Мыс Крушения, северные окрестности Линесдаля.

Весна. Двадцать четыре года вперед от текущих событий.

http://paranormal-blog.ru/wp-content/uploads/2014/06/%D0%9C%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%97%D0%BC%D0%B5%D0%B9.jpg


- А папа говорит, что тебе еще  нельзя в лодку самому… - Маленький Волк, егоза лет так шести, смешно насупился, глядя как старший брат довольно сноровисто отвязывает канаты на старой отцовской лодчонке. Чистые голубые глазенки с огромными от волнения зрачками слегка испуганно переходили от толстого плетения к угловатым пальцам подростка и наоборот, малыш переминался на месте, не зная, что ему делать – помогать любимому брату или бежать к родителям за помощью.

- О-о-о, Уль. Как же ты надоел!  Замолчи и залезай со мной, я знаю, что ты тоже хочешь поплыть туда, - голос Верта сочился возбуждением и предвкушением самостоятельного плавания, пока рука указывала на тихую сапфировую гладь.

Позднее тепло и близость раннего лета в этих краях уже дали свое – шторма и ураганы стихли, а прибрежные кустарники и камыши плотно зазеленели, пусть вода в целом оставалась довольно прохладной для купания. И между собой глубокая синева моря и густая темная зелень прекрасно сочетались, зовя к берегу и ловцов с удочками, и семейства с корзинами провизии и покрывалами через плечи, и детей, пытающих удачу на утлых лодках в тяжелых и ленивых, греющихся под солнцем водах.

Помучившись раздумьями, маленький Ульрик все же отрицательно помотал головенкой – русые прядки быстро заметались туда-сюда.

- Нет, не надо! Не ходи, Верт! Не надо!

- Ты маленький зайчишка-трусишка, - но дальше этого добродушного обзывательства старший брат не зашел, и только махнул рукой на бестолкового малька. Себя подросток мнил уже покорителем северного моря, и вместо лодки ему виделся полноценный драккар или даже бриг. Пара довольно сильных взмахов веслами – и вот Улле остался совсем один на малом, заброшенном даже рыбаками причале среди старых верфей, оставленных людьми и кораблями, но облюбованных местными смельчаками, такими как Верт, его другом Ласко, вертлявой Рыжей Лисичкой Гойей и прочими непоседами, которым не сидится дома в поисках приключений.

- Ве-е-е-рт!

Показалось – или впереди лодки что-то мелькнуло? Показалось. Не показалось! Мальчик для лучшей устойчивости даже присел на корточки, и его короткие штанишки, черные то ли по природе, то ли из-за многочисленных брожений на мелких топях с остальными мальками, задрались выше щиколоток над пробковыми деревянными башмаками.

- Мама, мамочка… Верт! – Но брат уже отплыл достаточно далеко и не слышал криков Ульрика. Да и не до них было подростку, сражающемуся с непокорным течением, – прямо по курсу лодки уже виднелся гладко-белый бок неведомого зверя, который затем решился показаться полностью.

Из сапфировой толщи, вся в стекающих струйками морских водах, поднялась морда – страшная, гребенчатая, с белоснежным рядом острых зубов и змеистым языком меж них, алым и гибким, как лента крови из свежей раны.

- Великие предки… - Вертен бросил весло и откинулся назад, точно пытаясь отползти подальше от твари. – Что ты такое?!..

Взмах сильного хвоста, покрытого такими же белыми иглами – и лодочка переворачивается, как пушинка под дуновением ветра, чтобы отлететь на десяток ярдов…

- Если папа будет тебя ругать за лодку, я расскажу про Белого Змея… - Улле, как мог, пытался утешить мокрого с головы до ног старшего брата. Верт дрожал – и не только из-за холодного купания.

- Мне повезло, Уль, что я вообще жив остался… Она… Эта тварь… закусила носом лодки… Великие предки! Нужно рассказать людям в порту и в форпосте! Идем! – Мальчишка вскочил, растирая руками плечи в грубой рубашке. И едва сделал пару шагов – как тотчас же обернулся, рухнул на колени и крепко обнял по-прежнему перепуганного малыша. – Я так рад, что ты не поплыл со мной, Чижик! Ты молодец, что отказался! Ты намного умнее меня, дурака…

Ручонки плотно прижались к мокрой ткани, и на лице Ульрика проступило невероятное облегчение. Он что-то шепнул на ухо Вертену, оказался на свободе и тотчас же был подхвачен на руки.
Через пару минут старые верфи были пусты.