В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Пусти Лису в курятник...


Пусти Лису в курятник...

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Место действия: столица Земли Кланов Азнавур

Участники: Альюр Эгейл, впоследствии - Дэвиан Даверциан.

Исходные данные (одно-два предложения): Меченому поручили расследовать нападение на Старшего Судью, а попутно выловить всех столичных отступников, за что он и взялся с присущим ему энтузиазмом и при поддержке гвардии Лар, Волчьей Стражи Азнавура и много кого ещё.

Примерное время года: весна.

http://f1.s.qip.ru/YLAzZKgN.jpg


Город стоял на ушах? Вовсе нет. Новый уполномоченный князя Эрика избрал иную тактику. Его разведчики наводнили столицу, проникая в каждый уголок, за каждую дверь, вынюхивали всё подозрительное - и тут же их место занимала стража, которая появлялась внезапно, как гром среди ясного неба, быстро и тихо хватала всех, на кого указывали разведчики - и доставляла в ближайшую кордегардию. Почему не во дворцовую тюрьму? Это было уже вторым этапом. До дворца далеко, а Меченый требовал оперативности и секретности. Разделённый по традиции на восемь частей город давал возможность, при хорошем знании улиц и проходных дворов, без лишнего шума и свидетелей доставлять подозрительных лиц в ближайшее помещение городской стражи. Там с арестованным быстро разбирались, определяя, может ли он представлять интерес с точки зрения ловли Альянса. Капитан Эгейл буквально контролировал всё сам. Он появлялся и исчезал настолько неожиданно, что в пору было поверить в его вездесущесть. Проверял сведения, если надо - допрашивал сам, быстро и жёстко, после чего оставлял очередные указания - и снова исчезал.

Лучшие разведчики, получив информацию от Лессы - служанки из дома Даверциан - обследовали место её встреч с отступниками, и уверенно взяли след. Это направление Аль сперва хотел контролировать лично, но потом передумал. Злоумышленники, организовавшие нападение на Старшего Судью, были отнюдь не самыми главными в цепочке, ведущей к тем, кто руководил Альянсом. Более того, Аль быстро стал убеждаться, что хотя "единого" руководителя в Альянсе и не было (были группы людей, которые на самом высшем своём уровне поддерживали очень слабую связь, но зачастую даже не согласовывали свои действия), но тем не менее, чьё-то ещё присутствие отвергать было нельзя. Конечно, самостоятельно действующих отступников было труднее вычислить, и если одна группа  попадалась - остальным это почти ничем не грозило. Но кто придумал всю схему? Вот какой вопрос интересовал Лиса.

Военачальник Лар, Торкваст Ловадор, действовал очень профессионально, появлялся со своими людьми там, куда указывали разведчики, и силой своих людей, а часто и с применением Чёрного Хлыста, задерживал очередных Гиен. Пока у него не было возможности скрыть кого-то из пленных, чтобы предоставить его на допрос к Верховной Княгине. Но Ловадор чувствовал, что лучше пока с Альюром Эгейлом в профессиональный конфликт не вступать. Зато Чёрный Хлыст был истинной панацеей на допросах. Достаточно было ударить им отступника - после чего от честно, как на духу, отвечал на любые вопросы. А Ловадор оказывался в числе избранных, которые все сведения узнавали первыми.

Во второй половине дня Альюр собрал часть своих разведчиков и командиров, из которых его стараниями уже успела получиться слаженная команда.

- Всё это хорошо, - похвалил он. - Очень хорошо. Но главное ещё впереди. Чем больше я слушаю исповеди отступников, тем больше убеждаюсь, что за их спинами всё-таки кто-то должен стоять. Плохо то, что они не знают, кто именно. Действительно не знают, а некоторые искренне считают, что такового человека нет, а они просто "собрались для общего дела по велению сердца". - Аль фыркнул. - Тут дело не в хорошей конспирации. Этот человек просто убедил всех своих помощников в том, что они действуют от своего лица. Но все они должны его знать.

- Как мы найдём человека, который за всем этим стоит, если остальным отступникам он неизвестен, скажем так, как руководитель? - законно спросил Торкваст, внимательно глядя на шустрого Лиса.

Меченый прищурился.

- Есть один способ, - сказал он. - Нужно вычислить человека, у которого больше всего информации по деятельности Альянса.

- Ничего себе задачка! - фыркнул один из Лисов-разведчиков.

- Не такая уж сложная, - заметил Аль вкрадчиво. - Надо просто пойти в обратном направлении, от того, что знают рядовые - до того, откуда берутся указания у самых старших руководителей. Но пока что мне нужно от вас следующее: вы должны ещё раз обстоятельно допросить тех людей, которые по всем признаками и по результатам первых допросов связаны именно с Альянсом. Спрашивайте их обо всём, но отмечайте следующее: описание и места встреч с точными датами вот по этому списку имён, который я составил.

Он раздал всем подготовленные списки.

- Всё, что будете узнавать, передавайте либо мне, либо Марту, а мы в свою очередь нанесём это всё на карту.

Трудно было так с ходу понять, что именно Аль затевает, но его приказа было достаточно - и все разошлись, чтобы заняться делом.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-11-09 21:19:58)

+4

2

Хармус Дерик был одним из тех, кому Аль полностью доверял. Несмотря на молодость и вспыльчивый характер, Харт уже сейчас проявлял такие таланты, какие и не снились многим разведчикам. А характер - ну что характер? Лишь бы человек не был сильно упёртым, и умел выполнять приказания.

Харт работал по следу тех людей. которые приходили к дому Даверцианов и разговаривали с Лессой. Не один, конечно. В таких серьёзных и ответственных делах Альюр Эгейл использовал "метод двойного преследования" - способ, которым пользовались Лисы, выслеживая особо опасных преступников. Способ был прост, но действовал безотказно, и заключался в том, чтобы первый идущий по следу разведчик ничем себя не обнаруживал. Трудно одновременно маскироваться и вести за собой Волчью Стражу, которая не владеет Лисьей Маскировкой. Поэтому впереди шёл Харт, полностью скрывая свои передвижения и маскируя буквально каждый шаг. Азнавур он знал хорошо, потому что родственники Харта были именно отсюда, и мальчишкой он много времени проводил именно здесь. Да и первые настоящие уроки сыска ему давали именно тут, на этих улицах. Поэтому действовал Харт уверенно и на местности ориентировался легко.

На расстоянии в пол квартала, а где были слишком открытые участки улиц, или удобные места для засад - там и на квартал позади него шёл второй разведчик. Тоже скрытно, но уже с меньшим трудом, потому что шёл он по следу самого Харта, а тот заботился о том, чтобы свой-Лис его не потерял. За вторым разведчиком следовало четверо солдат Волчьей Стражи, и двое Гиен. Они не особенно прятались, а больше делали вид, что просто патрулируют улицу. Гиены были из числа тех, кто служил в Страже, так что ничего необычного это не представляло.

Хартмус помнил приказ Альюра: брать только наверняка. Эти отступники нужны были живыми. Поэтому Лис действовал быстро, но осторожно. Ему пришлось бы повторять все перемещения этой парочки. Они ведь приходили к дому Даверциан не один раз, да и по другим частям города бродили. Но как все опытные Лисы, Харт прекрасно мог угадать, в каком направлении шли те, кого он преследовал, и какой след свежее. Так что встречая пересечения следов, он просто выбирал более поздний и правильный и бросал старый.

Так, постепенно, он продвигался всё ближе и ближе к цели своей разведки.

+4

3

Ты сражаешься так, будто тебе есть что терять. Но оглянись...

Через пару часов после наступления рассвета следующего дня в Азнавур из просторной кибитки-дилижанса спешились и уверенным строем, почти маршем, вошли порядка двадцати хорошо снаряженных Волков под предводительством беловолосого, как лунь, парня с довольно старым и глубоким коротким шрамом от правого виска к скуле. Чем-то вожак напоминал Войцека Вариада – во всяком случае, у него был такой же характерный северный подбородок и ясный, отливающий синевой взгляд.

Предъявив все необходимые путевые документы, отряд направился прямиком к дому Старшего Судьи. С момента их захода во внутренний двор прошло порядка часа – и затем ситуация для опытного наблюдателя немного переменилась. Несколько мальчишек-посыльных были направлены едва ли не во все городские кордегарии на поиски некоего мессира Эгейла; на часовых позициях охраны особняка дважды сменился наряд; а где-то в глубине дома произошло короткое, но содержательное совещание, в итоге которого  центурион, оставшись с предводителем наедине, крепко обнял и пожал руку племяннику, прося быть осторожным. Войцеку хватило потери Йохана Рыжего и все еще небоеспособного Петера Рукманна, которые, хоть и не были родственниками седоволосому, но все равно являлись самыми близкими людьми.

***

- Да не стремайся ты так, твою же… Глядеть стыдно. Главное – удалось же!

- Удалось?! Это, по-твоему, удалось?! – «Подмастерье» вскочил и принялся расхаживать по каморке, впрочем, стараясь не производить лишнего шума. Найти укромную комнату в Азнавуре их клану становилось все тяжелее, и лишиться крыши и убежища из-за слишком вредного характера съемщицы, мадам Равин, очень старой Черной Лисицы с отменным слухом, не особо хотелось - на дворе разгоралось утро.  – Он не пострадал!

- Пф-ф-ф… а тебе-то какое дело? Как я понял, дочь Судьи все-таки малость зацепило. Вот если бы твоих надежных парней не взяли горяченькими – они бы рассказали все как есть и уже мчали на всех копытах в Акрилон!

- Корак и Вэрт  не виноваты. – Гиен мрачно уселся в углу прямо на пол, игнорируя стоявший рядом скрипучий стул, грозившийся развалиться при малейшем давлении. – У них не было шанса сбежать – стража успела.

- Зато вторые двое  - везунчики. – Саркастический тон обладателя мантии не оставлял никаких сомнений. – Мало того, что сбежали, так еще и наследили, как последние свиньи… Не удивлюсь, если их уже взяли. Точнее, буду удивлен, если еще не взяли. Кстати, Чарик, гром-камень в надежном месте, я надеюсь?

«Подмастерье» утвердительно кивнул головой. А затем скривился:
- Ты все еще хочешь пустить его в ход, Рэнделл? Поэтому мы не можем уехать из этого проклятого города? Четвертушка уже наверно давно в Бебетте… забыл про орбадорские холода, пьет южное вино и развлекается с девицами. – Он мечтательно закатил глаза, но тут же увесистый толчок в плечо от подошедшего соклановика вернул Гиена на грешную землю. «Мантия» уселась на корточки перед замершим парнем. Карие настороженные глаза встретились с непроницаемыми черными.

- Я точно так же хочу уехать отсюда, как и ты. Но мы должны держаться до последнего. У них и так уже два наших «языка», а если поймают стрелков  - будет четверо. Они ребята вроде бы надежные, но… и Равновесие не дремлет, если ты заметил. Могут раскаяться, понадеяться на амнистию...

Чарик изумленно приподнял брови. Чтобы его товарищ по темным делишкам начал задумываться о мироздании и роли Альянса в нем? Что-то новое. Заметив живой интерес, «мантия» продолжила:
- Я скажу тебе, что мы будем делать дальше. Сейчас я вылезу через окно, как сюда, собственно и пробрался из-за подозрений твоей несравненной мадам. Ты позавтракаешь, соберешь манатки, - по насмешливому тону было заметно, что собирать «подмастерью» особо-то и нечего, - расплатишься за комнату без грубостей и малейших вяканий, а потом свалишь отсюда и найдешь новую берлогу.

- Я только нашел эту… - От огорченного стона Рэнделл пренебрежительно отмахнулся. – Я из-за тебя и так выспаться не могу…

- Послушай меня, ты! – Зашипев, Гиен грубо встряхнул своего соклановика, приблизил свое лицо к запрокинутому лбу. Вперился взглядом, точно пытаясь и без Черного Хлыста подавить волю отступника. Горячий шепот мог стать криком – но «мантия» сдерживалась изо всех сил. – Сейчас Азнавур будут шерстить. От камешка к камешку. От пылинки к пылинке. Я послушал, что болтают в тавернах - за дело взялся Меченый. Ты ведь знаешь, кто это? – Утвердительный кивок. – Нам надо продержаться еще немного. Нас и так осталось слишком мало! Ты, я, Судья, Наперсток и Четвертушка. Все! Остальные – мясо, и они даже не подозревают об этом!

Перед поникшим взглядом подмастерья проплыла череда образов из воспоминаний провалов и неудач заговорщиков. Все-таки Альянс был прижат властью Волков  - и довольно сильно. Из былых сил осталась лишь малая часть. И о чем теперь им мечтать? О господстве или хотя бы о сохранении собственной жизни? Вон вчера и так из десятка выжило всего четверо…

- Ладно. Я все понял. – Мрачно. Только удостоверившись, что до товарища дошло, Рэнделл выпустил его плечи из цепких пальцев. Потом встал, тщательно отряхнул мантию, все еще прилично выглядящую, а затем прошел к прикрытым ставням. Город оживал, и на улицах  - даром что окраина – становилось все оживленнее. Хорошо, что хоть окно во двор, да второй этаж.

- Встретимся вечером на условленном месте. Слухи уже расползлись, так что скоро нужно будет ждать голубя из Акрилона.

Ответом ему стал мрачный взгляд. Махнув рукой на прощание, «мантия» легко перепрыгнула через подоконник и была такова.

+4

4

"Ну вот! Что и требовалось доказать!"

Харт проводил сиганувшего в окно взглядом, и позволил себе расслабиться. Этого утеклеца возьмут прямо сейчас. Меченый велел ускорить процесс, так что первый Гиена отправился прямо в поджидающие его не слишком ласковые руки. Ко второму ещё нужно было подобраться. Или подождать, когда он тоже надумает покинуть помещение.

*  *  *

- Ну наконец-то! Ещё сутки - и меня увезли бы в тюрьму Ордена!

- Простите, господин... Сейчас, я закреплю верёвку.

Диалог происходил в весьма своеобразных условиях. Первый говоривший сидел в камере дворцовой тюрьмы, на одном из верхних этажей. Второй висел на верёвке за окном. Первый - Алейя Ксимен, которому после того, как Лар передала его Ордену, удалось убедить князя Эрика, что им необходимо ещё раз поговорить. Именно поэтому его до сих пор никуда не увезли. В сущности, куда было торопиться? Конечно, тюрьма Ордена надёжнее, но и отсюда до сих пор никто не сбегал.

Вторым человеком был Оскер Текито, который больше месяца назад вместе с Ксименом пытался отобрать у Лар Медальон, когда пиратские галеры напали на корабли, идущие из Хотроса в Орбадор.

Тогда Гиены вели себя совсем не так, как сейчас.

- Я не мог прийти раньше, господин, - объяснял Текито, аккуратно наматывая на нижние концы прутьев решётки тонкое волокно разрыв-травы. - Вы приказали быть осторожным, а найти стражника, которого можно подкупить, не так-то легко. Особенно после того, как выдал сам себя Густав.

- Ладно, главное что пришёл. - Ксимен поставил скамейку под окно и принялся помогать Текито наматывать траву. Ведь тому приходилось делать это одной рукой. - Больше я не собираюсь здесь задерживаться, я уже сделал всё, что нужно. Кстати, а что с тем стражником, который тебе помогает?

- Не беспокойтесь, он умрёт через четверть часа, - ответил Текито. - После того, как поможет нам. Не успеет никому ничего рассказать.

- Молодец! - похвалил своего подчинённого Ксимен. - Умеешь работать. Что в городе?

- Облавы, - коротко ответил Текито, явно польщённый похвалой. - Как быть с Альянсом?

- Он больше не нужен, - ответил Ксимен, заворачивая последний виток травы. - Сегодня Эрик должен быть уже с Кристаллом на руках. Чёрную работу Альянс сделал, больше он нам не нужен. Теперь пусть с ним полиция разбирается. Кто спасётся - их счастье.

- Многие из них знают нас с вами, - с сомнением напомнил Текито.

- Ну и что? - Ксимен пожал плечами. - Они знают нас как наёмников - не больше. Таких же рядовых исполнителей, как они сами. Где Кот?

- Он ждёт ваших указаний, господин. Хотя я не спешил бы ему доверять.

- Не волнуйся, друг мой. - Ксимен через решётку пожал руку своего помощника. - Кот с нами, потому что у него во всём этом свой интерес. Он не предаст. Завтра мы наконец-то сделаем то, к чему готовились - и никто уже нам не помешает.

Ксимен привязал поданную ему Текито тонкую верёвочку к кончику травы, после чего отступил в самый дальний конец просторной камеры. Текито улез по верёвке на пару метров вверх. Через пару секунд раздался негромкий треск - и вниз посыпались мелкие камешки. Стражник, ловко избавившийся на время от своего товарища, сделал вид, что ничего не замечает.

Текито расшатал вылезший из пазов край решётки - и ещё через пару минут оба заговорщика уже лезли наверх, на крышу...

*  *  *

- Он в комнате, - шепнул подоспевшим Гиенам и Волкам Харт. - Но судя по звукам, собирается слинять. Будете брать его в доме - осторожнее. Он может сопротивляться очень сильно. Ему терять нечего.

- Насчёт этого не беспокойся, - успокоил Лиса высокий Гиена и показал Чёрный Хлыст. - Идём.

Дверь распахнулась неожиданно, от хорошего пинка. Внутрь ворвалось сразу несколько человек.

- Привет, парень! - сказал первый из ворвавшихся.

Длинный, чёрный хвост взлетел не очень высоко, и ринулся как живой вперёд, точно в цель...

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-11-11 00:11:10)

+4

5

Смысл жизни заключается в том, что не может быть все хорошо, но и не может быть все плохо.

«Подмастерье» был застигнут врасплох – он как раз склонился над небольшой черезплечной сумкой на койке, беспечно складывая в нее немногочисленные вещички. Да и думал Чарик обо всем, что угодно, кроме облавы. К примеру, о вкусном завтраке мадам Равин, о быстром визите к Леймару и спрятанному гром-камню – знал бы Рэндалл, в каком месте артефакт сейчас находится, штаны бы намочил от смеха, о поиске нового жилья, о письме Четвертушке и Черному Судье, о девицах из дома Даверциан – той, что пострадала, и той, что сливала информацию…

В общем, Хлыст трусоватый Чарик встретил совершенно безоружным, и как только артефакт коснулся его шеи и тела, тут же на какое-то мгновение почти безвольно обмяк, подчиняясь магической силе. «Все пропало… Все пропало…»  - последняя мысль Гиена уже не подчинялась ему полностью. Теперь он был в воле клана, совершенно открытый всем допросам и приказам.

… Предупрежденная Черная Лисица снова встретила процессию у низа лестницы с подносом в руках – она как раз собиралась нести его наверх, в комнату другого постояльца. Блеклые, выгоревшие, но когда-то небесно-голубые глаза, под бровями цвета перца с солью хищно сощурились. Женщина была в курсе всех сплетен и последних происшествий, искренне сочувствовала дочери Белого Волка, с которым когда-то имела дело по наследованию (и оно было справедливо решено в ее пользу), поэтому арест Гиена доставил ей некоторое удовольствие. Правда, через миг на морщинистый лоб легла еще одна беспокойная складка – лишь бы теперь у нее постояльцев не уменьшилось…

***

«Мантия» неспешно обогнул угол дома, желая побыстрее слиться с нарастающей толпой. Ему посчастливилось разминуться с теми, кто пришел за Чариком, но о своем «эскорте» он даже не подозревал, пусть и считал, что всегда готов к ударам судьбы.
Как оказалось – не ко всем.

Рэнделла встретили двое ухмыляющихся Рыжих Лис, почти с распростертыми объятиями. И вот тут-то Гиен осознал, что дела его не очень. Совсем не очень.

Сопротивляться официальному аресту – себе дороже. Надо думать! Хитрые мозги покорно поднявшего обе руки Рэнделла завертелись во всех направлениях. Лишь бы у Чарика хватило ума не задерживаться… Через миг Гиена настигло печальное озарение – уж если его подкараулили, то «подмастерье» давно в руках стражи.

Определенно, Равновесие восстанавливалось…

+5

6

*  *  *

Мальчишки-посыльные старались не зря. Альюр нашёлся (хотя и не сразу). Его догнала одна из записок - и через некоторое время он уже стучался в дом Старшего Судьи. Сопровождали Аля двое новых разведчиков (Хартмус и Март по приказу начальника отправились отдыхать), и двое Рысей из дворцовой охраны.

- Я решил сам вас навестить, - сказал Меченый, едва его принял хозяин. - Чтобы вашим людям не нужно было меня разыскивать. Мои люди задержали стрелков, которые палили вчера с крыши. Это некие Сатал Рив, и Огаст Мор. Любопытные личности. - Аль хищно усмехнулся. - Но самое главное - задержали тех, кто разговаривал с вашей служанкой, и руководили нападением. Я намерен допросить их лично, но подумал, что вам, как Старшему Судье, тоже будет интересно. В арсенале у моих помощников-Гиен есть Чёрный Хлыст, так что особых проблем с допросами не будет.

Аль завёл разговор не только ради того, чтобы пригласить Судью или кого-то из его военачальников поучаствовать в разборке, на которой на этот раз даже сил не требовалось. Он принёс с собой карту, над которой работал все истёкшие сутки.

- Я не думаю, что Альянс - наша главная проблема, - сказал Меченый, не делая никакого перехода между одной своей частью речи и другой. - Все эти группы и банды, которые считают, что служат одному делу, на самом деле служат только тому, чтобы посеять как можно больше хаоса. Полагаю, что справиться с отступниками мы можем в ближайшее время. Во всяком случае, справиться настолько, чтобы они уже не могли целенаправленно вредить. Но мы до сих пор не нашли того, кто стоит за их спинами. С целью мне всё ясно, цель - это власть. Но какой ценой, над кем, и каким способом этот некто собирается её достичь? Не этими же хаотичными выступлениями недоумков, которых убедили, что они - Альянс. В общем, у меня после всех допросов набрался список в десяток человек, которые в разное время стояли за всеми наиболее значимыми событиями. И я подозреваю, что под разными именами в этом списке действуют одни и те же люди. Их не больше пяти, и все они принадлежат к клану Гиен. Если удастся вычислить и схватить хотя бы одного - мы доберёмся и до остальных.

Альюр мог бы много чего добавить, но все его выводы пока что держались только на предположениях. Доказательств у него не было. Меченому казалось... Да нет, он был совершенно убеждён, что кто-то из этих незримых пяти очень скоро может себя проявить. Ведь Альянс погибает, а раз ему дают погибать - значит, он больше не нужен. Настало некое "время икс", и казалось бы, стоит лишь подождать, чтобы своими глазами увидеть, к чему была нужна такая длительная подготовка. Но ещё Лис своим Лисьим чутьём понимал, что если неизвестные лица, стоявшие за Альянсом, выйдут на свете - значит, они готовы нанести такой удар, в сравнении с которым все предыдущие покажутся детской забавой.

Хотя... Человек, идущий на преступление, никогда не бывает очень уж умным и дальновидным. Умные и дальновидные не пытаются идти против Равновесия.

+5

7

Многое кажется невозможным, пока мы не решим, что это нам по силам.

На Старшего Судью нельзя было смотреть без легкого сочувствия. Хотя он бы первым отрицал все и вся, а любопытствующего попросил бы в обычной твердой манере просто дать ему еще немного времени и не мешать.

Белый Волк не спал вторые сутки – в первую ночь, еще до нападения на их с Эль экипаж, он трудился над разбором внезапно всплывших старых дел и примерным планом амнистии (кто же знал, что Гилерт Сторм упрется и ни в какую не поддержит саму идею индульгенции?); ну а вторую – по совершенно понятным причинам. Кареглазым и темнокосым, за которыми сейчас наверху тщательно следил господин Фарго Эгейл. Седины в волосах заметно добавилось, у губ пролегла еще одна горьковатая складка, а лицо слегка осунулось. Но это не мешало Дэвиану деятельно заниматься проблемами, оставляя заветное «отдохнуть» на потом… когда-нибудь…

До рьяной энергичности Альюра Эгейла новому Старшему Судье было довольно далеко в силу возраста, да и привык сероглазый полагаться поначалу на логику мышления, а затем – действия. Вот и теперь - верно рассудив, что отряд придет под утро, он успел завершить краткий объезд почти по всему Азнавуру по основным пунктам нового дела, почти ежеминутно думая о дочери, а затем направился прямо к Вариаду, который с неуловимой гордостью в тоне представил своего племянника. Витольд оказался очень толковым предводителем нового отряда Волков, поэтому с появлением Альюра у них особых проблем не возникло. Держался парень обособленно, но было заметно, что в отряде он пользуется большим уважением, пусть половина новых обитателей особняка были намного старше вожака.

Не смотря на спешку, пришедшего "неуловимого" Рыжего Лиса во время знакомства с Волками почти насильно усадили за чашку подкрепляющего пунша. Пока Витольд объяснялся с Альюром, Дэвиан спешно дописывал какие-то наметки, чтобы разослать их по городу, а затем составил для себя небольшое расписание дел на ближайшие дни. И, конечно же, расспросил Аурику во всех подробностях о состоянии Эль. От переданного от  дочери привета всем им Даверциан немного просветлел лицом, но затем вник в речь Меченого и снова нахмурился:

- Не могу не согласиться. – Он заложил руки за спину, прохаживаясь по комнате. Кроме него, Альюра и Витольда, больше в ней никого не было. Три пустые чаши на круглом столике завершали аскетический антураж короткой передышки. – Я теперь получаю отчеты почти со всего Азнавура. Конечно, это не Ваша распространенная сеть, Альюр, которая может снабдить полноценной информацией, - в баритоне скользнуло невольное уважение и признание талантам Лис, - но кое-какие странные нотки мне удалось поймать. Прежде всего – Азнавур покинули почти все Черные Волки. И как ни странно, но на первый план действительно выходит клан Гиен – по количеству происшествий и нарушений. Вынужден признать, что здесь Вы в большей компетенции, потому что от меня в ближайшее будущее ждет преемственность новой должности, самые громкие прецеденты и прочая… - Волк слегка устало махнул рукой, предоставляя разведчику самому додумывать весь объем и тяжесть предстоящей работы. -  Я еще с предыдущим не до конца разобрался, а тут такое…

На лице Витольда замерла слабая вежливая улыбка, а руки его были скрещены на широкой груди, поверх кольчужной рубашки. Он молча переводил взгляд с одного говорившего на другого, и пока что просто впитывал факты помимо тех, что уже были рассказаны ему Войцеком.

- Думаю, что скоро мы обнаружим главное звено. Судя по Вашим успехам, Альянс расползается как старая паутина. – Минутная отвлеченность закончилась. Сжав руку в кулак, Волк тут же расслабил пальцы. – Наверно, нам пора на допрос. Не будем больше терять времени.

+4

8

Наверное, в силу особенности своего клана, как раз Лису очень было бы кстати носить кольчугу. Но обычно Лисы-разведчики себя этим не обременяли. Кольчуга могла спасти от ножа бандита, но совершенно не помогала против тварей. Даже таких некрупных, как песчаные дракончики. Поэтому Лисы как-то незаметно для себя сразу же привыкали обходиться без дополнительной защиты, полагаясь только на собственную быстроту. Да к тому же, отсутствие лишнего веса позволяло легче двигаться.

Но это вовсе не означало, что лично Альюр Эгейл против кольчуг. Напротив, поглядывая во время беседы на Витольда, он пришёл к некоторым выводам, которые по привычке сразу же высказал вслух:

- Надо будет снабдить всех городских разведчиков таким рубашками. Правда, вряд ли кто-то согласится это носить. Скажут, что это лишняя демаскировка. Но от удара кинжалом должно спасать. Знаете, Судья, мне не нравится ваше состояние. - По-Лисьи без перехода Меченый заговорил о другом, прищурившись и глядя в лицо Дэвиану. - Я по одному запаху чувствую, что вы две ночи не спали. Вам сейчас нужен хороший обед и тёплая кровать. Но поскольку вы вряд ли согласитесь - возьмите хотя бы это.

И он протянул Дэвиану круглый орешек - Золотой Каштан. Совсем недавно Альюру отдал два таких орешка его брат Тери. А тот таскал их с собой ещё с первого своего путешествия с Лар, но в последнее время не использовал, так что Каштаны успели набраться силы.

- Можете положить его за щеку, или за пазуху, или просто держать в руке, - предложил Меченый. - Главное, чтобы он соприкасался с кожей. Вещь не запрещённая, да к тому же придаст вам силы ещё на некоторое время. Только потом не забудьте хорошенько поесть.

И он ухмыльнулся, после чего не дожидаясь ответа, пошёл к выходу.

*  *  *

Пленных отвели в ту кордегардию, которая была ближе к дому Старшего Судьи. Альюр так распорядился. Помещений для допросов здесь было предостаточно, и первым Альюр велел привести Рэнделла.

- Ты должен отвечать на все вопросы Старшего Судьи, - сказал Меченый, глядя на пленника прищуренным, не предвещавшим ничего хорошего взглядом. - Поскольку признания, данные под воздействием Чёрного Хлыста, не считаются раскаянием, у тебя, в отличие от твоего приятеля, есть шанс проявить добрую волю. А потом мы проверим, всё ли ты рассказал честно. - И Аль бросил взгляд в сторону, где стоял высокий Гиена из числа воинов Торкваста Ловадора, с Чёрным Хлыстом в руках. - Спрашивайте, господин Судья.

Альюр отошёл, заложил руки за спину и занялся наблюдениями.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-11-11 22:07:10)

+4

9

Несотрудничество со злом - это такой же долг, как сотрудничество с добром.

Белый Волк принял эстафету с видимым удовлетворением. На самом деле, мало кто знал о внутреннем состоянии Старшего Судьи - оно все еще тлело безумной яростью, потому что прямо перед ним сидел тот, кто послал убийц к Даверциан. Все чаще и чаще Дэвиан в последние часы обращался к Равновесию, искал в себе силы противостоять напрасному и портящему все намерения гневу. Что случилось - то случилось. Значит, так было суждено.

Как ни странно, эту неприхотливую истину Старший Судья осознал только сейчас, глядя в сощуренные черные глаза пленника и незаметно нащупывая под мантией рукой тот самый Золотой Каштан, спрятанный за пазухой ближе к сердцу. Слова Альюра до сих пор стояли в ушах - о необходимости действовать без ущерба окружающим и прежде всего самому себе.

Поэтому к допросу Старший Судья Азнавура приступил вполне непринужденно, в привычной суховатой манере.
- Итак, Рэнделл Солен из клана Гиен, ты арестован по обвинению в заговоре против существующей власти и закона, убийствах и покушениях на убийства. Ты работаешь на тех, кто именует себя Альянсом. Твои подельники сейчас ожидают приговора в камерах тюрьмы, и их показания будут очень тщательно сверять с твоими.
Ведь фактически так оно и будет.
- Прежде всего, я должен знать следующее - планируется ли в ближайшее время еще подобные попытки дискредитировать власть или ликвидировать кого-либо из высокопоставленных лиц?

Солен скривился, глядя в упор на Дэвиана, но через миг вспомнил про Черный Хлыст и заметно напрягся, искоса поглядывая и на соклановика с артефактом. Когда он нехотя заговорил, его голос звучал хрипловато после долгого молчания.
- Возможно.

- Возможно? Это все, что ты хочешь сказать?

Рэнделл Солен, внешне деланно невозмутимый и неторопливо-презрительный, в этот момент отчаянно шевелил извилинами, выстраивая комбинации ответов. Они в любом случае вытянут из него правду. Значит, нужно продать ее как можно дороже.

- Я бы хотел узнать о возможности сотрудничества. Как насчет гарантии амнистии раскаявшемуся бродяге? - Правая бровь Дэвиана едва не поползла наверх от такой наглости, но он удержал ее на месте. И выдал самый дипломатичный ответ, на который был способен морально в эту минуту.

- Твоя судьба зависит от ценности тех сведений, которые ты предоставишь. - В голосе ничего не изменилось, но что-то Гиен все же почувствовал, и напрягся еще больше, что выразилось в ленивой усмешке.

- У нас помимо арбалетов есть еще кое-что. Подарочек из владений Рысей. Задание состояло в том, чтобы использовать его как можно эффективнее...

+4

10

- Чьё задание?

Альюр спросил это негромко, но вопрос его сейчас по-настоящему волновал. И кстати, Чёрный Хлыст он намеревался пустить в дело непременно и независимо от результатов. Иначе как проверить правдивость того, что говорит этот тип?

Следовало бы ещё спросить: "Что за "подарочек"?" Но почему-то Альюра больше волновало другое. Мало ли, что можно стащить у Рысей? Гром-камень у них уже украли, могут достать и что-то ещё подобное. Хотя отобрать этот предмет у отступников и отдать в руки Рысей тоже было бы справедливо. "И что это Рыси в последнее время всё теряют?" - подумал Лис.

Повторять свой вопрос он не стал, потому что допрос в данный момент вёл Старший Судья. Может быть, даже следовало промолчать, но Меченый недаром был Лисом, да ещё и Рыжим. Он не мог не вмешиваться, когда какая-то мысль приходила ему в голову. А сейчас ему особенно важно было собрать как можно больше сведений о предполагаемых руководителях Альянса, которые, как их ни ловили, всё время оставались невидимыми.

И кстати, подумать на тему неожиданного бегства Чёрных Волков из столицы тоже следовало. Может быть, они поняли, что Альянсу конец, а может быть, тоже имели свои планы и всего лишь использовали остальных в своих целях. Аль непременно рассмеялся бы от пришедшей ему в голову мысли, если бы позволяла обстановка. "Некто использует Гиен, чтобы сеять панику в Земле Кланов. Гиены используют Чёрных Волков и прочих отступников, чтобы сделать вид, что работает некий Альянс, а на самом деле под его прикрытием затевают что-то своё. Чёрные Волки используют Альянс и Гиен в своих неведомых целях, и под прикрытием Альянса вынашивают собственные планы... Это что, преступники не могут договориться промеж собой, и каждый думает, что использует другого? Правдоподобно. Обычно в бандах так и бывает: кто поумнее - пытается использовать того, кто поглупее, но совершенно не задумывается о том, что его самого использует некто ещё более умный, и так далее. Если за всем этим окажутся Рыси или Медведи, или сам Князь-Хранитель, который таким способом выводит преступников на чистую воду, чтобы всех их уничтожить разом - я уже не удивлюсь".

Аль позволил себе ухмыльнуться, потому что полностью проконтролировать внезапно нашедшую на него весёлость он всё равно не смог.

+3

11

Правда, в отличие от лжи, нередко рождается в муках.

Знал бы Альюр, насколько он близок в своих мысленных предположениях к правде! Потому что арестованный Гиен и сам не раз размышлял о чем-то подобном в последнее время - уж слишком отчаянными, самоубийственными были присылаемые из Акрилона задания тех, с кем ему приходилось сотрудничать во имя новой власти. Даже сейчас Рэнделл был готов подписаться под каждым своим домыслом относительно потребительских намерений подельников, но его, конечно же, больше занимал происходящий в эти минуты допрос.

Демонстративно помедлив с ответом, Солен вскинул черный взгляд на Рыжего Лиса. Этот известный разведчик ему не нравился по двум причинам. Слишком насмешливому выражению лица и отличной репутации. Меченый - как же в точку дали ему прозвище, ну! Меченый удачей. Вынюхает все, даст отпор и за словом в карман не полезет.

- Тех, с кем мне пришлось сотрудничать до вас. - "О, ну вот только жалости в слова не напускай, все равно они тебе не поверят..." - Остальных членов Альянса. Они сейчас скрываются  в стенах Акрилона.

- Что за подарочек у вас от Рысей? - Все-таки презрение просочилось в сухой баритон Дэвиана. Потому что с упомянутым кланом Альянс никогда бы не смог найти общий язык. Но Старший Судья тут же взял себя в руки.

Рэнделл легко передернул плечами.
- Гром-камень. Его спрятал Чарик. Не знаю где, честно. - Это была правда, Гиен не стал спрашивать о местонахождении амулета, потому что первым вопросом повестки грядущих дней было залечь на дно, пока все уляжется, и ждать новостей из Акрилона. К слову о почте - кто теперь встретит голубя у южной станицы?..

От невеселых размышлений Рэнделла снова отвлек голос Белого Волка.
- Теперь ты расскажешь нам о том, для чего этот гром-камень предназначался.

Косой взгляд в сторону Эгейла - и Рэнделл с прежней смешливой едкостью ответил, будто Дэвиан спросил что-то совершенно несерьезное.

- Для Его Светлости, разумеется. - "Давай, отрабатывай смягчительную" - Но затем пополз слух про амнистию нашему клану. Мы были очень недовольны таким решением. Так что основное покушение пришлось отложить и приступить к новой проблеме. - Теперь Гиен смотрел прямо в стальные глаза. "Ты играешь с огнем, не стоит недооценивать старика..." Чувство самосохранения у этого допрашиваемого было гораздо лучше развито, чем у Красавчика Арчи. Остроты по поводу успешности мероприятия застряли у Солена где-то в глотке. Вместо них Гиен сказал совершенно иное, пусть и не совсем подходящее. - Я бы сказал, что мне жалко, что все так получилось. Но не буду. Нас и так слишком долго притесняли...

- Оставь пока что идеологию своих поступков при себе. - Вскинутая ладонь и железо в голосе заставили Рэнделла замолчать. - Опиши детально остальных известных тебе главарей Альянса и их ближайшие планы.

Брови Гиена удивленно  поползли наверх.
- А откуда мне знать? Я их в лицо никогда не видел - только в капюшонах и за лицевыми повязками. Если не считать нас с Чариком, их трое. Черный Волк по прозвищу Четвертушка, Гиен по прозвишу Наперсток и еще один Черный Волк... Судья, - невольный сарказм в голосе. - Если и есть остальные - я о них не в курсе.

+3

12

- Вы позволите, господин Даверциан? - Аль всё-таки шагнул вперёд. Его сейчас волновала практическая сторона дела, потому что он нюхом чуял: действовать надо быстро и чётко.

Субординация позволяла Меченому влезать в допрос хотя бы потому, что у него в кармане лежала бумага князя Эрика, по которой ему, капитану Эгейлу, должны были содействовать все, независимо от званий и положения. Хотя, если бы субординация складывалась по-другому, Лиса бы это сейчас не остановило. Он слишком близко подошёл к главным вопросам. Самое время было взять отступника за горло и сомкнуть клыки покрепче.

- Первое: как вы держите связь? Если через голубиную почту - от кого должно быть следующее послание: от вас, или из Акрилона? Если от вас - когда и как вы должны его отправить? Если из Акрилона - в чью голубятню и когда должна прилететь очередная птица с посланием? Если вы держите связь через посредников - кто посредник, когда и куда должен прийти, с кем встретиться? Второе: есть ли у тебя, или твоего приятеля вещь, какой-нибудь предмет, который держал в руках кто-то из ваших подельников в Акрилоне? И третье: что вы должны были делать после покушения на Князя-Хранителя, и есть ли у вас свой человек во дворце, или человек, у которого есть повод бывать во дворце по долгу службы или в силу его специальности?

Одновременно с этим Аль дал знак одному из присутствовавших здесь Лисов, и когда тот подошёл, быстро и очень тихо, так что услышать можно было лишь Лисьим слухом, приказал:

- Иди к этому Чарику и узнай, где гром-камень, и у каких конкретно Рысей он украден. Он под воздействием Хлыста и ему приказано отвечать на все вопросы, так что справишься.

Разведчик кивнул, и тут же вышел из помещения. А Меченый с выжидательной улыбкой посмотрел на Рэнделла.

+3

13

Обычно сотрудничество между противоборствующими людьми
бывает лишь частичным и крайне поверхностным...

Теперь взгляд Солена стал откровенно насмешливым. Он попытался приподнять связанные руки – точно помолился неведомому божеству, надеясь на его благосклонность:
- Эй-эй! Мы ведь еще не обсудили мою дальнейшую судьбу! Господин Судья!

Гиен с Хлыстом сделал крохотное движение вперед – и этого хватило, чтобы выгнать нахальничание из черных глаз.
- Ладно, я все понял! Раскаиваться поздно, но я ведь могу рассчитывать хоть на какое-то смягчение? Я же сижу тут почти по доброй воле и без применения вот этого… зловредного артефакта…

Дэвиан Даверциан терпеливо сложил кончики пальцев перед собой – от Золотого Каштана по телу пошла очередная волна тепла и бодрящей сознание не хуже кофейного напитка силы амулета. Стальной взор окончательно прояснился.

- Ты слышал вопросы. Отвечай. – Седоволосый понял основной принцип «паясничания» Рэнделла, но просто поставил себя выше этого и решил давить до конца в унисон с Альюром.

- Хорошо… Хорошо. - Гиен немного откинулся назад на стуле, делая вид, что вспоминает. – Мы списывались через голубиную почту, все верно. Послание в Акрилон я отправил вчера, сразу же после нападения на Ваш экипаж, господин Судья. – Белый Волк и бровью не повел в ответ на ухмылку. – Возле южной кордегарии есть голубиная станица. Там за символическую плату, - нотка искреннего сарказма, - старичок из моего клана следит, чтобы голубок хорошенько отдохнул и наелся. А записки прячет в каменную выемку станицы. Так что через несколько дней вы можете наведаться туда и хорошенько потрясти этого милого человека. Кажется, его зовут Лоссер, но я не совсем уверен…

Он потянулся к носу и почесал его под пристальными взглядами стражников Меченого, готовых усмирить Гиена при первой же попытке учудить что-то нехорошее.

- Вещи... Никаких общих вещей у нас нет. Лично я борюсь за гигиену и терпеть не могу даже тряпок Чарика, которые он иногда одалживает мне для походов по городу. А на последний вопрос, - Гиен хитро сощурил черные бусины глаз, - я отвечу положительно. Вы ведь помните Лессу, господин Судья? Знаете, сколько таких лесс по Азнавуру? Десятки, может быть даже – сотни! - Он внезапно хищно подался вперед, чем заслужил толчок в спину от одного из Лис Эгейла. Но Даверциан прекрасно уловил угрозу в словах Солена, пусть отреагировал только слегка поджатыми губами, как старый волк при виде соперника, с которым необходимо побороться за право жить и охотиться на своей территории.

В этот момент вернулся Лис и точно также тихо, только для Альюра, доложил о местонахождении гром-камня. С трусоватым подельником Рэнделла не пришлось возиться слишком долго. Чарик умудрился спрятать амулет почти в самом центре города, заложив рядом с Азнавурской Ратушей, в которой заседали первые советники Эрика Изегрима во время публичных выступлений и слушаний или в часы приема важных решений для всей Земли Кланов. И весьма детально описал место тайника.

+3

14

Меченый тоже бровью не повёл на все эти рассуждения пленника. В существование сотен шпионок Альянса он не верил по одной простой причине: женщины любого клана, даже Гиены, так просто не поддаются очарованию всяких мерзавцев и не начинают разом следить за своими хозяевами и благодетелями. Это будут делать единицы, часть из которых пойдёт на поводу благодаря шантажу.

Гораздо меньше Альюру нравилось то, что Рэнделл не даёт исчерпывающих ответов. Он ведь не сказал, что должны были предпринять отступники, если бы совершили всё-таки покушение на князя Эрика. Да и имя шпиона во дворце он не назвал. Если вообще знал. После многочисленных допросов и своих предыдущих столкновений с отступниками, Альюр понял, что в них больше гонора, чем дела. Они верят в то, что их много, они всемогущи и всё такое, но на самом деле дальше бравады это не продвигается. После парочки покушений им уже кажется, что они завоевали весь мир, но на самом деле, они лишь заставляют быстрее себя найти и прихлопнуть.

"Несколько дней, говоришь? - вспомнил про голубиную связь Альюр. - Нет уж, не на того напал. Проверять - так сразу. А со стариком как-нибудь столкуемся, если там и вправду есть какой-то старик. На крайний случай, столкуется тот, у кого в руках будет Чёрный Хлыст".

Поразмыслив, Аль снова подозвал одного из Лисов.

- Свяжись с Орденом, пусть заберут камень из тайника, - сказал он ему, после чего повернулся к Рэнделлу. Правда, слова его предназначались не отступнику, а Судье: - Как вы думаете, Ваша Честь, наверное самое время попросить нашего друга применить Хлыст? А то этот парень начинает отвечать так, что его ответы больше смахивают на попытки ничего не говорить.

А вот взгляд предназначался именно отступнику. И насмешка в этом взгляде не предвещала ничего хорошего.

+3

15

Поскребите любое дурное свойство человека, и выглянет его основа — страх…

Ну, если Меченый и рассчитывал на сиюминутное и полное добровольно-сердечное признание, ему бы пришлось все-таки немного повременить. Рэнделл Солен был не из той породы потерявших Равновесие предателей, как, например, его подельник Чарик Фосс. Пусть они  оба происходили из одного клана, ощутимые различия между ними были. Если тот же Фосс  уже действительно был готов сдать всех и вся даже без применения Хлыста, то черноглазый все же хотел иметь какие-либо гарантии. Про амнистию их клану и им самим в частности следовало забыть – потому что первоначальная цель достигнута, хотя и ценой ареста исполнителей. Убивать после допроса Лис не станет – подчиняется приказам свыше. Да и прекрасно держащий себя в руках Белый Волк тоже, хотя будь на его месте Солен – он бы сам себе не позавидовал в этом случае.

Оставалось рассчитывать на «пожизненный отдых» в застенках. Но и этого наглому Гиену было слишком много. С Хлыстом или без него, он, конечно же, расскажет все, что ему еще может быть известно. Ведь неким краешком мысли Рэнделл все же осознавал, что зарывается - дерзит и прямо-таки просится на применение артефакта. И когда в голос Эгейла скользнули приглашающие ироничные нотки, Солен слегка набычился и поглядел на прежнего разведчика исподлобья:

- Вы сами не знаете, чего хотите. Я сказал вам все, что знал. Не будь решения об амнистии – мы бы отправили «мясо» к самому Князю – Правителю в очередной его выезд в город. Судья говорил, что план прост как медяк с дыркой – надо было отвлечь стражу гром-камнем и попытаться добраться до Волка оставшимися силами. – Рэнделл глянул сощуренными глазами на по-прежнему молчавшего Дэвиана. – И вообще… нас использовали и бросили, как щенят. – Впервые за весь вечер Гиен с невнятной досадой в голосе выкладывал истинную правду, отметя в сторону пафосные гримасы и ухмылки. – Обещали все и сразу. Я уже говорил, что раскаиваться не буду…
«Будешь, конечно… но уже потом, в камере, где сидеть тебе до конца дней своих…»
- … А большим помочь не смогу. Я видел их трижды. Ну, по запаху узнаю. Судья, например, зачем-то гвоздикой душится, хотя это странно и палевно…

- Говоришь, вас использовали, - теперь в баритоне перебившего бормотание Гиена Даверциан чувствовался настоящий холодок. – Нет, Рэнделл Солен. Использовали мою дочь. – Ледяное пламя разгоралось, и на любой упреждающий знак со стороны Лиса Белый Волк сейчас бы не обратил ни малейшего внимания. -   Ее ранили, и ранили так, что она была на волоске от смерти! Мне надоели твои выходки! Допрашиваемый, сесть ровно!

Солен от неожиданной смены настроения седоволосого вытаращил глаза и поспешил принять на стуле более приличное положение, даром, что руки по-ученически не положил на столешницу, по другую сторону которой находился Старший Судья, на которого нельзя было теперь смотреть без опаски. Разъяренный Волк ничем не безобиднее бешеного Рыся, а положение Рэнделла было более чем безоружным, и вряд ли кто-либо из присутствующих заступился бы за пойманного предателя и убийцу.

- Особые приметы и привычки тех, с кем ты встречался! И не лги, что больше ничего не помнишь! Уж поверь, после Хлыста я посажу тебя к твоим уже пойманным подельникам  в одну камеру и скажу им, что ты все рассказал добровольно, а также молил нас на коленях о снисхождении!

Пока Дэвиан переводил дыхание после тирад, Гиен спешно приводил разбежавшиеся мысли в порядок.
- Я и правда не видел их лиц! Но знаю про таверну в Акрилоне, куда они должны были приехать из Бебетты и Орбадора. Четвертушка – северянин, а Наперсток и Судья – из Борхкерка. Вы про нашего князя Кургрига слышали? Вот они его первые приспешники, как я понял из разговоров с ними.

Судя по выражению лица Даверциан и Эгейла, про упомянутого Кургрига они были в курсе.

- Так вот, таверна эта – «Белый филин» - около восточной кордегарии Акрилона. Там они должны остановиться. Это все, что я знаю, господин Судья, честно! Новые задания и планы будут только через голубиную почту! – Рэнделл едва не задыхался, пытаясь сказать все и сразу.

+3

16

Альюр повернулся к секретарю.

- Всё записал? - спросил он таким тоном, будто только что обсуждалось обеденное меню на следующий день. Секретарь невозмутимо кивнул, хотя манеры Лиса ему и не слишком нравились. Этот капитан Эгейл был чрезмерно уверен в себе. Или у него просто был такой вредный характер.

Оставив допрашиваемого, Аль подошёл к конторке секретаря, сунул нос в допросные листы, после чего забрал один чистый, отобрал у секретаря перо и некоторое время что-то строчил, не отрываясь. Потом отдал перо и подошёл к Белому Волку.

- Если хотите его прямо сейчас прирезать - я не возражаю, - сказал он Дэвиану ничуть не шутя. - Всё равно с него, как и со всех остальных, толку мало, а вреда много.

Пока он говорил, он положил перед Дэвианом лист, на котором только что писал.

Оскер Текито
Алейя Ксимен
Тарвус Шан
Бастил Хорог
Лон Перегри
Если хоть одно из имён ему знакомо - моя догадка подтвердится, но я не знаю, под каким предлогом их перечислить.

- Кургрига разобьют самое позднее - дня через три-четыре, - сказал Аль вслух. - Князь-Хранитель уже утвердил план. Если эти люди работают на него - они действительно абсолютно бесполезны. А формулировка "убит при попытке напасть на Судью", или "при побеге" - это не такой уж плохой способ избежать трат на судебные расходы. Я могу отослать стражу и сделать всё сам, если вы пожелаете.

И он кинул прищуренный взгляд на пленника. Самое интересное, что Аль совершенно не шутил, и почему-то его совесть при этом мирно посапывала во сне. Просто он надеялся, что Рэнделл не станет доводить дело до крайности и что-то ещё скажет, за что можно будет зацепиться и продолжить разговор. Ну, а если нет - у них ещё целый воз арестованных отступников, найдут кого-нибудь посговорчивее.

+3

17

В минуту опасности эгоизм претерпевает полное крушение.
И тогда возникает страх смерти.

На самом деле Рэнделлу было глубоко наплевать на весь Юг и лично князя Кургрига – он просто упомянул то, что случайно подслушал в разговоре Наперстка и Судьи. Он вообще любил это дело – погреть уши. Хитрый Гиен надеялся после смены власти прочно закрепиться в родных стенах Столицы, в окрестностях которой он был рожден и вырос, и знал много разных секретов или полезной информации. И вот этот самый задел ему и обещали по восстановлению правильного порядка власти и закона.

Теперь-то Солен прекрасно понимал, как глупы были его надежды и мечты. И дело было даже не в поимке и аресте, а в том, что Лисы и Волки были предупреждены и вооружены. И в последнем шаге от победы. Если положение вещей обстоит и правда так, как говорит Меченый – жить Кургригу осталось несколько дней, а значит – и Судье с Наперстком. А больше никого из знакомых ему главарей и не остается…

Белый Волк  принял листок с самым невозмутимым выражением лица, коротко пробежался по фамилиям и отложил написанной стороной вниз.

- Я бы так с удовольствием и сделал, мессир Эгейл. – Вот тут-то Солен от вновь прохладного тона Белого Волка наконец-то запаниковал, теперь уже слишком очевидно. Вся его предыдущая уверенность полностью улетучилась, как дым с осенних листьев. Ведь правда, что помешает Даверциан совершить свое собственное правосудие? Да и на руках у Рэнделла не только кровь Исабэль, а еще многих других, кого ему пришлось убрать  во время «командировок» по Земле Кланов. Хотрос, Орбадор, Линесдаль… Если они все же решатся применить Хлыст и поднять всю его подноготную за время работы под эгидой Альянса – он покойник. Честное слово, покойник.

Тем временем Старший Судья неторопливо продолжил, теперь демонстративно обращаясь исключительно к Рыжему Лису:

- Мы ведь уже имеем значительный опыт в таких делах. Помните последние показания? Кто там фигурировал? – И он принялся также методично «вспоминать». – Текито, Ксимен, Шан… Еще Хорог и Перегри. Да-да, именно они. Вы ведь уже в курсе про их дальнейшие перемены в жизни?

Солен окончательно струхнул. Все эти фамилии так или иначе вскользь были упомянуты в диалогах Наперстка и Четвертушки. У Гиена, как у загнанного зверя, на загривке была готова подняться шерсть от предчувствия чего-то нехорошего. Облава не просто окружила черноглазого со всех сторон – он почувствовал дыхание близкой гибели.

- Я слышал о них! Я ведь готов сотрудничать, господин Судья! – Голос давно потерял насмешливость – теперь в нем сквозило уныние. – Только не убивайте!

+2

18

Аль оглянулся на отступника, без особого интереса, но с насмешкой. Словно действительно уже не надеялся на то, что этот парень скажет хоть что-то ценное. Он ещё не был уверен, что его догадки окажутся истинными. Подельники этого Рэнделла могли упоминать кого угодно, в том числе и нанятых убийц из так называемой гильдии. Но уж коли Равновесие даёт им шанс разобраться в ситуации, надо действовать дальше.

- Ну, и что же ты о них мог слышать? - с сомнением спросил Меченый, пока ещё не торопясь выпрямляться и отворачиваться от стола Судьи. Он так и оглядывался через плечо, готовый в любой момент продолжить обсуждать с Даверцианом тему с "попыткой побега", или чем-нибудь подобным.

Альюр Эгейл, как это ни странно, был достаточно циничным человеком. Кто знает, что повлияло на его характер и сделало его именно таким. Может, неудачная попытка уворовать девушку в юности, а может, нечто иное, что с самого начала было заложено в этом Рыжем Лисе. В его собственном мире не было полутонов. Он всё делил на чёрное и белое. Рэнделл и прочие отступники находились на чёрной стороне, и Альюр относился к ним не с большей теплотой, чем к тварям с Пустошей. Правда, отступников по сравнению со всеми остальными людьми было очень мало. Каким наитием капитан Эгейл легко относил к их числу того или иного человека - сложно было сказать однозначно. Он не верил, что парень, которого привёз с собой отряд Лар, Алейя Ксимен, не отступник. То есть, понятное дело, что если даже он говорит правду - он всё равно является преступником, потому что работал на некую гильдию наёмников. Но Аль подозревал, что этот человек врёт. При чём врёт не в каких-то отдельных моментах, а, что называется, по-крупному. То, что имя Ксимена всплывало в речи пойманных за последние сутки членов Альянса, ещё ничего не доказывало. Наёмника вполне могли нанимать главари Альянса, или даже такие, как князь Кургриг. Собственно, сам Ксимен это и утверждал. Но может быть, у Альюра была способность чувствовать глубинную, сокровенную ложь? Он ведь не служил Ордену и никогда не делился ни с кем информацией о некоторых своих способностях. Вот Тери, когда понял, что чувствует присутствие амулетов, особенно враждебных, сразу же рассказал об этом отцу, а потом и некоторым другим людям. Аль же свои таланты держал при себе, никогда ими не афишируя без нужды.

Итак, Меченый не верил в то, что некий человек по имени Алейя Ксимен, действительно раскаялся и рассказал всю правду. Но у Меченого не было повода потребовать жёсткого допроса для Ксимена. Оставалось либо понадеяться на то, что в Ордене с Ксименом разберутся, и выведут на чистую воду, или на то, что самому Альюру удастся получить повод для жёсткого допроса (да простит его княгиня Лар!).

Вот только Аль знал ещё, что Ксимен опередил и его, и Орден - и вообще всех.

+1

19

Кто держит в поле зрения все, не замечает ничего

Рэнделл немного расслабился, то и дело переводя взгляд от Лиса к Волку. Он не чувствовал себя в полной безопасности, и поэтому был готов выкладывать все и сразу. И ведь дело теперь было совершенно не в Хлысте, более того, упомянутый артефакт в руках соклановика теперь даже был как бы бесполезен.

- Судья не доверял Ксимену. Как-то чуть больше месяца назад, еще в предыдущую встречу в "Белом Филипп", мы сидели все вместе, кроме Четвертушки - он предыдущим вечером уехал в Орбадор. И когда со мной обсудили все детали плана по гром-камню и отослали вон, я еще немного... задержался за дверьми. - Заминка была многозначительной - Солен ясно давал понять, что подслушивал разговор подельников, но не испытывал насчет своего хобби ни малейшего угрызения совести. - И я услышал, что Черный Волк пожаловался на безответственность какого-то Ксимена. Мол, якшается с кем попало и может в любой момент слиться. Я не совсем понял, в чем именно они подозревали этого парня, но запомнил почти слово в слово их разговор. - Черные глаза снова уставились на Дэвиана, а руки Гиен осторожно положил перед собой на столешницу. - Но вы же поймали его, да? Я слышал об этом уже здесь, в Азнавуре. Очень многое можно узнать, подергав за нужные ниточки полезных знакомств.

Даверциан подавил усталый вдох. Преступник на преступнике, да еще и с двойными агентами. Белый Волк поднял взгляд на свешивающуюся с потолка масляную лампу, с переменным успехом унял раздражение и снова обратился к допрашиваемому:
- А ты скажешь что по поводу других имен?

Солен поерзал на стуле:
- Наперсток упоминал Текито в связи с кражей гром-камня... - Он чуть ли не виновато приподнял ладони. - Господин Судья, я только слышал про них самые разрозненные слухи. Ничего в целом! Нам они не доверяли, а Судья так и вовсе воротил нос. Спросите Чарика - он подтвердит. - Гиен момедлил и почему-то почесал нос. Он еще минут пять назад хотел это сделать, но опасался, что руки ему вырвут с корнем. - А... Еще Четвертушка говорил, что Текито едва успел провернуть дело с Атли. Да, кажется, именно Атли. Но я не знаю никого из Гиен или Черных Волков по имени Атли.

+3

20

Альюр посмотрел на Судью. Фамилия Атли ему сказала достаточно много, потому что он точно знал, о ком идёт речь. Но говорить это при отступнике он не стал. Вместо этого достал карандаш и приписал под своими предыдущими фразами: "Дом Атли - Рыси. Если гром-камень похитили у них - почему они не сообщили?"

Никаких других Атли быть не могло, чисто Рысья фамилия, да к тому же достаточно известная. Однофамильцев у них не было. Разве что, кто-то из родственников Атли, носящий такую же фамилию, успел снюхаться с отступниками, в чём Альюр сомневался. Рыси слишком самостоятельны, чтобы поддаваться на авантюры тех же Гиен, и тем более Чёрных Волков. Да и гром-камень обычно хранится за семью замками (в буквальном смысле), в какой-нибудь секретной сокровищнице, в главном замке.

- Я полагаю, что мне нужно вернуться во дворец, - сказал Альюр вслух. - И побеседовать кое с кем. Мои опасения оправдываются, и надо бы закончить с отловом преступников. Я вам ещё нужен на этом допросе, господин Старший Судья? - Он глянул на Рэнделла, и не удержался, добавив: - Или мне сперва закончить с этим типом? Кстати! Тут в одной из камер сидит Гиена по имени Вэрт Лоббат. Тот самый, который нанёс удар вашей дочери. Его судьбу тоже надо бы решить. Он знает ещё меньше, простой исполнитель.

"Надо сообщить Элиасу Хьёрлейву о том, что скорее всего у семьи Атли похищен гром-камень, - подумал он про себя. - Раз уж Хьёрлейв сейчас исполняет у Рысей роль Верховного Князя - пусть разберётся со своими людьми".

+2

21

Энтузиазм и готовность— основа любого прогресса

Дэвиан прочел приписку с по-прежнему бесстрастным выражением лица. И тут же как-то разом осознал, что если кто и в силах распутать весь этот клубок из паутины лжи и воровства - то только Альюр Эгейл. Старший Судья сможет только направить по нужному адресу или попросить таких же нужных людей оказать содействие. Хотя с неутомимым, даже прожженым энтузиазмом Меченого и "благословляющей на подвиги" бумагой Князя-Хранителя помощи может и вовсе не потребоваться. Жаль, что господин Эгейл не присоединился к решению прооблемы Альянса раньше - сколько предателей он бы сумел поймать! И возможно - без лишних жертв в лице той же Исабэль...

Взяв грифель в узловатые пальцы, Белый Волк под заметно напряженным взглядом Гиена, пытающегося делать вид, что ему совершенно не интересно, что там пишет господин Судья, быстро черкнул две фразы.
"Не забывайте про клановую "замкнутость" и отстраненность. Возможно, они сами хотят разобраться с вором?"

Помедлив, он добавил еще имя и фамилию, которые теперь вряд ли исчезнут из памяти. И дело было даже не в общем клане и также занимающемся Альянсом Ордене Хранителей Равновесия.
"Айрон Ригур"

- Поезжайте, мессир Эгейл. - Многозначительно постукивая деревянным концом карандаша по мелким буковкам последних слов. - Думаю, мы закончили. Продолжать этот спектакль бессмысленно - ведь многоуважаемый Рэнделл Солен сейчас отправится в места, не столь отдаленные...

- Я ведь рассказал все, что знаю! И без Хлыста! Пожалуйста, не убивайте! - При одной только догадка о том, что Даверциан намерен и вправе сделать с Вэртом, у Солена пересохло в глотке, отчего голос стал немного сиплым.

Дэвиан поднялся из-за стола и кивнул стражникам на Гиена, как на нечто мерзкое и мелкое, не заслуживающее внимания.
- Этого человека - в отдельную камеру. И приставить самую надежную охрану. Я еще зайду к нему попозже. - Серые глаза Старшего Судьи загорелись мрачным огоньком, ввергая Гиена в уныние. - Сначала навещу Вэрта Лоббата.

+3

22

Альюр не стал дожидаться, чем всё закончится. Поклонившись Судье, он забрал пару листков, которые ему были нужны для дела, и удалился. Ригуру он вознамерился написать сразу, чтобы поставить Рысей в известность о том, что творится в их клане. Почему не Хьёрлейву, который сейчас был в столице? Потому что Аль так захотел. Он принимал решения самостоятельно и никого не ставил в известность, почему именно.

Хотя, одно объяснение всё-таки было. Даверциан написал имя Ригура - значит, тоже считал, что именно акрилонского декана надо предупредить первого. Альюр решил, что Старший Судья прав, и не послал никого к Хьёрлейву.

Всё-таки Рыси были обречены на то, чтобы к их "исполняющему обязанности" Верховного Князя человеку относились несерьёзно. Он - на своём посту временный. Вот декан - тот всегда декан, постоянно, а Элиас Хьёрлейв играет роль Верховного Князя только в данный момент, потому что его выбрали на время поездки в столицу.

Впрочем, самих Рысей такое положение дел вполне устраивало.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-11-16 15:04:44)

+1


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Пусти Лису в курятник...