В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Тени из прошлого


Тени из прошлого

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место действия: Азнавур, особняк Старшего Судьи Дэвиана Даверциан

Участники: Дэвиан Даверциан и его окружение, Альюр Эгейл (по приглашению), прочие

Исходные данные (одно-два предложения): у Дэвиана Даверциан, свеженазначенного Старшего Судьи Азнавура, наконец-то в буквальном смысле доходят руки до принятия должности и изучения соответствующих документов... Самым неожиданным образом Дэвиан находит в старых архивах и письмах первый след, первую и самую блеклую тень будущего Альянса. Интуиция бьет в набат - и Белый Волк готов искать дальше...

Примерное время года: весна, прекрасная и цветущая

http://hookedonhouses.net/wp-content/uploads/2009/08/julia-childs-entry-library-ad.jpg


Теперь не уходят из жизни,
Теперь из жизни уводят.
И если кто-нибудь даже
Захочет чтоб было иначе,
Бессильный и неумелый
Опустит слабые руки
Не зная, где сердце спрута
И есть ли у спрута сердце...

А. и Б. Стругацкие, "Трудно быть богом"

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-11-16 19:58:39)

+4

2

Логично в конце возвращаться к началу.

Удивительно, но этот поздний вечер Старшего Судью Азнавура застал в стенах родного особняка – в частности, в своем кабинете. Увлекшись содержательными допросами, Дэвиан, естественно, опоздал к ужину, но с затаенным удовольствием выслушал полный надежд рассказ Розалин о визите Эрика Изегрима, а также вполне сносном состоянии Исабэль, досуг которой почти весь день после ухода Князя-Хранителя скрашивала сестра. В этот поздний час его сеннорина уже, конечно же, спала к легкой тоске и такой же щемящей заботе родителя. Еще одна хорошая новость - мессир Фарго Эгейл счел внешний вид и активность кареглазой вполне приличными, прописал пару рецептов и настойчиво просил быть аккуратнее с дальними поездками, а в ближайшее время – вообще не покидать дом, ограничиваясь прогулками по небольшому саду.

И только теперь, за чашкой крепкого кофейного напитка, Даверциан с удивлением обнаружил, что бодр, полон сил и всячески готов приступить к серьезному приему хотя бы десятой доли самых крупных дел и запутанных случаев. Перебрав в уме события насыщенного дня, сероглазый мужчина неожиданно усмехнулся и помянул добрым словом некоего Альюра Эгейла, который так вовремя пришел на помощь с Золотым Каштаном. И так как свечи в канделябрах были свежайшие, камин приглашающе потрескивал хвойными дровами, а уже рассортированные секретарями ратуши папки и свитки терпеливо ожидали на массивном буковом столе, Белый Волк решил не откладывать дела в долгий ящик, тем более, в теперешние смутные часы, когда важна любая мелочь.

Первым делом, усевшись в удобное кресло, он потянулся к верхней крайней папке важнейшей корреспонденции, которая включала в себя, в том числе, копии переписок между мировыми и старшими судьями остальных крупных городов. Сегодня первыми поступили Линесдаль, Орбадор и Бебетта. Остальные выдержки и почта должны были прибыть в течение недели.

Дэвиан наскоро пересмотрел несколько подшивок за прошедший год, а затем углубился в более ранние периоды и заинтересованно вперился взглядом в строчки к  мировому судье Сабатты Мидару Рокану Ровеуса Шэтли, Белого Волка Бебетты. Дело касалось довольно крупного разбоя в пределах городских стен, в котором приняли активное участие как Гиены, так и Черные Волки. Трудно было понять суть прецедента из самой переписки – для этого требовалось, по крайне мере, поднять дело и тщательно его изучить, а Рокан уже явно был в курсе, что к чему – но пара строчек прямо-таки впилась в память Даверциан.

«… И он принялся утверждать, что если Волки не прекратят притеснять его клан, он будет принимать соответствующие меры. Представь себе!» Шэтли явно был хорошим знакомым Рокана – а возможно, и близким другом – раз позволял себе излагать мысль в свободной форме. «Я даже возразить не успел, как присяжные и служащие Суда возмутились и попросили прекратить фарс. Когда Ферко уводили, он выкрикнул что-то вроде «Ничего, скоро все изменится!». Я еще долго думал над этими его словами, просил патрули и вассалов из княжеской гвардии Дагариха быть осторожнее с собственными сподвижниками. С делом мы разберемся. Но как тебе посыл? Не хочу писать об этом мелком беспокойстве напрямую в канцелярию Его Светлости, просто не могу выкинуть это из головы…»

Еще листки. Начало явно было на другой стороне, но цепкий взгляд словно по-волшебству поймал нужную часть.

«… К тому же я был уверен, что поступил правильно. Глаза у Руцио во время приговора были бешеными,  и он постоянно приговаривал что-то насчет скорого возмездия. Великие Предки, он прикончил нескольких путниках на Скалистой Тропе, а сам требовал правосудия! Талисман мне судья – я засадил этого Черного Волка за решетку на всю его оставшуюся жизнь, хотя душа моя при этом обливалась кровью за свой клан. Мы должны поддерживать Равновесие, но бессильны против собственного альтер-эго в виде таких отщепенцев, как Мата…»

Дэвиан пробежался взглядом по оставшимся строчкам и уткнулся в подписи: Орбадор – Линесдаль. Формальная, даже почти обязательная, переписка Белых Волков о самых весомых или сложных инцидентах рано или поздно перестает быть обезличенной. Не зря говорят в узком судейском кругу, что все Белые – одна семья, членов которой хорошенько раскидало по всему материку.

Возвратившись мыслями к реальности, Даверциан обнаружил, что камин значительно поумерил аппетиты, а большие песочные часы давно перегнали песчинок-заложников из верхней стеклянной «клетки» в нижнюю. Дом дышал тишиной и покоем, и, пожалуй, из всех его обитателей только охрана да он сам еще не сомкнули глаз.

Какой там сон! Пролистав орбадорские письма и не обнаружив больше ничего необычного, сероглазый сосредоточенно потер легкую серебристую щетину на подбородке и перешел к подшивке из Линесдаля…

+5

3

Так что же лучше — не искать в ночи,
крадучись, как пантера, искру правды?
Или найти ее, обжечься и понять,
что надо все равно ее искать?

Пару часов спустя, когда наступил полноценный Час Быка, а звезды на небе стали очень яркими и холодными, Дэвиан отложил бумаги и с сожалением покосился на пустой кувшин. Тело требовало добавки чего-либо бодрящего, поэтому пришлось заменить недостающий кофе Золотым Каштаном, который Белый Волк, не особо долго раздумывая, по первой привычке засунул за ворот рубашки. Постепенно усталые мышцы вновь налились силой, причем ровно в той степени, в которой требовалось.

Почта давно была просмотрена, и теперь, как это ни удивительно, Даверциан корпел над… картой. Широкий свиток лег на массивную столешницу и был придавлен по краям книгами и приборами для письма. Теперь, когда в руки сероглазого мужчины стали стекаться все ниточки из старых дел – штопать общую картину стало немного легче.

Итак, судя по количеству красных крестиков, самыми проблемными местами трех изученных по перепискам городов стали их окрестности. Все дела были раскрыты, что не могло не радовать – Старший Судья все-таки был обязан знать их во имя общей осведомленности. Статистика тяжелых дел тоже ничем не тревожила – обычные разбои, редкие систематические насилия, огромная масса несчастных случаев. Однако в общем потоке чувствовалась какая-то недовольная нотка от клана Гиен. Они будто не хотели мириться с общим положением вещей. Их не устраивала их собственная репутация, отношение клана Волков и беспорядок во власти своего же клана – но они не принимали решительных мер, а наоборот, точно хотели решить все проблемы по щелчку пальцев. Чего, как известно, не случится никогда. Дэвиану повезло увидеть эту ситуацию в целом, потому что сейчас он сам чутко улавливал малейшие «волны» чего-то не совсем обычного.

Конечно, нельзя было винить Гиен во всех грехах. Кроме них в темных делах пару раз участвовали Черные Лисы, то ли по глупости – то ли по жадности. И, естественно, не обошлось без Черных Волков, которые почему-то резко разглядели в Гиенах родственные души. Реплики о грядущих переменах встречались довольно редко – но встречались, особенно со стороны самых «обиженных» в ходе разбирательств.

От щетины пальцы перешли к светлым с сединой волосам и пригладили их пару раз, в то время как второй рукой Белый Волк провел по лицу, будто стирая что-то невидимое и мешающее. Не хватало данных. Информации. Все это нечто наконец-то обрело расплывчатые формы и зрело, как ядовитый плод из не менее жуткого соцветия довольно долгое время… но что стало решающим фактором? Какой инцидент ему нужно искать? Какое событие? Возможно, к судебным делам оно вовсе не будет иметь никакого отношения, но в письмах часто пишутся очень личные вещи, отражающие реальность вокруг на тот момент. Что еще он сможет найти по приходу остальной почтовой переписки?..

Помедлив и резко выдохнув, Старший Судья принялся за папки старых дел, особенно странных, трудных в расследовании – и поэтому очень занимательных…

+5

4

*  *  *

Ночное зрение Лисов отличается детальностью. Это можно сравнить с рисунком усердного художника, который прорисовал каждую чёрточку, каждую крошечную складку, каждый листочек и каждую травинку. С художественной точки зрения такая детальность не нужна, в ней отсутствуют акценты, полутона, всё слишком прямолинейно и подробно. Но для Лиса-разведчика, способного во множестве подробностей выделять то, что ему необходимо, акценты и не нужны. Он сам их расставит, присоединив к зрению свой чрезвычайно тонкий слух, обоняние и тактильные ощущения.

Ночь для разведчиков не была помехой. Скорее наоборот, темнота и тишина позволяли более полно воспринимать окружающий мир. Правда, в эту конкретную ночь даже Лисьи способности плохо помогали. Но на то были свои причины, которые никак не зависели от магических способностей.

- Здесь они вылезли на берег. - Март Рейли говорил негромко, если не сказать - едва шевелил губами. Но остальные Лисы, собравшиеся за чертой города, у небольшой горной гряды, которая поднималась с плоскогорья и уходила, постепенно повышаясь, в главный хребет Срединных гор, прекрасно его слышали.

- Как получилось, что вы упустили их в городе? - Этот вопрос задал капитан Эгейл. Он стоял в числе прочих Лисов, и критически оглядывал валуны, за которыми была найдена грязная одежда.

- Кто знал, что они не поленятся трижды проползти через городскую канализацию? - возразил начальнику Хартмус Дерик. - Её ароматы здорово перебивают любые запахи.

- Плохому разведчику всё - птичье гуано, - проворчал Аль пословицу, которую Рыжие Лисы использовали только между собой, потому что смысл её способен был понять только Лис-разведчик. Птичий помёт обладал таким своеобразным ароматом, который обычные люди не так уж сильно ощущали, но Лисам он буквально "кидался" в нос, и мог на некоторое время сбить со следа. Правда, опытные разведчики умели не поддаваться на такую ерунду, и просто пережидали несколько секунд, пока обоняние привыкнет к остроте запаха, после чего спокойно отыскивали нужный след.

- Всё равно они здесь переоделись и применили маскировочный порошок, - не согласился с начальником Харт. Он по молодости и живости характера вообще любил спорить.

- Вы могли бы догадаться раньше, в чём дело, и просто проверить все выходы из городской канализации. - Альюр критическим прищуром оглянулся на Дерика. - Тогда мы не потеряли бы несколько часов, и не упустили бы эту парочку.

- Думаю, они двинули куда подальше от Азнавура, - высказал Харт, в то время, как все остальные разведчики, коих собралось в этом месте аж семь штук, предпочитали помалкивать, понимая свою вину.

Меченый ухмыльнулся.

- Знаешь, Харт! Тут неподалёку, вон в той ложбинке, свежая крапива выросла, - сказал он многообещающим тоном. - Хочешь познакомиться?

- Я что, один виноват? - возмутился молодой Лис.

- Болтаешь много, - бросил Альюр, и пошёл вперёд по тропе, внимательно разглядывая землю под ногами.

Остальные Лисы разошлись по периметру, обшаривая кусты и камни. Через несколько минут все снова сошлись рядом с кучей грязной одежды, оставленной беглецами.

- Они вернулись в город, - постановил Меченый.

- Прости, капитан, но из чего ты делаешь такой вывод? - спросил один из Лисов, постарше.

- С того, Берни, что им нет резона удирать слишком далеко, - ответил Аль. - Этот Ксимен собирается провернуть какие-то дела в Азнавуре. И потом, если бы у него и его приятеля была цель удрать из города, они не предпринимали бы так много отвлекающих шагов, не колесили бы по городу, не ползали бы на брюхе в отхожих местах, и не путали бы следы так, чтобы создавалось впечатление, будто они бегут куда-то на Север. С того момента, как Ксимен сбежал из тюрьмы, и до того момента, когда я пустил вас по его следам, прошло не меньше часа. За это время он успел бы покинуть город и припустить своим ходом так быстро, что мы бы его просто не догнали.

- Капитан! - Март шагнул ближе. - Может, всё-таки отправить небольшой отряд по этой дороге? Просто для очистки совести.

Аль кивнул. Подстраховаться не мешало, хотя преследование беглецов, если они действительно вознамерились бы удрать как можно дальше, грозило превратиться в бесконечную гонку.

- Я отправлю отряд Волчьей стражи с двумя разведчиками, - решил Меченый. - И сообщу по всем направлениям приметы этих двоих. А пока возвращаемся в город. Мне нужно кое с кем переговорить. Если Ксимен остался в городе...

Аль не договорил, махнул рукой - и Лисы-разведчики бесшумно растворились в темноте, словно их тут и не было. Кучку грязной одежды они не тронули. Если кто-то захочет проверить - он и не догадается, что на этом месте только что держал совет отряд Лисьей разведки.

*  *  *

Ещё даже не начало светать. Городские фонари постепенно гасли. В конце ночи уже никто не подливал в них масла, потому что до рассвета они сами должны были постепенно погаснуть. Город спал. После всех дневных волнений, облав и арестов, переволновавшаяся столица успела успокоиться и набиралась сил для грядущих дел.

Альюр шёл к дому Судьи Даверциан, бесшумно ступая своими мягкими сапогами по мостовой. Хартмус и Март снова сопровождали его, но больше с ним никого не было. Лисы не боялись засад или нападений. Их охраняли собственные магические способности, которые сейчас, в едва раздвигаемой угасавшими огоньками фонарей тьме, служили лучше любой другой охраны. Подойдя к знакомому уже особняку, Меченый огляделся по сторонам.

- Присмотрите за боковыми улицами, - сказал он тихо. - Если ничего подозрительного нет - идите в мой дом, я предупредил, что вы пока поживёте у меня. Передайте госпоже Каталине, что я постараюсь зайти днём, и отоспитесь. Скоро вы мне понадобитесь.

Оба разведчика молча кивнули, и исчезли, быстро скользнув в разные стороны от главного входа. Аль подошёл и постучал. Он знал, что охрана Старшего Судьи не дремлет, так что не удивился, что открыли ему довольно быстро.

- Я хотел бы видеть господина Даверциан, - сказал Аль, таким будничным тоном, словно пришёл не под утро, когда все спят особенно крепким сном, а среди бела дня.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-11-17 20:59:38)

+5

5

Хорошие новости трудно держать в тайне.

Уно Геррес, встретивший Альюра на входе, казалось, не удивился приходу Лиса в такой поздний  - или слишком ранний - час. Он вообще редко чему удивлялся по долгу службы и предпочитал просто оставлять свои догадки и суждения при себе. Молча кивнув Меченому, он мотнул головой, приглашая следовать за собой в привычно невозмутимой манере. Дверь во вратах за ними тут же плотно закрыли - лязгнул металл засова.

Из темной массы сада даже во внутренний двор доносились ароматы весенних цветов, щедро разбавленные особенной предрассветной свежестью и влажностью скорой росы. Крупные звезды неспешно догорали на бархатном небе. Где-то среди деревьев негромко и без устали ухала сова, которую, казалось, перспектива скорого сна совершенно не радовала.

В тишине и умиротворении спящего дома – Эгейл двигался как хищник в лесу, и под подошвами его мягких сапог не смела скрипеть даже самая вредная половица, а Геррес просто от природы и в силу опыта тренировок умел не производить лишнего шума, - они прошли холл, поднялись на второй этаж и прошли к темным дверям кабинета Старшего Судьи. На короткий стук в дверь в ответ прозвучало приглушенное «Войдите...» - и через миг Альюр оказался в царстве красного бука, полудюжины нагоревших канделябров, ароматов хвои из догорающего, но все еще полезного камина, и особой атмосферы, которая присуща вот таким уютным рабочим комнатам.

- Уно, - негромко в сторону застывшего у двери  Волка, - спустись к Амарис  и попроси сделать кувшин горячего кофе. Уверен, что мессир Эгейл не откажется от чашки, да и мне не помешает. Да, кстати, утром передай Вариаду мое распоряжение на следующий караул заступить по двое. – На искру интереса во взгляде Даверциан пояснил, упирая руки в бока камзола и кивая в сторону подшивок с почтой. – Ты с Хенриком завтра… нет, уже сегодня…  отправишься в канцелярию ратуши за нужной мне корреспонденцией. Дизраэли не передавал новостей?

- Нет, мессир.
- Хорошо. Можешь идти.

Короткий почтительный кивок обоим – и Геррес ловко и по-прежнему без шума оказался за дверью. Через библиотеку и пролет начинается спальный коридор, и поэтому особенно важно не разбудить Исабэль, чья комната первая по счету.

Даверциан слегка обеспокоенным жестом прошелся ладонью по лицу, а затем оглядел Альюра, явно довольного чем-то, по-прежнему дышащего энтузиазмом и полного сил, хотя очевидно весь предыдущий день, вечер и эту ночь прежний разведчик провел на ногах.

- Какие-то новости? – Интуиция у Старшего Судьи на подобные вещи не дремала, и на церемониал долгих приветствий и предисловий он решил не отвлекаться. – Иначе Вы бы не стали приходить ко мне в столь позднее время. – Он как-то странно усмехнулся. - Впрочем… думаю, что у меня для Вас тоже есть нечто интересное. Когда в руках почти все цветные осколки – можно рискнуть и попробовать собрать нужный витраж.

+4

6

Аль оглядел комнату, после чего критическим взглядом посмотрел на Судью.

- Это интересно, - сказал он, проходя к столу и словно принюхиваясь при этом. - А у меня две новости. Точнее, три. Первая: разведчики упустили Ксимена. Вторая: я знаю, где он, и надеюсь поймать, как только он проявит активность. И третья... - Он снова критически посмотрел на Дэвиана. - Когда я давал вам Золотой Каштан - я сказал, что употребляя его, необходимо хорошо питаться. Иначе вы свалитесь, потому что используете весь свой запас сил. А он не бесконечен, его надо пополнять. Так что рекомендую вместо кофе - полноценный завтрак, и кусок мяса. - Он повернулся и сел в ближайшее кресло. - Мне можно сырого, если кухарка ещё не успела ничего приготовить.

Как все Рыжие Лисы, Аль мог есть всё, что угодно, лишь бы оно имело хоть какое-то отношение к еде. Он, кстати, Золотой Каштан так ни разу пока не пустил в дело. Но Альюру было всего 27 лет, и он обладал выносливостью Лисов, которые могли не спать до десяти дней, при чём первую половину этого количества не ощущали никакого дискомфорта. Отсутствие боевых качеств компенсировалось у Лисов особой выносливостью. 

- А если по сути дела, - продолжил Меченый, - то Ксимен сделал всё, что мог, чтобы создать впечатление, что он удирает во все лопатки. Я полагаю, что он ждёт момента, чтобы начать действовать, и мне ужасно интересно, что удалось узнать вам, потому что планы Ксимена можно разгадать, если собрать воедино всю картину, которая нам теперь более или менее известна. Так что я буду рад дополнить те цветные осколки, которых будет не хватать в вашей мозаике.

И Альюр обезоруживающе улыбнулся Старшему Судье.

+3

7

Бунтарство — цветение существа.

Дэвиан посмотрел на Альюра заинтригованным взглядом, легко отмахнувшись от уточнения насчет ношения амулета. Нормально позавтракает Старший Судья в лучшем случае утром, и дело было даже не в том, успела ли что-нибудь приготовить кухарка или нет. Волк просто не был голоден, хотя в его пограничном состоянии от действия Золотого Каштана трудно было хоть что-то утверждать наверняка. Больше всего Дэвиан сейчас напоминал охотничью борзую, которая взяла след в самый последний момент и не собиралась его терять.

- Успеется. А насчет Вас я распоряжусь, как только принесут кофе.
Он снова уселся за стол и внимательно выслушал все то, что сказал Меченый. И, будто соглашаясь, пару раз весомо кивнул.

- Да, что-то такое я и предполагал. К сожалению, конкретные выводы я смогу сделать только через несколько дней, когда закончу обзор самых крупных разбирательств по городам, но кое-что наклевывается уже сейчас. Возможно, я Вас особо и не удивлю… - Он задумчиво, в два движения фалангами пальцев, почесал подбородок, притягивая к себе ближе отобранные документы – стопка была скудная и очень тонкая.

В этот момент в темное дерево снова коротко стукнули, гораздо мягче, чем в прошлый раз. Это была сама Амарис, не смотря на позднее время выглядящая абсолютно невозмутимо. Она внесла довольно тяжелый поднос, на котором помимо заветного кувшина и чистых чашек виднелось большое и объемное блюдо, накрытое пузатой крышкой. Под ней обнаружились холодные медальоны из телятины, выложенные щедрыми крупными ломтями, желтый сыр и белая брынза, скибки хлеба и такое же прохладное, явно с ледника, мясистое филе орбадорской морской камбалы без костей и хрящей. Транспортировка последней занимала много времени и не обходилась без охлаждающих амулетов во льду, но Белый Волк, раз попробовав камбалу, уже не мог от нее отказаться. Вежливо кивнув, Лисица скрылась за дверьми.

Приглашающе кивнув на еду, Даверциан продолжил.
- Я пока не голоден. Так вот, - он налил себе свежего кофе, не забыв про чашку Лиса. Густой шоколадный аромат распространился по кабинету, соревнуясь с хвоей из камина. – Вряд ли Ксимен рискнет покинуть Азнавур без Медальона Его Светлости или вообще без крупного происшествия, в котором будет замешан Князь – Хранитель или его ближайшее окружение из Клана Волков. Вчерашний инцидент с моим экипажем даже не в счет – это всего лишь отказ противостоять упорядочиванию мира. Им не просто не нужна амнистия – они хотят хаоса и анархии. Я не политик и в этот омут лезть не хочу, но каждое второе дело по клану Гиен – он тряхнул той самой стопкой бумаг, второй рукой подтягивая к себе поближе чашку, - прямо таки дышит бунтом.  Кое-кто из них не хочет видеть над кланом власти Волков, и этот Ваш Ксимен – первый анархист на деревне. – Сероглазый мужчина позволил себе невеселую усмешку. – Его имя до сих пор было в тени только потому, что он сам этого хотел. – Дэвиан на миг прикрыл глаза, вспоминая цитаты из писем. А потом очень пристально взглянул на Эгейла, даже немного хищно. – Так что будьте осторожны вдвойне, Альюр. Судя по его планам, он действует не один и плевать хотел на последствия своего бунта.

+3

8

Альюр пожал плечами, забрал кружку с кофе и стащил с подноса кусок телятины. Повторять что-то о необходимости еды при употреблении Золотых Каштанов, Аль не стал. Судья - взрослый человек, сам должен понимать.

- Я думаю, что за Ксименом должен кто-то стоять, - предположил Аль, прожевав кусок телятины и запив его кофе. - Его действия, мягко говоря, слишком упорядоченны для человека, который самолично колесит по всему материку. Кто-то должен координировать, подсказывать, направлять. И вообще, во всём этом есть нечто, чего нам не понять, пока мы не выделим главную цель заговорщиков. Ну вот, например!

Альюр забрал с подноса ещё один кусок мяса, и теперь размахивал им у себя перед носом, не торопясь есть.

- У князя Эрика до сих пор нет ни жены, ни наследников. Но насколько я знаю, у него было аж четыре невесты! - Альюр отхлебнул кофе, но за мясо так и не взялся, потому что его слишком увлёк разговор. - Я знаю, что говорят в таких случаях: "Значит, Равновесию не было угодно, чтобы он женился". А если предположить, что не Равновесию вовсе, а каким-то конкретным людям? Но тогда во всём этом не могут не участвовать Волки.

Он откинулся на спинку кресла и принялся с философским видом жевать мясо. Правда, тут же отвлёкся, и наскоро проглотив, заговорил снова:

- Я делаю такой вывод, потому что клан Гиен не так сильно и не так близко может подойти к Князю-Хранителю, чтобы четырежды спланировать обстоятельства, которые расстроили бы очередной брак. И тогда у меня возникает вопрос! - Он отложил недоеденный кусок и кружку, и поднял указательный палец. - Давайте отвлечёмся от вопроса, кто кого использует: Гиены Волков, или Волки Гиен. Что будет, если с Эриком что-то случится? Кто потенциально может занять его место, учитывая, что его род может на нём и закончиться? Вот в чём вопрос. Кстати, Ксимен общался с госпожой Лар, пока она была Хранителем. И он присутствовал во время Испытания. Он не может не знать, что не справится с Медальоном, тем более Медальоном другого клана. Так что похищение Медальона, или всего Талисмана (если князь Эрик взял бы Кристалл из Башни) он вряд ли планирует. Он хочет хаоса - это да. Он преследует свои цели, которые пока неясны - согласен. Но я лично, - он ткнул себя пальцем в грудь, - сомневаюсь, что мы будем на верном пути, если скажем, что за всем этим стоят Гиены. Скорее, они пользуются ситуацией, или думают, что пользуются. А на самом деле, кто-то уже давно подготавливает почву к устранению князя Эрика. И если так, то ваша дочь может быть в большой опасности. Эрик слишком открыто взялся ухаживать за госпожой Исабэль. - Аль серьёзно посмотрел на Судью, и улыбки на его лице в этот раз не было. - Либо ему нужно срочно жениться, пока ничего не успело произойти, либо позаботиться о том, чтобы с его пятой невестой не случилось ничего такого, что было с четырьмя другими.

Меченый пристально смотрел на Дэвиана, ожидая его реакции на всё сказанное.

+3

9

Власть – это нечто весьма и весьма специфическое.

Во время рассуждений Рыжего Лиса Дэвиан так увлекся логикой его фраз и своими мысленными рассуждениями и дополнениями, что не сразу осознал, что в пальцах его свободной руки не кружка с кофе, а ломоть телятины. И только доев и почти не ощущая вкуса, Белый Волк поймал себя на том, что тянется за вторым куском. Пришлось признать, что импровизированный ранний завтрак вместе с Меченым в тишине спящего дома  - весьма увлекательное занятие, и для этого не нужны особые манеры или перебор всего столового серебра. Лис был Лисом – прежде всего, и приспосабливался к ситуации как никто другой. Возможно, это еще не раз поможет ему в дальнейшей его судьбе.
Последнее заявление Альюра едва не выбило почву из-под ног Даверциан и только чудом не заставило поперхнуться горячим напитком. Серо-зеленый взгляд мгновенно обрел стальной блеск.

- Что? Его Светлость и…? – «Так Лин же намекала тебе об этом сегодня, старый ты пень… Чем ты слушал жену?» - Право… - Он неспешно допил чашку и потянулся теперь уже за салфеткой. – Я слишком многое пропускаю вне стен этого дома… - Хотя Розалин и не сказала ему самого главного, по баритону было не совсем понятно, доволен ли Старший Судья открывшимися перспективами или они его огорчили. Но одно было ясно наверняка – что-то с этим следовало делать. Эгейл был прав с печальной статистикой невест Князя – Хранителя. И кстати… откуда ему известно о намерениях Правителя?.. – Ладно. Пока Эль поправляется, я разберусь с охраной. И если надо – утрою ее. – Ибо накануне этого разговора Белый Волк уже успел ее удвоить. Поставив галочку в уме по поводу очень и очень серьезного разговора с сеннориной, Даверциан вернулся к главной теме ночного визита прежнего разведчика.

- А насчет смены Правителя… Этот ваш беглец очень сильно ошибается, если уверен, что Клан Гиен сможет превзойти Волков на престоле. И дело даже не в количестве людей. А в их качестве. - Он вскинул руку. - Только не называйте меня снобом. С тех пор, как Исабэль вступила в Орден, она на многое открыла мне глаза – и на Равновесие прежде всего. За всю свою приличную практику я не раз сталкивался со случаями, когда мог оступиться в виду своего полукровного происхождения. Один раз даже так и сделал – о чем очень жалею. – Серые глаза невидяще нашли ленивые язычки пламени, но тут же Судья вернул взгляд к Меченому. – Так вот, о качестве. Род Изегримов у власти уже очень давно, и если он все еще повелевает нами – значит, так угодно Равновесию. И никто из Волков – я имею в виду Серых и Белых – не смеет даже мечтать о подобном величии и насильном свержении этого рода. Потому что знает об обратной стороне Медальона – ответственности. Очень большой ответственности. Она ежедневно испытывает Эрика Изегрима. – Речь Дэвиана стала немного резкой и ломаной – как каждый раз, когда он говорил именно то, что думает. – Задумавший устранение Правителя – редкой глупости человек. На такое вполне способны пойти вечно злые Черные. К сожалению, сколько я встречал таких людей в судах и тяжбах – я до сих пор не могу понять, что же с ними произошло, что привело к такой жизни. – Поджав губы, Даверциан вновь наполнил свою чашку и вмиг стал серьезным. – Впрочем, оставим в покое мироздание. Я согласен с Вашими выводами. Более того, мне кажется, что именно Черные помогают Ксимену или просто обеспечивают ему тылы. Судя по переписке между судьями, - кивок в сторону папок с корреспонденцией, - они слишком сблизились с самыми буйными Гиенами за последние пару лет и фигурируют почти в каждом крупном деле.

+4

10

- Очень может быть, - согласился Аль, попутно уплетая всё, до чего мог дотянуться. Он относился к еде практично: кто знает, когда удастся поесть ещё раз. - Чёрным Волкам сподручно действовать вместе с Гиенами, тем более, что между вашими кланами много общего.

Это был признанный факт, который был известен любому мало-мальски грамотному человеку. Меченый был достаточно грамотным. Проглотив очередной кусок хлеба с телятиной, он вытер руки салфеткой и посмотрел на Судью.

- Что до превосходства клана Волков, то я как раз в этом не сомневаюсь, - продолжил он. - Но у меня есть свои соображения на этот счёт. Для того, чтобы пойти на преступление, не надо быть сильно умным. Скорее наоборот. - Аль усмехнулся. - Каждый преступник, от мелкого воришки до настоящего убийцы, почему-то твёрдо уверен в своей безнаказанности. Поэтому я не стал бы на вашем месте говорить: "никто из Волков". Никто из нормальных, благовоспитанных и верноподданных Волков не захочет свергать род Изегримов. Но есть разряд людей, которые ещё не совершили ничего противозаконного, и не являются отступниками, но вполне могут считать, что князь "засиделся" у власти. К тому же, если Эрик не оставит наследников, его род прервётся сам собой, без посторонней помощи. Поэтому я повторил бы свой вопрос: кто в подобном случае может занять место Князя-Хранителя? Кстати, некий Малик Астерос, который в последнее время скрывался под именем - Брайтэн Кифажин, вам знаком? Насколько я понял, лет пятнадцать назад он был достаточно известной при дворе личностью. Меня брат просветил: он доказывал, что клан Волков превосходит всех и вся, клан Гиен должен быть уничтожен полностью, клан Рысей нужно запереть в их горах, а клан Лисов превратить в рабов. Про Медведей только ничего не сказал. Забыл наверное. - Голос Лиса просто сочился ехидством. - Не знал, как с ними справиться. Но я не об этом. - Он сделался серьёзным. - Много людей могло тогда вовремя распознать, что этот Малик Астерос помешался на тему исключительности своего клана? Он действовал постепенно, и заставил часть людей поверить в правильность своих идей, прежде чем Гирмунд Изегрим, прежний Князь-Хранитель, заподозрил неладное.

Альюр внимательно посмотрел на Старшего Судью своими зелёными и совершенно бесстыдными глазами, и заключил уверенным тоном:

- Я не говорю о том, что Гиены хотят заменить Волков на престоле. Я говорю о том, что кто-то из Волков хочет сменить правящий род. Но это только моё предположение. - Он вскинул ладони в предупреждающем жесте. - И буду всем сердцем рад, если всё это окажется лишь моими фантазиями.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-11-18 21:33:21)

+4

11

Самое неприятное в поисках правды то, что ее находишь.

Перед тем, как ответить, Дэвиан довольно долго в задумчивости дожевывал ломтик мяса. И не только потому, что хотел утолить внезапно проснувшийся голод, а еще и для того, чтобы правильно выстроить все сказанное Лисом в логическую цепочку.

Если такие Волки – не преступники, но и не верноподданные – действительно существуют, то они могут нанести значительный урон теперешней власти вообще. И проблема с Гиенами как-то сама собой теснится на задний план, уступая место верховенствующему клану, который, как очевидно, попросту прикрывался татуированными бунтарями как щитом.

- Великие Предки… Альюр, Вам не кажется, что нужно теперь в первую очередь охранять самого Князя – Хранителя? Если кто-то по своей вселенской глупости и жадности рискнет произвести переворот, ему достанется земля, раздираемая в клочья сильнее, чем когда-либо в  своей истории… Я повторюсь, - он медленно и упрямо, как старый матерый бык, тер пальцы салфеткой и глядел на Меченого почти исподлобья, - я не любитель политики, и во дворце Изегрима в последние пару недель бывал раза в три чаще, чем за всю свою жизнь - но только потому, что он сам меня желал видеть. Однако Вы – сероглазый мужчина рубяще указал ладонью на Эгейла, – теперь почти постоянно находитесь рядом с ним. Когда  - Дэвиан нарочно исключил слово «если» - Вы найдете этого Ксимена, хорошенько допросите его с Хлыстом – почему-то я уверен, что он знает нужных нам людей.

Старший Судья оставил чашку перед тем, как продолжить.
- Я смутно помню этого Малика. И мозги у него явно были набекрень, если он осмеливался нести подобную чушь. Не станет Гиен – не станет нас всех, потому что Равновесие владеет всеми кланами. И состоит из всех кланов. – Дэвиан раздраженно мотнул головой. – Не буду разводить долгие философские речи, просто знаю, что это так, благодаря  собственному опыту и учебникам Исабэль. Я и так себя чувствую старым дураком, - он едва не фыркнул вслух, -  потому что набросился, как собака на брошенную кость, на остальные города, а начать следовало с самого Азнавура.

Белый Волк посмотрел на кувшин, но на этом и ограничился в действиях – это была бы четвертая чашка. Лучше повременить, иначе совокупно с откатом действия Золотого Каштана у него уже сегодняшним, наступающим днем, случится нешуточный кризис в организме.

- Раз уж мы нащупали слабую ниточку – не теряйте времени, Альюр. – Даверциан поднялся из-за стола. – Мне пока что больше нечего добавить, а Ваш нюх на суть вещей приведет Вас к нужной развязке. Если я обнаружу еще что-либо важное – я обязательно оповещу Вас через нарочного, даю слово.

+3

12

Альюр тоже поднялся.

- Тогда пойду, разбужу его светлость, - решил он. - Самое время. Но я так же надеюсь, что вы сделаете для Князя-Хранителя выводы из ваших материалов и представите сами. У меня ведь только предположения, а общую картину можно сложить лишь соединив всё вместе. - Он усмехнулся. - Боюсь, вам вскорости придётся ещё раз побывать во дворце. И спасибо за людей, которых вы мне прикомандировали. Отличные ребята!

Он повернулся, чтобы уйти, но неожиданно остановился и посмотрел на Белого Волка пристальным взглядом. Словно что-то прикидывал в уме, и не решил пока, следует ли озадачивать Судью ещё больше.

- Я могу пообещать только одно: что найду Ксимена и заставлю его рассказать всё, даже то, о чём он сам только догадывается. - Лис прищурился. - Вы же привыкли мыслить более масштабно, и у вас больше опыта. Спасти Азнавур, упустив остальные города и веси, было бы невозможно. Я так думаю. И вам проще во всём этом разобраться, чем мне. Поэтому всё, что я узнаю - я сразу же предоставлю вам. Может быть, тогда на карте сложится полная картина.

Он поклонился, и вышел, бесшумно направившись к выходу из дома.

+3

13

Если будешь помнить, за что ты борешься, ты никогда не промахнешься.

Дэвиан склонил седую голову в ответном прощальном поклоне и задумчивым взглядом вперился в закрывшуюся дверь. Он беспокоился не о том, что не проводил Альюра лично – у его ночного гостя и так хватит сопровождающих, включая молчаливого Уно Герреса, – а, скорее, пытался сразу же сопоставить хоть что-то ясное и понятное с целой бездной еще скрытого и неучтенного. Белый Волк крепко сцепил пальцы в замок, все также тяжело и невидяще изучая темное дерево; в голове его царила странная каша из мыслей о пострадавшей дочери, о Князе – Хранителе, о сбежавшем Ксимене, о Равновесии и о ситуации с властью в целом. Возможно, мессир Эгейл со своими новостями и выводами был прав, и ему удастся сложить все звенья в нужную цепочку и даже рискнуть найти предателя из числа «верноподданных» Серых.

Словно очнувшись и упрямо нахмурив светлые брови, Даверциан перестал буравить дверные створки, вышел из-за стола и прошел к окну, чтобы как можно быстрее и тише раскрыть ставни. Холодный ночной воздух ринулся в лицо, охлаждая и бодря одновременно. Цветы все также продолжали благоухать, привнося в предрассветную гамму запахов свою нежную ноту. Настойчивое уханье уже смолкло.

- Талисман-свидетель, я сделаю все для того, чтобы найти правду!.. – Тихо-тихо и в никуда. – Пока есть такие люди, как Эрик и Альюр – мы еще поборемся…

Странно и глухо фыркнув, он постоял еще немного, а затем, не закрывая ставен, вернулся к бумагам.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Тени из прошлого