В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Меч и роза


Меч и роза

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Место действия: Азнавур и его окрестности. 

Участники: Северин Изегрим, Стефания Эгейл, члены их семей.   

Сколько лет прошло со времени основных событий: 24 года.

Исходные данные: Мы разные. И что тут говорить?
Огонь и лёд схлестнулись так нечаянно.
Совпали? - Нет, совсем. Но трудно не любить,
И губы ближе вовсе не случайно.

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/2a/53/53/2a535359886461cd81418805d7537462.jpg


Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-17 15:16:31)

+6

2

Человек предпочитает охоту поимке.
Блез Паскаль

- Не отставай, Витольд!

- Сев!.. – Рослый беловолосый Вариад не поспевал за молодым сыном Князя-Правителя и сквозь зубы ворчал на традиции такого рода мероприятий, только мешающих бывалому легионеру. На свои годы Витольду было грех жаловаться – после сорока для мужчин его клана наступает самый расцвет сил, но… что и говорить – в Северине буйствовала юная и горячая кровь Эрика Изегрима, щедро снабженная упорством матери, Исабэль из его почти родного Дома Даверциан. И порой молодой Волк порой был вертляв как истинный Лис, чтобы выскользнуть из умелых рук наставника.

- Северин! – Уже в полный голос. Хруст под копытом внизу, короткое и болезненное ржание. Не лес, а настоящее испытание для верховой охоты. – Талисман Великий! Твоя лошадь поранила ногу, я отведу ее к ловчим и вернусь…

- Это твоя лошадь, мастер! – Темная макушка насмешливо склонилась в полупоклоне - клинок сбоку в ножнах с готовностью бряцнул о "броню" попоны. – Я всего лишь позаимствовал ее тебе на время охоты. – Северин выпрямился в седле, темно-карие глаза вспыхнули янтарным, точь в точь как у матери, вызовом. – Косуля хороша, я не могу ее упустить… Я вернусь быстрее, чем ты. Тем более, что силы ее на исходе. – Острием арбалета младший сын Князя-Хранителя указал на точечный алый след раненого животного, теряющийся в кустарнике впереди. – Добыча близка, и своего скакуна я не оставлю.

Гаррадо всхрапнул, сострадальчески косясь на пострадавшего сородича круглым черным глазом. Карая шерсть вокруг последнего матово блестела в слабых лучах набравшего силу весеннего солнца, пробивающихся через глухую листву. Птицы заливисто осыпали нотами двоих нежданных гостей маленькой лесной прогалины. Здесь уже стихали все звуки оставшейся где-то в стороне основной охоты, на которой верховодили вдвоем Северин с кузеном Вальдо Блэкхиллом, проворным Черным Лисом. Наверняка Вальд в окружении цвета всего двора тоже нашел желанную жертву, и под разгорающийся лай нескольких собак гонит обезумевшего оленя или зайцев по густой траве меж деревьями прочь от этих мест…

- Вас ждет Айлен, милорд. – От досады Витольд перешел на официальное обращение, неторопливо слезая с пострадавшего скакуна. – Подумайте о том, что Вы оставляете миледи одну!

- Миледи Айлен Лонгхвост наверняка уже забыла о моем существовании в компании мессира Рэйвена, легионер. – Северина накрыла волна ироничного отпора, выразившегося в оскале, но тут же юноша смягчился. – Витольд, прошу тебя, я ведь не потеряюсь… В конце концов, ты учил меня ориентироваться по дюнам возле Пустошей в поиске нужной тропы!..

- О чем я бы попросил тебя… - Смутившийся – довольно редкое состояние для воина – Вариад удрученно приложил ко лбу руку, второй поглаживая жалобно взбрыкивающего бабкой коня.

- Я никому ничего не говорил. – Северин понимающе увел в сторону уголок губ, глядя на колеблющегося наставника. – Пойди и ты мне навстречу - это всего лишь лес, в который мы не раз с тобой выезжали. И я прекрасно его помню – справа впереди, после кустарника, начнутся большие поляны, а слева сосняк станет совсем густой. К тому же, я не забывал надламывать ветки, как ты меня и просил каждый раз…

- Талисман с тобой. – Витольд увернулся от мокрых и широких губ своего скакуна и согласно махнул рукой. – Я лучше подожду тебя здесь, а твоего коня нагрузим добычей. Теперь ты обязан с ней вернуться. – Саркастическая ухмылка была ответом недавней насмешке со стороны младшего сына Правителя.

- Возвращайся к лагерю, легионер. Я не заставлю тебя долго ждать. - Короткий кивок перед тем, как почти без шума удалиться в густую зелень.

«Айлен… Великие Предки». Конечно, Северин не забыл о ней, но прекрасная Волчица по-прежнему лишь загадочно улыбалась обоим парням, не давая ответа на однозначные попытки ухаживания обоих. Сын советника Релиана Рэйвена, Орест,  тоже был увлечен желто-зеленым, как у кошки, взглядом миледи Лонгхвост, и не собирался уступать сопернику. «Значит, не мое… Впрочем, мы еще посмотрим!» Представив себе картину – он возвращается с косулей на Гаррадо… нет, лучше на плечах!... в лагерь, где его с приветствиями встречают все гости охоты, и среди них миледи Айлен с ее насмешливым кошачьим взглядом – Северин даже что-то замурлыкал себе под нос от предвкушения. Дело оставалось за малым – но косуля не могла уйти далеко, он удачно попал в бок над задней ногой, как и наставлял его Лисий Князь Рейнольд в частной беседе как-то раз этой зимой возле камелька за чашей глинтвейна.

+7

3

Пушистый ком едва заметно шевельнулся, прислушиваясь к торжествующему пению рогов и яростному лаю, доносившемуся на небольшую, окружённую великолепными мачтовыми соснами полянку, смутным прерывистым гулом.
- Они сюда не придут, Лёд, - тонкие пальцы утонули в густом меху, почёсывая за ухом и заставляя зверя блаженно жмуриться. – Или ты хочешь присоединиться?
Пёс пренебрежительно чихнул: пусть зайцев и косуль гоняют мелкие пустолайки. Его добыча – лось, кабан, медведь или тот, кто задумает зло против обожаемой хозяйки. Нет, это уже будет враг и если добычу Лёд ещё мог пощадить, то посягнувший на хозяйку встретит смерть.
Треск ломающихся кустов заглушил все звуки, заставив пса подняться в мгновение ока. Миг – и из зарослей выскочила косуля: в её тёмных глазах бился ужас, запавшие бока ходили ходуном, а с губ срывались клочья пены: все оставшиеся силы умирающее животное вложило в прыжок, покрывший половину прогалины, надеясь спастись.
Девушка молниеносно соскочила с камня и бросившись к животному, упала рядом на колени, почти одновременно с косулей, рухнувшей навзничь.
- Вас бы так! – зло бросила девушка в сторону, где должны были находиться охотники, и зажав одной рукой жилу, другой – резко выдернула стрелу. К счастью, наконечник был гладким, а не зазубренным, и вышел легко. Из пережатой артерии засочилась кровь, девушка напряглась, прикусила губу, её лицо побледнело, став словно выточенным из мрамора -  только ладони, сквозь которые переливалась в тело животного жизненная сила, окутывало едва заметное золотистое мерцание. «Видел бы дедушка, что я сейчас делаю, наверное, надрал бы уши!» Но иначе Стефания не могла – Фарго Эгейл мог по праву гордиться внучкой, унаследовавшей не только целительный дар знаменитого деда, но и усвоившей главную заповедь: «Не пройди мимо чужих страданий!»
Пес, по-своему чувствовавший всё происходящее, вдруг заскулил тоненько и жалобно, как щенок, испугавшись за хозяйку.
- Всё, уже всё, - Стефания отняла руки – на шкуре животного, вместо ужасной раны, белела тонкая полоса зажившего шрама – и легонько шлёпнула косулю по боку. – Убегай скорее, девочка, и больше не попадайся!
Косуля благодарно ткнулась мордой в плечо девушки и последовала доброму совету, мелькнув хвостом уже на противоположной стороне поляны. Стефания усмехнулась: «Хотела бы я увидеть лицо этого горе-охотника, когда он поймёт, что добыча ускользнула у него из-под носа!», и вынув из поясного кармашка влажный лоскут, тщательно протёрла окровавленные ладони. Лёд привычно подставил холку под руку хозяйке, помогая подняться – огромный снежно-белый пёс стоя чуть-чуть не доставал девушке до пояса, в одиночку, играючи брал матёрого волка – и бережно повёл её к гранитному валуну. На плоской, будто срезанной ножом, верхушке камня, в солнечных лучах временами отблёскивавшего красноватыми искрами, стояла оставленная Стефанией корзинка с травами.   
Стефания сняла корзинку, привычно пристроив её на сгибе локтя, благодарно погладила любимца по голове:
- Пойдём, мой хороший, уже пора. Лучше вернуться самим, пока нас не нашли, - и замерла, услышав приближающиеся шаги и мурлыканье – мужской голос пытался воспроизвести мелодию старинной баллады. Кажется, пожелание девушки о встрече с охотником, готово было сбыться прямо сейчас.
Первым побуждением Стефании было броситься прочь, последовав за косулей, но времени было слишком мало и девушка почти беззвучно прошептала псу:
- Прячься, - а сама, накинув на голову капюшон плаща, отступила к ближайшей сосне. Лёд всё понял – такую игру они с хозяйкой устраивали часто и распластался плашмя в зарослях, окружающих валун.
Стефания прижалась спиной к шершавой коре, расслабляясь, становясь частицей дерева: в школе разведчиков зачёты по маскировке девушка сдавала на «отлично», и однажды, даже умудрилась успешно напасть из засады на собственного отца - князь Альюр взял за правило присутствовать на экзаменах у своих отпрысков, а тогда не удержался и решил поучаствовать лично. 
Теперь Стефании оставалось только ждать и надеяться, что она успеет вернуться до того, как на поиски ринется толпа народу во главе со старшими братьями. Рай и Вит до сих пор вели себя так, словно их сестра всё ещё была неразумным дитём, за которым нужен глаз да глаз.
Впрочем, вот уже три года, Стефания - сокровище, гордость и радость всей семьи, была ещё и невольным источником головной боли родителей: с тех пор, как девушка вошла в возраст невесты, дом князя Альюра и княгини Каталины брали штурмом женихи. До сих пор весь клан Лисов упоённо обсуждал, как пару месяцев назад, один особо шустрый соискатель руки «несравненной Стефании», выставленный за ворота, решил пролезть через каминную трубу и застрял в ней, а когда его вытащили, оказалось, что с незадачливого воздыхателя спали штаны.

+7

4

- Солнце встанет над лесом,
Только не для меня,
Ведь теперь без метрессы
Не прожить мне и дня…

Баллада так или иначе была немного переделана, и бархатистый, как у отца, набирающий глубину голос молодого Волка даже как-то странно прозвучал среди кустарника, в лесном пространстве зелени и тишины. Однако через миг он предупреждающе смолк - добыча по всем признакам была близка.

Ведомый за повод Гаррадо переступил через очередную коварную ветку из числа тех, что помешали наставнику Вариаду полноценно насладиться охотой. Отец - еще тот заядлый охотник- одобрил бы инстинктивную осмотрительность скакуна, будь он сейчас рядом, но… Тут губы Северина тронула странная, не совсем привычная, очень нежная улыбка, а мысль в какой-то краткий момент понеслась через верхушки деревьев, через густую синеву весеннего неба вперед, в Столицу, в покои матери, где…

- Что за ерунда?.. – Даже отвлекшись на приподнявшее настроение раздумье, Изегрим задумчиво остановился посреди полянки. Цепочка капель обрывалась тут, в одном определенном месте даже набежала небольшая алая лужица и… все. Точка. Смятая трава. А дальше - ничего, разве что через пару шагов слабые отпечатки копыт, точно косуля магическим образом остановила кровотечение и убежала.

- Нет-нет, Гар, так она сделать не могла… -Приподнявшись с корточек, продолживший рамышлять вслух младший сын Князя-Хранителя сосредоточенно осмотрел поляну, мшистый валун в густой траве и очевидное отсутствие каких-либо следов… кроме… так-так… а ну-ка…

Рукой в темной кожаной перчатке Северин цепко держал длинный белый волос, даже сивый, больше смахивающий на шерсть, нежели на волос гривы коня. Да и к тому же его собственный скакун был карой масти, и искать иные оттенки в самых интересных местах Гаррадо было бы крайне глупым занятием.

- Что ты думаешь о белых волках, Гар? С другой стороны, если бы таковые здесь водились, то след из крови не оборвался, а наоборот – сталбы намного четче…

Парень опустил руку и сосредоточенно оглядел поляну, затаив дыхание и даже слегка пригнувшись. Уверенный в отсутствии лишнего внимания, Северин припомнил уроки Витольдапо разведке: «Будь открыт снаружи и закрыт внутри…» Да, до Лис-разведчиков как таковых молодому Волку было очень далеко, но кое-чему за последние пару лет он все же научился.

Ладонь медленно потянулась к клинку в ножнах, под знаком розы. Чехол был расшит матерью, и даже сейчас Сев почему-то ощутил рядом ее незримое присутствие, как и призыв отца успокоиться – разум Изегрима прибег к сосредоточенности через знакомые образы. Один на один с лесом и загадкой, услужливо подкинутой этой полянкой, парень как никогда нуждался в помощи и вместе с тем ощущал, что готов к любой опасности.

- Пожалуй, я воспользуюсь этим камешком… Два решительных шага по направлению к валуну – и сдавленное, еле слышное рычание невидимого собственника обозначенного пункта назначения прервали плавный ход охотника. Клинок по касательной повернулся к источнику звука.

- Значит, - голос Северина был глуховат и спокоен, - все-таки водятся…

Громадная белая молния выметнулась из зарослей – Лёд преградил незнакомцу путь к сосне, за которой пряталась хозяйка, и уже не скрывал своей ярости: верхняя губа пса поднялась, обнажая клыки, а в горле клокотало рычание. Ещё чуть…

- Нет, - негромкий голос прозвучал мелодично, как трель птицы. – Фу, малыш, он невкусный, - на вздыбленный загривок пса легла ладонь и Стефания, натянув поглубже капюшон, вышла из-за дерева. Даже самый внимательный наблюдатель не смог бы опознать княжну Лисов в скромном темно-зелёном плаще и льняном коричневом платье с белой полосой вышивки по подолу, кое-где запачканном землёй и пятнами травяного сока - сбор ранних трав - дело непростое, приходится и на коленях стоять, и на четвереньках ползать, а кое-где и падать.

- Вы бы, госпожа, немного успокоили своего милейшего малыша, - что и говорить, в низком чуть поддразнивающем  голосе Изегрима-младшего скользнула нотка очевидного облегчения - клинок опустился на ладонь ниже. - Я бы не хотел, чтобы кто-то пострадал.

"Травница..." - Корзина с торчащими из нее разноцветными пучками выдала род занятий незнакомки. Его несравненная златокудрая тетушка Дэянира Блэкхилл как-то раз, несколько лет назад, попыталась выяснить, насколько вероятно сделать из младшего сына Правителя целителя - при верной мужниной поддержке, - однако с заливистым хохотом оставила эту идею в покое после того, как в итоге пары занятий дражайший племянник перепутал все травы, нечаянно сломал пестик, приложив чуть больше сил, чем требуется, а на закуску привел Вариада, только приступившего к обязанностям наставника, чтобы опробовать на нем различные методы эффективного и быстрого сращивания костей. Которые сначала надо было - естественно - сломать.

- Бессмертник уже вовсю цветет, надо передать тетушке,.. - эту мысль Северин высказал вслух - все же кое-что из припасенного тетей Дэей багажа знаний немного задержалось в памяти Волка. Он спохватился и отвесил незнакомой женщине с юным голосом учтивый поклон. Зря, что ли, его учили этому всю сознательную жизнь по княжескому этикету?..

- Простите, госпожа, - "Никаких "миледи", ещё напугаешь бедняжку  Лисичку официозом... Хоть раз в жизни кто-то не будет кланяться и заглядывать в глаза. Тем более - с таким-то "малышом"!" - Я не хотел беспокоить Вас и Вашего... кхм... сопровождающего. Хотя, - пальцы в перчатке покрепче перехватили повод карого, тревожно косящегося в сторону белого пса, более схожего на волка, чем на привычных Гаррадо поджарых дворовых, - возможно, Вы мне поможете? Я догонял косулю. И... собственно, - белые зубы сверкнули в слегка ироничной улыбке, - она умудрилась сбежать, будучи сильно раненной. Подозреваю, что здесь, на этой поляне, что-то произошло... однако, никак не могу понять, что именно.

нотабене

совместное творчество с госпожой Каталиной)

+6

5

То, что мужчина – Волк, Стефания поняла сразу и теперь, пользуясь прикрытием капюшона, внимательно его изучала: ровесник Витара или чуть младше, но несмотря на возраст, уже чувствуется уверенность и даже властность. Не из бедных – куртка из кожи такой выделки, особо прочной и тонкой, не каждому по карману. «Значит, охотой он развлекается, - тёмные брови сошлись в линию, выражая неодобрение. Нет, Стефания была не против охоты, но только по необходимости – ради мяса или шкур. – И я правильно сделала, что спасла ту бедную косулю».     
Девушка уже собралась осчастливить незнакомца новостью о том, что добычи ему теперь не видать как собственных ушей, но парень вдруг сбил её с мысли тем, что уверенно опознал среди трав в её корзине бессмертник. «Так мы ещё и в травах разбираемся? Как интересно! И кто же ты такой?» Собственные братья Стефании, несмотря на знаменитого деда и не менее знаменитого дядю – главу медицинского факультета столичного университета - травы воспринимали исключительно с практической стороны: время от времени прося «малышку Стефи» дать им зелье от похмелья.
- Для сбора слишком рано, - не задумываясь, ответила девушка, – я его сорвала на пробу, надо подождать ещё пару дней, до растущей луны, - и тут же, вспомнив, с чего начался их разговор, покрепче перехватила любимца за широкую кожаную ленту ошейника, утопавшую в густом меху: 
- Вы правы, - голос Стефании не утратил мелодичности, став заметно резче: нежные переливы родниковых струй сменились приглушённым, но отчётливым звоном стали. – Я тоже не хочу, чтобы малыш пострадал. Он мне очень дорог, не хотелось бы делать ему промывание желудка. 
«Малыш» по-прежнему загораживал хозяйку от молодого Волка, но повинуясь лёгкому нажатию ладони, спрятал клыки, хотя всё ещё смотрел на парня хищным взглядом, явно выбирая за какую часть тела лучше цапнуть, если вдруг что…
- Учтите, госпожа, я буду сопротивляться, - сарказм был вполне добродушным, хотя в тёмных глазах уже проглядывал азарт словесного поединка и поддразнивание, - и покусанными в итоге окажутся обе стороны.
Северин вернул клинок в ножны, демонстративно оскалился, являя белые резцы – гордость клана, а затем не выдержал и хлопнул по бёдрам в плотных чёрных льняных штанах обеими ладонями, заразительно смеясь во все тридцать два.
- Простите меня, госпожа. – Он вновь c извинением учтиво склонил слегка кудрявящуюся макушку. – За предвкушением схватки с Вашим псом я совершенно забыл о вежливости и манерах цивилизованного человека. Меня зовут Северин… Просто Северин. – Титулы и фамилии отчего-то показались Волку ненужными, не совсем уместными здесь, в царстве деревьев и кустов, птичьих трелей, мягкого юного голоса травницы и напоминающего о себе глуховатого урчания со стороны «Малыша». – Могу ли я узнать, как зовут Вас и Вашего милейшего провожатого? С таким спутником Вам любые волки не страшны… - После этой игры слов парень выпрямился, уложил одну руку на бок Гаррадо с пристегнутым к нему арбалетом, и всмотрелся в тень капюшона. По неведомым причинам Изегриму было очень любопытно, какие черты скрывает ткань.
- Схватки не будет, - отрезала Стефания, и чуть повернула голову, вслушиваясь в ещё более далёкий, чем отголоски миновавшей их охоты - на самой грани слуха - гул голосов, напоминавший гудение улья: по лесу гонялось за травами и корнями ещё с десяток представителей молодого поколения многочисленного клана Эгейлов. – Мы уходим.
Но у судьбы явно были совсем другие планы: нежданно подкравшийся ветер поиграл макушками сосен, и пробежавшись шустрой змейкой вокруг стволов, спустился на поляну. Одобрительно – «молодец, не боишься замёрзнуть!» – взъерошил макушку молодого Волка и резко сдул капюшон плаща на плечи девушки, открывая нежный овал лица в обрамлении волнистых пепельных прядей. Тревожно взметнулись веера ресниц и на Северина взглянули два бездонных сапфира, чистейшей небесной синевы. Стефания полностью, до мельчайшей черты, унаследовала красоту далёкой прабабки - Мирелы Блэкторн, о которой в Сабатте, даже через век после её смерти, говорили: «Из-за этой женщины города бы горели».

NB!

Большое спасибо за помощь госпоже Исабэль. http://gifportal.ru/data/smiles/cveta-114.gif

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-19 20:27:55)

+6

6

При дворе Князя-Правителя хватало красавиц, достойных соперничества с незнакомкой, оказавшейся совсем юной Лисицей, кажется, даже несовершеннолетней на первый взгляд. Вместе с кровью отца младший сын Эрика Изегрима невольно унаследовал и его вкус - «несравненная Айлен!» -  к тяжелым прядям воронова крыла, к темным или достаточно ярким глазам, как у его собственной матери. Княгиня-Хранительница за годы правления вместе с супругом не потеряла и доли своей странной очаровательности – высокие скулы, нежные алые губы, достаточно светлая кожа в ониксовом шелке волос – и многие миледи из числа придворных дам мечтали походить на нее, заказывая у опытных портных те или иные туалеты, достаточно скромные по их мнению, чтобы получить одобрение Янтарной Княгини.

Но эта девушка была совсем иная – простая и вместе с тем очень притягательная, как милые служаночки из дворцовых покоев, проворные, ловкие, не скупые на улыбку и ласковые слова для каждого обитателя или гостя. Что-то в Лисичке понравилось Волку – то ли сочетание пепла вьющихся прядей и густоты ресниц, то ли тревожное выражение синих глаз. «Попалась…» - не без внутреннего удовольствия констатировал молодой Волк, внимательно разглядывая тонкие черты. – «Ты весьма и весьма неплоха для скромной травницы…»

Северин Изегрим не страдал дурным нравом, не чурался манер, воспитывал в себе сдержанность и такт, и никогда не пытался без согласия дамы сорвать с ее губ поцелуй, что на подобных охоте выездных мероприятиях случалось сплошь и рядом без присмотра строгих дуэний и мистрисс. Свои забавы Сев считал достаточно невинными – в принципе, они таковыми и были – ибо как-то раз однажды, по приказу Вариада бесшумно исследуя отдаленные комнаты дворца, он случайно стал свидетелем тайного свидания меж Мелиадес Рейнольд и ее собственным мужем, прибывшими по просьбе Эрика и Исабэль на какое-то важное совещание. Кажется, у этой забывшей после встречи обо всем на свете княжеской четы наступила третья весна в отношениях, и вот как раз их поцелуи были достаточно воспламеняли все вокруг…
Почему это он думает о поцелуях, глядя на губы незнакомки?..

- Ты… Вы так и не представились, госпожа. – Не зная ее имени и не получив согласия, на близкий разговор переходить рано. Кажется, в синем взгляде Пепельной – так про себя темноволосый парень уже обозначил девушку – даже мелькнуло нечто, похожее на недовольство играми ветра. – Раз уж мы решили дело миром, и никто не пострадал, возможно, Вы явите милость и подскажете, кому я буду должен за неудавшуюся охоту?..

Что-то в ней было задевающее, подначивающее на вызов – готовый показаться по первому требованию внутренний стерженек, манера независимо держаться, гордая осанка… «А травница ли ты вообще? Может, ты из благородных дам, которые маются бездельем и пытаются хоть как-то скрасить свои дни за приличными увлечениями? Или помогаешь кому-нибудь в своей семье?..» Только сейчас до Северина дошло, что пес-спутник Пепельной – из очень дорогих пород, и доступен по средствам не каждому жителю Столицы.

+6

7

По правде говоря, Стефи уже давно полагалось бы отвлечь внимание молодого Волка, хотя бы с помощью Льда и незаметно исчезнуть, воспользовавшись клановыми способностями, но девушка медлила. Пока она оставалась в тени капюшона, Волк поддразнивал её, но совсем беззлобно, и даже оказался способен посмеяться над ситуацией, в которую попал, и признаться в том, что чего-то не понимает – такие мужчины встречались девушке совсем нечасто, можно даже сказать, почти не встречались. Северин – красивое имя и необычное – оказался интересной загадкой, а Стефи была настоящей Лисичкой, пытливой и любопытной, да ещё и дочерью знаменитого разведчика, а значит, любопытной вдвойне.
Поэтому девушка не смогла скрыть недовольства, когда ветер сбросил её капюшон, но Волк сумел удивить её по-настоящему – в его взгляде, хотя и вполне мужском, выразительно-оценивающем, не было того откровенного желания немедленно перейти к решительным действиям, зажав её в ближайшем углу, которое Стефи часто замечала у других. И она осталась.   
- Почему вы думаете, что ваша охота не удалась? – негромко, но очень серьёзно, пытливо глядя на Северина, спросила Стефания. – Взгляните на это с другой стороны: может быть Равновесие дало вам шанс совершить добрый поступок и сохранить жизнь животному, которое не причинило вам никакого вреда. От голода вы не страдаете и зубами от холода тоже не стучите, - девушка улыбнулась с едва заметным лукавством. – А произвести впечатление на вашу прекрасную даму можно не только добычей. Устройте состязания по стрельбе из арбалета, например. Только не давайте его в руки Лису – если среди ваших друзей есть представители нашего клана, назначьте их судьями. Уж они-то точно скажут, кто победил.   
- Гар, она не желает называть свое имя... - Конь что-то заинтригованно всхрапнул в ответ, и Северин продолжил демонстративное вещание исключительно каурому. - Просто не госпожа, а загадка леса. Впрочем, наверно, именно так я и буду к ней обращаться. - Закончив монолог и с азартом глянув в девичьи синие глаза, Северин приосанился на предложение незнакомки, и теперь саркастично приподнялись уже обе тёмные брови.
- Судить Лисам?.. Вы не знаете Валя, - так ласково-уменьшительно Сев иногда называл своего кузена по материнской линии в личной беседе, особенно после довольно длительных прогулок по ночной Столице и утреннего «раскаяния» в спальне двоюродного брата под ледяной отвар от подобных «грехов»... Чего только Чёрный Лис, будущая надежда отца-декана на большие открытия в медицине, не творил в рамках дозволенного! Хотя ум, харизма и определенная ответственность ему всё же были присущи, чего уж скромничать. - Тот бы мигом оставил меня на последнем месте, даже если бы я выбил десять кругов из десяти.
Что правда, то правда - дух доброго соперничества всегда присутствовал в играх кузенов, хотя друг за друга они были горой. Старший брат темноволосого охотника уже понемногу отдалялся в сторону отца, под чьим неустанным руководством постигал азы управления страной, и все чаще Северин радовался появлению Вальдо в своих покоях...
- Впрочем, нет. Он бы судил честно, - став серьёзным, Волк кивнул Гаррадо, - правда?
Скакун запрядал ушами, отвел в сторону губастую морду и предпочел промолчать.
- Что же касается прекрасной дамы, - низковатый голос вновь наполнился патокой иронии, - что-то мне подсказывает, что её уже утешают. А мне в этот момент больше интересны Вы.
Не сводя взгляда с озорного выражения лица Лисички, молодой Изегрим поймал себя на том, что наслаждается этими минутами легкого и ни к чему не обязывающего диалога. Поймал, удивился и решительно оставил себе это ощущение на память.
«Валь?» - это, вернее, очень похожее, имя – «Вальдо», у Стефании было намертво связано с кузеном, которого Равновесие с одной стороны почти полностью обделило клановыми способностями, а с другой, сделало, – благодаря родству с Князем-Хранителем через его супругу, Княгиню-Хранительницу Исабэль, - чуть ли не самым завидным женихом во всём клане. «При чём здесь Вальдо?» - Стефи совсем по-детски прикусила нижнюю губку, пытаясь понять, а потом улыбнулась: «Всё просто – сегодняшнюю охоту устраивает младший сын Князя-Хранителя, значит, кузен точно там. И Северин, наверняка, его знает».
Девушка улыбнулась уже совершенно открыто и искренне, стрельнув в Волка шальными синими искрами из-под оправы густых ресниц:
- Меня зовут Стефания и если вас не затруднит, мессир, пожалуйста, передайте Вальдо Блэкхиллу от меня глубокий поклон и наилучшие пожелания.

NB!

Большое спасибо за помощь госпоже Исабэль. http://gifportal.ru/data/smiles/cveta-583.gif

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-18 21:30:59)

+5

8

Пришла очередь Северина удивиться и прикусить губу. "Откуда она может знать Валя? Впрочем, она Лисица, а кто в их клане не знает своих родичей, даже самых дальних? Только самые упорные в таком нежелании, пожалуй... Любопытно... А вдруг она его подруга? А вдруг - она его... возлюбленная?.."

- Гар, это просто несправедливо! - Молодой Волк быстро оправился от вскипевших эмоций и попытался взять себя в руки. Нахлынувшая, нежданная ревность поразила точно молнией - совсем не это чувство охотник ожидал испытать в окружении высоких сосен и кустарника! С него хватит и темнокудрой Айлен с ее коварными играми. Чтобы как-то сосредоточиться и продолжить разговор, по-прежнему интересующий Изегрима такой неординарной собеседницей, парень вновь повернулся к каурой морде. - Итак, расклад у нас с тобой такой. Косули нет - и я так подозреваю, что без помощи Леди Зелёной Тишины* тут не обошлось, - короткий пронзительный взгляд в сторону Лисицы, - Вальдо получит от Прекрасной Стефании горячий привет, а мы с тобой остаемся бобылями. Лично я с таким исходом событий решительно не согласен...

Выражение лица молодого Волка смягчилось, а губы тронула улыбка, пока яркие карие глаза по-прежнему пытливо исследовали каждую черточку девичьего лица.

- Вы ведь не можете оставить меня в печали и унынии, госпожа Стефания? Согласитесь, охотник без добычи - очень плохой охотник... Я рискну попросить у Вас три вещи, и надеюсь, что Вы не откажете мне в моих скромных просьбах.

*Вымышленная покровительница лесов, а-ля Хозяйка Медной Горы.

+5

9

Тонкие брови взметнулись вверх, выдавая весёлое изумление, а на щеках девушки проступили милые ямочки: «Какой, однако, шустрый Волк! Палец в рот не клади – откусит всю руку, и скажет, что так и было!»
Загадка «по имени Северин» обещала оказаться ещё более интересной, чем на первый взгляд, и Стефания подошла ближе. Лёд всё время старавшийся держаться между девушкой и мужчиной, глуховато заворчал, недвусмысленно предупреждая: «Пока я тебя не трону, но если вздумаешь обидеть хозяйку…». Лисичка легонько коснулась головы пса, и Лёд повинуясь привычному жесту, послушно сел, прижавшись тёплым мохнатым боком к ноге девушки.
- Не сомневаюсь, что вашу печаль и уныние найдётся кому развеять, мессир, - Стефи пыталась выглядеть серьёзно, но уголки её губ подрагивали от сдерживаемого смеха. – Только моргните, и набежит толпа утешительниц. Но раз уж я испортила вам охоту, то должна выслушать ваши просьбы. И позвольте мне самой решать, насколько они скромны и смогу ли я их исполнить.
Сейчас Стефания очень жалела, что не может читать мысли: «да, Северин симпатичный и вежливый, но кто знает, что у него на уме!. Впрочем, сбежать всегда успею, а найти Лису в лесу, сможет только Лис». Одно девушка знала точно: если Северин хочет привезти её в охотничий лагерь, ему придётся поискать другой трофей. Во-первых, для благовоспитанной девицы совершенно недопустимо ехать на одном коне с посторонним мужчиной, а во-вторых, как только Вальдо узнает, что «малышка Стефи» гуляла по лесу совсем одна, не миновать ей воспитательной беседы. При необходимости кузен мог стать ещё тем занудой и дать сто очков вперёд любой дуэнье.
Девушка едва заметно подалась вперёд, принюхиваясь - у каждой эмоции свой запах – и… крылья носа чуть дрогнули, а щёки мгновенно залил румянец. Хвоя и мята, смешавшись с терпким ароматом мужского тела, ударили юной Лисичке в голову не хуже выдержанного вина.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-19 13:04:25)

+5

10

Как только Северин услышал желанное согласие лесной девы – что-то в нем неуловимо переменилось. Блеск в глазах, азартный и поддразнивающий, исчез, сменившись матовой глубиной янтаря, волнующей по-своему такую неискушенную Лисичку. Молодой Волк и сам был в этот момент как натянутая перед выстрелом тетива, в чертах лица проявились отцовская властность и загадочность, доставшаяся в подарок от матери. Именно последнее неосознанно влекло к нему миледи Лонгхвост, оставшуюся едва ли не в лиге позади, где-то очень далеко…

- Я бы хотел, - пара шагов к Стефании, внимательно слушающей охотника и не отводящей глубокий озерный взгляд, такой манящий, такой притягательный, - взять из Вашей корзины три веточки – бессмертника, вероники и черемухи…

Он медленно потянулся к плетенке, и обманутый этим плавным движением «Малыш» лишь что-то недовольно пророкотал, не сдвигаясь с места у ног хозяйки. Этим шансом младший Изегрим поспешил воспользоваться – ладонь изменила направление и через миг коснулась тыльной стороной края капюшона у шеи Стефании, а голос стал ниже, обрел бархатистую ноту наследника целой династии крепких и сильных мужчин.

- Второй вещью станет Ваш шейный платок, моя Леди Зеленой Тишины, - «Великие Предки, только бы она не дала мне пощечину…», - я приметил светлый шелк сразу после того, как ветер помог мне увидеть Ваши черты…

Указательный палец Северина подцепил за краешек ткань и слабо потянул. От скольжения по не менее нежной коже ткань охотно подалась наружу, но вытаскивать ее самому было бы верхом неприличия, даже здесь, в странной тишине притихших пернатых наблюдателей, трав и листвы, в полумраке игры света и косых теней. Волк осознавал, что вступил на опасный путь, но светлые пряди и синева взгляда все больше захватывали его внимание, отодвигая на задний план происходящее вокруг.

+5

11

«Бессмертник, вероника и черемуха…», - улыбка пропала с лица Стефании, сменившись сосредоточенностью целительницы. Девушка навскидку могла бы назвать добрых полторы дюжины рецептов, где применяются эти травы и сейчас пыталась определить, что могло так внезапно заболеть у отменно здорового на вид – и на запах – Волка: «Неужели зубы?»
Стефи посмотрела на Северина и, попав в ловушку матово мерцающих янтарных глаз, уже не смогла отвести взгляд. Сердце юной Лисички вдруг стукнуло невпопад и, замерев на миг, забилось отчаянно, словно птица, жаждущая вырваться из клетки, чтобы уже по собственной воле, опуститься на подставленную руку.
- Платок? – чуть растерянно переспросила Стефания. Собственно и эта просьба была вполне невинной и ничуть не выходящей за рамки приличий: девушка могла подарить парню всё, что душе угодно, кроме фамильного кольца – в последние пару-тройку лет, незамужние красавицы всех кланов довольно часто появлялись на праздничных состязаниях в платьях с нашитыми у плеч лоскутками, обозначавшими символические рукава. Этот «рукав» зачастую отрывался и вручался молодому человеку с пожеланием победы. Вот только дарить вещь следовало самой.
Стефания подняла руку к шее, отчаянно сдерживая желание склонить голову чуть ниже и коснуться щекой ладони Северина, потянула за затейливый узел и, нагретый теплом девичьего тела, светло-бирюзовый, расшитый серебристыми ландышами, платок тончайшего сабаттского шёлка обвился вокруг её запястья переливчатой змейкой.
- Возьмите, - девушка протянула Северину руку и отступила на шаг. Лёд, несколько озадаченный поведением хозяйки, подпустившей незнакомого человека так близко, прихватил зубами край её плаща и потянул, словно говоря: «Раз уж я не могу его укусить, нам лучше уйти». – Что ещё? – в голосе Стефи появилась какая-то новая, неожиданная для неё самой, чувственная нотка. – Потерять туфельку, по которой вы будете меня искать?

+4

12

Безотрывно глядя прямо в глаза Лисицы, Волк отрицательно качнул головой, мягко скомкал ткань платка и поднес ее к своим губам, хотя и без этого отчетливо обонял запах водяной лилии и южного лотоса, которые отныне будут намертво впечатаны в его память. К добру или к худу – неизвестно, но это свершилось. Он позволил своему взгляду еще раз пройтись по линии твердеющих скул, по чуть приподнятым уголкам глаз, будто юная девушка была готова рассмеяться или отпарировать на его вызов в любую секунду, по крыльям носика и линии четко очерченных губ.
«Нет, ты не травница, готов биться об заклад… Ты для меня сейчас гораздо ценнее всего в этом мире, и я…»

- Я, пожалуй, должен быть благодарен косуле за ее побег, - Северин завершил фразу вслух, делая последний разделяющий их шаг. – Третьей вещью станет Ваш поцелуй, госпожа. Надеюсь, что моя просьба не вызовет Вашего недовольства, и обе стороны останутся в выигрыше от сделки.

Голос едва не подвел. От чувственной нотки в альте Стефании, до которой той же Айлен было очень далеко, что-то внутри младшего Изегрима заклокотало, приготовилось к извержению огненной магмой, не терпящей ни единой преграды на своем пути. Удовольствие собственника – стоять вот так близко, по-прежнему не опуская руки с платком, от которого все еще пахло ею, - требовало все больших и больших горизонтов, просило, подталкивало…

Теперь даже Лёд не смог бы помешать Изегриму. Он чувствовал, что попал в неведомую ему ранее западню, в ту самую ловушку, из которой не помог бы выбраться ни Вариад, ни прочие наставники, потому что он сам захотел быть пойманным этими силками. Вместе с ней, той, что осталась – хотя могла бы сбежать в любую секунду, и Сев не рискнул бы ее преследовать, - что обладает отменным чувством юмора, выдержкой, не лезет за словом в карман и таит в себе еще много интересного и неизведанного…

Ее губы. Вот что сейчас казалось темноволосому охотнику самым важным. Поэтому, чуть склонившись, Северин мягко вплел в пепельные пряди пальцы, чутко прислушиваясь к каждому движению со стороны синеглазой пташки, и приблизился настолько, что оказался в дюйме от желанной добычи. Пауза, за которой последовало осторожное касание. И всего лишь две мысли.
«Она не из твоего клана, Сев…»
«Великие Предки, ее дыхание подобно меду…»

Отредактировано Исабэль Даверциан (2016-04-19 20:46:25)

+5

13

«Поцелуй? - Стефи показалось, что она ослышалась. – А может ещё луну в солонку и звезду на шею?» Вот сейчас ей следовало одарить нахала, для вразумления, звонкой пощёчиной, а потом отвернуться и броситься прочь со всех ног. Но девушка не сделала ни того, ни другого – не смогла. Он был слишком близко и этот аромат, окутывающий Стефанию незримым облаком, необычный и притягательный, как его хозяин. Невероятно чувствительное обоняние – клановая способность, которой Лисы заслуженно гордились – стало ловушкой для юной Лисички: запах Северина стал пронзительней, тяжелее, говоря о желании яснее, чем тысяча слов. И глубинный, внутренний инстинкт женщины, узнавшей своего мужчину, заставил Стефи замереть в ожидании ещё неизведанного, но уже неотвратимого - пальцы прохладны, губы горьки и свежи, сонное пламя плавит окружья век, шепот и стон, касанье - мир безмятежен, шёлк поцелуя в тёмном биенье вен...
Корзинка упала в траву и освобождённые руки Стефании, крыльями взметнувшись вверх, оплели шею Северина: обретя опору, девушка доверчиво прильнула к парню, отвечая на поцелуй неумело, но жарко и искренне. И только пару минут – или вечность? – спустя сумела выдохнуть:
- Пожалуйста, Север, отпусти меня…

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-19 19:24:35)

+4

14

Конечно, Северин прекрасно осознавал самым краешком опьяненного разума, к чему приведет эта ласка, которая сейчас была также сильно необходима Волку, как вода – путнику в песках Бебетты, однако он бы все равно ни за что не отказался от нее. И только послушно отстранившись, заглянув напоследок в синие глаза, молодой Волк почему-то вспомнил слова матери: «Если уж встретил свою любовь – борись до последнего. Но если чувствуешь, что проиграешь – отступи до финальной битвы…»

«Нет, мама, ты просто не знаешь, какая она. Ты не увидишь ее так, как вижу я… И я не могу отказаться!» - впервые за все время кареглазому парню захотелось отодвинуть в сторону мнение венценосных родителей, необъятного количества близких и дальних родственников, всего двора, многочисленных знакомых и просто жителей Земли Кланов…

Вкус ее губ будоражил, и в какой-то момент Волк удержал себя от того, чтобы повторно прикоснуться к этому живительному источнику. Ни один поцелуй из предыдущих не дарил ему столько удовольствия; Северин был достаточно искушен в подобных вещах, и научился разбираться, какое касание можно считать подарком, а какое – чем-то большим. Стефания своей лаской предложила ему себя и весь мир в придачу, и более ценного не стоило даже и искать…

- Моя Леди Зеленой Тишины… - Молодой Изегрим, не смотря на робкие взгляды-просьбы Лисицы, не торопился выпускать ее из крепких рук в кожаных рукавах куртки, стараясь обнимать как можно нежнее. Смех да и только: охотник рассчитывал на косулю – кто ж знал, что ему настолько повезет и… не повезет?..

Гаррадо нетерпеливо всхрапнул – и запрядал острыми ушами. К полянке кто-то приближался, Стефания тоже услышала это – намного раньше Северина, - и тут уже ему пришлось с сожалением опустить ладони, задолго до того, как на прогалину влетел Вальд, с трудом удерживая своего разгоряченного вороного Бесса:

- Северин! Это девочка! Ты должен мне бутылку самого лучшего… Стефания?.. Ты что тут делаешь?.. Где твои братья?..
Глаза Лиса округлились, и в какой-то момент Изегрим даже пожалел, что Валь не видит сам себя. Сам Волк уже оседлывал каурого, цепко держась за повод, хотя обрывистые фразы кузена прервали его на неторопливой попытке забросить ногу через седло.

+5

15

Стефи не настолько хорошо разбиралась в лошадях, чтобы узнать животное по стуку копыт, как это получалось у её братьев, но ей хватило запаха, такого же шалого, как его обладатель: «Великие Предки! Вальдо!»
Девушка неохотно, словно просыпаясь от волшебного сна, ещё ощущая вкус его губ и тепло его рук, отступила от Северина на приличное расстояние, поправила складки плаща и, подняв корзинку, снова устроила её на сгибе локтя. Совершенно сбитый с толку Лёд, на морде которого ясно читалось: «Ну и дела! Может кто-нибудь вразумительно объяснить, что здесь происходит и кого я должен покусать?!», встал у ног хозяйки, полностью отсекая от неё молодого Волка.
Так что, когда на поляну растрёпанным – в золоте волос запуталась молодая веточка, ещё машущая узкими зелёными листьями - вихрем вылетел Ингвальд Блэкхилл, громогласно обрадовавший кузена радостной новостью о том, что у него появилась сестра, в открывшейся его глазам картине даже самая строгая дуэнья не нашла бы ничего предосудительного. Но узнав в девушке, замершей напротив Северина, малышку Стефанию, Вальдо едва не свалился с лошади, а с губ сорвались сразу два вопроса: «Ты что тут делаешь?..» и «Где твои братья?..»
- Травы собираю, - безмятежно ответила Стефания, открыто посмотрев на кузена и радуясь про себя, что под платьем и плотным плащом нельзя увидеть её дрожащих коленей.
Вальдо спрыгнул с седла и подойдя к кузине, окинул её внимательным взглядом – от пепельной макушки до подола – юноша был всего на год старше Стефи, но полностью перенял отношение к ней отца, дядей и братьев: «малышка – самое дорогое сокровище, которое надо беречь и охранять». И Стефания, время от времени начинавшая тяготиться столь плотной опекой, ничего не могла поделать: вся семья прекрасно помнила, что самая младшая Эгейл едва не стоила жизни матери, и задержалась на этом свете только благодаря целительскому искусству деда и дяди, три месяца непрестанно вливавших в младенца жизненную силу.
- Сев, похоже, тебе не повезло с добычей, косуля всё-таки удрала, - Вальдо взял кузину за руку, улыбнулся, ощутив знакомое тепло тонких пальчиков, и произнёс:
- Милорд Изегрим, позвольте представить, - княжна Стефания Эгейл.
Стефания едва не отшатнулась, чувствуя как под ногами разверзается бездонная пропасть – «Он… сын Князя-Хранителя! За что караете, Предки?!» - однако, справилась с собой, сделав безупречный придворный реверанс:
- Большая честь познакомиться с вами, милорд, - девушка хотела добавить что-нибудь ещё, вежливое и церемонное, но рядом с ней, внезапно, словно из-под земли, появилась пара Лисов. Один – темноволосый и кареглазый – встал по другую сторону от Вальдо, окончательно замыкая охранный круг. Второй – с ниспадающей на плечи гривой густых русо-рыжеватых волос и холодными зелёными глазами готового к выстрелу арбалетчика, шагнул вперёд, учтиво склонив голову в поклоне:
- Милорд Изегрим, доброго дня и удачной охоты, - чуть повернулся и набравшее силу солнце с беспощадной чёткостью высветило ветвистый шрам, расползшийся по правой половине его лица – от лба до подбородка. Райнар Эгейл, старший сын и наследник князя Альюра, мог бы по праву носить прозвище отца «Меченый»: особо чувствительные дамы, по слухам, падали в обморок при виде его отметин.

Отредактировано Каталина Эгейл (2016-04-20 09:52:09)

+5

16

- Мы уже познакомились, Вальдо, - собственный голос показался наконец-то взобравшемуся на седло Волку чужим и слишком хриплым. Он сотворил что-то вроде полупоклона, благо, Гаррадо не торопился брыкаться или подобно разгоряченному Бессу бешено переступать с ноги на ногу. – Косуля от меня действительно убежала, так что ты сегодня в фаворе.

«Княжна и дочь Меченого… Прекрасно. Судьба не просто пошутила над тобой, Сев. Ты слышишь ее истерические смешки за плечом?..»

- Что же касается Вас, миледи Стефания, я буду только рад еще раз встретиться при дворе, - от него не укрылся болезненный блеск синего взгляда, да и сам Изегрим буквально из последних сил сдерживался от того, чтобы не проскрежетать зубами от обуревавших эмоций. Желваки уже ходили на твердых скулах, и Волк опасался, что окаменевшее выражение лица его Леди Зеленой Тишины примет на свой счет, однако ничего не мог с этим поделать – не ее вина, и не его. Такой вот просто патовый расклад…

Ситуацию слегка усугубили упомянутые Валем братья Пепельной, через миг прибежавшие на эту же поляну за своей семейной добычей. Лисы настороженно, пусть и достаточно вежливо, изучали осанку и мимику молодого Изегрима, и последний едва удержался от того, чтобы закусить нижнюю губу, на которой еще оставался вкус Пепельной. Слишком много преград, борьба очевидна и - неизбежна…

- Доброго дня, мессиры, - кивок обоим знакомым по дворцовой жизни Лисам, с должной учтивостью, - желаю и вам приятного времяпровождения. Миледи… - Еще раз побледневшей – как ее "охранники" сейчас не замечают этого? -  Стефании; в карем взгляде на миг отразились и нежность, и мука, и необычайное чувство вины, глодавшей младшего сына Правителя. «Ты моя. Я не откажусь, я не оставлю тебя, я…» - Мое Вам почтение... Вальдо, пора. Мне полагается быть уже на полпути к дворцу, не могу задерживаться.

Гаррадо впервые ощутил такой болезненный укол шпорами в бок, что в укоризненном ржании выразились и обида, и негодование, и боль, а прыжок, предшествующий переходу в галоп, покрыл не менее ярда. Блэкхилл остался позади с двоюродной сестрой, и, на что очень надеялся Северин, поведение получившего радостную весть Волка не должно было как-то встревожить кузена…

Поляна за поляной, кустарник, высокий и низкий, мелькающие мимо стволы деревьев… Огромная проплешина с силуэтами палаток лагеря, откуда донеслись приветственные крики и звуки ликования – Исабэль Изегрим подарила венценосному супругу долгожданную дочь… Мимо, мимо…

«Стефи, Стефи, Стефи…» - каждый дробный звук копыт отбивал, пел, впечатывал ее имя в память, в окружающий редеющий лес, в душу. Синий взгляд, медово-соленый вкус поцелуя, теплые губы, доверчивые руки…

- Северин! – Обернувшись на окрик, темноволосый охотник обнаружил бегущего рядом Вариада, наконец-то с радостью воспользовавшегося клановыми способностями.

- Легионер! Я скачу в Азнавур  к матери. Возвращайся в лагерь!

Отрицательно мотнув головой, Витольд продолжил бег - и Северин не стал отговаривать. Присутствие Волка внесло хоть какую-то ясность в ту кашу мыслей, которая сейчас варилась в его голове.

- Косуля все-таки сбежала? – Принеслось справа весьма насмешливо.

Вместе с ответом  молодой Изегрим склонил упрямую голову:
- Я оценил этот урок по достоинству, мастер, поверь мне на слово…

Так, коротко переговариваясь, они продолжили свой путь к Столице…

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в будущее » Меч и роза