В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Крутые меры против Элиана Красса


Крутые меры против Элиана Красса

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место действия: Азнавур, дворец Князя-Хранителя.

Участники: Исабэль Даверциан, Альюр Эгейл.

Исходные данные (одно-два предложения): Аль ещё не знает, что Старший Судья Дэвиан Даверциан разработал новый план по выведению на чистую воду заговорщика во дворце...

Время года: весна, 6-й день после Испытания.

http://f2.s.qip.ru/T5tGtXqU.jpg


- Капитан Эгейл в офицерском помещении дворцовой кордегардии!

Это доложил Хартмус Дерик, удачно попавшийся Старшему Судье в коридоре. Харт даже не против был лично проводить Судью, но как на зло, Аль послал его к капитану Лисьей Стражи с важным поручением, и Харту пришлось смириться с тем, что невозможно быть в ста местах одновременно и слышать всё, что говорят.

Альюр действительно сидел за столом в просторном офицерском помещении, в данный момент абсолютно пустом. Можно было пройти к себе в кабинет, но Альюру понравилась лёгкая прохлада и тишина этого зала, разделённого белыми колоннами, с облицованной зелёной плиткой печью и простенькими гобеленами на стенах.

Аль притащил с собой письменные принадлежности и спешно составлял записку жене. Так получалось, что он и сегодня имел весьма смутные представления о том, будет ли он ночевать дома. Что поделаешь, служба отнимала у него всё его время, не оставляя почти ничего. "Время тревожное", - оправдал себя Аль.

Князь-Хранитель намекнул, что по окончании этого дела с Альянсом и прочими заговорщиками, у капитана Эгейла за его верную службу будут все основания попытаться пройти испытание и получить титул младшего князя. "Господину Блэкхиллу это понравится, - с лёгкой иронией подумал Аль, кусая кончик пера. - Тогда его дочь будет замужем не за прохвостом, а за князем, что конечно же ей при её титуле княжны будет очень кстати. Можно будет основать свою династию, замок построить..."

Аль недаром подумал о династии. Его отец был младшим братом владетеля замка, господина Райнара Рыжего. У господин Райнара куча своих детей, так что стать владетелем "Сторожевого Гнезда" Альюру не светило ни в коей мере. Но не может же князь жить на подчинённом положении в замке дяди! Ведь господин Райнар князем не является, он всего лишь владетель замка. Значит, придётся выстроить свой собственный замок, и основать новую династию.

Аль тихо посмеялся сам над собой, и отбросил ненужные мысли в сторону. Не время сейчас предаваться мечтам. Да и не умел он мечтать. Ему нужно было брать и делать, всё и сразу. А если чего-то сразу не сделать - значит, и думать об этом нечего. Точка!

"Милая Лина! - написал он. - Не жди меня к ужину, дела вряд ли меня отпустят. Скучаю! Непременно передай это нашим деткам. Папа скучает без них, и без их милой мамочки!"

Надо было чем-то закончить записку, и подумав, он написал:

"Люблю! Люблю! Люблю! Приду - всю зацелую! Твой Аль!"

Свернув записку, Альюр воткнул перо в держатель, и откинулся на спинку стула, не спеша оглядывая пустое помещение. Может быть, и кстати эта краткая передышка. Даже очень деятельному человеку иногда нужно пять минут побыть в тишине и покое. Ну, не больше пяти. Иначе скучно станет...

+4

2

Искусство жизни более напоминает искусство борьбы, нежели танцa.
Оно требует готовности и стойкости и в отношении к внезапному и непредвиденному.

Кто бы мог подозревать в капитане Эгейле такого пылкого романтика? Только близкие и знающие люди. Все иные легко соглашались с тем фактом, что Меченый – харизматичный Рыжий Лис, нахал, любимец судьбы и очень крепкий орешек, и что, пробуя его на зуб, рискуешь поломать всю челюсть.

Во всяком случае, Дэвиан Даверциан на это искренне надеялся. В сопровождении вызванного срочной запиской Витольда Вариада Старший Судья направлялся к Альюру во всеоружии, состоящем из раскрытого – как бы хотелось в это верить! – заговора Элиана Красса против своего законного Правителя. Все талмуды и свитки уже давно лежали на столе в временно выделенном под «допрос» Ксимена кабинете, ожидая своего звездного часа, и шагал седоволосый уверенно, налегке и с относительным душевным волнением.

На ходу Витольд и Дэвиан негромко и отрывисто переговаривались – обсуждали последние инструкции. Парень со шрамом на лице был в легком кожаном шлеме – до поры до времени светиться ему было не положено. Несомненно, Красс знал всех до единого стражей во дворце Изегрима, в котором проводил времени больше, чем в стенах собственного дома. И «стучать» советнику предполагалось именно беловолосому Волку. По крайне мере, так получалось хоть на толику безопаснее и интереснее, а Даверциан искренне верил, что как раз из таких малых толик с удачей от самого Равновесия и складывается нужное положение вещей.

Кивнув на сообщение Хартмусу, они прошли дальше по коридору, а уже через минуту, после отдающего дань вежливости стука в дверь, оба Волка прошли в помещение для офицеров. Витольд при виде Альюра первым делом кивнул и дружески хмыкнул, что означало в его исполнении радость от встречи. Дэвиан же приветливо приподнял руку:

- Вечер добрый, Альюр. Не вставайте. – Церемонии Старший Судья оставил для лучших времен, и хотел бы такого же простого общения в ответ. – Я к Вам по очень и очень важному делу. – Пока Даверциан шел к столу, за которым заседал Меченый, Вариад плотно прикрыл дверь и остался стоять у нее, с молчаливым интересом изучая «коллегу по ночной работе» на своем рабочем месте. – Поручение Князя-Хранителя.

Он уселся на стул напротив и уложил обе руки на столешницу, не задев при этом ни одной бумажки или канцелярского прибора.

- Помните тот наш разговор ночью про Серого Волка? Так вот, я хотел бы быть уверенным в следующих своих словах. Предателем является советник Малого Совета, господин Элиан Красс. Его отец – Черный Волк Альбин Красс.

И буквально в двух словах, кратко и толково, как все юристы, Дэвиан изложил Альюру все детали дела.
- Советники еще во дворце. Я предлагаю Витольда на роль «пташки», которая шепнет Элиану про Ксимена. Кабинет для «допроса» уже подготовлен, и Гиен будет находиться в нем.

Оставалось уточнить, что вышеупомянутый кабинет тоже был не простым – позади стола для беседующих была широкая стена, задрапированная ширмой, скрывавшей, на самом деле, удобную нишу для нескольких человек, что Дэвиан и сделал.

+5

3

Аль охотно кивнул Витольду, когда Волки вошли, но тут же переключился на Судью. Слушая его, Лис сложил записку ещё раз и сунул во внутренний карман камзола. (Там ей и суждено будет пролежать, пока госпожа Каталина не обнаружит её случайно, через несколько дней, намереваясь передать камзол служанке для чистки).

- Интересный план, - согласился Аль с господином Даверциан. - Кстати, Ксимен у меня сидит в секретной камере и до этого момента даже мои люди не все знают, кто именно там сидит. Значит, пора рассекречиваться?

Аль побарабанил пальцами по столешнице. Руки у него были изящные, но крепкие. Наверное, в большинстве Лисов жила эта природная утончённость, которая многих вводила в заблуждение, заставляя думать, что эти люди слабее, чем они есть. Впрочем, Аль не был эталоном в этом отношении. В отличие от своего двоюродного брата Тери, его затруднительно было бы замаскировать под девушку. Разве что, очень развитую девушку, с широкими плечами и высокого роста. Для Лиса высокого, разумеется. Не для Волка. Хотя, шутки с переодеванием в Земле Кланов были не в чести по одной простой причине: любой Лис мог запросто учуять по запаху, кто перед ним - мужчина или женщина. Да и представители остальных кланов могли оказаться слишком наблюдательными, чтобы не заподозрить, что их пытаются обмануть. Но речь не об этом.

- А под каким предлогом Витольд окажется рядом с этим Крассом? Кстати, я его плохо знаю, - признался Аль. - Не пришлось ещё близко сталкиваться. Но в целом мне план нравится!

Аль вообще любил действовать смело и нахрапом, когда представлялась такая возможность. Это зачастую срабатывало просто потому, что было неожиданно и непредсказуемо.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-12-13 18:12:14)

+4

4

Настоящий авантюрист движется вперед бесцельно и не полагается на судьбу.

На последний вопрос Альюра Витольд впервые за всю встречу подал голос, не отлипая спиной от двери, которую подпирал в довольно расслабленной позе. Из-под шлема его баритон звучал слегка приглушенно:

- Я уже видел один раз господина Красса в Столице ранее, но он не знает меня в лицо. Я будто случайно поймаю его в коридоре и назовусь посыльным от его отца, сочувствующим новой власти. Тайком предъявлю бляшку с значком Альянса. Скажу, что нанялся с помощью добрых людей в дворцовую охрану. Заявлю, что видел, как моего друга Ксимена ведут на допрос. А затем испуганно исчезну до того, как он начнет задавать вопросы. И больше никто здесь меня не увидит.

Даверциан посмотрел на Вариада, а затем перевел взгляд на Меченого и лукаво улыбнулся, став на миг похожим на старого пройдоху с торговых рядов, не уступающего ни медяка за спорного качества товар.

- Как видите, Витольд горит энтузиазмом, Альюр. Наши с Вами роли не столь авантюрны. - Старший Судья сцепил руки в замок. - Мы просто будем наблюдать в кабинете за ширмой. Втроем. Я, Вы и Правитель. Стража останется снаружи, а за стол усадят Гиена, к которому придет Красс. Я более чем уверен, что придет.
Он откинулся на спинку стула и замолчал, ожидая вердикта Рыжего Лиса.

+4

5

Аль посомневался, но потом кивнул.

- Будем надеяться, что кроме бляшки у них нет иного тайного знака для опознавания своих союзников, - заметил он, после чего категорично поднялся. - Я прикажу привести Ксимена. И кстати, Судья! Думаю, что князю Эрику лучше прийти после того, как мы задержим этого Красса с поличным. На всякий случай. Так безопаснее.

Меченый так и сказал: "после того, как задержим". Никаких "если" и тому подобного. Аль для себя уже всё решил. Может быть, он подсознательно чувствовал, что ни на правильном пути, а может, полностью доверял Судье Даверциан. Не стал бы этот Белый Волк организовывать такие сложные комбинации, если бы не был уверен в том, что они ловят именно того человека, которого нужно поймать.

Аль подошёл к двери и выглянул наружу.

- Позовите Марта Рейли! - скомандовал он. Лис примчался почти сразу, и Альюр приказал ему: - Возьми тех двоих людей, которые знают, кто такой Ксимен, и отведите его в комнату, которую укажет господин Старший Судья. И будьте поблизости. Идёмте, господа!

Алейя Ксимен выглядел в эту пору очень жалко. Он был под действием Чёрного Хлыста, и крайне беспокоился о своей участи, потому что рассказал даже слишком много всего, и его самого могли осудить за десятую часть. К тому же, он всё ещё был в женском платье, из-под которого торчало женское же бельё, а по его худому лицу были размазаны остатки косметики. Но умыться ему не дали, а вместо этого потащили куда-то, не сказав, куда именно. Предварительно его ещё и проинструктировали, что именно он должен сказать. Сейчас с Ксименом можно было делать что угодно, но на всё был согласен, лишь бы угодить тем, кому подчинялся.

+4

6

Лучше никаких новостей, чем плохие.

Настроение у Элиана Красса, покидающего Бирюзовый Кабинет через массивные двери с облицовкой синего шпона из хотросской сосны, было отвратительным до багровых круглых пятен в глазах. Гилерт Сторм со своей стороны длинного прямоугольного стола такого же голубоватого дерева за все время короткого совещания не раз бросал на Волка обеспокоенные взгляды - привычно подвижный, активный и обаятельный сероглазый советник сегодня был почему-то малословен и даже замкнут.

Всему виной был Даверциан. Кое-кто из наблюдательных и всезнающих секретарей канцелярии, очень симпатизирующих харизматичному Крассу, уже доложил про передвижения Старшего Судьи между хранилищем и стеллажами в архивах, а еще подметил печати из городской ратуши на бумагах, принесенных с собой Белым Волком во дворец Правителя. Старый молоток что-то копал, и видимо - с успешными результатами, раз рискнул заявиться к нему сегодня с откровенными провокационными фразочками...

Элиан устало прикрыл глаза, не сбиваясь при этом с шага. Тут же его под локоть подхватил Черный Лис, пропустивший коллег вперед и приостановившийся для короткого диалога.

- Друг мой, что с Вами? Вы сегодня сам не свой. После таких обнадеживающих новостей из города и от клана Гиен нам нужно радоваться тому факту, что все налаживается. - Голос Сторма был суховат и без намека на иронию, что означало для Лиса степень крайнего восторга.

Красс смог кривовато улыбнуться:
- Все в порядке, мессир Сторм. Усталость. И какие-то мелкие недоразумения. Дети умудрились разбить очень дорогую старинную фарфоровую вазу моей покойной бабушки, Лидия беспокоится о сдавшем здоровье своей матери, а я уже третью ночь не могу понять, что творится с главным счетом, который я использую для благотворительных поездок по окраинам. Кажется, мой управляющий что-то напутал. Хорошо, хоть в Совете все идет как по маслу - я не упустил ни малейшей детали из Вашего спора с мессиром Вертиго, и полностью с Вами согласен...

- Берегите себя и выспитесь хорошенько. - Гилерт позволил себе покровительственно похлопать по предплечью Волка. - Завтра Князь - Хранитель получит хорошие новости с утра о положении дел. Я видел краем глаза очень довольного капитана Эгейла, да и последние события не могут не ободрять.

Элиан только индифферентно пожал плечами. Он хотел лишь одного - остаться в покое хотя бы на пару минут и собраться с мыслями. В конце концов это ему удалось... пока в опустевшем коридоре рядом не прозвучали очень тихие шаги и такой же вкрадчивый шепот:
- Господин...

Повернувшись на зов, Элиан увидел незнакомого молодого Волка с шрамом на лице и белыми волосами. В руках парень нервно мял кожаный шлем, да и выглядел он в целом настороженным и опасающимся любого лишнего свидетеля их разговора.
- Кто ты и что тебе нужно?

- Господин, я от... от Вашего отца. - Из-под шлема показалась круглая брошка. Слишком знакомая брошка. Кровь ударила в голову Элиану, и он отшатнулся.

- Что ты... ? Убирайся немедленно! - Он боялся не сколько за этого дурака, сколько за себя и свою репутацию. К тому же, вдруг это еще одна провокация со стороны старого Белого хитреца?

- Господин, они поймали Текито и Ксимена. И собираются их допросить в панельном кабинете через полчаса.

У Элиана на висках забились голубоватые венки, а руки сами собой сжались в кулаки, но он постарался говорить тихо, то и дело скрываясь на заметное шипение.
- Что ты несешь?! Откуда ты знаешь?..

- Я в дворцовой страже, я новенький. Меня зовут Ортелл. - Волк торопливо кивнул с все тем же боязливым выражением в глазах. - Простите, я должен бежать, иначе меня хватятся. Панельная комната. Они... Я видел у них Черный Хлыст, господин.

Тут, прямо как назло, за поворотом зазвучали шаги и голоса. Хорошо, что Красс отвлекся, иначе он бы смог уловить в синих глазах некое странное облегчение. Но когда Волк повернул голову к собеседнику, то обнаружил лишь широкую спину в латах с геральдикой, удаляющуюся от него на предельно допустимой приличием скорости.

- Какое-то сумасшествие... - Почти сквозь зубы.  Что делать, что делать? Бросить все и уехать прямо сейчас? Но что он скажет матери и Лидии? Надо встретиться с этим идиотом-Гиеном и попытаться все уладить до допроса. В крайнем случае - помочь бежать через малолюдные коридоры. Если новые сподвижники Изегрима применят к соклановику артефакт - его песенка спета с грустным, очень грустным концом... Да, помочь, а потом решить, как устранить с самым благоприятным летальным исходом...

Мантия советника змеей стелилась по полу, сопровождая мужчину в стремительном шаге - в отличие от стражника, Элиан был готов перейти на бег в любую драгоценную секунду.

+4

7

Ксимену бежать было уже некуда. Напротив, он сейчас сам был рад находиться поближе к своим. Воздействие Чёрного Хлыста для Гиены всегда безотказно, но на душевном состоянии сказывается по-разному. Алейя Ксимен теперь чувствовал себя очень неуверенно, и ему не нравилось, что военачальник Торкваст оставил его в тюрьме, под опекой людей других кланов. Почему-то Ксимену казалось, что если он будет среди своих, для него всё это закончится лучше. Но Торкваст велел ему подчиняться приказам капитана Эгейла, и Ксимен подчинялся, даже охотно, словно этим хотел показать, какой он на самом деле послушный и хороший. В глубине души он ненавидел шустрого Лиса, сумевшего его вычислить и загнать, как зверя. Но раз его соклановик говорил, что надо слушаться Лиса - так тому и быть. Чего не сделаешь ради своих!

Ксимена привели в комнату, и усадили на скамейку в середине, напомнили, что именно ему предстоит сделать, и ушли, оставив одного. Задрав подол цветастого женского платья, Алейя теперь сидел и старался краем юбки счистить с лица косметику. Без зеркала и воды это получалось плохо, но Гиена всё равно упорно продолжил тереть лицо. Маскарад больше был не нужен, и он ощущал себя по дурацки в наряде шлюхи и всех этих белилах, румянах и прочих атрибутах, при помощи которых женщины делали себя привлекательнее. Ещё у него чесалась ляжка, по которой пришёлся удар Хлыста. Торкваст Ловадор, когда увидел разряженного и перемазанного Ксимена, сперва плюнул в сердцах, и обругал отступника "продажной шлюхой по определению", а потом от души хлестнул Чёрным Хлыстом, норовя попасть по заду. Ксимен дёрнулся - и получил по ляжке. Так сильно бить было необязательно, Хлыст действовал и от одного касания, но могучий воин Торкваст Ловадор был возмущён жалким видом своего соклановика, и наверное, ему захотелось подстегнуть "изменника", чтобы почувствовал, каково это - предавать свой клан.

Опустив руку, Ксимен почесал ляжку и вздохнул. В данный момент он сам себе был противен. К тому же, воздействие чужой воли - воли человека, который умел объединять людей, рождало ещё и обратную связь, заставляя Ксимена чувствовать своих соклановиков и тянуться к ним. На это и был рассчитан Чёрный Хлыст: чтобы разбойник или изменник через волю того, кто ударил его и подчинил своей воле, смог ощутить, что он - часть общего целого. Тогда по окончании воздействия Хлыста, преступник имел шанс одуматься и захотеть вернуться в нормальное состояние. А для Гиен было нормой, когда они действовали сообща и сохраняли единство клана.

Между тем, в секретном месте, за загородкой, уже была подготовлена засада для Красса. А снаружи перед входом в комнату стояла обычная стража - два Волка из числа людей Меченого. У него при дворцовой тюрьме состояло на службе четыре отряда, и два - Волчьи. Так уж повелось. Стражники были предупреждены, что впускать в комнату никого нельзя, разве что, отступника пожелает увидеть кто-то из знатных вельмож. Больше Аль ничего говорить не стал, решив, что чем естественнее будет вести себя караул - тем меньше возникнет подозрений у злоумышленника.

+2

8

Только взаимный страх делает союз надежным.

Элиан окончательно завяз в своих переживаниях, как муха в янтаре. Не забывая машинально кланяться и коротко приветствовать придворных или прислугу, редких в эти вечерние часы, он несся мимо дверей и коридоров, провожаемый слегка изумленными взглядами.

Это ж надо было этому идиоту дать себя поймать! Все ведь уже почти готово - завтра Волк бы уже был бы свободен от всех обязательств перед остальными Гиенами, привлеченными в Альянс, в трех северных городах началась бы "переворотная" паника и... Кулаки Красса снова сжались при мысли о приезде отца буквально через неделю - ведь он уже должен быть на полпути к Азнавуру из своего убежища... А впереди по курсу - власть, новые устои и порядки! До этого вечера все складывалось удачно - конечно, местами были промашки  с отдельными инцидентами, но они не остановили общий процесс, а лишь задержали.

Вот спрашиваетчся - к чему Эрику власть, если он до сих пор один и без наследников, неспособный удержать кланы в ежовой рукавице и под контролем? Правда, городские шпионы из кордегарий упоминали что-то про участившиеся визиты Изегрима в одно определенное место - особняк этого треклятого Старшего Судьи, но там Верховному Волку кроме орденских дел ловить нечего. "Или я что-то упустил в вечных попытках держать все в поле зрения?.."

Впрочем, неважно. Все неважно до тех пор, пока не решена проблема с Ксименом. До завтра ничего не должно выплыть наружу, кем и какие бы методы не использовались. Но - Талисман Великий - под действием Черного Хлыста разговорится любой Гиен, даже эта Лар Экшчтру... княгиня без роду и племени. Ничего, он еще разберется со всем, главное - Ксимен!

У панельного кабинета - естественно! - находилась охрана в обычном парном количестве. И его узнали. Остановившись напротив, Красс обрел причный властный вид и тон:

- Я здесь по просьбе капитана Эгейла. - Его же упоминал Сторм? Фамилия и чин пришлись к месту. - Мне нужно переговорить с пойманным беглецом. Он один?

- Да, милорд. - Рослый Волк неглубоко поклонился советнику и отодвинул от дверного полотна свое массивное короткое копье. Второй все также невозмутимо глядел перед собой - оба были предупреждены вести себя по регламенту и не отказывать сановитым визитерам.

Его пропустили без малейшего промедления. Что это? Засада или удача?
Негнущимися и почему-то онемевшими пальцами Элиан взялся за дверную ручку...

***

Дэвиан услышал скрип открываемой двери, подобрался в один миг и  посмотрел в специальную щелочку в ширме. Когда Белый Волк повернул голову к Эгейлу, на лице его была довольная и даже слегка саркастическая улыбка голодного кота, поймавшего очень жирную мышь. Он беззвучно склонил голову, а затем вернулся к наблюдению.
Элиан Красс окончательно подписал себе приговор.

***

- Что ты здесь делаешь? - Красс очень плотно закрыл дверь, чтобы их не могли послушать снаружи. И хотя вопрос адресовался сидевшему за столом Гиену, синие с серыми искрами глаза в это время тщательно обшаривали маленькое помещение. Смущала ширма, но Ксимен сидел в довольно расслабленной позе, да и наверняка бы подсказал, находись кто за перегородкой. Взволнованный, Элиан вернул взгляд к подельнику и едва удержал брови на месте, а ирония проявилась в легкой ухмылке. - И что это у тебя за наряд такой?

Гиен только махнул рукой, вяло и безразлично, а затем поднял глаза на посетителя:
- Послушайте, Красс, перед тем, как меня поймали, я увиделся с Черным Волком, с Судьей...

- Что? Что за бред?!
- Да, это правда. И он сказал, что все бросает и уезжает... Не знаю куда...

У Элиана окончательно потемнело в глазах.
- Ты что несешь?.. Ты пьян, что ли?

Голова Ксимена отрицательно дернулась из стороны в сторону.
- Тебя поймал Эгейл? Где он сейчас? - Гиен также скупо пожал плечами. - Великие Предки! Ты хоть знаешь, куда мог уехать Судья?

Ксимен с неясной и сонной улыбкой взглянул на своего "начальника":
- Не знаю. Но он от всего отказался. Сказал, что ему ничего не надо и что он больше в этом всем не участвует...

- Что за бред... Ничего не понимаю... Так, - Элиан поднес к подбородку руку, потирая пальцами нижнюю челюсть. Одновременно с этим он принялся ходить на три шага перед столом - туда и обратно. Это была привычка многих лет, помогающая думать. - Тебя надо вытащить, и как можно скорее. Поговорим потом. Я попробую отослать одного стражника за Эгейлом, а второго мы одолеем вдвоем. Или... В крайнем случае... Сможешь сделать вид, что тебе резко стало плохо или что-то подобное? Нам нужна будет сумятица и неразбериха. Я знаю парочку коротких ходов и малопользуемых коридоров.

+3

9

- Думаю, этого достаточно для испытания Золотой Чашей, - едва слышно сказал Аль, и отодвинув ширму, шагнул в комнату. - Можно никого и не посылать, - сообщил он, ехидно скалясь при этом. - Я уже здесь. - Но тут же сделался серьёзен и приказал: - Ксимен! Держи его!

Гиена взвился со скамьи, отбросив стол, и вцепился в Красса сзади, стараясь обхватить его руками так, чтобы он не смог повернуться и ударить его Волчьими Клыками, или вытащить оружие. Он понимал, что то, что он делает, помогает ненавистному Лису, но ведь он должен был слушаться. Да к тому же, Красс не был его соклановиком. А раз так - пусть всё горит синим пламенем!

Стража уже вбежала внутрь, и наставила на Красса копья. Аль пришёл к выводу, что подмоги достаточно, тем более что из коридора заглянул ещё и Лис-разведчик, которого он приставил на всякий случай следить за советником.

- Замри и не сопротивляйся, Красс! - возвысив голос, потребовал Меченый. - Властью, данной мне Князем-Хранителем и Равновесием - ты арестован за измену.

На всякий случай, Аль старался держаться между Крассом и Старшим Судьёй. Ещё не хватало, чтобы этот человек вырвался и успел ранить Дэвиана Даверциан.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-12-13 18:14:01)

+3

10

Что может быть лучше, чем время между ложью и ее разоблачением?..

Элиан Красс и не думал сопротивляться аресту или предпринимать попытки побега. Он внезапно сник, как сломанный стебель камыша по ветру, и с глухой ненавистью воззрился только на одного человека из присутствующих.

- А, и Вы здесь, господин Старший Судья, - на слабое движение вперед, скорее неосознанное, Ксимен позади еще сильнее стиснул заведенные за спину руки Волка. На Элиана пахнуло женскими духами, и ему получилось лишь злобно и громко клацнуть зубами в сторону Дэвиана, наблюдающего за арестом с самым невозмутимым выражением лица. - Не смогли устоять перед искушением?

- Да, каюсь, я не смог пропустить такое зрелище, господин советник. Хотя, полагаю, с этой минуты Вы лишены должности, поэтому я смогу без всяких вежливых церемоний сказать Вам в глаза, что Вы подлец и вероломный предатель. Впрочем, с Вас достаточно и нарушенного Равновесия - Вы уже чувствуете его откат.

При этих спокойных словах Белого Волка скулы Красса, и без того бледные, стали просто меловыми. Он хотел было сказать что-то еще, но окончательно пал духом и теперь обратился к Альюру с тенью былой уверенности и властности:

- Только не вовлекайте в это мою семью и Лидию... Они не должны узнать про арест. Ведь когда все образуется, я вернусь к ним. Вот увидите! Это ошибка, гнусный навет размалеванного Гиена без стыда и совести...

Побег ничего не дал бы, как и запирательство. Элиан еще не знал, как будет объясняться перед Изегримом и его приближенным, но он был обязан хотя бы попытаться... И только последние слова Даверциан еще гулко отдавались колокольным эхом в его мыслях.

+3

11

Меченый скептически разглядывал бывшего советника и не спешил отвечать. Просто ещё не надумал, говорить ли тому всё, что просится на язык, или слишком много чести для отступника и предателя.

- Знаете, что самое интересное? - произнёс он наконец, складывая руки на груди. - Мне приходилось много раз ловить бандитов и убийц, на счету которых были отнятые ими жизни, но почему-то я не чувствовал в них такого разлада, как в вас. Может быть, ваше преступление куда хуже. Ведь все эти убийцы были простыми ребятами, которые никому никаких клятв верности не давали. А может быть, в вас ещё совесть осталась, хотя вы её и не желаете слушать? Вот и бередите сам себя. - Он повернулся было к страже, но тут же снова посмотрел на арестованного. - Будь вы честным человеком, не стали бы тут говорить о том, чтобы одолеть стражников, и устроить побег этому самому "размалёванному Гиене".

Теперь Аль уже откровенно издевался, даже не скрывая улыбки. Впрочем, долго издеваться он не собирался.

- Отведите его в допросную камеру и обыщите, - приказал он стражникам, и те забрали Красса из рук Ксимена. Сам Меченый повернулся к Судье. - Хотите сами его допросить, или предоставите это Князю-Хранителю?

Вообще-то Аль предвидел, что Эрик захочет сразу отправить предателя в нижнее помещение, где хранилась Золотая Чаша (правильнее было бы назвать её "Огненной", насколько Альюр знал по книгам, как она действует). Но может быть, господин Даверциан желает сперва уточнить какие-то вопросы более простым путём. Лис готов был ему в этом помочь.

+3

12

Только горделивая душа может воспринимать унижение.

Красс выслушал издевательства Альюра, глядя на того исподлобья и немигающим взглядом. И только в конце Волк набрался сил возразить, выбрав для этого самый непринужденный тон. Его лицо оставалось по-прежнему смертельно бледным, веки набрякли, а губы приобрели слабый оттенок голубики - прежнее обаяние и харизматичность будто стерлись внутренним раздраем и дисбалансом.

- Не Вам меня судить, и даже не ему. - Кивок на Дэвиана, заведшего обе руки за спину велюрового сюрко оттенка закатного неба. - Только Князь - Хранитель услышит и измерит мои проступки, а потом вынесет приговор.

- А знаете, мессир Эгейл, - Даверциан тоже подал голос, опустив уголки поджатых губ и наморщив лоб, - я не буду задерживать этот горячо желаемый суд. Если Правитель сейчас не занят ничем существенным, мы могли бы после досмотра отвести этого...- с трудом правильно подобрав слово, Старший Судья продолжил - ... протестанта к Его Светлости под усиленным конвоем. - В сторону набычившегося и постепенно оттаивающего в красках Элиана. - Что Вы там говорили Ксимену про малолюдные коридоры? Если желаете, мы проведем Вас по ним для сохранения хотя бы части Вашего доброго имени. Меня забавляет тот момент, что как раз над нами, в зале Малого Совета, Вы принимали очень важные и даже полезные решения на пользу Земли Кланов... Поверьте, я навел справки насчет Ваших позиций.

Пока стражники аккуратно связывали руки бывшего советника для перевода в камеру, Дэвиан кивнул на вновь впавшего в прострационно-созерцательное состояние Гиена и вполголоса спросил:

- Как я понимаю, этого свидетеля тоже берем с собой? Надо, чтобы его слова подтвердили показания Красса, благо, что он уже под Хлыстом.

+4

13

Альюр кивнул стражникам - и те увели арестованного бывшего советника.

- Пойду за Князем-Хранителем, - сказал он просто. - Да, кто там ещё за дверью? Захватите Ксимена!

В комнату заглянули Лис из разведчиков и Волк из стражи, и увели Гиену. Аль временно распрощался со Старшим Судьёй и поспешил в покои князя Эрика. Тот наверняка ждал результатов.

Конец темы.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Крутые меры против Элиана Красса