В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » "Два разбирательства одной вечной истории..."


"Два разбирательства одной вечной истории..."

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Место действия: Азнавур. Дворец Князя-Хранителя. Особняк семьи Эгейл.

Участники: Эрик Изегрим, Исабэль Изегрим, Северин Изегрим. Альюр Эгейл, Каталина Эгейл, Стефания Эгейл.

Исходные данные (одно-два предложения): Как уговорить влюблённых отказаться от своей любви? Неизвестно. Значит, придётся выяснять методом проб и ошибок. Но услышат ли дети родителей?

Сколько лет прошло со времени основных событий: 24 года

--


+3

2

http://sg.uploads.ru/t/MiQgL.jpg

Личный кабинет князя Эрика мало изменился за последние лет двадцать. Северину приходилось и раньше тут стоять, перед отцовским письменным столом. Хотя наверное, никогда беседа не была такой напряжённой, как сегодня.

Эрик не мог не заметить внезапное исчезновение супруги в разгар бала, и того, что всё семейство Эгейлов снялось как по команде - точнее, действительно по команде своего главы - и покинуло дворец, даже не удосужившись дождаться официального окончания приёма. Ну, а уж догадаться, что случилось, Эрик мог и сам. Хотя, с объяснениями супруги это воспринималось лучше. Полнее. И теперь Эрик, который за прошедшие годы изменился так же мало, как и его кабинет, только успел частично поседеть и приобрести новые морщины на лице, сидел в своём кресле с высокой спинкой и молчал. Это продолжалось уже несколько минут, но молчал Князь-Хранитель вовсе не потому, что хотел помучить собственного сына. Он обдумывал ситуацию, и нельзя сказать, чтобы она ему нравилась, или внушала надежды на лучшее. 

- Князь Альюр покинул наш дом в спешке, - произнёс Эрик наконец. - Ты нанёс ему оскорбление. Понимаешь ты это, или нет - даже не стану спрашивать. Если бы понимал - не поступил бы так с человеком, который преданно служит нашей семье с тех пор, как появился в Азнавуре больше двадцати лет назад. Я хочу слышать твои объяснения, сын. И я полагаю, что заслуживаю этих объяснений.

Эрик поднял голову, глядя на Северина спокойно, хотя серые глаза его потемнели, и это не предвещало ничего хорошего.

+4

3

Чтобы выиграть сражение, его иногда приходится давать дважды.

Северин хотел смотреть отцу в глаза – и не мог. Стоя как простой ответчик, как один из десятков подданных, советников, офицеров, как… как провинившийся мальчишка, перед отцовским столом, он только сейчас понял, насколько действительно усугублена ситуация с его чувствами к Стефании. Атмосфера в кабинете не была накалена, вовсе нет – она напоминала тот штиль перед бурей, который, пожалуй, был пострашнее самого акта грозы.

Лишь теперь он осознавал всю ответственность, которую положил прежде всего на плечи своих родителей. Взгляд парня остановился на тонких светлых пальцах, с кольцом-амулетом в виде кроваво-красного камня, что покоились на столбике кресла Эрика. Стоявшая по правую руку мужа Исабэль тоже присутствовала при этой нелегкой беседе, и не только в роли обеспокоенной матери, но также как Хранительница Равновесия, которое ее родной сын, ее плоть и кровь, собирался нарушить во имя своей любви.

Карие взгляды скрестились – и сказали друг другу гораздо больше, чем пресловутое молчание. Но, в конце концов, Северин был обязан дать свой ответ отцу. Выдохнув, темноволосый охотник рискнул посмотреть в глаза Правителя:

- Я завтра же утром принесу Князю Эгейлу свои самые искренние извинения за сегодняшний вечер. Я не имел целью оскорбить его, отец.  - Дело за окном катилось к ночи, но разбирательство откладывать было бессмысленно, и чем раньше бы состоялся этот разговор, тем скорее было бы принято верное решение. Какое – Северин мог только с волнением догадываться. Обуреваемый внутренними чувствами, младший сын Изегрима крепко сплел за спиной свои пальцы, а на лице выразилось смятение и отчаяние. – Я люблю Стефанию. Всем сердцем. И она тоже меня любит. Мама… Ты ведь видишь все, прошу, подтверди это…

- Возможно, ты путаешь любовь с влюбленностью, Северин… - Тихий комментарий за спиной Эрика точно не хотел прерывать диалог сына и отца. Итоговое решение все равно оставалось за Правителем, и только в самом крайнем случае для себя Исабэль рискнула бы вмешаться.

Сев прекрасно все расслышал, стиснул челюсть и на миг отвел глаза к приоткрытым ставням окна, из которого тянуло ночной прохладой и ярким, весенним ароматом княжеского сада.

- Прошу, пойми меня. Да, это неправильное чувство. Но я не могу от него избавиться. – Голос Волка стал на порядок тише, потому что он признавался в самом сокровенном. – И не стал бы, будь на то моя воля.

+4

4

Эрик снова долго смотрел на сына, прежде чем что-то сказать. Потом откинулся на резную спинку, словно ему нужно было оказаться ближе к Исабэль, и прищурился. Он явно был недоволен, и даже не собирался этого скрывать.

- С тех пор, как тебе исполнилось 12 лет, я ни разу не оскорбил тебя поркой, если ты помнишь, - сказал он веско. - Мне казалось, что это не то наказание, которое следует применять к будущему наследнику, который уже достаточно взрослый, чтобы понимать и так, где он прав, а где - нет. Теперь я вижу, что был не прав. Мой отец сумел в своё время объяснить мне, что такое - семейная честь, и как я должен себя вести с юными девушками, доброе имя которых так легко опозорить. - Он кивнул за плечо, на свою супругу. - Кольцо твоей матери - всего лишь амулет. Даже не артефакт, и тем более, не Талисман. Оно лишь показывает то, какие побуждения и чувства живут в человеке на данный момент. Но оно не может сказать ни о прошлом, ни о будущем. Ни тем более, не может указать на выход из создавшейся ситуации. Я вижу, что ты даже и не думаешь раскаиваться. На что ты рассчитывал, когда позвал юную госпожу Эгейл в ту комнату? Или твоей целью как раз и было - скомпрометировать её, чтобы ни я, ни князь Альюр уже не смогли ничего сделать, как только разрешить вам этот брак во избежание худшего позора?

Эрик неожиданно поднялся, и вышел из-за стола. Он сделал это так порывисто, что можно было подумать, что он сейчас накинется на сына. Но вместо этого он остановился перед Северином, глядя на того гневным взглядом.

- Я расскажу тебе, что бы произошло дальше. Все, кто четверть века назад говорили, что род Изегримов вот-вот падёт, вырождается, не может больше править, все, кто пролил море крови и втянул в свою войну другие кланы, кто пытался устранить Волков от власти и посеять хаос в Земле Кланов - снова поднимут головы и скажут: "Ну вот! У Изегримов снова остался один наследник! Мы же говорили, что этот род падёт!" - Эрик коротко взмахнул рукой. - "Посмотрите на них! Они утверждают, будто хранят Равновесие, а сами же первые его нарушают. Это что, род правителей? Долой вырождающуюся семейку!" Вот что скажут. И те, кто верил в нас, надеялся на мир, проклянут твоё имя. И имя той женщины, которую ты так страстно хочешь иметь своей женой. Так будет, сын. Если бы у меня была надежда на то, что ничего подобного не случится, я не говорил бы тебе этого, и не напоминал, что княжеский род - это всё равно, что маяк на вершине горы. Если он погаснет - это сразу увидят все. И много, очень много кораблей так и не доберутся до спасительной гавани. - Эрик вздохнул, и неожиданно похлопал сына по плечу. - Возможно, для тебя самого твоя любовь к девушке стоит гораздо дороже, чем спокойствие этой земли, сын. Но я хочу, чтобы ты подумал, всё взвесил, и принял решение не как влюблённый юноша, а как взрослый человек и мой наследник.

Больше ему пока нечего было сказать. Эрик не хотел поступать жестко, но он видел, что иначе не получается. Либо его сын повзрослеет и научится отвечать за свои слова и действия, либо... Либо он не повзрослеет вовсе, так и оставшись безответственным юношей, за которого, во избежание худших бед, придётся думать его отцу.

+3

5

В ответ на резкие тирады Изегрима Северин только упрямо отвел взгляд в сторону, хотя внутренне был готов сжаться и согнуться под каждым словом-"плетью" в свою сторону. Правитель в Волке явил истинное положение вещей – и младший сын поневоле целиком и полностью соглашался с выводами отца насчет тяжести ответственности венценосной семьи перед остальными, преемственности их рода и надеждах всей Земли Кланов. Однако мрачный огонь досады и отчаяния не спешил угасать в карих глазах, а еще более разгорелся при упоминании имени своей возлюбленной:

- Я бы ни за что на свете так не поступил, отец. Конечно, ты разгневан и видишь сейчас самые худшие итоги… Моим желанием поговорить с госпожой Стефанией двигали только благородные мотивы! Я хотел предложить ей руку и сердце, и ни о чем большем не смел и думать…

- Эрик… - Голос подала Княгиня-Хранительница, и после категоричных баритонов ее контральто послышалось музыкой. – Он должен все принять сам, и желательно – как можно дальше от Столицы. Я не сомневаюсь, что Князь Эгейл примет подобные соответствующие меры по отношению к своей дочери. – Атласное темно-синее платье прошуршало из-за кресла по направлению к темноволосому парню, на чьем плече по-прежнему лежала тяжелая отцовская рука. – Северин, ты завтра же отправишься в любой из северных городов на выбор – в кордегариях прибрежных городов как раз идут учения. – Она мягко улыбнулась, без особого веселья. - Ничто так не очищает запутавшуюся душу, как дорога. Твой Князь-Хранитель, твой отец сказал правду в каждом слове – я не могу даже предугадать, чем гибельно для всех нас твое чувство. Да, оно может быть сильным, оно может значить для тебя все на свете – но отойди от него хоть немного в сторону и представь то положение, в которое мы попали все.

Поиграв желваками, Изегрим-младший посмотрел прямо в глаза отцу:

- Прости меня. Я чуть было не оказался недостойным носить нашу фамилию. – Затем к Исабэль. - И ты, матушка, прости меня. Я не смогу выжечь в себе эту любовь – это равносильно попыткам погасить солнце водой. Но я надеюсь, что холод мне поможет… Клянусь, что больше никогда не попытаюсь намеренно потревожить госпожу Стефанию.
«Прости меня, моя Леди Зеленой Тишины. Я отступил, но ты всегда будешь со мной…»

- И завтра же, после извинений Князю Эгейлу, я уеду. Мне кажется, что это лучший выход из сложившегося положения.

Пока парень произносил вслух эти слова, в его глазах темнело все больше и больше – с каждым звуком он намеренно отстранял от себя Пепельную, намеренно расширял пропасть меж ними, пусть при этом как-то не понимая до конца, что делает.  Однако, у него не было выхода, и рано или поздно Сев бы нашел точку опоры в своем перевернувшемся мире. Равновесие всегда щадит тех, кто к нему тянется добровольно.

- Надеюсь, что больше не разочарую вас с матушкой. – Поверх руки Эрика легла ладонь Северина, и пусть лицо Волка прекрасно отражало все его эмоции, он попытался проявить родительскую любовь и почтение, отсутствием которых никогда не страдал.

+5

6

Эрик покачал головой, хотя смотрел уже гораздо ласковее.

- Я верю в тебя, мой мальчик. Но тебе не нужно встречаться с князем Альюром. Есть такие моменты, когда извинение лишь удваивает оскорбление. Я поговорю с ним сам.

Эрик не мог этого не сказать, потому что любил всех своих детей, и ему было прискорбно, что они подвергаются испытаниям, которые не в силах выдержать. Равновесие очень часто испытывает тех, кто стоит у власти. Это закон жизни.

- Твоя душа ищет сейчас возможности снова хоть краем глаза увидеть госпожу Стефанию, даже вопреки твоему разуму и твоей воле, - продолжил Эрик. - Поверь мне, сын, этого ты не должен делать. Ради спокойствия девушки, и ради себя самого. Если стрела застряла в теле - её нужно удалять одним рывком, а не тянуть постепенно, растягивая страдания раненого. Уезжай сегодня, через Восточную заставу, чтобы даже не приближаться к дому Эгейлов.

Он наконец отпустил плечо сына, и теперь выжидающе смотрел на него, веря в то, что Северин действительно всё понял, и поведёт себя разумно.

+6

7

Северин в ответ посмотрел на отца таким полным боли взглядом, что его хватило бы вместо сотни слов. В один миг парень, чувствовавший себя на подъеме эмоций этаким всесильным, влюбленным человеком на вершине всего мира, обнаружил под ногами какую-то невероятную бездну – и вместе с тем понимал, что и сейчас Волк напротив него прав. Сев действительно надеялся, пусть и не осознанно, что при извинениях будет присутствовать его Леди Зеленой Тишины, и хоть разочек он поймает заветный глубокий взгляд синих глаз.

За кивком последовала фраза, в которой ощущалась некая тоска:
- Матушка, если возможно – я навещу Ноэлию перед отъездом. Я не знаю, когда увижу ее в следующий раз…

- Конечно, мой милый. – На лице Исабэль, старавшейся проявлять сдержанность, выразилось внутреннее облегчение и любовь к сыну.  – Малышка в моих покоях, и я буду рада, если ты заглянешь к нам перед дорогой. Мы распорядимся, чтобы для тебя подготовили провиант, хороших скакунов… Мой Князь, - это уже к Эрику, - я слышала не так давно, что миледи Саяна Лонгхвост тоже хотела отправить своего сына на приграничные учения, а сегодня видела его на церемонии вместе с матерью... - Вновь к Севу. -  Надеюсь, что Рассэл Лонгхвост составит тебе компанию в пути.

Северин согласно кивнул, несколько отстраненно – даже упоминание фамилии рода волновавшей его ранее Волчицы с кошачьим желто-зеленым взглядом не вызывало никакого внутреннего трепета. Другое дело – возможная компания Рассэла, с которым темноволосый охотник был знаком, немного подбадривала в «предвкушении» далекого путешествия и будущих испытаний судьбы.

- Отец… Пожалуйста, - вновь к Волку, не убирающему руку, ставшую даже как-то легче и теплее, - принеси от меня Князю Альюру заверения в уважении и дружбе наших семей. Я понимаю, что сглупил. И даже если на что-то надеялся – следовало поступить совершенно иначе, не таясь и не подвергая обе наши семьи такой опасности быть преданными своими же подданными.

Он порывисто и крепко обнял Эрика, коснулся руки Исабэль в любящем поцелуе, а затем тоже заключил в обруч рук – пальцы Княгини привычно вплелись в темные чуть вьющиеся волосы сына, прижимая его к себе. Хранительница как и ее супруг прекрасно понимала, что Северину предстоит нелегкое дело, и от того эти проявления близости походили больше на отчаянное прощание.

Как только рослая и статная фигура княжича скрылась за багряным деревом створки, Исабэль повернулась к мужу, протягивая ему руку и сама притягиваясь ближе, в теперь уже надежные, сильные и вместе с тем нежные объятия Эрика:

- Что нам делать с Князем Эгейлом, любовь моя?.. Северин уже понимает, что натворил, но ответственность все равно несут двое. Представляю, что сейчас происходит за дверьми их дома…

+6

8

Эрик успокаивающе погладил супругу по спине.

- Мне кажется, что я немного знаю князя Альюра, - сказал он. - Ты тоже знаешь. Он не станет устраивать разборки. По крайней мере, своей дочери - точно. Но я обязан поговорить с ним. Этот человек верит нам, и наверняка ждёт, что мы с тобой примем правильное решение.

Эрику хотелось бы, чтобы с Альюром поговорила Исабэль, но он не сказал этого вслух. Всё-таки в некоторых случаях мужской разговор с глазу на глаз предпочтительнее. Возможно, как раз с Князя-Хранителя Альюр потребует ответа, как князь, и как отец. Прежде всего как отец! И конечно же, велико искушение погасить хотя бы отчасти праведный гнев этого Лиса, предоставив ему разговаривать с Княгиней-Хранительницей. Но Северин - прежде всего один из наследников, и это значит, что за него должен говорить отец.

- Я не знаю, что лучше сделать: позвать князя Альюра сюда, или поехать к нему. - Про Эрика поговаривали, что для Князя-Хранителя он слишком простой, когда речь заходит о посещении своих подданных. Он никогда не стеснялся сам побывать в чьём-то доме, вместо того, чтобы требовать нужного ему человека немедленно прибыть во дворец. - Вполне возможно, что сейчас он не захочет покидать семью. Но явиться к нему в дом - значит дать лишний повод для разговоров. Мы не должны забывать, что свидетелями встречи нашего сына и его дочери на балу было много народу, и кое-кто может сделать правильные выводы, догадавшись, почему князь Эгейл столь спешно нас покинул.

Эрик посмотрел на супругу вопросительно. Задача действительно виделась ему непростой.

+5

9

Вместо ответа Исабэль лишь неопределенно улыбнулась, приподнялась на цыпочки и поцеловала своего дорогого сердцу Волка в твердую линию левой скулы. Затем женщина мягко отстранилась, приблизилась к столу Эрика и передвинула несколько бумаг – палец с аккуратным ноготком уперся в подчеркнутую самим Правителем запись:

- Вовремя вспомнила про консилиум в Ордене по поводу нового амулета, который принесли с «Рубежа». Ты ведь давно хотел его провести – вот господин Борегар подбирал время, как раз в ближайшие дни. Там будут все верховные князья кланов, и после самого совещания ты можешь просто уединиться с князем Альюром в отдельном кабинете и обсудить эту непростую… - такой же невесомый выдох, как ранее улыбка, - ситуацию под любым удобным тебе предлогом. Встреча на нейтральной территории гораздо лучше, чем в чьем-либо доме – гость будет чувствовать себя неуверенно, и разговора как такового, открытого и честного, не состоится… А я в это же время постараюсь встретиться с госпожой Каталиной – и думаю, что она не откажет мне в аудиенции. – Исабэль повернулась к Эрику, вскинула руки и нежно приникла к супругу. - И в нашей с ней беседе,  я надеюсь, не будет такого напряжения, как в вашей… Что с нас, женщин, взять?..

Мерцание в янтарных глазах стало немного тише, и теперь руки Княгини держали плечи Волка чуть слабее.
- Я немного устала, мой Князь… И, если ты меня отпустишь – вернусь к нашей малышке. Ноэлия сейчас с Амарис, и я уже успела соскучиться по ее нежному личику. К тому же уже очень поздно, а завтра наш сын уедет в северные пределы – и нам всем не помешает отдохнуть перед новыми заботами.

+5

10

Эрик не стал её удерживать.

- Конечно, любовь моя! Я скоро зайду к вам. Очень хочу посмотреть на нашу малышку. Я тоже успел соскучиться по ней.

"И всё-таки он уедет сегодня! - решил он про себя. - Ожидание завтрашнего дня мне не нравится. Решительно не нравится!"

Почему-то Эрику казалось, что им удастся избежать многих бед, если Северин отправится из столицы на Север как можно раньше. К тому же, он ведь уже вынес решение, и не собирался его менять. Князь-Хранитель сейчас говорил в Эрике даже больше, чем отец. Поэтому, едва расставшись с Исабэль, он вызвал камердинера и велел собирать всё необходимое в дорогу для младшего сына.

- И пусть он сам ко мне зайдёт, когда будет готов ехать, - распорядился Эрик, возвращаясь в свой кабинет.

Может быть, он надеялся, то Северин сам захочет увидеть его перед отъездом? Да, наверное, это было так. На душе у князя Эрика сегодня было неспокойно, и он поневоле торопил события.

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » "Два разбирательства одной вечной истории..."