В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Лук, кинжал, дорога…


Лук, кинжал, дорога…

Сообщений 1 страница 30 из 105

1

Место действия: Бебетта, Великие Пустоши.

Участники: Саффи Эгейл и другие.

Исходные данные (одно-два предложения): Женщина на корабле – плохая примета. А в пограничном отряде?

Сколько лет прошло со времени основных событий: 24 года.

--


- Тогда я, э…, в общем, пойду, - взгляд серых глаз, смотревших с неподдельным смущением, почему-то вызывал в памяти образ брошенного щенка, мокнущего под дождём. Впечатление дополняла неумело намотанная и спрятанная повязка, от которой отчётливо несло кровью.
- Стоять! – команда приморозила страдальца к полу, пустив по хребту россыпь отчётливо ледяных мурашек. – Отвечать как положено по уставу! На дежурстве был?
- Был, - тон откровенно унылый.
- Ножом получил? – почти мурлыканье, которое можно было даже назвать ласковым, но от этой ласки хотелось притвориться ковриком.
- Получил, - к унынию явственно примешалось сожаление о собственной невезучести.
- Так прекрати строить из себя героя. Ты уверен, что этот тип ножом крысу не потрошил или задницу себе не чесал? – «Великие Предки, как всё запущено!»
- Не уверен. Но, это ведь неудобно… - на светлой, ещё не успевшей загореть, коже отчётливо проступили розовые пятна.   
- Неудобно голым в городском фонтане купаться. Живо сел! – рявкнула Саффи, выметнувшись из-за стола.
Молодой, всего пару месяцев назад перешедший в свой двадцатый год, Волк от неожиданности чуть не сел мимо скамьи, испуганно покосившись в сторону подноса, на котором зловеще поблёскивали выложенные по длине иглы, в широкой глиняной миске дожидались своей очереди шёлковые нитки, а рядом выстроилась шеренга флакончиков и скляночек. 
«Какой идиот додумался взять это дитё в отряд?» - задалась вопросом девушка, ловко стянув с парнишки рубашку, прежде чем он успел сказать «мама». То, что «дитё» было на полголовы выше её и в два раза шире в плечах, Саффи ничуть не смущало – Линарт был на год моложе её младшего брата.
Промокшая тряпка полетела в корзину, а Саффи, наклонившись как можно ближе, осмотрела и обнюхала рану. К счастью, глубокий – в пол-ногтя – порез не пах ничем, кроме крови, и про себя девушка вздохнула с облегчением: промыть и перевязать – с этим она справится.
По правде сказать, ей сейчас полагалось готовиться к традиционной пирушке, которой отряд отмечал удачное возвращение с Пустошей, а не исполнять обязанности лекаря.
Но что поделаешь, если они умудрились вернуться как раз в разгар безобразия.
«Потоп в борделе во время пожара!» - хмыкнула девушка, промывая рану и смазывая по краям холодильным бальзамом, а когда кожа потеряла чувствительность, взялась за иглу.
- Госпожа Саффи, а шрам останется? – уточнил Линарт, скашивая глаза на плечо в попытке рассмотреть шов.
- Останется, но почти незаметный, - обрадовала парнишку Саффи, обрезая шовную нить и накладывая чистую повязку.
- А можно, чтоб заметный? – заполыхав ушами и глядя в пол, почти неслышно попросил юный Волк.
- Вот это не по моей части, - усилием воли сдерживая рвущийся смех, ответила девушка. – Спросишь у господина Крайта, когда он вернётся. Повязку не мочи, руками сам не трогай и девушке не давай. Завтра утром придёшь на перевязку.
- Спасибо, - окончательно растерявшийся при упоминании о девушке, Линарт вылетел за дверь и загрохотал сапогами по коридору.
«Последний на сегодня!» - Саффи убрала инструменты и медикаменты, вымыла руки и, набросив на одно плечо форменную куртку, вышла из комнаты.
- Ап-пчхи! – от острого запаха свежей извёстки запершило в носу и Саффи уронила ключ. Но, прежде, чем кусочек металла соприкоснулся с полом, его перехватила широкая мужская ладонь.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-27 17:54:33)

+6

2

Мужчине было не меньше тридцати. Для Рыжего Лиса он отличался высоким ростом. Что уж говорить о почти белых волосах? Платиновые блондины среди Лисов практически не встречались.

Вообще, цвет волос - это тема, достойная отдельного исследования какого-нибудь особо въедливого учёного мужа. По цвету волос почти наверняка можно было угадать, имел ли место в предках человека межклановый брак. Магические способности восстанавливались уже у внуков, а вот во внешности потомков оставался заметный след, который мог проявиться совершенно неожиданно и очень яростно.

Были ли у державшего в руке ключ мужчины в предках Рыси? Да кто знает? Главное, что он сам был настоящим Рыжим Лисом, и обладал всеми способностями своего клана в полном объёме. Прищуренные серые глаза оценивающе смотрели на Саффи, и по всей видимости, Лис совершенно не смущался разглядыванием молодой, несовершеннолетней девушки.

- Ты ведь Саффи? - спросил разведчик. - От тебя пахнет, как от твоего отца.

В том, что он разведчик, сомневаться не приходилось. И не только потому, что он был одет именно так, как одеваются практикующие разведчики: в нечто коричневых и приглушённо-зелёных тонов. Высокие сапоги закрывали колени, из-за пояса торчала пара длинных кинжалов, а за плечом висел свёрнутый в удобный тючок меховой плащ. Он был разведчиком по своей сути. Отделять наносные, так называемые "внешние" запахи, которые накладывает на человека дорога, обстановка, то дело, которым он только что занимался, от запахов истинных, принадлежащих именно этому человеку, и никому другому, даже среди Рыжих Лисов умели далеко не все. Этому надо было учиться.

Мужчина протянул девушке ключ на раскрытой ладони и продолжая на неё смотреть (надо сказать, очень критически, а вовсе не так, как заглядываются на красивых девушек обычные парни), наконец-то представился:

- Я - Гаррет Коноллан, твой новый наставник.

Нельзя сказать, что ему очень нравилась собственная новая роль, но отказать он тоже не мог. Нельзя оставлять несовершеннолетнего Лиса, тем более, девушку, одну в военном отряде, ходящем на Пустоши. Да и в любом другом отряде тоже.

+5

3

Девушка едва не присвистнула, по давней, ещё детской, привычке: «”Белый Гаррет” – да о вас не слышал только глухой от рождения! Так мне повезло или не повезло?»
Вслух Саффи ничего этого не сказала, быстро пробежавшись по живой легенде цепким взглядом золотисто-карих, унаследованных от матери, глаз, мимолётно обзавидовалась длинным кинжалам – если клинки под стать рукоятям, то этот разведчик носит за поясом настоящее сокровище – и протянула руку:
- Саффи Эгейл. Добро пожаловать, Наставник, - на ладони девушки явственно ощущались мозоли от тетивы, а на одном из длинных изящных пальцев, больше подходивших музыканту, чем воину, как влитое, сидело кольцо лучника. – Спасибо, - Саффи забрала у мужчины ключ, с лёгким усилием провернула его в замочной скважине, вынула и убрала в карман. – Мне нужно доложить капитану, что нуждающихся в помощи лекаря больше нет и сдать ключ. 
По правилам ей сейчас полагалось, вместе с новым Наставником, пойти навестить прежнего и в узком кругу обговорить дальнейшие занятия, но время поджимало: ребята, если ещё не собрались в «Весёлых гусях», то уж наверняка подтягивались к знаменитому трактиру, где готовили лучшие в Бебетте горячие колбаски под острым соусом и свиную поджарку. А «Гуси» расположены далековато от кордегардии - если задержаться, то придётся бежать.
Тому что Наставник молча кивнул и пошёл за ней следом, Саффи не удивилась: похоже, он сначала решил узнать, что за «сокровище» свалилось ему на голову, а уж потом явиться к капитану и, если что, сразу отказаться. Кордегардия сейчас напоминала разворошённый муравейник - повсюду у стен стояли лопаты, корыта и вёдра, кроме извёстки, пахло краской, клеем и пропиткой от гниения – капитан наконец-то сумел выбить из губернатора, затерявшиеся пару лет назад «стеновые»* и отдал приказ о немедленном ремонте. Пройдя несколько шагов, Саффи вытащила из поясного кармашка платок и приложила к носу.
- Вольно, младший разведчик Эгейл! – донесся добродушный баритон, едва Саффи перешагнула порог кабинета. Капитан Старшей (в Бебетте кордегардии окрестили по-своему – Старшая и Младшая, из-за того, что одна открылась на день раньше), кордегардии – отложил бумаги и внимательно посмотрел на вошедших. Вигмар Хальст перевёлся в Бебетту восемь лет назад из Линесдаля и южный загар до сих пор не смог пристать к лицу северянина, обожженному ледяными ветрами.
- Капитан, - Саффи прошла к столу и опустила ключ рядом с чернильницей. – Лекарская помощь оказана всем. Я могу быть свободна? – девушка попала прямо в солнечный луч, лежавший на половицах широким квадратом и роскошная грива её вьющихся, медно-русых волос, обрезанных до плеч, вспыхнула пламенем, окружив тонкое лицо огненным ореолом.
- Разведчик Коноллан, - капитан обратился к её Наставнику, - отряд младшего разведчика Эгейл вчера вернулся из Пустошей. Вы отпускаете её на проставление?

*«Стеновые» - отчисления из городской казны, предназначенные для содержания здания кордегардии в надлежащем состоянии.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-22 18:47:45)

+5

4

- Нет, конечно, - съязвил Лис, прислонившись к дверному косяку и любуясь волосами девушки. - Не понимаю, зачем такие красавицы рвутся в разведчики.

Вторая фраза была сказана без сарказма, но сам Лис уже оттолкнулся от косяка и подошёл к столу капитана Хальста. Двигался он бесшумно, и плавностью походки чем-то неуловимо напоминал отца Саффи. Но на этом их сходства и заканчивались. Разведчик Гаррет, Белый Лис из Бебетты, и внешне, и внутренне, был слишком оригинален, чтобы его вообще можно было с кем-то сравнивать.

- Я против того, чтобы несовершеннолетние девицы таскались по кабакам без сопровождения, - без тени улыбки сказал Гаррет, но тут же, опустив плавные переходы добавил: - Пусть идёт. Вы знаете, почему город Сабатта расположен не в устье реки Сабы, а на противоположном берегу бухты? - спросил он, обращаясь вроде бы к Саффи, но дожидаться её ответы не стал. - Два брата-князя, когда решили основать здесь города, сперва начали строить обе крепости рядом. Но потом рассорились, и один демонстративно уплыл на противоположную сторону. А название не стал менять, чтобы показать, что он вовсе не сдался, и что крепость будет именно такая, как он задумывал первоначально.

- Ты это к чему? - настороженно переспросил капитан.

Гаррет пожал плечами.

- Просто к сведению. У нас впереди месячное патрулирование улиц Бебетты, так что постараемся не поссориться, чтобы не приходилось разъезжаться по разные стороны залива.

Он честно пообещал князю, что будет обращаться с его дочерью корректно, и найдёт общий язык. Но почему-то ему показалось, что человек со славой Альюра Эгейла должен понимать: иногда юмор - единственное, что может спасти ситуацию. Ну как можно всерьёз относиться к разведчице с такой внешностью, как у госпожи Саффи? Девушкам не место в опасных походах на границы Пустошей. На девушках не должно быть шрамов, которые неизбежно остаются у любого разведчика, каким бы умелым он ни был. И как тут быть? Только постараться посмотреть на ситуацию, как на нечто забавное, и достойное не досады и злости на судьбу, а того самого юмора и сарказма, так свойственного Лисам.

+5

5

«А легенда-то занудная! И почему я ожидала чего-то другого?» – про себя фыркнула Саффи. - «Красавицей назвал, скоро про кастрюльки и сковородки заговорит!» О том, что она хороша собой, Саффи говорили уже девять лет, но даже тогда, едва вступив в брачный возраст, девушка спокойно относилась к комплиментам, а свою внешность считала подарком от родителей. Старшая дочь, действительно, взяла всё лучшее, что могли дать своим детям князь Альюр и княгиня Каталина, и могла на равных посоперничать с младшей сестричкой или даже затмить нежную красоту Стефании, но Саффи подобное никогда и в голову не приходило.
А вот следующие слова наставника задели девушку довольно сильно: «Это я-то таскаюсь по кабакам?!» - вскипела Саффи и уже собралась сказать что-нибудь ехидное, но сдержалась: «Без сопровождения, значит? Ну-ну, посмотрим, Наставник, что вы скажете через пару минут. Да моё сопровождение вас в два укуса слопает, облизнётся и пожалуется, что было вкусно, но мало. И, надо же, какое интересное совпадение – вы с ним почти одного цвета».
- Благодарю, Наставник, - Саффи очаровательно, хотя и не без вызова, улыбнулась, вскинула подбородок и бесшумной тенью, несмотря на то, что на ногах девушки, вместо сапог, красовались изящные туфельки с каблучками, выскользнула за дверь.       
Как всегда, выйдя на крыльцо кордегардии, Саффи осторожно принюхалась: она в Бебетте уже четыре года, но каждый раз смесь запахов, из которых складывался неповторимый аромат этого пёстрого, шумного, жаркого, поцелованного солнцем и обласканного морем, города едва не сбивала девушку с ног, как стакан «Огненного заката» двадцатилетней выдержки на голодный желудок, потом лукаво улыбнулась и негромко свистнула: развалившийся аккурат под окном капитанского кабинета огромный пёс в пушистой снежно-белой шубе, подлетел к крыльцу и, радостно повизгивая от избытка чувств, вскинулся на задние лапы, умывая лицо хозяйки горячим шершавым языком.
- Хватит, Иней, хватит, угомонись, мой мальчик, - Саффи почесала пса за ухом.
- Саф, а может лучше я буду твоим мальчиком, - подмигнул девушке, вышедший с заднего двора, поджарый темноволосый Лис с насмешливым прищуром карих глаз.
- Сначала такой же шубкой обзаведись, Инсар, чтобы было приятно гладить, - отбрила разведчика Саффи, - тогда я подумаю.
- Какая девушка! – восхищённо выдохнул вслед Инсар, глядя как девичья фигурка с шествующим у ноги громадным псом, исчезает в воротах.
Смачный гогот десятка мужских глоток Саффи услышала ещё за три квартала до «Гусей»: «Опять Маттео свои байки травит!».
- И вот только я штаны снимать взялся, она как глянет в окно, как к стене кинется – и сундук открывает. Я ничего понять не могу, а она причитает: «Залезай быстрей, родители приехали меня проведать!» А я смотрю и думаю: «Залезу, а потом её папаша меня найдёт! Если найдёт, жениться заставит, а я молодой, красивый, жениться не хочу, тем более, один муж у неё уже помер…», ну и полез вместо сундука в окно. Вылез на подоконник, там всего-то второй этаж, решил: «Прыгну!» и…
- И приземлился точно в куст шиповника, - неслышно подойдя, закончила фразу Саффи, а голубоглазый Волк с шапкой взъерошенных каштановых кудрей, наигранно вздохнул.
- Саф, ты откуда знаешь, что наш Весельчак в шиповник угодил? – ухмыляясь во все тридцать два, спросил Эйтор - закадычный друг Матео, тряхнув хвостом чёрных волос.
- А как ты думаешь, кто из этого сердцееда шипы вынимал? – в карих глазах девушки заискрились смешинки. – До меня ближе было, чем до лекаря.
- И что? – Эйтор явно решил подцепить приятеля, требуя подробностей.
- Сам видишь, зад у Весельчака на месте, не отвалился, так что своей работой я, честное слово, очень горжусь, - не моргнув глазом, заявила Саффи, и парни заржали так, что в окнах трактира зазвенели стёкла.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-27 17:55:39)

+5

6

"А вот это уже никуда не годится" - подумал про себя Гаррет. Он только входил в трактир, но слова своей подопечной прекрасно слышал. По мнению Белого Лиса, девушкам не стоило идти в разведчицы именно потому, что это занятие делало их грубыми и лишало всякого стыда. И не только их. Чтобы какой-то молодой Волк демонстрировал свой зад девушке, пусть и лекарю, и не стеснялся при ней рассказывать о своих пикантных похождениях!..

"А мне говорят, что я вырос на улице, и у меня нет ни стыда, ни совести", - подумал разведчик с сарказмом, и подошёл к столу.

- Привет, парни! Никто не возражает, если на ближайшее время я заменю вашего разведчика? - спросил он, с любопытством, свойственным Лисам, оглядывая всех присутствующих.

Сам Гаррет недавно вернулся с другим отрядом, но он там всего лишь замещал разведчика, и сейчас мог с чистой совестью выбрать себе новых подопечных. Собственно, в последнее время он так и переходил из отряда в отряд. И не потому, что нигде не уживался, а по вине обстоятельств, от него не зависящих. Он привык мириться с подобным положением, может быть поэтому и просьбу князя Альюра воспринял спокойно. Но теперь в его душе шевельнулось сомнение: а стоило ли так легко соглашаться? Или надо написать князю, и высказать ему всё, что он, Гаррет, думает об отцах, которые так легкомысленно разрешают дочерям вступать в военные отряды? К слову, то, что у Саффи есть собака, он знал. Но как многие Лисы-разведчики, относился к этому виду животных совершенно равнодушно. На границе с Пустошами собаки не нужны, а от длинного кинжала никакая собака не спасёт, если человек проявит ловкость и хладнокровие. От стрелы - тем более.

Волки тут же принялись подвигаться, давая место разведчику.

- Тогда садись с нами! - предложил помощник командира. - Честное слово, мне будет спокойнее, если с нами разведчик вроде тебя.

- А я бы так не радовался, - шутливо подначил другой. - С этим Лисом даже не разгуляешься, будет знать каждый твой шаг наперёд.

- А ты не делай таких шагов, за которые приходится спускать штаны, - посоветовал Гаррет, и парни снова засмеялись.

Понятно было, что Белый Лис не из тех, кто шпионит за своими и доносит начальству про их городские проделки. Но почему не пошутить, если есть повод? Хотя самому Гаррету сейчас было не до смеха. Он украдкой наблюдал за Саффи.

+5

7

Несмотря на название, «Весёлые гуси» вот уже более века принадлежали семейству Медведей, которых неизвестно какими ветрами занесло в Бебетту, поэтому трактир был заведением просторным, основательным и уютным, в стенах которого никогда не было драк. И вполне заслуженно славился кухней на весь город и ближайшие окрестности.
Тёплый, налетающий с моря порывами, ветерок покачивал на окнах амулеты от насекомых, заигрывал с цветами на подоконниках – стараниями хозяйских дочек три больших окна трактира напоминали маленький сад и посетители частенько спрашивали у хозяина позволения нарвать букетик для девушки, жены или дочери.
Волки, шутливо пихаясь и толкаясь, окончательно поделили места на скамьях – Саффи досталось место слева от командира, причём, девушка устроилась так привычно, что стало ясно, этот порядок у них заведён с её первого появления в отряде, - и к столу тут же подлетели две служанки-Лисички. Игриво стреляя глазками в статных парней, хорошенькие сероглазые шатенки водрузили в центр столешницы сразу два блюда: с ещё шкворчащими, пышущими жаром, колбасками, источающими сногсшибательный аромат; и, ничуть не уступающей им по соблазнительности, поджаркой в аппетитной коричневой корочке, скрывающей в глубине нежное, тающее во рту, мясо.
Ещё одну пару подносов принёс сам хозяин: кряжистый мужчина, с заметной проседью в тёмных волосах, от шагов которого слегка поскрипывал пол. Большой – с парой высоких вместительных винных кувшинов и выстроившихся вокруг них в хоровод кружек, явно предназначался мужчинам, а маленький - с изящным бокалом и небольшой пузатой бутылью в оплётке – Медведь поставил перед Саффи.
- Спасибо, господин Тарбен, - улыбнулась девушка. 
- Всегда к вашим услугам, госпожа Саффи, - пробасил Медведь, ловко выдёргивая пробку, наклонил бутыль и в бокал тонкой золотистой струйкой потёк яблочный сок с добавлением мёда и пряных трав – необыкновенно вкусный и ни капли ни хмельной. И почти сразу, повинуясь его незаметному знаку, у стола появилась ещё одна служанка, но без подноса. Почтительно поклонившись, она протянула Саффи лютню и переполненный зал восторженно загудел.
Саффи отодвинулась от стола, привычно устроив инструмент на коленях, коснулась струн, проверяя настройку, и улыбка исчезла с её губ, а лицо на глазах стало старше и строже - упавшую на зал плотным покрывалом, тишину разорвали глухие, жёсткие аккорды в сочетании с хрустально-чистым девичьим голосом, выворачивавшие душу наизнанку: 
- Каждому хочется жить. Но бывает, поверь* -
Жизнь отдают, изумиться забыв дешевизне.
В безднах души просыпается зверь.
Тёмный убийца. И помыслов нету о жизни.
Гибель стояла в бою у тебя за плечом.
Ты не боялся её. И судьбу не просил ни о чём.

Эта девушка знала то, о чём пела, отнюдь не понаслышке, и весь трактир молчал, как заворожённый:

- Что нам до смерти, коль служит расплатою Честь -
Та, что рубиться заставит и мёртвые руки!
Что нам до смерти и мук, если есть
Ради кого принимать даже смертные муки?
Тех, кто сражался, в бою не гадал, что почём -
Предки, бывает, хранят. И Своим ограждают мечом.

Унаследованный от княгини Каталины, дивный голос легко взмыл под потолок, и тотчас, без перехода, упал мягким бархатом нижних нот, ласкающих слух: 

- Кончится бой - и тогда только время найдёшь
Каждому голосу жизни, как чуду, дивиться.
Тихо баюкает дерево дождь...
Звонко поёт, окликая подругу, синица...
Вешнее солнце капель пробудило лучом...
Павших друзей помяни - и живи. И не плачь ни о чём.

- Спасибо Талисману и Предкам, - негромко, но отчётливо, роняя каждое слово торжественной звонкой медью, произнёс командир, - сегодня нам некого поминать. За то, что все вернулись! 

*М. Семёнова «Волкодав»

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-24 13:16:47)

+4

8

Гаррет сидел, прикрыв глаза, и непонятно было, то ли он дремлет, то ли слушает. Потом выпил вместе со всеми, и посмотрел почти через весь стол на девушку. Может быть, в его взгляде и мелькнуло недоумение, но он тут же скрыл это чувство за обычно спокойным и ироничным выражением, которое придавала его лицу лёгкая ухмылка.

- Я слышал от коменданта форта в гавани, что через пару дней прибудут гружёные галеры с Севера, - сказал он неторопливо, будто бы нарочно не придавая значения тому, что только что Саффи пела, и он был таким же внимательным и благодарным слушателем, как все остальные. - В городе разом окажется много нового народу, в том числе, и отпущенников*. Месяц, который вашему отряду отведён на отдых, может оказаться весьма тревожным.

- Не понимаю я этих людей, - тут же присоединился к разговору один из солдат. - Сперва ведут себя примерно, чтобы им позволили работать за деньги, а как только оказываются в относительной свободе - начинают куролесить так, будто вообще забыли, что ещё недавно отрабатывали где-нибудь на каменоломнях.

- Не все отпущенники понимают, что могут в любой момент вернуться обратно, - заметил командир, наливая себе ещё немного местного вина. - В общем, я так понимаю, что через пару недель мы сами захотим обратно на Пустоши. С тварями иногда бывает проще, чем с людьми.

Дав тему разговору, Гаррет не стал в нём участвовать. Он откинулся на спинку стула и продолжал поглядывать на Саффи. Но так незаметно, что его взгляд могла почувствовать только она. Его внимание сейчас принадлежало ей, и Лис совершенно не скрывал своего интереса. Вроде бы, у него был повод наблюдать за девушкой, но наверное, в этом наблюдении было нечто большее, чем простое любопытство наставника.
_________________________
* Отпущенники - люди, которые отбыли больший срок наказания за какие-либо преступления, и им было позволено перейти из каменоломен и других принудительных работ на галеры, вольными гребцами, то есть, людьми, которые получают жалование и имеют право в порту сходить на берег, чтобы до окончания срока они могли заработать себе денег на будущую свободную жизнь.

+4

9

- Человек умнее, а потому опаснее, - Саффи подцепила с блюда колбаску, на белых зубках аппетитно хрустнула ещё тёплая горбушка хлеба. – Если тварь встретится хотя бы пару раз, то уже можно предположить, как она себя поведёт. С человеком это сложнее… - съев колбаску, девушка изумлённо посмотрела на свою тарелку. – Парни, вы что с ума сходите? Да этим Медведя накормить можно, не то что меня.
Волки довольно заулыбались: каждый лично потихоньку подсунул Лисичке кусочек, показавшийся ему самым вкусным и поджаристым.
- Ешь давай, - почти по-отцовски глянув на девушку, сказал командир. – И так одни глаза остались. Приедут родители навестить, скажут, что мы ребёнка голодом морим, и заберут тебя. И что мы тогда будем делать?
- Радоваться, - отозвалась Саффи, разрезая солидный ломоть поджарки.
- Скорее плакать, - командир не шутил. Впервые услышав о том, что младшим разведчиком в его отряде пойдёт девушка, Мануэль Бласко не сдержался и, рискуя нарушить своё Равновесие, откровенно высказал капитану всё, что думал. При этом мужчина весьма нелестно отозвался о сумасшедших девицах, которые ищут либо мужа, либо приключений на свой зад, а отвечать за их дурость почему-то должен он. Но после трёх походов изменил своё мнение, а сейчас уже и представить не мог на месте Саффи кого-то другого.
Мануэль глянул на нового разведчика, вспомнив об ещё одной традиции, поднялся из-за стола: кувшин лучшего вина для того, кто не смог прийти на проставление – у Наставника Саффи заболела старая рана – покупался вскладчину, и прошёл к стойке.
На освободившееся место тут же перебрался Эйтор:
- Саф, спросить хочу, что ты со шкурой той змеюки сделала, которую в прошлый поход прикончила? Она же вроде не целебная и не магическая   
- Зато красивая, - девушка мечтательно зажмурилась, вспоминая. – Знаешь какие туфли получились! Две пары – мне и сестре.
- Туфли? – откровенно обалдел парень. – Никогда бы не подумал!
Волк ненадолго умолк, но едва собрался спросить что-то ещё, как по всему залу разнёсся радостный звонкий вопль:
- Афи! – с лестницы, ведущей на второй этаж, – «Весёлые гуси» соединяли в себе трактир и гостиницу – чуть ли не кубарем скатился кареглазый Медвежонок лет трёх-четырёх с вьющимися русыми волосами и, пролетев через весь зал, повис у обернувшейся Саффи на шее.
- Оле! – девушка подхватила мальчика и, засветившись от радости, усадила к себе на колени. – Как ты вырос.
- Афи! – малыш повернулся боком, поднял к Саффи сияющее личико и принялся взахлёб, ещё заметно картавя, рассказывать все свои важные новости: от найденной на берегу красивой ракушки до деревянной лошадки, которую ему обещал вырезать дедушка.
Саффи слушала малыша внимательно, задавала вопросы – было видно, что эти двое прекрасно ладят - и Волки, уже начавшие обсуждать прошедший поход, один за другим невольно понижали голос, а то и вовсе замолкали, любуясь девушкой.
- Вот, парни, - вздохнул Эйтор, - учитесь у мальца, как надо ухаживать.
- Оле, вот ты где! – из двери, ведущей в кухню, выглянула статная русоволосая Медведица. Женщина подошла к столу и покачала головой, глядя на сына. – Дай тёте Саффи поесть, Оле. Иди ко мне.
- Неть! – мальчик решительно замотал головой и прижался к плечу девушки, сжав в кулачке прядь её волос. – Моя Афи!
- Лира, не волнуйся, - Саффи, по-прежнему держа малыша на руках, поднялась с лавки. – Я знаю, что ему уже пора спать. Если можно, помогу уложить.
Медведица добродушно улыбнулась:
- Наш непоседа с самого утра только и твердил, что про тебя – вынь да положь ему тётю Афи.
- Он – просто прелесть, - Саффи пошла вслед за подругой, на ходу убаюкивая Оле, но у самой лестницы Медведица придержала её за рукав и тихо – но не для чуткого уха Лиса – произнесла:
- Своего тебе надо, Саффи. Столько времени прошло, не пора ли прошлое отпустить?
- Лира, - мгновенно побелев лицом, хрипло отозвалась девушка. – Не надо.
- Думаешь, Хакону понравилось бы, что ты себя вместе с ним похоронила? – рассердилась Медведица, но замолчала, чтобы не испугать ребёнка, и подруги, поднявшись по ступенькам, скрылись в коридоре второго этажа.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-24 22:23:36)

+4

10

- Что случилось с Хаконом? - спросил Гаррет вполголоса у командира отряда, после того, как Саффи ушла и скрылась где-то во внутреннем коридоре трактира.

Гаррет Коноллан не отличался особой церемонностью, когда речь шла о чужих тайнах. О нём самом было известно многое, хотя и не всё, но он и из своих похождений никогда не делал тайны. Просто в отличие от других людей, он любил задавать вопросы, а его знакомые и товарищи по службе часто стеснялись переспросить, считая, что у Белого Лиса непременно должны быть какие-то особые тайны, или скрытые проблемы, или что-нибудь ещё такое, о чём он предпочитает "сурово молчать". Это было не так, но Гаррет никогда специально не разочаровывал собеседников. Не хотят спрашивать - их дело. Но это не означало, что он сам не должен спрашивать. По его мнению, лучше было получить в ответ: "Катись к тварям!" - чем трусливо выслеживать, подслушивать и стараться какими-то окольными путями разузнать то, что может быть, и трудов-то таких не стоит, и тем более, секретом не является.

- Ты знаешь? - добавил Гаррет, не собираясь отставать от командира, пока тот чётко не указал, куда именно нужно пойти наглому Лису.

Саффи его заинтересовывала всё больше, и безусловно, следовало поговорить с ней самой. Но пока она укладывала спать юного Медведя, Гаррет не собирался вмешиваться. Он почему-то очень сочувствовал детям, и хотя сам никогда к ним не подходил, старался не нарушать их единение с кем-то из близких к ним взрослым. Ему в детстве не хватало кого-то такого рядом, так пусть хоть у других малышей жизнь сложится удачнее, чем у него.

+5

11

На то, чтобы отправить Белого Лиса в долгое пешее путешествие, вместо ответа на вопрос, у Мануэля Бласко имелось целых две причины: во-первых, он никогда не обсуждал своих людей заглазно ни с кем, кроме капитана; во-вторых, почти ничего не знал, кроме того, что Саффи Эгейл подала прошение о переводе из столицы чуть ли не на край света (по тамошним меркам) после какой-то личной истории.
Слухов, правда, ходила уйма: начиная от того, что дочь «Меченого» - среди пограничной стражи Альюр Эгейл, несмотря на то, что стал князем, гораздо более был известен под прозвищем – умудрилась влюбиться в Медведя, но родители не дали разрешения на междуклановый брак и, заканчивая историей о том, что какой-то рехнувшийся воздыхатель попытался её похитить и взять силой, но получил от девушки стилетом в горло.
Мануэль немного подумал, потом подвинул к Гаррету запечатанный кувшин и, понизив голос, буркнул:
- У господина Нотхельма спросишь, когда пойдёте вино относить. Если кто и знает, то только он. Саф всё равно ничего не расскажет – о семье, пожалуйста, а о Хаконе – ни пол-слова. И учти, если обидишь девочку, парни не посмотрят, что ты – ходячая легенда, с живого шкуру сдерут и ей подарят, чтобы ноги вытирала.   
Сочтя разговор законченным, командир налил себе в кружку ещё вина и, подцепив сразу пару колбасок, принялся энергично ужинать, но мгновенно вскинул голову на лёгкий стук каблучков. Подойдя к столу, Саффи снова скользнула на привычное место и потянула к себе тарелку.
- Остыло уже, - побеспокоился Мануэль, - может, горячего заказать?
- Не надо, - покачала головой девушка, принимаясь за свинину. – Лира готовит так, что и горячее, и холодное съешь, да ещё и добавки попросишь, даже если уже сыт.
Естественно, со всей тарелкой Саффи не справилась, но и отсутствием аппетита не страдала – когда она отодвинула тарелку, вкусных кусочков заметно поубавилось. Подошедшая служанка принесла Саффи мисочку с водой – помыть руки – и чистое полотенце. Девушка улыбнулась, поблагодарила, и вытерев руки, снова взялась за лютню, но петь не спешила, чуть слышно перебирая струны.
- Саф, а можешь что-нибудь душевное? – спросил кто-то из Волков, а все остальные дружно закивали.
- Точно душевное? – уточнила девушка, улыбаясь хитро, как настоящая Лиса.
- А что, есть что-то новенькое? – проявил интерес Весельчак.
- Есть, -  кивнула Саффи и лютня откликнулась задорными переборами, в которые девушка вплела голос:
- Однажды, видимо, спросонок,*
Упала Мышь в пивной бочонок
И начала тонуть.
«Тону-у! Спасите кто-нибудь!
Я гибну в прошлогоднем пиве!
О, как же смерть моя проста!
Клянусь, была бы я счастливей
Погибнуть в лапах у Кота!»
«Ну что ж! — с окна сказал Котище. —
Я вытащить могу вас. Но…
Вы сразу превратитесь в пищу!»
«Спаси! Спаси! Иду на дно!
В сто раз милей мне смерть на воле!
Ей-ей, не так она страшна!»

К середине песни народ в трактире помирал со смеху, а кое-кто даже выбирался из-под лавки, куда сполз, хватаясь за живот и икая.
   
- И Мышь от смерти в алкоголе
Была для смерти спасена.
Но, очутившись в страшных лапах,
Дрожа до самого хвоста,
Пивной распространяя запах,
Мышь улизнула от Кота.
«Я съем вас поздно или рано, —
Сказал, облизываясь, Кот, —
Но что склонило вас к обману?
Какой бессмысленный расчёт?
Где ваше слово? Ваша честь?
Вы обещались дать вас съесть!»
«Ах, что вы? — Мышка пропищала. —
Я это спьяну обещала!» - Саффи позволила последнему аккорду раствориться в шуме восторженных возгласов и, вскинув голову, посмотрела прямо на Гаррета: «Хотите поговорить, Наставник?»

*С. Михалков «Хитрая мышка».

+6

12

Гаррет, улыбаясь одними глазами, кивнул.

- Если не возражаете, моя госпожа, я буду ждать вас снаружи этого чудного заведения, сказал он, поднимаясь. - Что-то прозвучало неожиданно тёплое в его голосе, когда он произносил эту фразу.

Но прежде, чем уйти, Гаррет наклонился к командиру, и сказал ему прямо на ухо уже без всякой теплоты:

- Будем считать, что твоих последних слов я не слышал. И того, как твои люди ведут себя при девушке и дочери князя - тоже.

После чего выпрямился, и неспешным мягким шагом направился на выход. К оскорблениям Гаррет относился соответствующее: никому их не спускал. А расценить угрозу Мануэля Бласко иначе, как оскорбление, не мог. Опытный Волк должен был знать, что наставничество у Лисов - это такая область, в которую лучше не соваться постороннему. По сути, на какое-то время наставник несовершеннолетнего получал над ним столько же прав, сколько имел отец над своим чадом. Их внутренние взаимоотношения, зачастую непонятные человеку другого клана, не касались ни Волков вообще, ни командира в частности, и сказать наставнику, что его взгреют, если он "обидит девочку" - это всё равно, что сказать: "Ты вообще иди отсюда, мы сами будем наставниками, а как ты там рассчитаешься с её отцом - не наше дело". У наставничества имелась обратная сторона, которая и без всяких угроз извне была слишком серьёзна: если с подопечным что-то случится, никто не будет разбирать, чья в этом вина. Наставник ответит за всё и по всей строгости, даже если он не допустил ни единой ошибки. Между нами говоря, Гаррет уже готов был схватиться за голову, и высказать предыдущему наставнику всё, что о нём думает. Он уже нарушил все писаные и неписаные правила наставничества, но ещё хуже то, что он допустил подобное обращение с Саффи всем остальным! О чём он вообще думал? У Лисов за грубое слово, произнесённое в присутствии женщины, можно было схлопотать так, что месяц не сядешь, а тут...

И что со всем этим делать? Так получилось, что  Гаррет узнал даже больше, чем ожидал. И теперь ему оставалось самое сложное: объяснить Саффи Эгейл, в чём не права она и окружающие, и сделать это так корректно, чтобы девушка не начала сопротивляться с первого же его слова. Или... Или написать князю Эгейлу о том, что здесь делается - и пусть разбирается сам. Это ведь его дочь оскорбляют, и даже не догадываются об этом.

Гаррет со вздохом взялся за столбик, который поддерживает крышу. Неожиданно всё навалилось на него, заставив опустить плечи и ощутить себя непривычно-неуверенным, если не сказать, растерянным. Такого с ним ещё не было. Может быть потому, что он не сталкивался с подобными ситуациями? Но ведь всё когда-то случается первый раз.

+7

13

Саффи подошла совсем неслышно и остановилась в двух шагах позади, прикусив губу: легенды не цепляются за столбик, словно утопающий за верёвку - уж они-то точно знают, как нужно поступать в том или ином случае. Образ, сложившийся у девушки под впечатлением рассказов школьных наставников и историй менестрелей, разлетелся в клочья, позволяя увидеть обычного человека, наверняка, со своими слабостями и недостатками.
И Саффи не смогла остаться в стороне – подошла вплотную и опустила ладонь мужчине на плечо.
- Я могу помочь? – внезапно налетевший с моря, порыв ветра растрепал свободно рассыпанные по плечам волосы девушки и бросил едва уловимо пахнущие апельсином пряди прямо в лицо Гаррету.

+6

14

- Можешь. - Мужчина повернулся к ней, зачем-то поймал одну прядь её волос и вдохнул в себя этот аромат. Но тут же отпустил.

Вся его растерянность и усталость куда-то делись, словно растворились в один миг. Теперь серые глаза Гаррета смотрели прямо на Саффи. Без осуждения, без вызова. Ровно и мягко, как можно смотреть на подопечного, которого уже успел полюбить, и о котором уже волнуется совершенно искренне. Хотя нечто критическое, или юмористическое во взгляде разведчика тоже присутствовало.

- Я собираюсь набить морды парням из твоего отряда, - сказал он таким тоном, словно это было чем-то обыденным, вроде умывания по утрам. - Поскольку поручиться за результат я не могу, мне нужно, чтобы ты погуляла со мной часочек. Как твой наставник, я должен проинструктировать тебя на ближайшие несколько дней. По поводу городского патрулирования. Так получилось, что оно для отряда командира Бласко совпадает со временем прихода Северных торговых галер, а это для Бебетты - регулярно-ежегодная головная боль. Идём?

Он шагнул с порога на пыльную мостовую и посмотрел на Саффи.

Он вырос в этом городе, и искренне волновался за спокойствие этих улиц. Но за свою подопечную он сейчас волновался ничуть не меньше. Может быть, даже больше.

+6

15

- За что? – удивилась Саффи. – За то, что они не называют меня «госпожой» или «княжной»? Так мы ведь не при дворе, - и умолкла, поймав отголосок эмоций мужчины – высказывать своё мнение разрешалось только до того момента, когда Наставник принимал окончательное решение, а Гаррет для себя уже всё решил.
К тому же он упомянул о приходе галер, а Саффи, проведя в Бебетте уже четыре года, отлично помнила тот сумасшедший муравейник, в который превращался и без того нелёгкий город, на это время.
Девушка перешагнула ступеньку и привычно опустила ладонь на голову Инея – в трактир пёс, естественно, не входил и ждал хозяйку у крыльца, отчего посетители как-то сразу вспоминали о хороших манерах и входили в «Гусей» очень почтительно, чуть ли не на цыпочках.
Увидев рядом с хозяйкой незнакомца, пёс мгновенно насторожился, готовясь броситься по первому же приказу или при любом угрожающем движении со стороны мужчины, но с губ девушки сорвалось:
- Свой! – и Иней успокоился, не преминув вежливо подойти и тщательно обнюхать: «Свои тоже разные бывают!»
Его младший брат, по кличке Лёд, охранял младшую княжну Эгейл – Стефанию. Саффи улыбнулась, вспомнив о сестрёнке – вот уж кому на роду написано блистать на балах и кружить головы кавалерам, падавшим к ногам синеглазки, как спелые груши с дерева – но улыбка тут же исчезла, слишком серьёзным был предмет беседы.
- Да, я знаю, - ровно проговорила Саффи. – Для Бебетты галеры – почти то же самое, что для Азнавура – торговые караваны с дальних границ, - лицо девушки было спокойно, но на виске лихорадочно билась жилка.
Лира неосторожным замечанием разбередила почти затянувшуюся рану, и перед мысленным взором Саффи вновь встали воспоминания: струящийся из-под чёрной рукояти в правом подреберье тёмно-красный ручеек, пропитывающий одежду; бледное до прозрачности лицо;  глаза, вспыхнувшие яростной зеленью, когда она протянула руку, чтобы вытащить кинжал; и вырвавшийся из перехваченного судорогой горла, хрип: «Яд! Не тронь!» Лекарь опоздал на две минуты…
Тень давней боли скользнула по лицу девушки и Саффи едва не споткнулась на ровном месте, но была вовремя подхвачена за талию и, для надёжности, прижата к мужчине.
- Извините… и спасибо, Наставник, - Саффи чуть склонила голову, запоминая его запах: раскалённый песок пустыни, кипарис и мирра…

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-26 17:44:01)

+6

16

Гаррет не спешил её отпускать, но всё-таки когда убедился, что девушка крепко стоит на ногах, разжал руки.

- У каждого из нас есть свои воспоминания, - сказал он негромко. - Они возвращаются в самые неожиданные моменты. Но они должны уходить и уступать место настоящему. Иначе в них не будет никакого смысла. Так вот, драгоценная моя госпожа! - Он продолжил уже совсем другим тоном, словно захотел перебить впечатление от собственных слов. - Мне плевать, как тебя называют солдаты из отряда старины Мануэля, им необязательно вспоминать твои титулы, но они должны уважать в тебе княжну. Я не о тебе беспокоюсь. - Теперь его глаза смотрели критически, почти как глаза её отца, когда он собирался сделать выговор. - Я беспокоюсь об их Равновесии. Они оскорбляют сами себя. Но и это меня сейчас мало волнует. 

Он внезапно отошёл от девушки на пару шагов и принюхался. При этом Белый Лис преобразился, будто в нём действительно появилось нечто от хитрого и опасного хищника, который нюхает воздух, ощущая присутствие добычи где-то совсем рядом с собой.

- Ветер с Севера. Я чую приближение каравана. Меха северных животных, вино с террасных виноградников Шармы, кордосские пряности и шерсть их волкодавов. - Он покосился на собаку. - Его родственников, если только запах этого пса не перебивает мой нюх, и мне не чудится их присутствие на палубе одной из галер. Принюхайся, Саффи! Если тебе удастся уловить аромат этого ветра, ты почувствуешь ещё многое, и даже сможешь мне перечислить.

Теперь в его взгляде читался лёгкий вызов. Уж коли прежний наставник ничего не успел сообщить ему о своей подопечной, Гаррет намеревался сам выяснить, насколько развиты её способности.

+5

17

- Вы правы, Наставник, - Саффи зябко передёрнула плечами. – Но я не смогу думать о настоящем без Хакона, - в том, что мужчина слышал её разговор с Лирой, Саффи не сомневалась, поэтому не наводила тень на плетень и говорила откровенно, - пока не узнаю, почему его лишили жизни, а меня – будущего с ним. Хотя, не знаю, что смогу сделать, если даже семья Хакона предпочла всё похоронить, а я и вовсе никто – не жена, даже не невеста, - голос девушки звякнул разбившимся хрусталём. - Мы ничего не успели.   
Иней ткнулся влажным носом в ладонь хозяйки, а потом лизнул тонкие пальцы, утешая её, и тут же глухо рыкнул, заставив шарахнуться к забору и замереть какого-то пьянчужку, на взгляд пса, прошедшего слишком близко к девушке.
Саффи взяла себя в руки и замечание Наставника об уважении выслушала беспрекословно, но едва заметно усмехнулась, услышав обращение:
- Вряд ли Наставник Ирс с вами согласится – я какая угодно, но только не драгоценная – он в первые дни просто не знал, что со мной делать, даже в тренировочном зале гонять боялся, будто я статуэтка стеклянная. Пришлось его самого пару раз на пол уронить…, - оборвав речь на полуфразе, девушка на шаг приблизилась к мужчине и в её чертах отчётливо проявилось почти то же самое хищное выражение, что и на лице Гаррета, а бархатные карие глаза посветлели до цвета янтаря.
На первом же занятии по «запаховедению» в школе разведчиков, Саффи вспомнила, как мама, ещё в раннем детстве, прикладывала её тогда совсем неумелые маленькие пальчики к арфе, и накрывала их своими, уча извлекать из струн сначала звонкие ноты, а потом – и мелодии, сначала простые, но постепенно усложняющиеся. Тогда же определение запахов прочно ассоциировалось у девушки с игрой на арфе: вот и сейчас она перебирала едва уловимые струйки ветра, как струны арфы, и они послушно откликались незримой мелодией, по-своему ничуть не менее интересной и увлекательной, чем музыка.
- На первой галере недавно меняли оснастку: канаты ещё не успели пропитаться запахом моря. Её груз – рябиновка*, мёд с высокогорных лугов, овечий сыр сорта «Княжеский каприз», и целебные травы. Войлочные дорожки и шерстяные ковры работы Рысей, меха соболя, чёрно-бурой лисы, необработанный янтарь. Особый груз – два щенка волкодава, которые очень устали и хотят на берег.
А капитан, - Саффи наморщила носик, - позавтракал лепёшками с сыром и чесноком.


*Рябиновка - крепкая настойка из выдержанных на морозе ягод рябины.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-27 13:46:44)

+5

18

Гаррет удовлетворённо кивнул.

- Я так чувствую, что в этой области мне уже нечему тебя учить, - признался он. - Могу лишь добавить, что в трюме галеры держат козу, которую взяли ради её молока, а корабельный кот успел пометить все углы, сердитый на то, что вместе с ним путешествуют две собаки.

Они не спеша брели по улице, и Гаррет размышлял о том, что сказала девушка про своего погибшего знакомого.

- Я только дважды покидал этот город, - сказал он вслух, словно продолжая какую-то предыдущую тему. - Уходил охранять караван на Большом Караванном Пути. Успел повидать и города, и кучу поселений, но почему-то взгляд ни на чём не задержался. В море тоже никогда не тянуло, хотя по долгу службы часто приходится помогать береговой охране. Но одно мне известно точно: каждая девушка - драгоценная. А особенно та, которой с первой встречи захотелось сказать именно это слово. Но поговорим по существу. Поскольку самое первое патрулирование именно за нашим отрядом, будем ориентироваться на запахи. Трудно охватить своим вниманием солидный квартал города, особенно если это Бебетта. Но ты уже знаешь всё, что можно тут унюхать, так что не пропустишь сочетаний крови, страха, перегара и тому подобных "ароматов", которые чаще всего предупреждают нас о беспорядках.

У него была манера говорить обо всём и сразу, и переключаться с темы на тему без видимого перехода. Словно он думал вслух, и одновременно охватывал в своём мозгу несколько картин. Есть люди, которые мыслят словами и предложениями, а есть такие, которым привычнее мыслить образами. Гаррет Коноллан принадлежал к числу последних. Речь его двигалась вслед за мыслями, а научить его говорить стройно и последовательно никто не удосужился.

- Чтобы понять, по чьему произволению судьба разлучила вас, тебе однажды придётся вернуться туда, откуда ты бежала в такую даль. - Он пристально посмотрел на Саффи. - И быть сильной, как твой отец. Хотя, в ближайшее время это вряд ли получится. - Он снова прислушался к ветру, и добавил без сомнения в голосе: - Галеры придут раньше на несколько часов. Мы увидим, как они причаливают, ещё затемно.

С этими словами он свернул на дорогу, спускавшуюся к причалу, мимо возвышающейся громады Полукруглого дворца и ажурных решёток, которыми окружали свои дома жители портового района.

+5

19

Саффи принюхалась ещё раз – совсем не для того, чтобы перещеголять Наставника (свои возможности девушка оценивала здраво и понимала, что до его опыта ей, пока что, как до Луны пешком) – и звонко рассмеялась:
- Кот чёрно-белый, крупный и очень пушистый, да он сердится на капитана из-за щенков и, одновременно, доволен, потому что на последней стоянке перед Бебеттой ему удалось прогуляться на берег и найти себе кошку, - конечно, её любимцем был и оставался Иней, но и мурлычущих пушистиков Саффи тоже любила и была совсем не против завести и такого питомца.   
Со стороны это, наверняка, выглядело ребячеством чистой воды, но девушке было необходимо чем-то перебить тяжёлые воспоминания и поэтому, услышав о том, что Наставник покидал Бебетту, Саффи навострила ушки, надеясь на интересную историю. Однако, «Белый Лис» сумел удивить её всерьёз: девушка чуть не застыла на месте – не будь он Наставником, Саффи рискнула бы предположить, что услышала признание, если не в любви, то в очень близких чувствах – и полыхнула нежным румянцем, став ещё красивее.
Саффи и в голову не пришло бы посмотреть на  Ирса Нотхельма, как на мужчину, не говоря уже о её Наставнике из Азнавура - Огастесе Кирни, приходившемся девушке двоюродным дядей, но Гаррета Коноллана невозможно было сравнивать ни с одним из них. И, кажется, Саффи поняла, почему этого мужчину называли живой легендой – такого человека можно либо любить, либо ненавидеть, но не остаться равнодушным. Ненавидеть Саффи не хотела – им предстояло целый год провести бок о бок, любить – не имела права: до окончания срока наставничества, ученица для Наставника - запретный плод.
Впрочем, девушка быстро выкинула неподобающие мысли из головы - если бы она пила в «Весёлых гусях» не сок, а вино, точно бы решила, что они явились спьяну – и сосредоточилась на том, что Гаррет говорил о предстоящем патрулировании:
- Если достанется район у Пристаней или Отнорье* - придётся побегать, там постоянно что-нибудь случается, - хмыкнула девушка. – В последний раз один упившийся идиот поджёг «весёлый дом» - не понравилось, как его обслужили. Солнце дома прокалило насквозь – соседний трактир вспыхнул, как берёста для растопки, а там понеслось: еле потушили, но половина улицы всё-таки в угли превратилась.
О своём прошлом, и о Хаконе девушка больше говорить не хотела, а то, что рано или поздно ей придётся вернуться, знала и так. Вернуться и разворошить осиное гнездо – если уж род Стейнгард решил считать смерть наследника несчастным случаем, значит, им чем-то невыгодно разоблачение убийцы. Порадовавшись, что Наставник не умеет читать мысли, Саффи потрепала по холке Инея и тихонько замурлыкала себе под нос:
- Там у третьего причала**
Сизый парус, парус белый,
Делят небо от начала
До рассвета рваной раной,
Слышишь? Море омывает шрамы,
Посыпает крупной солью
Струпья цвета бычьей крови,
Словно память древней боли.

Дороги сплелись
В тугой клубок влюбленных змей,
И от дыхания вулканов в туманах немеет крыло...


*Отнорье - кварталы, где проживает беднейшее население Бебетты, а также личности, имеющие трения с законом. Весьма опасное место, где можно лишиться не только кошелька, но и головы.
** Мельница "Дороги"

+6

20

Гаррет покосился на неё.

- Говорят, что поскольку у всех Лисов хороший слух, они все умеют петь, - сказал он, и усмехнулся. - Я петь не умею. Но мне понравилось, как ты пела в трактире. Я слышал, что твоя мать - прекрасная певунья, и всегда жалел, что не могу услышать её голос. Но наверное, теперь я представляю себе, что это такое. Наверняка у вас это наследственное.

Он поднял голову, всматриваясь в небо, но ничего особенного, кроме нескольких чаек на пределе видимости, там не было.

- То, что ты сейчас говорила, напомнило мне другие стихи. Я думаю, что никто не воспринимает стихи так, как мы, Лисы.

Он сосредоточился, а потом прочитал оборванные четверостишия, явно бывшие куском какой-то песни:

"...В капле воды
слышен плач по дождю.
Руку в кулак - на сердце рана.
И кто его знает,
что там, впереди,
Что там, за пределом тумана!

Но ты верь! Наступит рассвет.
Верь, что в апреле весна у дверей.
Верь, что не в золоте счастье,
Верь, что беда - как ненастье.
Вот она была - а вот её и нет..." *

- Мой самый первый наставник говорил, что эти стихи сочинил какой-то человек ещё до того, как появились кланы. - Гаррет говорил спокойно, даже как-то философски, словно делился мыслями. - По тем урывкам, которые можно найти в летописях, это было страшное время. Все воевали против всех. Убивали даже женщин и грудных детей, просто за то, что они оказывались на дороге. Люди изобретали всё более и более страшное оружие, которым можно было убивать сразу сотни, тысячи других людей. И всё-таки тот человек, который сочинил эти стихи, верил, что однажды это закончится, и жизнь станет лучше. - Он едва заметно улыбнулся. - Мы часто считаем, что платим слишком дорогую цену за наши способности, за Равновесие, которое нас охраняет. А мне почему-то кажется, что эта цена - ничто. На самом деле, мы живём так, как нам нравится, и просто не представляем, как нам повезло родиться именно сейчас. Если бы люди почаще вспоминали о том, от каких ужасов они освобождены, они вели бы себя лучше. И уж точно не поджигали бы Весёлые дома. Кстати, ты угадала: именно нам досталось Отнорье. Вот по этому поводу я и думаю: драться с твоими приятелями сейчас, или повременить недельку, пока не сменится район патрулирования? - Теперь он явно посмеивался, хотя вроде бы оставался серьёзен. - Не могу же я оставить свою драгоценную ученицу без своего присмотра в такие трудное время.

Где-то вдалеке пели песни подвыпившие моряки. Но это были местные, свои. Как ни странно, с ними было проще найти общий язык и призвать к порядку.
__________________________________________
* Чьи стихи - не знаю. Слышал когда-то давно.

+4

21

- А вы пробовали, Наставник? – точно так же, искоса, но с лукавой искринкой в глазах, взглянула на него Саффи, и пояснила: - Петь по-настоящему, а не только в мыльне. Почему-то все думают, что в мыльне очень хорошо петь, - девушка фыркнула, вспомнив, как однажды, стоя перед дверью, пригрозила утопить в бадье для стирки младшего брата, если он не прекратит голосить, словно кот, которого ухватили поперёк живота. Увы, хоть внешностью Витар и пошел в Блэкхиллов, голоса ему не досталось. – Если мама приедет меня навестить этим летом, вы сможете услышать как она поёт.
Саффи хотела добавить что-то ещё, но умолкла, слушая стихи. Знакомый нетерпеливый зуд в кончиках пальцев требовал от неё немедленно схватиться за лютню и подобрать к этим словам музыку, вот только для песни не хватало ещё, самое малое, пары куплетов, а дописывать чьи-то стихи – это, как говорится в пословице, всё равно что «пришивать хвост чужой кобыле».
Девушка немного помолчала, обдумывая последние слова Наставника, и осторожно – не хотелось ляпнуть что-нибудь глупое – сказала:
- Наверное, сейчас люди просто не могут представить те ужасы, что были тогда, поэтому и не вспоминают. Ведь это было очень давно, а летопись – это строчки на бумаге. Извините, - Саффи смешалась и умолкла – собственное объяснение показалось ей наивным и неуклюжим. Она сама себя не узнавала – новый Наставник, абсолютно ничего такого не делая, выводил девушку из равновесия, задевая какие-то глубоко спрятанные струнки в душе, о которых Саффи прежде и не подозревала.
Проходя мимо аккуратного жемчужно-розового особнячка, окружённого кованой, в виде вьющихся лоз, оградой – наверняка, обиталище какого-нибудь состоятельного купца или судовладельца – девушка поймала себя на странном, если не сказать, сумасшедшем желании: протянув руку, дотронуться до платиновых прядей и узнать, какие они на ощупь.
«Саффи, ты спятила!» – мысленно выговорила себе девушка. – Ты ещё рубашку с Гаррета… ой, с Наставника Гаррета сними и возьмись шрамы пересчитывать!»
Иней, чутко уловив волнение хозяйки, напрягся и посмотрел на идущего по другую сторону от неё мужчину, с хищным огоньком в глазах, но не услышав команды, успокоился. Саффи принялась вспоминать подвиды песчаных дракончиков, чтобы отвлечься от неподобающих мыслей, но почему-то подумала, что в детстве Наставника, наверняка дразнили Рысёнком из-за цвета волос – и вряд ли добродушно. Большинство людей не любит, когда кто-то так сильно отличается от других.
- Мы сейчас куда? – спросила Саффи. – К Наставнику Ирсу или хотите посмотреть, где я живу?

+4

22

- А это возможно? - живо переспросил Гаррет, и сам засмеялся. - Нет, я не собираюсь заходить так далеко! Жилище ученика - это его неприкосновенная территория, мне там делать нечего. По крайней мере, пока нет повода нарушить твоё уединение. Пойдём лучше в гавань. Тем более, что мы совсем недалеко. Прикинем, куда нашим завтрашним гостям удобнее всего перекидывать неучтённые и не обложенные налогом товары.

В Земле Кланов основным налогом был налог на торговую прибыль. На часть этого налога городские власти следили за порядком коммуникаций, содержали стражу и делали множество иных полезных вещей. Остальное шло в казну местного Старшего Князя, который в свою очередь отчислял часть Князю-Хранителю, в государственную казну. Так что любителей не платить пошлины за ввозимые товары было хоть отбавляй. Контрабандистов в основном ловила береговая охрана, они не приставали в официальном порту. Но и тут находились капитаны, которые норовили припрятать часть того, что подороже и поменьше в объёме, и переправить на берег в обход таможенников.

Гаррет Коноллан предпочитал каждый раз осматривать все подходы к суше заранее, тем более, что у многих контрабандистов были на берегу свои компаньоны, с которыми они делили неучтённую прибыль. Эти компаньоны соревновались с таможенниками в искусстве наладить неприметные спуски, или тайники под вынутыми из причала камнями, к которым можно было добраться, спустив на воду маленькую лодочку. Иные рисковали даже опускать товары прямо в воду в непромокаемых кожаных мешках, или бутылях из толстого стекла, чтобы умельцы - пловцы и водолазы вылавливали их и прямо по воде доставляли в укромные места. Всё это Гаррет поведал Саффи, пока они шли по широкому спуску к причалам. Где-то справа от них над берегом поднималась громада Полукруглого дворца. Со стороны гавани это сооружение с длиной террасой вдоль всего фасада можно было рассмотреть в подробностях от начала, где широкая лестница спускалась прямо к воде, до дальнего конца, где колоннада обрывалась, уходя прямо в скалистый берег.

К слову, мужчина тоже уловил волнение девушки, но сделал вид, что ничего не замечает. Как мастер ориентироваться по запахам, он с довольно большой степенью вероятности улавливал изменения в состоянии человека по тем ароматам, что от него исходили. Это только для иноклановиков и менее опытных Лисов ничего не менялось, если человек волновался. Но вот причину волнения точно угадать было нельзя. На запахе же не написано: "Это от того, что ты заинтересовал девушку".

- Буду рад послушать пение твоей матушки, госпожи княгини, но не обещаю, что начну петь в ответ. Даже в мыльне. Боюсь, что на то рычание, которое у меня получается вместо песни, этот пёс поднимет такой лай, что присоединятся все окрестные собаки вплоть до тех, что живут на противоположном берегу.

Он произносил всё это весело, хотя его намётанный взгляд уже скользил по причалу вдоль доков, улавливая малейшие изменения знакомой местности.

+4

23

- Почему же нет, - улыбнулась Саффи в ответ на вопрос Наставника. – Не искать же по запаху, если вдруг срочно понадоблюсь. Вы сразу будете знать, куда идти, - и умолкла, предоставив мужчине самому решать. Все равно потом придётся зайти домой – сменить обувь и взять ещё кое-что очень полезное на дежурстве, особенно, если  дежурить предстоит в Отнорье. Но Наставник не переставал её удивлять: представив мужчину распевающим в мыльне, да ещё вместе с Инеем, девушка закашлялась, едва удерживаясь, чтобы не захохотать во весь голос, и отдышавшись, посоветовала:
- Тогда вам стоит спеть в трактире, когда посетители задержатся, а потом взять с хозяина плату за то, что они ушли сами, без помощи вышибалы.
А вот из рассказа, больше похожего на полноценную учебную лекцию, о разных способах провоза и укрытия контрабанды, Саффи, покусав губку и внимательно посмотрев в сторону берега, сделала совсем неожиданный вывод:
- Я бы, на месте контрабандистов попробовала устроить тайники там, - девушка кивнула в сторону Полукруглого дворца, - у него же вместо фундамента скала, а она уходит к берегу. Основание резиденции, наверняка, на захоронки не проверяют - недаром же есть поговорка: «лучше всего прятаться под фонарём».   
Почти тут же Саффи вспомнила, как впервые попав вместе с братьями на шхуну дяди Рамиро, они облазили «Калиару» вдоль и поперёк, найдя пару укромных мест, о которых сам дядя и не подозревал, а Рая дядя лично снял с мачты за шиворот – братцу тогда здорово досталось! И тут же напряглась, как натянутая струна, крылья носа дрогнули - девушка стала похожа на гончую, взявшую свежий след. Саффи коснулась плеча мужчины, признеся одними губами:
- Наставник, оттуда, - кисть взметнулась, указывая условным знаком разведчиков направление – в противоположный от них конец бухты, - пахнет обработанной сон-травой.
По лицу девушки скользнула тень: сама по себе сон-трава – небольшое, растущее кустиками растение с бледно-жёлтыми цветочками и блёкло-зелёными, словно припорошёнными пылью, узкими листьями была полезна. Из её цветов делали отвар, действующий гораздо мягче, чем снотворное зелье из мака, но те же самые цветы, только особым образом высушенные и истолчённые в порошок, с добавлением ещё пары травок, оказавшись в вине, могли даровать человеку вечный сон.
Саффи посмотрела на Наставника, спрашивая взглядом: «Что будем делать?» и невольно, как всегда, когда волновалась, потёрла внешнюю сторону запястья, где под тонким льном рукава прятался узкий белый шрам – памятка, полученная во втором походе на Пустоши.

+5

24

"Пойдём, посмотрим", - так же взглядом, но ещё и беззвучно шевельнув губами, ответил Гаррет, и невольно бросил взгляд вниз, на туфельки Саффи. Но решил, что вряд ли они помешают ловкой девушке, особенно если не придётся скакать по камням, как местным козам. Её жест тоже не ускользнул от разведчика, но интересоваться, откуда взялась отметина, в данный момент было некогда.

Кивнув, Гаррет двинулся вдоль набережной с видом человека, который решил прогуляться, подышать воздухом, чтобы потом лучше спалось. Лисы практически все умеют ходить так, что со стороны создаётся обманчивое впечатление медлительности, а на деле получается достаточно быстро. Тут действует так называемый "эффект относительности": надо смотреть не на походку Лиса, а на стоящие у него на пути предметы, потому что лишь относительно неподвижных объектов его настоящая скорость перемещения становится заметна. Вот только разведчики умеют привлекать внимание к себе, чтобы у предполагаемого противника не было искушения смотреть на что-то ещё. В данном случае, если бы кто увидел любопытную троицу: девушку в окружении беловолосого Лиса и белого пса, - они и без особых ухищрений привлекли бы к себе внимание. На то и рассчитывал Гаррет. Причалы длинные, пока они с Саффи могут идти открыто, а когда нужно будет замаскироваться - они это легко сделают, потому что на берегу очень много посторонних предметов любой величины и конфигурации. Даже особо стараться необязательно.

- Вперёд не лезть, в драку не соваться, - предупредил Гаррет, когда они прошли с десяток шагов. - Мне нравится твоя идея с тем, чтобы посмотреть, что делается в фундаменте дворца. Надо будет сделать это до прихода галер.

Он принюхивался, теперь уже чётко различая запах сон-травы. Если бы её тут распаковывал лекарь, который намеревался сделать из неё лёгкое снотворное для престарелых пациентов с бессонницей, они бы уже учуяли характерный запах "аптеки". Нет, Саффи была совершенно права: тут пахло преступными намерениями. У Гаррета даже мелькнула мысль послать девушку за стражей, но он чувствовал присутствия только двоих человек, а с двумя они и сами справятся. Дольше бегать туда-сюда.

Лишь бы эти двое не оказались Медведями. Впрочем, присутствия людей этого внушающего трепет клана Коноллан не чувствовал.

+5

25

Саффи на миг опустила ресницы, соглашаясь – туфли ей, и в самом деле, не помешают, - и, мгновенно ухватив идею Наставника по отвлечению внимания, лишь чуть изменила ритм шага, но этого хватило с лихвой: в движениях девушки появилась отчётливая томность, а едва уловимое покачивание бёдер обеспечило значительной части встречных мужчин вывих шеи и задержку дыхания. 
А в ответ на предупреждение, едва заметно приподняла бровь: «Какая драка? Я в сторонке постою, Наставник». Саффи никогда не любила ближний бой – кровь тварей тяжело отстирывалась от одежды, вот дальний – совсем другое дело, так что небольшой сюрприз у неё при себе имелся. И потом, двое на одного – это нечестно.             
Иноклановик вряд ли расслышал бы хоть что-то членораздельное почти на противоположном конце отнюдь немаленькой бухты, в неумолчном шелесте волн, крике чаек, разъевшихся на отбросах, остававшихся после утреннего и дневного лова, когда на берегу потрошили рыбу, и городском шуме, но для двоих Лисов это было детской игрой:
- Ты, чучело бестолковое, - говоривший поперхнулся кашлем, выдававшем в нём заядлого курильщика, - аккуратней отнорок закрывай, чтобы товар не отсырел, а то этот старый кальмар Кривозуб живо доли уменьшит за недогляд.
- Скорей бы! – ничуть не обиженно, откликнулся второй голос, более молодой. – Ох, как гульну в «Хмельной каракатице»! Рыжий с Коротышкой лопнут от зависти!
«Гульнёшь», - ехидно согласилась с ним девушка. – «Только совсем не в “Каракатице”, а в городской тюрьме. Но это ничего, там даже лучше кормят – в “Каракатице”-то, по слухам, жаркое раньше мяукало».
Саффи принюхалась, определяя клан преступников и, скривившись, поспешно обернулась в сторону моря – молодой жулик то ли был любителем острого, то ли оказался на мели – похоже, несколько дней подряд он питался только луковым супом.
- Эй, красавица, осторожней, - проходящий мимо темноволосый Лис с матросским сундучком, едва не столкнулся с Саффи, разминувшись с ней только чудом. И улыбнулся Гаррету. – Повезло тебе, парень, - такую девушку отхватил. У неё, случайно, сестры нет? Я бы прям щас женился.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-30 22:12:50)

+5

26

- Ты под ноги смотри, - посоветовал ему Гаррет, подхватывая Саффи под локоть. - А то сундук потеряешь.

Судя по доносившимся запахам, контрабандисты принадлежали к клану Гиен. Кто бы удивлялся? Когда-то на всём побережье обитала Гиенья морская стража, а теперь приходилось справляться Волкам и Лисам. Большинство Гиен-моряков предпочитали собственный бизнес, или и вовсе шли в пираты и контрабандисты, отворачиваясь от службы, которой когда-то так гордились. Те же редкие экземпляры, которые всё-таки занимались тем же, что сейчас делали Гаррет со своей подопечной, демонстративно предпочитали обходиться без помощи разведчиков-Лисов. Этого Коноллан понять не мог, как ни пытался. Назвать подобное поведение "гордостью" он затруднялся. Что тут такого зазорного - пользоваться услугами профессионального разведчика? Но не уговаривать же командира Гиеньей десятки Моркайо Даграка, что он должен взять в число своих людей Лиса! Даграк ладил с Волками и его люди неплохо работали, особенно в море, когда нужно было в туман, или проливной дождь с ветром выследить особо наглых контрабандистов. У Гиен есть магическое качество, в котором им уступают все остальные кланы, за исключением разве что Лисов: ориентация в пространстве. Лисы чуяли нужное направление по запахам, и это не всегда срабатывало, особенно если находишься очень далеко от берега. Ветер может сыграть злую шутку и принести запах суши не с той стороны, где она на самом деле находится. Гиенам же запахи были не нужны. Они просто всегда знали, куда надо плыть. Что же, у каждого свои достоинства и недостатки.

- Тот, который кашляет - Верт Ушава по прозвищу Живопыра, - негромко объяснил девушке Гаррет. - Противная личность. С ним нужно быть осторожнее, он владеет парой подлых приёмов и может пырнуть ножиком просто на всякий случай. Второго я не знаю, кто-то из здешней Гиеньей молодёжи, обитающей в Нижних Бараках.

Бараки считались самым злачным местечком Отнорья. В них селились бессемейные, иногда отпущенники, или бывшие преступники, из разряда таких, которые охотно взялись бы за старое, но делают вид, что собрались жить честно.

- Выпускать их с пристани нельзя, - предупредил Гаррет. - От следующей тени применяем маскировку.

После чего отпустил локоть Саффи, сделав вид, что усмотрел нечто среди штабелей ящиков, но на самом деле продолжая двигаться в нужном направлении.

+5

27

«Ясно», - Саффи кивнула, принимая информацию к сведению. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять - Верта Ушаву, как более опасного противника, Наставник решил взять на себя, а ей оставил молодого Гиена, или вовсе, предпочёл бы, чтобы девушка постояла где-нибудь в сторонке. – «Ну-ну», - Саффи хитро улыбнулась про себя, - «можете не сомневаться, Наставник Гаррет, ваше указание я выполню».   
- Жди, - Саффи тихонько отдала команду Инею – теперь пёс мог бы их выдать. Волкодав чуть шевельнул ушами и застыл белой статуей в тени груды ящиков, где, судя по запаху нагретого солнцем камня, были приготовлены к погрузке «слезы девы» - недорогие, но весьма полезные амулеты из магического камня, предотвращающие порчу и гниение продуктов. Светло-голубой камень добывался в песках Бебетты и пользовался спросом по всей Земле Кланов.     
Саффи выдохнула, сосредоточилась и, сделав крошечный, почти незаметный шажок, слилась с тенью от пары объёмистых тюков, пахнущих хлопком и краской. Проскользнуть - замереть, расслабив все мышцы – снова скользнуть. Всё это было для Саффи, естественно, как дыхание. Занятия в школе разведчиков лишь помогали раскрывать клановые способности в полном объёме, превращая их в мощное оружие, сполна компенсирующее некоторую обделённость клана физической силой.
При этом девушка не забывала прислушиваться, тем более, что преступники явно расположились на песочке и маялись бездельем в ожидании своих денег.
- Верт, а чегой-то мы тут сидим? – молодой Гиен смачно зевнул и почесал живот. – Пока ещё явятся. Нам что теперь, всю ночь твоего Кривозуба караулить?
- Надо будет, сопляк, - рыкнул «Живопыра», - ты у меня в море караулить пойдёшь с голым задом!
- Почему с голым? – с прорвавшейся в голосе злостью спросил его напарник.
- Портками своими махать будешь, чтобы Кривозуб мимо не проплыл, а если тебя какая-нибудь рыбина за зад цапнет – тоже полезно: не заснёшь, - «Живопыра» скрипуче засмеялся.
- Я тут слыхал, - осторожно начал молодой Гиен, - один учёный умник придумал такие цигарки из сон-травы, что их закуришь, и как наяву сны видишь, такие красивые, что просыпаться неохота.
- Ты не своих дружков слушай, а меня, - наставительно обронил Верт. – Они как были мелочью на побегушках, так и останутся. А ты, гляжу, парень толковый, подучить немного и можно дела делать.
Небольшая раздвоенная скала, из-за которой доносились голоса, приближалась на глазах – ещё шаг… Наставник вышел из тени и заходящее солнце окрасило его платиновую гриву зловеще-багровыми бликами. Саффи, скользя рядом, едва заметно, особым движением опустила руки, высвобождая сюрприз из ножен, закреплённых на предплечьях: длинные рукава её рубашки скрывали не только шрамы.

+5

28

Гаррет остановился. Такой безопасный и даже вроде бы без оружия. Если не приглядываться.

- Слушай его, - согласился Лис, даже как-то философски, словно с самого начала участвовал в разговоре. - Он тебя научит... как следующие лет пять провести на галере в качестве гребца. Вас, парни, разве не учили, что баловаться травкой вредно для здоровья?

Живопыра отреагировал моментально, выхватив длинный нож и прыгнув на Лиса. Гаррет уклонился, ударив его ногой как раз так, что бандит не удержался на ногах и покатился по камням. Второй Гиена, не дожидаясь, что произойдёт, резво подался назад, и уцепился за камни, намереваясь залезть на скалу.

- Присмотри за ним! - быстро сказал Гаррет.

На большее у него времени не хватило. Противник оказался на редкость ловкий, потому что уже вскочил на ноги и махаясь ножом, наступил на разведчика. В драке на ножах обычно побеждал тот, у кого сноровки больше и лезвие длиннее, но в данном случае, оба двигались быстро, и у обоих ножи были примерно одинаковые. Гаррет успел подумать, что совершил ошибку. Надо было нападать неожиданно, или позвать стражу. А так он подвергал Саффи опасности, оставив её у себя за спиной, разбираться с молодым бандитом. Тот, конечно, больше хотел удрать, чем драться, но ведь он может в любой момент передумать.

+4

29

Молодой Гиен, прижавшись спиной к скале, переводил взгляд то на оскалившегося Живопыру, выхватившего нож, то на словно из-под земли возникшую перед ним девчонку. Верту явно было не до напарника, приходилось решать самому.
«И чё я туда лезу, я ж не Рысь, чтобы по камням ползать? – неожиданно доходит до Гиена. – «Свалить девку и делать ноги!»
Мысль кажется простой и очень умной – парень, хищно ощерясь, отлепился от нагретого солнцем камня, а в тёмных глазах загорелся злой огонёк.
Шорох, едва уловимый отблеск стали – и Гиен кулём повалился на песок, ошеломлённый внезапной дикой болью в ноге. Чуть ниже его колена, войдя до половины, торчит «стриж» - узкий, отточенный до бритвенной остроты, метательный нож. Несколько таких птичек у Саффи всегда при себе.
Не помешало бы его связать, для надёжности, но подходить девушка не рискнула – зубами цапнуть этот тип вполне может. Хотя… Гиен, хрипло взвыв, приподнялся, пытаясь подтянуть к себе раненую ногу и второй нож, перевернувшись в полёте, ударил его рукоятью в переносицу, лишая сознания.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-05-03 19:14:13)

+4

30

Краем сознания Гаррет уловил, что там делает Саффи, и удовлетворённо хмыкнул.

- Молодец, девочка, - едва слышно выдохнул он, и понадеялся, что Саффи не станет ему помогать.

Живопыра был куда опаснее своего молодого подельника, и главное - у него имелся огромный опыт рукопашных драк. Правда, он недооценивал Лиса, потому что поддавался на обычное заблуждение, которое гласило: "Лисы - они слабее всех, и с ними легко разделаться".

Не спеша разуверять Верта в этой глупости, Гаррет пару раз отпрыгнул от его ударов, двигаясь в сторону кромки воды. Здесь, рядом с причалом, берег был обрывистый и глубина - десяток метров, не меньше. У Гаррета в мыслях не было топить этого Гиену, тем более, что представители этого клана прекрасно плавали. Зато Лис делал вид, что вынужден отступать, отбиваясь от противника, и Живопыра поверил, что ему удастся быстро покончить с этим беловолосым и неизвестно откуда взявшимся разведчиком. Прорычав нечто нецензурное, он в очередной раз прыгнул на Лиса. Он рассчитывал, что если и не достанет того ножом - зато вынудит оказаться у края причала и столкнёт в воду. Лисы тоже хорошо плавают, но можно ведь не дать ему выбраться обратно на сушу.

- Медленно двигаешься, дядя, - подзадорил противника Гаррет, делая ещё один короткий шажок назад и отбивая нож, направленный ему в живот. - Коленки дрожат? В штаны наделал, когда я тебя тут застукал с травкой?

- Убью!!! - рявкнул Гиена и прыгнул вперёд.

Этого и ждал Лис. Легко уйдя от удара и оказавшись сбоку, он пинком добавил и без того разогнавшемуся Гиене ускорения - и Живопыра полетел в воду. Он почти сразу вынырнул и попытался уцепиться за край пристани, но Лис спихнул его обратно.

- Остынь, - посоветовал он. - Сейчас стража подойдёт и поможет тебе вылезти.

Скользкие камни мешали Гиене вырваться обратно, но он и не стал, вместо этого оттолкнувшись и поплыв от берега. Видимо он решил, что выберется на берег в другом месте. Но к ним уже бодро двигалась лодка береговой охраны.

- Эй, на лодке! - крикнул им Гаррет. - Подберите клиента!

После чего отвернулся и подошёл к Саффи. Вид у него был такой, словно он и не дрался только что с Гиеной.

- Надеюсь, ты никому не скажешь, что я рисковал твоей шкурой, оставив за своей спиной наедине с этим молодчиком? - спросил он, виновато улыбнувшись.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Лук, кинжал, дорога…