В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Путешествие Этансель Вагар


Путешествие Этансель Вагар

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Место действия: селение Семь Дубов неподалёку от озера Гудинар - путь через Срединные горы в сторону Азнавура.

Участники: Этансель Вагар, Талисман, и прочие, кто захочет присоединиться.

Исходные данные (одно-два предложения): путь на осеннюю ярмарку в Азнавур долгий - но не бесконечный. Так что Лайнус Вагар надеется провести людей и товары новым путём, месяца за два, а если повезёт - то и быстрее.

Время года: события начинаются в августе 2014 года от С.Т.

http://s0.uploads.ru/t/0QspL.jpg


Дуб - растение, предпочитающее умеренный климат. В Земле Кланов дубы растут в основном в Северной части материка, или в горах, в той их части, которая покрыта смешанным лесом. Не удивительно, что селение Семь Дубов располагалось именно там, где оно располагалось: рядом с одним из самых крупных озёр в Северной части материка - озером Гудинар. Если двигаться вдоль берега (или прямо по озеру) вверх, на Север - через несколько дней попадёшь в портовый город, давший название озеру. Хотя, кто сейчас точно скажет, назвали ли озеро в честь города, или город в честь озера.

Путешествовать из Семи Дубов можно было по-разному. Например, достичь города Гудинар, погрузить все свои товары на корабли и поплыть вдоль побережья на Восток, к Линесдалю, или на Север, к Хотросу. Но такой путь хоть и выгоден в плане удобств и скорости, не всегда устраивает торговцев, которые предпочитают вести свои сухопутные караваны в обход южной оконечности озера и дальше, на Восток или на Юго-Восток по суше. Эта часть материка населена достаточно плотно, и поэтому выгоднее караваном идти именно по суше. В каждом селении можно торговать, продавать свои товары или закупать оптом чужие, чтобы везти их дальше, в те места, где они требуются. Каждая местность славится чем-то своим: где особое элитное зерно, где обширные охотничьи рынки, шкурки и кожи особой выделки, где пасечный мёд, где вино и крепкие напитки специфической выдержки. Для торговца - раздолье.

Конечно, самые большие караваны ходят по Большому Караванному Пути, огибающему весь материк и не заходящему только на крайний Юг, поскольку там лишь Великие Пустоши и больше ничего. Но даже если пройти половину материка, выйдя от Гудинара и проследовав побережьем мимо Линесдаля, Мэримара и Орбадора - к Завгару, а оттуда через Тальесми, что на озере Камышовых Котов вернуться на дорогу, ведущую к столице - городу Азнавуру. Путь неблизкий, на его прохождение нужно потратить пару месяцев, а то и все три, особенно если торговля пойдёт хорошо и в каждом поселении будешь останавливаться хотя бы на сутки.

Лайнус Вагар, самый старший из братьев Этансель, тем не менее, выбрал на этот раз совершенно иной маршрут для каравана, который намеревался вести. Караваны формировались заранее, каждый любитель бродить с товарами по дальним просторам, или путешествовать хотя бы раз в год куда-нибудь на столичную ярмарку, находил себе единомышленников, объявляя заранее своё намерение двинуться в поход. Лайнус, к примеру, вывесил на заборе карту с обозначением пути, который намерен пройти до столицы.

- Мы пойдём не вдоль побережья, а через горные перевалы, - объяснил он в семье. - Время года подходящее, погода хорошая, а найти проводников-Рысей для того, чтобы перебраться через Восточный хребет Срединных гор не составит труда. Это будет приятное путешествие, да к тому же, мы проведём его с пользой. Увидим знаменитый "Малахитовый Дом"*, прикупим Рысьи ковры и цветные войлоки, шерсть и овечий сыр. Да к тому же, сможем взять груз сырого железа для продажи в Азнавуре. В общем, это будет полезно и интересно. И малышка Этансель развлечётся, посмотрит на самые знаменитые Рысьи замки хоть издали, увидит их вагонеточные дороги и канатные переправы. Когда перевалим через горы - наша дорога будет проходить по Медвежьей земле, и там тоже будет что продать и купить. В общем, будет весело.

Семья Этансель Вагар почти всё это лето была очень занята, но наконец, к августу, самые основные работы были закончены, и уже на следующий день после того, как Лайнус вывесил карту и объявил в селении, что формирует караван, в дом потянулись соседи, из числа тех, кто оценил предлагаемый путь и был согласен присоединиться.

- А почему не пойти по обычной дороге, в обход гор? - спрашивал один сосед, но Лайнус только головой качал.

- Обычной дорогой пришлось бы выходить раньше. К тому же, если мы удачно переправимся через Восточный хребет, мы прибудем на ярмарку раньше тех, кто идёт в обход. Займём на ярмарке лучшие места.

- Ну, не знаю - не знаю, - сомневался всё тот же дотошный сосед. - Если ты берёшься отвечать за караван... Не знаю. Мне как-то привычнее было бы идти старой дорогой.

В конечном итоге, он всё равно присоединился, хотя и поворчал ещё для порядку.

- Как тебе предстоящее путешествие? - спросил Лайнус у младшей сестры. - Не страшно?

Он шутил, конечно же. На обширном дворе уже кипела подготовка, проверяли повозки, ковали лошадей и мулов. Обычная суматоха, которая так нравится людям, склонным к путешествиям.
_______________________________________

Примечание

* "Малахитовый Дом" - один из знаменитых горных замков Рысей, принадлежащий Старшей семье Хьёрлейвов. Название получил за большое количество произрастающей на скальных террасах зелени, и многочисленные детали стен, выполненные из малахита. Об этом замке речь уже шла в теме "Малахитовый Дом" и его обитатели

+6

2

Для дядюшки и тётушки отъезд любимой Эльси был событием давно ожидаемым - с самого первого дня они знали, что рано или поздно старина Вагар заберёт свою дочурку. Но и те события, которых ожидаешь, всё равно умеют обрушиться, как снег на голову. Отец Эльси не любил особо распространяться о своих планах на будущее, и тем паче, доверять эти планы бумаге. Посему, в письме предупредил лишь о своём предстоящем визите в Семь Дубов, а о переезде семейства в столицу сообщил уже сам, лично.
С той самой ночи, когда отец приехал с удивительными новостями, Этансель была сама не своя. Тихое и размеренное существование оборвалось, впереди манила невероятная захватывающая жизнь. Хотя  задумываться о будущем  девушке было особенно некогда - сборы занимали всё время и все мысли. Ничего важного не забыть... и лишнего не набрать... вот как прикажете сие противоречие разрешить?
Тётушка, немного понаблюдав за суматошными действиями своей воспитанницы, взяла управление процессом в свои руки.
Впрочем, основной багаж был готов давно. Те подарки, которые в немалом количестве привозили и присылали из дальних краёв и братья, и сам отец, драгоценные ткани, к которым местные портнихи не рискнули бы прикоснуться и руками, а не то чтобы портняжными ножницами, все эти редкостные вещицы, меховые накидки, изящные туфельки и удивительные украшения, которые некуда было надеть в Семи Дубах, не раскладывались в шкафы. "Приданое" Этансель дожидалось своего часа, упакованное в добротные дорожные сундуки, аккуратно переложенное мешочками с ароматическими травами и амулетами от вредителей.
Оставалось уложить то, что могло понадобиться в долгой дороге. А ещё нужно не забыть тетрадки с записями всяких хозяйственных советов, фамильных кулинарных рецептов и фамильных же рецептов снадобий от простуды, похмелья, бессонницы, мышей в кладовке и пятен на одежде. Отдельной заботой была шкатулка с самими снадобьями - шкатулку эту надлежало хранить от дождя и ветра, от чрезмерной тряски и чужих любопытных глаз. И при этом держать под рукой.
День отъезда приближался, всё было уложено, распаковано, перепроверено и упаковано вновь. В самый надёжный и крепкий сундук было спрятано самое дорогое - заботливо завёрнутый в шелковый шарф мамин портрет.
Этансель получила все чёткие указания и расплывчатые пожелания, какие только можно придумать. Голова у юной Лисички уже распухла от хлопот и советов.  Они с дорогой тётенькой уже успели всплакнуть о предстоящей разлуке, и порадоваться прекрасным перспективам, которые откроет перед Этансель столичная жизнь.  В довершение всех дел, выбирая самые лучшие копчёные колбасы родичам в дорогу ,тётушка решила ещё поохать по поводу всяких трудностей и опасностей, что ждут не дождутся путешественников в горах, но тут Эльси чмокнула её в щёку и сбежала во двор.
Выскочив из сумрачной кладовой на яркий солнечный свет, она зажмурилась и чуть не налетела на Лайнуса. Страшно ли ей? Вот никогда не поймёшь - серьёзен брат или шутит.
- Не капельки не страшно! - заявила девушка с самым решительным видом.
Почему-то она не могла признаться в том, что сердце замирает от сладкого ужаса в предвкушении неведомых приключений. Она закружилась было по двору, чтобы придать себе храбрости, но тут же одёрнула себя - не солидно - и резко остановилась, заглянула Лайнусу в лицо, не смеётся ли? Ах, нужно не забывать вести себя повзрослее.
- С тобой рядом я ничего не боюсь!
Трудно сказать кому больше, брату или себе самой, было адресовано это заверение. Почему-то вдруг закрался совсем детский и смешной страх, что если её заподозрят в недостатке храбрости и решимости, то не возьмут с собой, оставят в Семи Дубах.
- Вы же путешествовали даже когда были малышами, - Эльси имела в виду всех своих старших братьев, -  а я уже взрослая совсем... ну, почти. 
Она смутилась, ткнулась носом Лайнусу в рукав рубашки и совсем тихо спросила:
- Ты же разрешишь мне ехать рядом с тобой? Ну, не всё-всё время, а в ... самых интересных местах. А?
Вопросов у неё уже накопилась уйма, но этот был сейчас самым-самым важным и первоочередным.
Конечно, она знает, что брат будет очень занят, ведь именно Лайнус  поведёт этот караван, и ему будет не до маленьких любопытных девочек. Но Рикерт Вагар обещал, что всю дорогу будет отсыпаться  - «Заслужил я отдых - или нет?» - и Этансель совсем не казалось увлекательным, до самой столицы просидеть  в фургоне рядом со спящим отцом.

+5

3

Лайнус только рассмеялся. Для Чёрного Лиса он был слишком весёлым и острым на язык. Обычно это прерогатива Рыжих - быть самыми главными "занозами", но Лайнус ещё больше отличался от своих сородичей: он отучился шесть лет в школе разведчиков в одной из знакомых Рыжих семей, и даже пару раз ходил разведчиком на Пустоши. Но быстро вернулся в семью, и занялся вождением караванов.

- Дорогая сестричка! - сказал он, ловко увязывая постромку на одном из тюков. - Ты можешь ехать вместе со мной хоть всю дорогу. Если сможешь, конечно. Тебе ведь не приходилось сидеть в седле по двенадцать часов в день.

К ним подошёл невысокий Рыжий Лис в типичной одежде разведчика - коричневой кожаной куртке, таких же штанах, мягких сапогах выше колена и со свёрнутым в маленький тючок меховым плащом за спиной. Поклонившись юной особе, Рыжий Лис обратился к её брату:

- Я проверил все повозки, и мне не понравилась вон та, которая принадлежит Медведю Волдемару Берену. Он торопился и поставил старую ось вместо того, чтобы сменить её на новую. Старая выдержит не больше, чем дня три-четыре, она ржавая внутри.

- Погоди, - остановил его Лайнус. - Во-первых, ты не поздоровался с моей сестрой.

Рыжий Лис повернул голову в сторону Этансель. У него был тонкий, прямой нос, и рыжеватые брови вразлёт, и лет ему было чуть больше двадцати пяти. Внимательно, если не сказать, любопытно осмотрев девушку, он кивнул.

- Доброе утро, госпожа Вагар, - поздоровался он, явно не смутившись своей оплошности. - Я - Анэстас Дерик. Ваш брат нанял меня разведчиком в ваш караван. - Сочтя свой долг вежливости исполненным, он снова повернулся к Лайнусу. - Вы хотели, чтобы я сказал, что мне не нравится. Так вот, мне не нравится, что вы собираетесь тащить с собой тех двоих торговцев, которые последние присоседились к вашему каравану, и ещё - что вы намерены позволить вашей младшей сестре ехать верхом. Лошадь - животное ненадёжное, случись что - юную девицу будет легко отбить от каравана и похитить.

- Я надеюсь, мою сестру никто не захочет похищать, - терпеливо ответил Лайнус, и посмотрел на девушку. - К тому же, я сам буду её охранять.

- Ваше дело, - буркнул разведчик. - Моё дело - предупредить.

И сунул большие пальцы рук за широкий пояс, явно давая понять, что больше ему сказать пока нечего.

+5

4

Какое счастье!  Лайнус позволил ехать рядом хоть всю дорогу.
- Смогу ли? Почему нет? - Да, она никогда не задумывалась, сколько там часов ей приходилось проводить верхами, гоняя по окрестным полям и лесам.
- В седле? - Сказать по-правде, гораздо чаще она обходилась вовсе без седла. Лошадки обычно не возражали, всадник такого веса их не слишком обременял, что с седлом, что без.
- Ой... Да. Я умею и в седле.
Эльси готова была прыгать, как дитя, и хлопать в ладоши, и повиснуть у брата на шее, и выкинуть на радостях ещё какой фортель, но от такого проявления чувств, неподобающего приличной барышне, её удержало явление во дворе незнакомого Рыжего Лиса. В ответ на молчаливый поклон она чопорно присела в книксене, из-под скромно опущенных ресниц вовсю разглядывая незнакомца. Тот заговорил с Лайнусом о делах. Так вот, это значит, новый разведчик – интересно, куда девался тот, который обычно сопровождал караваны старшего брата?
«А Берен и не торопился, а пожадничал, как обычно, - хихикнула про себя Лисичка, - второго такого скупердяя и не найти во всей округе».   Нужно Лайнусу напомнить чуть позже про эту ось, а то они отвлеклись  на её персону – «ой, как неудобно получилось» - человек с важным делом подошел, а тут здоровайся со всякими девчонками…
- Доброе утро, господин Дерик. Приятно-познакомиться-хорошая-погода-сегодня-не-правда-ли. – Произнесла со всей церемонностью, на какую была способна и опустила глазки долу.
Правила этикета замечательная вещь, нет нужды придумывать, если не знаешь, что ответить. И совершенно точно знаешь, что не следует открывать рот, если говорят не с тобой. Это Этансель помнила очень твёрдо, потому и промолчала в ответ на замечание о лошадях. А то непременно сказала бы что-нибудь не слишком лицеприятное. «Это лошади-то ненадёжные?! Да они понадёжнее некоторых людей»…- В душе всплеснуло волной возмущения, но Эльси вспомнила - «Он же разведчик. А разведчики только на свои ноги полагаются. Так откуда ему знать-то?» -  и, с высоты своего кавалерийского опыта, тут же мысленно простила мужчине его незнание истинных качеств благородных животных.
Распереживавшись за своих четвероногих друзей Эльси чуть не пропустила самое интригующее в разговоре мужчин. «Похищение? Ух, ты! Так. Кого тут будут похищать?  Меня? Помилуйте, зачем? И кто?» Положительно, такая обычная и скучная жизнь стремительно становилась похожа на сказку. Глаза у девушки загорелись неподдельным интересом, и она уже набрала в грудь побольше воздуха, чтобы, забыв про всяческий этикет, радостно засыпать собеседников вопросами о предстоящем приклю… ой, похищении, конечно. Но тут же и осеклась, встретившись взглядом с отцом.

Рикерт Вагар давно уже сидел в тенёчке под навесом и сцену наблюдал с самого начала. И разговор, естественно тоже слышал. Известие про ржавую ось его не удивило, этот Медведь вечно пытался сэкономить, но всегда платил дважды, а то и трижды, но жизнь его ничему не учила. Старый Лис только головой покрутил.
Задумав это путешествие, он с самого начала твёрдо решил ни во что не вмешиваться. Ну, в те вопросы, которые касались организации каравана, это уж точно. Его сын был взрослым и давно уже вполне самостоятельным.
В собственном фургоне Вагара старшего лежали, аккуратно упакованные в промасленную дерюгу, всякие запасные части к различным повозкам, может среди прочих железок и пара лишних осей найдётся. Если что, много времени починка не отнимет. А сейчас он помалкивал  - негоже перед посторонними ронять авторитет сына, встревая с советами. В самом крайнем случае, если вдруг...
Но отец искренне надеялся, что до таких крайностей дело не дойдёт. Всё, что приходилось слышать о Лайнусе Вагаре от совершенно посторонних людей, характеризовало того с самой лучшей стороны, как человека  делового, ответственного, твёрдого, а в вопросах безопасности даже жесткого.
Хотя, похоже, младшая сестричка может начать вить из мальчика верёвки.  Отец и сам готов был баловать свою милую малышку сверх всякой меры, почему в своё время, понимая какой вред от этого может приключиться, и оставил, скрепя сердце, дочурку на воспитание родичам. 
Рикерт усмехнулся про себя  – «Посмотрим-поглядим». Пока  ничего критического не произошло, но перекинуться с сыном парой слов без посторонних ушей всё же стоит. И про сестрёнку, и про тех торговцев, что так не понравились молодому разведчику. «Может правду бают - дельный паренёк». Нет, старина Вагар специально о нём справки не наводил, ещё чего не хватало, он в дела сыновей не лезет, и лезть не собирается. Но уши-то у него имеются, и слушать, что люди говорят, ему не запретишь.
А ещё надо бы выбрать минутку подходящую и мягко объяснить дочке, что в пути у Лайнуса помимо неё забот хватит.

Но Этансель, умница, не то что с полуслова, с полувзгляда отца поняла. Сорвиголова тут же уступила место  благовоспитанной, разумной барышне:
- Не беспокойтесь. Лайнус, - ладонь мягко ложится на рукав брата, - и Вы, господин разведчик, я не стану злоупотреблять дозволением главы каравана и в опасных местах буду сидеть в фургоне. 
Взгляд в сторону отца - «вот, твоё безмолвное замечание услышано и понято».

- Вы же, - синяя молния из-под ресниц в адрес Анэстаса Дерика, но в голосе лишь вежливая просьба, - предостережёте, где самые опасные места? А где – не очень?

+5

5

Разведчик ещё раз поклонился.

- Непременно, госпожа, - серьёзно пообещал он, и неслышной походкой направился в другую часть каравана.

Лайнус нахмурился, глядя в его удаляющуюся спину. Теперь уже главу каравана одолели сомнения. В принципе, он был согласен с тем, что сказал новый разведчик о лошадях, тем более, что любой Лис, тем более Рыжий, всегда был превосходным наездником, хотя и полагался на службе только на свои ноги. На то были веские причины. Животные, даже самые верные и преданные, были верными лишь до определённой степени. Они все без исключения совершенно панически боялись тварей, даже растениеподобных. Твари водятся на Пустошах, но Лайнус сам слышал рассказы о том, как один караван наткнулся на Живую Лиану очень далеко от границы Великих Пустошей, а другим путешественникам не повезло в предгорьях - на дороге оказался не пойми откуда взявшийся куст змееголового папоротника, и тот успел покусать двоих, прежде чем с ним расправились. При этом, если бы не запаниковавшая лошадь, которая сбросила седока прямо в этот куст, покусанных было бы на одного меньше.

В мирной жизни лошади тоже часто оказывались не подмогой, а помехой. Украл же один Волк девушку, на которой ему не давали жениться. Та прогуливалась верхом, под охраной, но на дорогу внезапно вынырнули два всадника, попросту зажали её лошадь с обоих сторон своими и вынудили скакать вперёд, нахлёстывая по лошадиному крупу. И охранники не успели ничего сделать, так что Волк успел жениться, прежде чем его отыскали.

Лайнус перебил сам себя, напомнив, что пока что к его сестричке никто не сватался, и поэтому вряд ли будет похищать по дороге в Азнавур. Похищают тогда, когда не могут добиться руки девушки мирным путём. 

"И что, теперь из-за этого верхом не ездить?" - спросил Лайнус сам себя. Как человек, который водит караваны, он имел даже несколько сменных лошадей, чтобы в любое время дня и ночи можно было быстро объезжать весь караван и приглядывать за каждой повозкой. Но вот что его всегда поражало: любой Рыжий Лис ухитрялся обгонять его на своих двоих, и видеть гораздо больше, чем он видел с высоты седла. Лайнус в глубине души понимал, что Рыжие всегда превосходили Чёрных своими способностями, но к своим 35-ти годам так и не научился с этими мириться. Недаром он по молодости пытался ходить разведчиком на Пустоши. Он попросту хотел, чтобы его способности развились так же хорошо, как и у Рыжих Лисов. И он был очень неплохим разведчиком. Хотя очень быстро понял, что этим делом надо, что называется, "гореть" до полного самозабвения. А он так не мог. И смириться не мог. Поэтому и стал водить караваны. Это частично примиряло его с собственным положением, и способностей вполне хватало. Хотя, Лайнус был ответственным и самокритичным Чёрным Лисом, и поэтому всегда нанимал себе в пару настоящего разведчика - Рыжего Лиса, профессионала, потому что безопасность караванщиков стоила дороже личной гордости Лайнуса Вагара.

Покосившись на отца, Лайнус счёл своим долгом сказать сестрёнке:

- Тебе не только придётся ехать в седле, Эльси. тебе придётся ещё и ехать на одной из походных лошадей, и везти груз в арчимаках*. Если уж ты настроена помогать брату - я найду тебе работу, и к концу этого похода сделаю настоящей путешественницей.

Он снова посмотрел на отца и пояснил:

- Мне пришлось нанять нового разведчика. Я поругался со старым. Но у Дерика хорошие рекомендации, и на караванном пути его хорошо знают.

Можно было и не оправдываться, но Лайнусу хотелось, чтобы не было неясностей в самом начале похода. Правда, причину того, почему он разругался с Рыжим Лисом, который ходил с ним раньше, Лайнус озвучивать не стал.
______________________________________
* Арчимаки - перемётные сумы, величиной с рюкзак, вешаются по обе стороны лошади, позади седла, ближе к крупу. Обычно в них возят личные вещи, запас еды, и прочий необходимый груз.

Выглядит примерно так:

картинка

http://s7.uploads.ru/t/q54m0.jpg

+5

6

Рикерт Вагар молча продолжал наблюдать за своими детьми. Хотя определение «дети» плохо подходило уже не только Лайнусу.
Этансель тоже стала совсем большой, когда успела вырасти? Только вчера, казалось, он оставлял в доме родичей маленькую заплаканную девочку, которая цеплялась за его куртку крошечными пальчиками, и даже не просила уже забрать с собой, а только всхлипывала, повторяя: « Папочка, ещё минуточку… одну минуточку побудь, не уходи…»
И вот она почти достаёт макушкой до плеча Лайнусу. И спокойно разговаривает с незнакомцами, не прячась за спину старшего брата. Рикерт вздохнул – а он-то ей куклу из столицы привёз. Да-а-а, запоздал он, как видно с куклами. Хотя кукла была очень красивая. И дорогая, если честно. Ему, вообще, не хотели эту куклу продавать, сказали: «Это не игрушка для девочек».  Смешно, право, для мальчиков, что ли? Попытались растолковать, для чего она в отделе тканей, но он лишь отмахнулся, он, вообще-то, зашел в этот магазин купить для Эльси хороший дорожный плащ, костюм для верховой езды, какие теперь принято носить благородным барышням, перчатки, ещё что по-мелочи.  И хозяин магазина не стал перечить такому выгодному покупателю, продал-таки куклу «с витрины».
Но увидев повзрослевшую дочь (хорошо, что тетка прислала ему список необходимых Эльси вещей с какими-то, понятными лишь продавцам пометками, а то бы точно промахнулся с размерами), Вагар не рискнул вручить подарок.

А повзрослевшая дочь, совсем как настоящая леди, отвесила ещё один очень церемонный поклон новому разведчику:
- Благодарю Вас, господин Дерик.
Заметив, как Лайнус нахмурился и погрузился в свои мысли, Этансель опять заволновалась - вдруг он передумает? Вдруг он, всё же, решит перестраховаться и не позволит ей ехать рядом с ним? Неужели опасность может быть так велика?  Но, озабоченно заглядывая брату в лицо, она придержала рвущиеся наружу вопросы. Нельзя мешать мужчинам думать – это правило она тоже знала, не хуже правил этикета. Вскоре тень тревоги сбежала с лица Лайнуса, и перекинувшись взглядом с отцом, он обратился к ней и не только рассеял все её страхи, но сказал то, о чём она сама попросить ни за что бы не осмелилась.
- Правда?! – Волна восторга захлестнула сильней, чем перед тем волна сомнений.
- Как это прекрасно! – девушка не удержалась и, благо посторонних рядом уже не было, порывисто обняла брата и расцеловала.
- Папа, ты слышал? – Повернулась она к отцу, вся лучась от переполнявших её чувств. – Лайнус позволит мне помогать ему! Даст работу!
- Я не буду тебе обузой, - заверила Эльси уже брата, - меня дядюшка многому научил. И тетушка тоже… Ой, расскажу ей. Она порадуется!
И со счастливым смехом, Этансель вприпрыжку побежала рассказывать тете, что милый братец не воспринимает её, как тюк с поклажей, а напротив, позволит работать наравне со всеми и сделает из неё путешественницу. И, вообще, вот теперь она - настоящий член семьи!

Вагар старший проводил скрывшуюся в дверях дочку тёплым взглядом.
- Ишь какая красавица у нас подросла. Того гляди, женихов гонять придётся!
Но про себя подумал - «Нет, всё же она ещё совсем ребёнок» – в глубине души он был этому только рад.
Рикерт улыбнулся и переключил внимание на старшего сына.
Не просто же так Лайнус оговорился о ссоре со своим бывшим разведчиком. Старый Лис огляделся по сторонам, а ещё внимательнее прислушался – поблизости никого не было.
- Серьёзный парнишка – твой новый разведчик. – Одобрительно усмехнулся Вагар.
Он вопросительно взглянул на сына - возможно, перед дорогой, а в пути и подавно, им больше не представится возможность поговорить с глазу на глаз.
Прямых вопросов  Лайнусу он задавать не стал, захочет сын что-то рассказать или посоветоваться, сам заговорит, а не захочет, так нечего и спрашивать, только воздух сотрясать.

+5

7

Лайнус поглядел в ту сторону, куда удалился Рыжий Лис, но того уже не было видно. Наверняка полез перепроверять амуницию.

- Дерик собирался навестить брата в столице, - пояснил он зачем-то. - Поэтому и согласился с нами идти. Чтобы сочетать полезное с полезным, иначе не скажешь. А что касается Хольста...

Этот вопрос был серьёзнее. Лайнус даже посомневался, стоит ли вообще говорить о причине их ссоры с прежним разведчиком, с которым сам Лайнус уже несколько раз водил караваны. Хольст был гораздо старше своего молодого коллеги - Анэстаса Дерика, и опыт у него был обширный. Но Лайнус верил, что молодой разведчик справится не хуже старого. Они же начинали служить только после того, как их экзаменовали, и очень строго.

- Мне не понравилось его отношение к нашей семье, - сказал наконец Лайнус. - Он то ли глаз положил на малышку Эльси, то ли решил, что ценнее него здесь никого нет... В общем, стал позволять себе такие намёки, которые я счёл неприемлемыми. Я ещё не решил, не подать ли на него жалобу в ту кордегардию, за которой он числится. Но не знаю, стоит ли это делать, мы ведь столько лет работали вместе.

Лайнус развёл руками и снова посмотрел вдоль собирающегося каравана. Молодой Дерик, с явно свойственной ему дотошностью, уже спорил с кем-то из Волков по поводу того, что они неправильно увязали тюки в своём фургоне. Лайнус, обладая Лисьим слухом, прекрасно расслышал, о чём идёт речь, даже с большого расстояния. "Ну, как раз эти вечные придирки для разведчика - обычное дело", - подумал он, и посмотрел на отца, ожидая, что тот ему ответит.

+5

8

- Хмм, стало быть он с тобой на один рейс. – задумчиво протянул Рикерт и подумал, что ехать барином и дрыхнуть беззаботно в своём фургоне в этот раз ему не придётся, во всяком случае первые недели, пока не приглядится к новому разведчику. Услышав о странном, мягко говоря, поведении Хольста, мужчина сперва не поверил своим ушам.

- На кого он глаз положил?! – переспросил Рикерт, чуть не поперхнувшись от изумления. «Ах, старый хрыч! Попадись ты мне только…» - он так резко поднялся с места, что сосновый чурбак, служивший ему табуретом, опрокинулся и откатился в сторону. 
Всегда спокойный и рассудительный, склонный идти на компромисс и конфликты решать миром, за свою единственную дочь старик готов был убить любого. Да и стариком-то он сейчас не выглядел. Трудно было в этом жилистом суровом человеке признать ушедшего на покой мирного торговца – вместе с благодушным, чуть ленивым настроением с него как будто слетел и десяток лет, и налёт цивилизации. Он весь подобрался, как хищник перед прыжком, отяжелевший взгляд налился тусклым блеском боевого клинка, тонкие ноздри трепетали, что выдавало охватившую Вагара холодную ярость и не сулило бывшему напарнику Лайнуса ничего хорошего. 
Постоял, помолчал, прикрыв глаза, ссутулив плечи и сжав кулаки так, что костяшки побелели. Потом со всей силы саданул по нагретой солнцем стене каретного сарая, едва не проломив трёхдюймовую доску, шумно выдохнул и, взяв себя в руки, ровно – со стороны могло показаться, что он совсем успокоился – и тихо, на грани слышимости, произнёс:

- Жалоба в кордегардию – дело серьёзное.  Совершенно неважно, сколько лет вы работали вместе. Как неважно и то, что Хольст самовлюблённый напыщенный индюк и хвастун. У тебя есть доказательства того, что он… -  Вагар скрипнул зубами, чувствовалось, что спокойный тон даётся ему нелегко, - … покушался на честь твоей сестры? Ммм? Серьёзные, а не просто подозрения?

Тяжелый стальной взгляд прямо в глаза старшего сына – «Почему же ты раньше молчал? Вероятно, надеялся приструнить наглеца без посторонней помощи?».

- Обвинение тяжелое, сам понимаешь. Если ты не сможешь доказать вину Хольста, тебя обвинят в клевете. И тогда не миновать не только наказания, но и скандала. Этот ... типус, чтобы обелить себя не побрезгует ничем.  Репутация Этансель будет загублена.

Вагар замолк, отвернулся, прислушался. Жизнь вокруг шла своим чередом. Волки, которым всё же пришлось внять аргументам Дерика, громко, но беззлобно переругиваясь, ворочали и перекладывали  багаж в своём фургоне. В отдалении раздавался рокочущий басок Волдемара Берена, убедительно объяснявшего кому-то, что оси его колымаги выдержат хоть три поездки по Большому Караванному Пути. Заразительно смеялись девушки, поддразнивая парней, стучали молотки, шумно фыркали лошади.  Их с сыном разговор не привлёк, по-счастью, ничьего внимания.
Старый Лис бросил короткий взгляд на окна кухни, где его дочурка весело и возбуждённо сообщала тётушке, что братец непременно позволит ей управляться с вьючными лошадьми, тётушка же, занятая приготовлением провизии в дорогу, только охала и ахала, и обеим им и в голову не приходило прислушиваться к чужим разговорам.

- Как давно это началось?  И что же за намёки позволял себе этот негодяй? – уточнил Вагар.

Впрочем, вне зависимости от того, что ещё поведает ему сын, он уже решил про себя, что с этим делом  будет разбираться лично, не поднимая шума, не вмешивая посторонних, тем более  кордегардию или любые другие официальные власти, а по-возможности, и собственных сыновей.
Если бы несчастный Хольст мог видеть сейчас излучающие спокойную решимость глаза отца Этансель, то понял бы, что даже в Пустошах он будет в большей безопасности, чем рядом с этим человеком. И бежал бы на край света, куда-нибудь на самые отдалённые острова.

Отредактировано Этансель Вагар (2016-05-16 09:48:30)

+5

9

Лайнус даже опешил от такой реакции отца. Он вообще-то не ожидал, что его слова вызовут такую бурю. А может быть, ожидал, поэтому и не хотел говорить. Но что уже сорвалось с языка - то назад не воротишь.

- Отец! Вы берёте всё слишком близко к сердцу, - начал он. - Ну, сказал парень лишнего, ну повёл себя не так, как хотелось бы. Все мы не без греха. Да и намёки его касались того, что пора-мол искать для Эльси достойного жениха, а достойнее его всё равно рядом не сыщется. Может, это он шутил так, но я решил на всякий случай обойтись без него в этой поездке. А то вдруг он ещё с сестрёнкой начнёт говорить о чём попало. А она - девочка неопытная, лучше бы поберечь.

Откуда ни возьмись, рядом взялся новый разведчик, так что ответить на монолог своего сына Вагар не успел.

- Я ещё раз всё проверил. Можем выходить, - сказал он, поразмыслил и добавил: - Когда сочтёт нужным. - Потом вдруг обратился к господину Вагару: - Вы не правы. Хольст - нормальный парень. Он ни разу в жизни не оскорбил ни одной девушки. Может, просто влюбился.

- Ты-то что понимаешь?! - возмутился Лайнус, как-то позабыв, что разведчик обращается к его отцу, а не к нему. - Влюбился! Девочке ещё двадцать не исполнилось! И вообще, ты лучше своими делами занимайся.

Дерик невозмутимо посмотрел на него, хмыкнул, и больше ничего не сказал. Но смотрел категорично, как человек, который готов вступиться за честь другого разведчика.

+5

10

Выслушав сына, Рикерт немного успокоился, но не настолько, чтобы вовсе выкинуть это дело из головы.
Даже если, как предположил Лайнус, всё сводилось лишь к шутке, Вагару всё равно не нравилась ситуация, не нравилось несерьёзное отношение к серьёзным вещам, - «Ничего себе – тема для шуток!». Но высказать сыну своё недовольство этим фактом он не успел.

Молодой Рыжий и вправду был хорош. «Шпион из тебя неплохой», - старый Лис отдал должное внезапному появлению Анэстаса Дерика, - «Ишь, как  из воздуха возник». А про себя подумал, что доселе не бывало, чтобы он не заметил чьего-то приближения. Видимо никогда раньше не накатывала на него такая ярость, чтобы багровой пеленой захлестнуть разум, отключить чувства. «Или это старость подкралась и притупила обоняние и слух…» - пришла невесёлая мысль и досада, что если так, то теперь любой Рыжий разведчик сможет его подслушать.

Речь Дерика в защиту товарища, столь возмутившая Лайнуса, вызвала, как ни странно, одобрение у его отца. За своих горой – это хорошо.  К версии о том, что Хольст способен влюбиться, старый Лис отнёсся скептически.  «Угу, его сразила  стрела амура - только юный романтик в такое поверит». Что ж, молодым свойственно судить о других по себе, значит отношение к девушкам у парня правильное. То, что Анэстас не заметил в другом человеке некой скрытой гнильцы, говорило, конечно, о недостатке опыта, но в первую очередь о том, что в нем самом  нет склонности к тем порокам, в которых Вагар подозревал Хольста. «Чистому – всё чисто». Спорить с парнем Вагар не стал, тем более что в дверях показалась  тетушка Лисента.

Как бы ни были женщины заняты делом или увлечены разговорами, но слово «жених» их чуткие ушки не пропустят никогда.
Наши дамы не были исключением из этого правила, и обе немедленно обратились в слух. Услышанное их очень удивило. Этансель с тётушкой переглянулись – надо же, какие страсти разгорелись, кто бы мог подумать! Замужество Эльси, казалось всем членам семьи делом достаточно отдалённого будущего. Конкретных планов не строили, разговоров о женихах не вели.
Почтенная матрона считала, что подобные разговоры, да ещё с участием посторонних, следует немедленно пресекать. И потому велела девушке быстренько расставлять на столе тарелки и приборы, а сама выплыла во двор. Опытным глазом оценила напряжение, возникшее между собеседниками.

- Дорогие мои, - с улыбкой обратилась она к троим мужчинам, - смотрю, все в сборе. Так не пора ли вам перекусить?
Отметая в зародыше любые возражения, безапелляционно заявила:
- Быстро мыть руки и к столу. А все разговоры потом.

Рикерт кивнул соглашаясь. Родственница  вовремя появилась. И впрямь, на пустой-то желудок ни до чего хорошего не договоришься. Он - ладно, много ли нужно старику, а молодёжь небось давно проголодалась.

С молодым разведчиком Лисента Руазетт уже успела познакомиться, оценить его независимый характер и проникнуться вполне материнской симпатией к ершистому пареньку. Глаза её лучились доброй улыбкой, но она сдвинула брови, сделала строгое лицо и погрозила пальцем персонально Анэстасу:
- Отказа я не потерплю! – и тут же разулыбалась ещё шире и радушнее.

+4

11

Разведчик не стал возражать, и почему-то заметно покраснев, немного растерял свой уверенный вид.

- Ни в коем случае, госпожа, - уверил он госпожу Руазетт.

- Мы ещё поговорим об этом, - пробросил Лайнус, но тоже сдался.

С женщинами лучше не спорить, поэтому все приглашённые Лисы отправились мыть руки. Пока в караване шли последние приготовления, вполне можно было успеть перекусить. Правда, Лайнус успел завести новый спор с Дериком, но они сразу же замолчали, как только появились в дверях столовой.

- Я полагаю, что мы можем выйти уже сегодня, - заметил Лайнус, обращаясь к отцу. - Все готовы, а идти по вечерней прохладе будет легче, особенно в начале. К тому же, дорога из города хорошая, и до "чёрного часа" мы успеем пройти добрый десяток километров.

- Почему бы не выйти утром? - поинтересовался разведчик, и по его тону было понятно, что как раз эта проблема и являлась причиной спора. - Мы, Лисы, можем идти хоть в полной темноте, но в караване больше половины - это люди, которые в темноте ничего не видят.

- Если мы протянем с выходом, на завтрашнее утро у нас будет куча забот, - возразил Лайнус. - Кое-кто успеет нагуляться "напоследок", и утром будет не в состоянии нормально сбрую застегнуть на мулах, а кто-то вообще опоздает к выходу.

- От этого есть средство, - не согласился разведчик. - Можно побудить всех на пару часов раньше выезда.

Анэстас только пожал плечами и посмотрел на отца, решив положиться на мнение опытного, пожилого человека.

+4

12

Размолвка между отцом и сыном была забыта на время. Недавняя, так потрясшая Лайнуса своей необычностью и силой, вспышка ярости уже прошла, Вагар имел всё же достаточно спокойную и рассудительную натуру, чтобы не рубить с плеча. Нет, Рикерт ничего не забудет, но вернётся к разговору о «женихе» позже, или не вернётся вовсе, а решит проблему с Хольстом сам.

Лисента глазами указала Эльси на место рядом с отцом, а сама захлопотала вокруг усевшихся за стол мужчин. Надо же напоследок как следует попотчевать их домашней едой.

Вагар, прежде чем приступить к трапезе, высказал своё мнение:
- Ты прав, Лайнус. До вечера ещё много времени. Если же отложить выход на завтра, вынужденное безделье только утомит животных, а у людей  вызовет раздражение. Нет хуже, чем сидеть на узлах. Кто-то разбредётся по кабачкам и сеновалам, и пока мы утром всех соберём, выйти сумеем не раньше полудня. Сейчас все в сборе. Большинство готово тронуться в путь, а те, кто ещё не готов, будут быстрее шевелиться. В крайнем случае, догонят караван на вырубке.

«Вырубкой» называли большую поляну в лесу в нескольких часах езды от города. Это было удобное место для стоянки  - ровная площадка, прозрачный ручей неподалёку. Вот дрова для костров стоило прихватить с собой или набрать по дороге. Весь валежник вокруг поляны был дочиста собран, а кустарник и сухостой вырублен многочисленными караванщиками, останавливавшимися здесь, и негустой, здоровый лес  более походил на ухоженный парк. Трудно представить себе лучшее места для первого ночлега.

- Переночуем, а с утра, - повернулся он в сторону молодого разведчика, - и впрямь стоит  выйти в путь пораньше, чтобы к следующей ночи добраться до постоялого двора. Что скажете?

И Вагар принялся за еду - такой наваристой похлёбки, такого ароматного хлеба, как в доме семейства Руазетт ему больше нигде пробовать не доводилось.
Мужчины отдали должное и рыбной похлёбке, и пирогам с крольчатиной, а Эльси от нараставшего с каждой минутой волнения кусок в горло не лез. Высказать вслух свои переживания она не решалась, но отец будто прочитал её мысли.
 
- А что, командир, - с улыбкой обратился отец к сыну, - раз уж ты намерен позволить нашей барышне ехать верхами, то не заседлать ли для неё Чижика?

* * *

Чижик – крупный жеребец, прозванный так за редкий окрас – попал в Семь Дубов прошлым летом. Отец за бесценок выкупил сильно повредившего ногу коня у его нерадивого владельца. Вагар сразу распознал в худом трёхлетке со сбитыми копытами и стёртыми в кровь боками, хорошую породу и добрый нрав. Мужичок отправился дальше уже на телеге, пристроившись в попутный караван, очень довольный, что удалось получить за никчёмную животину хоть какие-то деньги.
«Горячих бы тебе отсыпать вместо серебра», - недобро подумал тогда ему вслед Вагар, - «Как можно было довести коня до такого плачевного состояния?».

Отец оставил своё приобретение на личном попечении дочери. Тетушка Лисента лишь руками всплеснула,
- «Нормальные отцы дарят дочкам котят или щеночков». Но Рикерт был уверен, что это пойдёт  девочке на пользу, и не прогадал. Эльси стала гораздо серьёзней – ответственность за жизнь живого существа оказала на развитие её характера самое положительное влияние. Она научилась не просто жалеть, но по-настоящему заботиться, и даже лечить своего подопечного. 

Сейчас никто не узнал бы в рослом статном красавце буланой в яблоко масти с лоснящейся шерстью и блестящей гривой, прошлогоднего доходягу.
Чижик выздоровел, окреп, отъелся - тяжелой работой его не  загружали - и за год успел стать всеобщим любимцем и настоящим другом Этансель. А также научился безоговорочно доверять и подчиняться своей маленькой хрупкой хозяйке.

* * *

Эльси от восторга чуть в ладоши не захлопала, сдержало лишь присутствие Анэстаса. Она немного стеснялась молодого разведчика, и старалась лишний раз даже не смотреть в его сторону.
Девушка устремила сияющий взор на брата, сердечко забилось быстрее, тонкие пальцы непроизвольно мяли и комкали край фартука. Этансель очень надеялась, что Лайнус согласится с отцом, и они сегодня же отправятся в путь. И что ей позволят ехать на Чижике. И ещё надеялась, что её новый костюм для верховой езды Чижику понравится, впрочем, в этом она бы никому не призналась.

офф

Сейчас Чижик выглядит примерно так:
http://moykon.ru/wp-content/uploads/2013/03/gnedoy-masti.jpg

+5

13

Лайнус усмехнулся. По его мнению, конь не совсем подходил для длительного похода. Его излишне баловали, и мало работали, так что отъесться-то он успел, а вот наработать мышцы - вряд ли. Но подумал, что всё равно сильно быстро ехать не придётся, и недели через две Чижик придёт в нужную форму.

- Ну, Чижик - так Чижик, - вынес он свой вердикт, после чего вернулся к трапезе.

Больше пока обсуждать было нечего, тем более, что Анэстас предпочёл подчиниться мнению двоих хозяев каравана. Разведчик доел первый, и поблагодарив хозяйку, с чистой совестью убрался из-за стола, не дожидаясь официальных разрешений. Через минуту его и след простыл. Ему нужно было ещё переговорить с двумя другими разведчиками, над которыми он каким-то непостижимым образом стал временным начальником, заняв место Хольста. Никто не возражал. Лисы между собой сами разбирались, и если бы Анэстас Дерик не был в себе уверен, он сам предложил бы занять место старшего одного из двух оставшихся Лисов. Но он взял ответственность на себя, и они спокойно ему уступили.

Лайнус оставил ложку и наконец-то тоже поднял голову.

- Спасибо, всё было просто потрясающе вкусно, - объявил он, после чего тоже поднялся со стула. - Думаю, прощаться долго не будем. Через пятнадцать минут я отдаю сигнал к выходу, так что отстающие будут догонять.

На самом деле, такой сигнал, учитывая длину каравана и количество повозок, фургонов, бричек, телег и прочих экипажей, для того, чтобы тронуться с места им требовалось не менее двадцати минут. Пока передние развернут своих животных и выедут на дорогу, пока за ними следом потянутся остальные. На начальном этапе не избежать будет притирок, кто-то пойдёт быстро, кто-то медленно. Это было не страшно, за первые пол часа весь обоз должен был выровняться и найти оптимальную скорость, при которой никого не надо будет ни догонять, ни тормозить. Шум и суматоха, которые обычно сопровождают подобные выезды, настоящим караванщикам даже нравились. Лайнусу тоже. Несмотря на весь свой строгий вид, он всякий раз с радостью брался за дело, и при помощи тех же разведчиков и охранников, мог быстро выровнять караван и распределить по дороге. Вот и теперь он направился к повозкам, принадлежащим его семье, и окинув взглядом, приказал младшему брату Гору выезжать на дорогу. Пора было выходить.

Вот так, просто и без официоза. Сам Лайнус минуту назад едва успел поцеловать тётю, поторопить отца, и кивнуть младшей сестрёнке.

- Не торопись, у тебя есть ещё пол часа в запасе, - оповестил он. - Вещи твои уже упакованы, так что успеешь переодеться и выехать. Поезжай сбоку от каравана в самую голову, и даже если меня там не будет - оставайся рядом с головной повозкой. Я попрошу разведчиков, чтобы они за тобой присмотрели.

С этими словами он ушёл, и вслед за ним всё пришло в движение. А Этансель осталась, предоставленная сама себе. Лайнус пришёл к выводу, что девочке нужно дать немного самостоятельности. Заодно проверить, насколько это будет уместно в дальнейшем походе.

+5

14

Прощальная трапеза закончилась.

Тетя Лисента укладывала в специальные короба ещё горячие пирожки, приговаривая - «это для Горациуса, а то ему некогда было, а это всем на ужин».

Эльси поднялась наверх. Вошла в свою комнату, шаги отдавались непривычно гулко, все звуки стали иными. Огляделась – все сундуки ещё утром вынесли и погрузили в фургон, и оставшиеся вещи стали выглядеть как-то сиротливо. Пустой шкаф одиноко притулился у стены, аккуратно застеленная узкая кровать, кувшин для умывания и зеркало на туалетном столике не скоро дождутся хозяйку.  Только сейчас глядя на свою, разом ставшую какой-то нежилой комнату, Эльси вдруг ясно осознала, что покидает дом, в котором прошла почти вся её сознательная жизнь, быть может, навсегда.
Конечно, она обещала, и дядя с тётей бодро соглашались, что она будет их навещать. Но если подумать серьёзно, то между Семью Дубами и Азнавуром несколько месяцев пути – особо не наездишься.

От грустных мыслей её отвлекло тревожное ржание Чижика - жеребца нервировало обилие чужих людей во дворе и отсутствие рядом хозяйки. Один из работников начал было седлать коня, но тот его чуть не укусил. Этансель увидела в окно, как отец жестом отпустил работника и занялся конём сам.

- Что это ты вздумал норов проявить, дурень бестолковый. Ужо я тебе…  – Донеслись до Эльси слова отца. Хотя смысл дальнейших речей  и был весьма  угрожающим, но голос звучал ласково, и животное быстро успокоилось, отреагировав на интонацию хозяина.

Этансель стала быстро переодеваться. Костюм для верховой езды, привезённый отцом она надевать в дорогу не стала.  Красивый и модный столичный наряд пригодится потом, когда в столицу прибудут. А пока девушка надела то, что сшила для неё местная портниха – льняную рубашку, прочный, удобный, немаркой расцветки камзол, на манер мужского, и свободного покроя штаны с кожаными вставками - проверенный многими путешественницами фасон; натянула мягкие сапожки, волосы заколола в тугой узел на затылке.

Ох, а куда же деть то платье, которое она сняла с себя? Оно всё перепачкано мукой – утром Эльси помогала тёте с тестом. Стирать некогда, есть ли смысл тащить его с собой или оставить здесь? На глаза вдруг навернулись слёзы – Эльси словно воочию увидела, как тётя заходит в опустевшую комнату, берёт в руки это платье… Иногда всякие мелочи так пронзительно пробирают душу. «Лучше заберу. Пригодится в дороге»,  и встряхнув, она свернула платье потуже и запихнула в дорожный мешок. 

Во дворе она обнялась с дядей, который неотлучно провёл всё это утро в лавке – отъезжающий народ всё время забегал докупить в дорогу что-то забытое – а сейчас пришел проститься. Дядя помог ей запрыгнуть в седло, хотя такой лихой наезднице посторонняя помощь не требовалась, и это было скорее последним прощальным знаком заботы. С тётей они уже простились раньше. Эльси обещала не забывать, писать длинные письма.  Супруги Руазетт тоже обещали посылать весточки с каждой оказией.

Всё было сказано, и чтобы не разрыдаться напоследок у всех на виду, всадница пустила Чижика быстрой рысью вдоль растянувшихся по дороге повозок. Встречный ветер сдувал предательские капли, тереть глаза  Этансель не стала, чтоб не покраснели.

+4

15

Минут через пять Лис обнаружился, бегущий рядом с её конём.

- Грустно? - спросил он на бегу.

Бежал он, как бегали все разведчики-Лисы - ровно, не подскакивая, и в каждом его шаге чувствовался немалый запас выносливости, потому что таким вот бегом он мог следовать весь световой день, не теряя скорости и практически не уставая.

- Ничего, скоро будет много нового, - добавил Анэстас, и убежал вперёд, даже не дождавшись ответа. Ему не понравилось, что две повозки впереди начали отставать и могли затормозить остальное движение.

Лис вроде бы и не прибавлял скорости, продолжая двигаться всё так же энергично и ровно, но ухитрился так лихо разогнаться, что уже через десяток секунд оказался у нужной повозки. Сказав что-то вознице, он оббежал повозку - и ещё секунд через тридцать снова оказался рядом с девушкой, спокойно продолжив разговор:

- Господин Лайнус сейчас в голове каравана, и уже оглядывается, чтобы отыскать вас, - сказал он, чуть умеряя бег, чтобы не перегонять идущего рысью коня. - Вам когда-нибудь приходилось ехать верхом пять часов подряд?

Он критическим взглядом зыркнул на Эльси снизу вверх.

Караван всё ещё не вступил в единый ритм, кто-то отставал, кто-то пытался пристроиться не за тем, за кем его поставили. Основу всего обоза составляли тяжёлые фургоны. Они были мало маневренные и поэтому могли идти ровно и стабильно, не давая более лёгким экипажам ехать вразнобой. Лайнус, как человек опытный, постарался расставить фургоны так, чтобы они равномерно держались между прочими повозками, примерно один фургон на пять-шесть повозок или карет. Но и этого было мало. Надо было ещё, чтобы те, кто ехал верхом с вьючными животными, не пытался менять своё местоположение. А ещё приглядывать за молодёжью, которая чуть ли не на выходе из селения уже начала соревноваться в скорости. В общем, шуму всё ещё было много, а порядку мало, но разведчик невозмутимо бежал рядом с девушкой. Он пока не видел причин вмешиваться. Всё равно пока все фургоны, телеги, повозки, кареты, тачки и двуколки не выползут на основную дорогу, настоящего порядка не будет. Между нами говоря, Анэстас Дерик считал, что у Лайнуса Вагара опыта ещё маловато. Сам Дерик ходил с караваном четвёртый раз, и это уже могло считаться опытом большим, потому что это означало, что после совершеннолетия, начав работать самостоятельно, Дерик провёл в пути в общей сложности не менее двух лет. Так вот, другие караванщики, с которыми он ходил, ухитрялись навести порядок сразу. Но говорить на эту тему Лис не собирался. Это в общем-то было не его дело. Для него главное - исполнять обязанности разведчика, а остальное - на совести главного караванщика.

+5

16

Выезжая за ворота селения, Этансель оглянулась, окинула взором крыши домов, знакомые с детства флюгера над ними, кудрявые кроны яблонь – сквозь зелень листвы просвечивала россыпь поспевающих плодов, над кузнями и пекарнями поднимаются в небо дымки.
Никогда не ездила она дальше Гудинара, не покидала Семь Дубов более, чем на пару недель. А теперь…
Что испытывала Эльси сейчас? От чего предательские слёзы продолжали наворачиваться на глаза?

Внимание разведчика к её персоне немного смутило. Девушка не сумела бы однозначно ответить на его вопрос.

Она не могла бы назвать это грустью – смятение чувств, ощущение некой нереальности происходящего. Казалось, стоит зажмуриться, и всё окажется сном.

- Да, конечно, много нового… - начала было Эльси, чтобы поддержать беседу, но лишь кивнула вслед исчезнувшему Дерику.
Когда же он вновь возник возле её стремени, подумала: «Не слишком ли я отвлекаю от дел занятого человека?» Слова Анэстаса лишь подтвердили её опасения.

- Да-да, благодарю Вас, я немедленно догоню бра… господина начальника каравана.

Следующая фраза Дерика повергла девушку в непростые раздумья. От постороннего человека она отделалась бы ничего не значащей вежливой фразой. Но Анэстас – раз с ним разделили семейную трапезу – не мог уже считаться совсем посторонним. А своим Эльси всегда говорила только правду.
А и в самом-то деле, много ли времени ей приходилось проводить верхом?  И какие поездки следует брать в расчёт, а какие нет? Этансель крепко задумалась.
Порой бывали дни, когда она с утра и до самого вечера не слезала с коня. Например, во время большой рыбалки, когда молодёжь из Семи Дубов собиралась большой ватагой, и каждый делал то, к чему был лучше приспособлен. Парни Медведи тянули тяжеленные сети, девушки разделывали и коптили рыбу прямо на берегу, парни Волки бегали с корзинами готовой рыбы от озера в селение, напрямик через поле и перелески, потому как проезжая дорога делала большую петлю. А маленькой Лисичке, как самой лёгкой, доставалось управляться с вьючными лошадьми. На одной верхом и две в поводу.  Когда улов был удачным, то вместе с Волками несколько раз туда и обратно. Приятели Медведи посмеивались, - «Не будь ты, Эльси, такой крошкой мы бы решили, что ты тоже из наших – так хорошо слушаются тебя лошади». Но такое, наверно, не считается.

Когда же доводилось сопровождать дядю в поездках в Гудинар, ей не приходило в голову засекать время между привалами. Поэтому Этансель ответила честно:
- Не знаю. – И смущённо улыбнувшись, пожала плечами.

+6

17

Дерик усмехнулся.

- Если устанете ехать - спускайтесь, пробежимся вместе. Кстати, ваш брат уже начал беспокоиться, - добавил он, прислушавшись. - Будет лучше, если вы поедете вслед за мной.

И он неожиданно быстро припустил вдоль каравана, обгоняя повозки и время от времени жестами показывая что-то охранникам-Волкам.

Может быть, Эльси и сама могла бы услышать, что происходит в другом конце каравана, но в отличие от Анэстаса Дерика, да и любого другого разведчика, она не обучалась в школе разведчиков, и поэтому могла лишь догадываться, как можно дифференцировать звуки и находить нужные в общем шуме, и при этом не слушать ничего лишнего. Так что фразу, сказанную Лайнусом повозок за двадцать от того места, где ехала девушка - "Я беспокоюсь за Эльси! Девочка первый раз участвует в такой поездке!" - сама Этансель могла и не разобрать так чётко, как Дерик. К тому же, как это ни прискорбно признавать, Чёрные Лисы не обладали до такой степени тонким слухом, как Рыжие. У них были свои таланты, но разведка явно не была их делом.

- Попробуйте меня догнать, - поддразнил Дерик, убегая от Эльси вперёд, и явно намереваясь вперёд неё оказаться рядом с главой каравана.

Местность пока что была ровная, и вокруг дороги - мягкая травянистая обочина, по которой можно было прекрасно ехать верхом, а не только бежать своими ногами. Так что разведчик не боялся кидать вызов всаднице. Впереди виднелась кромка леса, которая полого расходилась от дороги в разные стороны, и где-то там, очень далеко, теоретически пролежала болотистая пустошь, через которую уже не получится двигаться без дороги, но пока ещё, на ближайшие два-три часа, можно было не волноваться из-за того, что кто-то застрянет, или кому-то не хватит места, чтобы ехать таким ходом, который ему нравится.

+6

18

... - Эрли, милый, отнеси-ка маме вот эти одеяла.

Парень чуть сморщился, услышав привычное мамино обращение в устах сестры, но промолчал, лишь, кивнув и подхватив тяжёлую кипу, поторопился в карету, в которой расположилась Эмилита Доргомысл. Карета была несколько яркой и напыщенной, и для каравана торговцев была немного неуместна, однако Медведей это не слишком смущало. Главное в длительном путешествии - удобство, а эта карета, присланная отцом вместе со старшим братом, была идеальным вариантом для перевозки женщины с полуторагодовалой малышкой из всего имеющегося. Конечно, в карету поместились ещё и несколько тюков со скрабом, но Эрлгар был уверен, что, когда отец отсылал её к своим домочадцам, он прежде всего думал о жене и маленькой дочке. И даже старшего из своих детей, Маттео, вот уже два года как служившего в одном из Волчьих отрядов рядом со столицей, отпросил у его начальства для  защиты и помощи.

- Мам, я положу их сюда, хорошо?.. Тебе ничего не мешает? Может, к тебе Тэмм позвать?.. - честно говоря, паренёк очень волновался перед своим первым караваном и решил, что лучше будет, если всё своё волнение, связанное с этим путешествием, он направит на чуть осунувшуюся маму, которая в последнюю ночь перед выездом почти не спала и из-за неспокойной Лилиан, и из-за сборов.

- Нет-нет, милый, всё хорошо. Думаю, мы с Ли отлично отдохнём после того, как отправимся в путь, - мама чуть улыбнулась, заглядывая в лицо девочки, которую держала на руках, но улыбка получилась какая-то тусклая и усталая. Впрочем, спорить с матерью Гар не решился, вспомнив, что, если что случится, мама в любой момент сможет позвать Томмэра, который как раз будет управлять каретой. Сам же Медвежонок, вместе с Нотэми, двойняшкой Томмэра и своей старшей сестрой, в путь отправлялся на телеге, в которую был сгружен весь их вещевой склад. Честно сказать, Эрлгар и не подозревал, что у них столько вещей, пока они солидной горкой не нарисовались на дне передвижного средства. В телегу и карету были запряжены самые выносливые и сильные лошади (увы, название их породы прочно вылетело из и так загруженной информацией по самую макушку головы Медвежонка), купленные на вырученные деньги от продажи скотины, принадлежавшей им в Семи Дубах. Не удалось продать только Рычи и Топтуна, двух чёрных матёрых волкодавов, охраняших их дом, да молодую трёхцетную кошку Ласку, изрядную мышатницу. Чему Эрли был доволен: с питомцами расставаться ему ужасно не хотелось, и потому неудача с их продажей его только порадовала.

Наконец прозвучал сигнал начала их путешествия, и Эрли тихо и облегчённо выдохнул. Сборы в последние пару часов уже начинали его напрягать, а потому сигнал к началу движения Медвежонок ждал с нетерпением. Чуть подхлестнув лошадей вожжами, Эрли направил телегу следом за каретой с мамой, младшей сестрёнкой и Томом в качестве кучера. Рядом бежали псы, не пожелавшие залезать на груду чуть покачивающихся вещей в телеге и не поместившиеся в ногах старшей хозяйки карете, Тэмм, сидя рядом с Гаром, задумчиво прищурив глаза на солнце, держала на руках нежащуюся кошку. Их переселение из Семи Дубов в городской дом ещё только начиналось...

+4

19

- Спасибо, вы очень добры, господин Дерик. Если устану… - кивнула Эльси в ответ.

Она и правда была ему благодарна, но принимать предложение не спешила, девушка любила ездить верхом  и совсем не устала, к тому же, ни за что не решилась бы бегать вместе с разведчиком без позволения на то брата.
А вот поспешить стоило, нужно было как можно быстрее добраться к Лайнусу - не хватало ещё создавать ему причину для беспокойства.

«Должно быть, Дерик принимает меня за ребёнка, впервые севшего в седло», - мысленно усмехнулась Этансель на подначку Анэстаса. Она прекрасно знала, что даже скаковой лошади не угнаться за бегущим Рыжим Лисом.

Жеребец, при всех своих несомненных достоинствах, скаковым всё же не был. Эта порода выведена не для спортивных развлечений, а для работы. Хотросские рысаки* не тяжеловозы, их запрягают преимущественно в пассажирские повозки, используют как вьючных.  Но особенно хороши хотросцы под седлом, в походах на большие расстояния. Вот и её Чижик мог часами, не утомляясь сам и не утомляя седока бежать ровной и резвой маховой рысью.

Легко вздохнув, Этансель проводила взглядом быстро удаляющуюся фигуру Рыжего - при всей спешке сбивать своего коня в галоп в самом начале пути всадница не собиралась. 
Она свернула на обочину и слегка тронула пятками бока жеребца, тот подчиняясь движению хозяйки, перешел с неспешного трота на мах и припустил вслед за разведчиком, изрядно прибавив скорости. Со стороны это не было особенно заметно – конь плавно стелился над землёй, мягкая почва гасила звук подков. Девушка приникла к шее коня, как бы слилась с ним в одно существо.

Обгоняя караван, Эльси не пыталась разглядывать мелькающие телеги, фургоны и повозки, не пыталась вычленить отдельные реплики из общего гомона голосов и грохота копыт и колёс, а напротив, закрыла глаза и как будто даже уши, и полностью сосредоточилась лишь на запахах. Есть выражение «некто обратился в слух», вот точно также наша маленькая Лисичка умела «обращаться в нюх».
Странное ощущение возникло у неё – будто бы она вовсе и не покинула Семь Дубов, а значительная часть селения отправились в странствие. Немного не в том порядке и не в тех сочетаниях, но запахи были свои, родные, частью вполне ожидаемые - вьючных и тягловых животных, повозок, товаров. Проносились мимо причудливо сплетаясь, но не смешиваясь, резковатые запахи колёсной смазки, кожи, пота, холодные ноты металла, морской соли, и яркие, жгучие ароматы иноземных пряностей, тонкие, душные - дорогих тканей.  Вот повеяло харчевней - тёплым свежим хлебом и крепким амбре копчёной рыбы – знаменитого гудинарского омулька и огромных жирных сомов.
Порыв ветра принёс откуда-то кислый хмельной дух в смеси со смолой, болотной тиной и дурман-травой - странное сочетание... «Зачем в поездке дурман-трава?» - промелькнула мысль.
О, а тут запахи одной очень знакомой кузницы переплетены с совсем чужими - лака, краски и ещё чего-то совсем незнакомого. Занятно, почему это?
«Сейчас не до того, - решила девушка, - но на стоянке обязательно выясню, кто из наших есть в караване?»
Догнав Лайнуса, Эльси пристроилась рядом, стремя в стремя:

- Господин Дерик передал, что ты беспокоишься? Прости… - и сестричка с виноватой улыбкой посмотрела на брата, мол, «со мной всё в порядке, я уже тут, и жду дальнейших указаний».


* Хотросский рысак – порода лошадей, выведена на севере Земли Кланов.

офф

За образец мной взяты легкоупряжные породы - русский рысак и орловский рысак.
Но наш хотросский более универсальный – он хорош и для верховой езды.

+5

20

Лайнус оглянулся на сестру, но всего на мгновение. Ему и не нужно было обязательно смотреть, чтобы убедиться, что с ней всё хорошо.

- До вечера ничего интересного не будет, - объяснил он, не отвечая прямо на вопрос, и вроде бы не заметив извинения. Но это было и не важно, он ведь не сердился ни за что на Эльси, и не видел причин, чтобы сердиться. - Вообще, в таких поездках гораздо меньше интересного, чем ты думаешь. - Он улыбнулся. - Мы будем ехать и ехать, вперёд и вперёд. Разведчики будут следить за дорогой, я - объезжать караван, чтобы убедиться, что все на месте. Я не стал тебе говорить этого сразу, потому что мои слова ничего бы не изменили. Тебе придётся вырабатывать терпение. Мы проведём в пути много однообразных дней, в течение которых ты даже покататься вокруг каравана не сможешь, потому что твой конь начнёт уставать, если его сбивать с хода. Так что устраивайся поудобнее, и держись рядом со мной.

Он совершенно не лукавил, и не пугал. Там, далеко впереди, на расстоянии недель пути, были и незнакомые поселения, и горы, и много чего ещё, но большая часть пути действительно состояла из простого перемещения по однообразной местности. Вот как сейчас, например, когда селение "Семь Дубов" окончательно скрылось из виду, и кроме полей и перелесков вокруг ровным счётом ничего нового не спешило появляться.

Разве что, в караване было не слишком спокойно, но о том, ни Лайнус, ни тем более, его сестра пока не знали.

- Не нравится мне всё это, - тихонько говорил один Волк другому, восседая на передке повозки, той самой, которая не понравилась разведчику. - Тут слишком много Лисов. Они могут учуять что-нибудь раньше времени.

- Расслабься, - бросил другой. - И не болтай зря. Всё надёжно упаковано, так что надо лишь вести себя тихо и ждать своего часа.

- Долго ждать? - переспросил первый встревоженно.

- Не знаю пока. Может, удастся провернуть наше дельце на первой же стоянке, а может, придётся проехать половину материка. В любом случае, лучше найти подходящий момент раньше, чем мы окажемся рядом с Рысьими владениями. Не хочу я связываться с Рысями.

И он подхлестнул лошадей, повинуясь знаку, который подал один из едущих впереди. Караван чуть прибавил скорости, выехав на ровную и прямую дорогу.

+5

21

- Как только дорога мне наскучит, я сразу начну вырабатывать терпение. Обещаю. – Серьёзно кивнула Эльси, - А пока мне всё интересно,  Лайнус. Ты же знаешь, дядя Руазетт не возил меня дальше Гудинара. А к востоку от Семи Дубов я вообще никогда не бывала.

Безусловно, для отца, Лайнуса и остальных братьев путешествия давно привычное дело, рутина. Но для неё всё было в новинку. А посмотреть было на что.
Это в середине, и особенно в хвосте каравана клубы пыли поднимаемой копытами и колёсами застилают глаза путешественникам, песок забивается в ноздри, скрипит на зубах, но в голове ехать гораздо комфортнее. Заняв указанное братом место в кавалькаде, девушка стала во все глаза любоваться наплывающим пейзажем. В чистом воздухе видно было далеко. Свежий ветерок задувал навстречу, приносил запахи трав, цветов, дальнего леса. Эльси даже забыла про вуаль, которой тетушка велела ей закрывать лицо, чтобы пыль в глаза не попадала и не обветрилась кожа.

Старик Вагар тоже выехал верхом. Его Серый застоялся и рад был взять с места в карьер. Так и вынес из селения, обогнав фургоны, телеги и оставив позади большинство всадников. Но выехав на большой тракт, Рикерт стал придерживать коня, пропуская вперёд и внимательно разглядывая вереницу повозок. Вмешиваться он по-прежнему ни во что не собирался, но хотел составить собственное представление обо всём.
Он видел, как стремительно пронеслась по обочине на своём буланом хотросце дочка.
Отметил, как с ходу четко организовал Анэстас Дерик работу разведчиков.

Конечно, сам Вагар не обладал уникальными способностями Рыжих разведчиков, но у него за плечами был огромный опыт. Вагар заметил озабоченность молодого Лиса, самого его тоже со вчерашнего вечера не покидало смутное чувство тревоги. За долгие годы странствий он привык полагаться на собственную интуицию и внимательно прислушиваться к мнению профессиональных разведчиков. Поэтому сейчас был насторожен, хотя внешне это никак и не проявлялось. Рикерт лениво трусил вдоль обочины, вальяжная поза, немного сонный вид.
Он скользнул рассеянным взглядом по собственному фургону и упряжке, которой управлял Горациус, обменялся приветствиями с несколькими знакомыми, и стал высматривать карету, которая по всему должна была следовать сразу же за фургоном Вагаров, но почему-то отстала.

Пропустить или перепутать эту карету Рикерт никак не мог. Они вместе с его давним другом Доргомыслом выбирали и покупали экипаж, чтобы Эмилите с девочками было максимально удобно переносить столь долгое странствие. Так получилось, что самой удобной и прочной из всех предложенных карет, оказалась самая яркая и помпезная. «Им будет удобно, а я точно не потеряю их из виду, такое великолепие за версту видно», - подумал тогда Вагар.
Они с Доргомыслом давно задумали обосноваться в столице, и когда всё подготовили к приезду семей, то решили, что в Азнавуре «на хозяйстве» останется Медведь, а в Семь Дубов поедет Лис, заберёт свою дочку и присмотрит в дороге за женой и детьми друга.
 
Наконец показалась карета и груженая скарбом телега. Сыновья Доргомысла правили лошадьми, два здоровенных волкодава бежали рядом. Только нигде не было видно Маттео, а именно с ним Рикерт в первую очередь хотел перекинуться парой слов.
Лис приветственно помахал рукой, перекрикивать грохот повозок не имело смысла.
Поскольку Эльси была под присмотром Лайнуса, и о ней Вагар сейчас мог не волноваться, то он решил до первой остановки ехать рядом с семейством Доргомысла.

Отредактировано Этансель Вагар (2016-06-20 14:29:44)

+4

22

Лайнус удовлетворился тем, что младшая сестрёнка пока не собирается никуда удирать из-под его надзора, и чуть отступив на обочину, теперь оглядывался, стараясь на прямом участке охватить вниманием весь караван и понять, какие ещё их ждут неожиданности. Не то, чтобы он не доверял разведчикам, но ему было спокойнее, когда он сам прикидывает, что да как.

Между тем, молодой Анэстас Дерик неспешно бежал вдоль дороги, против направления движения. Обычно разведчики постоянно крутились вокруг каравана, распределяясь так, чтобы от внимания одних не уходило то, что делается с повозками и кибитками, в то время, как другие следили за окрестностями. Поравнявшись с повозкой, на которой ехали двое Рысей, едва ли не единственных на весь караван представителей этого клана, Дерик вскочил на передок, придерживаясь одной рукой за деревянный борт.

- Эту ночь переночуете с нами? - спросил он.

Старший Рысь повернулся к нему и кивнул.

- Мы ещё не решили, но наверное, да. А завтра свернём на дорогу, которая огибает болото.

Рыси возвращались после того, как доставили одному кузнецу в Гудинаре груз железа, и на обратном пути прихватили кое-что полезное для семьи. Но их дорога пролегала строго на Юг, так что с караваном они намеревались ехать всего сутки. Раз уж так совпало, что на начальном этапе им по пути. Анэстас их присутствием был доволен, и жалел, что Рыси не поедут с ними и дальше.

- Скажите, если надумаете покинуть нас раньше,  - попросил разведчик, и оба Рыся кивнули.

Соскочив с передка, Анэстас побежал дальше.

- Что беспокоит этого молодого разведчика? - спросил у Лайнуса подъехавший верхом Волк. - Я заметил, что он всё время снуёт вокруг каравана, хотя мог бы на открытом месте и не беспокоиться особо.

- Не знаю, - признался Чёрный Лис, покосившись на сестру, которую некуда было отослать, чтобы поговорить с собеседником и не пугать при этом девушку. - Может быть, чует, что кто-то везёт запрещённый товар?

- А ты чуешь? - спросил Волк, явно не собираясь отставать. На самом деле, он поглядывал на Эльси и вполне мог бы с ней поболтать, но стеснялся.

Лайнус сперва хотел промолчать. Чёрные Лисы не обладали таким тонким чутьём, как Рыжие, и Лайнусу не нравилось в этом признаваться. Но он подумал, что Волк всё равно не отстанет, поэтому нехотя ответил:

- Мне не показалось, что кто-то везёт что-то нелегально. Но у меня не такой чуткий нос, чтобы слышать все оттенки запахов. Это работа разведчиков - выслеживать недобросовестных купцов. А ты бы присмотрел на своей повозкой, Рамирес.

Волк пожал плечами, и тронув гнедую кобылу пятками, объехал Лиса, пристроившись с другой стороны.

- Вам не скучно, милая девушка? - спросил он, решившись всё-таки поразвлекать сестру Лайнуса разговорами. - Присоединяйтесь к нам, будем рассказывать всякие страшные истории про караваны.

+3

23

Определённо, первое впечатление от начавшегося путешествия у Гара было смешанное. С одной стороны, он был рад отправиться хоть куда-то из, пусть и родных, но в последнее время поднадоевших мест. С другой же... Ехать на телеге, поднимавшей колёсами тучу пыли, следом за каретой, которая тоже создавала за собой этакое пылевое облако, в совокупности скрывая половину видов, явно было не лучшей идеей. Потому что такими темпами любоваться на природу придётся только на рассвете да в свете походного костра по вечерам. "Зря, наверно, я отказался сесть вместо Тома. Он-то уже чуть пообвыкся, да и вообще, кажется, с его книжками природа его не интересует... С другой стороны, тогда бы пришлось внимательно следить за дорогой и конями. И управлять ими". Тут Медвежонок чуть печально вздохнул и отбросил такие мысли.

Управление конями вообще было его больной темой. Нет, с самими животными у парня было всё просто прекрасно, с лошадьми он договариваться умел. Вот только по-одиночке умел. Если лошадей было больше двух - садить Эрлгара на место кучера было бесполезно. Паренёк начинал дёргаться и беспокоиться из-за того, что может слишком сильно хлестнуть ни в чём не повинных животных, или же просто забывал, что и как нужно делать, чтобы кони не натыкались друг на друга или же не огрызались друг на друга. Или же просто терялся, когда вдруг оказывалось, что нужно резко остановиться. А неопытность в этом деле и медвежья силушка вдобавок здесь сыграли бы роковую роль. Всё это Эрли понимал, когда брат предложил его заменить. Понимал, и потому не лез. Вот только иррациональная обида неизвестно на кого иногда накатывала.

У Тома и Тэмм, в отличие от него самого, кой-никакой опыт был. Отец их брал с собой в небольшие поездки, когда нужно было что-то привезти из ближайшего города. Поэтому-то именно двойняшки сидели у "руля". Вот только Тэмм решила, что, пока не происходит ничего экстраординарного, братишке нужно нарабатывать навык. И теперь сидела рядом, изредка, если была нужда, давая ценные советы тихим голосом. Том в этом случае обязательно начал бы подкалывать и ехидничать, а то и покрикивать повелительно - была у него такая манера "учёбы" - а вот Нотэми придерживалась мнения, что высмеивание неудач и советы в приказном тоне лишь обидят ученика, а потому почти не вмешивалась и молчала, задумчиво почёсывая Ласку за ухом. За что сестре Эрли был очень благодарен.

Гар уже успел приноровиться и ему почти не приходилось останавливать пару лошадей, чтобы карета смогла отъехать на нормальное расстояние, поэтому, когда рядом поехал друг его отца, склонил чуть голову и поприветствовал его:

- Здравствуйте, дядя Рик, - полудетское обращение вырвалось само собой, и Медвежонок внутренне поморщился: вот не хотел он выглядеть в глазах Вагара тем несмышленышем, каким был когда-то - но, кажется, дядя его небольшой оплошности не заметил. Судя по внимательным взглядам, что бросал друг отца вокруг, он кого-то искал, однако спрашивать об этом парень не торопился: если понадобится, то дядя спросит и сам, а мешать его думам Гар считал слишком детским.

+4

24

Эльси не прислушивалась специально к разговорам брата, но ведь уши-то не заткнёшь. Она всем своим видом изображала полную отстранённость - «Можете обсуждать что угодно, меня здесь как будто нет». Каково же было её удивление, когда незнакомый Волк заговорил с ней.
- Благодарю вас, сударь, - ответила она со скромным достоинством, - мне вовсе не скучно.
Всё же сдержать улыбку у неё не получилось. Любой ребёнок в Семи Дубах скажет вам, что страшные истории полагается рассказывать ночью, когда от пляшущих языков пламени костра разбегаются причудливые тени, шелест листьев и вскрики ночных птиц в тишине создают нужную атмосферу. Тогда каждый внезапный шорох, плеснувшая в ручье рыба или порыв ветра в кронах деревьев, заставляют слушателей вздрагивать от сладкого ужаса. Волосы на голове шевелятся, мурашки бегут по спине, и кровь стынет в жилах. А среди бела дня, на шумной дороге, любая самая жуткая история утратит половину своей мрачной притягательности. Неужели этот вполне взрослый Волк не знает таких простых вещей?   
А с другой стороны, хотя Этансель с детства слышала и знала несчетное количество всевозможных  и страшных, и смешных  историй про караваны, она не отказалась бы послушать ещё. И девушка бросила вопросительный взгляд на старшего брата – как ей должно себя вести с этим незнакомцем?
Но в это время подъехали двое охранников, и один из них о чем-то очень тихо заговорил с Лайнусом, а второй окликнул Рамиреса и поманил его за собой. Тот широко улыбнулся Эльси:
- Простите, сударыня, но истории придётся пока отложить, - и натянув поводья, Волк немного шутливо раскланялся с девушкой.

Караван двигался уже несколько часов. Те всадники, что особо шустро стартовали и вырвались вперёд при выезде из Семи Дубов, устали быстрее прочих и начали отставать. Притомились упряжные и вьючные животные, но близость стоянки и предвкушение скорого отдыха придавало всем бодрости и заставляло не сбавлять взятый темп.

До вырубки было уже не так далеко, день клонился к вечеру, а Рикерт Вагар хотел непременно поговорить со старшим из братьев Доргомыслов до того, как караван остановится на ночлег.
И когда правивший телегой Эрлгар поздоровался с ним, старый Лис направил коня почти вплотную к телеге Медведей. Один из волкодавов подбежал, обнюхал сапог всадника, приветливо вильнул хвостом, уловив знакомый запах.
Рикерт поднял руку, приветствуя хозяев пса:
- Здравствуй, Тэмм! Здравствуй, Гар! Смотрю, ты отлично справляешься. Вы не знаете, где Маттео?

+3

25

После похвалы из уст дяди Медвежонку захотелось приосаниться. Но потом он вспомнил, что обычно его попытки выглядеть достойно ничем хорошим не заканчиваются... И не стал выпендриваться. Лишь вздохнул и задумался над вопросом Вагара-старшего.

По идее, конечно, брат Эрли должен был быть вместе с отрядом Волчьей Стражи, в котором он служил, и который согласился охранять караван. Вот только Эрлгару что-то не верилось, что Маттео именно там и находится, то бишь в начале каравана. Слишком хорошо он знал деятельную натуру этого представителя рода Доргомыслов.

- Я не знаю... - в конце концов, несколько растерянно протянул парень, рискнув убрать руку с поводьев и встрепав свои непослушные вихры, попутно смахнув пот. Всё же погода была сегодня удивительно жаркая.

- Он в конце каравана, помогает Лисам подгонять отстающих, - тихо и неожиданно для них произнесла Тэмм, на миг прикрыв глаза и словно что-то вспоминая. Потом открыла глаза снова и взглянула на Вагара:

- По крайней мере, он там был на начало нашего пути. Его сослуживцы в конце каравана наверняка знают, где он, намного лучше нас, - и, посчитав, что сказала достаточно, Медведица снова прикрыла глаза и продолжила гладить кошку. А Эрлгар в который раз удивился наблюдательности и внимательности сестры, попутно изумившись, как, не имея привычки открывать рот не по делу, Нотэми умудряется почти всё знать. И, честно сказать, её осведомлённость часто ставила не только её родню, но и неподготовленных знакомых в тупик.

+4

26

Рикерт Вагар
Вдовец примерно 65 лет от роду, рано постаревший
после потери любимой жены. В недавнем прошлом
торговец, караванщик, ныне же - владелец столичной
гостинницы. Отец семейства, состоящего из шестерых
сыновей, четырёх невесток, семи внуков и единственной
любимой дочурки - Эльси.

http://se.uploads.ru/t/8Fdvt.jpg


- Спасибо, Тэмм! – улыбнулся Вагар девушке, - поищу Метта в конце каравана. А вы, ребятки, на стоянке сразу смотрите, где наш вымпел, и правьте туда. Горациус в курсе, он застолбит для вас место. И завтра утром, когда тронемся в путь, непременно вставайте сразу за нашим большим фургоном.

Он не сомневался, что если парни и забыли, как выглядит большой фургон семьи Вагаров, то уж Нотэми точно помнит и не перепутает.

- Будем держаться вместе – так оно веселей, - подмигнул Лис молодым Медведям, хотя на уме у него было вовсе не веселье, а соображения безопасности. Несмотря на внешнее спокойствие, неясная тревога не покидала старого караванщика.

Рикерт натянул поводья, придерживая коня. Серый не остановился, но совсем замедлил ход и затрусил по обочине дороги. Фургоны и телеги легко обгоняли всадника. Опоздавшие к выезду путешественники уже благополучно догнали караван, пристроились в хвост и выглядели немного уставшими, запыхавшимися, но довольными.
Знакомый Волк из охраны доложил «старому хозяину» о том, что все вроде в сборе, и Рикерт уже собрался спросить его, не в курсе ли тот, куда подевался неуловимый Маттео, но тут заметил приближающийся столб пыли. Лис приложил ко лбу руку козырьком – кто там их догоняет? Ещё один опоздавший?

Отредактировано Этансель Вагар (2016-09-20 04:49:32)

+5

27

Гисс вытащил монетный мешочек, пересчитал мелочь и приуныл: монеток оставалось или на обед, или на комнату на постоялом дворе. Парень вздохнул и почесал затылок, размышляя, как поступить: ночевать под открытым небом не хотелось, но желудок давно исполнял "арии", настойчиво требуя еды.

Решив, что до вечера еще далеко и наверняка он найдет, где заночевать (напросится к кому-нибудь на сеновал иль наймется на работу за мелкую монетку - дров наколоть иль помочь со скотом) Гисс направился на поиски трактира.
Трактир притулился на углу улицы, невысокое, но добротное здание из круглых ошкуренных бревен. Расседлав коня и накинув повод на столбик коновязи Ивгисс поднялся на крыльцо, открыл дверь и вошел внутрь. Плотные шторы на окнах оказались закрыты и после залитой солнцем улицы зал трактира показался весьма темным, но зато здесь царила приятная прохлада. За деревянными столами сидели посетители, в помещении раздавался негромкий гул голосов, в воздухе витал запах еды от чего рот моментально наполнился голодной слюной, а желудок заурчал с удвоенной силой.
Дотопав до стойки Гисс заказав еду, расплатился и устроился за свободным столом. Через пару минут разносчица, молодая женщина, рыженькая и весьма фигуристая, поставила перед ним тарелку с густым наваристым супом и парой кусков хлеба. Окинула парня внимательным взглядом и поинтересовалась:

-Никак тоже в охрану в караван наниматься? Так опоздал, они уж ушли.

Гисс поднял голову, вопросительно глянул на женщину.

-Караван?

-Неужто не слышал? Лайнус вон карту на забор вывесил, дорогу указывающую.

Ивгиссу стало любопытно, путешествовать в компании караванщиков наверное интереснее да и безопаснее, чем в одиночку. Торопливо расправившись с обедом, Гисс покинул трактир и отправился на поиски забора на котором вроде как должна висеть карта. После получаса блужданий по узким незнакомым улицам парень сумел отыскать нужный дом на заборе которого действительно красовалась карта.
Несколько минут он разглядывал лист бумаги, так и этак вглядывался в закорючки, пытаясь понять куда караван держит путь и как долго будет продолжаться путешествие. Но сумел уяснить только по какой дороге караван ушел из города. Воровато оглядываясь, содрал карту с забора и запихнул в свою сумку, так, на всякий случай.

Найти дорогу обратно к трактиру не составило труда. Расседланный конь мирно дремал возле коновязи, увидел Гисса встряхнулся, шагнул на встречу и доверчиво ткнулся плюшевым храпом парню в плечо. Ивгиссу вдруг вспомнилось, как три года назад он сам объезжал этого коня, а потом его продали в конюшню Вадгоров.
"Наверное все ж таки было как-то не правильно красть Венка? Но я его верну, обязательно. Только... Немного попозже. Хм... К тому же, Ваэль уже старый, ему отдых и покой нужен. А конь молодой да резвый, застоялся небось в конюшне. Считай делаю доброе дело, коня на выгул вывел. Ну а то что выгул слегка затянулся... Ну это уж дело десятое."
Оседлав коня Гисс забрался в седло и тронул поводья:

-Поехали, друг. Нам тут больше делать нечего.

Солнце золотой бусиной красовалось на пронзительно-синем небе, прокаленный воздух горьковато пах полынью и вереском, а пыльная дорога сама ложилась под копыта рыжего жеребца. Однако время шло и шло, а от каравана не было ни слуху, ни духу. Гисс начал подозревать, что он заблудился, поудобнее устроившись в седле, вытащил из сумки карту и снова погрузился в изучение меток и закорючек. Венок пользуясь тем, что хозяин отвлекся, замедлил шаг, а потом и вовсе опустил голову, украдкой щипая траву на обочине. 

-Чегой-то ты, голубчик? А ну-ка не филонь!

Повод слегка хлестнул коня по загривку, тот недовольно-возмущенно всхрапнул и нехотя перешел на рысь.
Возвращаться в Семь Дубов было далеко да и не зачем. Гисс запихнул карту обратно в сумку, решив, что если и не догонит караван, то хотя бы доберется до какого-нибудь постоялого двора иль поселка, переночует, а с утра тронется дальше.
Но часа через полтора, вместо постоялого двора, на горизонте показались клубы пыли. Ивгисс воспрянул духом и подстегнул Венка, похоже ему все ж таки удалось нагнать караван.

-Здравствуйте - парень кивнул в знак приветствия. - Я это... К вам в караван хочу.

Под чужими взглядами Гисс неожиданно для себя смутился. Сознаваться, что за всю свою жизнь единственное "оружие", которое он держал - вилы, лопата да топор как-то не хотелось. Но он же сильный? Сильный. Так неужто от него не будет пользы в караване? Пусть даже не охранником, обычным помощником, принеси-пойдай-разгрузи товар. Да ему и денег не надо, только еду да компанию для путешествия.

-Обережником иль помощником, как пожелаете. Я в этих краях никогда не был, а одному ехать плохо и скучно.

+5

28

Рикерт Вагар 
Клан Чёрные Лисы, возраст около 65 лет.
Отец Лайнуса, Горациуса и Эльси.

http://se.uploads.ru/t/8Fdvt.jpg



Караван уже миновал небольшой лесок, впереди лежала обширная болотистая пустошь, через которую была проложена гать.
За её состоянием следило семейство Рысей, с давних пор обитавшее на здешних болотах. Гать эта была весьма основательна -  толстый слой вязанок ивняка и чернотала  засыпан глинозёмом и щебнем, на него уложены брёвна, скреплённые продольными врубками; погруженная в торфяное болото древесина не гниёт, но иногда, под тяжестью повозок, нижние вязанки расползаются и тогда дорога проседает. Там где полотно гати проседало слишком сильно, видны следы ремонта - туда добавили брёвен и  присыпали сверху землёй. Ширина пути здесь такова, чтобы только-только могли разъехаться две телеги.
Дорога по болотам всегда требует повышенного внимания от путников, но многие новички, по неопытности расслабляются, когда с каменистой дороги попадают на влажную, чуть пружинящую гать, и грохот колёс перестаёт оглушать, а пыль больше не забивает нос и глаза.  Тем больше внимания требуется от сопровождающих и охраны каравана.

Головные повозки уже втягивались на гать, и разговор с Мэттом пришлось отложить на потом. Путь через болото, если всё пойдёт без эксцессов, займёт около часа, потом ещё пара вёрст и - Вагар посмотрел на катящееся к горизонту солнце - до заката они должны успеть добраться до предполагаемого места стоянки.

Столб пыли догнал караван и, при ближайшем рассмотрении оказался всадником, совсем молодым, незнакомым парнем явно из Клана Медведей.
Мужчины ответили на приветствие паренька, и самый старший из охранников сказал:

- Одному, это точно, не годится! Ну, что ж, на стоянке найдёшь главного, он у нас Чёрный Лис, зовут его Лайнус Вагар. С ним и договоришься, что да как. А пока держись возле меня. Будешь на подхвате, если что.  Телегу там подтолкнуть, лошадку успокоить. Смогёшь?

Надо сказать, что животные не любят болот, не понимают, зачем это хозяева тащат их через топи, когда и на твёрдой земле неплохо, и начинают проявлять беспокойство и упрямиться. И вот тут медвежьи клановые способности оказываются как нельзя кстати.

Впереди послышалась громкая ругань Волдемара Берена и спокойные голоса охранников-Волков.  Вероятно, это Анэстас настоял, чтобы повозку с ненадёжной осью остановили. И теперь Медведь возмущался, почему это его заставляют пропускать других вперёд, а самому плестись в хвосте. А причина была, случись поломка, и на узкой опасной дороге застрянет не только сам Берен, но и совершенно неповинные в его жадности и разгильдяйстве люди.

- Вот, кстати,  - усмехнулся Волк несколько неопределённо, но окружающие его поняли и тоже заухмылялись, - ах, да.  Я – Ларри, это Лесли, а это наш… - повернулся Ларри к Вагару-старшему, но тот с улыбкой перехватил инициативу:

- … Рикерт, - отрекомендовался  старый Лис. Свою фамилию и родство с начальником каравана он почему-то решил пока не светить.

- Будем знакомы, - он протянул пареньку раскрытую ладонь для рукопожатия, - А тебя как звать-величать?

Отредактировано Этансель Вагар (2016-09-20 05:01:12)

+6

29

Ивгисс Иллистар
Клан Медведи, возраст 21 год.


Гисс пожал протянутую руку, внимательно присмотрелся к новым знакомым и неожиданно шумно, с облегчением вздохнул и улыбнулся. Ему показалось, что он скинул с плеч неимоверно тяжелый груз, что тащил на себе последние часы. Ивгиссу, выросшему в большой семье и привыкшему к постоянной компании одиночество было в тягость. Конечно, если бы эти люди не согласились его взять к команду, он продолжил бы путь в одиночку, но такое путешествие сразу теряло половину привлекательности, взамен становясь вдвое опаснее и скучнее.

-Ивгисс Иллистар. - повел широкими плечами, взъерошил темные волосы - Смогу конечно, чего ж тут не смочь?

Путь каравана лежал через болотистую пустошь. Гиссу еще никогда раньше не приходилось видеть такое большое болото, ему было странно, неуютно и вместе с тем, весьма интересно.
Оголодавший болотный гнус увидев разом столько людей и животных пришел в дикий восторг и теперь с назойливым жужжанием кружился вокруг караванщиков. Холодный ветер доносил запах сырости, гнили и тины. По краешку болота белыми зонтиками раскинулся болотный багульник, от странноватого терпкого запаха противно свербело в носу.

-Вот же пакость какая! -Гисс от души хлопнул себя по щеке, размазав назойливо жужжащего комара, что не оставлял попыток отведать "медвежьей" крови. - Кабы знать так к травнику б заехал, зелья какого прикупил от комаров энтих, а то ведь жужжат и жужжат... -Гисс поковырялся пальцем в ухе, качнул тяжелой головой - Аж у ушах уже звенит.

Гиссу очень хотелось поговорить с этими людьми, узнать куда идет караван (по карте он так и не сумел разобраться) и как долго будет продолжаться путь, но сейчас, при переправе, было не лучшее время для беседы. Решив, что вопросы подождут до привала, Гисс тронул коня каблуками направив вслед за Ларри.
Караван растянулся по болотистой дороге, Ивгисс видел, как беспокоятся лошади, упираются, не слушаются и тонко, жалобно ржут. Венку болото тоже не пришлось по нраву, рыжий конь беспокойно прядал ушами, недовольно фыркал, но подчиняясь воле молодого хозяина покорно ступил на гать.

Отредактировано Гисс (2016-09-23 05:32:56)

+5

30

Ларри - Волк из охраны, а так же Волдемар Берен и другие НПС.


Не от жадности и вредности караван-баши рекомендуют не грузить на одну повозку более оговоренного веса. Лайнус не был исключением в этом вопросе. Он знал, что путь будет пролегать через болота, и в своём объявлении о караване чётко обозначил максимальный вес груза. У Вагаров даже были собственные грузовые фургоны, куда за чисто символическую плату, можно было поместить часть товара, чтобы торговец или путешественник мог облегчить свою повозку.

Но всегда находится кто-то, кому эти требования кажутся чрезмерными, либо продиктованными корыстью. Случилось так и на этот раз.

Надо сказать, что кузнецы из Семи Дубов славились своим мастерством не только в окрестных селениях, и некий торговец из Линесдаля  решил, что знаменитые на севере  изделия можно будет выгодно продать и на столичной ярмарке. Чтобы уж точно не прогадать, повозки свои загрузил под завязку, и считая себя опытным путешественником, предупреждению Лайнуса не внял.

В самой середине болота, там где топь особенно глубока, полотно гати начало сильно проседать под его слишком тяжелыми повозками. И не было бы в том большой беды. Повозки крепкие, на такой груз рассчитаны, тянули их флегматичные волы, готовые спокойно брести хоть по колено в болотной жиже.
Но идущую следом молодую лошадку, что была запряжена в телегу, испугало то, как бревенчатый настил, к которому она и так доверия не испытывала, вдруг начал перед её носом уходить под воду. Лошадь поднялась на дыбы, огласив округу громким тревожным ржанием, попыталась то ли развернуться, то ли дать задний ход, забилась, запуталась в постромках. Возница сумел совладать с нервной скотиной, но из-за хаотичных движений лошади, колесо его телеги застряло между брёвен. Движение застопорилось.

И это было бы ещё не страшно – другие путешественники легко помогли бы вытащить телегу, кто-нибудь из Медведей успокоил бы перепуганную лошадь, и караван бы двинулся дальше.
Но тут кучер идущей следом кареты – из числа опоздавших, и потому оказавшихся в хвосте -  решил, что им незачем ждать, что они легко объедут застрявшую повозку. Но или гать показалась ему в этом месте шире, или он плохо рассчитал габариты, только левые колёса кареты не поместились на бревенчатом настиле, и в результате изящный экипаж вместе со всеми пассажирами завалился набок, прямо в топь и грязь, едва не столкнув при этом с дороги и застрявшую телегу. 

Замыкавшая караван группа охранников устремилась на помощь.

- Вот сейчас, парень, твои умения и пригодятся, - сказал Ларри Ивгиссу.
Возле повозки Берена Волки спешились, чтобы не устраивать ещё больший затор и свалку, и попросили  Волдемара присмотреть за их лошадьми.

- Ага, - заявил обиженный Медведь, - меня заставили тащиться позади всех, а вона как вышло-то! Моя-то колымага понадёжней других будет.

И чтобы наглядно продемонстрировать надёжность колымаги, он легко, несмотря на свои ощутимые габариты, запрыгнул на передок и ещё поёрзал, гордо скрестив на груди руки и задрав подбородок.
Тут раздался неприятный хруст, и ржавая ось, что должна была по прикидкам Берена прослужить ещё года три, подломилась под ним, и из накренившейся повозки прямо под ноги Венку посыпались тюки и прочие пожитки, с громким дребезжанием выкатилось пустое вёдро…

+6


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Путешествие Этансель Вагар