В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Раз – жених, два – жених…


Раз – жених, два – жених…

Сообщений 61 страница 68 из 68

61

- Вот ещё что, - Фарго Эгейл внимательно посмотрел на сына. – За Дэлвином, - голос новоявленного прадедушки смягчился, а в глазах появилась нежность, - нужно будет очень внимательно наблюдать: такие болезни часто передаются по наследству, я уверен, у Виоланты – это наследственное, может даже с рождения, только проявилось не сразу. Надо бы аккуратно расспросить её о семье. И малыша лучше перенести к матери – если не ради Витара, то ради сына эта девочка вцепится зубами, когда поймёт, что у неё есть шанс. Именно такая и нужна Витару, ему пора взрослеть, - господин Эгейл кивнул на небольшую нишу, оканчивающуюся небольшим окном, обрамлённым искусной резьбой, и войдя в укромный уголок вслед за сыном, задёрнул тёпло-коричневую занавесь, окончательно отгораживая их от окружающих. – Аль, ты отпустишь Стефи в Университет? Дарен будет просто счастлив – у нашей малышки настоящий дар целителя, не удивлюсь, если именно она будет следующим врачом из нашей семьи, получившим Кольцо Медика. Во всяком случае, учёба принесёт ей больше пользы, чем сидение дома.
Что до Каталины, то ей нельзя волноваться и не стоит ездить верхом, и лучше всего, если этот ребёнок будет последним – пяти детей вам вполне достаточно, тем более, что малыш энергичный и шустрый, настоящий Лисёнок.

+2

62

Альюр улыбнулся, но тут же эта улыбка растворилась, и на доктора Фарго посмотрели глаза совсем другого Лиса, каким наверное Аль был лишь в исключительных случаях.

- Я не совсем уверен, что ты прав, отец.

- В чём именно? - позволил себе переспросить доктор Фарго, глядя на него очень внимательно.

- Я знаю, что когда родился - ты советовался с другими Кольценосными медиками, и все они предрекали, что я не доживу даже до десяти лет. Моё сердце билось неправильно. Я всё помню. Ты восстановил Равновесие, и сделал так, что я до сих пор жив и здоров. Разве нельзя восстановить Равновесие у этой девочки и её ребёнка? Что тут может помешать? И я не думаю, что смогу сейчас отпустить Стефанию.

Последняя фраза вырвалась вовсе не сама собой. Аль обычно всегда контролировал, что говорит. Но что-то в нём самом появилось новое, совершенно неизвестное доселе ни его отцу, ни Каталине, никому на всём свете. И это "что-то" можно было бы обозначить словом "страдание". Совершенно несвойственное Альюру Эгейлу чувство. Он всегда умел сохранить внутренний баланс и не опуститься до отчаяния. Он никогда не бунтовал против того, что происходило по воле Равновесия. Впервые в жизни оказалось, что он способен не только страдать, но страдать очень сильно. Сперва беда с Саффи, в результате которой его девочка умчалась в чужой город. Потом Райнар. Теперь Стефания, и наконец, ребёнок и будущая жена Витара. А была ещё Каталина, которая после того, как родила последнего ребёнка, едва оправилась.

Что-то надломилось в душе у Альюра, и несмотря на внешнее спокойствие, он будто выпал из обычного течения жизни.

- Наверное, всё дело в моих неоплаченных грехах, - сказал он хладнокровно. - Но я ни за что не поверю, что Равновесие не сможет исцелить моих детей, и спасти мою жену от новых страданий. Если бы я мог отдать одну единственную жизнь, свою, как это сделала моя мать - может быть, это исправило бы положение?

Фарго похолодел.

- Откуда ты знаешь про свою мать? - спросил он резко, но тут же сам ответил на своё собственное опасение: - Нет. Никто не мог тебе об этом сказать. Ты сам всё понял.

Аль просто кивнул отцу в ответ. Это действительно было так. Он знал, что его мать нарочно подстроила так, чтобы муж уехал именно в тот момент, когда ей понадобится помощь медика с Кольцом. Она сделала это потому, что поняла: так она сохранит Равновесие своего сына. Это парадокс, нельзя сохранить Равновесие при помощи смерти. Но это случилось именно так, в очередной раз доказав, что из любого, даже самого незыблемого правила, есть исключения. И именно поэтому любовь Стефании не была безнадёжна. Ничто не было безнадёжно в их мире.

+2

63

- Даже не думай, - выслушав сына, веско, словно роняя камень, сказал Фарго Эгейл. – Если с тобой что-то случится, Каталина уйдёт следом. Это оборотная сторона вашей мысленной связи – вы одно целое, и друг без друга не сможете. Вот поэтому, таких пар, которые понимают друг друга без слов, очень мало – мало кто способен не просто соединить свою жизнь с жизнью другого человека, но связать намертво.
И Стефи тебе сейчас отпускать не надо – подумай до осени, малышку спроси, чего она хочет. Если не в Университет, то хоть в ученицы к Дарену. Она ведь никуда не уедет, будет дома, с вами.
И поразмысли вот о чём – все родители хотят, чтобы детям в жизни доставались только пироги и пышки, или, на худой конец, чтобы пирогов и пышек было больше. Но так не бывает – то, что легко достаётся, дёшево ценится. Их детство кончилось – дети набивают синяки и шишки, и как бы ты не старался их уберечь, не получится. Когда ты, после разрыва с Яниной, ушёл на Пустоши, я каждый день боялся, что ты подставишься какой-нибудь твари…
«Аль, хватит секретничать с папой, не только ты по нему соскучился. Мы все вас ждём», - прервала их беседу Каталина, дотянувшись до мужа.

+2

64

Альюр постарался "закрыться" от жены, испугавшись, что она уловит его теперешнее состояние. Посмотрев на отца в сомнении, он качнул головой.

- Ты всё правильно говоришь, отец. Но мне трудно с тобой согласиться. Я подумаю. А сейчас нас Каталина зовёт. Если честно - я боюсь за неё больше, чем за молодёжь. У них всё впереди, а у нас?

Он хитро взглянул на Фарго Эгейла, и тот мог почувствовать, что сын снова ведёт себя как обычно. Они вышли из своего укромного убежища и направились к лестнице.

*  *  *

- Как наши малыши? - Альюр старательно делал вид, что ничего не случилось. Точнее сказать, он уже выкинул из головы всё то, что высказал своему отцу. Тем более, не собирался показывать это супруге.

Доктор Фарго вошёл за ним следом. Торопить сына он не собирался, но АЛьюр неожиданно сам заговорил о том, что упоминалось в их разговоре с отцом:

- Мы вот тут подумали: может быть, Стефи будет интереснее поучиться медицине? У Дарена, или у кого-нибудь ещё?

И он многозначительно посмотрел на доктора Фарго Эгейла. Хотя, что он задумал - сейчас никто бы не смог понять. В мыслях Альюра был какой-то туман...

+2

65

Каталина улыбнулась, и в ответ на вопрос Альюра, посмотрела на приоткрытую дверь спальни, откуда доносилось негромкое воркование Стефании:
- Девочка просто влюбилась в Дэлвина, не спускает с рук и сейчас понесла его менять пелёнки. Она будет прекрасной матерью. А второй малыш, вроде бы, спит, - женщина взяла мужа за руку и опустила его ладонь себе на живот, мягко придерживая. – Попробуй его почувствовать.
Фарго Эгейл подошёл к по-прежнему сидящей в кресле невестке почти вплотную, наклонился, тщательно анализируя её запах и посмотрел на сына сочувственно-хитрым взглядом:
- Сдаётся мне, что тебе придётся запастись терпением, мой мальчик, и пополнить запас стрел в оружейной – через пятнадцать лет снова придётся отгонять поклонников от юной княжны Эгейл.

+2

66

Аль посмотрел на отца, и тихонько рассмеялся.

- Я не возражаю, - ответил он, и посмотрел на Каталину любящим взглядом. - И не боюсь трудностей.

Он опустился на колени, и обняв супругу, прижался щекой к её животу. Наверное, подобные моменты были самыми прекрасными в его жизни, хотя единственный страх, который он испытывал в своей жизни - это страх за семью, страх потерять кого-то из детей, тем более, Каталину. В остальном, Альюр Эгейл и сейчас оставался таким же, как много лет назад - абсолютно неспособным бояться опасностей, неунывающим, и очень хитрым Лисом.

Наконец, он отодвинулся от Каталины и сказал, серьёзно глядя ей в глаза:

- Я хочу, чтобы Витар женился на той девочке, матери его ребёнка. Это будет справедливо. А кроме того, соединив их, Равновесие им поможет. Уверен, что папа тоже так считает.

И он хитро покосился на отца.

+2

67

Альюр «закрывался» от жены очень редко, поэтому Каталина обеспокоилась, но не стала ни о чём спрашивать, а просто потянулась к нему, стараясь ободрить и успокоить, согреть своим теплом. И ласково погладила мужа по голове, когда он обнял сразу обоих - её и малышку.
- Ещё одна девочка, значит, - Каталина мягко и задумчиво улыбнулась. – Аль, может, ей стоит присмотреть жениха заранее? Через пятнадцать лет парни, наверное, такие шустрые пойдут, что не только через дымоход полезут, через щель под порогом проскользнут, - последние её слова сводили предложение к шутке, но только наполовину: судьба дочерей тревожила женщину больше всего – Саффи, похоже, решила насовсем остаться в разведчиках, не думая о замужестве и семье; Стефания влюбилась в иноклановика, да так, что они с младшим сыном Князя-Хранителя теперь связаны неразрывно, и никто не знает, что будет с ними дальше. Поэтому княгиня желала всем сердцем, чтобы малышка, которой ещё только предстояло вступить в этот мир, смогла избежать участи старших сестёр. От дочерей мысли перешли к сыновьям:
- Милый, ты уверен? – Каталина взглянула на мужа. – Ведь она отказалась от Дэла… Почему?
- Она думала, что умирает, - вступил в разговор Фарго Эгейл, - и хотела, чтобы у её сына была семья, которая о нём позаботится, когда её не станет.
- Великие Предки! – не удержалась Каталина. – Какая же у неё была семья, если для Дэла она выбрала нас.
«”Как красиво!” – маленькая девочка лет семи, стоя у гладкого подлокотника высокого, обитого нежно-розовым шёлком кресла, осторожно едва касаясь, провела пальцами по бирюзовому, расшитому золотой нитью, рукаву небрежно брошенного на спинку атласного платья.
- Что она здесь делает? – резкий от ненависти голос ударил малышку, словно плетью и девочка испуганно застыла, словно зайчонок перед лисой. – Нора, убери немедленно это отродье из моей спальни. Да поживее, за что тебе только платят!
Появившаяся на пороге дородная женщина в тёмно-коричневом платье, перехватив маленькую ладошку, властно потянула девочку за собой, а уже в коридоре сердито, как вспугнутая гусыня, зашипела:
- Виоланта, я тебе говорила не ходить туда! Ты же знаешь, что госпоже княгине это не нравится! Не ребёнок, а наказание!
Девочка молчит, глядя куда-то в сторону, горло перехватило от обиды, а глаза влажно блестят от подступивших слёз»
, - Виоланта вздохнула, сон-воспоминание отпускал медленно, нехотя, и открыла глаза, но вместо белёного потолка трактирной комнатки женщина увидела светло-зелёный, как молодая листва, полог с мелким тиснёным узором из травяных колосков, осторожно повернула голову и уткнулась лицом в тёплое мужское плечо.
- Что-то случилось? – Витар проснулся сразу, как только почувствовал, что ритм её дыхания изменился.
- Нет, ничего, - теперь Виоланта окончательно вспомнила всё произошедшее за последние несколько дней, но неожиданно попросила, тихо и как-то по-детски беспомощно:
- Обними меня, пожалуйста.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-29 18:08:18)

+2

68

Витар с удовольствием выполнил её просьбу, обнял её и нежно прижал к себе.

*  *  *

- П-предлагаю пари... То есть, я хотел сказать, предлагаю договори... Тьфу!

Ирис Мерид решил, что если он встанет на ноги, то у него лучше получится, и встал. Его тут же качнуло, и в голове мелькнула мысль, что не следовало так надираться. Если сейчас их кто-то застукает из старших - влетит обоим, и вряд ли глава дома, или князь Эгейл, будут разбираться, кто совершеннолетний, а кто - нет.

- Предлагаю договориться! - выговорил наконец Ирис. - Пусть госпожа Стефания сама выбирает, а больше предлагаю к ней никого не пускать! И вообще... Она такая, такая... Прекрасная! Я за неё жизнь отдам, если потребуется.

И он упал обратно на табурет.

Мысль, на самом деле, была хорошая. Князь АЛьюр не мог не опасаться, что его дочь станут оказывать слишком много внимания. Понятно, что сейчас ей не до кавалеров, но почему не помочь девушке, и не избавить от особо назойливых кавалеров? Самого себя Ирис, разумеется, назойливым не посчитал.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Раз – жених, два – жених…