В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Раз – жених, два – жених…


Раз – жених, два – жених…

Сообщений 31 страница 60 из 68

31

- Легко отделались, - подвёл итог Артан, глядя в спину Расмусу Эгейлу. – Будь здесь дядя Альюр, велел бы разложить нас на скамейке и всыпать дюжину, а то и две, розог каждому. В дом предлагаю не заходить, а то женщины сразу сбегутся, начнут охать, отчитывать и лечить.   
Ирис, похоже, сумел вообразить эту картину очень ярко, потому что согласно кивнул и тут же схватился за голову. Выражать сочувствие Артан не стал, ему самому досталось не меньше, только осторожненько указал в сторону небольшого водоёма-чаши, вырытого в углу двора специально, чтобы можно было ополоснуться после тренировок. Кстати, наказание «наполнить тренировочный бассейн доверху» пользовалось большой популярностью у наставников, позволяя убить одной стрелой сразу двух зайцев. 
Приведя себя в относительно пристойный вид, оба молодых человека незаметно ускользнули в винный погреб, благо, выбор там был большой и мог удовлетворить самый изысканный вкус самого придирчивого ценителя. Однако, стремясь поскорее скрыться с глаз, парни позабыли кое-что очень важное – заглянуть на кухню и прихватить с собой какой-нибудь закуски. Так что, через пару часов из погреба доносилось дружное и вдохновенное, хотя и малость нестройное, пение на два голоса:
- Как-то раз пришёл домой в стельку пьяный я.*
Вижу, лошадь во дворе, и лошадь не моя.
Говорю своей жене: «Милая моя,
Что за лошадь во дворе, лошадь не моя?»

Только жёнушка моя меня давай ругать:
«Одно горе мне с тобой, что ещё сказать!
Если уж напился, так ложился б спать –
Это же корова, что мне прислала мать!»

Всякое я видел, всюду побывал,
Но вот с седлом корову я что-то не встречал!

Снова прихожу домой в стельку пьяный я.
Вижу шляпу я в углу, а шляпа не моя.
Говорю своей жене: «Милая моя,
Что это за шляпа, шляпа не моя?»

Только жёнушка моя меня давай ругать:
«Век свой из-за пьяницы я должна страдать!
Если уж напился, так ложился б спать –
Это же горшок, который мне прислала мать!»

Всякое я видел, всюду побывал,
Но вот с пером горшок я что-то не встречал!

В третий раз пришёл домой в стельку пьяный я.
Вижу, трубка на столе, и трубка не моя.
Говорю своей жене: «Милая моя,
Что это за трубка, трубка не моя?»

Только жёнушка моя меня давай ругать:
«Пьяницу второго, как ты, не отыскать!
Если уж напился, так ложился б спать –
Это флейта новая, что мне прислала мать!»

Всякое я видел, всюду побывал,
Но чтоб дымилась флейта? – такого не встречал!

В четвёртый раз пришёл домой в стельку пьяный я.
Стал я куртку примерять, а куртка не моя.
Говорю своей жене: «Милая моя,
Что это за куртка, куртка не моя?»

Только жёнушка моя меня давай ругать:
«Что тебе, пьянчуге, привиделось опять?
Если уж напился, так ложился б спать –
Это шаль, которую мне прислала мать!»

Всякое я видел, всюду побывал,
Но пуговиц на шали я что-то не встречал!

В пятый раз пришёл домой в стельку пьяный я.
Кто лежит с моей женой, ведь лежу не я?
Говорю своей жене: «Милая моя,
Это кто лежит с тобой, ведь лежу не я?»

Только жёнушка моя меня давай ругать:
«Что это ты, пьяница, выдумал опять?
Если уж напился, так ложился б спать –
Это же племянница, её прислала мать!»

Всякое я видел, всюду побывал,
Но с бородой племянницы я что-то не встречал!


*В. Мельников «Семь пьяных ночей».

+2

32

*  *  *

Альюр стянул через голову рубашку и сел на край кровати. День выдался длинный, и достаточно напряжённый. Нет, Меченый не устал, ему хватило бы выносливости прямо сейчас отправиться разведчиком с каким-нибудь отрядом и провести месяц на границе с Великими Пустошами. Но ему не нравилось то, что делается с его детьми. Не только со Стефанией, хотя её проблемы сейчас занимали Меченого больше всего. Сыновьями тоже следовало заняться. В старшем, Райнаре, не хватало какой-то внутренней уверенности и умения принимать решения, а младший - это вообще отдельная тема. Аль и сам бегал по молодости за девушками, но у всякого увлечения есть свой предел, и когда несовершеннолетний парень, где бы ни оказался, первым делом разузнаёт адрес ближайшего борделя - это нехорошо. Не просто нехорошо, а недозволенно. Но Витару, по всей видимости, так не казалось, а поймать его, что называется, "за руку", Аль пока не мог. То есть, смог бы, если бы взялся за дело всерьёз, но он предпочитал ограничиваться словесным внушением, давая понять, что всё знает. А надо было, как порой думал Меченый, попросту поймать парня у очередной шлюхи, приволочь домой за шкирку и выдрать, попутно прочитав лекцию о моральном поведении княжеского сына.

Бросив рубашку на стул (Аль наедине сам с собой позволял себе некоторую небрежность), он завалился на спину, и мысленно "пощупал", скоро ли придёт Каталина. Она совершала вечерний туалет в соседней комнате. Потом, пользуясь тем, что жена его всё равно услышит, негромко позвал:

- Лина! Я что подумал: не нравится мне состояние нашей Стейфи. Этот легкомысленный молодой человек лишил её душевного равновесия. Вот мне и пришло в голову... - Он помедлил, понимая, что сейчас скажет крамольную мысль, тем более, что это пойдёт вразрез с его же собственными принципами. - Может, тайный брак?

"Тайный брак" был старой выдумкой, которую использовали, когда речь шла о высокопоставленных людях, если они влюблялись в того, с кем не могут сочетаться официальным браком. Может быть, Каталина о нём и не слышала, кто бы стал её просвещать о таких вещах? Но Аль слышал. И решил, что самое время просветить.

+2

33

В спальню Каталина прошла неслышной тенью – разговор, судя по настроению мужа, предстоял серьёзный, и переговариваться через дверь, а тем более, через стену, она не хотела. Тёмные, ещё не заплетённые в косу, пряди – Каталина часто оставляла волосы распущенными, зная, что мужу до сих пор это нравится – тяжёлой волной рассыпались по плечам и спине.
- Тайный брак? – уточнила она, сев на край кровати. О нём Каталина услышала первый раз, но догадывалась, что это – какая-то, возможно более старая или хорошо забытая, разновидность того самого обряда, который позволил им с Альюром сочетаться браком. – Это из-за того, что ты укладывал малышку спать, – вздохнула Каталина и продолжила, решив пока не рассказывать об узах, уже возникших между Стефанией и Северином. Княжич был Волком, и потому, мог их ещё не почувствовать или попросту не понять, что они такое. – Он останется тайным только до первого ребёнка. А это может означать опалу для всего рода, - между бровями женщины возникла складочка, говорящая о напряжённых раздумьях. – Как бы ни было, нам всё равно придётся ждать возвращения Северина. Везти Стефанию в Хотрос, а тем более, на мыс Крушения – глупо и неосторожно, - Каталина запнулась, почувствовав подступающий к сердцу холод и резкую боль, - Дарен предупреждал сестру, что последствия рождения Стефании, могут сказаться любым, самым неожиданным образом - и, побелев лицом, прошептала:
- Аль, бутылочка в красной шкатулке, на столе…

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-06 15:43:24)

+2

34

Аль сорвался с кровати, будто и не лежал только что расслабленно. Выхватив лекарство, он ухитрился за следующую секунду вернуться обратно, да ещё и со стаканом воды во второй руке. Поставив всё это рядом с кроватью, Аль уложил жену поудобнее, потом накапал лекарство и поднёс ей.

- Выпей! Сейчас я пошлю за доктором.

Аль сосредоточился, стараясь поддержать Каталину не только при помощи лекарства, но и своей способностью к врачеванию, к сожалению, очень слабой. Он плохо понимал, как это действует, но он любил свою жену слишком сильно, а зачастую, это помогает действовать по наитию, и даёт результаты.

Про тайный брак он пока не стал продолжать. Зато убедился, что Каталина об этом полуофициальном способе вести дела ничего не знает. Но откуда ей об этом знать? Он и сам узнал совершенно случайно, ещё в молодом возрасте.

+2

35

Каталина выпила лекарство, чуть поморщившись от запаха, но вяжущая горечь неожиданно быстро растеклась мягким теплом по телу женщины, прогоняя холод, успокаивая и расслабляя.
- Не надо доктора, - в лицо постепенно возвращались краски и Каталина говорила тихо, но уже внятно. – Иначе сейчас явится половина родственниц, они начнут охать, беспокоиться и сочувствовать, а потом завалят нас горой чудодейственных рецептов, которые мне обязательно помогут. Побудь со мной, - Каталина потянулась к мужу, и в следующую секунду оказалась в объятиях Альюра. Пригладила ему волосы и улыбнулась:
- Не бойся, милый, всё уже прошло. Так рано я тебя не оставлю – хочу дождаться, самое меньшее, трёх внуков. Хотя, - Каталина посмотрела на супруга лучащимся нежностью золотистым взглядом, - на праздновании рождения княжны Ноэлии ты, насчёт парочки ребятишек, серьёзно говорил или в шутку? Потому что, - Каталина на мгновение умолкла и договорила почти шёпотом, - месяцев через семь нам надо будет выбирать имя.

+3

36

Альюр посмотрел на неё в недоумении. Правда, уже через секунду это недоумение превратилось в улыбку, а ещё через пару секунд - в то выражение крайней озабоченности, которое он приобрёл после рождения Стефании, когда он по-настоящему испугался, что потеряет Каталину.

- Милая! Это, конечно же, замечательно, - сказал он. - И я не шутил. Но... Ты уверена?

Глупый вопрос! Он мог сам догадаться. не первый раз его жена ходила беременной. Но он почему-то настолько не ожидал подобного оборота, что даже не обратил внимание на изменение запаха. Самое время было бы подумать о том, что он либо стареет, либо тупеет. Но эту мысль слишком быстро прогнала другая, более существенная.

- Лина! Я боюсь за тебя. Это может быть опасно... То есть, это замечательно, но ты меня по-честному напугала!

Он внезапно уткнулся лицом ей в плечо, и вздохнул. Но тут же поднял голову, обнял супругу покрепче и поцеловал. Наверное, это выражало все его чувства в данный момент. Сказать Альюру было нечего, он был и счастлив несказанно, и ничуть не менее обеспокоен, и всё это на время вытеснило из головы любые другие мысли.

+2

37

- Я и не предполагала, что так получится, - чуть растерянно призналась Каталина, прижавшись к мужу. – Думала, что если в доме и появятся ещё малыши, то уже – внуки. Даже не знаю, как мы расскажем детям – они точно решат, что родители сошли с ума. И придётся написать Дарену – посоветоваться. Если он скажет, что мне придётся не вставать с постели всё оставшееся время – буду лежать, тут уж ничего не поделаешь.
Конечно, Каталина понимала, что рождение ребёнка в таком возрасте – немалый риск, ведь она не Волчица, - но вслух ничего говорить не стала: Аль и сам всё знал и уже беспокоился. В его запахе, который Каталина знала лучше своего собственного, появился новый оттенок – резкий и колющий, чем-то напоминающий терновые иглы.
И поэтому она постаралась немного отвлечь мужа, чтобы дать ему время успокоиться и свыкнуться с мыслью, что они снова станут родителями:
- Если это будет мальчик, то его, наверное, надо назвать в честь дедушек, - Каталина медленно, раздумчиво, словно пробуя, произнесла, - Фарго Родрик Эгейл. Аль, тебе нравится?  А если будет девочка… теперь выбираешь ты.

+2

38

- Может быть, Элена? Или Каталина?

Аль улыбнулся своей обычной улыбкой. Это не означало, что беспокойство его оставило, но в данный момент ещё рано было волноваться. надо было просто принять все возможные меры, чтобы его супруге было удобно, чтобы она не напрягалась, и чтобы за ней был самый хороший уход.

- И мне нравится имя для мальчиков, - согласился он. - Но теперь, милая моя, я лично уложу тебя спать, и буду бдительно охранять твой покой.

Сообщить остальным детям, что у них возможно появится братик или сестричка, можно было и завтра, так что Аль ловко вытащил из-под Каталины одеяло и накрыл её сверху. Сам он решил, что напишет не только Дарену. Ради такого случая можно было побеспокоить и Фарго Эгейла, хоть он и ушёл уже на покой, передав Кольцо своему преемнику. Количество его опыта от наличия Кольца не зависело.

*  *  *

На следующее утро, после завтрака (который Каталине доставили в постель), князь Альюр попросил детей зайти к папе и маме, для небольшого разговора. За Стефанией он зашёл сам, чтобы убедиться, что с его девочкой всё в порядке. К сожалению, Саффи была далеко, но ей можно было написать о радостном событии. И кстати, попенять заодно, что она давно не навещала родительский дом.

Усадив супругу в кресло и прикрыв ей ноги пледом, Аль остановился за резной спинкой, и оглядел двух своих сыновей и дочь каким-то странным взглядом. Он вроде бы, оставался серьёзен, но за ночь Аль успел сделать определённые выводы, и действительно успокоился. Если Равновесию было угодно подарить им ещё одного ребёнка, к этому следовало подходить с радостью и смирением.

- Мы с мамой хотели сообщить вам одну новость, - сказал Аль, снова оглядев всех троих, и особенно задержавшись на дочери, за которую он не перестал испытывать беспокойство. - Месяцев через семь у вас появится братик или сестричка. - Он положил руки на плечи Каталины и поцеловал её сзади в волосы, после чего взгляд его сделался хитрым, если не сказать, лукавым. - Надеюсь, вы примете это известие с подобающим случаю весельем и радостью, - договорил он, после чего обошёл кресло и уселся на подлокотник, приобняв жену.

+2

39

- Если сестричка, - Стефания, подойдя к креслу, опустилась на пол и прижалась к коленям матери, - её надо назвать Каталиной, пусть у нас будет Лина-маленькая. Я в детстве жалела, что меня так не назвали.
Каталина улыбнулась, погладив мягкие пепельные волосы, заплетённые в тяжёлую косу, и наклонившись, поцеловала дочь в макушку:
- Больше не хочешь быть маленькой, заинька? Хочешь быть старшей сестрой?
- Сначала сестрой, потом – тётей, - Стефания обернулась, одарив братьев искрящимся взглядом синих глаз.
- Э, нет, без намёков, - тут же отреагировал Витар, взъерошивший свою тёмную гриву. Младший сын находился в явной растерянности: похоже, парень уже успел записать родителей в когорту к почтенным старшим родственникам, которым следует вязать носки и ловить рыбу в речке, а не рожать детей, и теперь не знал что делать. – Я сам ещё маленький, и это, пусть лучше будет брат, с девчонкой хлопот много – опять придётся женихов гонять и под окнами в засаде сидеть.   
Райнар подошёл к креслу со стороны, противоположной той, где был отец, и осторожно спросил:
- Мама, как ты себя чувствуешь? Что-нибудь надо?
- Спасибо, родной, всё хорошо, - Каталина погладила сына по щеке. – А кого тебе хочется: брата или сестру?
- Хоть кого, - Райнар усмехнулся, – мальчик или девочка – вопить всё равно будет громко, - и посмотрел на отца:
- Папа, нам почту из Бебетты сюда перешлют? Кажется, у Саффи что-то происходит. Она в последнее время… - Райнар понизил голос: они с сестрой тоже чувствовали друг друга, хоть и не так полно, как родители, - …счастлива.

+2

40

Альюр чему-то усмехнулся.

- Представь, я на это надеялся, - сказал он, и поймал вопросительный взгляд супруги. - Смена обстановки, новые люди. К сожалению, Бебетта далеко, но я надеюсь, что Саффи нам сама напишет, что да как.

Письма от Гаррета Коноллана Альюр ещё не получал, но это было и не удивительно. Почта из Бебетты шла до "Сторожевого Гнезда" не меньше двух недель. К своему сожалению, Аль не мог чувствовать состояние своих детей на расстоянии, у него не было с ними такой хорошей связи. Поэтому известие Райнара о том, сто его сестра счастлива, радовало. Хотя и настораживало чем-то. Но чем - Аль пока не стал разбираться. Тем более, что раздался стук в двери, и к ним заглянул нынешний глава рода - Расмус.

- Кстати! - тут же приветствовал его Аль, но сразу почувствовал, что старший сын Райнара Рыжего настроен слишком решительно для хороших новостей. Поднявшись с ручки кресла, Аль повернулся к нему. - Что-то случилось?

- Нет-нет! - заверил его Расмус, поклонившись Каталине. - Вы сегодня прекрасно выглядите, княгиня! Если позволите, я уведу вашего мужа на пару минут. Выйдем, Аль.

Меченый поцеловал жену в щёчку и отправился вслед за главой рода.

+2

41

Как только мужчины вышли из комнаты, Расмус отодвинул часть стены, открыл потайную дверь, и проведя кузена вниз по короткой лестнице, вывел в небольшую комнату - часть своих личных покоев, называемую «Зелёной» из-за обивки мебели и гобеленов на стенах, изображающих лес и его многочисленных обитателей.
Расмус совершенно несолидно почесал в затылке и кивнул на стол под плотной скатертью цвета мха. В центре столешницы стояла большая плетёная корзина, из которой доносился шорох и писк.
- Сторож нашёл, - пояснил глава рода, - во время утреннего обхода. Собаки встревожились вот он и решил глянуть что там такое. Принёс на кухню и позвал меня, - Расмус залез в карман, достал оттуда сложенный вдвое лист бумаги и протянул Альюру, глухо пояснив:
- В корзине было, положили так, чтобы сразу в глаза бросилось. Я при Каталине говорить не стал, мало ли что…
Почерк был женским, мелким и старательно-аккуратным, словно у прилежной ученицы, но строчки немного скашивались вправо, похоже, писавшая давно не брала в руки перо:
«Витар, ты тот ещё кобель, но надеюсь, не полный мерзавец. Конечно, ты меня не вспомнишь, впрочем, это уже неважно. Дэлвин – в твою честь называть не стала – твой сын, вчера ему исполнился месяц. Бордель – не место для ребёнка, прошу, позаботься о нём.  Найди приличную семью, тебе это будет легче сделать – плату за уход за малышом на полгода вперёд, я положила. Второе его имя – Альюр».
Расмус был всерьёз озадачен: конечно, внебрачные дети в роду случались, чего уж там, но такое было, на его памяти, в первый раз.
- Что делать будешь? – спросил он, когда Альюр прочёл письмо.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-10 14:44:54)

+2

42

Аль как-то неопределённо улыбнулся, подошёл к корзинке и вынул из него малыша. Устроив того поудобнее у себя на руках, благо нянчиться с детьми ему было не привыкать.

- Какой у нас симпатичный мальчик, - весело сказал он, разглядывая младенца с явным интересом. - Ты посмотри! Ну просто красавчик! - Аль покосился на двоюродного брата. - Гляди веселей! Разве ребёнок - это не радость для любой семьи?

По Альюру даже Каталина не всегда могла определить, серьёзно он говорит, или шутит, но сейчас он вёл себя совершенно откровенно. Просто не говорил всех своих выводов вслух. Покачав ребёнка, пригрев на руках и успокоив, он снова глянул на Расмуса.

- Если она такая мать, что спокойно бросила кроху на наши руки - не будем её искать. Сами справимся. Смотри, он по-моему не возражает против того, чтобы присоединиться к моей семье. А с Витаром я отдельно поговорю. Идём.

Он ухитрился ловко поддержать малыша одной рукой, чтобы сунуть бумагу в карман, после чего направился вместе с младенцем туда, откуда пришёл, то есть, в покои Каталины. Решения Аль всегда принимал быстро, и считал, что прятать очевидное, или пытаться оттянуть событие совершенно бессмысленно. В комнату к супруге и детям он ввалился в настроении, близком к весёлому, хотя в этой весёлости была изрядная доля гнева. Наверное только Аль мог испытывать подобные чувства одновременно, да так, что они ничуть друг другу не мешали.

- У нас сегодня день новостей! - объявил он с порога, и подойдя, опустился на корточки перед женой. - Дорогая! Надеюсь, тебе понравится этот юный господин по имени Дэлвин Альюр Эгейл. - По запаху Аль уже убедился, что женщина не врала в своей записке, и это действительно ребёнок Витара. Во всяком случае, он однозначно относится к их роду. - Один из здесь присутствующих молодых людей решил осчастливить нас внуком. Подержи-ка! Он очень покладистый пацан, и красивый! Весь в отца.

Положив ребёнка на колени к Каталине, Аль поднялся и критически прищурившись, посмотрел на Витара. Потом ничего не говоря, сунул ему в руки записку.

- Прочти. Прямо здесь. Можно про себя, - милостиво позволил он, после чего отвлёкся и снова присев на корточки перед Каталиной, положил одну руку на младенца, а вторую на запястье жены. - Чем не повод для веселья? Правда, милая?

О том, что ждёт младшего сына в ближайшие полчаса Аль, разумеется, вслух говорить не стал. Это были их сугубо мужские проблемы.

+2

43

Каталина перенесла новость внешне спокойно: княгиня - не базарная торговка, которая сначала завопит и запричитает на весь дом, а потом отходит негодника-сына чем-нибудь увесистым, вроде скалки или ухвата, но от устремлённого на него материнского взгляда, Витар едва не сел мимо дивана и с трудом принялся разбирать пляшущие перед глазами буквы, которые упорно не желали складываться в слова.
- Я хренею, - предельно лаконично выразился Райнар и, резко умолкнув, покосился на сестру, но Стефания не услышала его слов: девушка смотрела на свалившегося, как снег на голову, племянника, округлившимися от изумления глазами.   
Осторожно взяв младенца, Каталина поднесла его ближе – рассмотреть получше, - вгляделась в маленькое личико и губы новоявленной бабушки тронула нежная улыбка: на её руках, пригревшись, посапывала крохотная копия Витара. Малыш закряхтел, сонно моргнул, потом открыл глаза и женщина, замерев, позвала мужа:
- Аль, ты только посмотри, - глаза мальчика были не карими, как у отца, и не зелёными или серыми – обычными для Лисов, а тёмно-фиалковыми, почти аметистовыми. Скорее всего, в роду матери Дэлвина не обошлось без Волчьей крови.
- Лет через шестнадцать из-за этого парня повыдирают друг другу косы все девчонки клана, - присвистнул склонившийся над плечом матери Райнар и позвал:
- Эй, папаша, ты-то хоть глянь, какое чудо сотворил!
Витар, заметно побледневший, с горящими на скулах красными пятнами, подошёл медленно, как будто шёл на казнь. Каталина посмотрела на младшего сына, не скрывая сомнения, но всё же передала ему ребёнка, мысленно попросив: «Аль, присмотри, как бы Витар не уронил маленького!»

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-10 16:23:22)

+2

44

Альюр и так был рядом, и когда его сын взял ребёнка, положил сверху на его руку свою собственную. Очень удобно было при этом посмотреть в глаза Витару с близкого расстояния. Правда, ничего особенного взгляд князя Альюра сейчас не выражал. Он просто наблюдал за сыном, больше интересуясь его реакцией на то, что происходит, и по всей видимости, увидел достаточно, потому что позволив Витару подержать младенца, ощутить его вес и запах, запомнить его, Аль забрал у него ребёнка и передал Райнару.

- Тебе тоже не лишним будет познакомиться с племянником, - сказал он, и негромко добавил: - Ещё раз услышу словечки вроде того, что ты тут произнёс - пеняй на себя.

Это уже было сказано буднично, и в общем-то, просто к сведению. Аль, как бывший разведчик (а разведчик наверное никогда не бывает бывшим, даже если перестал зарабатывать этим делом на жизнь), приучал детей контролировать то, что срывается с их языков.

- Теперь пойдём поговорим. - Эта фраза Альюра уже относилась конкретно к Витару. Сцапав младшего сына за плечо, Аль категорично повлёк его вон из комнаты, бросив напоследок: - Я извиняюсь перед дамами. Мы скоро вернёмся.

Снаружи Альюр не менее категорично потащил Витара по коридору, не выпуская его плеча, словно не хотел оставить сыну ни малейшего шанса удрать. Если судить по направлению, которого придерживался Меченый, конечной целью могла быть противоположная сторона дома, где располагалась крытая галерея (место уединённое и удобное для семейных разборок), кабинет дедушки Райнара, или даже конюшня. Аль ещё не определил, куда именно они идут, но разборки он предпочитал устраивать без свидетелей, особенно если был всерьёз настроен всыпать как следует. Собственный гнев совершенно не мешал Альюру улыбаться встречным. Но сыну он пока ничего не говорил, и ни о чём не спрашивал.

+2

45

Витар даже не заметил, как отец вывел его из комнаты: парень был слишком ошарашен всем произошедшим. В его понимании «ребёнок» был совершенно отвлечённым понятием, чем-то далёким и никоим образом к нему не относящимся. И внезапно, словно из ниоткуда, появившийся сын перевернул весь мир младшего Эгейла с ног на голову. Руки всё ещё хранили тепло детского тельца, нежный молочный запах малыша ещё витал рядом и, пока не осознав этого разумом, душой Витар уже почувствовал в маленьком Дэлвине свою плоть и кровь, принял его как самое важное в жизни, ради чего и стоит жить.

***     

Азнавур. Десять месяцев назад.
- Ваша светлость, - строгое тёмно-зелёное платье великолепно подчёркивало соблазнительно-пышные формы хозяйки «Волшебного сада» - самого дорогого и утончённого весёлого дома столицы, - вы у нас самый желанный гость.
- Мадам Эльвина, вы обворожительны, как и всегда, - улыбнулся Витар, предлагая хозяйке руку. – Не сомневаюсь, что и ваши девушки по-прежнему прекрасны и искусны.
- Если позволите, ваша светлость, - мадам Эльвина обмахнулась роскошным чёрно-зелёным веером, незаметно направляя княжича Эгейла по боковой лестнице вперёд и налево, - кое-что особенное, специально для вас. Если не понравится, девочки будут ждать в общей гостиной, но я не сомневаюсь, вы останетесь довольны. Прошу сюда, - женщина открыла дверь и пропустила Витара внутрь.
В небольшой уютной комнате плясали по бледно-сиреневым стенам золотисто-розовые отблески свечей, на круглом столике стоял поднос с фруктами, бутылка «Летнего полдня» – вкусы дорогого, во всех смыслах, клиента мадам Эльвина знала прекрасно, - и два высоких бокала, а с рассчитанного на двоих диванчика навстречу Витару поднялась изящная фигурка, облитая лиловым шёлком.
- Ваша светлость, - девушка присела в реверансе, вскинула голову, и у парня чуть не остановилось сердце. Точёное лицо с дрожащей у виска тёмно-медной прядью, мерцающие аметисты глаз…
         
- Папа, - Витар резко, едва не утянув отца за собой, остановился. - Я её помню.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-11 10:55:32)

+2

46

Альюр прищурился, и уперев руки в бока, посмотрел сыну в лицо.

- Правда? - переспросил он нарочито-удивлённым тоном. - Это радует. По крайней мере, ты в состоянии вспомнить девушку, с которой хорошо провёл время.

Они остановились неподалёку от входа, и рядом была дверь в какое-то хозяйственное помещение, что-то вроде дворницкой, или места для хранения инвентаря. Снова взяв Витара за плечо, отец втолкнул его внутрь, вошёл следом и запер за собой дверь, чтобы никто посторонний не ввалился. Ничего кроме пары старых садовых скамеек, сушащихся под потолком веников и нескольких пустых бочонков здесь не было, зато места - хоть отбавляй. Остановившись напротив Витара, Меченый миролюбиво высказал:

- Ты знаешь, что я спокойно относился к тому, как ты строишь глазки каждой встречной девице. Но ты знаешь и то, как я отношусь к разврату. Так что ты можешь попробовать оправдаться ещё чем-нибудь. А если не можешь - снимай штаны.

И он расстегнул пряжку ремня, на котором в походной обстановке носил оружие. Сейчас у Меченого оружия не было, зато ремень тяжёлый. В самый раз для воспитательных мер. Справедливости ради надо сказать, что несмотря на всю свою строгость, Аль крайне редко прибегал к подобным методам воздействия. Но сейчас младший сын прогневал его всерьёз.

+2

47

Если память Витара не подводила, то в последний раз отец его выпорол лет десять назад, и очень даже заслуженно. Дело было в конце весны, они с кузеном Диего - приехавшим в гости сыном дяди Сезара – сбежали с урока землеописания через окно и удрали в лес, решив найти медовое дерево, вынуть из дупла соты и принести домой вкусненького для всех. Дерево они, конечно, нашли – по запаху – вот только возвращались из леса бегом и во двор «Сторожевого гнезда» влетели, как ошпаренные, вместо мёда притащив на хвосте разъярённый попыткой наглого и неумелого грабежа пчелиный рой. И первой, кто оказался у них на пути, была малышка Стефи. К счастью, сестрёнку тогда вовремя утащил прочь кузен Бранд, выпрыгнувший из окна второго этажа, пчёлами занялся господин Агамант, а горе-добытчики отведали розог.
Сейчас ситуация была совсем другая, но Витар честно признал, хоть и не вслух, что эту порку он тоже заслужил, а оправдания… да какие тут могут быть оправдания? Выставлять себя большим дураком, чем уже оказался, Витар не хотел, поэтому, не произнеся ни слова, вытянул из штанов рубашку, и вдруг замер от внезапно пришедшей в голову мысли: «А если Дэлвин – не единственный ребёнок?» Эту мысль, бросившую парня поочерёдно в жар и в холод, сменила другая. Витар щёлкнул пряжкой своего ремня, взялся за внутренний шнурок штанов и едва слышно, глядя в пол, спросил:
- Пап, а что я потом Дэлу скажу? Что его мать была шлюхой в дорогом борделе и я о ней не знаю ничего, кроме имени?

+2

48

Альюр усмехнулся, и почему-то в выражении его лица промелькнуло что-то ласковое. Но это не помешало ему подтолкнуть сына к ближайшей лавке.

- Покончим сперва с одним делом, потом поговорим о следующем, - сказал он уже без гнева.

Жестоким Аль не был даже с чужими людьми, тем более с собственными отпрысками, которых вообще-то очень любил, и за которых очень переживал. Но жёстко он поступить мог. Так что Витар своё получил, чтобы в ближайшие несколько дней вспоминать о порке и синяках на заднице. Отсчитав двенадцать ударов, Аль отступил от скамейки и отвернулся, заправляя ремень на место.

- Хватит с тебя, - сказал он через плечо, но не стал наблюдать за тем, как сын приводит одежду в порядок, чтобы не смущать ещё больше. Всё-таки парень был уже почти взрослым мужчиной, к которому подобные наказания вроде бы уже и поздновато применять, да вот пришлось. Потом Меченый подошёл к другой скамейке и сел.

- Вот теперь можно поговорить, - предложил он Витару и хлопнул по скамейке рядом с собой. - Садись... если сможешь. И расскажи мне, что это за девушка.

+2

49

Витар надел штаны, застегнул ремень и, осторожно отойдя от скамейки, прислонился бедром к одному из пустых бочонков:
- Я лучше постою, - по прошлому опыту он помнил, что первое время лучше не садиться, хотя бы пару часов. И нервно облизнул губы, пытаясь сообразить, как и что рассказать отцу: помнить-то он её помнил, вот только знал очень мало.
- Мы не особо разговаривали, но имя она назвала - Виоланта. Наверное, настоящее, в «Волшебном саду», - упомянув название борделя, Витар искоса глянул на отца, но продолжил, - девушек не переименовывают. У Дэла её глаза, это точно. Пап, я просто не знаю, как её описать, её видеть надо. Сейчас…
Витар аккуратно вынул из поясного кармана заточенную угольную палочку, подошёл к стене - о том, что ему нравится рисовать, парень особо не говорил, считая это не более чем увлечением, - и через несколько минут, с рисунка, вернее, почти наброска, выполненного уверенными чёткими линиями, на отца и сына смотрела молодая Лисичка. Если не присматриваться, то она казалась ровесницей Витара, может, чуть младше – нежное, чистое лицо, обрамлённое волнистыми кудрями, но это впечатление юности перебивала резкая складка в углу губ и взгляд – усталый, почти равнодушный, с глубоко затаённой болью. Взгляд рано повзрослевшей женщины, на которую свалилось слишком много испытаний. Сломанный цветок, который вот-вот начнёт ронять лепестки.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-11 12:18:51)

+2

50

Альюр поднялся и подошёл, глядя на рисунок.

- Если ты это изобразил, значит - увидел, - проговорил он задумчиво, и посмотрел на Витара. - А если увидел - должен был задуматься. Так ведь? - Он прищурился. - И почему мне так хочется тебе добавить?

Вопрос был риторический, да и добавлять Аль не имел привычки. Вздохнув, он вернулся на скамейку. То, что они беседуют на важные темы в дворницкой, его ничуть не смущало, равно как и своё обещание поскорее вернуться обратно в комнату, где остались Каталина с Райнаром и Стефанией.

- Ты не думаешь о том, что тебе следует отыскать эту девушку? - спросил Меченый, строго глядя на сына. - И хоть попытаться исправить создавшееся положение? Разумеется, если на то будет её воля. Кстати, за что она на тебя так сердится? И как получилось, что она завела от тебя ребёнка?

С тех пор, как Альюр женился, он не шлялся по борделям, хотя до сих пор знал некоторых их обитательниц. И прекрасно помнил, что они держат аресенал средств против беременности. Хотя, никакие средства не срабатывали стопроцентно и дети время от времени всё равно рождались. Иное дело, что шлюхи, как правило, не могли точно определить, кто отец их ребёнка, и не имели претензий. Тут попахивало какими-то более сильным чувством, даже если оно оказалось мимолётным, и уже изжило себя.

+2

51

- Я не знаю, - Витар растерянно посмотрел на отца. – В любви я ей не признавался, жениться не обещал. Может, сердится за то, что не попрощался? Я, после первого раза, с мадам Эльвиной договорился – у Виоланты никого, кроме меня, не было, - но через две недели наш отряд срочно на Пустоши отправили. Пап, ты должен помнить, тогда прорывы Завесы сразу в трёх местах были. А потом, мы с Наставником на полгода в Линесдаль уехали – по обмену.
Такая традиция в Земле Кланов возникла почти сразу после появления первых воинских школ и школ разведчиков – южан перебрасывали на север, северян – на юг. Даже если на время – и то полезно, кто знает, как судьба обернётся. Если выпадет потом служба вдалеке от родных мест, будет парень знать, как и что, а не приедет с раскрытым ртом.
- Найду – и спрошу, - Витар шагнул вперёд и замер: от лица разом отлила кровь. – Пап, а ведь Виоланта сейчас где-то рядом. Если она привезла Дэла сама, то наверно будет ждать, чтобы узнать – приняли мы его или нет. Такое всё равно в тайне не удержишь, разговоры пойдут. Значит, надо искать в ближнем трактире или в гостинице, в замке она вряд ли появится.
В дверь осторожно постучали:
- Дядя Альюр, - раздался снаружи весёлый голос Бранда. – Дедушка Фарго приехал.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-13 17:02:16)

+2

52

- Сейчас идём, - отозвался Аль, после чего шагнул к сыну и категорично ткнул ему указательным пальцем в грудь. - Найди её, и склони к миру. Если задумаешь жениться - я не стану возражать. У ребёнка должны быть отец с матерью.

По своему обыкновению, Аль уже решение принял. Его не смущало то, что девушка - проститутка. По мнению Альюра, сделать доброе дело и избавить хоть одну из подобных ей девиц от необходимости обслуживать всяких кобелирующих личностей, было правильно и даже необходимо. Иное дело - захочет ли она сама. Если брак с таким, как Витар, её не устраивает - так тому и быть, отцу придётся самому воспитывать своего ребёнка. О том, что подумают остальные родственники, Альюр сейчас даже не подумал. Для него это было не важно. И не потому, что он - князь и может сам решать. Он поступил бы точно так же, даже если бы не был князем. Ведь речь шла о новой жизни. Вон, сын Тери вырос без отца, и только в относительно взрослом состоянии попал в семью. Чего хорошего?

Альюр открыл двери и вышел.

- Надеюсь, вы проводили дедушку к госпоже Каталине? - переспросил он у Бранда, и тот согласно кивнул. Старый доктор Фарго в данный момент был уже наверху, в комнате своей невестки.

Бранд между тем поглядел на Витара вопросительно, догадываясь о том, что могло произойти между ним и его отцом, но пока не имея ни малейшего понятия о том, из-за чего весь сыр-бор.

+2

53

Витар благоразумно не заметил вопрос во взгляде кузена – как ни крути, а он ещё являлся несовершеннолетним, поэтому, признание Дэлвина будет законным только после согласия главы семьи, подтверждённого главой рода, и новоявленному отцу пока что полагалось держать язык за зубами.
Так что, вместо объяснений, Витар сам озадачил двоюродного брата вопросом:
- Бранд, скажи, какая тут самая ближняя гостиница или трактир, в котором можно комнату на ночь снять?
Бранд удивился, но ответил:
- В Ясневке, трактир «Лунный кот». Заведение недорогое, но чистое и приличное, а какую мясную похлёбку с зеленью там подают – объеденье!
- Спасибо! – Витар исчез прежде, чем Бранд произнёс «Пожалуйста!»
«С чего это ему так хвост прижарило?» – обеспокоился Бранд, идя следом за дядей Альюром. – «Наверное, опять что-то натворил».
Приезд Фарго Эгейла стал для родственников полнейшей неожиданностью, но как коротко объяснил почтенный Лис, вышедшему навстречу брату: «Захотелось всех вас увидеть!» На самом же деле, его погнало в дорогу какое-то странное беспокойное предчувствие, а своей интуиции прославленный доктор всегда доверял.
Сейчас господин Фарго, устроившись в любимом кресле, покачивал на руках Дэлвина, сосредоточенно рассматривая своего первого правнука по мужской линии: накормленный и завёрнутый в мягкий лён, а поверх – в тонкое, но тёплое шерстяное одеяльце, будущий продолжатель княжеского рода мирно спал, чему-то улыбаясь.

***

Ничего необычного в Ясневке не было, деревня, как деревня, но войдя в распахнутые, - во время вечернего обхода, староста непременно замкнёт их на засов – ворота, Витар вдруг почувствовал озноб между лопаток. Чутье подсказывало ему, что Виоланта, наверняка, здесь, оставалось только её найти.
Чуть в стороне от ворот расположился колодец и на симпатичного парня тут же устремили взгляды две Лисички: одна – чуть повыше и постройнее - перебирала ленту в каштановой косе, другая притягивала взгляд приятно-пышными округлостями, подчёркнутыми заманчиво прилегающей к телу рубашкой и хитро завязанным поясом.
Но Витар ограничился лишь вежливым приветствием, мгновенно высмотрев добротный двухэтажный дом на каменном подклете, с гостеприимно распахнутой дверью - над косяком был укреплён амулет, отгоняющий насекомых – и вывеской: рыжий котяра, хитро прищурившись, развалился на ярко-жёлтом, похожем на кусок сыра, месяце. 
Витар чуть помедлил, но всё же переступил порог заведения – внутри, кроме стоявшего за стойкой Чёрного Лиса, примерно ровесника князя Альюра, был только сын или внук хозяина – парнишка лет четырнадцати, деловито смазывающий пропиткой резной ставень.
- Доброго дня, почтенный, - пройдя к стойке, Витар сразу перешёл к делу, выложив на стойку полушку. – Скажите, у вас в последние несколько дней девушка не останавливалась? Рыжая Лиса, примерно моего возраста, волосы цвета тёмной меди и глаза, как фиалки.
Ничуть не удивившись, трактирщик кивнул, ловко сметя монету концом полотенца, которым протирал пузатые глиняные кружки, расписанные узором из васильков:
- Наверх идите, последняя дверь по левой стороне.
- Благодарю, - Витар направился к лестнице, едва удерживаясь, чтобы не сорваться на бег. Ступеньки, коридор, дверь.
- Виоланта, открой. Это я, - позвал Витар, не слыша собственного голоса за звуком бешено колотящегося сердца.
Внутри комнаты стояла тишина, но Витар отчётливо улавливал резкий и знакомый – так сегодня утром пахло в спальне матери – запах, перебивавший все остальные. Медленные усталые шаги, поворот ключа, шорох засова – и бледное, почти прозрачное лицо, появившееся в приоткрывшейся щели между дверью и стеной:
- Заходи, раз пришёл.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-13 20:12:19)

+2

54

Витар шагнул внутрь и остановился у двери. Потом каким-то краем сознания сообразил, что надо бы закрыть, чтобы посторонние не мешали. И только после этого он прошёл вглубь комнаты и остановился перед девушкой.

- Я приехал... - Он кашлянул, потому что в горле пересохло и произносить слова оказалось чрезвычайно трудно. Но надо было как-то справляться. - Мне нужно было тебя найти.

Вот теперь было самое время подумать об отце, у которого в жизни всё было очень просто. Витару никогда не приходило в голову завидовать, но именно сейчас он подумал, что повод есть. Вот князь Альюр Эгейл, знаменитый Меченый, который всегда знает, чего хочет, и всегда оказывается прав просто потому, что он - это он. Даже если он совершает ошибки - он не делает из этого никакой проблемы и переделывает, в результате чего добивается своего. И так на памяти Витара было всегда. Не то, чтобы парень сам часто наблюдал за отцом ошибки, но про Меченого говорили многие. И про то, что этого человека невозможно ничем смутить, поставить в тупик или ввести в состояние растерянности. "Хорошо отцу, - подумал Витар. - Он просто взял и женился. А я сам не знаю, чего хочу".

Как раз в тот момент, когда он произнёс про себя последнюю фразу, он понял, что действительно хочет, не только сына, но и жену. И именно эту. Может быть, он и не собирался в неё влюбляться, но вот увидел снова - и его потянуло к ней. Можно ли это счесть за любовь? Этого Витар пока не знал. Он просто захотел, чтобы было именно так, как он подумал, и поэтому сказал вслух:

- Я хочу, чтобы у ребёнка была мать. Выходи за меня.

Тут он некстати вспомнил, что даже не сделал попытки извиниться. Но за что? Несколько месяцев назад она была для него всего лишь шлюха, которую можно купить за деньги. Это сейчас он увидел в ней нечто иное.

+2

55

«Надо было сразу уезжать, а не оставаться!» - это Виоланта поняла, как только открыла дверь, но бросить единственного ребёнка в неизвестности она не могла. – «Наверное, сейчас начнёт возмущаться или предложит денег. Но я же не прошу ничего особенного, только бы не орал слишком сильно, иначе не выдержу», - Виоланта прошла к стулу, выдвигать второй, для Витара, не стала – захочет, сам сядет, и осторожно опустилась на сиденье. Надо было бы лечь на кровать, откуда Витар её и поднял, вот только ни к чему гостя пугать, а то всё забудет, с чем пришёл и про Дэла ничего не скажет.
- Нашёл, - Виоланта откинулась на спинку стула, благодаря высшие силы, что Витар – не целитель и ничего не понял, её бледность, наверняка, спишет на непривычные условия или на усердную работу. – Извини, что испортила тебе репутацию в глазах родни, но у меня не было времени ждать, пока ты вернёшься в Азнавур.
«У меня его почти не осталось», - по губам скользнула горькая улыбка, женщина тихо спросила:
- Что с Дэлвином? – осеклась, и посмотрела на Витара, как на сумасшедшего, осознав, что он сказал. – С какого дуба ты упал? Я ведь не просила его признать, просила всего лишь найти приличную семью, которой Дэла можно доверить – неужели это так сложно? И, ради Предков, не произноси ни одного слова про любовь, я в это даже мертвецки пьяная не поверю. Скажи, что с Дэлвином и можешь уходить, даю слово, что больше никогда не дам о себе знать – не приеду и не напишу. Если сын потом спросит – сочини ему какую-нибудь сказку.     
«Ну вот, как некстати!» - Виоланта инстинктивно подняла руку к груди и склонила голову, пытаясь спрятать за распущенными волосами исказившееся болью лицо. – «Теперь даже полный дурак догадается. Может, всё-таки выйти за него? Побыть пару недель княжной, а потом пусть годик поносит траур, ему пойдёт, и утешительницы толпой набегут – выбирай любую!»

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-06-15 19:48:24)

+2

56

Витар почувствовал, что с ней что-то не так. В сущности, он ведь был не злым мальчиком, да к тому же, Лисом, и внуком Фарго Эгейла. Даже не обладая талантами деда, или младшей сестры, он всё равно оставался Лисом, со всеми последствиями в виде обострённого чутья. Поэтому он тут же оказался рядом, и присел на корточки, взяв её за плечи.

- Что с тобой? Ты больна?

Всё остальное сейчас ушло на задний план. Витар вспомнил про дедушку Фарго, и про дядю-целителя, и много чего ещё, безусловно ценного, но оставшегося в "Сторожевом Гнезде". Надо было на что-то решаться, хотя Витар не был уверен, что сейчас ему следует прямиком везти свою любовницу в дом Эгейлов. Но ведь всё равно все уже всё знают! И с этой мыслью последние колебания исчезли.

- Ты поедешь со мной. Я не прошу меня любить, и кстати, ничего такого говорить не собирался. Я пока ещё ничем не заслужил, чтобы меня любили. - Он огляделся, увидел на кровати плед, и метнувшись к нему, тут же принёс женщине. - Сейчас я найму повозку, и отвезу тебя. И ничего мне не говори, всё равно у тебя нет сил сопротивляться, и я сделаю, как сказал.

Он вскочил и направился к двери. Уходить из комнаты он не хотел, мало ли что взбредёт в голову Виоланте. Он просто выглянул наружу и крикнул, чтобы позвали хозяина заведения. После чего метнулся обратно, поискал (и нашёл) воду и стакан и принёс, снова опустившись на корточки.

- На вот, выпей пока.

+2

57

- Сердце, - это короткое слово было единственным, что Виоланта смогла произнести, напряжение последних дней сказалось не лучшим образом - сил у неё, и в самом деле, почти не осталось, так что дальнейшим действиям Витара она подчинилась с усталым равнодушием, а уже сидя в повозке, вернее, на коленях у Витара, слегка задремала, согревшись теплом его тела.

***

- Тихо, тихо, мягко, мягко*
Ночь придёт кошачьей лапкой
Звёзд накинет одеяло,
Чтоб теплей нас укрывало.

Снов пуховая подушка
Носом сунется под ушко
Замурлычет тихо песню,
Спать нам будет интересней.

Лёгким, лёгким ветерком
Шелестит по веткам Сон
Он спускается с Луны
Навевает, напевает,
Навевает деткам сны…, - Стефания негромко напевала, почти намурлыкивала колыбельную, укачивая племянника, колыбелька для малыша стояла рядом, но крошка Дэлвин уже нашел уголок в сердце юной тётушки, прочно там устроился, и теперь девушка просто не хотела выпускать его из рук.
Каталина, перебирая детские вещички в одном из сундуков, едва заметно улыбаясь, наблюдала за дочерью: «Ей сейчас не жених нужен, а вот такой малыш – родной и беззащитный, чтобы было о ком заботиться. Но надеюсь, Витар всё же сумеет найти его мать», - в том, что Альюр сказал непутёвому сыну именно это, княгиня не сомневалась. Единственное, что тревожило женщину – это прошлое матери Дэлвина. Оставалось только надеяться, что жизнь в борделе ещё не успела сильно на ней отразиться. С другой стороны – с обычной распутной девицей легче договориться – откупиться деньгами, оформить по закону, и все дела.   
Осторожно приоткрылась дверь и в щели показалась рыжая голова – младший сын Расмуса Эгейла, увидев, как Стефания приложила к губам указательный палец, давая понять, что маленький уснул, - расплылся в улыбке и заговорщицким шепотом сообщил:
- Тётя Каталина, там ваш Витар девушку в повозке привёз. Господин Фарго и дядя Альюр уже во дворе.     


*Хейм «Сонная песенка»


+2

58

Альюр в этот раз вперёд лезть не стал, предоставив таковую возможность своему отцу. Хотя Фарго и передал Кольцо Медика своему преемнику - брату Каталины, он не перестал быть целителем, и умел это делать даже без Кольца почти так же, как с Кольцом. Хотя в особо сложных случаях предпочитал вызывать подмогу. Но в данный момент, он мог справиться сам.

- Вам бы следовало давно обратиться к доктору, - сказал он, поймав руку Виоланты и пощупав пульс. - Это твоя невеста, Витар? Тогда бери её на руки и неси в дом.

Альюр прищурившись, оглядел повыползших на двор от любопытства Лисов, и под его его взглядом большая часть быстренько убралась. Остались только те, кому по должности положено: охрана и конюха, которым предстояло отогнать чужую повозку обратно в селение, к её владельцу.

Витар не стал медлить, и соскочив с поводки, действительно подхватил свою чуть не позабытую любовницу на руки. На вопрос дедушки Фарго он предпочёл ничего не ответить, потому что не был уверен, что Виоланта не даст ему по голове, если он возьмётся подтверждать предположение старого Лиса, не спросив сперва её.

- Неси на второй этаж, в Зелёную комнату, - скомандовал Фарго. - А ты, Аль, пошли кого-нибудь за доктором Дареном.

Альюр с усмешкой кивнул, и подозвал к себе одного из охранников, чтобы отдать приказание. Он мог сколько угодно быть князем, но для отца всегда оставался сперва сыном. И это было правильно.

- Давно у вас боли в сердце? - спросил между тем доктор Фарго, шагая рядом с Витаром, но обращаясь, естественно, к Виоланте.

+2

59

Опасения Витара не оправдались – Виоланте было попросту всё равно, как бывший клиент её назовёт, хоть прикроватным ковриком – всё окружающее, и лица людей, плыли смутными тенями в густом тумане. Если бы она могла сейчас чего-то желать, то пожелала бы одного – уснуть и не проснуться. Прикосновение тёплых пальцев к руке немного развеяло обессиливающий морок и, поймав внимательный взгляд пожилого, седого, как лунь, Лиса, женщина едва слышно шевельнула губами.
- Была у двух. В последний раз, даже с эликсиром, доктор дал пару недель и велел завещание писать, - Виоланта умолкла, уронив голову на плечо Витара. А парень окаменел посреди коридора – слова бывшей любовницы, хлестнули его словно плетью: «Кем же она меня считает, если решилась рассказать о ребёнке, только потому что умирает?»
- Витар, не стой, - строго напомнил внуку Фарго Эгейл, входя в комнату, бешеный заходящийся стук сердца Лисички отзывался в душе врача тревожным набатом. – Клади девочку на постель, осторожно. А теперь выйди.
- Нет, не уходи, - Виоланта отчаянно уцепилась за руку Витара, - пожалуйста.
Фарго посмотрел на женщину, кивнул внуку:
- Сиди, только тихо, - и уточнил. – Девочка, когда ты ждала ребёнка, боли были? Как часто?
- Пока Дэл не шевелился, не было, - Виоланта свела брови, припоминая. – Потом, где-то раз в неделю. Доктор прописал настойку «кошачьей радости» и отвар звёздчатки – десять капель на бокал «Алого рассвета», но я попросила заменить, чтобы вино не повредило малышу. Заменил на эликсир «Двенадцать трав».
- Да, девочка, воля у тебя железная, не каждый мужчина такое выдержит. Всё будет хорошо, поспи, - доктор Фарго улыбнулся и опустил ладонь на лоб Виоланте – долгая практика научила его успокаивать пациентов и без Кольца Медика. Минуту спустя женщина уже спала, а господин Эгейл строгим шепотом внушал внуку:
- Остаешься с ней, никуда не отходи. И не сиди пеньком – ляг рядом и обними, только осторожно, ей сейчас нужно тепло и забота. Мы с Дареном сделаем, что сможем.

+2

60

- Это серьёзно? - спросил Аль, когда его отец вышел из комнаты.

- Серьёзно, - ответил доктор Фарго. - Так серьёзно, что справиться без Кольца не сможет ни один лекарь. А с Кольцом... - Он прикинул что-то в уме и покачал головой. - Слишком запущенный случай.

- Но ведь надо что-то делать! - как-то очень живо отнёсся к перспективе потерять невестку князь Альюр. - Люди гораздо старше этой девочки выживают, если им оказать помощь, призвать магию и Равновесие. Ты сам когда-то мне так говорил.

- Не кипятись, - остановил сына доктор Фарго. - Я ведь не сказал, что это невозможно. Я составлю лекарство, и постараюсь поддержать её до приезда Дарена, а потом нужно будет полечить её при помощи Кольца. Главное - чтобы она сама захотела.

На последней фразе он сам критически посмотрел на сына, словно проверял, поймёт ли тот, о чём речь. Но Альюр понял, и по его губам скользнула улыбка.

- Знаешь, мне она сразу понравилась, - сказал он совершенно честно, не уточняя, что она вызвала в нём сочувствие ещё когда он увидел рисунок Витара. - Надеюсь, что мы вместе сможем дать ей понять, что в этом доме она найдёт то, чего ей, может быть, не хватало всю предыдущую жизнь.

- Главное, чтобы это ей дал Витар, - заметил доктор Фарго, и Аль кивнул.

А Витар и сам это уже понял, и теперь улёгся рядом с Виолантой, и осторожно обнял её, постаравшись устроить поудобнее, и действительно согреть собой. Она ведь была матерью его ребёнка, и теперь уже Витар не мог без неё. Это у Лисов врождённое, они иначе не могут, и любовь иногда приходит к ним не сразу, но непременно приходит. Любовь именно к тому, кто тебе нужен по-настоящему, даже если ты до этого момента ничего такого не чувствовал, или не мог понять.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Раз – жених, два – жених…