В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Кофейные посиделки


Кофейные посиделки

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Место действия: Азнавур, кофейня "Пряности и сласти".

Участники: Саяна и Исабэль, Волки из охраны Даверциан - Уно, Хенрик, Ольдмар.

Исходные данные (одно-два предложения): в преддверии самого важного вечера в своей жизни, Эль уже не может высидеть в четырех стенах, и даже цветущий сад ей не мил. Она решается отпроситься у матери в знаменитую кофейню Черного Лиса Даарио Даруччи, чтобы проветриться в прогулке буквально квартал и заодно прикупить домой вкусностей. И в самой кофейне неожиданно встречает старую знакомую Яну, которую очень рада видеть.

Время года: весна, согласно хронологии г-на Талисмана - утро 7-го дня.

http://s6.uploads.ru/t/sWeyU.jpg


Солнечный свет щедро заливал кирпичные дома, красные черепицы и зеленые улицы, но не по-прежнему мог добраться до слегка улыбающихся алых губ Эль под ажурным зонтиком.

Шагалось кареглазой в багряном шелковом платье легко и неторопливо. И тому было несколько причин.
Во-первых, ей следовало от всей души благодарить господина Фарго Эгейла за свое без сомнения полное исцеление. Шрам был почти не виден, общее состояние являлось вполне удовлетворительным. Как и говорил старый врачеватель, ей становилось лучше с каждой минутой, потому что молодость, сила и стремление жить брали свое.

Во-вторых, сегодня вечером ей предстояло подняться на Башню Талисмана рука об руку с Князем – Хранителем. От этой мысли где-то внутри Исабэль все тревожно и вместе с тем сладко замирало – странное ощущение для той, которая привыкла сдерживать себя везде и во всем.

Какой-то вышагивающий навстречу прохожий из клана Черных Лис, судя по количеству серебряных цепочек на камзоле и вычурной шляпе с фиолетовым пером –  успешный буржуа и торговец, поспешил уступить дорогу девушке, почтительно приподнимая головной убор. Она ничем не отличалась от прочих явно благородных дам в безупречных нарядах и бархатных туфельках, но вместе с тем выделялась так ярко, будто в ней горело внутреннее пламя, озаряющее янтарный взгляд и светлое лицо. От Даверциан последовал полупоклон, сзади донеслось звяканье шпор и ножен – ее Волки были начеку, хотя старались не мешать дочери Старшего Судьи в ее не особенно длительной прогулке.

И да. В-третьих – эта самая прогулка. Дона Сульф окончательно слегка со своей сердечной болезнью, и в ожидании очередного визита медика волновать и беспокоить ее было категорически нельзя. Но и оставаться наедине с грохочущими мыслями, то бегущими вперед, то тормошащими на одном месте, не дающими просто хотя бы открыть дневники или тома архивов, Исабэль уже не могла. Пришлось идти на поклон к матери – отца как всегда не было дома – и упрашивать о коротком визите в «Шоколадницу». В итоге Розалин отпустила дочь с одним условием – раз уж она хочет пройтись и проветриться, то обязательно с охраной, пусть и без компании. Дэйко наверху строчила очередное письмо Дарену Блэкхиллу (в котором обязательно укажет про визиты и предложения Эрика Изегрима), и отвлекать ее от этого благородного дела было равносильно тому, чтобы прийти в штаб Альянса и назваться адептом Ордена всем вооруженным противникам. В общем – бесполезно и даже смертельно опасно. Чуть крепче сжав резную ручку зонта, Эль слабо усмехнулась.

Оставался только один момент, по которому она могла бы огорчиться. Но пока что не имела права даже думать о нем во имя написавшего письмо – лишь после заката все будет окончательно ясно. Только хорошие мысли, только прекрасное настроение, только вера в свое Равновесие.

«А как же сияние, Сухарик?»
Вопрос совести и симпатии голоском Дэяниры по-прежнему маячил где-то на границе мыслей, но тут Исабэль с удивлением обнаружила, что ее путь прегражден ажурными коваными перильцами, а сама она остановилась возле плоского крылечка. Столики и раскидистые тенты.
Кофейня.

С тихим шелестом свернув зонтик, Даверциан кивнула охране и шагнула внутрь просторного помещения, тут же окунувшись в гамму восхитительных, аппетитных, вызывающих смутные ассоциации с Югом, солнцем, танцами в ночи ароматов. Не смотря на открытые окна и колыхающий коричневые с золотом занавески ветерок, эти запахи никогда не выветривались и являлись неотъемлемой частью заведения.

+4

2

Звонкое цоканье каблучков бодро раздавалось по улице, каждым звуком словно бы извещая: "моя хозяйка в прекрасном настроении!" Саяна задорно улыбалась солнцу, чуть прищурившись и довольно подставляя бледноватое лицо под его тёплые лучи. Сегодня утро началось замечательно, и Ян, со свойственным ей оптимизмом, считала, что и день будет таким же прекрасным.
Чуть впереди неё так же бодро двигалась Хелена, давняя Азнавурская подружка Яниной кузины, которая согласилась провести любознательную Саяну по всем достопримечательностям столицы. Лёгкий ветерок развевал её шёлковый оранжевый шарфик, шаловливо сплетая медные пряди волос Волчицы с кисточками шарфика, и Саяна в который раз отметила, что Хелена обладает поистине хулиганско-художническим вкусом. Ну скажите на милость, кто ещё, кроме неё, осмелился бы расхаживать по городу в прямо-таки кричащих ярких вещах: жёлтом приталенном жилете, жёлтой же рубашке, ярко-красных бриджах, оттенком чуть темнее, полусапожках, и в уже упомянутом оранжевом шарфике с кисточками? Однако Хелена ходила, и, хотя эта яркая палитра сразу бросалась в глаза и несколько смазывала впечатление от самой Волчицы, Саяна с удовольствием признавала, что Хелене это невероятно шло с её несколько скуластым лицом и выразительными зелёными глазами. А самой Ян было невероятно приятно иметь в провожатых такую прелестную воинственную леди. Конечно, по сравнению с ней, сама Яна несколько бледновато смотрелась в своём приталенном, цвета шоколада, с длинными рукавами и воротом со стоечкой, платье, однако, как утверждала сама Хелена, это впечатление вполне окупалось очаровательной улыбкой, кою Саяна не могла согнать с лица с самого утра.
- Ну вот, мы пришли, - довольно улыбнувшись, произнесла Хелена, оборачиваясь к Ян, - перед тобой одна из лучших (по моему мнению, конечно), кофейня Азнавура - "Пряности и сласти"!
- Кофейня? - задумчиво повторила Саяна, опираясь на свой зонтик, которым до этого весело качала в руке. - Хм, я ещё никогда не пробовала кофе...
- Ну вот и попробуешь! - жизнерадостно заявила Хелена и, подхватив девушку под локоток, потащила вслед за собой. Хотя, "потащила" - сильно сказано: от разбиравшего любопытства Саяна готова была чуть ли не сама влететь в помещение.
Пока Хелена бодро умчалась к хозяину заведения за порциями кофе для себя и подруги, Саяна медленно пробиралась между столами, выискивая свободный и одновременно удобный для рассматривания помещения столик. Она ещё не освоилась в казавшемся полумраке кофейни после прямого взгляда на солнце, и потому несколько щурилась.

+3

3

Хенрик скорее по привычке поднялся из-за соседнего столика, когда к устроившейся возле узкого окошка Волчице неторопливо подплыл сам низенький господин Даруччи. Лукаво и вместе с тем добродушно улыбаясь, он неглубоко поклонился давней клиентке, которая с неторых пор перестала посещать стены его набирающего популярность заведения. Его пухлый второй подбородок смешно припрыгивал, и Эль с трудом сдерживала улыбку, стараясь смотреть прямо в масляные черные, как зернышки кофе, глаза.

Глаза и уши есть везде. В том числе и у посторонних. И если прислуга дома Даверциан еще предпочитала помалкивать, довольствуясь отменной платой за труды и причастностью к жизни одного из почтеннейших семейств - да и пример бедняжки Лессы был очень убедителен, - то вот остальные соседи свеженазначенного Старшего Судьи живо сложили два и два, довольствуясь участившимися визитами Изегрима. Арифметика была проста донельзя и очень перспективна, хотя ни один из них даже не догадывался, как далеко можно было зайти в умозаключениях по поводу его дочери.

Удостоверившись, что "сеннорина Даверциан будет навещать нас гораздо чаще", он также величаво отплыл в сторону кухонной арки, громогласно прося сделать самый густой шоколад и три чашки простого кофе. В отличие от изысканных вкусов Даруччи, телохранители Эль особенной щепетильностью не страдали, и вытянуть из них что-то помимо "кофе", "сахар"  и "горячий" было весьма сложно.

Несколько минут спустя Исабэль как раз приняла в руки от ловкой и улыбающейся, весьма симпатичной разносчицы из клана Гиен довольно объемную тостостенную чашу с темным и умопомрачительно пахнущим напитком, как увидела Саяну и ее подругу, лавирующих между столиков. Теплая улыбка тронула алые губы - вот так встреча! С миледи Лонгхвост она уже имела честь быть знакомой, а вот ее компаньонку видела впервые. Помедлив и подождав, когда девушки приблизятся и повернутся в ее сторону, кареглазая приветственно приподняла узкую ладонь. Это было не совсем этично, но кричать и уж тем более рахмахивать руками Даверциан точно не собиралась:

- Миледи Лонгхвост! - Она привстала и распрямилась во весь свой не особенно высокий рост. - Все волчьи тропы когда-нибудь пересекаются, - с легким смехом вспомнив старую присказку, Исабэль приветливо указала на свой столик. - Прошу, присоединяйтесь ко мне с Вашей спутницей. Места хватит на всех. - Манеры привычно взяли верх, поэтому Эль учтиво кивнула незнакомой девушке с зелеными, как у сестры, глазами и улыбнулась. - Меня зовут Исабэль, Исабэль Даверциан, и я рада нашему знакомству.

Волки было заерзали на стульях, но Уно быстро и вполголоса успокоил товарищей, благо с Саяной тоже был знаком, а отличная память на лица и имена всегда была одним из главных достоинств молчаливого Герреса.

+4

4

После несколько озадачивающей вести о своей кузине, выяснить подробности которой решила Саяна, встреча с Исабэль была не только приятной, но и очень кстати: ведь ещё буквально вчера Волчица, вечером всё выпытав у неожиданно счастливой сестры, решила, что послезавтра уезжает домой. Однако не пообщаться вдоволь с Исабэль Саяна просто не могла, и потому теперь отъезд откладывался на неопределённый срок.
- Вот уж действительно, дорогая Исабэль, - счастливо улыбнулась Ян на старую поговорку из уст Даверциан, и теперь, сама подхватив любопытно блестящую глазами Хелену под локоть, направилась к Волчице и её телохранителям. - Мы будем рады присоединиться к Вам, - и, благодарно улыбнувшись Исабэль и учтиво кивнув её сопровождающим, продолжила:
- Позволь представить тебе мою подругу, согласившуюся показать мне Азнавур -  Хелену Оверлайн, - и дочь одного из известных кузнецов Азнавура учтиво кивнула, произнеся:
- Я также рада с Вами познакомиться, миледи Даверциан, - а после соблюдения всех правил приветствия заметно чуть расслабилась и, присев рядом с Яной, которая сейчас с любопытством пыталась незаметно рассматривать напротив сидящих Волков, поинтересовалась, как раз-таки кивая на мужчин, которые, что её немного удивляло, словно бы и не собирались ничего заказывать, лишь цепким взглядом переодически оглядывая зал:
- Простите, пожалуйста, моё любопытство, миледи Даверциан, но разве мужчины не будут с нами пить замечательный напиток этого заведения? - вопрос прозвучал даже несколько прямо и бестактно, однако такое уж было у Хелены воспитание - девушка совершенно не умела ходить вокруг да около. Что, собственно, и заинтересовало Аврору, кузину Ян, при первой встрече и положило начало их дружбе. Саяна укоризненно покосилась на Оверлайн - "у них наверняка есть на то весомая причина!" - однако промолчала. Яна, конечно, понимала необходимость сопровождения для молодой девушки, однако цепкие и иногда даже враждебные взгляды Волков сбивали её с толку. "Словно совсем недавно что-то случилось с Исабэль, и они боятся, что это повторится..." - мелькнула мысль, и на миг, перестав улыбаться, девушка бросила быстрый и тревожный взгляд на давнюю знакомую.

+3

5

- Оверлайн? - Исабэль заинтересованно и вместе с тем тепло улыбнулась. - Я не раз встречала Вашу фамилию в домашних счетах и письменных распоряжениях экономке. Так вот от кого Волки моего отца носят основную "железную" часть! - Истинная правда. К сожалению, Галлиардо и Холлены находились слишком далеко от Столицы для свободной поставки требуемой экипировки, поэтому Дэвиан довольствовался доступным качеством у местного производителя. - Вдвойне рада нашему знакомству.

Мужчины позади них после приветственного полупоклона подошедшим девушкам перекинулись парой слов, негромких и емких; судя по слабой и несомненно вежливой улыбке, адресованной Хелене от Хенрика, оценка мастерства ее родителя была довольно высока для разбирающихся в стали и латах воинов.

- Что же касается моего сопровождения, то они как раз... - В этот миг та же самая разносчица поднесла к столику Волков поднос с тремя пузатыми и очень низкими чашками. - ... Дождались своего кофе. И по долгу службы предпочтут выпить его своем узком кругу. К слову... Здесь кофе самый лучший по всей Столице, уж поверьте мнению моего отца. Он просит дону Церцис, нашу кухарку, закупать зерна только у сеннора Даруччи. - Эль намеренно подчеркнула родину южанина обращением, при этом в янтаре взгляда промелькнул отблеск некой ностальгии и родства с Югом, плывшего по крови Волчицы восьмушкой от бабушки Таис. Если бы не северное преимущество спокойного нрава и поведения, возможно, ее жизнь сложилась бы намного проще и совсем иначе.

Помедлив и улыбнувшись всем троим спутникам, Даверциан повернулась к девушкам, ближе в сторону Саяны:
- Вы прекрасно выглядите сегодня. Как и Вы, дона Хелена. - Наряд последней напоминал темнокосой сабаттских колибри, и почему-то настраивал Эль на позитивный лад и предвкушение яркого и незабываемого общения. Иней ее души под воздействием обретенного Равновесия начал оттаивать, и Исабэль даже не догадывалась, какие последствия могло вызвать восхождение к Талисману. Ей пока было слишком волнительно об этом размышлять. - Поделитесь последними новостями Столицы? - Разговор подразумевался светский, и начала его Исабэль намеренно стандартно, почти по этикету - если бы не задорный блеск в карих глазах. - Я немного приболела, и редко выходила из стен дома в эти дни. - Об осведомленности Яны про нападение на их с отцом карету Эль не знала наверняка, к тому же всегда полезно посмотреть на состояние дел со стороны. Вдруг чего нового услышишь.

В последнюю секунду Даверциан неожиданно вспомнила про прекрасную и хрупкую Аврору Мунхоул. И эта сковывающая мысль чуть не тронула ее скулы краской, но девушка попыталась взять себя в руки. Дона Лонгхвост не ведет себя по отношению к ней сейчас неприятно или странно, а ведь она с предыдущей невестой Эрика в родстве, вроде как по памяти старых дней. И все равно даже этот не совсем гладкий момент не смог бы омрачить прекрасное настроение Исабэль. Не в этот день.

+3

6

- Благодарю вас за тёплые слова о моём отце, - улыбнулась Хелена, чуть кивая, - и мне особенно приятно эти слова услышать, точнее, увидеть, от вас, господа, - и Волчица, чуть улыбнувшись снова, кинула внимательный взгляд на мужчин. Как дочь кузнеца, она прекрасно знала и разбиралась в оружии, и успела оценить заботу Волков о творениях своего отца.
- О, я с вами полностью согласна, эта кофейня, несомненно, стоила того, чтобы привести сюда мою гостью и прожужжать о ней все уши, - хихикнула весело Оверлайн в ответ на рекомендацию из уст Даверциан, шутливо покосившись на молчаливо слушащую Яну. А Волчица улыбнулась ей. Да, действительно, эпизод очень мощной и эмоциональной рекламы этого заведения авторства Хелены имел место быть. И только по тому факту, что Саяна согласилась сюда прийти, можно было судить об успешности этих дифирамб.
- О, чего только в последнее время не услышишь в столице! - весело хмыкнула тем временем Оверлайн, благодарно кивая на комплимент и поддерживая почти светский разговор. - От непонятного визита в столицу почти что армии Гиен, до избрания их же Верховной Княгини. Уж и не знаю, что вас заинтересует больше, - и, хитро улыбнувшись, Хелена замолчала в ожидании уточняющих вопросов.
А им обеим тем временем принесли заказ Хелены: две пузатые кружки, притом одна была почему-то выше другой. Пододвинув более высокую Ян, Хелена пояснила, чуть взмахнув кистью руки над своей кружкой, с удовольствием вдыхая так будоражущий её аромат:
- То, что я хотела бы тебе дать на пробу, не было готово, потому я попросила для тебя горячего шоколада, - и улыбнулась чуть виновато. Впрочем, Лонгхвост в обиде не была: шоколад она любила.
И тут, обняв ладонями горячую кружку, Саяна внезапно вспомнила, как они с Авророй в детстве, после бурных приключений, в которые их вечно втягивала неуёмная энергия Ян, вечером, садясь у уютно потрескивающего камина в доме Мунхоул, с удовольствием попивая горячий шоколад, слушали сказки, которые им читала гувернантка, чьё сердце смягчалось при виде их восторженных глаз. "Совсем недавно я снова видела такие восторженные глаза... Неужели Арри всё-таки смогла сдвинуться в сторону исполнения своего обещания? Тогда я рада, что всё сложилось именно так..." - давнее обещание Арри, данное Яне ею четыре года назад, неожиданно напомнило о данной самой Саяной клятве о том же, а после плавно перетекло в вспоминание о последних двух месяцах её жизни. "Видно, само Равновесие заботится о сохранении наших детских клятв..." - с щемящьей сердце грустью подумала девушка, но тут её слегка толкнули локтем в бок, и Волчица очнулась.
Оказалось, что, задумавшись, Саяна едва не пропустила всё на свете, и лишь тактичный, будто случайный, толчок Оверлайн, продолжающей пересказывать все слухи и сплетни Даверциан, помог ей очнуться. Бросив благодарный взгляд на подругу, Саяна чуть отпила свой напиток и прислушалась к разгавору.
- ... И так и оказалось. Ох, и шуму было по этому поводу... Впрочем, если честно, миледи Даверциан, я с самого начала хотела вас спросить насчёт... некоторых слухов в столице, - и тут Хелену словно подменили: вместо жизнерадостной и весёлой девушки напротив Исабэль сейчас сидела серьёзная и даже несколько встревоженная Волчица. И такое перевоплощение Хелены ох как не понравилось Саяне, ведь оно означало, что речь зашла о чём-то действительно важном, и она нахмурилась.
- Я хотела Вас спросить, миледи, правда ли, что букально дня три назад на вас... напали, - голос Хелены едва заметно дрожал, словно она мысленно ходила по тонкому льду. А Саяна, невольно охнув: "Ох, великое Равновесие!.." - подалась вперёд, чуть не опрокинув свою кружку. Приехав как раз на следующий день, Ян совсем не знала об этом: видимо, Аврора решила не сообщать об этом радостной от встречи с ней кузине, посчитав объяснения этого события прероргативой самой пострадавшей. И, как оказалось, не прогадала.

+1

7

Такая живая непосредственность в словах и жестах Хелены вызывала у кареглазой улыбку. Нечасто встретишь подобное поведение в рядах утонченных «дев Азнавура», очень редко выражающих то, что они думают, а думали они в первую очередь про выгодное замужество и открывающиеся возможности. Конечно, нельзя было обвинить всех светских дам из знати или зажиточного класса в тщеславии и заносчивости – в конце концов, Равновесие должно сохраняться в каждом из всех кланов; другое дело, что такие браки, как союз Альюра и Каталины – все же редкость в традициях Столицы.

Отстраненное спокойствие и молчаливая сосредоточенность Даверциан были несколько иного рода – она родилась зимой, в самую холодную пору, выросла в строгой атмосфере и среди книг, и ее чувства точно хранились в сундуке времени, припорошенные до нужной поры тальком-инеем. Кажется, мужская рука с кольцом в виде головы Волка решительно принялась за дело и смахнула первый хрупкий холодный слой…

На последнюю фразу Оверлайн Исабэль ответила открытым взглядом и кивнула:

- Да, дона Хелена, такой инцидент был. И погиб один из лучших воинов моего отца, к нашему величайшему сожалению. Я не смогу рассказать подробности – я и сама почти ничего не помню из-за… обморока. Моя болезнь как раз объясняется тем самым случаем. – Полуправда ничем не лучше полуобмана, но рассказывать про рану и ее последствия у Исабэль не было никакого желания. Вновь склонив голову и точно поставив точку в не совсем приятной теме зазмеившимися по плечам шелковыми темными прядями, Волчица подняла взгляд на Саяну и улыбнулась. – Я хотела бы поинтересоваться здоровьем и делами Вашей кузины, доны Авроры Мунхоул…

«Великие Предки, что ты такое спрашиваешь?»
- И передать ей через Вас сердечный привет.
«Ты рискованно подливаешь масла в разведенный тобой же огонь…»

Формально Даверциан не сделала ничего плохого, но после ее последних слов по душе словно проплыла неприятная дымка. Цветущий орбадорскими розами восторг от чувства мысленной принадлежности Эрику в последние часы слегка заглушался при зове совести о Рысе; теперь к ним прибавится еще и неловкость от одной только фамилии предыдущей невесты Князя – Хранителя. Скорее бы разобраться во всем этом.

+3

8

После ответа на вопрос Хелены, произнесённого вполне спокойным тоном, Саяна позволила себе мысленно облегчённо вздохнуть, и чуть откинулась от стола, отмахиваясь от одной назойливой пряди у лица. "Хорошо, что всё окончилось. И, кажется, я догадываюсь, почему Арри об этом промолчала. В тот момент от полноты чувств я наверняка могла натворить много дел," - подумала Саяна, вспоминая изумлённо-радостную улыбку сестры, когда она увидела Ян в гостинной своего дома. А спустя минуту оказалось, что не только она сама вспомнила об Авроре.
- Ох, я же забыла Вам сказать - так обрадовалась нашей встрече, - улыбнувшись, всплеснула руками Саяна, и одним неуловимо быстрым движением прирождённой фокусницы вынула из правого рукава небольшое письмо. - Я как раз сегодня утром получила наказ от сестры найти Вас, если получится, и передать Вам её ласковые и сердечные пожелания о том, чтобы у Вас всё сложилось как можно лучше. И вот, это отдавалось вместе с пожеланиями, - и Саяна протянула голубоватый конверт Исабэль. Оверлайн проводила его чуть любопытным взглядом, успела рассмотреть цвет маленькой печати с гербом Мунхоулов в правом верхнем углу - и позволила себе чуть улыбнуться. Накануне она сама получила такое же от подруги.
А на маленьком стандартном пригласительном билете было написано, что "миледи Даверциан, являющуюся подругой сестры именинника", приглашают на небольшой праздник, который устраивается в честь дня рождения Клайберга Лонгхвоста. А в самом низу билета указывался адрес дома Мунхоулов, дата (причём дата была уже послезавтрашняя) и время праздника (празднество официально начиналось в пять вечера).
К билету прилагалась небольшая записка на белом листе:
"Миледи Даверциан!
Я понимаю, что это приглашение, возможно, некстати, и совсем не вовремя, но... В виду недавних событий, произошедших с Вами, я, как Ваша невольная соседка по улице и, надеюсь, Ваша подруга, настаиваю на том, чтобы Вы почтили нас своим присутствием. Часто именно то, чего не ждёшь, помогает отвлечься от грустных мыслей и развеяться."
А внизу стояла скромная подпись: "Аврора Мунхоул".

Отредактировано Саяна Лонгхвост (2015-12-12 01:32:02)

+2

9

Письмо с приглашением вызвало у Исабэль сильнейшее изумление, и она не стала стараться его скрывать. Чуть уведя уголок губ в сторону, кареглазая перечитала послание еще раз – на всякий случай - и едва сдержалась от мягкого кошачьего выдоха. Талисман-свидетель, ей в последнее время так везет с корреспонденцией!..

Подняв янтарный с искорками взгляд на Саяну, Эль обезоруживающе улыбнулась:
- Не ожидала, честно говоря, приглашение от доны Мунхоул… И совершенно не знала, что она моя соседка. – Извинительно поведя плечом в багряном шелке с чуть заметной черной нитью, девушка деликатно свернула послание в конверт и положила возле своей чашки, из которой затем сделала глоток шоколада. – Что же, если дела мои будут вести себя прилично, - улыбка алых губ стала ярче, - то я постараюсь принять участие в этом, несомненно, грандиозном мероприятии!

Их столик на миг накрыла чья-то низенькая тень, однако все трое Волков при этом остались на своих местах. Даарио мягко, с удивительной грациозностью для человека с его телосложением, устроил на столик к девушкам небольшой расписной подносик, на котором красовались пирамидки зефира, марципановые пирожные и что-то похожее на варенье в низких вазочках. Последнее было настолько ярким и цветным, что само просилось на крохотную ложечку из числа присутствующих на салфетке рядом.

- Милейшие сеннорины, позвольте за счет заведения угостить вас! Вы как яркие звезды на южном небе! Прошу, не отказывайте мне в этом маленьком удовольствии! – Басовитый голос лучился добродушием и восторгом, будто свершилась некая давняя мечта Черного Лиса. Отойдя на шаг, он умильно приложил обе руки к камзолу в геометрический узор, почти совпадавший по цветам с желе в вазочках, и, поклонившись и не дожидаясь благодарностей, отчалил в сторону стойки с многочисленными банками, кувшинами и сластями, как один из фрегатов со знаменами его родного города.

Чуть приподняв брови, Исабэль закусила губку, стараясь не рассмеяться тем самым заразительным смехом, который очень нравился Дэйко, и заговорщически взглянула на компаньонок.

- Кажется, сегодня у сеннора Даруччи просто замечательное настроение! – Она с интересом потянулась к самой крайней вазочке с содержимым лимонного цвета; пахло угощение чем-то пряным и цитрусовым, явно привезенным с юга.

Волки за соседним столиком смотрели на них с легкой понимающей усмешкой, мол, все девушки – сластены, что уж тут поделаешь, а с таким подходом к клиентам у хозяина точно отбоя от посетителей не будет.

+4

10

*  *  *

Зайдя в кофейню, Харт огляделся, цепким Лисьим взглядом приметив всё, что ему было нужно. В последнее время дела Хармуса шли - лучше некуда. Двадцатипятилетний Рыжий Лис, несколько месяцев назад прошедший испытание на совершеннолетие, вряд ли мог рассчитывать на что-то большее, чем стать разведчиком одного из Волчьих отрядов. Хартмусу повезло. Альюр Эгейл взял его под свою опеку, и несмотря на то, что гонял он Харта "в хвост и в гриву", последний не обижался. Ему довелось участвовать в таких важных делах и быть "на побегушках" у таких важных персон, что научиться сдерживать свой не в меру бурный характер было необходимо.

Вот например, сейчас Харт сопровождал самого Князя-Хранителя, и выполнял его поручение. Узнав, что госпожа Исабэль отправилась прогуляться, Эрик сперва хотел присоединиться, но Харт нашёл её первый, и доложил, что госпожа Даверциан не одна, а с какими-то девушками, одна из которых вроде как, некая Саяна Лонгхвост, которую Харт успел приметить в тот раз, когда сопровождал Альюра, и семейство Блэкхиллов в одной давней поездке. Тогда же Харт познакомился и с воинами дома Даверциан, и конечно же их он помнил куда лучше (тем более, что за последние два дня уже несколько раз сталкивался с ними снова), но с присущей Лисам памятью и чутьём, запомнил и госпож Саяну, даже если она сама его даже не приметила.

Вторую девушку Харт видел первый раз, о чём и доложил князю Эрику.

- Я не хочу производить много шума своим появлением, - поразмыслив, решил князь. - Отнеси госпоже Даверциан записку, а я подожду ответа тут, в доме напротив.

Эрик удобно устроился в тихой лавочке книжника, хозяин которой хотя и почувствовал присутствие Медальона и узнал князя, сделал вид, что всё так и надо. Он понимал, что иногда и правителям хочется побыть незаметными. Так что Эрик остался сидеть у окна с какой-то книжкой, а Харт перешёл дорогу и появился в зале, среди запахов шоколада, кофе и всяких прочих вкусных вещей, которые так любят девушки. Но подходить прямо к Исабэль он не стал. За соседним столом сидели охранники, и вот как раз к ним направился юный разведчик. Они-то его физиономию могли уже запомнить, а вот госпожа Исабэль Хартмуса ещё ни разу не видела.

- Привет! - Дерик подошёл к столу так, чтобы не загораживать воинам видимость, но и не с противоположной стороны от Исабэль, потому что тогда господам охранникам пришлось бы отворачиваться от зала, а это тоже было нежелательно. В общем, Лис зашёл сбоку. Наклонившись поближе к Уно, он осведомился с весёлой ухмылкой: - Могу я подойти к госпоже Даверциан и передать записку от одного очень высокопоставленного лица?

Харт не мог совсем не ехидничать, тем более что хорошо помнил, чем закончилась его первая встреча с людьми из дома Даверциан. Тушеваться и отступать было не в правилах Лиса, поэтому он и вёл себя если не вызывающе, то как-то уж слишком демонстративно, спрашивая разрешения и паясничая. Но по-другому у Харта не получалось.

+3

11

* * *
Хенрик с появлением у столика Дерика заметно оживился.
- А я тебя знаю, - он слегка толкнул под локоть Ольдмара, благоразумно дождавшись, пока товарищ по оружию отставит полупустую чашку с крепко пахнущим кофе, и кивая на неожиданного гостя. - Тот самый вредный и въедливый Лис на службе у Меченого. - Тем не менее, сказано было без злости, скорее, с подтруниванием. Ольдмар ответил благодушным ворчанием и цепким оценивающим взглядом из-под густых черных бровей.

Уно чуть поднял ладонь, призывая Волков к спокойствию, и серьезно посмотрел на Харта.
- Ты можешь отдать записку мне, а я передам ее миледи. - Геррес коротко кивнул на Исабэль, занятую обсуждением чего-то несомненно увлекательного с обеими соседками. Девушка выглядела гораздо веселее и бодрее, целиком и полностью захваченная живым диалогом, и молчаливый телохранитель почему-то боялся спугнуть это ее непривычное настроение после нескольких последних смутных дней.

+3

12

- Вообще-то, мне сказали: "Лично в руки", - заметил Лис, но тут же сдался. - Ладно, вот записка.

И он протянул Уно сложенный втрое и запечатанный розовым воском лист. К слову, на печати тоже была изображена роза, но это ровным счётом ничего не значило. Эрик использовал одну из так называемых "романтических печатей", которыми можно было воспользоваться при желании на любой почте. При чём это вовсе не означало, что письмо предназначается предмету сердечной страсти. "Розой" часто запечатывали послание близкой родственнице, или хорошей знакомой. В общем, любой женщине, которой желали добра.

- Мне нужно дождаться ответа, - предупредил Дерик, и покосился на Хенрика. - Так что буду у стойки. Приятной службы, господа!

И он удалился, заказать себе чего-нибудь прохладительного, или уж на худой конец - чашку кофе.

В записке Эрик постарался написать как можно более кратко, несмотря на то, что ему хотелось исписать несколько страниц.

"Дорогая Исабэль!
Я знаю, что сегодня вечером мы должны встретиться, но не смог удержаться, чтобы не увидеть вас ещё разочек до этого. Мне необходимо сказать вам очень многое, а времени катастрофически не хватает!
Я совсем рядом с вами, в магазинчике напротив. Здесь много интересных книг, и я полагаю, что когда вы закончите вашу беседу, вы сможете найти предлог зайти на пару минут, чтобы купить себе интересную книжку. Я буду ждать вас, прячась за занавеской, чтобы никто не увидел и ничего не заподозрил. А если вы окажетесь совсем милостивы, вы возможно не откажетесь отобедать со мной, где вам будет угодно. Или просто совершить небольшую прогулку, в стороне от людских глаз, в каком-нибудь тихом местечке, под бдительным присмотром ваших телохранителей.
С сердечным трепетом ожидаю вашего ответа.
Преданный вам,
Эрик".

+3

13

- Прошу прощения за беспокойство, миледи. Это только что было передано с нарочным.

Сегодня у Исабэль явно состоялся пригласительный бенефис - во всяком случае, количество конвертов возле чашки на блюдце прибавилось. Приняв от Уно послание, она извинилась перед Саяной и Хеленой и бегло оценила розу на печати. Заинтригованная, Волчица даже с некоторой опаской надломила свежий сургуч, кажется, еще хранивший тепло после скрепляющей бумагу заливки.

Сказать, что по итогу прочтения она вновь была изумлена - не сказать ничего. Однако на это раз к резонному удивлению примешивался всплеснувшийся бирюзовой волной восторг и солнечное ожидание этой самой встречи. Хотелось ли ей увидеть Изегрима? Риторический вопрос. Эль настраивалась на очень и очень судьбоносный закат с его жирной точкой в расстановке на личных фронтах - но незапланированный обед обещал быть не менее увлекательным.

- Простите еще раз,  милейшие сеннорины, - Даверциан спрятала бумагу обратно в хрустящий конверт,  заразительно улыбнулась девушкам и кивком подозвала ожидающего Уно. - Если пославший письмо ожидает ответа, передайте о моем согласии. Это все.

Хенрик по возвращению товарища за столик и краткого обмена репликами поднялся и проследовал к стойке, с удивительной маневренностью не зацепив длинными узорными ножнами ни одну ножку столов или стульев. Перед Хартом уже стоял наполовину опустошенный стакан тонкой работы синего стекла с чем-то фруктовым и освежающим, судя по аромату.

- Допивай и поторопись с ответом, парень. Миледи сообщила о согласии. - Дружелюбно похлопав по плечу Рыжего Лиса, Хенрик ухватил из вазочки на стойке три круглых пышных кренделька в темной маслянистой глазури, улыбнулся Черной Лисице в передничке и положил на опустевшее место мелкую монетку. Вместо сдачи воин попросил еще и пышущую жаром ромовую бабу размером с дыню. Пришел черед Волков оценивать достоинства местной выпечки.

нотабене

простите, миледи Саяна, не удержалась)

+2

14

оффтоп

Офф. Госпожа Исабэль, почему-то я думала, что после такого письма вы поспешите нас покинуть) Впрочем, так даже лучше))

После изумлённо-радостной улыбки и такого же ответа Саяна не могла не признать, что внутренне облегчённо выдохнула. Признаться, девушка сильно опасалась, что Исабэль вежливо откажется из соображений собственной безопасности - ведь напротив них сейчас сидящим Волкам достаточно трудно было бы обеспечить безопасность подопечной на празднике. "Впрочем... В конце концов, сестра пригласила не только своих подруг, но и друзей брата, так что боеспособных Волков в нашем доме соберётся много... И вообще, госпоже Исабэль надо немного развеяться", - и Ян чуть наклонила голову, прислушиваясь к оживлённому диалогу Волчиц, даже не подозревая, что только что процитировала собственную кузину.
А Хелена и Исабэль, каждая попробовав те вкусности, что им принёс хозяин кофейни, живо обсуждали свои впечатления от различных сладостей, которые им довелось попробовать за молодую жизнь и, в частности, те, что они раздобыли в Азнавуре. Саяна же, существо изначально не столичное, с интересом прислушивалась к различным доводам своих подруг, всё порываясь, да не успевая даже на салфетке написать названия сладостей, тем более, что и писать-то было нечем.
Однако такой интересный разговор вскоре прервал один из Волков, протянув миледи Даверциан письмо. Две Волчицы любопытными взорами проводили удаляющегося телохранителя, попутно заметив какого-то Рыжего Лиса (который стоял у стойки, видимо, ожидая ответа), однако ничего не сказали, лишь перемигнулись хитро. Впрочем, они тут же решили, что это не их дело и, пока госпожа Исабэль радостным взором смотрела явно куда-то мимо обеих девушек, Саяна обратилась к Хелене, с некоторым недоумением взглянув на свою опустевшую чашку:
- Послушай, Хелена, у меня закончился шоколад... - и Волчица растерянно моргнула - она не ожидала от себя такой быстроты. Видимо, она пила шоколад, пока слушала диалог о сластях, совершенно не замечая быстрой опустошаемости собственной кружки.
- Да не страшно, - весело отмахнулась Хелена, мельком заглянув в собственный сосуд, - у меня тоже, так что предлагаю попросить добавки. Миледи Даверциан, вам, может быть, тоже нужно ещё горячего шоколада? - обратилась Хелена к Исабэль, привставая.

+3

15

Хартмус между тем кивнул Волку, и одним глотком допив содержимое своего бокала, весело покосился на гастрономические изыски - и пошёл к выходу. Ему было бы крайне интересно вмешаться в разговор дам, но капитан Эгейл строго запретил ему проявлять самодеятельность. Тем более, когда приходилось охранять самого Князя-Хранителя.

"Он нас всех охраняет, или мы его? - неожиданно задумался молодой Лис, выходя на улицу. - У него Медальон, и если бы он захотел - мог бы забрать Кристалл из той башни и горизонте, и стать всемогущим. Интересно, каково это... Лучше не пробовать".

Беззаботно насвистывая, Лис перешёл улицу, и помедлив немного, чтобы убедиться, что никто за ним не следит, проскользнул в магазинчик вслед за каким-то мальчишкой, судя по всему, рассыльным.

- Госпожа Даверциан ответила, что согласна, - таинственно сообщил Харт князю. - Будут ещё приказания?

Эрик так ждал этого момента, что не сразу ответил Лису. Сердце Князя-Хранителя забилось чаще, и он скрыл улыбку, поспешно разглядев что-то нужное на странице книжки, которую держал в руках.

- Пока ничего, - ответил он наконец. - Побудь где-нибудь рядом и присмотри за тем, чтобы госпоже Даверциан ничего не угрожало.

- Тогда я лучше выйду наружу, - решил Лис, принюхавшись и убедившись, что внутри магазинчика ничего не изменилось.

Выйдя, он сделал несколько шагов в сторону, и как ни в чём не бывало разговорился с уличной торговкой. Само собой, при этом Харт повернулся так, чтобы обозревать все входы и выходы, которыми могли воспользоваться леди Даверциан и князь Эрик.

+2

16

- Нет, прекрасные доны, я воздержусь, - Исабэль слегка рассмеялась, - мне бы хотелось оставить еще место для скорого обеда. Я и так отлично подогрела аппетит этим прекрасным угощением. Дона Хелена, как Вам, к слову, марципановые деликатесы? Кажется, слишком много миндальной стружки, но мне понравился основной вкус безе...  и еще я подозреваю, что в креме мармелад.

Карие с янтарным блеском глаза то и  дело возвращались к входной двери, пока Даверциан решительно не призвала себя к спокойствию и сосредоточенности. "Великие Предки, ты ведешь себя как влюбленная героиня из любимой беллетристики доны Сульф!.." И в следующий миг пришло внутреннее и слегка смешливое парирование: "Почему же - как?.."

Пришлось смять салфетку в очередном порыве просто встать и выйти. В конце концов! Серые глаза терпеливо ждут - и при этой мысли на Эль снизошло то особенное спокойствие, присущее открытым и верящим в лучшее людям. Эрик будет в лавке ровно столько, сколько нужно ей для того, чтобы допить свою чашку шоколада и заказать еще одну, две... три... Сколько угодно. "Ты действительно завладела душой Правителя, если он намерен подарить драгоценные для всех минуты только тебе одной." Это мягко тешило ее девичье сердце шелком уверенности в нем и одновременно отягощало ответственностью за его выбор.

- Пожалуй, я одолею еще пару ложечек желе и рискну откланяться, чтобы успеть к основному блюду. - Чистая правда. По всем параметрам и итогам, гвоздем дня для нее станет Эрик Изегрим - беседа на первое, открытия на второе и... десерт. Как же без мягких касаний рук Волка? Без его сияния, смелого и сильного, ее жизнь никогда не станет прежней.

- Простите, милая дона Хелена, я немного отвлеклась на свои мысли. Если Вы что-то говорили, прошу, повторите для самой невнимательной и рассеянной девушки Азнавура в этот солнечный день. - Исабэль вернула внимание к собеседницам и вновь легко улыбнулась, перед тем, как пригубить из своей порядком опустевшей чашки.

+4

17

- Они действительно прелестны, - улыбнулась Хелена, с небольшим прищуром разглядывая упомянутые сладости. Невольно приостановленная в своём порыве сходить за добавкой для неё и Саяны, Оверлайн сейчас раздумывала, не взять ли ещё заодно что-нибудь из тех лакомств, что успели до этого стремительно исчезнуть в руках девушек.
Желание Исабэль ещё чуть-чуть полакомится здешними сладостями обе Волчицы встретили едва сдерживаемыми улыбками. Сколько не старалась миледи Даверциан не смотреть на двери из кофейни, её взгляд, словно притягивающийся каждый раз в ту сторону, не заметить было затруднительно.
- Наверное, вас там кто-то ждет? - мягко поинтересовалась Саяна, не выдержав. Однако несколько рассеяная Исабэль промолчала, словно этого не заметив. А на следующую фразу Хелена смешливо фыркнула, покосившись на прикрывшую салфеткой свою улыбку Яну, и, тряхнув своей медно-рыжей гривой, произнесла:
- Я повторю, мне не трудно, - и, улыбнувшись, повторила то, что до этого мелькнуло у неё в мыслях, - думаю, я всё же схожу за шоколадом для Саяны и возьму себе то, что понравилось Вам, миледи Даверциан. Вашему вкусу я доверяю, - и, снова улыбнувшись, покинула столик, направившись к стойке. А Саяна поспешила воспользоваться представленной возможностью поговорить с миледи Даверциан без лишних ушей:
- Миледи Исабэль, я сказала не всё, что передавала моя кузина. Аврора упомянула, что скорее всего на этот праздник прийдёт много молодых Волков и... - тут Саяна чуть приостановилась, а после продолжила, - и настоятельно просила Вас не брать слишком много охраны - лучше будет, если вы сходите с одним, но самым верным вам другом. И желала Вам без приключений добраться до нас, - и тут же, сменив тему разговора (Ян справедливо считала, что зацикливаться на неприятных моментах не стоит) и утратив всю серьёзность, что до этого чувствовалась в каждом её слове, произнесла:
- Наверное, Вас кто-то уже ждёт? После получения письма Вы прямо светитесь, - и Ян открыто улыбнулась, хитро глядя на Исабэль. А потом, не дожидаясь ответа, продолжила чуть тише, в порыве чувств даже не заметив, что накрыла своей ладонью ладонь Волчицы:
- Если для Вас так важна эта встреча, не бойтесь покинуть нас. Мы с Вами ещё встретимся и наговоримся вдоволь, а этот человек, воможно, ещё не скоро сможет занять Ваше время вновь, - и, улыбнувшись под конец, закончила оптимистичным:
- Мы не будем с Хеленой на Вас в обиде, честное-пречестное слово!

+3

18

- Вы очень проницательны, дона Саяна. - Янтарь взгляда действительно сиял, почти завораживая солнечными искорками. - По поводу же празднества, для начала мне все же стоит спросить совета отца по поводу посещения таких людных мероприятий... - Исабэль ответно накрыла ладонь Волчицы, мягкую и нежную, своей узкой и прохладной. - Я буду очень рада, если у меня получится попасть на Ваш праздник!

Даверциан искренне улыбнулась Саяне, уложила монетку из небольшого черного бархатного кошелечка на блюдце к пустой чашке и встала - как раз вовремя, чтобы попрощаться с подошедшей Леди Колибри. Волки поднялись почти сразу же за своей госпожой, незаметно окружая ее со всех сторон.

- Благодарю за прекрасно проведенное время, милейшие сеннорины. - Смешинка в голосе. Хвала Предкам, сеннор Даруччи не показывался из задрапированных дверей своего кабинета возле кухни. Иначе прощание затянулось бы как минимум на полчаса, и в нем участвовала вся кофейня. - Дона Хелена, - девушка слегка поклонилась с той же приветливой улыбкой на алых губах, - я рада нашему знакомству и прошу передать Вашему отцу сердечный привет от всей моей семьи. Дона Саяна, - она повернулась к второй компаньонке по чашке шоколада и также легко склонила голову, - передавайте и Вы от меня теплые слова Вашим родным и доне Мунхоул.

Оказавшись на улице, Эль замедлилась и вскинула к солнечному дню высокий светлый лоб, не торопясь раскрывать ажурный зонтик. Темные пряди рассыпались шоколадом и медью по плечам, завиваясь колечками на кончиках. Теплые лучи ласково касались прикрытых век, пока она вдыхала полной грудью аромат весеннего предвкушения.

Дойти до книжной лавки было минутным делом. И лицо ожидающего снаружи Хартмуса почему-то показалось Исабэль смутно знакомым. Не преминув коротко и изящно присесть буквально на ходу, Даверциан вошла в прохладу помещения и почти сразу поняла, что ей необходимо двигаться к бардовым, почти в тон платью гардинам возле высокгго стрельчатого окна. Сразу за тканью шли стеллажи с книгами, насыщающими воздух знакомыми и любимыми ароматами бумаги, кожи переплета, чернил и тисненых вставок из дубленого дерева.

Как раз в этот момент в лавке почти никого не было - все покупатели уже приобрели желаемое и отправились на обед в ближайшие трактиры и таверны. Только где-то среди массивных полок спорили два невидимых юных голоса по поводу "достойного подарка дядюшке" да сам хозяин притомился в ожидании за прилавком. Лишь присутствие Князя - Хранителя воодушевляло Рыжего Лиса на подвиги борьбы с аппетитом.

Исабэль мелодично поприветствовала владельца и получила в ответ вместе с вежливыми словами короткий взгляд в сторону тех самых, заветных гардин, что подтверждало ее догадки. Как и выводы Лиса, у которого Эрик с десяток минут назад попросил бумагу, перо и интригующую печать с розой. Охрана Даверциан в пояснения уже не нуждалась, наскоро переговорив с Дериком, поэтому просто осталась у дверей.

В несколько шагов Эль добралась до бархата и деликатно отвела ткань в сторону первой тяжелой "гармошки". С ее губ тихо сорвалось имя Изегрима, и в этот момент она улыбнулась, так как встреча больше напоминала игру в прятки. В последнем случае, у Волчицы была роскошная добыча, и ей бы очень не хотелось ее упустить.

+5

19

- Я также была рада познакомиться с Вами, миледи Исабэль, - улыбнулась Хелена, попутно ставя принесённые напитки, - и обязательно передам ваш привет отцу.
- Несомненно передам, - ответно улыбнулась Саяна, и две Волчицы проводили взглядом ушедшую несколько скорым шагом миледи Даверцин задумчивыми взглядами. Усевшись за столик, каждая на несколько минут погрузилась в свои воспоминания. В конце концов, умение комфортно помолчать вдвоём было ещё одним прекрасным поводом для крепкой дружбы.
"Наверное, тот человек Исабэль не безразличен," - подумала Саяна, вспоминая наполнившиеся светом глаза, магнитом притягивающиеся к входу в кофейню, отпивая шоколад из своей вновь наполненной чашки. "Скорее всего, письмо было приглашением на важную для миледи Даверциан встречу, недаром она пребывала в лёгком нетерпении," - одновременно с Саяной вспомнив о Исабэль, заключила Хелена, беря в руки только что принесённое лакомство.
- Милая Саяна, - прервала молчание Хелена, острожно отряхивая крошки, - расскажи мне, как вы с Авророй познакомились с миледи Исабэль, - и, озвучив просьбу, подняла взгляд на подругу.
- Ой, ты не представляешь, какая это была занимательная история, - улыбнулась воспоминаниям Саяна, и тут же принялась живописать произошедшую тогда сцену, плавно сведя разговор с неординарной личности миледи Даверциан на книжные предпочтения Оверлайн и себя самой...

Офф. ...и я тихо удаляюсь)

+4

20

* * *

А если добыча сама рада даться в руки? Эрик плавно, но почти моментально оказался перед Исабэль, и тут же поймал её руки, поцеловав по-очереди каждую. Жест был вполне приличный, но дальше него князь всё-таки не пошёл, ибо в лавке они были не одни.

- Я начинаю красть минуты встреч, - тихо сказал Эрик. - Могу я предложить прекрасной леди небольшую прогулку по городу?

Азнавур стоял на плато, и имел несколько уровней. В нём много было улиц, которые уходили вверх и вниз, шли параллельно, но одна выше, другая ниже. Иногда из одного дома можно было перейти на террасу другого, или по подвесному тоннелю перейти сразу две улицы, не ступив на них ногой. Эрик с детства хорошо знал этот город. Так же, как и Исабэль. Он намеревался предложить девушке выйти чёрным ходом, и спуститься на другую улицу, где он знал небольшую тихую аллею, и уютное, а главное, укромное заведение, хозяин которого неизменно делал вид, что знать не знает, кто его гости, хотя знал князя прекрасно.

- Я проинструктировал Хармуса, - сказал Эрик. - Это мой сопровождающий - Рыжий Лис. Помощник капитана Эгейла. Мы можем уйти через заднюю дверь, потом перейти на тихую Цветочную улицу, и побывать в трактире дядюшки Кристиана. Харт объяснит вашим охранникам, куда мы пошли, чтобы они без привлечения внимания смогли последовать за своей подопечной. Хотите что-нибудь купить для начала?

Он весело улыбнулся, и взял с подоконника две книжки, которые успел отыскать на полках. Одна оказалась сборником старинных баллад, а другая - сборником отчётов путешественников, обследующих границы Великих Пустошей.

- Я не мог дождаться вечерней встречи, поэтому и отправился на поиски, - признался Эрик, не отпуская руки Исабэль.

Было в нём что-то мальчишеское, несмотря на всю серьёзность опытного правителя. Просто Эрик никому не показывал, каким он может быть, если отбросит на время условности, и станет таким, каким наверное он был бы, если бы не Медальон и титул Князя-Хранителя.

+5

21

Приняв его тактичные, но такие волнующие поцелуи, Исабэль едва удержалась от того, чтобы снова приподняться на носочки туфель. Этикет, посторонние люди и сдержанность любому искушению - три добродетели Даверциан в этот раз отчего-то стали для нее настоящей пыткой. Только в его присутствии она чувствовала прямо-таки тяготение, магнетизм зовущего внутреннего равновесия, которое, как известно, в большинстве случаев логично и непреложно.

- Да, пожалуй, вот эти путевые заметки я хотела бы поставить на свою книжную полочку... У Вас талант на изучение редких  и интересных книг, господин Магистр. - В контральто закралась лукавая почтительная смешинка и не торопилась его покидать.

Разумеется, оплатил книгу Его Светлость - иначе и быть не могло, даже если бы Исабэль и пыталась настоять на своем. Разумеется, высокие скулы Волчицы тронула краска. Разумеется, дело было вовсе не в деньгах, а в знаке внимания от Изегрима, ставшего очередным камешком на его чаше весов внимательности и желания быть рядом.

Они вышли на солнечную улицу, спустившись далее именно так, как и подсказывал Волк. Эль не преминула раскрыть зонтик, скрывая их спины и затылки от полуденного тепла - ажур сотворил паре собственную, интимную атмосферу уединения от всего белого света.

Алые губы улыбались, пока девушка шагала рядом с Правителем, приняв любезно поданную руку. Охрана обманчиво непринужденно отстала на пять шагов. Книга, к слову, досталась во временное единоличное владение Герресу, и, кажется, на ходу молчаливый парень даже умудрялся что-то в ней просматривать, не забывая о своих прямых обязанностях.

- Признаться, я и сама считала часы до нашей встречи. И очень рада, что мы увиделись ранее. - Его поцелуи по-прежнему теплели на точеных ладонях, и Эль все еще очень волновал этот факт. - Если вдруг все сложится так, как желает Равновесие, выбрав при этом Вашу сторону, первое, что я расскажу детям о их отце - так это о любви к играм в прятки. - Кареглазая негромко и легко рассмеялась, повернув голову к Эрику. В янтаре тлело неясное чувство искренней симпатии и доверия, и все же Даверциан не до конца опустила белый флаг на бастион своего девичества. Сейчас она напоминала человека, движущегося по прямому вектору от того самого памятного стихотворного "ничего" ко "всему". - Вы публичный и известный человек, и я представляю, сколько усилий Вам требовалось, чтобы не привлечь излишнего внимания в поисках меня.

Ее глаза слегка мерцали, и в этот момент она совершенно не была похожей на себя  обычную - Сухарика, по словам Дэйко, собранного и почти деловитого в отстраненности. Возможно, Волчица словно настроилась на ментальную волну настроения спутника - во всяком случае, дышалось ей сейчас поистине легко и комфортно, как никогда.

Тенистая аллея пропускала через кроны деревьев, как через решето, сильные и прямые лучи солнца; редкие прохожие в полуденный час спешили скорее закончить дела и приступить к трапезе с последующим отдыхом. Нельзя сказать, что улицы пустели полностью, но всегда можно было поймать миг, когда Столица в большей своей части замирала на неопределенный час. И улица, по которой они неторопливо, будто наслаждаясь каждым моментом тактичной близости, шагали, была действительно уединенной.

- К слову, о Равновесии. Возможно, это не совсем к месту и невовремя с моей стороны, но я бы очень хотела узнать, как обстоят дела с Альянсом... Все же судьба тех, кому я обязана довольно серьезной раной, меня очень беспокоит. - Ни капли иронии в мелодичном голосе. После крохотной паузы Исабэль взглянула на Эрика уже более лукаво и открыто. - Смешно получается, но благодарить за наше с Вами знакомство также следует именно этих бунтарей. Равновесие находишь там, где порой это видится возможным меньше всего...

+3

22

Эрик понимающе посмотрел на девушку. С ней он готов был говорить на любую тему, но её ответственность и заинтересованность в важных для Земли Кланов делах особенно ему нравились. Разве не так должна вести себя настоящая княгиня?

- Есть такое мнение, что сила, которую мы именуем Равновесием, не терпит половинчатости, - сказал Эрик, хотя могло показаться, что он отошёл от темы, предложенной Исабэль. - Если кому-то в жизни предназначено встретиться, значит, в нём есть некая пустота, требующая наполнения. Это как пузыри воздуха, которые образуются в океане под затонувшими кораблями. - Он изобразил ладонью нечто вроде домика, подразумевая гипотетическую полость, в которой оказался воздух. - Вода не любит такие казусы, и старается вытеснить воздух к воздуху при любой возможности, и занять его место. От малейшего сотрясения или колебания, "крыша" может накрениться - и воздух, вырвавшись наружу, улетает вверх, а вода тут же устремляется на его место. Пустота в человеке - это тоже неестественное состояние. - Эрик посмотрел на Исабэль и улыбнулся. - Мы можем этого не чувствовать, или не понимать, что именно чувствуем, а Равновесие реагирует на пустоту, и старается подтолкнуть нас туда, где мы можем обрести вторую половину, заполнить пустоту. Правда, не всегда люди понимают, что происходит, и порой даже сопротивляются. Или, если чувствуют пустоту, стремятся заполнить её как можно быстрее хоть чем-то, вместо того, чтобы следовать за Равновесием. Оно никогда не обманывает. Оно всегда способно привести нас к нашей второй половине. Надо только верить ему. Это очень сложно...

Он погладил руку девушки, лежащую на его согнутой руке. Этот жест получился неприметным со стороны, Эрик сделал это одними пальцами. Но ему хотелось хоть как-то выразить свои чувства к Исабэль. Сам же он продолжил:

- Я не могу сказать точно, в чём был смысл того знака, которой подало Равновесие в первый же день нашего знакомства. Но я почувствовал, что это могло быть проверкой. А ещё - указанием к действию. Слишком сильно Альянс нарушил Равновесие, и мне следовало наконец принять решение. Не только в том, что касалось положения Земли Кланов, но и в том, что касалось моей собственной жизни. Исабэль! - Он снова посмотрел на неё любящим взглядом. - Мне страшно об этом говорить, но я не могу не быть откровенным. Я наверное ещё долго топтался бы на месте, и гадал, действительно ли судьба послала мне ту, которую я ждал. Но тот удар ножом заставил меня открыть глаза! Я почувствовал, насколько ужасной может быть для меня утрата. Настолько ужасной, что я сразу понял и то, насколько ты для меня важна. А Альянс и те, кого в него впутали... Каждый получит по заслугам. И судьба каждого зависит от того, насколько он сам готов отступить от своих преступлений и вернуться к Равновесию.

Впереди показался поворот улицы, и весёлая витрина, заставленная цветочными горшками с гроздьями белых, розовых и сиреневых цветов. Это и был тот самый тихий и уютный трактир, в который Эрик вёл Исабэль.

Харт успел уже каким-то Лисьим маневром опередить всех, и проверить, всё ли тихо внутри. Теперь он вышел из дверей, и поклонился с весёлой ухмылкой. Спрашивать Лиса, как ему удалось никем не замеченным попасть в нужную точку - было бесполезно.

+3

23

Его слова заставили Исабэль призадуматься - уж очень интересно Эрик обрисовывал Равновесие, используя живые абстракции в виде стихий. И одновременно все было просто и понятно, как на занятиях Ордена.

- Меня воодушевляет Ваше мнение. Значит, мой пузырь как раз на полпути к поверхности, а вода уже занимает освободившиеся пустоты... - Кареглазая опустила ресницы, возвращая с затаенным удовольствием невесомую ласку прохладными пальцами по тыльной стороне ладоней Волка. Кажется, ему нравятся ее касания... - Позвольте ответную откровенность. Тогда, в нашем саду, я прощалась с Вами со словами о сиянии...

Они остановились почти у дверей, под навесом над яркой витриной. Исабэль умело и ловко свернула ажур буквально двумя движениями, а затем вскинула на спутника чуть раскосый янтарный взгляд, опираясь на ручку зонта как на трость. И заговорила предельно тихо и мягко, стараясь не стесняться нарочно сохраняющих дистанцию троих соклановиков  и беззаботно улыбающегося солнцу и морщившего при этом лоб Хартмуса Дерика.

- Вы не видите себя со стороны, мой господин. Вы... ты... ты как факел в полумраке, Эрик. И это сияние отныне для меня равносильно воздуху и воде - разве можно выжить без них? - Теперь ее улыбка была почти серьезной, и только в уголках губ будто затаилось доверие и волнение. Не повышая голоса, Исабэль продолжила. - Возможно... я хотела бы встречи не при таких обстоятельствах, но в итоге все более чем... хорошо.

Даверциан вновь смущенно улыбнулась и едва не покраснела, однако ее выручил хозяин - Медведь, вышедший встретить гостей к обеденной трапезе с белым полотенцем в больших руках. В который раз узнав Правителя, он, тем не менее, без лишней суеты вежливо поприветствовал и завел всю компанию в уютный зал с чистым песком на полу и красочными деревянными панелями стен. Окна были на удивление большими, атмосфера - приятной, а для посетителей, желавших особенного уединения - конечно же, в рамках приличия - имелась полукабинка у самого дальнего высокого окна с настежь распахнутыми ставнями. И пахло здесь умопомрачительно - чашка шоколада и марципановое пирожное внезапно показались темнокудрой миражом.

Блюдами дня предлагались горячие копчености, тушеное мясо кролика с ранними запечеными овощами на гарнир, соусы, различные соленья и домашняя выпечка к чаю, чей тонкий оттенок корицы и сдобы пробивался через всю возбуждающую аппетит гамму ароматов.

+3

24

Эрик с улыбкой повёл девушку к полукабинке.

- Ах, Исабэль, если бы вы знали, сколько надежде во мне пробудилось с тех пор, как мы с вами знакомы! - признался князь. - Я сегодня с удивлением понял, что прошло всего лишь несколько дней. Мне казалось, что мы знакомы не меньше месяца, или года...

Он отодвинул стул сам, не дав это сделать местной прислуге, и жестом показал, что и дальше намерен сам ухаживать за госпожой Даверциан. Прислуга понимающе удалилась.

- Но мне почему-то кажется, что вы не совсем правильно оцениваете источник сияния, моя госпожа, - продолжил Эрик серьёзным тоном, хотя глаза его просто светились весельем. - Я ничуть не слукавлю, если скажу, что оно исходит от кого-то другого, а я - как луна - всего лишь отражаю солнечный свет. Вы - настоящее светило в моей жизни. И я очень надеюсь, что вы не станете ругать меня за мои слова, и не примете их за лесть. Иногда бывает трудно выразить свои чувства, потому что любые слова бессильны, и становятся лишь примитивным отражением того, что ты ощущаешь.

Им принесли все самые знаменитые вкусности заведения, сноровистая служанка расставила блюда на столе, и почтительно удалилась, скрывая улыбку. Ей было от чего радоваться, и озадачиваться одновременно. Князь-Хранитель явно имел серьёзные намерения, и ни с одной из предыдущих девушек, которых спешили назвать его невестами, не встречался вот так, наполовину тайно - наполовину открыто. Его поведение выдавало его намерения с головой. Он действительно имел очень серьёзные намерения! Иначе он никогда бы не стал компрометировать эту юную, прекрасную особу. Тут был невинный расчёт на то, что всю последующую жизнь они проведут вместе, и уже не будут прятаться от посторонних глаз.

+3

25

Улыбающаяся Исабэль не без удовольствия выслушала искренние слова Эрика и уже взялась за столовые приборы, как догнавшая мысли краска все же тронула ее скулы. Девушка подняла янтарный взгляд на Правителя, лучившийся разве что толикой отражения того внутреннего сияния, которым мог бы искренне гордиться Изегрим. Решено. Она должна попытаться...

- Эрик, это будет слишком предосудительно с моей стороны, если мы перейдем на "ты" в такие минуты уединения? Я помню те Ваши слова, которые Вы сказали мне перед уходом в ночь... Я нужна Вам. Равновесию. Тебе. - Даверциан с некой внутренней мятежной силой сжала льняную салфетку на бедрах, а затем разгладила ее под столом, едва касаясь при этом. И в один момент преобразилась, раскрываясь полностью, как пресловутая снежная роза, цветущая редко, но привлекая все внимание наблюдающих.

- Кажется, я уже люблю Вас. -  Легкий, почти певучий голос Эль не слышал никто, а если и мог с помощью клановой способности - то скорее всего старательно изображал невозмутимость. - Возможно, не так, как Вам бы хотелось, но меня тянет к Вам. - Еще немного - и кареглазая вспыхнет подобно фениксу, сжигая все мосты в прошлое и отсекая себя от всего, что может только помешать им. - Я нахожу Вас живым, умным и ярким человеком, и... - Она словно растерялась, отвела взгляд в открывающийся пейзаж крыш и деревьев следующего "уровня" Столицы за окном, поднесла к лицу ладонь и быстро отвела от виска мешающую вьющуюся прядь назад, за ушко. Алые губы слегка вздрагивали, готовые улыбнуться. - И признаюсь, что хочу быть рядом каждую минуту. Как сказал бы мой дедушка Теодор после проигрыша в шахматы - "достойное поражение". - Исабэль вернула чуть лукавый взгляд к глазам Эрика, всматриваясь с любопытством пташки. - Вы согласны?

+3

26

Эрик подался к ней, улыбаясь мягко, и одновременно весело.

- Госпожа моя Исабэль! - проговорил он тихо, и теперь глаза его сияли. - Мы с тобой слишком похожи, и просто не сможем теперь быть каждый сам по себе.

Он любовался ею, потому что с каждой встречей госпожа Даверциан всё больше раскрывалась, и становилась всё привлекательнее. Если бы Эрик был Рысем, он давно уже потерял бы голову. Те вообще были влюбчивы и мечтали жениться на каждой девушке, которую встречали. В отличие от них, Эрик был Волком. А Волки выбирают себе подругу только раз. Но уж если выбрали - бесполезно пытаться помешать этому. И в плане выбора супруги Эрик был именно таким: целеустремлённым Волком, который не считается ни с какими преградами. А тут и преград почти не было. Почти...

Да, эту девушку любил ещё один человек. Эрик не забывал об этом ни на секунду, но он не считал, что это непреодолимо. И он, и Ригур, и даже Исабэль принадлежали одному Ордену. Они должны были понять друг друга. И тот же Ригур должен был понять, что Эрик Изегрим не сможет жить без Исабэль. А если она останется без него, с кем-то другим - разве она не пожалеет об этом?

- Я мечтаю о том моменте, когда уже смогу, ни от кого не прячась, каждую минуту своего времени быть рядом с тобой. - Эрик озорно улыбнулся, и пододвинул к Исабэль тарелку с тонко нарезанными копчёными колбасками. - Предлагаю скрепить наш союз уже сейчас, чтобы вечером, когда мы войдём в Башню, между нами было ещё больше общего.

Он взял кусочек ароматного деликатеса, и ловко разорвал пополам.

- Когда-то самые близкие люди непременно начинали трапезу с общего куска, - сказал он совершенно серьёзно. - Этот обычай со временем был утрачен, но он пошёл именно из нашего клана, и наверняка имеет под собой очень значительные причины. - Он протянул половинку кусочка девушке. - Ты согласишься на этот символический жест, любовь моя?

Его глаза блестели всё так же ярко. Он смотрел на неё, как можно смотреть на ту, которую воистину искал всю предыдущую жизнь, и наконец-то обрёл. И это было самое важное.

+3

27

То сладостное и почти магическое ощущение, что ты на верном пути! Даверциан не думала в эту минуту про Айрона Ригура только потому, что накрепко вцепилась в несколько фраз его письма всеми своими желаниями и стремлениями. И старалась подойти к ситуации настолько субъективно, насколько это возможно для девушки в ее положении.

Итак, Князь – Правитель обедает с ней на равных и почти не скрываясь от остальных. Конечно, до полной огласки им еще далеко – следовало хотя бы дождаться вечера и понять, что же им уготовило Равновесие в свойственной ему манере все расставлять по своим местам.

Но этот Волк напротив, властный, уверенный, берущий свое и притягивающий взгляды всех, словно магнит! Серые глаза, уверенная линия подбородка и негромкий, но убеждающий голос. Он обещает любить ее, он хочет быть с ней. Что еще нужно для счастливой девушки?

Будто очнувшись, Исабэль уверенно кивнула на его предложение, подходя к древнему обычаю едва ли не со всей своей привычной серьезностью. И только смягчившаяся линия бровей вразлет и по-прежнему горевшая улыбка подсказывали, что темнокудрая искренне наслаждается каждым моментом их совместного обеда:

- Я слышала о чем-то подобном, мой господин… - И вновь нахлынувшая ментальная волна уже без кольца с кроваво-красным амулетом принесла свои видения: тяжелый венец придавливает шелковистые пряди, платье по-прежнему мягко облекает плечи, а он точно также сидит напротив и протягивает какой-то ломтик. Серые глаза смеются в косых лучах солнца, пока она зубами, как прирученная, но все еще хищная лисица, тянется к мясу, а затем становятся очень и очень внимательными, опускаясь к небольшой округлости под шелковым лифом и широким мягким поясом. В последний момент удержав себя от вздрагивания – и неизвестно, чего в нем было бы больше: восторга или невнятного опасения – Даверциан кивнула. – Я буду только рада присоединиться. Но на своих условиях… как никак я адепт Ордена и дочь Старшего Судьи. – Демонстративная патетика удерживала Эль от того чистого и сердечного смеха, который одолевал кареглазую в редкие минуты веселья с сестрой.

Девушка протянула ладонь и получила тот кусочек, который предназначался самому Изегриму, а затем самолично поднесла его к губам Волка.

«Приручаться и приручать…» Янтарный взгляд ответно сверкнул, и тут же Эль аккуратно приняла из его пальцев мясной деликатес.

И только проглотив свой кусочек, кареглазая не выдержала и рассмеялась. Со стороны могло бы показаться, что они знают друг друга очень долго, и такой обед – далеко не первый и не последний в череде их дней. В этот самый миг осознания на мысли Даверциан снова упала легкая тень грядущего подъема на Башню Талисмана – насколько велика вероятность того, что Равновесие посчитает нужным развести их жизненные пути в стороны? От этой мысли у девушки почему-то перехватило дыхание, но она тут же взяла себя в руки и скрыла смущение за поднесенным к губам бокалом с легким светлым вином.

- Какие еще традиции ты знаешь, Эрик? У тебя прекрасно получается воплощать их в жизнь. – С легким удовольствием в контральто Эль констатировала этот правдивый момент.

+3

28

Князь улыбнулся в ответ.

- Я не большой знаток обычаев, - признался он. - Скорее, могу создать впечатление такового.

Ему очень понравилось, что Исабэль приняла деятельное участие в их совместном начале трапезы. В этой девушке ему нравилось всё, и он надеялся, что со временем узнает ещё много нового и о ней, и о себе. Она смотрела на него какими-то другими глазами, не так, как придворные, даже не так, как его друзья (а таковые у Эрика были, взять хотя бы Верховного Князя Медведей - Гедимина Гайласа, а теперь ещё, как надеялся князь, и княгиню Лар Экшчтру).

- Больше всего старых обычаев знает моя мать, - продолжил Эрик. Он редко заговаривал о матери, и даже не помнил, говорил ли о ней при Исабэль. - Она только и делает, что сидит в окружении своих книг, и выискивает нечто давно позабытое, но очень ценное, и записывает для памяти. Кстати, она хотела бы с тобой познакомиться, но хочет, чтобы это случилось уже после того, как мы поднимемся в Башню Талисмана. - Эрик как-то рассеянно, даже грустно улыбнулся. - Мама, наверное, уже не верит, что однажды рядом со мной появится женщина, которую я буду любить. Я не стал ни в чём её уверять, потому что лучшее уверение будет - когда мы вместе сможем прийти к ней, и принять её благословение.

О вдовствующей княгине мало говорили, а некоторые вообще считали, что её давно нет в живых. Так редко она появлялась, и только лишь перед избранными (которых сама же и избирала). Но эта некогда очень известная женщина не только была жива, но и пребывала в добром здравии. С тех пор, как умер её муж, она считала неправильным вмешиваться в дела сына, хотя Эрик часто навещал её и советовался с нею. У старой княгини были даже свои "шпионы", как она их называла - люди, которые приносили ей все самые важные новости, а иногда даже и не очень важные, и вовсе сплетни - то, что она желала знать о жизни города и всей Земли Кланов.

- Надеюсь, она тебе понравится, - добавил Эрик. - Мне почему-то кажется, что вы сможете найти общий язык.

...

Совершенно не помню, упоминал ли хоть раз имя матери Эрика(

+3

29

Исабэль почти машинально разрезала срочное мясо, внимательно слушая Эрика - ей попросту было важно занять чем-то руки, едва ли спокойные в эти минуты. Впрочем, с приборами девушка управлялась как обычно ловко и умело, и было трудно поймать ее на волнении. Подцепив первый кусочек, Исабэль не спешила его пробовать и аккуратно задержала вилку на край тарелки перед ответом Князю - Хранителю:

- Я думаю, - кареглазая мягко улыбнулась Волку напротив, - еще не один обычай будет введен для использования нашими потомками. Даже не обязательно, общими... - Она закусила губу, на миг отводя взгляд к окну, и недосказанная фраза так и повисла в весеннем полуденном мареве. "Хотя, возможно, я бы хотела этого..." Улыбка вновь набежала на алые губы - и Эль попробовала мясо. Прожевав кусочек, темнокудрая уверено кивнула собеседнику. - О, я была бы очень рада знакомству с вдовствующей княгиней! Это большая честь для меня... Ее тяга к знаниям и книгам так похожа на мою! Но я... немного боюсь, - Даверциан смутилась, сминая салфетку под столешницей, - и прежде всего боюсь этого вечера.

Она встретилась взглядом с Изегримом. Чуть раскосые янтарные глаза смотрели открыто и прямо, но где-то в их глубине плескалось волнение, искорками вспыхивая и пропадая в тени ресниц.

- Это странный букет предвкушения и страха. - Она снова было принялась за прибор, но решила не отвлекаться. - Ты наверно тоже его чувствуешь, Эрик... В тот момент, как ты вошел в собственный кабинет - все решительно изменилось, но только сейчас я понимаю всю глубину этих перемен. Прости... - Она вновь мягко, почти доверчиво улыбнулась - алые губы дрогнули легко и вместе с тем искушающе. - Я могу спросить тебя о твоих друзьях, мой господин? - Прежнее ощущение хождения по грани "ничего или все" вернулось - она легко признавала власть Волка над своими мыслями, хотя впереди была неизвестность. - Ведь есть те близкие люди, которым ты доверяешь и с кем делишься редкими свободными минутами?..

Минуты бежали, складываясь в декады часа, но Эль совершенно потеряла счет времени. Ей нравилось общество мужчины с серыми глазами и обаятельной улыбкой. Ей нравились его мысли, его слова, его деликатные касания, и Даверциан признала, что перемены в ее душе действительно произошли.

+3

30

Эрик с улыбкой посмотрел на девушку. Ему понравилась мысль о совместных потомках, но он решил развить её потом. Почему-то Эрик был твёрдо убеждён, что потомки будут. Но всему своё время.

- Друзья... Наверное, у меня их немного, - признался он. - Когда на тебе лежит большая ответственность, трудно заводить близких друзей. На них просто не хватает времени. Но мне везёт на хороших людей.

Он взял с тарелки ломтик ветчины и положил на кусочек хлеба, но есть не стал, а как-то задумчиво его рассматривал, будто думал совсем о другом.

- Знаешь, мне тоже немного страшно, - сказал он наконец. - Но вместе мы пройдём через любые преграды, ведь так? - Дожидаться ответа Исабэль он не стал, и вернулся к теме с друзьями: - Князь Гедимин Гайлас. Мы выросли вместе, в детстве играли на дворцовом дворе, потом учились. Считается, что княжеский сын и наследник должен общаться со своими сверстниками, чтобы с детства понимать людей всех кланов. Мы с Гедимином очень близки, он меня понимает, а мне иногда очень не хватает его уверенности и спокойствия. - Эрик улыбнулся. - Но есть у меня и более буйные друзья. Например, Рысь Харард Салгари. Он сейчас командует Рысьей Стражей дворца. Мы познакомились лет десять назад, через многое прошли вместе, и я знаю, что на него всегда можно положиться. А недавно я имел честь познакомиться с примечательной личностью, Альюром Эгейлом, которого ты хорошо знаешь. Я общаюсь с ним совсем недолго, наверное месяца два, но уже могу назвать его своим другом. Особенно после всех последних событий. - Эрик не стал уточнять, каких именно, чтобы не напоминать Исабэль о её ране. - И я надеюсь стать другом для госпожи Лар, новой Верховной Княгини Гиен. В ней много здравого смысла и она умеет вовремя остановить, и вовремя направить в нужное русло. Надеюсь, она подольше задержится в моём дворце.

Были и другие друзья, но поскольку сейчас все они находились далеко от столицы, Эрик не стал о них говорить. Вот придётся к слову - тогда скажет. Он посмотрел на девушку.

- А у тебя много друзей? Мне почему-то кажется, что даже если и немного, то каждый - на вес золота.

И снова его глаза задорно блестели.

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Кофейные посиделки