии. Лицо его посуровело, приобретя почти дядино выражение.

- Я его убью! - пообещал он серьёзно, хотя и можно было усомниться в том, что человек вроде Глерта вообще способен кого-то убить. Но в драку-то он был очень даже в состоянии кинуться, и Велия это должна была помнить.

*  *  *

Между тем, Бруни ответил старому другу на его вопрос не задумываясь:

- Конечно взял бы! С князьями породниться! Не хухры-мухры! - Хмыкнув, он заговорил серьёзнее: - Велия - красивая девушка, умная. Чего ещё надо? Будь мои пацаны постарше - уже увели бы! - Он сделал рукой жест в ту сторону, где был его дом, после чего заговорил, понизив голос, и прямо глядя на Эдмера: - Ты знаешь, каково жениться против воли. Зачем это твоей дочери?

Он откинулся на спинку кресла, покрутил чашку кофе, положил побольше сахара и отхлебнул несколько глотков. Потом снова посмотрел на Эдмера.

- А насчёт того, что ударил... - Он пожал плечами. - Равновесие тебе судья. Я тоже могу побить. Но не по лицу. Для этого, знаешь... - он покрутил рукой, - ...есть место помягче. И поинтимнее. Посторонние не видят. А так - добавил украшение девчонке...

Он в сердцах отмахнулся и допил кофе одним длинным глотком.

*  *  *

"...- Вот эта яхта.
- М-да! Внушительная штучка!
Командир Береговой Охраны Гиен задрал голову и разглядывал теперь возвышающийся над отмелью ржавый борт.
- Это не яхта, это... "Привет мании величия" - вот что это такое.
Бруни только усмехнулся на подобный комментарий.
Моряком может быть кто угодно, корабли прекрасно водили по морю и Волки, и Лисы, и даже Медведи, но береговая охрана на 90 процентов состояла именно из Гиен. Ещё в древности так повелось, что покой граждан на суше охраняет Волчий клан, а на море - Гиений. Правда, был период, когда всё перемешалось, и Гиены перестали радеть о своих прямых обязанностях. Но ещё при Верховной Княгине Лар, пятьсот лет назад, привычный порядок вещей начал восстанавливаться. А сейчас разведчикам-Лисам практически в любой точке побережья приходилось работать бок о бок именно с Гиенами. В Мэримаре, например, на сотню охранников-Гиен приходилось только десять Волков. Поэтому не удивительно, что маленький экипаж разведывательного катера под номером 334 привёл за собой именно Гиений экипаж, состоящий из бравого командира Весела Рогнезе и десятка таких же, как он, крутых парней-Гиен в форменных синих с жёлтым безрукавках и лихо заломленных на затылки белых фуражках с якорями.
- Они точно здесь, - поддержал напарника Коноллан. - Надо обойти эту штуку и попробовать найти вход. Будет лучше, если мы с Бруни поднимемся на палубу. Если что - подадим сигнал.
Не теряя времени, Брунвальд закрепил причальный конец их катера к выступу пробоины на гигантской ржавой посудине, ставшей по всей видимости, притоном самой опасной банды контрабандистов на всём Восточном побережье. Оба Лиса, проверив оружие, быстро и на удивление бесшумно полезли вверх, по остаткам металлической лестницы. Кладбище кораблей, которое их окружало, не внушало радужных надежд на то, что операция пройдёт без сучка и задоринки, но на то и нужны были разведчики, чтобы свести ущерб к минимуму.
- Ладно, парни! - скомандовал командир Весел. - Рассредоточились, по двое на каждые двадцать метров. Будьте готовы.
Настал момент истины.
...
- Чувствуешь запах?
Бруни повёл носом, осторожно выглядывая из-за ржавого борта, за которым они прятались.
- Слизь чешуйчатого спрута. Либо свил себе где-то в трюме гнездо, либо...
- Вот именно. Либо...
Оба Лиса, друг за другом, проскользнули в раскрытый люк, и пользуясь своим магическим Зрением, стали спускаться в абсолютно тёмный кормовой отсек старого корабля..."

+4

23

- Не сердись, я пошутила, - Велия тихонько рассмеялась и, сев, похлопала ладонью по простыне. – Иди сюда, - но почувствовав прикосновение к щеке, девушка мягко отстранилась и, перехватив руку парня в запястье, решительно потянула, заставляя его сесть рядом, на край кровати. – Нет, не надо никого убивать, - Велия едва заметно горьковато усмехнулась. – Если останусь без отца, вдвоём с матушкой мы не выдержим больше часа. Всё, - видя, что Глерт порывается ещё что-то сказать, Велия решительно прижала ладонь к его губам:
– Лет, тема закрыта, - а потом, осторожно улыбнулась и, придерживая одеяло на груди, ловко скользнула к приятелю на колени, окончательно сбивая Глерта с толку. – Раз уж ты меня разбудил, то должен немного побыть грелкой.

***   

Эдмер польщённо усмехнулся – моя кровь! – на минуту пожалев, что Бруни не обзавёлся детьми пораньше: за сына друга он бы выдал Велию, не раздумывая, но потом привычно взъерошил свою платиновую гриву и продолжил уже серьёзно:
- Если мы с отцом Брена создадим новый торговый дом с объединёнными капиталами, то укрепимся на всём северном побережье – от Мэримара до Хотроса, а потом можно будет и на Юг продвинуться. Сам Брен – парень серьёзный, надёжный, на «Путеводной звезде» ходит первым помощником, думаю, через пару-тройку лет свой собственный корабль получит, да и в мою строптивицу влюблён по уши уже лет пять как. А вчера я получил вот это, – Эдмер открыл ящик стола и передвинул к другу белый конверт, резко выделявшийся на фоне столешницы из чёрного дуба. – Прочитай последний абзац.
Крупный, размашистый почерк был хорошо знаком обоим мужчинам – так писал князь Хильдмер. Бруни глянул в конец письма:
«Эдмер, ваши гонки на Большой Приз приобретают известность. Мы с твоей матерью прибудем непременно, но кроме того, своё желание принять участие в поездке и увидеть всё собственными глазами, выразил наш Верховный Князь. Визит будет частным, без уведомления губернатора и прочих официальных лиц».
- Хотел бы я знать, как отец провернул этот ход, - Эдмер взял свою кружку с кофе и отпил половину. – Траур по жене у Его Светлости уже кончился и остался только один ребёнок – дочь, которой вот-вот десять лет исполнится. Все Младшие Князья, у которых в роду есть хоть одна незамужняя девица подходящего возраста, планы строят, да ждут, когда смотр невест объявят, а Верховный Князь едет к нам в гости.

+5

24

Бруни ухмыльнулся.

- Так куда торопиться? - спросил он. - Будет день - будет бал. Может, лучше партию сыщешь. А Брен пусть учится за девушками ухаживать.

Бруни вынул часы и нахмурился. Не то, чтобы он опаздывал, но пора было откланиваться. Но вместо этого налил ещё кофе. Ему в голову пришла одна мысль, которую он пока что высказывать не собирался, но намекнуть решил сразу, чтобы потом не было вопросов:

- Брат погиб, когда Глерту было шесть. Даяна жила у нас. Она совсем молоденькая его родила, скоро вышла замуж второй раз. Я уговорил оставить парня у меня. Так что имей в виду, он мне как сын.

И разведчик выразительно усмехнулся, поглядывая на Эдмера Коноллана.

*  *  *

"...Корма старого корабля была сильно наклонена, через пробоину натекла вода - целый бассейн. Если присмотреться - можно было заметить некий рассеянный свет. Лисы переглянулись. Разговаривать сейчас было бы неосторожно, но и без того обоим было понятно, что в той стороне пробоина. Скорее всего, не слишком большая. Неожиданно Эдмер дёрнул Бруни за рукав - и оба разведчика моментально оказались за вздымающимся куском пола.
В носовой части ещё оставалось несколько помещений, в которые вели вполне целые двери. И вот одна из них открылась, выпустив громилу-Волка с компактным арбалетом в руках. Наконечник короткой стрелы с четырьмя характерными канавками говорил о том, что арбалет из самых новых. При выстреле стрела начинала вращаться, и врезаясь в тело, буквально крушила всё на своём пути. С близкого расстояния могла пройти насквозь. Бруни состроил скептическую гримасу. Эдмер только чуть качнул головой. Похоже было, что они не ошиблись и нашли именно тех, кого искали.
- Что там? - спросил голос из глубины каюты.
- Не знаю. Спрут развонялся. Может, почуял добычу? Я погляжу.
...
Пришлось переместиться ещё глубже. Хуже было то, что они оба оказались отрезанными от выхода - и тут, в самый неподходящий момент, вода в "бессейне" вскипела - и на край выбросилось тонкое, серебристое щупальце. Так близко, что разведчикам невольно пришлось отскочить.
- Здесь чужак! - крикнул громила, и за ним следом из каюты выбежало ещё четверо.
Момент был критический. Прятаться в узком пространства покорёженного трюма трудно. Если бандиты разделятся и пойдут по обе стороны разбитой палубы - рано или поздно столкнутся с разведчиками.
...
Бруни выскочил из укрытия и отбежал назад, к "бассейну". Вонь стояла невозможная, но спрут утихомирился, уйдя в глубину.
- Вот он! - крикнул тип с арбалетом. - Сюда.
"Вовремя", - подумал Лис. Они не успели разойтись в обе стороны и ринулись за ним. Проход к лестнице для Эдмера был открыт. Хотя бы одному из них нужно было выбраться и предупредить парней наверху, иначе бандиты положат половину отряда.
- Смотри-ка! Береговая разведка пожаловала!
Громила-Волк вразвалку пошёл на Ингвара. Бороздчатый, до нереальности блестящий наконечник стрелы смотрел прямо в грудь Лису. Тот отступил на пару шагов. Сзади был провал в "бассейн", и чешуйчатый спрут.
Заметив, что напарник успел проскочить незамеченным и исчез на лестнице, Бруни сделал ещё шаг назад.
- Подстрелить тебя, или живьём скормить нашему Уроду? - Бандиты заржали, как-то не думая о том, что Лис мог быть не один.
Бруни оглянулся. Пробоина была там, где-то на корме. Лисьи глаза улавливали рассеянный свет - солнечные лучи, которые проходили через толщу воды. "Метров тридцать, - подумал Лис. - Всего-то метров тридцать, и в глубину не больше четырёх. Если бы не спрут..."
Выхода не было. Бруни заметил, как палец громилы напрягся на спусковом крючке.
Сделав ещё полшага, Лис полетел в воду..."

*   *   *

Глерт от маневра Велии почему-то позабыл опешить, и вообще не сильно удивился. Было дело, что ей приходилось сидеть у него на коленях и раньше. Правда, теперь она была девушкой, и в том возрасте, когда уже невозможно было воспринимать её только как подругу или коллегу по увлечениям.

- Ты это специально делаешь? - спросил он прямо. - А вдруг кто войдёт? Придётся тебе за меня замуж идти.

Шутка получилась какая-то слишком взрослая. Глерту ещё почти четыре года было до совершеннолетия, да и увлечение пароциклами мешало думать о девушках. Но он и тут не смутился, и прижал Велию к себе, на полном серьёзе собираясь её согреть.

+5

25

- Может, ты и прав. Пожалуй, Велии нужен взрослый мужчина, который сможет её сдерживать, а не молодой парень, который быстро попадёт под каблук, - Эдмер, последовав примеру Бруни, допил свой кофе и, поднявшись из-за стола, подхватил прислонённую к креслу трость из тёмного дерева, со спрятанным внутри клинком. Старая рана, откликнувшись на вчерашний дождь, никак не желала успокаиваться. Мужчина, заметно прихрамывая, подошёл к окну, бросил взгляд на ещё затянутое серыми тучами небо, вдали у горизонта, сливающееся с морем и обернулся к другу. – Но новую компанию мы с Арнкелем так и так создадим. Бруни, подумай, если вложишься, доход будет хороший. Деньги никогда не помешают, а тебе, лет через пять придётся готовить приданое в двойном размере.
На словно бы случайное упоминание о Глерте господин Коноллан лишь слегка приподнял бровь - нет, племянник Бруни был неплохим парнем, но они с Велией были знакомы с пелёнок, да и на уме у молодого Ингвара была только техника, так что, как девушка, Велия его ничуть не интересовала - и усмехнулся:
- Бруни, ты серьёзно? Да твой парнишка совсем на девушек не смотрит. Наверное, даже спит в обнимку с пароциклом и уж точно не мечтает стать моим зятем.   
Пожалуй, я вместе с тобой пройдусь, - как раз в порт надо, - пока дражайшая супруга не встала и не начала жаловаться на свою мигрень.

***   
 
- Нет, конечно, - Велия пристально посмотрела на Глерта, шторы в комнате для гостей были задёрнуты и в дымчато-голубом полумраке глаза девушки казались двумя бездонными озёрами темноты. – Я тебя люблю, но не настолько, чтобы заманивать в ловушку и заставлять жениться, - и это было чистой правдой. О своих чувствах Велия особо не задумывалась: Глерт был такой же неотъемлемой частью её жизни, как родители, братья, дедушка и бабушка. Есть мир, и в нём есть Глерт – и это было абсолютно естественно и правильно. – Я просто соскучилась, - с обезоруживающей, почти детской откровенностью призналась девушка, устраиваясь поудобнее и укладывая голову здоровой щекой на плечо парню. – Ещё немного и ты с ума сойдёшь из-за этих гонок: уже похудел и даже, - Велия незаметно потянула носом воздух, - запах изменился. Я знаю, как это для тебя важно и могу написать Гаррету – брат-двойняшка Велии, сейчас служивший в городской страже Бебетты, носил имя знаменитого предка – чтобы он прислал доверенность на управление своим СТ, на твоё имя. Тогда ты сможешь участвовать в гонках в классе безклапанных пароциклов.
Велия деликатно умолчала о том, что в трюме одного из отцовских пароходов, который завтра или, в крайнем случае, послезавтра придёт в Мэримар, ей отправлен подарок от любящего деда - новенький СТ-21, цвета «Крыло Ворона».

+5

26

Глерт едва заметно улыбнулся, и вздохнул. Его почему-то растрогало предложение Велии попросить для него пароцикл брата. И неожиданно, в порыве откровения, он признался:

- Я жулик! Я купил поддельный двигатель для СТ-21, и приварил к нему недействующий клапан, для вида.

Почему-то когда Глерт произнёс всё это вслух, ему стало совсем тоскливо. Собственный поступок показался ужасно отвратительным, нечестным, и каким-то трусливым. Убрав руки, он запустил их в волосы и дёрнул себя, словно пытался избавиться от ощущения безысходности.

- Теперь мне никогда не выиграть! - заявил он убеждённо.

Воспитанный дядей, Глерт с детства усвоил, что равновесие не обманешь. Он ведь согласился на бесчестный поступок, а это всё равно, что совершить его. Это значит, что собственное Равновесие он нарушил, и как сумеет оправдаться, чем загладить вину, пусть пока ещё только гипотетическую (хотя чего уж там гипотетического, когда клапан уже торчал на двигателе, а двигатель стоял на его старом пароцикле!), Глерт не знал. Он почему-то был уверен, что уже никак. Наверное, молодости свойственен максимализм: или всё, или ничего. В данном случае, парень уже приготовился ко второму. И это было очень досадно!

*  *  *

"...Бруни хорошо плавал. Здесь все хорошо плавали. Что такое 30 метров для умелого пловца? Даже если тебе нужно проплыть их под водой, потому что если ты вынырнешь - тебе в спину пустят арбалетный болт.
Хуже, что сзади надвигается чешуйчатый спрут - огромная гадость, которая плавает не хуже тебя. А впереди? Там должно быть отверстие, пробоина, через которую можно выбраться наружу и всплыть. Лишь бы пробоина не оказалась шириной меньше твоей головы...
Его нагоняло "чернильное облако": спрут выпустил, чтобы сбить добычу с толку. Ну, он и бандитов наверху сбивал с толку, потому что теперь сколько бы они ни бегали по краям пролома, они ничего не могли разглядеть в почерневшей, непрозрачной воде.
Вот оно, отверстие! Его частично завалили куском обшивки, но щель была - как раз в пору худощавому Лису. Бруни без труда пропихнулся между покорёженных, рваных обломков. Даже успел подумать: спрута заманили запахом крови, а потом завалили чем-то пробоину, чтобы он не смог выбраться обратно. Хорошего сторожа себе придумали...
Что-то схватило его за ногу и со всей силы рвануло обратно, ударив всем телом о ржавые обломки. Остатки воздуха вырвались из лёгких. Боль едва не заставила сделать попытку вдохнуть, что на глубине в пять-шесть метров было бы концом. Бруни стиснул зубы и попытался вывернуться. Щупальце вроде слегка отпустило, но тут же снова рвануло, так что он едва успел подставить руки и упереться в ржавый металл кормы. Вода вокруг вскипела, потеряла прозрачность. "Чернильное облако" вырывалось из пробоины, застилая видимость.
...
И внезапно он понял: это - смерть. Она держит его стальной хваткой. Она сжимает рёбра, рвёт изнутри лёгкие. Она застилает глаза и разум. Смерть сковывает холодом, и бьёт его тело о ржавые останки корабля. Ужас! Паника! И одна затесавшаяся в сознание мысль: "Так вот как это бывает"...
Внезапно Лис начал сопротивляться. Рука нащупала кинжал. Согнувшись, дотянулся до собственных ног, ничего не видя в "чернилах" и слизи спрута, он принялся бить и резать, уже нечётко понимая, по чему бьёт и что режет. Руки слабели, сознание мутилось, пелена перед глазами стала красной, потом чёрной - и Лис потерял сознание.
...
Сперва свет резанул по глазам. Потом Бруни закашлялся, тяжело и больно, повернулся набок - и его вырвало. Какая-то слизь вперемешку с чёрной водой чуть не задушила его снова, но он явственно почувствовал, что его поддерживают за плечи. Когда его перестал бить кашель, те же заботливые руки отодвинули его от лужи и уложили на спину. Бруни с трудом приоткрыл глаза - и понял, что жив. Определённо жив! Он даже смог приподнять голову.
Он лежал голый, на палубе, и двое Гиен из Береговой Охраны обтирали его тело губками с дезинфицирующим раствором из своих индивидуальных аптечек.
- Ты смотри! - уважительно сказал один. - Живучий паренёк!
- Одно слово - Лис, - отозвался второй.
- Ногу жжёт, - пожаловался Бруни, и даже удивился, что голос его не подвёл. Только прозвучал очень слабо.
- Ещё бы! - Знакомый голос раздался над головой, и рядом с ним присел на корточки Эдмер Коноллан. - Эта тварь чуть не сломала тебе ногу.
- Ну, щупальце он ей отрезал, - сказал Гиена справа. - Хотел бы я это видеть! Кинжалом отрезать щупальце чешуйчатого спрута! Кстати, скажи спасибо напарнику, он быстро сообразил, с какой стороны этой посудины тебя вылавливать.
- Спасибо, - серьёзно поблагодарил Бруни.
- Не за что, - бросил Эдмер, и подложил ему под голову свёрнутую куртку.
Бруни воспользовался моментом, и попытался разглядеть, что у него с ногой. Бедро пересекала широкая полоса содранной кожи. Выглядело, как ожог. В общем, ничего непоправимого, если судить по внешнему виду.
- Бандитов схватили? - Лис не был бы Лисом, если бы не вспомнил о деле.
- Двоих пришлось пристрелить, - отчитался Эдмер. - Ещё один пытался уйти на катере, но ребята его уже догнали.
- Мы вызвали санитарный катер, он скоро подойдёт, - добавил Гиена слева, не отрываясь от своего занятия.
- Кто-то ранен? - встревожился Бруни.
Гиены засмеялись, а Коноллан критически покачал головой.
- А ты, значит, не в счёт? - поинтересовался он.
- Господин Ингвар считает, что после того, как ему чуть не оторвали ногу, ободрали бок и перемазали от макушки до пяток ядовитой слизью и "чернилами", он конечно же, может встать и продолжить службу, - съязвил один из Гиен.
- А я в этом не сомневаюсь, - ответил Эдмер, и вздохнул с явным облегчением. Жертва Бруни была не напрасной, операция завершилась разгромом банды, но самое главное, что он сам не погиб, и судя по всему, потратит немного времени на то, чтобы прийти в себя.
- В следующий раз имей в виду, мне не нужен другой напарник, - предупредил Коноллан..."

*  *  *

Брунвальд понаблюдал за тем, как хромает его приятель и бывший напарник, но ничего не сказал. В той переделке, в которой Эдмер чуть не лишился ноги, он и сам изрядно пострадал. Их много чего связывало, но вот предложение связаться ещё и общим бизнесом капитану Ингвару не понравилось.

- Не знаю, не знаю... - проговорил он в задумчивости. - Не лежит душа к бизнесу. А насчёт Глерта - я бы не стал торопиться с выводами. Ладно, идём.

Последнюю фразу насчёт супруги Бруни предпочёл пропустить мимо ушей. Ему всегда казалось, что он не должен лезть в семейные отношения Эдмера и Алисии. Но он мог понять своего друга.

+5

27

- Ты не жулик, ты балбес! – припечатала Велия, выслушав признание друга и, заставив его отцепиться от ни в чём не повинной шевелюры, пригладила взъерошенные волосы почти материнским жестом. – А теперь, пожалуйста, посиди спокойно, Лет, дай мне подумать. - Комната погрузилась в молчание и Велия, по привычке, накрутила на палец прядь волос. Глерт угомонился и, увидев, как зябко вздрогнули плечи девушки, обнял её. – Значит так, - подвела итог Велия через пять минут раздумий. – Фальшивый двигатель ты снимешь, потому что я точно знаю, как Равновесие тебя покарает, если ты будешь его использовать: в самый ответственный момент клапан не выдержит, сломается, влетит тебе в лоб – и будешь ходить с большой шишкой. Я уже точно не усну: позавтракаем и пойдём ко мне в гараж – если не захочешь участвовать в гонках на пароцикле Гаррета, найдёшь нужные детали для своего. Я там, честно сказать, давно порядок не наводила и столько всего накопилось, что твой СК, наверное, можно будет заново собрать. Такой вариант тебя устраивает? – зная, что другу требуется время, чтобы подумать: во всём, что касалось техники, они оба придерживались принципа «семь раз отмерь…», Велия сидела тихо, как мышка в сыре и даже чуточку задремала – грелка из Лета, и вправду, получилась хорошая.   

***

- Так я же тебе не предлагаю лично в лавке сидеть и продавать кухаркам сабаттский перец, - хмыкнул Эдмер, представив как Бруни рассыпается бисером перед дородными дамами: «Не извольте сомневаться, сударыня, самый наилучший – лично проверял. Как всыпал щепотку в суп – аж дыхание спёрло! Вот какой забористый!» - Вложись в компанию деньгами, будешь прибыль получать.
Больше он ничего не сказал – в некоторых вопросах бывший напарник был упрям, как мул, и если решал что-то, то решений своих не менял. Посмотрел на набережную, вдоль которой они шли и уже на самом повороте к кордегардии, откуда виднелись ворота, вздохнув, признался:
- Временами так на дежурство тянет, всю компанию отдал бы за возможность снова погоняться за контрабандистами или браконьерами. Славное было время. Удачи, Бруни! – обменявшись коротким рукопожатием, Эдмер не спеша отправился в порт: вот-вот в гавань должна была войти его лучшая шхуна – белопарусная красавица «Ариана». Имя кораблю Эдмер дал в честь той единственной, которую не смог назвать своей женой.

+5

28

Извините, погорячился... Просьба убрать лишнее!

Отредактировано Альюр Эгейл (2016-06-01 16:46:37)

0

29

Бруни посмотрел ему вслед, после чего вспомнил о времени, и совершенно несолидно для начальника, припустил бегом к видневшемуся на возвышении между прочих домов серому зданию главной кордегардии, позади которой располагалась штаб-квартира Управления Разведки Береговой Охраны - так именовалась организация, которой он отдал большую часть своей жизни.

*  *  *

"...- Говоришь, кто-то видел, как они пошли на Юг? - Бруни поднял воротник куртки и поёжился. - Погодка - самое то для прогулок.
Сарказм он даже прятать не стал. Зима - не время для морских прогулок, но трое ребятишек лет по 11-12 ухитрились стащить ключ от дока, и угнать катер, принадлежащий отцу одного из троицы. Их искали уже сутки. Сильного шторма не было, что давало надежду на то, что дети ещё живы. Если не наскочили на мель, если не перевернулись, не умея толком управлять быстроходной посудиной, если... Много было этих "если", коли задуматься.
Береговая охрана зимой не дремлет, но по большей части ведёт наблюдения с берега, объезжая береговую линию по суше. Но на всякий случай патрульные катера в зимние доки не закрывают, оставляя под защитой полоски суши в лагуне напротив Сторожевой Башни - главного маяка Мэримарской гавани.
Ветер дул несильно, по понятиям бывалых моряков, но он нёс с собой холодную морось. Волны казались свинцовыми, и двигались вроде бы медленно, с ленцой, но Бруни не обольщался. Это только с причала так кажется, а завидовать патрулям, которые шарились сейчас вдоль побережья на Юг от города, он бы не стал.
- Найди командира Коноллана, - сказал наконец Бруни, решившись. Его не оставляло беспокойство, и как все Лисы, он предпочитал поддаваться предчувствиям. Если он окажется не прав - ничем, кроме нескольких часов на холодном ветру с моросью это ему не грозит.
- Вы хотите присоединиться к поискам, командир Ингвар? - удивился дежурный. - Не ваша смена.
- Скажи, я пойду до Северного маяка, - не обратив внимание на его комментарий, продолжил Бруни, отвязал конец и перепрыгнул с причала на борт патрульного катера. - Не увижу ничего подозрительного - вернусь.
...
Волнение было не больше четырёх баллов. Тяжёлый корабль прошёл бы хорошо, без проблем (кроме качки, конечно), но для катера достаточно, чтобы только опытный моряк справился с управлением, не рискуя перевернуться. Бруни был опытный, так что правил, не глядя, осматривая береговую линию, и очень надеясь увидеть целую угнанную посудину, а не её обломки.
Холодный ветер бросал в лицо колкие брызги. Лис успел уже надеть капюшон, потому что одна клеёнчатая кепка не спасала. Хорошо ещё, что под курткой у него был толстый шерстяной свитер, иначе промёрз бы до костей раньше, чем покажется маяк. Он шёл на Север уже больше двух часов. Разогнаться по-настоящему мешали волны и ветер. На берегу нигде не было видно даже брошенных лодок - всё давным-давно убрано до весны, или смыло прошедшим два дня назад штормом.
- Куда вас занесло? - пробормотал Бруни, поворачивая дальше от берега, на более спокойную воду.
Почему-то его беспокойство за эти два часа только усиливалось, что явно говорило о том, что он выбрал правильное направление. Мало ли, куда эти сумасшедшие детки отправились из гавани! Они могли уйти далеко от берега и повернуть, когда никто их не видит.
- Выпорю, - пообещал Бруни. - Лично. Всех троих. Были бы живы...
Вывернув из-за очередного мыска, Бруни наконец-то увидел маяк, и воодушевился. Можно было сворачивать к берегу.
...
- Не видел никого?
- А кого я мог видеть в такую погоду?
Смотритель маяка, пожилой Гиена, с сочувствием посмотрел на разведчика и предложил от всего сердца:
- Может, чаю?
- Некогда, отец! Значит, не видел? Трое пацанов катер угнали.
- Не видел. Но ты знаешь, я ведь не пялюсь на море без передышки. Да и толку? Надо на маяки сажать Лисов - вот они наверняка до самого горизонта всё высмотрят.
- Я внесу предложение, - пообещал Бруни, преодолевая последний виток лестницы и выходя на смотровую площадку.
Ветер здесь ощущался не намного сильнее, зато видимость была хорошей, несмотря на то, что со стороны Чёрных островов поднимался туман. Оттуда часто приходил туман, некоторые даже считали, что именно из-за него в зимние месяцы многие начинают подхватывать простуду на ровном месте.
Бруни только бегло глянул на горизонт, а потом стал осматривать прибрежные скалы. Делал он это долго, минут пять, и Гиена-смотритель не мешал ему, прячась от ветра за выступом маяка. Наконец, Лис что-то высмотрел, и заторопился.
- Есть что-то. И по-моему, брошенный катер на берегу.
- Это уже не ваша территория, - заметил смотритель. - Может, вызвать подмогу из Старого форта (это был следующий пункт, в котором обитала береговая охрана, севернее по побережью).
- Сообщи. А я посмотрю.
Бруни сбежал вниз по лестнице, и помчался к своему катеру.
...
- Куда он отправился? Один?! - Эдмер сжал зубы, и энергично сорвал с вешалки куртку. - Псих! Неймётся ему. Синоптики сообщили, что к вечеру будет шторм. Отзывайте всех, кто сейчас в поисках. Я пойду вдоль берега на катере, три экипажа пусть отправляются туда же сушей.
Он выскочил из помещения морской кордегардии и быстрыми шагами направился к причалам.
- Сам не псих? - проворчал вслед его помощник. - Можно подумать, ему шторм не страшен.
И он побежал выполнять приказание..."

*  *  *

Глерт действительно долго думал. Слова девушки и её шутливая отповедь его немного успокоили. Теперь он уже не чувствовал себя таким мерзавцем, как всё последнее время, начиная со вчерашнего вечера. Но вообще, идея пересесть на СТ ему не понравилась, о чём он всё-таки решился сообщить Велии:

- Дядя Бруни как-то говорил, что у СТ другой тип управления: рычаги расположены в два ряда, дополнительные педали, вибрация на максимальной скорости в полтора раза сильнее. - Он ещё поразмыслил. - Надо быть реалистом: осталось мало времени, чтобы переучиваться, а во время гонки надо, чтобы всё было на уровне коленного рефлекса. Значит, я пойду с тобой в твою мастерскую и подберу детали для ремонта своего СК.

Он посмотрел на Валию. Она была так близко, что Лис даже растерялся на пару секунд. А потом вспомнил один эпизод, который почему-то до этого момента не возвращался из памяти.

- Помнишь, мы как-то делали эксперимент? - Он облизнул вдруг пересохшие губы. - Ты тогда была вот так же близко...

Он запнулся, и теперь смотрел на Велию чуть ли не с испугом.

+5

30

У спуска к порту Эдмер Коноллан остановился и закрыл глаза, прислушиваясь к шуму волн. Море – могущественная, древняя и вечно юная стихия, щедрая и жестокая, перед ней любой – от князя до нищего – невольно чувствует себя всего лишь крошечной песчинкой в огромном мире. Порыв ветра швырнул ему в лицу мелкую водяную взвесь, оставив на губах привкус соли, и растрепал платиновую гриву: Эдмер едва заметно улыбнулся и не спеша направился к ряду построек напротив причала, первая и самой большая из которых – два склада, объединённых вместе крытым переходом – принадлежала компании «Дары Севера».
Поздоровавшись сразу с двумя сменами охранников-Волков – одна уходила с ночного дежурства, вторая заступала на дневной караул – Эдмер по боковой лестнице поднялся на второй этаж, отпер дверь приёмной и, вешая куртку в шкаф, усмехнулся: сегодня он снова пришёл раньше секретаря, хотя полагалось бы наоборот. Двоюродный племянник жены, отличаясь редкостной смазливостью и хорошо подвешенным языком, был заядлым юбочником и в весёлых домах Мэримара его прекрасно знали – не только в лицо.
Ровно через полчаса, в дверь кабинета опасливо просунулась темноволосая голова – Лейви Данвуд глянул на грозного дядюшку и, видя, что немедленной кары за опоздание не последует, доложил:
- К вам господин Вебьорн Тандри.
- Проводи, - кивнул Эдмер.

***           

- Договорились, - Велия осторожно перевела дыхание: она до последнего боялась, что Глерт не согласится и теперь почувствовала, как с плеч свалился тяжёлый камень, потому что прекрасно понимала, что эти гонки значат для друга. Сама она предпочитала СТ, по той простой причине, что училась ездить именно на нём, бросая монетку с Гарретом, чья сегодня очередь – пароцикл у двойняшек Коноллан был один на двоих. И если бы не подарок дедушки, участвовала бы в гонках на пароцикле брата, благо, доверенность на её имя Гаррет написал сразу после окончания школы разведчиков и получения распределения в Бебетту.
«После окончания гонок отпрошусь у папы и уеду к Гаррету», - Велия мечтательно улыбнулась, уже предвкушая купания в уютной бухточке, прогулки по залитым солнцем улочкам, жареное над углями мясо с лёгким красным вином, томные переборы гитарных струн в предвечерних сумерках… и замерла от слов Глерта. «Всё-таки он не забыл…» - сердце забилось часто-часто, как у пойманной птицы, девушка поймала отчаянный – отражение её собственного – взгляд, и, мгновение спустя, губы Велии коснулись губ Глерта, даря поцелуй.

+6


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Об одном приключении 500 лет спустя