В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Путешествие Этансель Вагар


Путешествие Этансель Вагар

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

Ивгисс Иллистар
Клан Медведи, возраст 21 год.


После полудня погода начала портиться, небо затянуло низкими серо-свинцовыми тучами. Воздух стал каким-то вязким и душным, изредка ветер вплетал в тяжелые запахи болота нотки свежести и дождя, а в отдалении слышались раскаты грома. Комары и лягушки, словно испугавшись близкой грозы, замолкли и попрятались, и теперь тишину над пустошью разбавляли только людские голоса, ржание коней да скрип повозок.

Гиссу топь пришлась не по нраву, ему хотелось уже побыстрее оказаться на твердой почве и мысленно он подгонял караванщиков, что растянулись длинной цепочкой по болотной насыпи. Венок, уже полностью смирившись со своей участью (и с дуростью хозяина, которому за каким-то бесом понадобилось тащиться через болото) покорно топал по деревянному настилу, что слегка пружинил под конскими копытами.

Переправа уже подходила к концу, Ивгисс слегка расслабился, порадовавшись, что всё прошло тихо-мирно. Но тут что-то произошло, караванщики не поделили узкую дорогу и на гати образовалась куча-мала.
Услышав, что нужна его помощь, Гисс молча кивнул, спешился и вместе с другими людьми побрел к застрявшей повозке. Под ревнивое, недовольное фырканье Венка погладил молодую кобылку по длинной морде, шепнул пару ласковых слов успокаивая, а потом обошел телегу, осмотрел и озадаченно хмыкнул:

-Эк ты умудрился, друже!

Ухватился за днище, приподнял и легко выдернув колесо из ловушки, поставил повозку на бревна, кивнул вознице:

-Всё, езжай отсюда, места больше будет дабы карету поднять.

Гисс глянул, как другие люди помогают выбраться испуганным пассажирам из кареты. Склонил голову на бок, разглядывая экипаж и прикидывая как бы половчее его поставить на колеса, но тут сзади раздался какой-то грохот и крики. Обернувшись парень увидел, как тяжело груженая повозка, которой правил на диво сварливый да докучливый Медведь, оседает на бок, а груз сыплется прямо под ноги коням. И все бы ничего, но то ли Венка так впечатлили валящиеся под его копыта тюки, то ли у рыжего коня оказалась странная фобия перед пустыми ведрами, но Венок, вместо того чтобы последовать примеру других лошадок и попросту отбежать в сторону неожиданно тонко взвизгнул и как-то боком скакнул с гати прямиком в болото.
Бочаг оказался на редкость глубоким, Венок мигом провалился по самую шею, заржал, забил копытами по воде, пытаясь выбраться. Но трясина так просто не собиралась отпускать свою жертву и чем больше Венок бился, тем сильнее проваливался.

Увидев какая беда приключилась с конем, Ивгисс мигом оказался на краю гати, отпихнув в сторону тюки с товаром опустился на колени, протянул руку и сумел таки ухватится за повод. Попытался было подтащить Венка ближе к дороге, но перепуганный конь дернулся, шарахнулся в сторону от хозяина, а Гисс не удержав равновесия, нырнул в омут вслед за Венком.
Он не сразу осознал, что провалился в воду, просто стало холодно и мокро как-то сразу. Глотнул стылой гнилой водички, в слепую забил руками по болотной жиже и вынырнул, кашляя и отплевываясь.

Совсем рядом испуганно хрипел Венок. Над мутной, затянутой мелкой ряской и зеленой тиной водой виднелась только конская голова. Гисс ухватился за уздечку, одновременно и успокаивая животное, и не давая уйти под воду. Попытался вытянуть, но после пары попыток понял, что в одиночку тут не справиться: конь не то чтобы был таким уж тяжелым, но очень уж неудобным.
Холодная вода острыми иголочками покалывала тело, мышцы начало сводить неприятной, болезненной судорогой. Конечно можно было оставить коня и выбраться из воды на гать, но Гисс понимал, что без него Венок тут же уйдет под воду. Медведь аж заурчал от досады, крепче, упрямей ухватился за узду и громко позвал на помощь.

+5

32

Обязанность Лиса - не только охранять караван, но и активно вмешиваться по мере сил, если что-то происходит. Поэтому не удивительно, что Анэстас Дерик оказался в нужном месте каравана как раз в самый роковой момент. Приоритетно спасение человека, а вовсе не товаров или животных, поэтому Лис не раздумывал, что делать: сорвал с пояса лассо, сплетённое из специально обработанной кожи, уловил нужный момент, и почти без размаха кинул петлю. "Поймал" молодого Медведя аккурат как надо: петля захлестнулась с шеи подмышку. Можно было и не церемониться, Медвежью шею всё равно не повредишь, и парня не задушишь какой-то там петелькой, но всё-таки гуманнее так, чем волочить парня из болота, как приговорённого к повешению.

- Ты, как там тебя! Бросай лошадь! - крикнул Дерик Гиссу. - Мы её отсюда достанем! Выбирайся сам!

Понятно, что поднять коня на сухой земле Медведю, даже молодому, не составило бы труда, но в болоте нет опоры для ног. Значит, нужно было вытянуть Медведя обратно на гать, а потом уже поднимать лошадь. Если оно вообще того стоит. Дерик, как Рыжий Лис, к животным относился с потребительской точкой зрения. Они плодятся во много раз быстрее людей, и рисковать ради животного своей жизнью - глупо. Вот когда хозяин будет в безопасности - можно подумать о его лошади.

К сожалению, среди общего хаоса некому было прийти на помощь Лису, так что полагаться ему приходилось пока только на себя самого. Вытащить Медведя самостоятельно разведчику вряд ли удалось бы, так что он упёрся поустойчивее, хорошо чувствуя ногами, где брёвна гати не подведут, и постарался хотя бы удержать спасаемого, пока не подоспеет кто-то ещё. Или сам Гисс наконец отцепится от лошади и постарается вылезти, хватаясь за верёвку.

+5

33

Рикерт Вагар - Клан Чёрные Лисы, Волдемар Берен - Клан Медведи.



Вокруг опрокинувшейся кареты хлопотало достаточно народу, и Вагар решил, что своим вмешательством только добавит сутолоки и притормозил возле повозки Берена. Он успел отметить толковые действия новичка – то как быстро тот успокоил чужую нервную лошадку, и как ловко вызволил застрявшую телегу.
Вот тут-то под Волдемаром и подломилась злосчастная ось. Лошади охранников шарахнулись в сторону и чуть не затоптали Чёрного Лиса. Увернувшись из под копыт, Вагар увидал, что и новичок, и его конь уже в воде, а невесть откуда возникший Анэстас накинул на утопающего лассо, но вытащить Медведя сил у него конечно не хватало. 
Волдемар кинулся было спасать рассыпавшиеся пожитки, но заметив в какую беду попал его одноклановик, бросил всё, не особо раздумывая выдрал оглоблю от своей повозки и поспешил тому на помощь,. Рикерт перемахнул через груду тюков и схватил  багор, о котором сам Волдемар в суматохе забыл.

+4

34

http://s4.uploads.ru/t/BHfJ5.jpg

Хейдар Мерри, (клан Рысей, 27 лет)
Родился в замке Атли, однако едва достигнув шестнадцати лет пустился в путешествия — всему виной любопытство и немалых размеров шило в пятой точке. Наемничает то там, то тут. Регулярно ходит в Пустоши.
Обладатель веселого и беспечного нрава.
Ростом выше Эгрил примерно на голову, так же светловолос и светлоглаз. Сложением, естественно, покрепче своей сестры. Как и все рыси - ловок, гибок и силен.

    Кочка влажно чавкнула под плетенкой из ивовых прутьев, но не этот звук заставил насторожится Хейдара. Звук шел со стороны гати и чем-то он Рыся насторожил. А так-как гостил он у драгоценной тетушки Рандгрид далеко не в первый раз, то что мог означать шум с той стороны, он гадать не стал, разворачиваясь и выбирая кратчайший путь к гати автоматически. Испуганная чомга выстреливает из-под самых ног и Хейдар, мысленно пожелав ей облезнуть, едва не плюхается в черную воду. Дальше он шел аккуратнее. Топь коварна, даже эта.

    Болото было Рысьим, а значит - более-менее благоустроенным. Супруг тетушки Рандгрид, знатный рудознатец, переселился сюда вместе с семьей после того, как потерял руку во время обвала. Островки среди топей за прошедшие с тех пор годы разрослись и укрепились, а сам мастер — и тут сумел прославиться. Один он умел узнавать нужный мох, знал места, где следует срезать его слоем. Знал, как потом разложить и выжечь его так, чтобы среди серого пепла осталась тончайшая паутина болотного железа. Паутину ту потом скатывали в ком и ковали из него мечи, необычайно гибкие и вострые. не требующие заточки. Броню, тонкую и легкую. И платили за то железо оружейники из больших городов золотом по весу. Остальное мужское население было занято все больше на добыче торфа для окрестных селений, да следило за участком тракта на "своей" территории. Хейдару случалось помогать с заготовкой, поднимать специальными крючьями черные, жирные куски торфа. Случалось и видеть, как однорукий мастер бережно собирает железную паутину. Доводилось и на птицу всякую охотится. И гать подновлять он тоже как-то помогал. А потому он знал, что чтобы там ни случилось, а лишняя вязанка ивовых прутьев лишней не будет. Очередной островок, гибкие ветви, что легко подсекаются "Рысьм когтем." Несколько мгновений уходит на то, чтобы собрать нужное количество, перетянуть веревкой и поскакать дальше.

    Открывшаяся взору Рыся картина была красочна и живописна — целый обоз потерпел тут серьезное крушение. А вот эта группа, они-то что делают? Топят виновника вместе с лошадью? Или спасают? В виновнике угадывалась медвежья мощь, а потому Хейдар только языком прицокнул на отвагу хрупкого Лиса, что пытался выудить беднягу из воды. Или это Медведь Лиса за собою тащит? Повидать Рысю за десять лет скитаний довелось всякого. Да и воинственно размахивающий оглоблей другой Медведь наводил на всякие мысли. А вот и еще участник безобразия, этот с багром. Весело у них тут. И как же Хейдару-то такое веселье пропустить? Да никак! Принесенная вязанка подпихивается под страшно желающего утонуть вместе со своим конем Медведя — теперь видно, что он цепляется за животину, не давая той совсем погрузиться в топь.

— Не дергайся. И смотри, чтобы тварюга брыкаться не начала. Со страху, — с истинно Рысьей грацией увернувшись от оглобли, Хейдар ускакал за новой порцией прутьев. Вернулся он быстро. Все же не зря именно Рыси когда-то давно взялись осваивать никому больше неподвластные болота. Или ненужные? Нет, неподвластные все же звучит лучше. Третья вязанка следует за второй почти без перерыва и у Рыся проскальзывает мысль, что такими темпами они на этом участке гать расширят преизрядно. А и хорошо, дядя давно хотел, так что лиха беда начало. Убедившись, что двое с оглоблей и багром пришли сюда все же спасать, а не добивать, а так же уверившись в том, что вот прям сейчас молодой Медведь не потонет, Хейдар мысленно страдая по новым штанам, шагнул в топь с другой стороны от коняги. Плетенки не дали уйти под воду с головой, но и по пояс было мокро. И холодно. И вот чего его понесло-то? Как будто больше всех надо. Несколько раз подныров под брюхо — "Вот только попробуй лягнуться, скотина! Ащщ, и куртке хана." — и лошадь надежно перетянута несколькими замысловатыми узлами. Концы веревки кидаются кому-то на условной суше — что ж тут поделать, если незнакомый Хейдару Медведь собирается утонуть вместе со своей зверюгой, придется их спасать вместе.

Отредактировано Эгрил Мерри (2016-09-26 21:34:10)

+5

35

И тут я вставлю свои пять копеек...)

Как ни странно, в караванах всегда больше всего нуждаются в Медведях. Они и с животными хорошие помощники, и своей силой помогут кому. Жаль только, что обычно представителей этого клана в караванах мало, ибо Медведи люди степенные, любят "корни" в землю пускать, и часто путешествовать желания не имеют. Хотя, конечно, попадаются и в этом клане свои авантюристы, как в любом другом. И о чём всегда жалел Маттео, так о том, что, как ни извернись, на множество маленьких Медвежат не поделишься, как и везде и всюду не всегда поспеешь. Это Лисам хорошо: оне к скорости и ловкости приычные, а вот Медведям, парням коренастым и крепким, не всегда удавалось нужную скорость развить.
Находиться в середине каравана деятельный Тео посчитал самым разумным в своей ситуации. Ибо так уж странно легли карты Судьбы: из клана Медведей люди были либо в начале, либо в конце каравана, в серёдке как-то не задерживаясь. Соответственно, и представителям других кланов, ежели что, только на силушку Мэттову и можно было надеяться.
Впрочем, Маттео уже разворачивал свою Искру - кобылу степенную, хоть и резвую - когда далеко позади разглядел, как часть "хвоста" каравана остановилась. О причинах остановки Медведь особо не задумывался, лишь пришпорил свою рыжую подругу и помчался в конец. Как бы ситуация не повернулась, судя по тому, что с таким "застоем" справиться быстро не получилось, случилось всё же что-то серьёзное. "Лишь бы не нападение, - пригибаясь к гриве Искры, повторял про себя Тео, - лишь бы не нападение!" Атаки на караван Медведь опасался вполне разумно: к сожалению, самые опытные сослуживцы сейчас оказались далеко впереди, а на себя Медведь не очень-то и расчитывал. Ибо он, конечно, парень хоть куда, но боеспособный отряд единолично не заменит.
Поспел Маттео удивительно вовремя, и даже успел подхватить брошеную незнакомым Рысем верёвку, спрыгивая с кобылы. Ухватился покрепче за неё, намотал на руку, а второй рукой подхватил "трос" Дерека, помогая Лису и Рысю одновременно вытащить пострадавших из гати. Чуть удивлённо приподнял брови при виде совсем уж ему незнакомого Медведя, но ничего говорить не стал. Лишь хлопнул по плечу обдряюще-напрявляюще - мол, оклёмывайся и не загораживай проезд - и повернулся карете, присоединившись к тем, кто её вытаскивал. Искра, кобыла уже умудрённая и отменно выученная, даже страха не проявляла, отойдя немного в сторону к знакомому человеку - Вагару-старшему. Лишь тревожно прядающие и подвижные уши выдавали волнение рыже-каштановой кобылы с удивительной "солнечной" гривой.

+4

36

Ивгисс Иллистар
Клан Медведи, возраст 21 год.


Гисс смотрел какую кипучую деятельность развили на гати и дивился. Ну в самом деле, так суетиться ради того чтобы помочь совсем не знакомому Медведю... Через секунду на Гисса упала веревка, затянулась, не позволяя ему уйти под воду, но вытянуть "Мишку" вместе с конем силенок явно не хватало. Кто-то предложил бросить коня, но Ивгисс упрямо помотал головой и только крепче вцепился в узду. Венок был последней ниточкой, что еще связывала молодого Медведя с той, прежней жизнью и обрывать эту ниточку совсем не хотелось. Да и... Ну как можно обречь живое существо на смерть? А ведь без него Венка конечно же сразу затянет в трясину.

Увидев, как к нему с баграми да оглоблями двинулись караванщики Гисс настороженно заворчал, решив, что они собрались попросту добить "попаданцев" шоб не мучились. Но неожиданно рядом, словно по волшебству, оказался какой-то светловолосый парнишка и принялся скидывать в гать вязанки, а потом и вовсе забрался в воду и взялся ловко опутывать Венка веревкой. Гисс молча таращился на незнакомца, не забывая наглаживать коня по длинной морде, дабы тот не вздумал брыкаться. Впрочем, похоже Венок так умаялся, борясь с трясиной, что почти и не сопротивлялся.

Убедившись, что узлы надежно затянулись и теперь конь не уйдет под воду, Гисс, отпустил узду и хватаясь за веревку медленно, тяжело полез к гати. Выбравшись на дорогу, поднялся на ноги, зябко поежился, чувствуя, как его начинает бить мелкая дрожь, то ли от холодной воды, то ли от пережитого страха. Раздосадовано качнул головой, ухватился за веревку, которой опутали коня и потянул. Трясина влажно чмокнула не хотя выпуская свою добычу.

Через несколько минут Венка удалось затащить на гать. Шатаясь словно пьяный, конь поднялся на ноги, ткнулся мордой в хозяйское плечо. Игвисс невесело усмехнулся, два сапога - пара: оба грязные, как поросята, усталые, замерзшие и мокрые. Перевел взгляд на караванщиков, озадаченно нахмурил брови, это было так странно - сильному молодому парню редко требовалась чья-то помощь и уж точно он не надеялся, что эти люди полезут в болото ради того чтобы помочь совсем не знакомому Медведю.

-Это самое... - Ивгисс повел плечами, осмотрел спасателей и кивнул - Спасибо. Мы бы не выбрались, теперь я ваш должник.

+6

37

Как только Медведя вытащили, Анэстас смотал верёвку и быстренько уместил её там, где и должно быть - у себя на поясе. Потом оглядел общую обстановку, убедился, что никого больше спасать не надо, и побежал было в начало каравана, чтобы доложить, что произошло, Лайнусу Вагару. Но приостановился около незнакомого Рыся.

- Спасибо за помощь! - уж Рыся-то надо было поблагодарить особо, его ведь никто не обязывал помогать всяким раззявам из проезжающего каравана.

Не дожидаясь ответа, Лис на мгновение приложил пальцы ко лбу, как делали Разведчики, отдавая кому-нибудь дань уважения - и умчался.

Ему самому благодарности были не нужны, он за службу получал деньги, и вмешивался там, где это было необходимо. А сейчас было необходимо, чтобы начальник каравана был в курсе всех подробностей того, что делают его подопечные. Мчась так быстро, что со стороны могло показаться, что его мягкие сапоги не касаются настила гати, Дерик не забывал охватывать своим вниманием и тех, мимо кого пробегал. Через пару минут он был уже рядом с Лайнусом. Подскочив на передок его повозки, Дерик быстро и коротко пересказал всё, что видел.

- Останавливаться на гати нельзя, - добавил он напоследок. - Так что я возвращаюсь в конец, потороплю, чтобы быстрее справлялись с поломками и ехали дальше. Иначе мы до темноты на сушу не выберемся.

И как всегда, не задерживаясь, он соскочил с передка и умчался в обратную сторону.

+4

38


Рикерт Вагар, Волдемар Берен, и др. нпс. 


«…иногда лучшая помощь – не лезть под руку» ©

Старый Лис притормозил  –  несколько гораздо более молодых и сильных мужчин прекрасно с задачей справлялись  –  Рысь, неожиданно возникший не иначе как  из недр болота, и так вовремя подоспевший Маттео пришли на помощь Анэстасу. Волдемар Берен тоже не подкачал, и обнаружилось, что в экстренной ситуации вся спесь с него слетает, и он способен работать быстро и четко.
На гати не так много места, а создав лишнюю толпу, можно было только  помешать спасательной операции, и Рикерт Вагар не стал соваться в общую кучу, а отступил в сторонку. Багром выудил из болота пару свалившихся с телеги тюков Берена, потом осмотрелся  – где и чем он может быть полезен.

Карету, совместными усилиями  Медведей, тоже извлекли быстро, поставили на колёса. 
Вагар ласково потрепал по холке подошедшую к нему Искру, и на карачиках  полез  обследовать ходовую часть экипажа,  –  всё ли цело, и не нужна ли починка и тут? Серьёзных поломок не оказалось, карету быстро привели в относительный  порядок, и она последовала дальше, подобрав по дороге своих пассажиров.
А вот с колымагой Берена придётся повозиться, успеть бы до темна. Тут же все вместе начали её быстро разгружать под горестные стенания Волдемара о том, что вот, весь скарб его перепачкается и будет ни на что не годен. Но тут уж ничего не поделаешь – груженую повозку никак не починить.

Починка обещала затянуться до темна, а несостоявшийся утопленник вместе со своим конём выглядели так жалко, так промокли и продрогли, что Вагар решил,  что их не помешает отправить побыстрее в лагерь, к кострам.

– Поможешь нашему  Ларри отвести лишних лошадок на стоянку?  – предложил он смущенному Ивгиссу,   –  А то ещё парочка сиганувших в топь нам сейчас ни к чему. А он один, боюсь, с ними со всеми не справится,  –  усмехнулся старый Лис, подмигнув Волку-охраннику, который совершенно был не против помощи Медведя в таком деле.

                                      *  *  *  *  *


Лайнус, Горациус и Этансель.


« А в это время во дворце императора…»©

Головные повозки меж тем благополучно преодолели опасный путь через болото и добрались до места стоянки. В караване оказалось довольно много неопытных новичков, которые не понимали, что все прибывающие фургоны и повозки должны вставать не абы как, а так, чтобы  не нарушался порядок следования, и утром караван мог тронуться в путь без сутолоки.
Некоторые ещё пытались поспорить и встать на ночлег именно под тем деревом, которое им чем-то особенно приглянулось.  Из-за этого Лисам-разведчикам, охранникам Волкам и самому Лайнусу пришлось изрядно потрудиться и попотеть, прежде чем порядок был наконец установлен.

Этансель тоже нашлась работа. Вместе с несколькими женщинами она занялась приготовлением горячего ужина. Благо на обширной поляне с незапамятных времён было оборудовано несколько импровизированных очагов – круглые площадки со срезанным дёрном, усыпанные речной галькой, в центре каждой  кострище, обложенное большими валунами. Дрова и хворост для костров был прихвачен с собой, и вскоре в котлах уже кипела вода, и над поляной аппетитно запахло походной похлёбкой.

Получив от разведчика известие об аварии в хвосте каравана, Лайнус тотчас велел младшему брату найти в отцовском фургоне запасную ось и необходимые инструменты. Горациус быстро всё нашел, и вместе с Волком-охранником, взвалившим не плечо тяжелые железяки, они припустили на помощь застрявшему посреди гати Берену.
Тяжело груженые повозки главного виновника происшествия уже подползали к берегу, их хозяину предстоял непростой разговор с начальником каравана.
Горациус облегчённо вздохнул, когда им навстречу попалась перемазанная в болотной тине карета –  «Уфф, вытащили уже» . Он на ходу окликнул возницу, удостоверился, что  пассажиры злополучной кареты все живы-здоровы и отделались, как говориться, лёгким испугом, а их экипаж,  в срочной починке не нуждался

Но вот они добрались до места аварии и узрели весьма живописную композицию, состоящую из  нескольких усталых, перепачканных людей; тревожно переминающихся, и тоже местами не слишком чистых, лошадей и мулов; бесформенной груды тюков и прочих пожитков; и собственно, осевшей на передок, сломанной колымаги.

офф

Дальше я предполагаю, что  все знакомятся с незнакомым Рысем.  А потом наши герои  –  сам Берен, Маттэо, Хейдар Мерри и Рикерт Вагар  –  будут совместными  усилиями чинить сломанную ось  :glasses:
Но конкретное участие каждого, конечно же, на усмотрение игроков  ;) 

+5

39

http://s4.uploads.ru/t/BHfJ5.jpg

Хейдар Мерри, (клан Рысей, 27 лет)
Родился в замке Атли, однако едва достигнув шестнадцати лет пустился в путешествия — всему виной любопытство и немалых размеров шило в пятой точке. Наемничает то там, то тут. Регулярно ходит в Пустоши.
Обладатель веселого и беспечного нрава.
Ростом выше Эгрил примерно на голову, так же светловолос и светлоглаз. Сложением, естественно, покрепче своей сестры. Как и все рыси - ловок, гибок и силен.

Не дадите ли напиться?
А то так есть хочется,
что переночевать негде. ©

— Хейдар Мерри из замка Атли, — Рысь кивнул разведчику, да и всем остальным тоже. Ответных представлений он особо не ждал — уж больно место, время и обстановка были для расшаркиваний неподходящие. А потому он гибко выбрался из воды вслед за молодым Медведем и его животиной, встряхнулся всем телом, совершенно по-кошачьи потряс ногами и отправился вдоль каравана смотреть, не нужна ли где-то еще помощь. Официально, не официально, но Рыси были хозяевами этой земли, и к гатям относились примерно так же, как к горным перевалам. Подкинув еще в паре мест несколько вязанок и убедившись в том, что со сломанной телегой вполне управятся без него — мастеровым он не был отродясь, а просто сильных рук и крепких спин там и без него хватало — Хейдар отправился в голову каравана — там должна была быть стоянка. А где стоянка — там костры. Нет, вопреки мысленным причитаниям, куртка, штаны и сапоги пострадали от воды не так уж сильно. Но обсушиться все равно хотелось. И почиститься хоть немного — кузены его засмеют вусмерть, если он явится в дом тетки весь облепленный тиной. И еще не один год будут вспоминать и зубоскалить, как Хейдар Хрустальное копье плюхнулся задницей в лужу. Нет уж.

    На поляне уже во-всю кипела жизнь — караван готовился к ночлегу, и запах похлебки напомнил Рысю, что ужинать он собирался у дядьки на хуторе. Прекрасно. Выбрав тот костер, где народу крутилось вроде бы поменьше, Хейдар прихватил вязанку хвороста из регулярно обновляемой кучи на краю поляны и подошел ближе к выбранной жертве, на ходу сочиняя лицо, подходящее случаю. Это самое лицо он и обратил к хлопочущей у котла молоденькой Лисичке.

— Мир этому огню, каравану и лично Вам, прелестная сударыня, — бархатная улыбка озаряет лицо, — Не найдется ли подле Вашего огня местечка для побродяги, что по вине нелепой случайности угодил в бочаг? Хейдар Мерри, очень рад, — рассказывать о спасении Медведя он, несмотря на в общем-то свойственную Рысям мужеского пола любовь пораспускать хвост, не собирался. Не один он там был, и не так уж много сделал. Так что просто выжидательно смотрел на Лисичку, для пущего эффекту переступив с ноги на ногу. Девушка была прехорошенькая, а значит, если свезет, знакомство сулит весьма приятную беседу.

офф

Прошу пардону за задержку.
Так же извиняюсь за то, что Хейдар не остался чинить телегу, как предполагала многоувожаемая Этансель — просто это совершенно не его профиль. Максимум что он может сделать полезного — это натаскать-набросать ивовых вязанок (что, в принципе, в тексте есть. Куда надо было, туда и закинул), да не путаться под ногами у тех, кто в данном деле понимает больше.
Да, предположительно, он подошел как раз к Этансель, но это не обязательно — если есть еще подходящие под описание Лисички — я не против замены. Х))

+4

40

Как оказалось, сложнее всего было управлять лошадьми в надвигающейся темноте, когда через пяток метов впереди уж ничего нельзя было разглядеть. Как в этот момент нервничал Эрлгар - сказ отдельный, как и о том, собственно, как ловкие и привычные ко всему руки Нотэми всучили ему кошку и отобрали вожжи под конец, когда надо было осторожно поместиться недалеко от вымпела семьи дяди Рикерта. Однако лишь ступив на землю, Медвежонок в полной мере осознал причину странной скособоченности брата, когда он, из очередной поездки с отцом, спускался с насиженного места. "Да уж, незабываемое ощущение," - подумалось парню, когда он невольно попрыгал, пытаясь размять отсиженную пятую точку, которая ощущалась словно одеревеневшей и сросшейся со скамьёй. Ягодицы болели, спина почему-то тоже, но жаловаться Эрли не спешил: брат, того и гляди, засмеёт, да и "повреждения" были не большими: ещё несколько минут ходьбы и, Гар чувствовал, неприятное ощущение исчезнет. А потому даже успел искренне обрадоваться, когда мама, вышедшая ненадолго из кареты и забравшая Ласку в карету, попросила его обратиться к Этансель и спросить, не нужна ли её помощь. Видно, ей самой хотелось размяться.

Правда, когда Эрли подходил к костру, где суетилась Лисичка, около неё стоял незнакомый Рысь, но... Томмэр, сидевший чуть поодаль на притащенном по такому случаю бревне (и потому же, кстати, невольно скрывавшийся в темноте, куда почти не долетал свет костра) был спокоен, хоть и не стремился проявлять ответное гостеприимство, чуть наклонившись вперёд, уперевшись руками в колени и вперив внимательный взгляд на парня. А волкодавы у его ног мирно дремали, благодаря своей чёрной шкуре и вовсе казавшиеся просто тенями. А потому и ему, Эрлгару, беспокоиться не стоило.

- Эльси, мама спрашивает, не нужна ли тебе её помощь, - сообщил Медвежонок, с некоторым любопытством наблюдая за ловкими руками подруги, одновременно чуть переминаясь с ноги на ногу на месте. Честно говоря, Гару вообще хотелось ходить кругами вокруг костра, чтобы неприятное ощущение в мышцах сгинуло побыстрее, но пристальный взгляд Рыся немного смущал, а потому так делать парнишка не рискнул. Подумает ещё что нехорошее, потом ведь и не объяснишься.

+4

41


Этансель


Будь Лисичка тут совсем одна, появление незнакомого Рыся могло бы насторожить. Но хотя рядом не было ни отца, ни братьев, она чувствовала себя совершенно спокойно, ибо чуткий нос её уже уловил близкое присутствие друзей. К тому же молодому человеку явно было срочно необходимо обогреться-обсохнуть. Попросившего места у огня следовало принять подобающе, и Эльси сразу ощутила себя хозяйкой, уверенно ответила  на древнее приветствие столь же древней церемонной формулой:

– Мир тебе, странник, будь гостем у нашего очага… –  назвала своё имя и пригласила присесть поближе к огню.
Достала из поставца большую деревянную миску, щедрой рукой наполнила густой ароматной похлёбкой и протянула парню вместе с парой лепёшек – экономить  нужды не было, ведь большинство путешественников прихватили из дому жареных кур, копченую рыбу, пирожки, прочую домашнюю снедь, и Этансель не опасалась, что кто-то в караване может сегодня остаться голодным.

– Привет, Гар, – девушка радостно улыбнулась другу детства, – как хорошо, что ты пришел! Зови своих скорее сюда, вам всем нужно хорошенько подкрепиться.

Из того же поставца она вытащила и расстелила на чистом дёрне холщёвую скатёрку, начала расставлять на ней миски.
 
– Помощь?  – Эльси критически осмотрелась, – О! Спасибо. Тут вода закипает. Если твоя мама заварит чай, это будет прекрасно. Никто не умеет так вкусно заваривать чай.  А тебя я попрошу принести из нашего фургона короб с пирожками… там с краю стоит, такой плетёный… с двумя ручками… на крышке вот такая загогулина,  – она изобразила руками «загогулину», – не перепутаешь.

Эльси прикинула, что когда у костра соберётся всё Медвежье семейство, придут ужинать отец, её братья, да мало ли кто ещё, то мест всем может и не хватить, и крикнула другу вдогонку:

– А потом нужно будет ещё пару брёвен сюда подкатить!


Лайнус и прочие НПС


Получив сообщение о том, что к их каравану пожелал присоединиться молодой Медведь – а надо сказать, что охранники в красках расписали всё происшествие с утоплением и спасением Ивгисса   –  Лайнус распорядился выделить новенькому место в одном из хозяйских фургонов, «поставить на довольствие», и поручил Ларри присмотреть за ним, благо охранник уже и так явно взял над пареньком шефство.
Порядок в лагере был наконец наведён, и можно было бы уже присесть отдохнуть, спокойно поужинать, тем более, что Лайнусу хотелось самому оценить, как там сестрёнка справилась с обязанностями стряпухи. Но начальник каравана не мог позволить себе расслабиться  –  смеркалось, а повозка Берена ещё не прибыла. В числе «ремонтно-спасательной команды» было достаточно Лисов, чтобы преодолеть оставшийся путь по гати даже в полной темноте, не свалившись при этом в трясину, но всё же, всё же…

Отредактировано Этансель Вагар (2017-02-20 00:34:40)

+4

42

Вездесущий Лис успел переговорить с остальными разведчиками, проследить, как подтягивается к месту стоянки отставший "хвост", и глянуть, что там делает главный караванщик - и только после этого материализовался у костра Этансель.

- Я забыл представиться, - сказал он Рысю. - Анэстас Дерик.

Внимание его тут же переключилось на девушку, точнее сказать, на еду, которую она готовила. Рыжие Лисы относились к возможности поесть в любой момент своей жизни очень трепетно, несмотря на то, что могли обходиться совсем без еды неделями. Но может, в том и была суть, что наедались они впрок, и при наступлении крайних обстоятельств, у них хватало сил подтянуть пояса и не вспоминать о пище. Принюхавшись, разведчик тем не менее, повёл себя вежливо, и вместо того, чтобы лезть жадными лапами к чужому котлу, присел на корточки, достал из подсумка на поясе полосу сушёного мяса и принялся её с увлечением грызть.

Что ему помешало на этот раз повести себя нагло? Может быть, присутствие молодой девушки из другой части собственного клана?

- Уже стемнело, - заметил он, обращаясь непонятно к кому, к Хейдару или к Эльси. - Я полагаю, что господин Мерри хорошо знает эти места. Тут надо держаться поближе друг к другу. Совсем недалеко - старая, заброшенная шахта, в которой лет триста назад обитала тварь, чуть не уничтожившая целое поселение.

Про заброшенную шахту говорили многие, но только Лис утверждали, что натыкались на место, которое могло служить её входом. Не верить разведчикам смысла не было, они никогда не сочиняли то, чего нет, если речь заходила об опасности, тварях и тому подобном. Но кроме них из ныне живущих никто, ни намеренно, ни случайно, ничего подозрительного не находил. Может, просто представители других кланов не знали, на что смотреть?

+4

43


Этансель и Эмилита


Приятель убежал за пирожками и ещё не вернулся, не иначе как заблудился в необъятных недрах фургона Вагаров. Старые караванщики шутили, что у Чёрных Лисов своя особая магия - их походные фургоны изнутри гораздо больше, чем кажутся снаружи – и Этансель иногда сомневалась, а шутка ли это?

Но матушка-Медведица приплыла, расточая вокруг себя тонкий и сладкий аромат одной ей ведомых трав, тепло поздоровалась со всеми присутствующими, нежно обняла Лисичку, и принялась колдовать над котелком.
А Лисичка принюхивалась изо всех сил. Безусловно, гораздо проще было спросить тетушку Эмилиту, что за травы она добавляет в свой волшебный чай, но догадаться самой гораздо интереснее.  И при этом Эльси –  как ей самой казалось –  совершенно незаметно следила из под ресниц за тем, как Хейдар Мерри из замка Атли пробует её стряпню. Она, конечно, снимала пробу, и неоднократно, но мало ли...

Соткавшийся из вечернего тумана Дерик поверг ненадолго в глубокое недоумение – он явно должен был сильно проголодаться за целый день непрерывной беготни, но к котлу не подошел. Стесняется? Помилуйте! Когда это Рыжие стеснялись, хоть чего? Это вообще не про них. Может быть, ему не понравился запах приготовленной ею похлёбки? И как ей следует поступить?

Из тяжких раздумий её вывела Медведица:

– А вы, молодой человек, что как не родной? – сурово спросила Эмилита Анэстаса, – Пододвигайтесь-ка поближе к столу, – указала она на расстеленную на траве скатерть.

– И это ко всем относится, – добавила госпожа Доргомысл повысив голос, явно обращаясь к членам своего семейства, – хватит по теням прятаться.

Потом сунула растерявшейся девушке в руки миску:
– Наливай господину разведчику, да побольше.

Усмехнулась, и уже тихо, так, что слышала только Эльси, произнесла:
– Ваши-то где ходят? Тоже отдельного приглашения ждут?

И тут девчонке вдруг стало не на шутку страшно.
Правда, куда запропастились её родные? Уже стемнело, все путешественники давно расселись у костров и приканчивают свой ужин, а отца и братьев не видать. Кто-то же сегодня свалился с гати в болото.  Гать узкая и ненадёжная – сама Эльси ехала по ней, крепко зажмурившись и положившись на Волка-охранника, что вёл под уздцы её Чижика.  Болото наверняка очень глубокое и топкое.   А ещё Дерик говорил что-то такое про заброшенную шахту и Тварей…  Вот ужас-то!


+4

44

Лауд Ингвар.
Клан Рыжие Лисы.
30 лет, разведчик, живёт в Мэримаре, но иногда путешествует, навещая свою многочисленную родню.
Вдовец. жена погибла при невыясненных обстоятельствах, и Лауд от этой трагедии всё ещё не оправился.
Внешность: невысокий, стройный, широкоплечий и изящный, как многие Лисы.
Волосы светло-русые, тёплого оттенка пшеничной соломы. Глаза жёлтые, практически под цвет волос.
Носит Вдовий Браслет, одевается примерно как все разведчики.
Из оружия - пара кинжалов.

http://s0.uploads.ru/56jPB.jpg


Анэстас прислушался. Разведчики развивали свои способности всю жизнь, так что расслышать вопрос Медведицы ему не составило труда, и теперь он определял, чем и где занимаются остальные члены семьи Вагар. Забрав у Эльси миску, он приподнял бровь и заметил:

- Господин Лайнус скоро будет. Я слышу его голос совсем недалеко, в середине каравана.

Наверное, юной Лисичке самое время было озаботиться снова, потому что с миской в руке, Дерик вдруг поднял голову и замер. При этом ноздри его шевельнулись, словно он почуял нечто совсем близко. И это нечто заставило его забыть о еде. Потом озабоченность на его лице сменилась безмятежностью, он перешагнул через бревно, и поставил миску на какой-то подвернувшийся камень.

- Ну хватит уже прятаться! - сказал он в темноту. - Ещё секунда - и тебя почувствует весь караван.

Из-за кустов тут же вышел Рыжий Лис, пониже Дерика и постарше лет на пять.

- Мир этому привалу и всем странникам, - сказал он мягко, и неслышно ступая своими высокими сапогами, вошёл в освещённый круг. Анэстас тут же шагнул к нему, и Лисы обнялись. - Я раздумывал, присоединиться ли к вашему привалу, - добавил новичок, после чего поклонился дамам, потом Рысю, а за ним - всем, кто собирался у костра, и представился: - Лауд Ингвар из Мэримара.

У него были светло-русые волосы и жёлтые глаза. Среди Рыжей части клана Лис такой цвет попадался исключительно редко, но остальным кланам он и вовсе не был присущ: не то светло-карий, не то серый с таким тёплым оттенком, что при определённых обстоятельствах казался янтарным. Свет костра усиливал эффект.

- Ты откуда тут взялся? - не утерпел Дерик, и тут же объяснил для остальных: - Это мой троюродный брат. Мы, Дерики и Ингвары, все в очень близком родстве. Только его родня предпочитает плескаться на побережье, а мы - кочевать вдоль Караванного Пути. Так откуда ты взялся?

Ингвар унюхал оставленную на камне миску, и тут же полез за пазуху. Разумеется, он вытащил ложку.

- Не возражаешь? - спросил он у Анэстаса, и не дожидаясь ответа, подхватил сосуд с похлёбкой и уселся на поваленное дерево. - Я навещал сестру. У неё прибавление. - В промежутках между рассказом, он старательно уплетал похлёбку. - Отец отпустил меня только до второго новолуния, и я спешу назад в Мэримар. Поэтому и хотел обойти вас. Я бегу и по ночам, иначе не поспею вовремя. Но потом я почуял твой запах и решил подойти. Давно не виделись.

Миска к его последней фразе оказалась пустой, и Лауд оглянулся в сторону ручья, раздумывая, сходить помыть её, или попросить ещё еды.

- Очень вкусно! - сказал он, обращаясь к Эльси и Медведице, и наконец-то смутился. - Ничего, что я так, нахрапом?

- У меня бы спросил, - проворчал Анэстас. - Это вообще-то была моя порция, и я подозреваю, что привлёкший тебя запах был запахом еды, а вовсе не моей персоны.

Ингвар улыбнулся и развёл руками. На левом запястье у него темнел вдовий браслет. Что-то чувствовалось в его движениях и мимике, с одной стороны - очень лёгкое и простое, а с другой - грустное. Эта грусть не исчезала даже тогда, когда Ингвар улыбался.

офф.

С админом согласовано.

Отредактировано Тери Эгейл (2017-03-09 23:11:33)

+4

45


Этансель и Эмилита


Слова разведчика успокоили девушку лишь отчасти.
«Хорошо, пусть Лайнус недалеко, а отец и Горациус-то где?»
Она попыталась прислушаться, но звуки затихающего лагеря сливались для неё в общий невнятный шум. Попыталась принюхаться, но опять же, тут было слишком много людей, животных и самых разнообразных товаров, плюс дым от костров, ароматы пищи…  Этансель чихнула, потёрла нос тыльной стороной ладони и оставила тщетные попытки определить присутствие родных. Тем более что её внимание отвлекло появление незнакомца.

И дамы и молодой Рысь поприветствовали вновь прибывшего гостя, но не стали мешать общению родственников.
Эльси с интересом понаблюдала за  встречей двух Рыжих Лисов и за тем, с какой скоростью исчез ужин Анэстаса.

– Ещё бы не вкусно! – заметила Эмилита, и махнула рукой,  –  Ничего, тут все не слишком церемонятся.

Эльси без лишних слов вручила Анэстасу новую порцию похлёбки с горячей лепёшкой в придачу и налила добавки в опустевшую миску Ингвара.

У костра между тем появлялись всё новые лица. Подтянулась семейство Доргомыслов. Пришли за своей порцией сменившиеся охранники, они привели с собой новичка, переодетого в чистую одежду явно с чужого плеча – рубаха была ему тесновата, а штаны сползали, он краснел от смущения, что не помешало ему, однако, уписывать за обе щёки.
Все в караване уже были в курсе передряги с участием Медведей, большинство путешественников искренне сочувствовали, радовались благополучному завершению происшествия, и на радостях угощали всем, чем были богаты сами, благо в начале пути недостатка в провизии не было.


Лайнус и Берен


Лайнус дождался прибытия «ремонтной бригады», и только теперь почувствовал, в каком напряжении пребывал все последние часы.
Он перекинулся парой слов с охранниками, выслушал разведчиков, переговорил о чём-то с отцом.
После этого подошел к костру, где хозяйничала его сестра.
Рикерт и Горациус застряли где-то у соседнего костра, но Лайнус даже не стал выяснять, что им там понадобилось. Усталость навалилась как-то сразу, и он понял, что  заснёт сейчас прямо носом в миске. Похвалил  сестрёнку за вкусный ужин, чмокнул в макушку, и пожелав всем присутствующим доброй ночи, через две минуты уже крепко спал завернувшись в кошму прямо возле колёс своего фургона.

Как только он ушел, возле костра объявился Волдемар Берен. Видимо ему всё же было стыдно смотреть в глаза начальнику каравана, вот и не лез тому на глаза, но теперь он примостился на бревне с краешку и отдал должное разнообразному угощению. 
Отужинав, один из охранников принёс к костру лютню, присел возле Волдемара и начал перебирать струны. Инструмент был хорош, но хозяин совершенно не умел на нём играть. Медведь морщился, дергал ухом, потом не выдержал, в два глотка дожевал свой ужин, и без лишних разговоров забрал злополучный инструмент у владельца.
Повертел, с видом знатока подкрутил колки – в гигантских лапищах Берена лютня смотрелась игрушкой – и вдруг, неожиданно для всех, заиграл. Он бережно касался струн, будто опасался ненароком повредить хрупкий инструмент, и окружающие притихли, заворожено слушая, как негромкие аккорды постепенно сплетаются в незамысловатую мелодию. Одна  девушка решилась запеть:

Любимый мой позабыл меня,
Виновата в том быстрая вода…
*

Вторая  подхватила и вот уже грустные переливы старинной баллады полились над засыпающим лагерем.


* «Баллада о бегущей воде»

Любимый мой позабыл меня,
Виновата в том быстрая вода.
Он загляделся в струи ручья,
а вода убегала, звеня.

И он пошёл за водой ручья,
за водой пойдёшь - не воротишься;
её догнать, удержать нельзя,
ведь она убегает, звеня.

Скажи ты мне, быстрая вода:
годы позади, горы впереди, -
ужель ушёл милый навсегда,
не дождаться его, не найти?

Я брошу в воду венок из трав, -
догони его, вороти его.
Скажи: улыбалась, тебя послав,
про печаль не скажи ничего.

И лишь надежда, ты не спеши
покидать меня, оставлять меня:
мы будем слушать в ночной тиши,
как вода убегает, звеня.

И жизнь уйдёт за теченьем вод,
не воротится, не воротится.
На свежий холмик туман падёт,
а вода будет литься, звеня.

                  Вера Матвеева

+4

46

Лауд Ингвар.
Клан Рыжие Лисы.
30 лет, разведчик, живёт в Мэримаре, но иногда путешествует, навещая свою многочисленную родню.
Вдовец. жена погибла при невыясненных обстоятельствах, и Лауд от этой трагедии всё ещё не оправился.
Внешность: невысокий, стройный, широкоплечий и изящный, как многие Лисы.
Волосы светло-русые, тёплого оттенка пшеничной соломы. Глаза жёлтые, практически под цвет волос.
Носит Вдовий Браслет, одевается примерно как все разведчики.
Из оружия - пара кинжалов.

http://s0.uploads.ru/56jPB.jpg


При первых же звуках музыки Лауд насторожился, а потом быстро, не поднимая головы, доел похлёбку, встал и ушёл к ручью. Вернулся он, когда девушки пели, хотя Лису необязательно было стоять рядом, чтобы всё слышать. Тихо поставив миску рядом с остальной посудой, он присел на корточки у костра.

Ему хотелось заткнуть уши, но это было бесполезно. Магическому слуху нет преград. Конечно, всех Рыжих Лисов ещё в детстве учат "отключаться" от того, чего слушать не следует. Но что толку отгораживаться, когда песня звучит у тебя в голове? Эту балладу любила его жена, и Лауду хотелось бежать от места стоянки со все ног, но он не пошевелился, словно окаменев. Избавиться от наваждения не хватало сил...

В костре хрустнуло полено, и на траву выкатился светящийся уголёк. Ингвар, не задумываясь, схватил его и сжал в ладони. Резкая боль подействовала. В голове сразу прояснилось, так что даже дышать стало легче. Да и баллада уже закончилась. Лауд бросил уголёк обратно в костёр, поднялся с корточек и принялся дуть на ожог. Потом сообразил, что находится совсем рядом с поварихами, перестал дуть и посмотрел на них едва ли не с испугом.

- Извините, - сказал он тихо.

Оправдываться, врать и придумывать, что "показалось, будто кто-то что-то уронил", Лис не стал. Во-первых, это было бы глупо, учитывая Лисье зрение. Во-вторых, Рыжие Лисы никогда не врали без острой на то необходимости, да и вообще старались не врать. Не хочешь говорить - промолчи. Поэтому, подумав пару секунд, он повторил:

- Простите.

И вымученно улыбнулся.

+4

47


Эмилита и разные НПС



Ночь опустилась на лагерь. Гроза прошла стороной, только редкие зарницы высвечивали порой край неба, но далекий звук грома уже не слышал никто, кроме Лисов. Многие путешественники отправились на боковую. Те из охранников, кому выпало дежурить под утро, тоже сладко спали, кто в повозках, а кто по примеру своего командира,  прямо на земле, завернувшись в кошму или плащ.
От ручья наползал лёгкий туман. Пламя костров понемногу угасало и, несмотря на всевозможные амулеты, на стоянке активизировались тучи комарья. Этансель всегда недоумевала, как такие маленькие насекомые умудрялись прокусывать плотную ткань? Да что там ткань, они даже шкуру Медведей прокусывали! Почему-то магическая броня, защищавшая своих обладателей практически от любого оружия, была бессильна против мелкого гнуса.
Но у госпожи Эмилиты имелись травки не только для улучшения вкуса  чая  –  она изредка подбрасывала какие-то веточки в огонь, и к костру, где царила матушка Доргомысл, крылатое воинство не смело приближаться. 
А посему бодрствующий народ потихоньку перемещался именно сюда. Оказалось, что многие прихватили в дорогу музыкальные инструменты.  Некоторые не стесняясь начали подыгрывать Берену, что не вызвало большой радости у обладавшего хорошим музыкальным слухом Медведя.
Когда смолкли последние аккорды старинной баллады, один из самодеятельных музыкантов завёл новую, ещё более грустную и даже немного заунывную песню.
  Возможно, это была песня его собственного сочинения, потому как никто, кроме него самого не знал ни слов, ни мелодии.  Некоторые из присутствующих начали клевать носом.


Этансель


Этансель, наведя порядок после ужина, завершила приготовления к завтрашней трапезе, поставив в горячие угли здоровенный глиняный горшок, в котором к утру должна была доспеть каша.
Девушка прикорнула у костра с чашкой ароматного чая. Есть Эльси совершенно не хотелось – она слишком устала, день был таким длинным и полным забот и треволнений, к тому же она так напробовалась, пока готовила, что даже подсунутый Эмилитой сладкий пирожок не лез в горло. Старинная баллада навевала грусть – ведь эту песню часто пела мама вместо колыбельной.  В детстве маленькая Лисичка привыкла засыпать под эту мелодию, и сейчас глаза у Эльси начали слипаться.

Она бы так и уплыла в страну сновидений, если бы не резкий запах, ударивший в виски. Это был очень знакомый жуткий запах палёной человеческой кожи.
Весь сон слетел, как не бывало.  Источник запаха был обнаружен мгновенно.  Реакция девушки тоже была мгновенной – люди имеющие дело с открытым огнём, увы, обжигаются часто, зато и прекрасно знают, как оказать первую помощь пострадавшим.
В данном случае Этансель не остановило даже несколько странное поведение пострадавшего. Она смазанной тенью метнулась к поставцу, и в следующую секунду оказалась возле Лауда Ингвара.
Крепко ухватила Лиса за запястье обожженной руки и твёрдо сказала:

— Разожмите ладонь… — заглянула в его виноватое лицо и тихо, но не менее твёрдо добавила, — Пожалуйста.


+4

48

Лауд Ингвар.
Клан Рыжие Лисы.
30 лет, разведчик, живёт в Мэримаре, но иногда путешествует, навещая свою многочисленную родню.
Вдовец. жена погибла при невыясненных обстоятельствах, и Лауд от этой трагедии всё ещё не оправился.
Внешность: невысокий, стройный, широкоплечий и изящный, как многие Лисы.
Волосы светло-русые, тёплого оттенка пшеничной соломы. Глаза жёлтые, практически под цвет волос.
Носит Вдовий Браслет, одевается примерно как все разведчики.
Из оружия - пара кинжалов.

http://s0.uploads.ru/56jPB.jpg


Чтобы смутиться окончательно, Лауду не хватало самой малости. Может быть, мешала врождённая наглость и бесцеремонность, особенно свойственная Рыжим Лисам. Поэтому пальцы он разжал, и не глядя на девушку, тихо и мягко заметил:

- Вам бы не следовало мне помогать, госпожа моя. За глупость лучше расплачиваться сразу, а мне, похоже, всей жизни не хватит, чтобы поумнеть.

Его жёлтые глаза потемнели, но виной тому была не боль. Скорее, досада на самого себя, которая быстро прошла, уступив место интересу. Так близко с девушкой он не стоял с тех пор, как прощался с женой незадолго до её гибели, уходя в очередной рейд. Невольно Лауд принюхался, на этот раз крепко запоминая особенности именно этого запаха, которым обладала Эльси. У каждого человека был свой индивидуальный запах. некоторые из Рыжих Лисов могли угадать степень родства по наличию запаховых оттенков. Ингвар хоть и не обладал такой точностью восприятия, был уверен, что теперь уже ни с кем не спутает эту маленькую Лисичку, на которую сперва потратил слишком мало внимания.

- Это ваше первое путешествие? - спросил он так же тихо, не дожидаясь, когда Этансель среагирует на его первое заявление.

+2

49


Этансель


Каких только ран, ссадин, ушибов и прочих травм людей и животных ни насмотрелась Этансель за свою недолгую жизнь, но то, что предстало её взору, когда Лауд разжал ладонь, ей категорически не понравилось. Ожог был глубоким, почти до самого мяса, и вокруг него  уже разливалась нездоровая краснота . И от запаха боли  ломило виски.  Поэтому не тратя времени на выяснение причин, заставивших взрослого, здравомыслящего мужчину так неосторожно повредить руку, Этансель приступила к экстренному лечению старым дедовским способом. А именно, она высыпала из полотняного мешочка прямо на обожженное место хорошую пригоршню соли.

– Теперь сожмите кулак… да, вот так достаточно. Нужно подержать соль так некоторое время. А потом я сделаю Вам перевязку.

Пустой мешочек из-под соли врачевательница натянула на сжатый кулак пациента, обмотала шнурок вокруг запястья и завязала бантиком. И только завершив этот первый этап лечения, девушка подняла на мужчину несколько  недоуменный взгляд – Лауд сказал, что ей не следовало ему помогать? Почему? Она искренне не понимала. Она хорошо умеет оказывать первую помощь пострадавшим. Всех подростков в Семи Дубах этому в школе учат, но у Эльси лучше чем у других получалось и рану промыть, и повязку наложить, и травки лечебные найти. А всё потому, что у Лисов к медицине предрасположенность. Её, родись она парнем, обязательно послали бы учиться на лекаря. Но она же девочка. А девочки все ветреные, несерьёзные и невнимательные. У этого Рыжего Лиса тоже есть все основания так думать. Эльси сокрушенно вздохнула – «Да, это так!»  Лауд же говорил ей что-то важное? А она увлёкшись перевязкой была так невнимательна к его словам, что не разобрала толком, за чью глупость ему придётся расплачиваться жизнью?             

И уж совсем не поняла Этансель, какое к лечению  ожога может иметь отношение, первое это её путешествие или нет?  Наверное, в глазах опытных разведчиков, не раз и не два пересекавших континент, она выглядит такой ужасной неумехой. Может быть ей лучше поменьше попадать на глаза посторонним? Хотя, как это возможно устроить в походе? Нужно будет как-нибудь потом спросит у Лайнуса или у папы. 
И вот, казалось бы, чего проще было кивнуть – «да, мол, первое путешествие» –  на этом закончить беседу и пойти поискать на опушке леса одну лекарственную травку, которая  хорошо помогает при ожогах.  Но вместо этого Эльси  почему-то сказала:

–  Нет. Я же из семьи караванщиков. Даже родилась в дороге. Прямо в фургоне. И до … –  Эльси  запнулась на мгновение, язык не повернулся  походя упомянуть  смерть мамы,  –  до пяти лет путешествовала. В каком-то смысле.

И вот тут щёки девушки залились густым румянцем смущения. Она ни за что не смогла бы объяснить, зачем вдруг  поведала этому странному незнакомцу  столь личные подробности собственной биографии  –  слова будто сами  слетели с её губ.  Одно утешает, разговор вёлся так тихо, что никто кроме Лисов услышать их не мог.  А чужих, совсем посторонних  Лисов  поблизости точно нет.


+2

50

Лауд Ингвар.
Клан Рыжие Лисы.
30 лет, разведчик, живёт в Мэримаре, но иногда путешествует, навещая свою многочисленную родню.
Вдовец. жена погибла при невыясненных обстоятельствах, и Лауд от этой трагедии всё ещё не оправился.
Внешность: невысокий, стройный, широкоплечий и изящный, как многие Лисы.
Волосы светло-русые, тёплого оттенка пшеничной соломы. Глаза жёлтые, практически под цвет волос.
Носит Вдовий Браслет, одевается примерно как все разведчики.
Из оружия - пара кинжалов.

http://s0.uploads.ru/56jPB.jpg


Несмотря на боль, надо сказать, довольно сильную, интереса к собеседнице Лауд не потерял. И её смущение он тоже заметил. В школе разведчиков учат: что бы с тобой ни происходило, не теряй бдительности, боль можно пережить, а вот потеряв жизнь, вовремя не заметив что-то важное - назад уже не вернёшься. Поэтому Ингвар внимательно смотрел на Эльси, ловя оттенки её интонации и запаха, и сознательно игнорируя желание сунуть руку куда-нибудь, где похолоднее, например в воду.

- А я первый раз покинул Мэримар, когда мне было восемнадцать, - доверительно сообщил он. - Сперва думал присоединиться к морским патрулям, как мой брат, но понял, что суша меня больше привлекает. Почему бы вам не пойти в университет? - Наверное, это было его свойством: легко переходить с одной темы на другую. - Мне кажется, что вам пошла бы врачебная мантия. Вы так уверенно берётесь за дело и явно знаете в нём толк... - Он наконец-то сбился и спросил, чувствуя что сам сейчас покраснеет: - Ничего, что я болтаю без умолку? Я давно ни с кем так просто не разговаривал.

После смерти жены он вообще почти ни с кем не разговаривал, но наверное, настал такой момент, когда проще было говорить, чем молчать. "Ты дурак, Лауд! - сказал он сам себе. - Мало того, что тебе придётся возвращаться, полагаясь в пути только на одну руку, так ты ещё заговариваешь зубы юной девице, родня которой явно не обрадуется тому, что какой-то взрослый мужик, вдовец, лезет к их малышке..."

Он незаметно покосился по сторонам, но большинство сейчас было занято ужином и не обращало внимания на то, что происходит по другую сторону костра.

+2

51

офф. Ситуация с Томом происходит уже после разговора Эльси с Лисом, я думаю. Или одновременно, если они отошли немного дальше или к другому костру. Это... на опережение как бы написано.)

То, насколько он проголодался, Эрли ощутил только тогда, когда подъедал уже вторую порцию каши, которую мама ему заботливо положила, встретившись с умоляюще-голодным взглядом младшего сына. На мгновение Медвежонку даже стыдно стало за свой аппетит, но потом он поглядел на взрослых, на, кажется, совсем оголодавших Лисов, пристроившихся у их костра, которые шустро скребли ложками по тарелкам... И решил, что уж у него-то оправдание аппетиту точно есть: в конце концов, он же ещё растёт! - а вот куда столько помещается в этих худых разведчиков, он поймёт нескоро.

Внезапно начавшееся музицирование, в начале немного удивившее своим инструментальным исполнением - уж от дядьки Берена такого таланта никто не ожидал! - вскоре начало утомлять. Или же это просто была усталость от слишком насыщенного впечатлениями дня?.. В любом случае, только после очередного сцеженного зевка, прикрытого ладонью, Эрлгар понял, что пора бы и честь знать. Хотя спать-то как раз никто не гнал: мать с Нотэми и кошкой отправились укладываться сразу после первой баллады, и у костра Гар остался с братом, который, как оказалось, ещё и музыку любил. Вот только... спать на этот раз Эрли должен был на земле - места в карете совсем не осталось - а так как этот опыт был для Медвежонка впервые, немудрено, что ложиться ему не хотелось, хотя глаза уже слипались. И тогда Эрлгар решился на промежуточный вариант: прислонившись боком к плечу брата, он прикрыл глаза и стал наблюдать за костром в надежде, что Томмэра скоро совесть заест, и он таки научит братишку полезному навыку "сон на земле". Том недовольно повёл плечом, но сбрасывать голову брата не стал: побоялся тем самым прервать рядом сидящих новоявленных музыкантов. А потом, заслушавшись, и вовсе перестал обращать внимание на внешние раздражители.

Вскоре Эрли надоело изображать из себя истукана, и, немного обидевшись, парнишка больно толкнул Томмэра в бок кулаком, невольно фыркнул, забрал с собой одеяло, на котором они оба сидели, и демонстративно устроился поодаль один, поближе к их карете, сжавшись калачиком для большего тепла. И сам не заметил, как спустя всего пару минут спокойно уснул...

***

"Хорошо..." Прищурив глаза, Том, упёршись локтями в колени, а подбородком - в ладони, слушал тихое бренчание на лютне рядом - один из Волков-охранников, как оказалось, в свободное время музицировал - и грелся у костра. Спать не хотелось.

Внезапно один из волкодавов пнул во сне Медведя по ноге, заставив его вздрогнуть и открыть глаза. А потом, кое-что вспомнив, Томмэр и вовсе оглянулся.

Братишка спал на прежнем месте, разве что во сне немного сбил одеяло. Том хмыкнул, подумав, что братец ещё совсем ребёнок. Потом взглянул на волкодавов, и в голове мелькнула одна идея.

- Идём-ка, - проговорил он, растолкав псов. Встал и, как можно тише подойдя к Эрли, тихо приказал собакам:

- Лежать и охранять! - а потом, дождавшись выполнения приказа, подоткнул одеяло недовольно заворчавшему брату под бок, усмехнулся при мысли, как при виде этой сцены будет веселиться Маттео (который, подойдя к их костру позже всех, сейчас обходил лагерь с напарником) и вернулся к костру, у которого уже никого не было, и царила тишина. Волк-охранник решил наконец перестать мучать струны и вздремнуть до своей очереди дежурства.

Устроившись снова на брёвнах, Томмэр задумчиво уставился в костёр. По идее, надо было уже гасить его и самому укладываться, ведь денёк выдался нелёгким даже для него, к путешествиям уже привычного. Однако даже усталость не могла побороть его любопытство. Пока все спали, было удобное время расспросить брата о его жизни, ведь Маттео после поступления на службу дома появлялся реже, и выспросить что-то братья просто не успевали. О том, как потом будет обижаться Гар тому, что Том и Тео успели поговорить о жизни старшего без него, Медведь старался не думать. Ибо это всё же будет завтра. А сегодня...

Тихо потрескивал костёр, даря какое-никакое, но тепло. Царила ночная "музыка" вокруг, где-то вдали настойчиво шептались деревья, которые слышно было в тишине довольно отчётливо. Том сидел у костра, упёршись локтями в колени, и довольно жмурился. Спать не хотелось...

+3

52


Этансель



Эльси рада была послушать про Мэримар и про морские патрули, что говорить, настоящего моря ей видеть не приходилось никогда. Впрочем сейчас она готова болтать на любую тему, лишь бы немного отвлечь Лауда от пронизывающей боли в руке. Лисичка как могла сосредоточилась на оттенках запаxа этой боли, чтобы не пропустить момент, когда соль пора будет убрать, промыть рану и наложить повязку.
Но при упоминании об университете и врачебной мантии не удержалась и рассмеялась искренне:

– Вы шутите, – Действительно, где университет, и где она, простая девчонка из Семи Дубов?
– Мне и мантия… скажете тоже!

Потом Эльси задумалась на секунду, прикинула что-то и решилась:

– Мне очень интересно Вас слушать, господин Ингвар. И о Мэримаре, и о море, – в гла3аx мелькнуло мечтательное выражение, – и про разведчиков и путешествия. Но Вашу рану пора промыть. Поэтому давайте сделаем так: пойдёмте к ручейку, вот туда, – она указала рукой на опушку леса откуда вытекал ручей, – где не натоптали и вода чистая. Смоем соль. И там растёт нужная травка, я учуяла её, когда набирала воду для чая.

Она вскочила и потянула Лауда за собой:
– А по дороге Вы мне расскажите… что-нибудь… что захотите. Ладно?

* * *
У другого костра в отдалении две пары глаз внимательно и слегка настороженно наблюдали за ними.
Отец Вагар придержал за рукав Горациуса, дёрнувшегося вслед сестре и разведчику:

– Ничего. Не страшно, – старый Лис усмехнулся в усы, – пусть девочка осваивается. Не сможем же мы всю жизнь караулить её и контролировать каждый шаг. Так ведь?


+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Путешествие Этансель Вагар