В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Эрик приходит навестить Исабэль


Эрик приходит навестить Исабэль

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Место действия: Азнавур, дом Старшего Судьи Дэвиана Даверциан.

Участники: Исабэль, Эрик.

Исходные данные (одно-два предложения): ждать слишком долго Эрик просто не мог. Поэтому уже на следующий день, узнав о улучшении состояния Исабэль, незаметно покинул дворец, взяв с собой минимум охраны...

Примерное время года: весна.

http://f4.s.qip.ru/mIrA3K5H.jpg


Не так уж редко Эрику приходилось покидать дворец втайне от своих придворных. От большинства. Князь-Хранитель любил время от времени окунуться в жизнь столицы, поглядеть, как и чем живут его подданные. Так что ничего особенно необычного в его поступке не было. Ну, разве что, в этот раз он покидал дворец в тревожное для Земли Кланов время. Но не прятаться же за стенами в надежде, что тебя здесь никто не достанет!

Обычно Эрик брал с собой кого-нибудь из Лисов, и парочку охранников - Рысей или Волков. В этот раз он сделал так же. Разумеется, его личный секретарь знал, где если что искать его светлость, но большинство придворных понятия не имело о том, что Князя-Хранителя нет во дворце. Он незаметно вышел через один из чёрных ходов, закутавшись в плащ и стараясь избегать особо шумных улиц, направился туда, куда звало его сердце.

Город жил своими заботами. Несмотря на то, что люди Альюра Эгейла действовали очень аккуратно, вылавливая преступников, всё равно полностью скрыть это было невозможно. Так что об арестах и внезапных нашествиях Стражи на потаённые уголки столицы уже шептались вовсю. А кое-где и в полный голос говорили. Эрик старался держаться в тени, но не особенно прятаться, чтобы его самого не приняли за преступника. Одежда на нём была обыкновенная: простой коричневый камзол военного покроя, такие же брюки и высокие сапоги. Лицо он прятал за краем капюшона длинного плаща. За ним следовали такие же неприметно одетые охранники. Всё-таки у Эрика хватало опыта, чтобы не уходить одному. Тем более сейчас, когда любой его неосторожный шаг могли использовать против него.

Благополучно миновав отряд стражи под предводительством разведчика (тот вовремя распознал князя по запаху, и показал остальным, что этого прохожего трогать не следует), Эрик через некоторое время добрался до особняка Даверциан. Внутренне он испытывал трепет, и вглядывался в окна, машинально ища взглядом, не появилось ли траурных знаков. Но по счастью, всё выглядело очень мирно. Тогда Эрик дал знак одному из стражников, тот подошёл и постучал.

- Князь Эрик хочет говорить с хозяевами дома, - сказал он охраннику.

Громко заявлять о себе Эрик опасался. Он не хотел привлекать внимания. Поэтому он просто стоял чуть в стороне и рассматривал окна дома.

+3

2

... гость — это драгоценный камень на подушечке гостеприимства

В чем-чем, а в деликатности Волкам Даверциан было сложно отказать - так уж они были "воспитаны" в лучших орбадорских традициях. Как только стражник представился - механизм тут же закрутил необходимые винтики, и уже через две минуты, без лишнего шума и пафосной паники, к гостям вышла опрятная служаночка в привычной синей форме прислуги с кипенно-белым передником. Она низко поклонилась Князю - Хранителю, безошибочно выделив его Лисьим нюхом среди всех незнакомцев, а затем провела во внутренний двор.

Встречала Правителя сразу же за воротами самолично Розалин Даверциан, мягко кутая плечи в фиалковую мантилью в тон простому, но довольно изящному домашнему платью. Она также с почтением поприветствовала гостя, гибко поклонилась и поцеловала перстень, лихорадочно про себя соображая, что же именно привело главного Волка под крышу их особняка. Неспешно ведя Эрика в уютную гостиную, Розалин все же позволила себе задать этот вопрос в привычно мягкой манере семейного дипломата:

- К сожалению, Дэвиана нет дома - он уехал на допрос с сопровождением и доном Альюром Эгейлом. Если решение Вашего вопроса  срочно и необходимо, Ваша Светлость, я сейчас же пошлю за ним нарочного, чтобы он вернулся.

***

- Все, миледи, я закончила. Льняное масло очень помогло. - Ласковый голос Лисицы негромко сопроводил стук откладываемого на тумбу гребня.

- Спасибо огромное, Аурика. - Эль с наслаждением огладила еще влажную после мытья темную массу волос. Теперь она сидела на заправленной кровати, и сидела очень уверенно. Благодаря, конечно же, дону Фарго Эгейлу, отдыхающему в одной из лучших гостевых комнат. Помня свое обещание, Даверциан не перетруждалась лишними телодвижениями, но отказать себе с разрешения лекаря в полноценном омовении не смогла. Аурика едва сдерживала понимающую улыбку, помогая темнокосой в неторопливом "марше-броске" в десяток шагов до нужной двери. И даже помогла одеться, что Из сделала с удовольствием, сменив ставшую ненавистной сорочку на обычный домашний наряд из бежевого льна. Тем более, что перевязки больше не требовались.

Памятуя о необычном, но впечатлившем диалоге с Рыжим Лисом, Эль решила действительно никуда не спешить. Она останется в спальне - у открытого, зовущего весной, окна уже подставлены столик и кресло, а самое главное - прибор для письма и заметки с дневниками о природе дисбаланса в Равновесии. С возникновением Альянса эта тема очень сильно заинтересовала Эль еще в Акрилоне, и девушка была намерена продолжить ее исследование в стенах родного дома. От предвкушения интересной работы ее отвлек голос служаночки:
- Что-то еще нужно, миледи?

- Да... Если... Если еще возможно, принеси мне, пожалуйста, гренок с сыром и чаю.
- Конечно, миледи.

Аурика скрылась за дверью, а Эль потихоньку встала с кровати и плавно-неторопливо переместилась в кресло. Бок не болел, а общую слабость перебарывало кольцо-амулет Айрона. Разве что бледное лицо и чуть более тяжелые веки сейчас выдавали общее состояние кареглазой.

+4

3

Госпожа Розалин, может быть, и не догадывалась о цели визита, но почему-то Эрик в данную минуту предпочёл бы, чтобы она догадалась сама. Но поскольку этого не случилось, он не стал вилять и ссылаться на срочные дела.

- Госпожа Даверциан! Я пришёл сюда не ради того, чтобы поговорить с Судьёй. - Эрик старался держаться спокойно, хотя не удержался и бросил взгляд куда-то в сторону лестницы на второй этаж. - Моей единственной целью было навестить госпожу Исабэль. Но это даже очень кстати, что у меня есть возможность поговорить сперва с вами.

Эрик невольно взялся за Медальон, который всегда носил на себе в подобных прогулках. Казалось бы, зачем ему Медальон, если с ним надёжная стража? Или можно сказать, зачем ему стража, если на нём Медальон? Но всё было не так просто. Равновесие не командовало людьми, они сами выбирали свои пути. И никакой человек, даже если он Князь-Хранитель и магистр Ордена, не мог поручиться, что всё время поступает правильно. Были моменты, в которые человек должен был сам себя защитить. Эрик не знал, почему так. Наверное, этому можно было найти много объяснений, и ни одно не давало исчерпывающего ответа. Может быть, лёгкие сдвиги в равновесии самого человека делали его более уязвимым, а может, магия не желала создавать абсолютно непроницаемый кокон, чтобы даже носящий Медальон не забывал, что он из плоти и крови. Точно можно сказать одно: Князь-Хранитель не мог, просто не имел морального права шастать где-то в полном одиночестве, когда от него зависело всё государство. Это было бы глупо, и крайне неосторожно. Поэтому охранники с Эриком были, только они сейчас остались снаружи, предоставив своему подопечному говорить с матерью Исабэль без лишних свидетелей.

- Госпожа Розалин! Я бы хотел знать, как себя чувствует госпожа Исабэль, - сказал Эрик, внимательно глядя на женщину. - Мне это очень важно, и я не стану скрывать, для меня состояние вашей дочери сейчас на первом месте, выше всех остальных проблем. И ещё - по возможности, я хотел бы её увидеть. Конечно, если вы позволите.

Он не сказал главного, но Эрик привык придерживаться хоть какого-то порядка. Сперва надо было осведомиться о здоровье, а уж потом делать предложения.

+3

4

Догадливость - родная сестра чуткости.

Что-то подозревать Розалин начала только после финальных фраз Правителя. Но все еще не могла в это окончательно поверить, так, чтобы представить себе ажурный княжеский венец на темных шелковистых косах, чистую клановую кровь вертлявых и ласковых непосед-внуков и тот почет и уважение, которые мог бы принести их дому этот невероятный союз. От таких мыслей мать была очень далека. Но ее уже насторожил упор на дочь в общем интересе Изегрима к их семье.

- Эль... Исабэль чувствует себя намного лучше, я проведала ее буквально минут десять назад. Думаю, Вы можете ее увидеть - я сейчас предупрежу ее через горничную о Вашем визите. Возможно, Вы желали бы выпить чего-либо освежающего или прохладительного, пока я похлопочу? - "Великие Предки, он действительно приехал только ради нее?" Женская интуиция наконец-то забила в набат частым пульсом, но тут же в Розалин  привычно взял верх домашний дипломат. Определенно, стоило узнать, что именно скрывается за этим пристальным вниманием, пусть для этого придется немного слукавить.

- Простите за мой интерес, Ваша Светлость... Ваш визит в эти трудные дни для нас станет честью и достоянием в семейной хронике. - Волчица неожиданно тепло улыбнулась Эрику с почтительным неглубоким поклоном. - Дело касается Ордена Хранителей Равновесия? Надо как-то подготовить Исабэль к такой неожиданной встрече... Я боюсь, что волноваться сейчас ей не особенно полезно, и мессир Фарго Эгейл будет даже немного сердит на Вас за это. - В грудном голосе чувствовалась все та же улыбка. Попутно со последними словами женщина прошла к камину, над которым висел шнур звонка, и дернула его пару раз.

+4

5

- Я могу успокоить вас, госпожа моя, - сказал Эрик, подавшись немного вперёд, и улыбнувшись. - Никаких дел! Кроме одного...

Он повёл себя, как дипломат. Воспитание не позволяло Эрику так просто обнаруживать свои чувства. Он привык быть прежде всего князем, даже когда ему очень хотелось отбросить все условности и остаться обычным человеком. Но он не был обычным, потому что с самого детства его жизнью руководил долг. Единственный сын у своего отца, такого же Князя-Хранителя, правление которого идеальным было назвать трудно. Однако, отец постарался дать сыну то, чего не находил в себе, и когда Эрик стал Князем-Хранителем, на него возлагали большие надежды. Ничто так не обязывает, как эти надежды.

И всё-таки Эрик хотел хотя бы на миг, прямо сейчас, оказаться просто влюблённым человеком, пришедшим в дом к девушке, чтобы узнать, будет ли она к нему благосклонна. Он начал издалека:

- Дело в том, госпожа Даверциан, что род Изегримов рискует прерваться. Мне уже тридцать пять лет, и я до сих пор одинок. Может быть, сама судьба хранила меня от брака, потому что я не мог встретить девушку, по-настоящему достойную стать княгиней, и занять место рядом со мной. Теперь я такую девушку нашёл. Надеюсь, что нашёл, потому что моё сердце однозначно говорит мне о том, что это именно она! Но я до сих пор не знаю, к чему может быть расположено сердце моей избранницы. - Он поднялся. - Скажите мне, на что я могу надеяться? - Теперь он прижал руки к сердцу, и уже не скрывал более своих чувств. - Может ли случиться такое чудо, что госпожа Исабэль посмотрит на меня не только как на Князя-Хранителя? Это очень важно для меня. Это мой последний шанс, потому что я не встречу больше такую девушку. Я это точно знаю. Госпожа Исабэль завладела моим сердцем, а до неё им никто не владел. Что может быть прекраснее этого выбора? Она умна, красива, благородна, она создана для высокого положения. И я люблю её.

Эрик замолчал, но не стал опускаться обратно в кресло. Он ждал ответа на свой простой, и одновременно очень сложный вопрос.

+3

6

Любить - это значит находить в счастье другого свое собственное счастье.

Если бы Правитель знал, в какое нелегкое положение он поставил мать Исабэль! Вмиг ставшая очень серьезной женщина еще во время пылкой речи Волка  потрясенно опустилась на кресло, не сводя с него знакомых карих глаз, а по завершению довольно долго молчала. Неприлично долго по этикету.

Теперь-то она ухватила за хвост мешающую спокойно воспринимать визит Князя - Хранителя мысль. О Рысе Айроне Ригуре, к которому ее дочь питала самые нежные чувства. По крайне мере, зная переборчивость Исабэль в кавалерах да и в целом отстраненность от лирических драм, можно было смело утверждать, что темнокосая любит его. Хотя бы мыслью и духом.

Предложение же Изегрима буквально дышало и мироточило Равновесием. Сколько неприятностей можно было бы избежать, если бы на него ответили согласием! Сколько возможностей укрепить род для Хранителей клана Волков! Сколько счастья лично для самого Эрика. Ведь лгать он не может - не к лицу, и Равновесие не позволит...

Только после нескольких минут тишины Розалин все же подала голос, глядя на мужчину снизу вверх уже с тенью былой улыбки:
- Ваша Светлость, всем сердцем и душой я одобряю Ваше предложение. Оно возможно и не нарушит ни единой ноты гармонии всего мира. - Грудное сопрано внезапно стало тверже. - Но я не могу позволить ни себе ни Дэвиану повлиять на решение Исабэль. - Ощущение ныряния с головой в прорубь. Но разве не требуется отвечать правдой на правду? - Да будет Вам известно, что ее руки просит декан Ордена Хранителей Равновесия, мессир Айрон Ригур... из клана Рысей. - Уточнение и не требовалось, потому что Правитель прекрасно знал всех деканов в лицо. Однако было произнесено вслух именно для констатации факта, причем самым деликатным тоном. - И, насколько я могу судить, ее чувства к нему вполне взаимны.

"Великие Предки, неужели я сказала это Князю - Хранителю? Кажется, теперь мне не помешает чего-то прохладительного... А еще лучше - рюмочки шерри..."

Вошедшая в наступившую паузу диалога Черная  Лисица Амарис была довольно сдержанной просьбой отправлена к старшей Даверциан...
***
... Не имея ни малейшего понятия, какая пикантная сцена происходит внизу, девушка спокойно доедала гренок, когда в дверь ее спальни деликатно-настойчиво стукнули три раза.
- Сухарик?..

Исабэль легко хмыкнула, отпила из чашки пахнущий мятой чай и тихо-мелодично протянула:
- Входи, о плакальщица моего сердца...

За дверьми послышался сдавленный смешок, а затем в комнату впорхнула одетая в синее платье Дэянира, прикрывая плотно за собой створку. Первое выражение ярких зеленых глаз было слегка виноватым, но затем они радостно просияли:
- Эль! Как же я рада, что ты здорова! Ну... или почти здорова. - Даверциан заправила за ушко выбившийся из каскада золотистый локон и внимательно оглядела сестру:
- Пристойно выглядишь! Не будет стыдно перед Правителем...

- Разочарую, сеннорина, Князь - Хранитель сейчас слишком занят, чтобы лично разглядывать и изучать мое состояние, - кареглазая с ироничной улыбкой снова потянулась к чашке.

- Ну, не знаю... А что он тогда делает в гостиной с мама`?

- Что?! - Волчица вовремя успела отставить фарфор - ее руки заметно задрожали, а скулы покрыла меловая бледность. Дэйко даже испугалась за сестру и вытянула вперед ладони.
- Спокойно... Эль, он правда здесь.

- Может, Князь приехал к отцу? Но ведь он еще не возвра... - Еще стук в дверь, более спокойный. Два раза. Так стучит Амарис. Это и правда была меднокосая служаночка:

- Миледи, мадам просит Вас быть готовой через пять минут. Князь - Хранитель пожаловал с визитом и поднимется к Вам в горницу.

- Великие Предки...  - Пульс - учащеннее. Гренок внезапно и отчаянно запросился наружу, но Волчица подавила нарастающую волну паники. И вообще, с чего ей так трястись? Эрик просто оказал любезность дому Даверциан...
"Эрик"
"Не "Его Светлость"?.."

+5

7

Эрика между тем удивила новость, которую сообщила госпожа Розалин. Он подумал: "Ригур? О чём думал этот Рысь, прося руки такой девушки, как Исабэль?!" Но мгновением спустя Князь-Хранитель уже взял себя в руки. Что же, у него есть удачливый конкурент, но в данном случае, ещё ничего не решено. Начнём с того, что до недавнего времени Эрик не знал Исабэль, поэтому не мог опередить Ригура и сделать ей предложение раньше. К тому же, Ригур - человек немолодой и опытный, он должен понимать, что брак с равным себе человеком для Исабэль более выгоден. Ну, и наконец Эрик не собирался сдаваться! Он успел полюбить эту девушку, да к тому же, сделанное ей предложение ещё ничего не означает. Невеста - не жена, значит ничего не потеряно.

- Госпожа Розалин! - Эрик коротко поклонился. - Я надеюсь, что смогу переубедить вашу дочь. - Теперь он мягко улыбнулся. - Гсподин Ригур полон всяческих достоинств, но и во мне госпожа Исабэль может найти любовь, уважение и почтение. К тому же, вы должны понимать, что брак между мной и госпожой Исабэль может вернуть очень многое нашему клану. Я просто не могу отступить!

И он развёл руками, продолжая улыбаться при этом. Больше ему пока нечего было добавить. Сперва он хотел поговорить с самой Исабэль. Может быть, у госпожи Розалин и нашлись бы слова, которые остановили бы Эрика в его стремлении, но он был не готов слушать. Поэтому ещё раз поклонился, и направился к лестнице наверх. Некоторая доля самостоятельности в чужом доме, возможно, была и неуместна, но Эрик слишком долго оставался в тесном плену условностей. Сейчас он ощущал себя на верном пути и не мог допустить даже мысли, что его кто-то остановит. Как? Чем? Само Равновесие на стороне Князя-Хранителя. Во всяком случае, в этом конкретном вопросе - точно!

Эрик поднялся наверх и осведомился у служанки, за какой именно дверью прячется его драгоценность. После чего постучал сам.

- Я надеюсь, мне простится мой внезапный визит,  - проговорил князь, появляясь в комнате. - Госпожа Исабэль! Вы не представляете, какое это счастье - видеть вас сейчас! Как вы себя чувствуете? Скажите, о скажите же мне честно, что этот кошмар не повторится! Я больше не оставлю вас без надёжной защиты!

Может быть, он действовал слишком порывисто для Князя-Хранителя, но Эрик первым делом подошёл и опустившись на колено, взял Исабэль за руку. Присутствие в комнате ещё одной девушки его совершенно не смущало. Он даже повёл себя невежливо, не сразу заметив сестру Из, и лишь через минуту запоздало кивнул ей. Что поделаешь, Эрик больше не мог скрывать, насколько он обеспокоен и как он на самом деле испугался за ту, которая столь внезапно вошла в его сердце!

+4

8

Только новый шаг
Побеждает страх,
Смуту нежданных встреч.

Розалин проводила Князя-Хранителя озабоченным взглядом. В конце концов, их дом – его дом по всем правам гостеприимства клана Волков… но Эрик Изегрим действительно переходил все границы обычных норм этикета. И раз уж Медальон никоим образом его не останавливал и не давил на совесть – значит, так суждено.

Встречавшиеся Волку на пути слуги и служанки сперва изумленно и недоверчиво округляли глаза, а затем спешно кланялись, едва ли не головой в ковры коридоров и лестницы. Для них это было настоящее потрясение, смешанное пополам с восторгом. Воины же из числа охраны сохраняли самое непринужденное выражение лица, впрочем, также не забывая об учтивых поклонах – если Правитель здесь, следовательно, так нужно. В этом плане они удивительно совпадали во мнениях со своей госпожой.

Дэянире тоже удалось не выдать своих эмоций, пусть чуть нервная улыбка и коснулась полноватых розовых губ. То, что Князь – Хранитель ее даже не заметил, не прошло мимо внимания зеленоглазой. Казалось, что весь мир перестал существовать для вошедшего в горницу мужчины, как только он увидел Исабэль.

Немудрено, что, поприветствовав в ответ и сотворив легкий реверанс, Даверциан-младшая тут же ретировалась из комнаты, предоставив обоих самим себе.
И лишив Исабэль последней поддержки.

Девушка хотела было встать с кресла, но не успела. Теперь ее ставшая прохладной ладонь находилась в горячих руках Волка. Цветочный бриз, влетевший в раскрытое окно, всколыхнул так и не заколотые, но уже высохшие темные пряди.

- Добрый день, Ваша Светлость… Ваш визит действительно внезапен, но я рада Вас видеть… - Она едва слышно перевела дух, собираясь с мыслями. – Благодарю, я чувствую себя вполне хорошо благодаря лечению дона Фарго Эгейла…

И так как кольцо-амулет Айрона все еще находилось на ее безымянном пальце, она не смогла в следующие секунды не почувствовать это. Обжигающее сияние, точно за несколько часов или дней до приезда к ней сюда, возможно – даже до встречи в его замке, Волк впитал в себя что-то… немыслимо сильное. Властное. Будоражащее. Подчиняющее и умиротворяющее. Невозможно было описать все ощущения, но под влиянием этого пламени были обострены все эмоции самого Эрика. Сандал горевшей надежды, липовый цвет яркой симпатии, лавандовый аромат уверенности в себе и в остальных. Сияние окутывало мужчину с головы до ног с такой непоколебимой стойкостью, будто только он был достоин обжигать этим светом окружающих. И в эту минуту Исабэль осознала, что было этим сиянием. Встреча с Кристаллом. Благословление самого Равновесия.

Рядом с Эриком мир обретал очень четкие краски, очень яркие запахи, все становилось самим собой и не требовало никаких домыслов или намеков. Это облегчало жизнь любому человеку. В том числе и ей.

- Вы совершенно напрасно тревожитесь обо мне… Я в полной безопасности в этих стенах, Ваша Светлость! – «Великие Предки, что мне говорить ему помимо общих фраз?..» - Вы приехали к моему отцу? Он еще не вернулся из тюрьмы. Они с доном Альюром Эгейлом допрашивают пленных…

Кареглазая запнулась и прикусила язычок. Сейчас Правитель наверняка укорит ее как дон Фарго и попросит не волноваться. Куда уж тут не волноваться! Вчера ее ранили – а сегодня в горнице на колене стоит сам Эрик Изегрим и беспокоится о ее здоровье…

+4

9

Эрик не стал делать ничего подобного. Он просто с улыбкой смотрел на девушку, и продолжал держать её руку в своих.

- Дорогая госпожа Исабэль! - сказал он мягким голосом. - Я приехал к вам, а не к вашему отцу. Меня очень радует, что с вами всё хорошо. Я так много не успел вам сказать в нашу первую встречу, и мне было бы очень горько, если бы такой возможности у меня более не появилось.

Он поцеловал её руку, после чего поднялся и сел на ближайший стул. Да, он чувствовал, что девушке лучше. Но на сколько она готова услышать от него то, что услышала её мать? Может быть, не стоит торопить события? Но вся беда была в том, что Эрик боялся опять опоздать. Ему казалось, он чувствовал, что медлить было бы непростительной глупостью. Разве судьба даст ему ещё один такой шанс? Да, возможно сердце Исабэль принадлежало другому. Но она должна знать, что может осчастливить не только ещё одного человека, мужчину, но и весь свой клан, стоит только ей согласиться изменить первоначальное решение.

- Я хотел, чтобы вы вместе со мной поднялись на Башню Талисмана, - сказал Эрик, и снова улыбнулся. Хотя взгляд его теперь сделался серьёзнее. - Дорогая Исабэль! Я знаю, что за девушками так не ухаживают, но мне отведено не так много времени для принятия решения. Я знаю, что вы любите другого. Возможно даже, он имеет на вас больше прав, чем я. Но я тоже люблю вас. Я полюбил вас, как только увидел, и понял, что если мне вообще суждено назвать кого-то моей княгиней - это можете быть только вы и больше никто. Если вы откажете мне - значит, Равновесию угодно, чтобы мой род прервался. Но я прошу вас! - Он молитвенно сложил руки. - Умоляю дать мне шанс. Там, рядом с Кристаллом, все мысли, чувства и устремления становятся по-особенному ясными. Там каждый человек может понять, что на самом деле ему нужно, и что правильно. Клянусь вам, что если после того, как мы побываем там, вы поймёте, что никогда не сможете полюбить меня и не должны становиться моей женой - я отступлю.

Эрик подумал про себя, что даже если такое случится, и Исабэль предпочтёт ему другого, она хотя бы окончательно исцелится. Ведь рядом с Кристаллом отступала любая болезнь, и зарубцовывалась без следа любая рана.

+3

10

Живет свободно только тот, кто находит радость в исполнении своего долга.

Есть  такое слово – совесть. Есть такое слово – клан.
И еще есть такие замечательные… беспощадные слова, как долг и ответственность.

Желание Исабэль стать женой - причем, любимой и уважаемой - Рыся Айрона Ригура было вполне осуществимо по трем причинам. Во-первых, она действительно любила его духовной стороной разума, как наставника и патрона, и как единомышленника; ее тянуло к нему магнитом общего на двоих мышления. Во-вторых, межклановые браки не были абсолютно запрещены законами земли Кланов. И, в-третьих (пожалуй, самое главное), от, в частности, этого брака не менялась судьба всего клана Волков. Рысей – возможно затрагивало, потому что Ригур был одним из столпов Ордена Хранителей Равновесия, и вот уж кому полагалось сомневаться по поводу предстоящего союза – так это ему и его окружению из коллег и близких людей. Но Айрон не сомневался, он ждал ее возвращения в Акрилоне, он – Эль отчаянно хотелось в это верить – думал о ней хоть немного в потоке непрерывных дел и страшной занятости…

Теперь все эти доводы, ранее успешно успокаивавшие душу, значительно потеряли в своих твердых позициях. Сияние обволакивало со всех сторон и не давало ни малейшей возможности отступить, а слова Эрика долгим эхом повисли в комнате. И даже его поцелуй был воспринят как должное, как нечто само собой разумеющееся.

Нельзя обвинить человека в слабости перед могуществом мироздания только потому, что он не в силах преодолеть его нерушимые силы своими и перевернуть весь мир по своей прихоти. Только что Князь – Хранитель четко и безоговорочно дал понять, что не женится больше ни на ком кроме нее. Это пугало и завораживало одновременно, потому что Правитель понравился кареглазой, но она и думать не могла о таком повороте событий и не считала себя изменницей лишь по причине этой симпатии. Все встреченные Волчицей мужчины были достойны самого лучшего, в том числе и Сандрин Камбанго – один из многих замечательных людей в клане Гиен, таком непредсказуемом в последнее время.

… За окном по-прежнему распевали птицы, и ласковый солнечный свет все также неутомимо плясал через листву сада по лицам людей в комнате. Кажется, что не изменилось ничего, и в тот же момент – решительно все. В душе у кареглазой образовалась странная пустота, которая желала быть заполненной. Хотя бы этим самым сиянием. Потому что оно будило в ней собственный огонь, первичное тяготение к основам Равновесия, которые, в том числе умножали силу кланов через равные браки. И если само Равновесие требовало продолжение рода Изегримов…

Алые губы странно дрогнули, а затем легко улыбнулись. Ее руки накрыли сложенные вместе ладони Эрика  - и даже этот жест был единственно верным.

- Ваша Светлость, Вы… Вы хорошо описали ситуацию. Я действительно не могу сказать, что мое сердце свободно… Но Ваше… - она едва не сказала «сияние» - положение, пожалуй, требует решительных мер.

Помедлив, кареглазая продолжила.
- Я не имею права перечить Равновесию, потому что сейчас именно оно вмешивается в мою и Вашу жизнь. Но я не могу сказать сразу, что люблю Вас, хотя Вы нравитесь мне – этого я скрывать не буду. Нравитесь, как Правитель и как мужчина. Я поеду в Башню. Только… только дайте мне еще немного времени на лечение. И на раздумье.
«Великие Предки… что я делаю? Что я могу сделать еще? Что я напишу Айрону, если?..»
«Если…»
«Если.»

+5

11

Эрик покорным жестом склонил голову.

- Я могу лишь подчиниться вашей воле, госпожа моя, - проговорил он. - И я готов ещё немного подождать. Мне достаточно того, что вы приняли моё приглашение, и я отвезу вас в Башню Талисмана, как только вы будете готовы.

Нельзя сказать, что Эрику на самом деле хотелось ждать. Ему казалось, что чем быстрее будет разрешён этот вопрос - тем легче будет всем. Но он умел бороться с нетерпением, тем более, что прекрасно понимал: причина этого нетерпения всего лишь в его характере и опасениях, с которыми он стал в последнее время относиться к каким-либо отсрочкам. Но он хотел показать Исабэль, что она не ошибётся в нём, что он умеет быть терпеливым и аккуратным, когда это нужно.

- Вам не следует бояться делать этот выбор, госпожа Исабэль, - сказал Эрик тише, проникновенным взглядом смотря на девушку. - Мы все, и я, и Айрон Ригур, и вы, делаем одно общее дело. И я уверен, что и я сам, и декан Ригур, сможем достойно принять решение, которое вынесет само Равновесие. Мне бы хотелось соперничать с оружием в руках, как это делали в древности, доказать вам, что я сильнее вас любою, и на больше жертвы готов. Но что бы мы ни предпринимали - судьба наша сложится так, что место рядом с вами займёт тот, кого выберет ваше сердце. Поэтому не торопитесь, даже если видите моё нетерпение. Всё зависит только от вас. Я же хочу лишь оставить за собой право навещать вас по мере возможности. Для меня настоящая отрада - видеть вас, быть рядом с вами хотя бы минуту.

Он замолчал. Ему трудно было сейчас выразить все свои чувства. Всё было зыбко и очень непросто. Да, с одной стороны Эрик понимал, и умом, и опытом, что брак между представителями одного клана в любом случае более правилен с точки зрения сохранения Равновесия. Но он не знал, до какой степени Исабэль привязана к Ригуру. Что если её чувства настолько сильны, что даже Равновесие не устоит перед ними?

"У меня есть шанс, - подумал он. - Это главное. Я использую этот шанс, и может быть, мне удастся наконец обрести покой и мир в своём собственном сердце"...

+3

12

Когда знаешь, о чем поговорить с человеком, это - признак взаимной симпатии

Возникшую тишину прервал мягкий стук в дверь. Это была Розалин с малым подносом в руках, вошедшая в сопровождении Амарис с такой же ношей побольше. Когда в твой дом приходит с визитом такой почетный гость, нет ничего зазорного в том, чтобы самолично его встретить или поднять наверх пузатые чашки завгарского фарфора, внушительный заварник с медово-липовым чаем и сабаттские сладости. К облегчению дочери, мать не стала говорить чего-то излишнего или интересоваться о теме их беседы - она с вежливой улыбкой пожелала им приятного чаепития и тут же удалилась. Дипломат и дознаватель в супруге Старшего Судьи возникнет, естественно, только после ухода Эрика, но Розалин почему-то очень хотелось, чтобы эта встреча прошла как можно интереснее и не тяготила обоих.

Тем временем Исабэль уже почти привела мысли в порядок, пусть сияние по-прежнему отвлекало и не давало сосредоточиться. Оно так манило, обещало тепло и самую мягкую нежность, гарантировало спокойствие и душевный баланс. Оно просил довериться рукам Эрика, принять его предложение, не медлить, не думать о чем-то ином...

Чтобы хоть как-то следовать этикету и немного отвлечься, кареглазая налила Князю - Правителю чашку ароматного чая. Бриз не оставлял в покое темные прядки, и когда она подняла янтарный взгляд на Эрика и протянула ему фарфор, ласково отвел со лба завиток.

- Эрик... Ваша Светлость. - Немного неловкая улыбка украсила уголки губ, потому что Эль и сама еще не знала, как именно обращаться к человеку, предложившему руку, сердце и Равновесие - человеку и Правителю одновременно. - Я знаю, что у Вас очень много дел и... и может быть, где-то сейчас очень сильно нуждаются в Вашем совете или важном решении... Но, прошу Вас, не уходите еще немного. - Она оставила свою чашку и протянула к нему обе ладони, желая снова погрузиться в сияние, но осознала свой жест только тогда, когда их пальцы встретились.

И снова смятение нашло место в мыслях - правильно ли она делает? Ответ возник тут же - в этот момент все правильно. Пока он рядом, все движется в верном русле. И если это была еще не любовь в полном смысле этого слова - то более благодатной почвы для взаимной симпатии было невозможно найти.

-  Расскажите о себе хоть немного. Я ведь знаю о Вас только то, что позволительно знать городскому обывателю. Чем Вы увлекаетесь, кроме чудесного цветника, чем предпочитаете скрашивать редкий досуг?  Не скажу, что я не верю в любовь с первого взгляда... просто хочу, чтобы хоть что-то о нас стало известно друг другу. - И только сейчас, немного расслабившись, она становилась самой собой, раскрываясь и не боясь улыбаться чуть теплее, чем позволительно. Стук собственного сердца отзывался в его ладонях, и казалось, что даже пульсация крови в их венах происходит в унисон.

+3

13

Эрик улыбнулся. Ему нравилось, что Исабэль так непосредственно касается его рук, и совершенно не пугается этого жеста. Наверное, для него она сама олицетворяла сейчас свет, который наконец-то вспыхнул на его жизненном пути. А может быть, это действительно было следствием особого состояния после того, как Эрик побывал в Башне. Но ведь и сама Исабэль была дарована ему после стольких поисков самым чудеснейшим образом!

- Я боюсь утомлять вас, госпожа моя, - сказал он мягко. - Вы ещё не оправились от ранения. Но и уходить я тоже не хочу. Правда, я не знаю, что вам рассказать. Сколько я себя помню - у меня была цель стать достойным князем. Наверное, этому подчинялась вся моя жизнь. Но ещё мне нравилось ездить верхом. - Он улыбнулся на этот раз немного смущённо. - Конечно, для князя это было не таким уж недостойным занятием, но иногда я жалел, что не могу посвятить всё своё время работе с конями, которые стояли на конюшне моего отца. Мне казалось, что они меня понимают. Но со временем я понял, что дело не в лошадях. Просто мне нужно было найти себе какой-то способ отдыхать, отвлекаясь полностью от занятий, которыми были наполнены мои дни. А сейчас - мне больше всего нравится знакомиться с новыми людьми. Чтобы знать свою страну, надо понимать, чем живёт её народ. Я не знаю, насколько это всё вам интересно, мне ведь тоже пока неведомо, чем увлекаетесь вы. Но почему-то я уверен, что одно вам точно понравится: моя библиотека. Как магистр Ордена, я обязан знать все стороны той магии, которая нас окружает.

Эрик замолчал ненадолго. Нужно было отдать должное госпоже Розалин, которая позаботилась о чае. Невежливо оставлять её приношение нетронутым. Поэтому Эрик охотно попробовал чай. Но тут же поставил чашку и снова обратился к девушке.

- Могу ли я просить вас поделиться своими увлечениями? - спросил он. - Мне было бы приятно, если бы вы оказали мне ответное доверие, госпожа моя.

"Понятно, почему Айрон Ригур мог полюбить такую девушку, - подумал князь. - Её невозможно не полюбить. Даже если она просто молчит и слушает - от неё невозможно отвести взгляда!"

Конечно, у Исабэль по мнению Эрика было много всяческих достоинств помимо внешней красоты. Она уже успела показать, на что способна, когда противостояла доводам советника Сторма. Сможет ли она и дальше ему противостоять? Эрик был уверен, что сможет. В госпоже Даверциан чувствовалась целеустремлённость. И сила. Как раз такая, которая необходима настоящей княгине.

+2

14

Правду говорят двое: тот, кто рассказывает, и тот, кто слушает.

Как только Эрик заговорил, простыми словами, с пылом и трепетом обычного Волка, Исабэль даже стало немного легче дышать. Ведь ее опасения и страхи тоже можно было понять - они знакомы не более суток, но за пару десятков часов произошла просто масса невероятных событий. И если в замке был суровый, властный - и, конечно же, вежливый - Правитель, то сейчас  перед кареглазой действительно сидел мужчина из плоти и крови.

Следовало понять причины ее опасений, даже после довольно неожиданного признания в любви и просьбе решить судьбу рода Изегримов. Прежде всего в Эль требовали должных правил этикета врожденная субординация и воспитание. Попутно темнокосая по-прежнему думала об Айроне - ей он все же казался более близким человеком, потому что она некоторое время жила с ним под одной крышей, ела за одним столом и решала одни проблемы и задачи на двоих. Впрочем, это естественно - о Князе-Хранителе Исабэль знала только то, что ей было положено знать как верноподданной существующей власти. Про невест она краешком уха тоже слыхала  - благодаря Дэянире, которая разбиралась в светской жизни Азнавура на порядок лучше, чем старшая сестра.

И вот теперь Эль внимательно, с мягкой улыбкой слушала Эрика и открывала себе его внутренний мир. Было похоже на новую и самую увлекательную книгу, концовку которой невозможно предугадать. Кто мог знать, что в этом Волке, правящей Землей Кланов железной рукой - не считая инцидента с Альянсом - таится любитель утонченных цветников и верховой езды?

- У Вас превосходные увлечения, Ваша Светлость. - Девушка улыбнулась чуть ярче, но тут же погасила явное любопытство и желание узнать что-то еще. Все верно, теперь ее черед делиться. Приняв в руки чашку, она сделала глоток и снова встретилась янтарный глазами с серыми. - Насчет библиотеки Вы абсолютно правы. Что же, кроме пожизненной привязанности к чтению и изучению архивов Ордена и моего отца я, пожалуй, могу только предъявить Вам свою шпагу. - Предупреждая его изумление, Эль смешливо тряхнула темной массой прядей. - Да, если бы я взяла ее во вчерашнюю поездку, возможно, у нас было бы на ничтожную долю больше шансов выбраться из западни невредимыми. Фехтую я не мастерски, но стараюсь попадать в цель. - Даверциан помедлила и неожиданно легко рассмеялась. - Да и господин советник Гилерт Сторм возможно был бы менее напорист в своем отказе от амнистии при виде дочери Белого Волка с эфесом в руках. Впрочем, - она поставила чашку на стол и на миг миролюбиво подняла ладони, - это шутка. Ножны с шпагой все равно бы остались в карете.

Еще одна пауза, во время которой Эль вновь почувствовала исходящие от Волка тепло и заботу. Казалось, сиянию не будет конца. Зрачки слегка расширились от внезапной мысли - она не должна позволить ему погаснуть. Нет, этого нельзя допустить! Равновесие благосклонно к Эрику Изегриму, если он без магической поддержки внушает людям доверие, уверенность в себе и надежду на лучшее будущее, и только она сейчас может видеть его истинную натуру искателя справедливости и благополучия для всех, потому что на ней кольцо-амулет, являющееся реальное положение вещей. Чтобы хоть чуть-чуть отойти от нахлынувших эмоций, Исабэль сосредоточилась на своих дальнейших словах.

- И если Вы когда-нибудь услышите от моей сестры в мою сторону "Сухарик" - не обращайте внимания. Для нее я слишком строга... прежде всего к самой себе. Возможно, именно поэтому я все еще здесь. - Она обвела быстрым взглядом стены горницы, одновременно приподнимая раскрытые ладони. - К Вашему же преимуществу. - В теплоту тона добавилась дразнящая нота, и к своему удивлению Исабэль констатировала факт того, что ей даже нравится эта начинавшаяся немного нервно беседа под весенними полуденными лучами и негромкий перезвон семейного  фарфора.

+3

15

Эрик блестящими глазами смотрел на Исабэль. Откровенный разговор ему нравился. С этой девушкой ему было легко, он успел потерять счёт времени. И кажется, встреча с княгиней Лар не прошла даром, потому что теперь Эрик окончательно успокоился и понял, что его решение забрать Кристалл из Башни было неправильным. Действительно, зачем? Просто когда Исабэль поправится - они взойдут на эту Башню вместе, и Эрик надеялся, что Равновесие решит их судьбу самым наилучшим образом.

- Я обязательно скажу вашей сестре, что очень рад этому обстоятельству! - с воодушевлением сказал князь. - И ещё скажу, что она не совсем права по отношению к вам, потому что я не встречал ещё девушки чудеснее, и разумнее, чем вы. Но признаюсь честно, меня очень заинтересовали ваши способности к фехтованию. - Эрик весело усмехнулся, как-то помолодев, а может, просто сбросив с себя обычную серьёзность. - Я и себя не могу назвать мастером в этом деле. Отец почему-то считал, что мне достаточно просто уметь держать клинок в руках. Но у меня были хорошие учителя, особенно один - мой военачальник Рысьей стражи, капитан Харард Салгари. Когда вы поправитесь, я непременно вас познакомлю. Некоторые считают, что он владеет искусством фехтования не меньше учителя из Акрилона - Фрайдека Атли. А тот считается признанным мастером своего дела.

Эрик наконец слегка опомнился. Нельзя же было с такой напористостью навязывать свои увлечения! Может быть, Исабэль не так уж интересны подробности.

- Простите, госпожа моя. - Эрик смущённо улыбнулся. - С вами рядом мне так легко, что я забываю обо всём на свете, и становлюсь совершенно несерьёзным. Я не утомил вас?

Он с искренней тревогой всматривался теперь в лицо госпожи Даверциан.

+2

16

Прикоснувшись к чему-то хорошему и доброму, тебя тянет прикоснуться еще и еще раз…

И снова кареглазую потряс весомый контраст между вчерашним и сегодняшним поведением Правителя. Неформальная и теплая беседа – что еще нужно для того, чтобы узнать человека? Понятное дело – все привычки и интересы Изегрима очень познавательны, но также важна и мимика, жесты, суждения по поводу мельчайших деталей… Исабэль и сама не заметила, как увлеклась его фразами, а при упоминании Фрайдека Атли вновь вмешалась в звуки дома и пение птиц своим легким смехом:

- Великие Предки! Отчаянный дон Атли! Должна Вам признаться – мы с ним уже знакомы. Но встреча наша произошла совершенно при других обстоятельствах, и я даже предполагать не могла об общем интересе. – Душевная теплота в ней бурлила и трепетала, как и хорошее настроение, и темнокосая едва унимала в себе порыв погрузиться в сияние с головой. – На пути в Акрилон на мою карету напали разбойники… - Ее улыбка при этих словах чуть поугасла. Девушка сомкнула свои пальцы в замок и чуть виновато взглянула на Эрика, будто извиняясь за собственную «невезучесть». – И дон Атли вместе с доном Коррином… простите… князем Лорелином Рейнольдом пришли на помощь Волкам в моем сопровождении. При мне тогда была шпага, но до ее применения дело все-таки не дошло, хвала Предкам – это стало бы, пожалуй, моим первым и последним опытом по части ближнего боя.

Тень покинула янтарный взгляд, и только отклик ее остался в глубине радужки, когда Эрик всерьез обеспокоился о том, что Даверциан уделяет ему слишком много времени. «Наверно, ему уже нужно идти, а этикет не позволяет оставить меня вот так вот, внезапно…»

- Ваша Светлость, - она вновь доверчиво нашла его ладони своими – неожиданная тактильность удивила саму кареглазую, но все по-прежнему было правильно, - это я, скорее всего, утомила и задержала Вас. Простите меня за это. Вы оказались интереснейшим собеседником, - ее скулы при этом все же тронула долгожданная краска, что не смогло бы не порадовать Розалин, - и я чувствую себя не совсем честной по отношению к Вашему долгу участвовать сейчас в намного более важных делах, чем… - Исабэль смущенно отвела взгляд и тут же вернула его к Эрику. – Чем тратить на меня драгоценные минуты.

+3

17

- Этого мне хочется больше всего на свете! Исабэль! Госпожа моя! - Эрик придвинулся ближе, и теперь смотрел ей прямо в глаза. - Я пообещаю вашему отцу, что приставлю к вам свою личную охрану! Вы - любительница приключений, моя леди!

Он улыбался, и глаза его сейчас словно утратили свой жёсткий, стальной оттенок. В них теперь светились тёплые, золотистые искры. Чай был позабыт, всё внимание Волка занимала девушка. Он понимал, что события разворачиваются слишком быстро, но не хотел этого останавливать. Разве что... Он должен был сам написать Ригуру. Честно написать всё, как есть. Если Рысь готов бороться за свою любовь, если для него Исабэль дороже всего на свете, даже долга перед Орденом - он непременно приедет. И это будет даже к лучшему. Честнее.

Хотя в глубине души Эрик совершенно не хотел никакого соперничества. Он знал, что жить без этой девушки ему будет очень тяжело, может быть гораздо тяжелее, чем Айрону Ригуру. Ведь Рысь не искал так долго, он просто встретил - и нашёл единомышленницу. А Эотку пришлось долго и трудно идти к этому моменту.

- Мой долг, дорогая Исабэль, состоит не только в том, чтобы быть Князем-Хранителем, - негромко сказал Эрик. - Я должен был полюбить, найти свою вторую половину, чтобы стать настоящим правителем Земли Кланов. Это нелегко объяснить, но каждый мужчина ущербен, если рядом с ним нет женщины. Не познавший эту простую, но очень важную любовь - любовь к женщине, невозможно в полной мере любить других людей. С вашим появлением для меня стала открываться та часть мира, которая до этого времени скрывалась словно за пеленой. - Он неожиданно весело улыбнулся. - К тому же, я могу научить вас парочке приёмов Фрайдека Атли!

И он мягко пожал руку девушки.

+3

18

Время дорого, но правда дороже времени.

От его слов «моя леди» Исабэль почему-то смутилась и одновременно ощутила странный пьянящий восторг. По ласковости и собственничеству фразы Эрика никак не уступали тем же обращениям к ней Айрона, словно все уже было решено.
Айрон…

Ониксовый внимательный взгляд на долю секунды  затмил все, и даже тяготение Равновесия. И в тот же миг Даверциан приняла решение – как только Рысь ответит на письмо ее матери, она тут же напишет сама. И расскажет в письме, все как есть. Конечно, ситуацию это не исправит, но дон Ригур хотя бы будет знать, кто осмелился похитить его самую главную ценность. Эль даже не подозревала, что Эрик в этот момент думал о том же самом; а если бы и узнала, то с удовлетворением приняла бы факт того, что честные умы мыслят одинаково.

Решив, что так все и будет, она вздохнула с видимым облегчением, которое Изегрим мог бы расценить как реакцию на свои фразы. Впрочем, это тоже в некоторой степени соответствовало правде. Конечно, поднимись он сейчас со стула и вежливо попрощавшись,  кареглазая все же немного огорчилась бы… но только потому, что открывать новые горизонты ей всегда было по нраву. Да и сияние, к которому она так привыкла за эти минуты то ли встречи, то ли свидания, не хотело отпускать Волчицу из своих теплых лучей.

- Я буду только рада, если представится такая возможность! – Девушка с улыбкой склонила голову к плечу, внимательно вглядываясь  в притягательный серый взгляд. – Вы рассуждаете о любви со знанием дела, Ваша Светлость… - Что слышалось в контральто? Необъяснимая, почти потусторонняя нотка ревности? Искренний интерес? Возможно. До встречи с Айроном Ригуром Эль не любила кого-либо из мужчин, что не мешало ей симпатизировать отдельным интересным знакомым. А сейчас она беседует с человеком, искренне уверенным в своих чувствах к ней.

– Мне приятно слышать, что я делаю Вас более… целостным. - «Как и Вы – меня» От этой правдивой мысли перед внутренним взором темнокосой открылись новые горизонты, за которые ей пока было страшновато заглядывать. После короткой паузы она все же кивнула. – И Вы правы – всем нам нужно найти свою вторую половину. – Пальцы Эль в ладонях Эрика заметно потеплели, как и янтарь взгляда. И тут же ее повторно накрыло волной смущенной неловкости, которую она поспешила скрыть за вежливым кивком в сторону открытого окна.

- Конечно, наш сад не сравнится с Вашим цветником, но кое-что, радующее сердце и душу, уверена – найдется. Мне прописаны небольшие прогулки. – Это была чистая правда, и Даверциан ощущала себя намного лучше, чем утром до принятия ванны. – Возможно, я могу проводить Вас немного более долгим путем, чем Вы пришли?..

Она ни в коем случае не выпроваживала Изегрима и предложила прогулку без малейшего намека на усталость или недомогание. В первую очередь, в Исабэль говорило чувство меры, такта и долга. И она по-прежнему ощущала себя безнаказанным  - и при этом очень счастливым – вором драгоценного времени Князя - Хранителя.

+3

19

Эрик был готов сейчас на что угодно, лишь бы продлить краткие мгновения этого свидания.

- Ну, если вы готовы к таким подвигам, я не могу отказать себе в удовольствии быть вашим поводырём и сопровождающим, - ответил он, поднимаясь и подавая Исабэль руку. - Ведите, госпожа моя!

Он готов был нести её на руках, но это было бы недопустимой вольностью. Они ведь ещё не женаты, и даже не помолвлены. Хотя теперь Эрик решил, что у него есть основания более серьёзно поговорить со Старшим Судьёй. Брак между ним и Исабэль восстановил бы Равновесие их клана, вернул потомкам Даверциан клановую силу, и решил множество других проблем. Да, последнее слово тут было даже не за ними, и не за Ригуром, а за Равновесием. Но разве оно не на стороне Эрика и Исабэль в последнее время? Что же касается её раны - то может быть, это давало повод раскрыть свои чувства и ничего не откладывать более надолго?

Эрик был очень осторожен с девушкой. Он боялся за её здоровье, и поэтому поддерживал её, может быть, излишне предупредительно, так что чувствовалось, что он в любой момент готов подхватить Исабэль, если бы вдруг она споткнулась, или почувствовала себя хуже.

- Я уверен, что любой цветник, любой сад должен расцветать только благодаря вашему присутствию, - заметил князь совершенно серьёзно.

Он боялся банальных комплиментов, но не мог удержаться, чтобы не начать их говорить. А может быть, когда возникает эта незримая связь между двумя сердцами, никаких сложных и изощрённых фраз и не нужно? Главное, чтобы сердце слышало, как бьётся другое сердце.

+3

20

Просто будь честен, говоря о своих чувствах, и жизнь сразу станет проще.

- Благодарю за такие теплые слова… милорд, - Эль, чуть напряженно ступая по каменной дорожке меж густой травы, выбрала более нейтральное обращение к Правителю. Его, вероятно, и так редко звали по имени, предпочитая обезличенные, хоть и почтительные, титулы. Каждый шаг давался закутавшейся в светлую шелковую мантилью Даверциан чуть более тяжело, чем прежде – и только, поэтому она шла медленнее обычного, что можно было резонно списать на неторопливость. Спотыкаться или – упаси Предки – падать во внезапном обмороке из числа лучших традиций светских дам Азнавура в  объятия Изегрима в ее планы никоим образом не входило, тем более, что они и так шли под руку.

Лавровые кусты из Орбадора прижились не особенно хорошо, но все-таки пустили мелкие листочки, задумчиво шелестя в такт теплому ветерку. Солнце яркими весенними лучами пробивалось через густую листву удачно обрезанных лиственниц. Пахло цветами и сочной травяной зеленью, и на какой-то миг можно было легко представить себе эту прогулку где-то за городом, в объятиях леса, если не обращать внимания на виднеющийся каменный забор в сотне ярдов, выполненный стилизованно под хотросский гранит.

А вот весенние орбадорские розы, те самые, что выглядели атласным покрывалом, оценили азнавурское гостеприимство по достоинству. В цветнике Князя-Хранителя они были нежно-розовыми, похожими на шелк. В саду Старшего Судьи они казались кровью земли – мелкие бутоны были ярко-алыми. На их фоне блекло все, и даже сама Исабэль стала старинным, контрастным портретом – светлое лицо, пряди вороного крыла и карминные губы. Отсутствие румянца давало понять, что чувствует себя девушка еще не особо уверенно – но Правитель не смог бы заставить ее признаться в этом никакими способами.

- Моей матери по нраву северные цветы – они напоминают ей о родных местах. – Кареглазая ласково улыбнулась Изегриму. – Хотросские крокусы… - Она кивнула в сторону конусовидных пурпурных венчиков, гордо вскинувших стройными рядами свои бутоны. – И примула из Мэримара. – Огненно-красные с оранжевой сердцевиной пышные цветы сплошным ковром устилали землю. За их «лавовым потоком» начинались высокие и изящные кипарисовые деревья, украшающие основную аллею, в сторону которой они неторопливо шли. 

Дойдя до этой вечнозеленой «стены», Эль неожиданно остановилась и вскинула взгляд на Волка, все еще не выпускающего ее руки.

- Эрик… - В конце концов, если он просил ее руки, она может обращаться к нему как желает, а не как велит этикет. – Я могу Вас попросить только об одной услуге? Если можно… не торопите меня. – Неловкая пауза, скрашенная улыбкой. – Я буду рада возможности видеть Вас, слышать, просто находиться рядом, но я не смогу сразу и резко… Только поймите правильно. – Она улыбнулась смелее и ярче, на миг являя истинную свою суть. – Вы мне нравитесь. Это говорит мне мое равновесие. Хорошо это или плохо – но это так и есть.

Кипарисы надежно скрывали их от посторонних глаз той же волчьей охраны, да и подслушать их никто не мог, не приблизившись через разные концы аллеи, поэтому Исабэль смогла сказать все, что думала.

+4

21

Эрик грустно улыбнулся.

- Не знаю, готов ли я ждать, но ради вас... Ради вас, Исабэль, я стану самым терпеливым человеком. Вот увидите: я буду довольствоваться короткими встречами, и такими вот минутами, пока вы сами не решите, что уже готовы.

Цветущие растения наводили на спокойный, умиротворённый лад. А может быть, всё дело было в девушке, которую он держал за руку. Хотелось, чтобы эти чудесные мгновения не кончались, но Эрик помнил... Наверное, ему было свойственно никогда не забывать о деле. Таково было его воспитание. Он помнил, что Исабэль нужно больше отдыхать, а его ждут важные дела, и возможно, очередной отчёт его неугомонного начальника дворцовой тюрьмы, капитана Эгейла.

Эрик вздохнул, и наклонившись, поцеловал руку девушки.

- Чувствую, что уже сейчас мне придётся проявить терпение, моя дорогая леди, - сказал он негромко, и посмотрел ей в глаза. - Время идёт, и я должен проводить вас в вашу комнату, а затем оставить. Надеюсь, что не надолго. - Он улыбнулся. _ Я постараюсь почаще напоминать о себе. И ещё - принесу вам в следующий раз что-нибудь важное и интересное из дворцовой библиотеки.

Он ещё раз огляделся, словно хотел как следует запомнить окружающий их дивный цветник. Но после этого снова предложил Исабэль руку, и повёл её потихоньку к выходу из сада.

- Надеюсь, госпожа Розалин не будет сетовать на меня за то, что я так долго занимаю ваше внимание, - говорил он. - Что мне отыскать у моего садовника, что бы понравилось вашей матери? Я хочу сделать ей подарок, просто ради добрых взаимоотношений.

Почему-то Эрик считал, что в лице супруги Старшего Судьи сможет обрести союзницу.

+3

22

Желание - мера ценности.

Глаза Эль просияли, как только Эрик упомянул библиотеку, и она довольно пылко ответила с улыбкой:
- Поверьте, я буду только рада новым книгам! И – раз уж мы тут с Вами совсем как на личной аудиенции, - темнокудрая шутливо отступила назад на шаг и как можно мягче сотворила неглубокий реверанс, - я бы хотела с Вашего разрешения иметь доступ к этому, несомненно, великолепному и обширному книгохранилищу. – Когда она выпрямилась, в боку ощутимо кольнуло, что стало результатом сдавленного болезненного выдоха, вновь согнавшего краску с губ. На его возможную обеспокоенность Исабэль попыталась как можно легче продолжить свои фразы. – К тому же, для Вас такое разрешение станет лишним поводом увидеться со мной.

Князь и кареглазая Волчица прошли дальше под руку по аллее, пока она певуче благодарила собеседника за оказанную честь:

- Вы разбалуете и осчастливите мою матушку, милорд. – Теперь улыбка получилась удачнее – бок уже почти не тревожил. – Она очень любит пурпурные сабаттские анемоны, но нигде не может их найти. Я случайно услышала несколько дней назад сетования нашего садовника по этому поводу. Кажется, в Вашем цветнике я видела их, хотя могу ошибаться – флористика не лучшая из моих добродетелей. – Волчица даже приостановилась, лукаво склонив голову к плечу и словно беззвучно интересуясь, какими увлечениями будущие Княгини обязаны восторгаться. Но тут же взяла себя в руки, невидимой чертой отсекая себя от подобных мыслей. Они были слишком уж... искушающими.

- Эрик… Позвольте,  - это уже на полпути к массивной входной двери особняка – до нее оставался десяток шагов, - мне проводить Вас, или хотя бы попрощаться здесь. Я не хочу подниматься наверх – мне понравилась эта – «слишком короткая встреча» - прогулка. По всем законам гостеприимства я должна сопровождать Вас как минимум до ворот, - мягкая смешливость в контральто была добродушной. Теперь был ее черед тянуться к его ладони и легко сжать ее прохладными пальцами. – Возможно ли, чтобы мы немного улучшили эту традицию?

+3

23

- Для вас возможно всё. - Эрик улыбнулся. - Но кто проводит вас обратно? Я волнуюсь, и буду всю дорогу только о том и думать, как благополучно вы добрались до своих покоев после того, как проводили меня?

Он шутил, хотя в каждой шутке была изрядная доля правды. Конечно, в доме обитало много народу, да и охрана не дремала, так что госпожа Исабэль не останется одна посреди двора. Но наверное Эрику было трудно расстаться с ней. Поэтому он согласился, и двинулся дальше в сопровождении Исабэль.

- Я завтра же пришлю госпоже Розалин её любимые анемоны, - пообещал Эрик.

Время пролетело для него совершенно незаметно, и князь подумал, как было бы хорошо общаться каждый день, стать единым целым. "Так и будет, если Равновесие не воспротивится", - подумал он в очередной раз. Но разве Равновесие противилось? Наоборот, оно делало всё, чтобы сблизить их.

- Я пришёл сюда незаметно, и постараюсь так же уйти, - сказал он напоследок. - И я буду ждать, когда вы изъявите желание побывать со мной в Башне Талисмана, Исабэль.

Охранники Эрика уже давно топтались у выхода. Они знали, что у князя на сегодня запланировано множество дел, и скорее всего, советник Сторм уже поджидает его во дворце, чтобы обрушить поток очередных претензий по поводу того, что Князь-Хранитель исчез из дворца, не предупредив, где его искать. Если бы не тревожное время, Эрик посмеялся бы такой заботе со стороны своего советника. Но ему ещё предстояло разобраться с Альянсом и отступниками, так что это само по себе настраивало на более серьёзный лад.

+3


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Эрик приходит навестить Исабэль