В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » О Родесе Головотяпе и всяких интригах


О Родесе Головотяпе и всяких интригах

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

Князь Рагнар поразмыслил, стоит ли продолжать тему, или перейти к следующей. Навязывать княгине Гуайомэра он не собирался. Взять его на себя не смог бы. У Фальтвеста с Гуайомэром тоже не было должного понимания. Точнее сказать, Гуайомэр старательно сопротивлялся влиянию князя Рагнара, и это существенно затрудняло их общение.

- Тогда не будем к этому возвращаться, - предложил князь. - Госпожа Лар! Я хотел обсудить с вами вот какой вопрос: на мой взгляд, нужно установить наблюдение, или лёгкую опеку ещё над одним из Старших Князей. Я говорю о Нейдаре Дагарихе. - Рагнар незаметно вздохнул. - Он неплохой человек, пусть ему и не дано быть настоящим Верховным Князем. Я его хорошо чувствую, несмотря на то, что он старательно от меня отгораживается. Наверное, тут играет роль то, что я знаю его слишком давно, можно сказать, с детства. Сейчас он готов на неожиданные поступки, и это меня беспокоит. Но это только лишь мои догадки, которые невозможно вынести на обсуждение Совета.

Рагнар помедлил чуть. Ему нужно было поточнее высказать, в чём именно состоит его опасение, чтобы это было понятно для Лар. Неплохо бы было так же, чтобы она не подумала, будто он хочет и эту проблему прямо сейчас навесить на её шею.

- Нейдар сейчас в неустойчивом положении, - продолжил Фальтвест. - И хочет во что бы то ни стало доказать всем, и прежде всего себе, что он способен сам решать проблемы. А это не так. В нём всё ещё бушует ненависть и жажда мщения. Я бы даже сказал, что чем дальше - тем больше он погрязает в этих чувствах. Он может совершить поступок, в котором сам потом раскается, но сейчас у него нет сил себя сдержать. Было бы неплохо найти предлог, чтобы удалить его из столицы к тому моменту, когда сюда привезут его младшего брата. Я мог бы найти повод, но я ему не указ. Однако, он обязан послушаться вашего приказа. Или у вас есть какие-то свои планы на князя Дагариха?

Рагнар хотя и старался улавливать настроение Лар, не мог определить, о чём она думает. Поэтому он осторожничал, надеясь, что она сама скажет, если сочтёт нужным. В том числе и о своём отношении к Дагариху.

+2

32

- Никаких планов по поводу Дагариха у меня нет! - не колеблясь ответила Лар. - Только я уважаю в нём бывшего Верховного Князя - человека пошедшего в своё время все Три Испытания. И ещё я чту в нём человека, который страдал в заточении пять лет. И, честно говоря, Князь Рагнер, - Лар взволнованно посмотрела на собеседника. - При всём уважении к вашему мнению, я не возьмусь устанавливать опеку или надзирать за Дагарихом. Он не совершил ничего такого, за что бы следовало ущемлять его права или свободу. Да, он раздражён из-за того, что потерял Верховную власть и зол на предательство брата, но я надеюсь, что он сможет справиться со своим состоянием. Я очень надеюсь, что он вернёт себе утерянное Равновесие и... - Лар не договорила и замолчала на несколько секунд. - Гуайомер своими делами показал свою несостоятельность, как Старшего Князя. - пордолжила она тихо, но убеждённо. - А Дагарих... Кроме несдержанных выкриков на Совете и агрессивных устремлений по отношению к предателю, у него ничего нет.

Она перевела дух и посмотрела в сторону темного пространства за окном.

- Возможно вы скажете, что я напрасно занимаю выжидательную позицию по отношению к Нейдару. Но... - Лар повернулась и посмотрела на князя Рагнара. - Я не могу осудить человека только за его слова.

+3

33

Князь развёл руками и сдержанно улыбнулся.

- В таком случае, я не стану вас переубеждать, госпожа княгиня, - сказал он. - Я уже не раз убедился, что ваше чутьё и ваша рассудительность гораздо вернее угадывают человеческие души, чем весь мой опыт. И я буду рад, если насчёт Дагариха вы тоже окажетесь правы.

Больше у князя Рагнара никаких срочных дел не было. Он считал не совсем приличным нагружать княгиню на ночь большим количеством забот. Ей по ночам нужно как следует высыпаться, а не мучиться проблемами. Остальное можно было обсудить днём, когда выпадет подходящее время.

- Было бы неплохо, если бы вы через пару дней посетили дворец, - заметил князь, заканчивая ужин. - Многое уже сделано, и скоро вы сможете туда переехать, но ваше посещение подбодрило бы строителей, дало им понять, что вы заинтересованы в их работе.

Он не стал уточнять, что пообещал дополнительную премию, если работы будут выполнены как можно быстрее и качественнее.

+2

34

- Конечно я приеду! - ответила Лар с готовностию. - Тем более что там трудятся и солдаты нашей Гвардии - из войска Лаврадора. Они должны подготовить себе казармы для проживания.

По поводу Дагариха Лар не была полностью уверена, что права, но поступить иначе - не могла. И больше она ничего не добавила сказанному.

Она ожидала, что Князь Фальтвест что-нибудь ответит ей на её вопрос о недовольных, которые желают отсоединить Клан Гиен в отдельное государство: нужно ли с ними активно бороться или следует их игнорировать? Она ждала, что может, он подсказал бы ей способы убеждения таких, как Кот, например. Но Фальтвест не коснулся этих вопросов, лишь только сказал, что ей нужно действовать жёстче и решительнее. Всё это можно было истолковать так, что она должна сама решать возникающие проблемы и не полагаться на мнение других Князей.

Лар сделалось печально. Даже очень печально. Она почувствовала себя одинокой и тут же на память ей пришло ощущение, что она, как это свойственно, наверное, любой женщине, постоянно стремилось найти поддержку в ком-то другом. Сначала это был Вакад. Лар даже думала тогда, полгода назад, когда ещё не был найден Медальон, что такой человек как Шкар Вакад вполне мог бы возглавить Клан - он же мог объединить и организовать свой десяток и даже сотню воинов, которая осталась ждать в Борхкерке. А поскольку Вакад торжественно объявил, что идёт за ней!, она даже думала, что могла бы выйти замуж за него, чтобы поддержать. Потом выяснилось, что возглавить Клан он не может.
Теперь, встретив Фальтвеста, Лар охотно стала искать поддержку в нём. Но Князь твёрдо дал ей понять, что поддержка должна иметь свои рамки.

Лар обиделась, где-то в глубине души, и решила, что впредь не будет сама кого-то звать к себе. Она заставила себя всё-таки приступить к трапезе, чтобы скрыть свои чувства. Конечно, она была не права так кидаясь к каждому, в ком хотела видеть защиту и поддержку. Но всё-таки её положение, как Верховной Княгини, было ей настолько незнакомо, что она не могла устойчиво себя в нём чувствовать и не совершать ошибок. Умом она это понимала, но в душе всё равно не могла согласиться.

+2

35

Князь Рагнар не хотел обсуждать некоторые темы сейчас, поскольку надеялся сделать обстоятельный доклад завтра, когда его собственные шпионы донесут ему некоторые необходимые сведения. Но он ведь не знал, что разочаровал Лар, поэтому и не мог объяснить ей, почему именно ничего не сказал о сепаратистах.

Но этот вечер грозил ещё долго не заканчиваться, потому что через несколько минут вернулся Тери. Постучав и получив разрешения войти, он поклонился Лар и князю Фальтвесту, и тут же подошёл к столу. Вид у него был какой-то слишком строгий и категоричный.

- Князь-Хранитель просил передать, что непременно ждёт вас утром, часам к десяти, - сказал он княгине. - К тому времени он надеется получить ответы на некоторые вопросы. И ещё... - Тери посмотрел на князя Фальтвеста. - Князь! Вы ведь знаете в лицо Кабиаса Эрасто?

Князь Рагнар настороженно на него посмотрел, и кивнул.

- Да, я знаю всех Старших Князей, - ответил он. - Что-то случилось?

Тери снова посмотрел на Лар.

- Мне брат только что сообщил, - негромко начал он. - Ему доложил один из городских командиров стражи. Они обнаружили в гостинице на окраине труп человека из клана Гиен. При нём были княжеские регалии, и хозяину гостиницы он назвался князем Кабиасом Эрасто. Было бы неплохо, если бы князь Фальтвест поехал туда, прямо сейчас, и опознал убитого. Альюр уже выделил следователя, убийство совершено недавно, всего несколько часов назад, и он надеется вычислить убийцу по горячим следам.

+3

36

- Я тоже поеду с вами! - встрепенулась Лар и тут же вскочила. На ходу глотнув вина из своего бокала, она поставила его обратно на стол.

Князя Эрасто она не знала, но он же был один из двенадцати Князей её Клана - она не могла просто так бросить это дело на самотёк! Она должна была присутствовать! Во всяком случае, она сразу узнает - Эрасто это или нет. И потом, ей казалось, что посмотрев на место преступления она может что-нибудь увидеть... или почувствовать.

"Если это - Эрасто, значит, он не получал моего письма - оно ведь было отправлено с голубиной почтой в ближайший к его резиденции город!" - подумала Лар.

Офф.
Лар Экшчтру написал(а):

Сообщений: 3000

Ого, сколько наиграли!

Отредактировано Лар Экшчтру (2016-03-05 20:21:19)

+2

37

- Моя карета ждёт снаружи, - тут же сказал князь Рагнар, не собираясь оспаривать решение Лар.

Тери подошёл к двери и позвал Вакада.

- Нужны четыре охранника, и Эймас, - тут же распорядился он. - И пусть пока больше никто не знает, что госпожи княгини нет во дворце.

Вакад ничего переспрашивать не стал, но через десять минут экипаж уже вёз Лар и князя Рагнара по вечернему городу. На запятках кареты неприметно устроился Рысь, кроме него карету сопровождали четверо солдат Вакада во главе с ним самим, и несколько слуг Фальтвеста. Тери предпочёл усесться на козлы рядом с кучером, потому что так ему было проще контролировать ситуацию. Карета миновала площадь, пересекла Кольцевую улицу и помчалась вниз, в сторону предместий.

*  *  *

Неприметная гостиница располагалась на Первом уровне города, совсем недалеко от Северных ворот. Процессию во главе с Верховной Княгиней и князем Фальтвестом встретил сам капитан Эгейл. Оценив быстроту, с которой Гиены отреагировали на его сообщение, Аль поклонился, и тут же жестом пригласил княгиню и её сопровождающих внутрь помещения.

- Я сам только что пришёл, - сказал он, идя впереди Лар и освещая ей дорогу лампой с отражателем, устроенной так, чтобы свет освещал именно коридор, а не слепил глаза тем, кто идёт. Гостиница явно знавала лучшие времена. Обшарпанные стены когда-то были оббиты серо-синим шёлком, который вылинял до рыже-голубого. Светильники горели через один, зато словно тени, навстречу то и дело попадались личности из Лисов и Волков. По одежде - городская стража и разведчики.

- Хозяин клянётся, что этот человек только что приехал, и я ему верю. - Альюр говорил негромко, но Лар его прекрасно слышала, потому что он держался рядом с ней, как с самой важной персоной из всех прибывших. - Парень даже дорожное платье сменить не успел. Прислуга говорит, что он был один, и сразу же потребовал себе бумагу и письменные принадлежности. Потом приказал принести ужин и заперся. Когда через пол часа прислуга стала стучаться в комнату - дверь сама открылась, и постоялец был уже мёртв. Никто не видел, чтобы кто-то входил к нему, но на месте уже работает лучший разведчик, так что, думаю, он расскажет что-нибудь более конкретное.

Они поднялись по лестнице и свернули за ближайший угол. Двери номера были открыты. Из дверей вышел человек в капюшоне и посторонился, кланяясь высоким персонам.

- Как дела? - спросил у него Аль.

Лис поднял голову и откинул капюшон. Глаза его скрывала повязка, но двигался он так уверенно, словно видел даже лучше всех остальных.

- Проходите, я всё расскажу, - предложил он.

- Это - Рейес Соледад, - представил разведчика Аль, и повёл Лар и Фальтвеста в комнату. Там, на кровати, лежал человек, точнее - тело. Князь Рагнар только глянул на него - сразу сказал:

- Это Кабиас.

Слепой Лис повернул в его сторону лицо.

- Могу я попросить господина князя подойти ближе, и посмотреть внимательнее? - сказал он.

Фальтвест в три широких шага подошёл к кровати и остановился, глядя на тело. Сперва в нём не чувствовалось особого интереса, но потом он сделал ещё шаг и наклонился, словно ему стало плохо видно. Альюр услужливо поднёс лампу, пока своего мнения не высказывая.

Князь Рагнар выпрямился и посмотрел на Лар.

- Не понимаю, - признался он. - Я бы мог поклясться, что это Кабиас Эрасто, но это не он!

- Что скажете, господин старший дознаватель? - негромко спросил слепой Лис.

- Барганский орех? - вопросом на вопрос ответил тот. - Я сперва не узнал запах.

- Ну ещё бы! - В голосе Соледада, несмотря на драматичность момента, проскользнула нотка юмора. - Это ведь не амулет. Так, косметическое средство. Я бы сказал, что этому человеку лет двадцать - не больше.

- Насколько мне известно, князю Кабиасу Эрасто должно быть не меньше сорока, - заметил Тери. - Это не он. Но сейчас меня больше интересует, кто его убил?

- Разведчики уже взяли след, - вставил своё слово Альюр. - Думаю, что не позже, чем к утру, его возьмут.

Лар внимательно слушала, стоя рядом, и не вмешивалась в разговор. Она предоставляла специалистам заниматься своим делом.

- Если позволите, я ещё кое-что покажу, - подал голос Соледад.

Он шагнул к изголовью и повернул голову трупа. Кстати, Лис говорил с едва заметным акцентом, присущим датчесам. Слово "позволите" он произнёс, как "позуолите", а "кое-что" - как "куое-что". Впрочем, это не делало его речь непонятной.

Между тем, на шее у мнимого князя Эрасто был ритуальный шрам в виде странного многоугольника.

- Такие ритуальные шрамы делают жители Восточного побережья, - заметил князь Фальтвест, теперь уже сильно заинтересованный в расследовании. - В море добывают раковины одного моллюска. Они содержат ядовитый секрет, который разъедает кожу. Раковину прикладывают к телу и держат, пока не останется достаточно глубокий рисунок, который уже до конца жизни ничем не свести. Я знаю, кто это, но не понимаю, что за маскарад он затеял. Это - незаконный сын Кабиаса - Маран.

Тери подошёл ближе, но вместо того, чтобы рассматривать шрам, осмотрел руки лежащего человека.

- Рана на спине? - спросил он.

- Да, его ударили ножом в спину, а потом положили на кровать, - доложил Соледад.

- Что-то необычное в комнате было?

Альюр, пока они разговаривали, самолично шарился по всем углам. Он не любил оставаться сторонним наблюдателем, даже если пришёл позднее всех.

- Я уже несколько раз осмотрел комнату, - заверил его слепой Лис. - У него в руке был зажат обрывок бумаги, но больше ничего необычного. Вещевая сумка на стуле, плащ на вешалке. Денег нет, но я бы мог поклясться, что у него была лишь мелочь по карманам. И ещё, я бы сказал, что он совершенно не ожидал удара, и умер мгновенно.

Аль уже копался в означенной сумке, едва ли не обнюхивая каждый предмет. Неожиданно Тери шагнул к кровати, и провёл рукой над грудью убитого. Потом над его плечами, и наконец остановил своё внимание на левом.

- Амулеты, говоришь? - пробормотал он, непонятно к кому обращаясь, и натягивая перчатки. - Дай-ка мне свой стилет, Аль.

Альюр бросил сумку и тут же подошёл, протянув брату стилет с узким, очень тонком лезвием, напоминающим жало. Тери разрезал рукав куртки, разорвал рубашку, и одним ловким движением вспорол кожу на плече предполагаемого Марана Эрасто. Вся процедура заняла у него несколько секунд - и он отошёл к столу. Аль поставил рядом с ним лампу, а Соледад с деловым видом привёл одежду покойника в порядок и прикрыл разрез.

Тери никому ничего не говорил, но его брат уже поставил рядом на стол чашку с водой. По счастью, местная горничная успела принести воду для умывания, так что было в чём промыть продолговатый предмет, который достал Тери. Потом советник Лар снял перчатки, отдал их Альюру, а сам достал шеиззу, и напустил её на свою находку. Через минуту, прошедшую в полном молчании, наевшаяся гусеница была возвращена в своё убежище, а Тери развинтил защитный чехол и вынул оттуда нечто, оказавшееся тончайшей материей, на которой было что-то написано. Подойдя к Лар, Тери хотел было протянуть это послание ей, но вовремя спохватился.

- Кому бы ни было оно адресовано, но я полагаю, что нам лучше перейти в другую комнату и прочитать его вдали от большого скопления людей, - сказал он.

Если бы Лар хорошо читала, он просто передал бы листок секретного письма ей. А так - лучше было подстраховаться, прежде чем зачитывать вслух.

офф.

По договорённости.
Здорово наиграли!

+3

38

Лар внимательно наблюдала за всем, что происходило. Вид неизвестного ей, убитого соклановика вызывал в ней вопиющее чувство досады и жалости. Она не знала, кто это, имя его слышала впервые, понимала, что вероятно, он - из лагеря предателей, но гибель любого человека их Клана теперь резко отзывалась в ней болью. Было больно от того, что он умер, когда мог бы жить. И если он был предателем - было больно и досадно, что он склонился на измену и теперь уже не имеет возможности вернуться...

Пока все были заняты найденным в таком неожиданном тайнике Амулетом, а Соледад поправлял одежду убитого, Лар тихонько приблизилась и коснулась пальцами лба умершего человека. Вероятно, это Медальон, призывая через неё всех Гиен к единению, действовал на Клановую магию Лар так, что теперь она уже не могла остаться равнодушной к любому соклановику в беде...

Слова Тери заставили её оглянуться.

- Что это такое? - спросила она, кивнув на тонкую, исписанную ткань. Почему-то первая мысль её была, что это - какое-то заклинание, или рецепт какой-нибудь дряни... в общем, какое-то зло.

+3

39

Тери мельком взглянул на записку.

- Это письмо, - ответил он. - И оно адресовано вам. Вероятнее всего, тот, кто его вёз, боялся, что письмо найдут, поэтому использовал этот давно забытый способ доставки секретной корреспонденции. Могу даже предположить, что двадцатилетний парень сам бы не додумался спрятать письмо у себя в теле и "прикрыть" охранным амулетом. Значит, послание от человека постарше и поопытнее. - Лис взглянул в самый конец, на подпись. - Это послание от князя Эрасто.

Фальтвест подошёл ближе.

- Если оно адресовано Верховной Княгине, тогда его лучше как можно быстрее прочитать, - сказал он. - Вероятно, оно может содержать в себе нечто жизненно важное.

Он посмотрел на Лар, явно готовый зачитать послание вслух, если на то будет её воля.

+2

40

Лар ещё раз тревожно посмотрела на тело убитого Марана, словно какая-то сила мешала ей оставить несчастного, но в следующее мгновение решительно шагнула к Тери.

- Давай сюда! - сказала она и протянула руку.

Она надеялась, что сможет прочитать сама. Не зря же она почти полгода каждым вечером училась грамоте. Должна же она хоть что-то понимать!

+3

41

Тери отдал ей листок. Письмо было написано очень убористо, потому что даже тончайшей шёлковой бумаги невозможно напихать в маленький контейнер слишком много. В письме было следующее:

"Её Светлости, Верховной Княгине клана Гиен,
от князя Кабиаса Эрасто.
Я знаю, что Старшие Князья не подлежат амнистии, и готов понести заслуженное наказание за свои преступления. Я раскаиваюсь в том, что шёл против законной власти в вашем лице, и не могу ничем оправдаться. Идея создать свою империю пришла ко мне тогда, когда кланом ещё управляли Дагарихи. Я и сейчас не раскаиваюсь в том, что готов был пойти против Нантара Дагариха, и наверное, рискнул бы поспорить даже с его старшим братом, но я не желаю идти против того, на чьей стороне Медальон. Я сомневался в том, что вы заполучили эту святыню честным путём, пока мои шпионы не донесли мне, что на церемонии Испытания присутствовало много постороннего люда, и все видели, что вы по праву приняли титул Верховной Княгини.
Но мои бывшие сообщники не поддерживают моей надежды вымолить ваше прощение, и готовы бороться против вас, просто потому, что уже не могут остановиться. Так бывает, ибо не всем легко признавать свои ошибки, или то, что они долго строили планы - а теперь оказывается, что это уже никому не нужно. Простите их, они не понимают, что делают и неспособны остановиться сами. Мне не удалось их переубедить.
Я должен предупредить вас о готовящемся покушении. Теперь, когда на пути моих бывших подельников встали вы, и многие сторонники отсоединения заколебались, а ещё больше пришло к выводу, что лучше вернуться к мирным занятиям, воспользовавшись обещанной амнистией, самые упорные винят вас в том, что вы своим появлением разрушили их планы построения "справедливого государства только для Гиен". Я уверен, что они где-то рядом, и может быть, даже ближе, чем я сам могу предположить. Я должен ещё некоторое время оставаться у себя в имении, чтобы восстановить порядок и переубедить, или иным способом остановить тех, кто всё ещё рвётся в бой. Поэтому я рискнул тайно отправить в столицу посланника. Между мной и этим юношей долгое время были разногласия, но в этот грозный час я понял, что ему могу полностью доверять, ибо его душа оказалась чище и благороднее моей. Он постарается довезти послание до вас, и предупредить о готовящемся покушении.
С тем остаюсь ваш заблудший подданный,
Кабиас Эрасто".

На этом послание и заканчивалось. На другой стороне было ещё несколько слов:

"Дворец клана. Легко приставить человека в число рабочих. Опасайтесь и наёмных убийц, они могут подстеречь вас без охраны, или без Медальона".

Князь Эрасто, как и любой другой князь, исходил из того, что Медальон обычно не носят всегда на себе. Но откуда ему было знать, что Лар поступает не так, как все?

+3

42

Лар действительно не поступала так, как все. Она ни за что не сняла бы Медальон, хотя бы из-за того, что просто боялась его потерять. Потерял же его Дагарих, Кургриг и тот Чёрный Волк с Маяка (последний случай выглядел весьма живописно!). Во-вторых, Медальон на себе, давал Лар подтверждение того, что она всё-таки не нарушает Равновесие своей деятельностью - иначе он на это сразу среагировал бы. Ну и конечно же, был важен тот момент, что Лар чувствовала себя в безопасности, когда на груди её покоился этот могучий Артефакт. Так что она не сняла бы его ни за что! И не понимала, почему Верховный Князья других Кланов не поступают так же. Так что тут опасения Князя Эрасто были излишни.

На прочтение послания Лар потратила больше времени, чем понадобилось бы, например, Тери, но всё-таки она справилась с этой задачей. Почти. А те места текста, которые оказались ей не совсем понятны - она подумала, что разберёт их, перечитывая второй раз, когда вернётся во Дворец Князя-Хранителя.

Но сейчас, с некоторым трудом дойдя до конца послания, Лар испытала огромное облегчение и радость. Значит, всё-таки Эрасто не предатель - он раскаялся и хочет вернуться! Она так этого желала всей своей душой! И так надеялась! Но вместе с тем, она испытала удвоенную горечь от сознания того, что посланник Старшего Князя - Маран - погиб.

Лар свернула письмо и убрала его за пояс.

- Надо будет ему ответить, - проговорила она негромко, обращаясь к Тери.

Она допускала, что её послания Эрасто может и не получить. Хуже того, его могут перехватить его враги и потому, в послании нельзя будет написать ничего конкретного. Лар вздохнула, взглянула на запад и попыталась представить себе незнакомое поселение, в котором теперь находился Князь...

Объединяющая Воля не всесильна. Её можно было направить к человеку, которого лично знаешь. Ну, или хотя бы видел один раз. И, соответственно, чем лучше ты знаешь этого человека, тем лучше ему передаётся Объединяющая Воля. Но человеку, которого ни разу в жизни не видел, послать импульс Воли почти невозможно. Во всяком случае, Лар об этом никогда не слышала. И всё-таки, она подумала, что вот теперь перед ней лежит убитый сын мятежного Князя. Уж он-то сам хорошо знал своего отца. Хотя Лар Марана при его жизни тоже не знала... Но вот теперь, стоя над его холодеющей головой, она пыталась представить себе, как этот молодой человек мог смотреть на своего отца, каким взглядом, с каким чувством... Чего он от него ждал, чего хотел... Ведь сам Эрасто писал, что Маран чище и благороднее его самого...

Лар подняла взгляд он бледного лица Марана и снова посмотрела на Запад. Не говоря никаких слов она постаралась неколебимым устремлением призвать его отца. Он должен немедленно прийти сюда! Немедленно!!

Это было сродни Волчьему Вою, направленному только на одного человека.

+2

43

Трудно было сказать, чего она добилась. Ответа она не почувствовала, хотя Медальон на её груди среагировал, как во все те разы, когда отзывался на правильные устремления Лар - теплом. Можно было бы предположить, что Кабиас Эрасто тоже не знает Верховную Княгиню, и вряд ли сможет ответить ей, даже если что-то почувствует. Он может быть, даже не догадается, кто именно попытался его позвать. Но может быть, он мог понять, что ему следует как можно быстрее прибыть в столицу? А если он это понял - склонен ли он был согласиться? Все эти вопросы временно оставались без ответа.

- Может быть, нам действительно лучше вернуться во дворец? - тихо спросил князь Фальтвест у Лар. - Здесь мы вряд ли сможем чем-то помочь.

- Ну почему? - вмешался неожиданно слепой разведчик, совершенно не смутившись собственной бесцеремонностью. - Госпожа княгиня! Тут рядом с гостиницей - бордель, из которого пришёл убийца. Заведение принадлежит госпоже Кнекайзе, она из вашего клана. Я бы мог сам с ней поговорить, но если вы вдруг неожиданно заявитесь, тамошние дамы уж точно выложат всё, что только знают, так что и Лису будет выслеживать нечего.

- Не забывайтесь, молодой человек! - позволил себе повысить голос князь Фальтвест. - Вы предлагаете Верховной Княгине самой пойти разговаривать с этими... дамами? - Запинки перед "дамами" было почти незаметно, но она несомненно присутствовала, потому что князь Рагнар чуть не назвал обитательниц весёлого дома шлюхами, но вовремя спохватился.

Датчес возразил раньше, чем Тери или Альюр успели вмешаться:

- Простите, князь, но эти дамы - такие же представительницы клана Гиен, а некоторые - Лисов и Волков, как и все мы. Я же не предлагаю скоротать вечерок, я говорю о деловой беседе.

- Господин Соледад подразумевает, что присутствие Верховной Власти может ускорить дело, - вмешался Тери, а его брат исподтишка показал датчесу кулак, прекрасно зная, что тот его жест непременно заметит.

+2

44

- Нет, - отозвалась Лар негромко, но от этого не  менее уверенно. Она хотела сказать, что возвращается во дворец, но почему-то медлила возле тела бездыханного сына Эрасто. "Если Князь написал, что его люди сообщили ему об Испытании, а сегодня девятый день, считая с того момента, значит Князь находится  в не более чем четырёх днях пути отсюда, а может быть и меньше. Нет! Приказ об Амнистии был передан в пятый день на закате, а Эрасто уже пишет о нём в своём письме. Значит ходу - менее трёх дней пути. А скорее всего один или два. - Размышляла Лар. - Значит, Князь где-то недалеко. И он должен явиться! Должен!!"

- Господин Соледад! Я очень благодарна вам за помощь! - продолжила Лар. Слова были сказаны  так, словно никаких легкомысленных предложений со стороны Лиса не было. - И не только ту помощь, которую вы оказали сегодня. Наш Клан находится в трудном положении, и без вашей помощи нам было бы гораздо труднее бороться с изменниками и восстанавливать порядок. Я не забуду этого. Но сейчас я вынуждена вас покинуть!

Лар шагнула назад, но остановилась глядя на лежащего на окровавленной постели Марана. Что-то упорно мешало ей уйти.

+2

45

Почему-то первым сообразил, что они не все проблемы решили, именно Тери. Он всегда очень внимательно относился к Лар, и сейчас, невольно следуя её взгляду, который она то и дело обращала к телу на кровати, спохватился.

- Госпожа княгиня! - обратился он к Лар вполголоса. - Поскольку князя Эрасто поблизости нет, кто-то должен взять на себя заботы о теле юного Марана. Я могу распорядиться, чтобы его увезли из гостиницы, хотя бы в городской морг.

Таковой в Азнавуре имелся, при одной из больниц для малоимущих, и в него обычно попадали жертвы несчастных случаев, драк и хулиганских разборок. Работники морга занимались тем, что отыскивали родственников, либо, при отсутствии последних, захоранивали трупы на городском кладбище. Содержался морг на пожертвования горожан.

- Если за ним не явится никто из родных, лучше всего будет похоронить его за счёт казны, - добавил Тери.

+2

46

- Нет, - ответила Лар и отрицательно покачала головой. - Этот человек - сын Князя и его следует похоронить, как сына Князя, - помолчав, она добавила: - Если необходимо, я возьму все расходы на себя. Но только не следует его сразу же закапывать. Возможно, сюда  прибудет его отец. Нужно только подготовить тело Марана к погребению. И лучше было бы поместить его в какой-нибудь склеп. Чтобы его отец мог бы с ним проститься, если не прибудет в течении суток. - произнесла Лар задумчиво глядя на безвременно погибшего, а потом добавила, повернувшись к Тери: - Нужно кому-то поручить это дело... Не знаю, может. Молчуну?

И она вопросительно посмотрела на своего Советника.

+3

47

Поскольку Молчун остался во дворце, Тери предложил поручить заботы о Маране Проныре. Тот был сообразительным парнем, хорошо ориентировался в городе и легко находил общий язык с людьми других кланов.

Лисы капитана Эгейла и Волки из Стражи проводили Верховную Княгиню до экипажа и самым вежливым образом раскланялись. Князь Фальтвест отвёз Лар обратно во дворец, после чего простился, пообещав вернуться утром, и по возможности, с новостями.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » О Родесе Головотяпе и всяких интригах