В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Посещение вдовствующей княгини, и прочие визиты


Посещение вдовствующей княгини, и прочие визиты

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Место действия: Азнавур, дворец Князя-Хранителя.

Участники: Исабэль, Эрик.

Исходные данные (одно-два предложения): после брачной ночи Эрику и Исабэль нужно сделать несколько визитов, очень важных и значительных...

Время года: весна, утро восьмого дня после Испытания.

http://f1.s.qip.ru/19yBhtbXB.jpg


Княгиня Эгильберта Изегрим (в девичестве Адельбранд) жила уединённо, во внутренней пристройке дворца, недалеко от личных покоев своего сына. Широкая крытая галерея соединяла этот обособленный уголок с остальной частью дворца. Порой княгиня не показывалась из своего "убежища" месяцами, так что во внешнем мире о ней забывали, а некоторые вообще считали, что она давно тихо скончалась, и Князь-Хранитель живёт сам по себе, без единого близкого родственника во дворце. Разумеется, это было не так, и сам Эрик заглядывал к матери практически каждый день. Если не отвлекали какие-нибудь срочные дела. Но даже если он не успевал зайти сам - он непременно посылал камрдинера осведомиться, как себя чувствует его матушка.

Уединение княгини Эгильберты не было вынужденным. Просто после смерти мужа и вступления в наследование её сына, она пришла к выводу, что своё дело сделала, и ей необязательно появляться на людях, и проводить утомительные приёмы. Отныне она могла отдаться своей мечте - заняться написанием собственных мемуаров. Помимо мемуаров, она собрала на своей половине обширную библиотеку, и понемногу изучала старые фолианты, выискивая в них забытую мудрость, и делая собственные выборки, которые часто цитировала сыну, или компаньонке - такой же, как она, пожилой вдовице. Но сегодня старая княгиня сидела у себя в рабочем кабинете одна. Напившись чаю, она решила, что будет ждать сына и невестку, а чтобы скрасить ожидание, занялась переписыванием недавно вручённой ей одним Лисом книжки, путевых заметок исследователя (тоже Лиса) примерно столетней давности. Книжка, по мнению княгини, была весьма ценная и поучительная, но пока что семья наследников не была настроена публиковать эту работу своего предка для широкого круга, предоставив только вдовствующей княгине, да и то по старой дружбе. Да-да, у княгини были друзья среди старшего поколения нынешних Лисов (и не только Лисов). Иногда эти друзья даже навещали её. Правда, редко. У всех были свои семьи и свои дела.

Просторный кабинет, устроенный по вкусу госпожи Эгильберты, представлял собой четырёхугольную угловую комнату с двумя парами окон на наружных стенах. В центре стоял массивный стол, за которым, в удобном кресле расположилась сама княгиня. Перед ней лежали раскрытая рукописная книга, и подготовленный к переписыванию альбом в деревянном окладе, в который княгиня своей рукой, аккуратным почерком, переписывала содержание книги. Две оставшиеся стены по большей части состояли из книжных полок и стеллажей, а между окнами стояли удобные диванчики для посетителей.

Княгине Эгильберте было около шестидесяти лет. Она отличалась статностью и ростом, и до сих пор могла бы ездить верхом, или даже фехтовать, если бы захотела. Её седые волосы, когда-то очнеь роскошные, были убраны в причёску, а платье с глухим воротом украшала золотая цепочка с крупным изумрудом. Когда Эрик и Исабэль, постучавшись и получив разрешение войти, оказались внутри, она тут же, как могло показаться, совершенно не глядя, махнула им левой рукой в сторону диванчика, а правой продолжила писать. Длинное, инкрустированное перо, даже не дрогнуло.

- Я сейчас закончу, - сказала она, не отрываясь от работы. - Можете пока пожелать мне доброго утра и поболтать о чём-нибудь. И да, я очень рада за вас обоих, и надеюсь, что вы с пользой провели прошедшую ночь.

- Мама не любит оставаться на половине фразы, - сказал Эрик, улыбнувшись, и жестом предложил Исабэль проходить к окну.

+6

2

Исабэль, после приветствия и первого впечатления о матери Эрика – и весьма  положительного, так как, скорее всего, лет через пятьдесят она тоже желала бы занять подобные покои с подобной обстановкой, отстранившись с мужем от дел, – понимающе улыбнулась Волку и негромко, почти шепотом, ответила:
- Поверь, сердце мое, я бы тоже не стала останавливаться. В этом мы с ней схожи.

Пройдя к диванчику, занявшему место между резными гардинами с тяжелыми ламбрекенами, девушка присела на него вместе с Эриком. Наблюдательный взгляд подсказал бы, что Волчица ведет себя и двигается со вчерашнего дня несколько иначе. Нет, в плане нарядов – по-прежнему суховатая изящность: бирюзовый шелк, оттеняющий выразительный янтарный взгляд и алые губы; его роскошь пошива скрадывалась таким же, как у вдовствующей княгини, высоким воротом с поблескивающей под ним цепочкой, длинными строгими рукавами и широким поясом на талии. Ниже юбки платья были гораздо темнее, с золотыми цветами по синей ткани. Мягкие туфельки в тон ступали почти беззвучно, привычно неторопливо, но сама походка сдержанной и старающейся не привлекать излишнего внимания Эль стала мягче, плавнее и гораздо легче. Будто что-то позволяло девушке не идти, а точно плыть по воздуху.

Признаться честно, деликатно осматривающуюся Волчицу снедало любопытство. Подобранные и уложенные в корону из кос с такими же бирюзовыми шпильками темные пряди обрамляли светлое лицо, едва ли безмятежное при виде такого множества книг, такого замечательного и удобного стола со всем тем, что так было по душе кареглазой – дневники, записи, альбомы для переписи… Саму матушку Эрика Исабэль уже почти не боялась  и была уверена в том, что они, даже если вдруг и не уверят друг друга в вечной симпатии, найдут точки для совместных интересов и мероприятий в будущем. Прямо сейчас у дочери Старшего Судьи немного тянуло под ложечкой – в голове теснилась масса вопросов и желаний: предложить возможную помощь, узнать про перепись, пересчитать тома на полках книжных шкафов, спросить про классификацию, назначение, раскрыть, коснуться, поймать глазами строчки…

Слегка сжав пальчиками ладонь Эрика, Эль вновь прошептала то, что думала в этот момент, ему на ухо:
- У тебя замечательная мама, любовь моя. Пусть мы еще не побеседовали, но она мне уже очень нравится.

+6

3

- Я сочту это за комплимент, - произнесла княгиня, не поворачивая головы. У неё был хоть и не Лисий слух, но всё равно очень хороший. - Но вы можете при случае повторить его вслух. Мне это будет приятно.

Она выводила последнюю строчку из переписываемой страницы, и не поднимала головы, но явно контролировала всё, что происходит. Эрику эта манера матери всё слышать и замечать была давно знакома, и он только весело усмехнулся.

- Я надеюсь, что вы скажете друг другу ещё много комплиментов, - заметил он негромко, но и не шёпотом. - Мне хочется, чтобы в моей семье все друг друга любили.

- Какое может быть сомнение, сын мой? - Княгиня подняла наконец голову, и отложила перо. А потом встала и повернулась к ним. Точнее, к Исабэль, потому что смотрела пожилая женщина именно на неё. - Вот теперь вы можете обнять свою свекровь, дорогая моя! - объявила она едва ли не торжественно, и протянула руки, ожидая, что супруга её сына сама подойдёт.

Эрик поднялся первый, и машинально подхватил Эль под локоть, словно ему хотелось лишний раз поддержать её. А потом почти что подтолкнул навстречу собственной матери. Это тоже получилось непроизвольно. Наверное, Князь-Хранитель сегодня волновался, несмотря на весь свой спокойный вид. Ему действительно было важно, чтобы старая княгиня не просто одобрила их брак, но и с первой же минуты у этих двух женщин стало как можно больше общего. Госпожа Эгильберта не любила промедлений, и наверное позволяла медлить только себе самой. Но и то она делала не просто ради того, чтобы потянуть время, а доделывая очередное дело, которое не желала бросать на полдороге. В остальном она была порывиста и категорична, и в детстве Эрику время от времени доставалось именно от неё, за проявление медлительности, или нерешительности. Почему-то княгиня считала, что мужчина должен уметь быстро принимать решение, и переходить к делу. Это не означало, что она требовала с сына, или с покойного мужа, чтобы они и в Совете так же быстро всё решали. Но в обычных домашних делах, по мнению пожилой Волчицы, не о чём было долго рассуждать и колебаться.

Она и сама пошла навстречу Исабэль, точнее сделала несколько шагов, что учитывая размеры её кабинета, было не удивительным.

- Так о чём же нам следует поговорить прежде всего? - успела сказать княгиня Эгильберта, обнимая Исабэль крепко и решительно. - Вы просто красавица, милая моя! И главное - умница! Это я по глазам вижу!

+3

4

Улыбка на лице кареглазой в миг этих самых крепких объятий проявилась очень ярко и радостно, хотя было заметно, что девушка и смущена, и тронута, и одновременно очень взволнована. Позволив себе не менее искренне ответить на такое приветствие ответными жестами, Исабэль слегка рассмеялась, невольно разряжая атмосферу этого непривычного для себя момента:

- Вы так добры, княгиня! Но я сочту за честь, если первый же внук унаследует взгляд Эрика. В нем отражается гораздо больше достоинств, чем это возможно для счастливого мужа счастливой жены. - Контральто звучало почти спокойно, и только задорная мелодичность выдавала шутливую сторону фраз. Чуть отстранившись, Эль рискнула вернуть комплимент. Тем более, что он был  вполне правдив и без капли лести. - Вы прекрасно выглядите, миледи Эгильберта! Теперь-то я понимаю, кому мой супруг  обязан такими яркими глазами,

Она  мягко, деликатно сжала на миг ладони вдовствующей княгини в жесте, понятном, пожалуй, только женщинам в такой ситуации первого и очень важного родственного знакомства, от которого зависело немало в будущей  счастливой супружеской жизни обоих молодоженов. И тут же отпустила, расслабилась, оглянулась на своего спутника.

- Да, кстати... Эрик упоминал о Вашей монографии в двух словах. - Исабэль решилась немного отставить тему с сравнительно-ласкательными в сторону, благо, поводов для такого маневра хватало. - Если Вам понадобится любая помощь, поверьте, я с радостью ее окажу в свободную минуту... Хотя, у меня такое ощущение, - тон доверчиво понизился, - что с сегодняшнего дня такой роскоши как время досуга у меня будет не особенно много. Но мне бы очень хотелось как можно ближе узнать Вас и стать не только родственницей, но и другом настолько, насколько это позволительно.

Кареглазая говорила это с все той же манерой спокойствия и почтения, оттененной нотой дружелюбия. Она ощущала приветливость матери Эрика и хотела точно также донести свою, от чистого сердца.

+5

5

Княгиня улыбнулась, а потом всё-таки пригласила своих гостей следовать за собой к диванчику, и продолжила беседу уже после того, как они все расселись.

- Вам ещё многое придётся узнать о своём новом социальном статусе и положении, - сказала она Исабэль. - И к сожалению, времени на досуг будет оставаться мало. Слишком мало, чтобы помогать мне в том деле, которое я затеяла. Сейчас вы можете ещё наслаждаться обществом друг друга, но погодите, пройдёт день-два - и вам придётся с головой погрузиться в придворную жизнь. Я не говорю, что это плохо, или хорошо. - Княгиня сделала упреждающий жест, словно заранее отметала какие-либо оценки. - Я говорю лишь о том, что так будет. И эта обратная сторона... - Она строго посмотрела на сына, поскольку тот явно хотел чем-то возразить. - Именно обратная сторона, и не спорь со мной. Обратная сторона брака с Князем-Хранителем. Княгиня должна быть всегда на виду, и своего, личного времени у вас будет немного. Я даже догадываюсь, на что вы предпочтёте его тратить.

Тут княгиня позволила себе весьма недвусмысленно усмехнуться. Может быть, в ней действительно было нечто грубоватое, и слишком простое, но она воспитывалась единственной девочкой среди десятка братьев, и сначала привыкла во всём быть как они, а уж потом - вышла замуж и стала супругой Князя-Хранителя. Так что она не особенно церемонилась, особенно когда дело доходило до оценки положения.

- На то самое, на что и должны, учитывая, насколько Эрику необходимо иметь наследников. - Это было ещё более прямо, но княгиня Эгильберта будто и не замечала, что кого-то может смутить. - Именно поэтому я не стала являться к вам в восемь утра и будить, хотя как раз в этот час мне пришло в голову, что пора бы познакомиться с новым членом нашей семьи.

Она снова мягко пожала руку Исабэль, и выпрямившись, посмотрела на сына.

- Я была уверена, что если тебе суждено найти жену, это произойдёт само собой, а не путём перебирания всех девушек на выданье. Но не будем об этом. - Она снова сделала решительный жест, обнаружила, что ухитрилась испачкать в чернилах манжет, и поспешно убрала руку. - Вот! Я стала больше похожа на клерка из какой-нибудь конторы, который с утра до ночи корпит над своими переписываниями. Не берите пример с меня, дорогая Исабэль! Успеете ещё. А сейчас, лучше живите полной жизнью, занимайтесь мужем и дворцовыми обязанностями, и главное - ничего и никогда не откладывайте на потом, кроме того, что не имеет практического значения. А все эти записи... Я могла бы сама этим не заниматься, но мне в моём возрасте уже не пристало кидаться в более активные дела. Хотя, я всё ещё могу проехать из конца в конец этого материка верхом на лошади!

- Мама - страстная наездница, - заметил Эрик.

- Только не рассказывай супруге, как однажды я сломала руку, упав вместе с лошадью, - потребовала княгиня, но тут же снова повернулась к Исабэль. - Но мы всё равно найдём общие дела. Как вы мыслите себе свою дальнейшую жизнь, милая Исабэль?

И она с живейшим интересом сложила руки на коленях, ожидая ответа.

+5

6

Смутить кареглазую у Эгельберты не особенно получилось, потому как, хвала Предкам, она уже успела составить примерное положительное впечатление о матери Эрика. Да и замечание о столь пикантном времяпровождении было очень ценным и актуальным,  и самих наследников теперь Исабэль желала, пожалуй, не менее сильно, чем ее супруг и свекровь.

Улыбнувшись солнечными искорками в янтарном взгляде, темнокосая, тем не менее, ответила весьма почтительно и скромно:

- Буду заниматься как раз тем, что Вы описали, дорогая княгиня. Принять соответствующие права и обязанности, помогать Эрику в его делах, разбираться с устройством придворной жизни… Придется в будущем даже, наверно, завести штат дам для той помощи и поддержке Столице и окрестным городам, которую я способна буду оказать с разрешения Эрика. Клановое Равновесие только-только начало восстанавливаться, и я бы хотела максимально ускорить этот процесс в пределах возможного. Эрик… - С порывистым интересом к мужу, внимательно слушающему обеих дорогих ему женщин. – Я ведь вправе сидеть рядом с тобой на всех важных советах и мероприятиях? Обещаю, что не буду тебе мешать в принятии верных решений, но, боюсь, что от комментариев ты не спрячешься. – Теперь задорная улыбка была очень теплой и любящей, с оттенком того уважения, которое каждый житель Земли Кланов питал к Правителю. Не смотря на то, что Исабэль этот самый Правитель обожал  и был готов носить на руках, именно к его мнению она была готова прислушиваться прежде всего, и его поддерживать. – Я еще недостаточно разбираюсь в политике, и действия некоторых клановых фигур, - контральто подернулось дымкой задумчивости, - до сих пор для меня не совсем ясны.

Речь, разумеется, шла о Гилерте Сторме. Том самом Сторме, который был готов рвать волосы на голове во имя отклонения решения об амнистии. Кто же знал, что она очень поможет при взятии того же Борхкерка, на что так надеялись Верховная Княгиня Гиен и ее советник?..

- Но пока что я должна понять основные принципы механизма под названием «Супруга Князя-Хранителя». И надеюсь, что вы мне поможете в этом,  - уже к обоим, с надеждой во взгляде.  Только семейство Изегримов знало, как и что следовало делать в такой слишком высокой политической игре. И их советы для Эль были очень ценны.

+5

7

Эрик улыбнулся, но вперёд матери вылезать не стал. Тем более, что княгиня просто обязана была просветить Исабэль насчёт того, что за жизнь у неё теперь будет. И он был прав, потому что старая княгиня тут же взялась за дело.

- Дорогая моя! Это не объяснишь в двух словах, но для начала, я должна тебе сказать, что супруга Князя-Хранителя не входит в основной Совет, и не может присутствовать на заседаниях, которые проводят между собой Верховные Князья. - Госпожа Эгильберта сдержанно развела руками. - Но не печалься, ты быстро поймёшь, что в этом есть свои положительные стороны. К тому же, это компенсируется тем, что ты будешь иметь право присутствовать при расширенных Советах, коих проводится больше всего. Я бы даже сказала, что девяносто процентов всех Советов - это расширенные Советы. Князья редко собираются при закрытых дверях, и я надеюсь, что в будущем у них нескоро возникнет надобность в подобном Совете.

- Исабэль хотела бы участвовать в том, что происходит сейчас, мама, - напомнил Эрик.

- Я понимаю! - живо согласилась княгиня. - Но у Исабэль будет множество дел и помимо присутствия на Советах. Тебе нужно непременно набрать штат помощниц, - сказала она Эль, и даже взяла для убедительности за запястье. - Выбрать из числа придворных дам, или своих собственных знакомых, самых умных и сообразительных, и самых надёжных, чтобы организовать собственную канцелярию. Так было принято раньше, и я не вижу причин нарушать традиции. Хотя я сама уже давно распустила свою канцелярию, но я сейчас и не занимаюсь насущными проблемами Земли Кланов. Мой теперешний удел - это прошлое. К тебе будет приходить много людей, душа моя! Не все пойдут прямо к Князю-Хранителю со своими просьбами и бедами. И ты должна заранее знать, что кто бы ни приходил - твоя обязанность выслушать каждого, даже если единственная причина, по которой он явился - это желание поглядеть на тебя с близкого расстояния. Со временем это упорядочится, но в первые несколько месяцев княгиня оказывается в центре очень пристального внимания. Тебя будут оценивать, как княгиню. И очень важно для тебя оставаться при этом спокойной, доброжелательной и справедливой.

- Может быть, не всё сразу? - предложил Эрик, опасаясь, что его мать напугает Исабэль, так что той вообще не захочется ни в чём участвовать.

- Разумеется, всё мы не успеем сегодня обсудить, - согласилась княгиня Эгильберта. - Но лучше подумать сразу и о своих придворных дамах, и о том, что неплохо бы было учредить какой-нибудь фонд для помощи нуждающимся, и придумать что-нибудь ещё общественно важное. Сейчас наш клан как никогда ощущает потребность в активных действиях. И для княгини найдётся очень много работы.

Эрик незаметно вздохнул. Ему никогда не казалось, что мать так уж много времени проводит со своими придворными дамами, или на отцовских Советах. Но он начал сомневаться в собственных воспоминаниях. Может быть, он просто что-то упускал из виду? Это же не его касалось, а матери.

+2

8

Эрик переживал справедливо, как и любой Правитель, но он мог не опасаться за Исабэль. Она была не из той породы людей, которые печально опускают руки при виде трудностей. Обычно эти самые трудности преодолевались ею довольно успешно при должных и немалых усилиях. Конечно, не следовало заявлять, что кареглазая обладала потрясающими талантами, как не стоило бы приукрашивать ее способности. Просто ей для достижения целей иногда требовалось чуть больше терпения или времени - и, хвала Предкам, теперь у нее будет и первое и второе в достатке.

- Чтож, - темнокосая ласково пожала руку свекрови с тем самым задумчиво-мягким выражением светлого лица. - Будем спокойными и доброжелательными, и не забываем о справедливости. Ни в коем случае. - Уже с мягкой улыбкой.

Ее только что посетила мысль, к разговору никак не относящаяся, однако требующая справедливого решения ожидающей судьбы по-прежнему близкого человека. К тому же, она давно обещала себе это сделать. И непременно сделает, как только пройдет все соответствующие церемонии и обретет полноправный статус.

На предупреждение Князя-Хранителя Эль лишь задорно улыбнулась, вернувшись к теме беседы:
- Любовь моя, я буду только рада как можно скорее вникнуть во все и сразу. Иначе никак не получится контролировать текущие дела, а так я буду хотя бы задействована во всех начинаниях одновременно. Да и придворные дамы возьмут на себя самую посильную часть работы. А еще я намерена привлечь начальников городских кордегарий для... Великие Предки, - девушка прервала себя на полуслове и слегка рассмеялась. - Так мы точно будем беседовать весь день, вечер и ночь. И отвлечем обе стороны от работы. Еще столько всего нужно сделать за сегодня, и это только начало. - Она чуть ли не деловито повернулась к матери Эрика, сцепляя при этом тонкие пальцы в замок, становясь очаровательно-серьезной. Контральто приобрело мелодичность, как всегда в минуты волнения. -  Если Вы позволите, госпожа Эгильберта, я буду присылать Вам по утрам с секретарем тот список примерных дел, которыми  запланирую заняться, а так же краткий вывод результатов предыдущего дня. И буду рада любым замечаниям или корректировкам от Вас в ответ, так как Ваш опыт супруги Правителя в этом вопросе бесценен.

+3

9

- Пока я ещё в силах что-то делать, я конечно же помогу, - заверила Исабэль вдовствующая княгиня. - Но на сегодня у вас ещё немало дел, так что закончим на этом. Я хочу вернуться к своим записям.

Она поднялась, давая таким образом понять, что визит закончен. Обняв невестку, княгиня ласково погладила её по спине, и отпустила. Эрик поцеловал руку матери, после чего повёл Исабэль из комнаты. Когда они перешли по длинной галерее в другую часть дворца, он сказал:

- Мама всегда такая. Не любит тратить время на разговоры, предпочитает сразу начинать действовать. Так что ты можешь беспокоить её в любой момент дня и ночи, если есть о чём спросить, или посоветоваться. Она ценит, и любит, когда к ней обращаются. К сожалению, я за повседневными делами часто забываю, насколько ей приятно, когда её опыт становится востребованным.

Они шли неторопливо, но всё-таки зря не задерживались. Во дворце вовсю шли приготовления к вечернем празднеству, слуги то и дело попадались с кипами отглаженных штор и скатертей, связками новых свечей или вёдрами и тряпками для уборки. Они кланялись, и пробегали мимо, чтобы не загораживать дорогу правителю и его супруге.

- По-моему, самое время покинуть ненадолго эти стены и нанести визит твоим родным, - предположил Эрик, после того, как они столкнулись с целой процессией прислуги, вынужденной спешно ретироваться обратно за двери, чтобы не перегородить собой проход. - У меня создаётся такое ощущение, что мы всем мешаем. Кстати, кого бы ты хотела пригласить из своих друзей? Сейчас ещё есть время это сделать, особенно если они живут не слишком далеко.

Вдалеке, в конце коридора, показался капитан Салгари, но наверное у него не было никакого срочного дела, потому что он издали поклонился - и исчез. Не захотел нарушать единение Князя-Хранителя и его молодой супруги.

+3

10

Плавно шагающая и время от времени кивающая с улыбкой на почтительные, пусть  и торопливые, приветствия слуг, Исабэль чуть склонила голову набок, как лукавая пташка, глядя при этом перед собой:

- Хм… Рино уже наверняка уехал… Непременно нужно позвать чету Эгейлов с их родственниками. Еще я бы желала видеть тех благородных девиц, которые живут по соседству и не раз скрашивали компанией наше с Дэйко отрочество. – Она едва не рассмеялась, пусть отголосок этого веселья и пробрался в мелодичное контральто. – Эбигэйл Алвари и ее младшая сестра Доузи. Их отец, Волк, господин Олэрт Алвари, талантливый ремесленник, держит, пожалуй, самую большую лавку чеканного серебра в Столице и не раз выражал желание разнообразить внешний вид монет Вашей Светлости… Еще миледи Саяна Лонгхвост и ее подруга, миледи Хелена Оверлайн. И… - Янтарный взгляд чуть затуманился, однако через миг прояснился. – Моя кузина. Регина Дельгадо. Она может быть в Столице, но надо порасспрашивать об этом родных…

Ловко увернувшийся с поклоном слуга с огромным подносом застал их почти у самой массивной парадной двери, возле которой бдительно застыла стража. Он своими маневрами слегка отвлек темнокосую от воспоминаний, и ее лицо просветлело. Запрокинув любящий взгляд снизу вверх на своего мужа и по-прежнему мягко держа за его предплечье, Эль предложила:

- Я могу попросить матушку разослать от нашего имени приглашения этим людям – хоть небольшая, но помощь. К тому же, я уверена, что она будет только рада оказать нам эту любезность. Да и если брать в целом, - они как раз преодолели порог дворца, в сопровождении гулких и одновременно звонких стуков – это стража отсалютовала им стальными наконечниками алебарда о гранит холла, - то на этой церемонии будет очень много народу, и кто-то может приехать сам, просто услышав о ней из городских новостей...

Они уселись в карету – Эрик сам поддержал руку своей супруге, помогая взобраться на подножку. Телохранители ловко устроились на запятках – тот же Медведь проявил чудеса гибкости и акробатизма. Еще четверо всадников в княжеских цветах неторопливо затрусили за нарядным экипажем  с поначалу плотно занавешенными занавесками…

… То чувство, когда целуешь самого любимого человека, не сравнить ни с чем. И только оказавшись в кольце сильных рук, Исабэль слегка покраснела, но не стала сразу же отстраняться, давая им еще пару секунд блаженственной близости. Колеса где-то под ними едва слышно скрипели и подрагивали в такт хода четверки вороных.

- Знаешь, - это было сказано шепотом, точно в полумраке бархата и кожи кроме них был кто-то еще лишний, - я очень рада тому, что я твоя супруга. Я рада знакомству с твоей прекрасной матерью и желаю, чтобы Талисман подарил ей еще очень много лет на то, чтобы помогать нам в делах и понянчить внуков. Я рада тем людям, которые нас окружают – от последнего преданного слуги до твоих надежных капитанов. – Кареглазая улыбнулась ярче, глядя снизу вверх на Волка. - Я счастлива от осознания той мысли, что сегодня вечером солнце сядет, а завтра с утра поднимется – и настанет новый день, в котором я буду твоя и с тобой. Это воодушевляет, мой милый Эрик, преодолевать все те проблемы, о которых мы сегодня говорили… - Она вновь потянулась к супругу и мягко коснулась его губ своими.

+4

11

Эрик ответил ей тем же, и пользуясь отсутствием посторонних глаз, прижал к себе. Испытывать такое блаженство было необычно, но очень приятно. Теперь у него было всё, чтобы сказать про себя: "Я счастливый человек!" Но Эрик постарался усмирить свои страсти, и как можно ровнее и плавнее следовать в мыслях, чтобы не сбивать этого чудного момента.

- Я тоже счастлив, родная моя! Очень счастлив! Но сейчас меня волнует то, как мы предстанем перед твоими родными. Я дерзнул отобрать у них тебя, да ещё так неожиданно. Вряд ли твой отец рассчитывал на то, что возвращаться вчера вечером домой ему придётся одному. Надеюсь, госпожа Розалин и господин Старший Судья не станут сильно сетовать на меня за такие внезапные перемены в их семье? Хотя, теперь мы - одна семья.

Эрик не спешил отдёргивать занавеску, хотя карета уже заинтересовала всех, кто её видел. Слухи распространяются быстро, и жители столицы были уже осведомлены о том, что в семейном статусе Князя-Хранителя произошли значительные перемены. Наверняка молодожёнов желали видеть все, кто оказывался на улицах, и время от времени доносились приветственные крики. Но Эрик хотел ещё немного побыть с Исабэль в относительном одиночестве (благо, в их сопровождении сегодня не было Лисов). Почему-то ему казалось, что встречные горожане должны хотя бы подсознательно это понимать.

"Ничего, мы на обратном пути откроем шторки и будем принимать поздравления, и отвечать на приветствия, - решил он. - А сейчас мы просто побудем вместе".

- Сколько лет твоей сестре? - спросил он неожиданно. - Может, её пора определить в придворные дамы? И твоя матушка наверняка не откажется почаще бывать во дворце. Кстати, с приглашениями нам лучше не медлить. До празднества остаётся всего-то несколько часов.

Эрик поцеловал Исабэль в губы, и чуть отстранился, любуясь ею в полусвете кареты.

+3

12

Кареглазая ответила на поцелуй и тихонько усмехнулась:
- Я почему-то уверена, что отец лично сторожит у ворот, а матушка вынесет из дома традиционное угощение по первому его сигналу. Помню… Когда я была маленькая, выходила замуж моя двоюродная сестра по матери, Сорель. Она шагала к браслету без отца – трагедия на морском поприще… кажется, он погиб от рухнувшей верфи. – Алые губы от воспоминаний тронула слабая, горьковатая полуулыбка. - Так вот, ее мужу, еще тому вояке-Волку,  который давно уже служит в Линесдале, мой отец умудрился устроить такую проверку и моральное внушение, что у того отпало желание перечить родственникам жены раз и навсегда. Говорят, с годами он свою тещу все больше любит и ценит… а та не забывает присылать отцу каждый год благодарственное письмо с подарками. – Девушка сдержанно рассмеялась, поднеся к губам рукав шелкового платья. Янтарный сияющий взгляд воззрился на Эрика. – Только не подумай ничего устрашающего. – Приглушенно-задорно из-за руки. – Тебя мои родители любят и очень уважают. Просто сегодня в первую очередь я их дочь. А уже затем ты – Правитель.

На очередное донесшееся с улицы пожелание, концовку которого она уловила как-то вроде  «…десяти детей!», Исабэль ярко улыбнулась и наконец-то потянулась к занавеске, чтобы осторожно и не спеша отодвинуть мягкую тяжелую бархатную ткань. И тут же была приветствована зеваками и случайными прохожими, а проезжающие всадники все как один поторопились сорвать головные уборы – от кожаных полушлемов до модных шляп с перьями. Эрик приветственно махал всем жаждущим внимания, в то время, когда его супруга мягко улыбалась и слегка склоняла голову на многочисленные поклоны.

- Светопреставление… Твоя матушка попала не в бровь, а в глаз. – Темнокосая вернулась в глубины кареты и задумчиво нахмурила носик, что вышло мило и одновременно смешно. – В недостатке внимания я не буду себя ощущать еще очень долго…  К слову о внимании и моих чудесных родственниках. Ты прав насчет Дэйко. Она еще несовершеннолетняя, но определенными талантами общения и расположения к себе всех подряд эта светловолосая бестия превзошла всех в нашей семье. Ее можно привлечь ко двору на «общественных началах». – Лукавая искорка в глазах подсказывала Эрику, что его молодая жена очень довольна таким раскладом. – И мне будет проще справляться с некоторыми деликатными делами с ее расторопностью и азартом. За воспитание этой юной мадемуазель я ручаюсь, так что проблем быть не должно ни в коем случае.

За окошком послышался упреждающий свист… и дробный топот башмачков. Осторожно выглянув вместе с Волком, Эль заприметила знакомый кафтанчик соседского мальчишки, чьи пятки засверкали в том же направлении, куда ехала и княжеская карета. И вновь легко, переливчато рассмеялась, возвращаясь в требовательные руки Эрика.

- До дома остался квартал, и госпожа Розалин явно озаботилась о том, чтобы ее с господином Дэвианом предупредили как можно раньше. – Жарко шепнув это на ухо мужу, она легко коснулась его скулы теплым поцелуем, а затем пересела на соседнее сидение, оставляя супруга в явном недовольстве подобным маневром. Гибко потянувшись, девушка быстро проверила прическу, едва заметным танцем тонких пальцев пробежалась по высокому вороту и лифу платья и оправила несуществующую складку на широком поясе. Улыбнулась Волку – маняще и вместе с тем мятежно. Равновесие так и не прекратило свои трансформации ее душевного состояния, устанавливая ювелирный баланс на тончайшей грани между прежде доминирующей деловитой сосредоточенностью и нынешним пробудившимся семейным  началом, той самой притягательной женственностью, которой могла гордиться каждая девушка из клана Волков.

… Их действительно встречали уже перед воротами четверо. Деянира стояла впереди Розалин, а Дэвиан в парадном белоснежном камзоле возвышался светлой головой позади своих любимых женщин. При этом рука Волка ненавязчиво придерживала жену за талию багряного шелкового платья, а та, в свою очередь приобняла свободной ладонью младшую дочь за светло-зеленый ажурный атлас плеч, держа во второй маленький поднос с хрустальным бокалом и кувшином. С некоторым изумлением и восторгом Исабэль, выходящая из кареты вслед за Эриком, заприметила рослую, тщательно причесанную рыжеющую макушку рядом с почти седой отцовской, венчавшую такой же приличный военный сюртук.

- Роран! Великие Предки! – Брат приветливо скалился улыбкой, по-прежнему белозубой. Правда, его правую бровь почти наискосок пересекал свежий шрам, подозрительно похожий на отметину когтя крупного хищника. – Эрик! – Она полуобернулась к мужу.  – Это мой брат, который служит младшим капитаном северной кордегарии. И последний раз я видела его чуть ли не год назад...

Дэвиан приветственно вышел вперед и учтиво поклонился Правителю;  за ним последовали мать и сестра с реверансами. И только Роран привнес что-то свое в эту торжественную минуту. Точнее, почтительный поклон Эрику Изегриму, конечно же, состоялся, но после молодой, статный Волк, совершенно не похожий в своей солнечной рыжине и веснушках на сестер, решительно шагнул к кареглазой и крепко ее обнял, ничуть не стесняясь присутствия ни родственников, ни самого Эрика Изегрима.

- Во имя Талисмана… Исабэль! Ты хорошеешь на глазах и замужество тебе к лицу! – Он вновь учтиво и коротко, почти по-военному, поклонился Верховному Волку. – Простите, Ваша Светлость! Я, видимо, окончательно осолдафонился и разучился говорить комплименты прекрасным леди… Рад принести Вам свои поздравления по столь чудесному поводу! Вы приобрели не только верную супругу и кладезь ценной информации, но и тихий омут настоящих страстей Даверциан впридачу.

- Роран… – Негромко от слегка нахмурившегося Старшего Судьи.
- Роран! – Почти умоляюще от взволнованной матери.
- Ро-о-о… - Это на выдохе Дэянира постаралась уместить в голосок нарочитый упрек, на самом деле испытывая восторг от смелости брата говорить то, о чем все остальные присутствующие родственники новобрачной скромно промолчали.

- Еще раз прошу прощения у Вашей Светлости и… дерзко пользуясь моментом, пока моя сестра еще не Княгиня… - Юноша коснулся лбом щеки темнокосой, пусть для этого ему пришлось склонить голову, а затем вполголоса попросил «первого же племянника приобщить к семейному военному делу», за что получил деликатнейший тычок под ребра от Исабэль.

- Ваша Светлость… - Дэвиан только развел руками, не зная, что и делать: сердиться или смеяться. Второе в этот прекрасный солнечный день, напоенный радостью, любовью и подобным родственным теплом, просилось само. И белесые губы Старшего Судьи таки дрогнули. – У меня только одно пожелание. Привыкайте.

+4

13

Эрик только рассмеялся. Ему не хотелось никакой официальности, поэтому он весело похлопал по плечу Рорана, поцеловал ручки госпожи Розалин, чмокнул в лоб Дэяниру, и напоследок крепко обнял самого Старшего Судью.

- Я забрал вашу драгоценность, Дэвиан, - сказал он тому на ухо. - Но я ведь не закрываю дверей, и надеюсь, что мы будем все вместе.

Отстранившись, но продолжая держать господина Даверциан за плечи, Князь-Хранитель совершенно серьёзным тоном уверил его:

- Я привыкну!

Один из сопровождающих (всё тот же Рыжий Лис Хартмус Дерик, который похоже надолго перекочевал из воспитанников Альюра в помощники и сопровождающие князя Эрика) снял с седла небольшой сундучок и подошёл с ним к почтенному семейству. Эрику некогда было выбирать подарки новой родне, но это было его обязанностью, и обычаем клана Волков. Так что он успел перешептаться утром со своим помощником, и тот приготовил всё, что нужно, втайне от Исабэль. Для неё это тоже должно было стать сюрпризом.

К слову, Харт приехал на лошади, следом за каретой, поэтому когда Эрик думал - "Хорошо, что поблизости нет Лисов и некому подслушивать" - он был совершенно прав. Дерик слегка припозднился именно потому, что ему нужно было найти все необходимые подарки. Он догнал карету уже на подъезде к дому Судьи.

Князь между тем забрал с подноса хрустальный бокал, налил в него нечто приятно пахнущее из кувшина, и пригубил, после чего передал бокал Исабэль, и ненавязчиво приобнял её за талию.

- По-моему, самое время войти в дом, - предложил он. - Здесь становится шумно.

И действительно, на улице перед воротами собралась уже огромная толпа, а те, кто был предприимчивее, ухитрились забраться на крыши соседних домов. Рыси из охраны Эрика смотрели очень внимательно, готовые в случае чего одним прыжком оказаться наверху и поснимать всех, кто вздумает угрожать князю и его супруге, или кому-то из семейства Даверциан. Приветственных криков, впрочем, их грозные взгляды не отменяли, так что ещё минута-другая, и на улице уже невозможно стало бы разговаривать. Никто бы ничего не слышал, разве что кроме Дерика. Но тот стоял с отвлечённым видом и держал в руках сундучок, намереваясь лично внести его вслед за своим господином.

На самом деле, Харту было за что радоваться. В неделю он превратился из молодого безвестного разведчика в личного сопровождающего княжеской четы. Ради этого стоило терпеть выволочки капитана Эгейла, и воспоминания о первом столкновении с людьми из дома Даверциан.

Отредактировано Эрик Изегрим (2016-01-23 21:53:42)

+2

14

- Конечно, мессир Эрик. Сюда, милая… – Еще не определившаяся с обращением к зятю Розалин поспешно приняла от дочери бокал, являющийся в этой семье традицией. Не важно, что в него наливали молодоженам. По семейным преданиям, первая чета Даверциан полторы сотни лет назад испила из пары бокалов чистого камня простой воды, а затем муж с женой бережно замотали образчики искусной Рысьей работы и оставили потомкам. Возможно, на тот момент этот хрусталь был для них единственной ценной вещью из всего малочисленного скарба, и нес в себе чисто символическую ноту новой жизни. Что случилось со вторым, парным, осталось неизвестно, да и для «обряда» хватало и одного. Со временем все новые и новые супружеские пары касались губами хрусталя, и вот Дэвиан Даверциан ныне хранил бокал у себя, так как сестра после замужества сменила фамилию, а Дориан с Урсулой не завели наследников. Старший Судья справедливо полагал, что рано или поздно его самый младший отпрыск - непоседливый искатель приключений – найдет прекрасную невесту, и помимо свадебного подарка примет еще и этот привет из далекого прошлого их рода…

Гул позади значительно стих, как только они преодолели ворота. Молодоженов и родственников Исабэль провожали свистом, восторженными криками и многочисленными пожеланиями; во внутреннем дворе кроме стражи обнаружилась вся прислуга – две горничные с красивыми плетеными корзинками в руках, повариха с маленькой помощницей лет тринадцати, прачка под руку с гувернанткой, и садовник, воспылавший еще большей преданностью к Правителю после саженцев пурпурных анемонов. Они низко поклонились Князю-Хранителю и почти стройно, пусть и невпопад, пожелали ему и Исабэль долгих счастливых лет жизни, счастья, здоровья и всех тех вещей, которые принято, как говорится, желать в подобных случаях. Лица их светились от  радости за старшую дочь хозяев, которую очень любили в этом доме, и волнения одновременно – муж оказался самым почитаемым и уважаемым Волком во всей Земле Кланов, а ведь столько ходило шепотков про возможный отъезд кареглазой в Акрилон…

Затем Мерция и Ирида с почтительными улыбками подошли к паре, чтобы вручить корзины. В той, что была накрыта синим полотном и досталась Эрику, обнаружились широкий темно-багряный кашемировый пояс с пряжкой чистого серебра с скалящейся головой волка, вышитый серебряной нитью вручную матерью семейства, и три пары серебряных запонок на рукава камзолов, изготовленные в том же "волчьем" стиле. В корзине Исабэль были вещи немного загадочнее: отрез невероятно чистого, снежно-белого полотна, мягкого и нежного, как летучий шелк и несколько коробочек разной формы, но одинаковой бежевой сафьяновой отделки. И только одна, совсем маленькая, выделялась простым деревянным каркасом. Темнокосая поняла сразу, что ценный отрез предназначался для будущих наследников и явно побывал рядом с нужными амулетами, в похожих коробочках скорее всего находился гарнитур, а вот относительно деревянной осталась в кратком неведении. Но и беглого осмотра подарков хватило для того, чтобы смущенно порозоветь и благодарно взглянуть на родителей:

- Мама… отец… Спасибо! – В ответ ей достались любящие поцелуи, а Дэянира так и вовсе крепко обняла свою сестру. От избытка чувств Исабэль сияла, и в том, что она счастлива – не было никаких сомнений. Придвинувшись ближе к мужу и прильнув к нему предплечьем, в этот миг девушка была готова обнять и принять в себя весь мир.

+4

15

Эрик приобнял жену одной рукой.

- Мы с Исабэль горячо благодарим вас за эти дары, - сказал он растрогано. - И я лично благодарю вас всех, за то, что подарили мне самое главное своё сокровище!

Он знаком подозвал Харта с сундучком. Лис подошёл, и поклонившись, с улыбкой вручил ответный дар Эрика господину Даверциан. Продолжая загадочно улыбаться, Лис отступил назад, чтобы не загораживать собой княжескую чету, и пристроился за плечом Князя-Хранителя. "Как интересно! - подумал он. - Что бы сказала моя собственная семья, если бы увидела сегодня, как я подношу подарки родным супруги самого князя Эрика Изегрима?" Правда, Харт не особенно надеялся, что его отец был бы доволен. Старший Дерик почему-то считал самого младшего сына несостоявшимся бездельником. Частично так оно и было, особенно поначалу, когда Харт только начал служить разведчиком. Но сейчас, то ли благодаря воспитательным мерам Эгейла, то ли само по себе, из-за ответственности, которую Харт наконец-то почувствовал, он уже сам себя не признал бы бездельником. "Ничего, до отца слухи дойдут, - довольно подумал Харт. - И пусть он думает обо мне что хочет, но я уже служу Князю-Хранителю, а это вам - не голубей гонять по крышам!"

В сундучке было три отдельных подарка. Первый - упрятанная в кожаный чехол мантия Старшего Судьи, сшитая из тёмно-бордового бархата, и украшенная золотой вышивкой. Второй - не менее роскошная праздничная накидка для его супруги, так же уложенная в сундучок в отдельном чехле. И третий - коробочка из розоватого абрикосового дерева, в которой на бордовом бархате покоился жемчужный пояс для Деяниры. Все три подарка были с дарственными надписями на упаковках.

- Мне не было времени сделать вам настоящие подарки, - признался Эрик. - Но моё уважение к вам гораздо глубже, и наверное, никакой дар его достаточно не выразит. Я надеюсь, что вы всем семейством почтите сегодня наш праздник. И ещё, мы с Исабэль хотели бы, чтобы юная госпожа Деянира присоединилась к дворцовым фрейлинам, и приняла участие в придворной жизни. - Эрик посмотрел на брата Исабль. - К сожалению, я не подумал о том, что встречу сегодня вас, Роран, и поэтому не позаботился о подарке. Но надеюсь, вы примете этот...

Он на минутку оставил талию Исабэль, снял с пояса меч в изукрашенных серебряных ножнах, и протянул его молодому воину.

- Этот меч делали Рыси. Он может разбить доспехи - и на его лезвии не появится ни одной зазубрины. Хотя нам, Волкам, часто приходится обходиться тем оружием, которым нас наградило Равновесие, мечи тоже всегда пригождаются.

И Эрик улыбнулся, глядя на брата Эль.

+3

16

- Он чудесен,  Ваша Светлость! Огромное спасибо!

Восторгу Дэйко не было предела - она даже быстро примерила драгоценность, матово впитывающую косые солнечные лучи; да и по признательным словам Старшего Судьи с супругой было понятно, что преподнесенные подарки были более чем превосходными. Во всяком случае, Розалин с чисто женской стороны оценила и крой и качество накидки, признавая, что к ней Эрик отнесся со всем вниманием. Дэвиан был польщен тем фактом, что Правитель выбрал практическую сторону его дела - серо-зеленые глаза довольно сощурились. Роран же, с благодарностью приняв ножны, потерял как минимум половину своей нарочитой индифферентности и юношеской уверенности и теперь с интересом ценителя такого оружия внимательно рассматривал клинок, буквально не поднимая головы.

Ему не хотелось расставаться с подарком даже в  гостиной дома Даверциан - молодой Волк предпочел подоконник креслу, так как на свету все малейшие детали обретали все новый и новый смысл. Исабэль кивнула на брата и что-то ласково-признательно шепнула мужу, как раз в тот момент, когда Дэянира сама разливала чай по чашкам - горничные были отпущены для спешной помощи госпоже Сульф в написании приглашений (Хартмус Дерик тоже отсутствовал, "предпочтя" компанию Волков, благо, точки соприкосновения у них уже были... интересные такие точки), да и стол расторопной присоугой уже был полностью сервирован, и лишняя помощь не требовалась.

После первых "тостов" и глотков крепкого, но прозрачного, белого чая, кареглазая достала из своей корзины коробочку деревянной работы и показала ее матери:

- Я уже догадываюсь, что там, но все равно сделаю вид, что удивлена. Ты ведь любишь камеи...

Лукаво взглянув на Эрика, Эль откинула крышку - и ее правая темная бровь поползла наверх. Розалин рассмеялась, искренне и переливчато, держась при этом за предплечье добродушно наблюдавшего за картиной седоволосого супруга.
- Кольцо? Твое кольцо с лунным камнем?

Вид у драгоценности был не совсем презентабельный. Серебро было весьма старым, хотя несколько раз матушка не раз отдавала его на чистку. Сам камень огранен кабюшоном, и его теплая в цветовой гамме поверхность была почти прозрачна, отдавая той самой рассветной дымкой или напоминая клуб голубоватого тумана.
- Примерь его.

Исабэль послушалась, заметив на лице матери и сестры некий непонятный ей живой интерес. Обе они всматривались в камень на тонком пальце, однако через несколько секунд их любопытство было словно утолено, хотя "лунный" блеск не изменился совершенно.

- Спешка обычно ни к чему хорошему не приводит, милая моя сеннора. Как и нетерпение. - Голос Дэвиана прозвучал некой утешающей нотой.

- Так-так... - Девушка не торопилась снимать кольцо, покручивая его на пальце и внимательно глядя на мать. Ей ответили открытой улыбкой. - И что же это за амулет?

- Кольцу немало лет, милая. Орден изучил камень еще тогда, когда о твоей бабушке Летиции только задумывались, и счел безвредным. - Женщина взяла паузу и вновь улыбнулась. -  Нося его постоянно, ты первая узнаешь о том, что нам с твоим отцом повезло стать счастливыми бабушкой и дедушкой.

- Эрик... - Исабэль легко рассмеялась, поворачиваясь к мужу, как раз дегустирующему свой напиток. - Кажется, очередь желающих твоего наследника растет не по минутам, а по секундам. И делам государственной важности придется подождать.

Роран от подоконника  в наступившей паузе одобрительно хмыкнул нечто свое, какое-то восхищенное "Да-да..", будто одобряя слова сестры, и когда половина голов повернулась к нему, встрепенулся и непринужденно присоединился к остальным.
- Гм... Простите великодушно - я увлекся подарком Его Светлости. Что вы только что обсуждали?..

Дэянира прыснула в свою чашку с чаем и попыталась сделать серьезный вид, однако через секунду не выдержала и засмеялась, заразительно и так весело, что к ней нельзя было не присоединиться.

- Роран, ты так пропустишь все на свете! Это невежливо... - Голос Розалин звучал тепло, пусть и с укором.

- Матушка, я все еще в восхищении, что мне, балбесу и солдафону, простительно. - Отмахнувшись таким образом от ответственности, сын ласково коснулся ее плеча и уселся на кресло.

- Простите, мессир, - Дэйко вскинула взгляд зеленой травы на Эрика, - как я понимаю, церемония пройдет уже через пару часов. Могу ли я помогать своей сестре в ее подготовке или... я слишком тороплюсь стать придворной дамой? - Поймав признательный янтарный взгляд, золотоволосая девушка в надежде повела плечами и мило улыбнулась, возвращая внимание к Правителю.

+3

17

Эрик тоже улыбался. Он пил чай, и находил сегодняшнее времяпрепровождение очень милым и приятным. Не так часто ему выпадало просто посидеть в кругу семьи, отложив на время дела и заботы. "Жаль, что сегодняшний день скоро закончится", - подумал он. Хотя, правитель в нём всё-таки сидел крепко, и Эрик не собирался бездеятельно мечтать о том, как бы было хорошо подольше побездельничать. Уже завтра, несмотря на то, что они только что вступили в брак, ему придётся вернуться к повседневным делам, и им с Исабэль будут принадлежать только вечера и ночи. Не так уж плохо, если вдуматься. Особенно с точки зрения того, насколько всем, и ему прежде всего, требуются наследники Князя-Хранителя.

- Моя юная госпожа! - сказал Эрик, отставив чашку, и обращаясь непосредственно к Дэянире. - Я почту за честь, если вы поможете своей сестре, и в будущем будете принимать участие в придворной жизни. Я уверен, что вы, с вашей красотой и обаянием, быстро станете одной из главных жемчужин дворца.

Он весело улыбнулся. Всё, что он говорил, было чистой правдой, и Эрик даже опасался слегка, что у юной леди при дворе моментально образуется целая вереница поклонников, благо холостых и молодых мужчин там было очень много. Взять хотя бы личную гвардию Эрика: все как на подбор, и все - Волки, что тоже немаловажно.

- Я рад, что тебе понравился подарок, Роран, - сказал Эрик брату Исабэль. - И надеюсь, что сегодня ты тоже присоединишься к нам во дворце. Мы теперь родственники, и меня это несказанно радует.

Можно было ещё долго болтать, делая комплименты, вполне заслуженные и приятные, но Эрик уже заметил, что Харт делает большие глаза, поглядывая на часы. Им не следовало забывать о том, что к празднеству надо ещё подготовиться. Правда, прерываться на такой ноте Эрику не захотелось, и он подумал: "Ещё немного подожду. Пока стрелки часов не доползут до получаса, или пока глаха Лиса окончательно не округлятся". На этом он повернулся к Исабэль и улыбнулся ей.

- Нам ещё и завтра предстоит важное событие, любовь моя. Я сперва хотел совместить коронацию с официальным торжеством по случаю нашей свадьбы, но потом передумал. Обычно коронация сама по себе - очень ответственное мероприятие, и после неё коронованным особам бывает не до праздника. Так что пусть всё идёт своим чередом.

И он мягки коснулся её руки.

+3

18

Роран в ответ на приглашение Правителя тут же поднялся с кресла и отвесил самый учтивый поклон из репертуара тех, коими обладал.
- Сочту это приглашение за честь, Ваша Светлость! - И через миг лукаво подмигнул сестре, все еще державшей Эрика за руку.

- Думаю, чай пришелся нашему зятю по вкусу, дорогая моя госпожа, - Дэвиан, уловив все интонации в голосе Изегрима, в свою очередь приобнял сидевшую рядом Розалин, не сводившую сияющего взгляда с красивой пары - воплощения будущих надежд лично этой семьи и всего клана Волков, чтобы дипломатично подвести общую черту под разговорами и чаепитием. - Но нам  все же придется отпустить этих двоих счастливцев, иначе они не успеют приготовиться к предстоящей церемонии.

- Кстати, мама... Ты не знаешь, Регина случайно не в Столице? - Чай действительно был очень хорош и кончился очень быстро, так что Исабэль даже с неким сожалением отставила чашку. - Разумеется, отошли ее тетушке копию приглашения, если вдруг миледи Каролины и самой кузины не окажется в их городской квартире.
- Да, милая, я все так и сделаю, не переживай.

Они почти одновременно поднялись, будто повинуясь некой внутренней общей гармонии, а затем, пока Старший Судья с женой вполголоса говорили что-то приветливое Правителю, Исабэль была перехвачена под локоть Дэянирой. Зеленый взгляд светился надеждой и признательностью.

- Рея... - Младшая Даверциан редко называла сестру вторым именем. Настолько редко, что эти разы можно было пересчитать на пальцах рук. - Ты счастливейшая из всех женщин этого мира и всех возможных.  - Говорила златовласка негромко, исключительно своему Сухарику. - И я никогда не забуду этого. Потому что благодаря тебе, я возможно тоже скоро стану такой же счастливицей...

- Моя замечательная сестра... - Эль поддалась чувственному порыву и крепко обняла Дэяниру, гладя при этом по мягким солнечным прядям. И ответное шепнула на ушко. - Не торопись. Все будет так, как суждено. - И после паузы. - Акрилон молчит?
Вопрос был настолько двусмысленный, насколько это возможно. В городе университетов и Ордена находился не только Дарел Блэкхилл, но и Айрон Ригур. Дэйко уловила этот момент, однако кивок ее был отрицательным. Они разомкнули объятия, и в этот миг Эрик в привычной мягкой, но властной манере перехватил руку Исабэль.

- Я готова, мой сеннор. - Янтарный взгляд вспыхнул лаской, как всегда при его касаниях. - Дэянира выберет свой наряд для церемонии, и подъедет к нам во дворец чуть позже.

+4

19

Эрик ещё раз окинул всех присутствующих взглядом, и церемонно склонил голову.

- Мы не прощаемся с вами надолго, - сказал он, и повёл Исабэль к выходу.

Может быть, Эрик и не уловил шёпота, которым обменивалась его супруга со своей юной сестрой, но он сейчас тоже думал об Акрилоне. Айрон Ригур должен был получить его письмо, в котором Эрик говорил о своей готовности жениться на Исабэль, но вот о том, что свадьба по сути уже состоялась, Рысь должен был узнать от посторонних людей. Слухи распространялись быстро, и уже сегодня утром, с рассветом, многие посылали почтовых голубей во все концы и веси, и в том числе, во второй по значению город Земли Кланов. А это означало, что уже сегодняшним вечером кто-нибудь непременно расскажет Судье Ригуру о решении семейных проблем Князя-Хранителя. Скорее всего, он узнает даже быстрее, потому что голуби Ордена Хранителей Равновесия не зря звались самыми быстрыми, и для ещё большего ускорения, летали с амулетами, которые предохраняли их от хищных птиц.

"Что он скажет? - подумал Эрик, не подавая виду. - И почему до сих пор никак не возразил? У него было на это время. Правда, очень мало. Главное, чтобы это не сказалось на Ордене. Айрон Ригур способен правильно понять, и отдать приоритет тому, что действительно необходимо для сохранения Равновесия. Но всё-таки жаль, что у меня не было возможности поговорить об этом с ним лично. Не то, что у меня есть чем его утешить, но мы лучше поняли бы друг друга".

Они уселись в карету, и Эрик нежно поцеловал супругу, едва они скрылись от посторонних глаз.

- Сегодняшний день будет утомительным, и я рад, что мы побывали в доме твоих родителей, - сказал он. - Это должно придать нам силы.

+2

20

- Я тоже этому рада, любовь моя. – Темнокудрая улыбнулась и доверчиво прижалась щекой к воротнику своего могущественного супруга, который с каждым новым визитом находил все более приветливые отклики у семьи Даверциан. Янтарные глаза через окошко кареты уловили отблеск кованых ворот, которые величаво закрывались за важными гостями, и странная улыбка тронула алые губы Волчицы.

Родительский дом отдалялся через кварталы с приветствующими княжескую карету прохожими и зеваками, однако Эль словно не торопилась нарушать умиротворенную тишину экипажа. И только после высокого арочного моста, который служил крышей и одновременно рекламой какому-то подрядчику в строительстве (явно возжелавшему городской жизни Рысю, только они могли так ненавязчиво показать размах своих способностей) – чья тень на миг упала на тонкое светлое лицо – она легко рассмеялась.

- Прости.  Мы уже через это прошли… И я полна сил и готовности, но… до сих пор точно во сне, Эрик. – Ее голос чуть изменился, глубокий, модулированный, голос не певицы – но той, что умеет говорить, декламировать под музыку любимые стихи, голос будущей Княгини-Хранительницы, к которому будут прислушиваться. – Еще месяц назад я не могла и помыслить о чем-то подобном. – Взгляд пробежался по сидениям кареты, подаркам, обшивке и снова вернулся к мужу. – Надеюсь, что мне не придется просыпаться…

Ее неторопливые мысли-рассуждения, которые не касались ничего конкретного, но были понятны Волку – девушка все больше погружалась в тот океан эмоций и событий, которые привнес в ее жизнь сероглазый Изегрим, и делала это с радостью, - были прерваны появлением в окошке всадника, явно с какими-то новостями. Рослая фигура Медведя поравнялась с экипажем и приветственно поклонилась и отсалютовала венценосной паре, на что получила такой же вежливый кивок от Исабэль и знак доложить от Правителя.

- Ваша Светлость, я прямиком из дворца. Все готово для церемонии, и Вас  вместе с Ее Светлостью ожидают с нетерпением. – По тону вестника было заметно, что он и сам не прочь скорее увидеть это зрелище, пусть всеми силами и пытается сохранить приличествующую солидность и уважение к высокому сану. – Большой и Малый Советы в тронном зале, а господин Сторм обязался самолично вас встретить.
Его голубые глаза встретились с чуть раскосыми янтарными, и он тут же поспешил опустить свой взгляд. На будущую Княгиню не полагалось засматриваться.

+4

21

Эрик благодарно кивнул посланцу, но с некоторым трудом прогнал тень со своего лица. Почему-то его посетило некоторое беспокойство. Чтобы прогнать это совершенно ненужное сейчас чувство, ЭРик посмотрел на Исабэль. Что ещё он мог пожелать теперь, когда у него есть любящая супруга, которая разделит с ним все радости и тяготы правления? Может быть, его беспокоило, что до сих пор не найден ещё один явный руководитель так называемого Альянса? Но это - уже пройденный этап, самое главное сделано, и остатки мятежников либо сами вынуждены будут разойтись, либо будут отловлены в ближайшие дни.

- Милая, тебе не придётся просыпаться, потому что это не сон, - мягко сказал Эрик. - Зато теперь тебе придётся засыпать каждую ночь в моих объятьях, и меня это очень радует. Мне почему-то кажется, что у нас впереди долгая и счастливая жизнь.

Беспокойство рассеялось. Сколько надёжных друзей и помощников они обрели в последнее время! И семья Даверциан - на первом месте в этом благодатном списке.

- Тебе нужно быть готовой к тому, что коронация - не просто обряд, - продолжил Эрик. - Конечно, это не столь ответственная процедура, как Испытание, но вместе с венцом ты примешь и власть над Землёй Кланов, и сразу же это почувствуешь. Я всё время буду рядом, так что не стесняйся пользоваться моей помощью.

Время неслось с какой-то потрясающей быстротой, и уже через каких-нибудь пол часа им предстояло закрепить свой союз перед многочисленными свидетелями. Это не было простой формальностью, хотя мужем и женой Эрик и Исабэль уже стали. Но вот стать именно Князем-Хранителем, и Княгиней-Хранительницей им ещё предстояло.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Посещение вдовствующей княгини, и прочие визиты