http://s7.uploads.ru/t/fLpvQ.jpg


С некоторых пор двери зала, где по обычаю проходил Малый Совет Князя-Хранителя, на котором ему не обязывалось присутствовать каждый раз, всегда были закрытыми, а перед толстым черным деревом стояли на страже Волки и Медведи дворцовой охраны.

Так было и в сегодняшние мглистые сумерки, когда дневная пора давно завершила свой весенний ход, а ночь еще не вступила в полноправье. За дверьми слышался приглушенный гомон, время от времени усмиряемый зычным и по обычаю въедливым тенором господина Сторма. Затем страсти на какой-то момент утихали и снова разгорались. Речь шла обо всем сразу – о последних новостях со всей Земли Кланов, о Верховной Княгине клана Гиен и ее полномочиях в планируемом к реставрации дворце, о мерах к Альянсу, о показаниях пойманных и допрошенных. Если можно так было выразиться, Малый Совет являлся во многом десницей Правителя и приносил Волку с серым взглядом немало пользы.

В коридорах, достаточно освещенных, людей становилось все меньше и меньше – дело близилось к раннему вечеру, и многие уже покинули княжеский дворец. Но один человек с увесистым талмудом под мышкой все не отходил от дверей в Малый Зал, обитых железными клепками и металлическими полосами, и было понятно по его настойчивому терпению, что своего часа он дождется. Факелы мирно освещали легкую седину в его белых северных волосах, а по багряному сюрко каждый раз пытались поймать золотые нити строчки и каймы.

Стражники стояли неподвижно и смотрели прямо перед собой, следуя правилам и инструктажу; что касается остальных  проходящих мимо – и визитеров в канцелярию, и придворных Изегрима, и прислуги – то все они на ходу торопливо-вежливо кланялись новоназначенному Старшему Судье Дэвиану Даверциан. Кто-то из этих свидетелей с молчаливым удивлением подметил тот факт, что полукровка стоял под дверьми проходящего совещания, хотя мог полноправно присутствовать при нем. Но Даверциан намеренно неторопливо измерял шагами плотное, малой пушистости, бежевое с золотом ковровое полотно перед дверьми, точно так же не обращая внимания на охрану. Он ушел в свои мысли с головой.

Альюр Эгейл очень вовремя прислал к нему в архивы княжеского дворца взмыленного от поисков нарочного с итогами допроса Ксимена. Настолько вовремя, что другого такого момента не могло быть удачнее. Коротко перечитав толковую по краткости записку, Дэвиан даже крякнул, пододвигая к себе нужный, заранее отложенный свиток. И снова перечитал старое судебное дело про Альбина Красса, отца советника Элиана Красса. В настоящее время Элиан был видной фигурой в ряду власти – умный и харизматичный Волк с родословной, безупречной во всех отношениях. Его верная и красивая супруга, Лидия Весталл, принесла мужу солидное приданое и троих очаровательных детей. Каждый день Красса начинался с доклада дел по его благотворительной работе в окрестностях Азнавура, рабочие часы проходили большей частью во дворце Изегрима и только вечером синеглазый русоволосый мужчина возвращался домой к семье. Авторитет Красса был настолько велик, что к нему не раз прислушивался даже скептически настроенный ко всему Гилерт Сторм, да и отношения между ними были очень теплыми.

И только один момент смущал Дэвиана, просматривавшего последние пару суток старые дела и инциденты по Столице. Почти полное отсутствие сведений про какой-то случай десяток лет назад, связанный как раз с Альбином Крассом. Причем настолько странный момент, что Старший Судья только диву давался, куда же исчез тот самый свиток с сутью дела. Обычно все такие свертки тщательно классифицировались и удобно помещались в каталогизированные стеллажи. Остался только сопроводительный лист к делу, теперь аккуратно помещенный между нужными страницами книги. Ссылка от него вела к ничем не примечательному свертку, в котором речь шла едва ли не о публичном оскорблении Крассом-старшим чьего-то достоинства, что могло повлечь за собой максимум моральное внушение и выговор, но уж никак не внесение в Главную архивную книгу судебных дел.

От мрачных размышлений по поводу легитимности такого свитка и очередного променада по невидимой вытоптанной тропке Дэвиана отвлек скрип распахивающихся дверей. Волк остановился неподалеку, и мимо него поплыл ручеек сановников и советников. Последними выходили Сторм и Красс. Все без исключения поздоровались с Даверциан весьма вежливо, в том числе и Элиан. Только в приветственных словах Черного Лиса прозвучал то ли вызов, то ли некая интрига, которую Белому Волку предстояло разгадать.

- Прошу прощения, господин Красс… Могу ли я отнять буквально минутку Вашего времени?

- Я буду ждать Вас в Бирюзовом Кабинете, Элиан. – Сторм напоследок окинул Судью внимательным взглядом, точно прося быть повежливее со своим другом и протеже в одном лице. Когда Лис удалился на достаточное расстояние, будущий собеседник Дэвиана повернулся к нему с вежливой и крайне приятной улыбкой на лице.
- Внимательно слушаю Вас, господин Даверциан.

- Я не хочу действительно надолго задерживать Вас, поэтому спрошу сразу. – Они неторопливо зашагали по направлению к главному холлу, от которого вели многочисленные анфилады, коридоры и лестницы. – Дело касается Вашего отца.

При этих словах Дэвиана улыбка Красса чуть-чуть поблекла, но все еще оставалась приветливой. И только синий взгляд обрел некую настороженность и прохладцу.
- Да, я весь внимание.

- Я просматривал очень старые дела, что входит в обязанности моей теперешней должности, и наткнулся на забавную вещь. Прошу прощения, что беспокою по такой мелочи. Надеюсь, что не слишком огорчу Вас, если переспрошу о сути дела.

Красс легко и доверительно рассмеялся, превосходно сохраняя контроль над модуляциями и голосом.
- Я даже помню тот случай. Отец вспылил на каком-то собрании и вступил в откровенную перебранку с Правителем. Обычно он очень сдержанный и спокойный человек, но тогда в нем словно Равновесие нарушилось… Но все закончилось довольно мирно – его исключили из Малого Совета и запретили приближаться к Князю-Хранителю…

- Довольно простое дело для включения его в реестр Главной книги, - в таком же беззаботном тоне завершил Старший Судья, тем не менее внимательно изучая малейшую реакцию на свои провокационные слова.
Они остановились, будто кто-то подал им знак.

- У Вас имеются на этот счет свои предположения, господин Даверциан? – Теперь и баритон Красса стал прохладным.

- Возможно, господин Красс. Я ведь все-таки теперь Старший Судья. – Очередь Белого Волка приятно улыбнуться собеседнику и вежливо откланяться. – Еще раз прошу прощения за это беспокойство. Доброго вечера!

Красс еще долго смотрел Белому Волку вслед сощуренным, таким непохожим на обычный приветливый и спокойный, взглядом. Но затем, уверенный в чем-то своем, отвел назад мешающие волнистые пряди и направился в Бирюзовый Кабинет.