В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Иногда информация - это всё, что ты можешь предложить...


Иногда информация - это всё, что ты можешь предложить...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Место действия: Азнавур - столица Земли Кланов.

Участники: Альюр Эгейл, Фрайдек Атли, Ирбак Тэйфи.

Исходные данные (одно-два предложения): Счастливо избежав гибели в руках злоумышленников, Альюр Эгейл горит желание вытрясти из арестованных всё, что они знают....

Примерное время года: конец зимы - весна.

http://f3.s.qip.ru/13ASQbpqc.jpg

+4

2

Коракс Вернер просто поверить не мог, что его помощник оказался такой дрянью. Точнее наверное сказать, что поверить то он мог, но не хотел, потому что всегда тяжело разочаровываться в людях, которые были рядом с тобой. Вернеру было неприятно думать, что этот парень, Густав оказался отступником, а никто этого не чувствовал. Вроде бы Вернеру не в чем было себя упрекнуть, потому что он принял Джавиера по рекомендации, и спрашивать надо было с того, кто рекомендовал. И всё равно Вернеру не нравилось то, что происходит, не нравилось, что этот новый начальник тюрьмы так быстро до всего докопался, и меньше всего нравилось, что Джавиера арестовали без него, силами Рысьей охраны.

Явившись в тот день в тюремное крыло, Вернер потребовал, чтобы его принял заместитель начальника тюрьмы, поскольку знал, что капитан Эгейл ранен и скорее всего находится дома. Волк даже удивился, когда ему сказали, что делом Джавиера и его подручных занимается лично капитан Эгейл.
- Он что, здесь? - переспросил Волк.
Нет, в этом мире что-то шло не так, как хотелось бы. Особенно в последнее время. Коракс чувствовал себя человеком, который постоянно отстаёт от чего-то важного, да тут еще некстати вспомнилось, что за ним самим водились дела, которые безусловно не были преступлением, но которые Вернер скрывал хотя бы потому, что несолидно было капитану Летучей Сотни, элитной гвардии самого Князя-хранителя так себя вести. Даже если общему делу это никак и не вредило, это было глупо, недостойно и как-то мелочно.

- Хорошо, я поговорю с капитаном Эгейлом, раз уж он здесь! - решил Вернер, и не дожидаясь, когда ему будет позволено пройти, сам вошел в кабинет начальника дворцовой тюрьмы.

- Я должен присутствовать при допросе свего человека! - заявил Вернер с порога, не собираясь слушать никаких возражений. - Я за него в ответе и должен знать, что он творил за моей спиной.

+4

3

Альюр поднял голову и с интересом посмотрел на вошедшего Волка. Взгляд Лиса ничего хорошего не предвещал, хотя губы растянулись в улыбочку. Настроение у Аля было наверное слишком боевое, хотя бок болел, а спиной лучше было ни к чему не прислоняться. Все его синяки и ушибы распухли и напоминали о себе при любой возможности. Но это были такие мелочи, что Аль старался вообще не обращать на собственное самочувствие внимания. Ему сейчас важно было дело, а на ловца, как говорится, и зверь сам бежит. Явился же Вернер как раз в тот момент, когда он нужен!

- Проходите, капитан! - любезно предложил Меченый. - Я как раз хотел за вами послать. Да и капитан Салгари уже здесь, так что можно сказать, все в сборе. Ради справедливости, мне хотелось пригласить ещё и капитана Лисьей Сотни, но я подумал, что ему придётся долго объяснять, что именно произошло. Или всё-таки позвать его? - Аль прищурился. - Для его разведчиков найдётся дело, а люди, которых вызвал я, прибудут в столицу только через некоторое время. Я решил... - Меченый сделал паузу и весело оглядел присутствующих. - Я решил, что у меня в штате слишком мало разведчиков, а они сейчас нужны больше всего. Они будут помогать мне наблюдать за порядком во дворце. А то что-то здесь отступников развелось. И самое интересное, что их никто не замечает, хотя казалось бы, их присутствие очевидно.

Высказав эту довольно длинную речь, Аль устроился в кресле поудобнее, аккуратно прислонившись спиной к подушке, которую ему заботливо подложил его помощник, и посмотрел на Харарда.

- Полагаю, что будет лучше, если вы изложите капитану Вернеру суть событий, которые имели место прошедшей ночью, - предложил он.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-10-30 20:20:04)

+3

4

Рысь фыркнул, и вместо того, чтобы все бросить и рассказывать, продолжил чистить кончиком ножа ногти.

- А что там излагать? - переспросил он, не глядя на Вернера. - Капитан Эгейл устроил небольшую ловушку для того, кто в нее попадется, с собой в качестве приманки - и попался Густав Джавиер. - Рысь наконец поднял голову и убрал ножик. - Мне бы больше хотелось знать, что у тебя за секретные дела, из-за которых ты регулярно встречаешься с кем-то в борделе.

Можно было предположить, что после такого вопроса Вернер набросится на него с кулаками, начнет оправдываться, или сочтет, что его окружают сплошные предатели. Но сейчас Харарду нужна была правда. Он был сыт по горло заговорами, тем более что как Рысь, просто не мог понять, почему вдруг люди, у которых все есть, и которые ни в чем особо не нуждаются, вдруг начинают что-то злоумышлять против власти Князя-Хранителя. По мнению Харарда Салгари, пусть уж лучше Вернер позлится, но объяснит, что у него за тайны, чтобы они все убедились, что на самом деле он никакой не заговорщик, чем потом продолжать мучиться вопросом: а не предатель ли все-таки капитан Волков, а то может, он лишь искусно притворяется честным?

Да нет, не верил Харард в то, что Вернер хоть каким-то боком причастен! И все равно хотел слышать оправдание от самого Вернера.

+4

5

Волк чуть не взвился, так ему не понравились вопросы капитана Рысей.
- Ты что, следишь за мной?! - рявкнул он в сердцах, но тут же задумался вот о чём. Получается, что он своими необдумнными действиями и ненужными тайнами только возбуждает в других людях подозрение, хотя было и странно, что Харард не спросил, куда он ходит, а скорее всего проследил за ним. Или это Лис следил и рассказал Харарду.
До Вернера вовремя дошло, что не так уж его подозревают, раз сообщили, как они поймали Густава. Верить в то, что Густав предатель Вернеру не хотелось, но какой у него был выбор? Поэтому он пожал плечами и все-таки ответил на те вопросы, которые ем задавали.

- Это моё личное дело, которое никого не касается, но коли тебе так интересно знать, у меня есть кое-кто, о ком я обязан заботиться.

Такой ответ в общем-то ответом не был, и Вернер сам чувствовал, что его слова похожи на попытку увильнуть от ответа, а вовсе не что-то объяснить. Волк совсем помрачнел и нахмурился, сгоряча подумав, что пока не было во дворце этого Меченого, Лиса-прохвоста, разведчика с сомнительной репутацией, всё было тихо и спокойно. Но Коракс сам себя перебил, ведь даже если бы Лиса тут не было, всё равно его помощник рано или поздно привлёк бы чьё-то внимание. Да и не особенно нужен был ему этот помощник, навязанный по рекомендации, которая для Вернера вовсе не была нужна, если бы парень чего-то стоил по-настоящему. Тогда что он бесится?
- Это действительно касается только меня, - произнес наконец Вернер, как-то остыв и по нему могло бы показаться, что он даже присмирел, во всяком случае он не смотрел на своих собеседников. - Я бы никогда не сказал, но вижу что придётся, чтобы никто из вас не подумал, будто я имею какой-то злой умысел. Скажем так: у меня есть женщина, которая по некоторым причинам не может стать моей женой, а у неё - мой ребёнок. Я посылаю ей деньги через подставное лицо, потому что она не знает, что я - капитан Летучей Сотни. Для моего положения, сами понимаете, это не слишком хорошая репутация. Но иного выхода пока нет, потому что её муж хоть и старый, но до сих пор жив, и не подозревает, что ребёнок не его. - Волк поднял голову. - По-вашему, это интересно?!

Ему было неприятно, что пришлось всё это расскзать.

+3

6

Альюр почему-то так и думал, что капитан Вернер запутался в каких-то делишках с женщинами. Но он посчитал, что не следует издеваться над Волком и дразнить его. Сам разберётся, когда придёт время. Хотя Аль не мог совсем ничего не сказать. Он ведь отвечал за дисциплину во дворце, и за моральный облик служащих здесь людей тоже.

- Тебе бы решить эту проблему, капитан, - сказал он, прищурившись и глядя на Волка без тени улыбки. - Это только кажется, что наши отношения с женщинами - наше личное дело, которое никого не касается. Во-первых, скандал вокруг капитана личной гвардии князя Эрика - это вещь недопустимая даже в более спокойные время. Тем более сейчас, когда Альянс копает под Князя-Хранителя и правящий клан, к которому ты тоже относишься. Ну, а во-вторых, прелюбодеяние - это серьёзный грех. Ты нарушаешь своё Равновесие, и нарушаешь сильно. Не мне тебя учить, но не заметил же ты, что твой помощник - Чёрный Волк. Это может быть следствием твоего собственного поведения, капитан. Разберись с этим.

Высказав таким образом то, что по мнению Альюра было необходимо, он перешёл к насущному делу, ради которого они здесь собрались:

- Я не против того, чтобы капитан Вернер присутствовал при допросе. Это касается вверенной ему сотни, так что нам с тобой, - обратился он к Рысю, - придётся уступить ему первое слово. Не исключено, что помощников у Джавиера гораздо больше, чем мы поймали. Это надо установить как можно быстрее. Есть конструктивные предложения, или мне сразу позвать парня, который тут отвечает за ведение допросов с пристрастием?

Аль уже знал, что как начальник тюрьмы, обладает властью допрашивать преступников, применяя пытки. Тем более, что в данном случае доказательства вины Джавиера и его подручных искать не приходилось.

+3

7

Харард пожал плечами.

- На твой вопрос лучше ответит Санчес Дороти. Он ведь твой помощник, - ответил он Меченому.

Харард был человеком категоричным и жестким, но он не любил крайности. Он считал, что пойманные с поличным люди сами должны быть заинтересованы в том, чтобы во всем признаться. Однако начальнику тюрьмы было виднее. Вот только было одно обстоятельство, которое его смущало, и он поспешил об этом сообщить.

- Если эти четверо, которых мы задержали, действительно работают на какой-то Альянс, разве не наше дело сразу же доложить об их поимке в Орден? Было бы это только покушением на тебя, пусть даже как на капитана Внутренней Стражи, тогда наверное ты мог бы вообще сам с ними разобраться. Но ты сам говорил, что тебя сюда прислали всего лишь найти этих людей. У тебя есть полномочия решать их дальнейшую судьбу?

Рысь и сам был не против слегка выпотрошить пленников, но он клялся честно служить при дворе, и как-то сомневался, не является ли то, что они собрались делать, превышением власти.

+3

8

И вот как раз тут Вернеру попала вожжа под хвост, потому что он вдруг горячо поддержал капитана Эгейла.
- Всё это чушь! - отрезал он. - Капитан имеет полное право сперва сам допросить тех, кто на него напал, хотя бы ради того, чтобы выяснить, действительно ли они работают на этот ваш Альянс! А вдруг нет! А вдруг это какие-то их личные разборки. Может, они Лисов не любят.

Когда он это говорил, Вернер даже усмехнулся, так ему весело стало от собственной выдумки. Может Рысь и сомневался, но сейчас командир Летучей Сотни - элитной гвардии Князя-хранителя просто не мог остаться в стороне. Орден везде и всюду сам всё решает, но кто сказал, что они не могут в этом поучаствовать, тем более, что речь идет о людях самого Вернера? Об одном из его людей, но дело от этого не меняется.

- Теперь я не просто уверен, я настаиваю на том, чтоы допросить этих злоумышленников! - воскликнул он горячо. - А уже по результатам можно докладывать в Орден или еще куда. Есть дела, которые мы прекрасно можем решать сами, я теперь это вижу.
А ещё он был доволен тем, что ему больше не надо оправдываться. Правда, когда этот Меченый, которому от роду не больше двадцати семи лет, сопляк в общем, читает нравоучения такому как Вернер, это не слишком приятно слушать, но ведь это было правдой. Поэтому Волк решил, что потом подумает на досуге, как ему быть со своей подругой, а пока он смело переключился на дела насущные.
Теперь ему было важно узнать от этих врагов всё, что только можно, потому что ведь если совсем рядом с тобой притаился противник существующей власти, значит может быть есть кто-то ещё, а Вернеру было поручено охранять самого главного человека в Земле Кланов.
Подойдя к двери, Вернер сам позвал помощника Дороти.
- Капитану Эгейлу нужен палач, - сказал он. - Иди и найди его, пусть придёт сюда немедленно. - Повернувшись к Эгейлу, Вернер уточнил: - Ты ведь не возражаешь, что я тут рспоряжаюсь от твоего имени?

+3

9

Аль только усмехнулся.

- Я так вижу, что здесь собрались люди, готовые ради правды на всё, - съязвил он. - Я лично не собираюсь пока никого пытать. Пока! - подчеркнул он. - Есть иные способы. Вот коли не подействуют - тогда подумаем о жёстких мерах. Ладно, господа!

Аль поднялся, осторожно поведя плечами. Вроде спина болела меньше. "Лине лучше не рассказывать свои служебные тайны, - подумал он, сделав так, чтобы его чувства не передались случайно жене. Уж больно они были агрессивные. - Пусть отдыхает. А то ещё научу Лисят всякие гадости замышлять ещё до того, как они родятся..."

- Идёмте. - Аль сделал приглашающий жест, и пошёл вперёд сам. - Здесь рядом есть прекрасная допросная камера. Когда приведут первого красавца, мы уже расположимся там поудобнее. Полагаю, начать лучше с Джавиера, но не говорить ему о том, что он первый. Пусть думает, что остальных уже допросили, хотя честно говоря, они меня мало волнуют.

Альюр вышел в коридор и сказал охранникам, чтобы привели Густава Джавиера во вторую допросную комнату, после чего повёл туда Коракса Вернера и Харарда Салгари.

+4

10

Рысь сделал недовольную физиономию, но пошел следом. Тюрьму он хорошо знал, но вовсе не потому, что сидел здесь, а потому, что... В общем, по службе ему приходилось здесь бывать достаточно часто. Всех арестованных сводили именно сюда, свои же провинившиеся охранники сидели тут время от времени, поскольку иной гауптвахты во дворце не было.

А вот здешние допросные камеры Харарда не касались (или он их не касался), поэтому ему было даже немного любопытно, на что это похоже. Он ожидал увидеть что-то мрачное, зловещее, может быть, наполненное угрожающего вида предметами, которые должны наводить арестованных на мысли о том, что с ними будет, если они не начнут сразу отвечать на все вопросы. Вопреки ожиданию, Рысь увидел помещение свободное, с зарешеченным окном, в котором предметов было - раз-два и обчёлся. Стол с креслом для следователя, конторка для писаря, пара стульев и лавка в центре, чтобы было куда посадить заключённого. Хмыкнув, Рысь подошёл к одному из стульев, и сел, приняв независимый вид. Поскольку допрашивать собирались Волка, это больше касалось Вернера, чем Салгари, и Рысь решил не вмешиваться без необходимости.

+4

11

Зато Волк собирался вмешиваться, да так активно, что вообще присаживаться не стал, зато едва ввели арестованного Джавиера, командир Летучей Сотни подскочил к нему и сцапал за грудки, тряхнув для порядка. После чего, игнорируя присутствие стражи, зашипел в лицо:
- Предатель! Как ты посмел меня обманывать?! Я тебя своими руками в порошок перетру!
Его неверного помощника подобное обращение ничуть не смутило, потому что он усмехнулся, глядя Вернеру прямо в лицо.
- И что, тебе дадут это сделать? - спросил он цинично. - Не дури, Вернер. Тебе нужно было раньше думать о том, кто я и что я, но ты был так занят собой, что ничего не видел дальше собственного носа. Так что отпусти меня, и не трогай теперь, это всё равно не твоё дело.

Вернер подобрался весь, и уже совсем собрался залепить этому типу по физиономии, но почему-то слова Густава на его подействовали, и капитан отпустил бывшего помощника, отряхнул руки, словно запачкал их в пыли, и отошёл к стульям.

Стражники получили возможность ввести наконец арестованного на середину камеры и поставить перед начальником тюрьмы. Вслед за ними в помещение вошёл помощник капитана Эгейла, а за ним - худощавый, жилистый парень из клана Волков, высокий, одетый в коричневую одежду, с палкой в руке, и намотанным на пояс плетёным кнутом. В его арсенале были вещи и посерьёзнее, но если бы капитану Эгейлу нужно было что-то серьёзное, он сам бы об этом сказал. А пока что палач прикрыл за собой двери и остановился у стены, опираясь на свою палку.
Ему тут неплохо жилось. Он выполнял приказы, никакого особого зла ни на кого не имел, и работал по принципу" надо же кому-то это делать. Когда-то он сам был преступником, исправился, но остался одиноким, семьи не имел, знакомых и друзей завёл только среди тюремных охранников, и вообще считал, что тёпленькое местечко ему обеспечено на много лет вперёд. А то, что работа грязная - так ведь всякое дело полезно, если оно кому-то нужно.
Посмотрев на капитана Эгейла, Волк приставил палку к стене и скрестил на груди руки. Ему оставалось только ждать, потому что неизвестно, понадобятся ли вообще его услуги.

+3

12

Аль оглядел пленника с головы до ног с большим интересом, так, словно первый раз видел.

- Полагаю, ты понимаешь, что я мог бы начать наш разговор примерно в той же манере, как вы разговаривали со мной в том подвале, - сказал он с полуулыбкой, словно ситуация его забавляла. А ведь действительно забавляла. Альюр только что не скалился в довольной усмешке. Несколько равнодушный к собственным страданиям, он невысоко ставил и чужие. Разумеется, когда речь шла о мужчинах, и тем более, о предателях вроде этого Джавиера.

Итак, Меченый ухмылялся, вполне довольный тем, что видел и слышал. Почему-то даже гнев капитана Вернера вызывал сейчас у Лиса смутное чувство довольства собой. С точки зрения Альюра Эгейла, Вернеру следовало прочувствовать всю ситуацию в целом, чтобы и будущем не лепить таких же глупых ошибок, и вовремя разбираться со своими бабами. Положительно, все в этой комнате были в менее выгодных условиях, чем Аль. Он-то делал всё правильно, и добивался своего. То есть, он не считал себя непогрешимым, просто он пребывал в благодушно-агрессивном настроении: благодушествовал, потому что благодаря ему найдет злоумышленник (хотя бы один для начала), и агрессивен, предвкушая допрос.

- Но я не вижу причин ни соблюдать формальности и задавать тебе закономерные вопросы, которых ты ожидаешь, ни подвергать тебя таким примитивным пыткам, которым ты подверг меня. С моей стороны было бы глупо думать, что это сработает, а с твоей стороны ты, наверное, начал бы считать себя героем "за правое дело", который несмотря на все пытки, не сдаётся. Чушь! У тебя не будет такой возможности, потому что я намерен поступить по-другому.

Аль вытащил из кармана кожаный мешочек, развязал его и вытряхнул на стол десятка два колючек кхолм. Лукаво поглядывая на Чёрного Волка, он разложил колючки поровнее, и усмехнулся почти ласково.

- Знаешь, что это? Знаешь, я по глазам вижу. Тебе наверняка известно, что одна такая колючка не так уж опасна. Она всего лишь вызывает временное помешательство. Через несколько минут человек уже успокаивается и приходит в себя. Но если начать колоть человека этими колючками снова и снова, не делая перерывов, то штук десяти-пятнадцати хватит, чтобы превратить тебя в конченного безумца, который будет пускать слюни и ходить под себя. И никакой доктор, даже с Кольцом, не возьмётся тебя излечить. Ты, разумеется, уже ничего не сможешь сказать, но твои подручные, когда увидят тебя такого, наверняка не захотят той же участи. Даже если они мало знают, мне этого будет достаточно, чтобы составить представление о ваших планах. Так что я жду минуту - а после этого обраной дороги у тебя уже не будет.

Альюр уже перестал улыбаться, и смотрел теперь на Чёрного Волка с убийственным хладнокровием. В том смысле, что когда убивают, могут смотреть и более ласково.

+3

13

Харард воспринял угрозу Меченого очень серьёзно, и ему совершенно не понравилось то, что должно было по его мнению произойти. Испугается Волк, или не испугается, но он ведь наверняка не поверит на слово, и тогда придётся капитану Эгейлу осуществлять свою угрозу. Хотя бы один раз, для наглядности ему придётся воткнуть в этого Джавиера колючку. По мнению Рыся, это всё было неправильно. Разве можно употреблять запрещённый амулет ради того, чтобы допрашивать преступника?

Однако, спорить с Эгейлом на глазах у арестованного Рысь посчитал неправильным. Не только родители должны скрывать свои ссоры от детей, но и коллегам по работе лучше не показывать несогласие между друг другом при посторонних. Поэтому Рысь совсем уже собрался попросить Меченого выйти на пару слов, но внезапно передумал. Ему пришло в голову, что и это будет выглядеть глупо. "Вот связался с этим сумасшедшим Лисом! - в сердцах подумал Харард. - Он либо в самом деле чокнутый, либо..."

Но ведь Лисы считались самыми умелыми артистами и врали, не краснея, если это требовалось для дела! Может, стоило посмотреть, что этот конкретный Лис задумал? Колючки - колючками, но и ими не испугаешь, а Эгейл в самом начале сказал: "Есть другие способы". Значит, он что-то задумал поинтереснее этих колючек. Иначе зачем ему эта вся демонстративность? Значит, он собирается выкинуть какой-то трюк, и колючки - лишь прелюдия, разминка перед чем-то более значительным!

Харард успокоился, и глянул на охранников.

- Надо бы связать этого молодца, - сказал он неторопливо, и кивнул на пленного. - Вряд ли эти парни его удержат, когда он тут начнёт безумствовать.

И он многозначительно кивнул на верёвку, которая валялась тут же под лавкой.

+3

14

Густав не был трусом, но как-то его слегка передёрнуло при мысли о колючках и безумии. Но сильно пугаться он не спешил, потому что знал, на что идёт. Правда он надеялся удержаться на плаву подольше, но уж коли пришло время платить по счетам, он думал, что готов к этому. Хотя во многом Лис был прав, и Густаву не особенно хотелось оказываться в пложении человека, который сам себя не узнает, что называется. Поэтому он покосился на молодцов-охранников и на всякий случай сделал попытку податься от них в сторону. Сдаваться без боя он не хотел, хотя какие у него были шансы? Так и так его должны судить.
- И что, когда вас спросят, что случилось с человеком, которого вы арестовали, вы честно скажете, что закололи его колючками до безумия? - ядовито поинтересовался он, все-таки в глубине души не веря, что Лис не врёт и действительно собирается проделать то, что пообещал.

"Ничего ты так не узнаешь!" - подумал он про себя. - "Конечно, если ты не собираешься просто отомстить за то, что тебя схватили".
Эта мысль не особенно грела, потому что по сведениям Густава Лисы были мстительными созданиями. Иногда они умели отомстить так, что никому мало не покажется, и кто их знает, может быть этот Меченый - сам псих, и готов на всё, лишь бы сделать побольнее и попоганее тем, кто посмел его тронуть.
"Ничего, мы ещё посражаемся!" - снова подумал Густав. - "Посмотрим, у кого окажется больше смекалки и выдержки".

Он надеялся на чудо, хотя наверное не стоило, потому что хоть никакой Чёрный Волк и не признавал, что теряет свою магическую силу и не может рассчитывать на чудеса, все равно очень хотелось верить, что произойдёт нечто, и поможет ему. Может, надо было обратиться к своему непосредственному начальнику, чтобы усовестить? Да нет, Вернер на него сейчас смотрел так, что пожалуй в его руках будет ещё хуже.

- Давай, начинай! - Чёрный Волк смело посмотрел на начальника тюрьмы. - Посмотрим, у кого из нас больше решимости.

извинения...

Извините за задержку.

+3

15

Альюр только снисходительно хмыкнул. Он уже давно усвоил, что пугать нужно так, чтобы не оставалось сомнений в том, что ты не шутишь. Иными словами, пугать только тем, что ты действительно готов сделать. Иначе не подействует. Поэтому он кивнул стражникам.

- А и правда, парни, свяжите-ка его! Чтобы не дёргался. И привяжите к скамье, - приказал он.

Поскольку рядовые воины привычны повиноваться по первому же приказу, не раздумывая, двое Волков тут же схватили арестованного, брякнули его носом вниз на лавку и примотали к ней, добросовестно затянув потуже, и расположив верёвки так, чтобы невозможно было дотянуться до них зубами. После чего встали по обе стороны, ожидая дальнейших приказаний.

Аль призадумался, оглядывая привязанного Чёрного Волка, даже прищурился, словно примерялся, куда именно в него всадить колючку. На самом деле, так оно и было. Хотя Аль и не был медиком, как его отец, он всё-таки добросовестно запоминал всё, что ему рассказывал отец. Фарго Эгейл любил пояснять сыну любые свои действия. Магия конечно же не сопоставима с обычным лекарством, и если амулет временно лишает тебя зрения (Аль это на себе испытал) не подействует на руку или ногу. Колючку кхолм можно было воткнуть в любую часть тела, но Аль всё равно решил, что надо начать подальше от головы, на которую собственно и был рассчитан амулет. Может, пленника это слегка собьёт с толка.

- Подойди, - сказал Аль палачу, и когда тот приблизился, выбрал одну из просыпанных на стол колючек и протянул ему. - Воткни-ка эту штуку ему в задницу. Да поглубже, чтобы сама не выпала.

Выражение у Альюра при этом приказе было самое невинное.

+2

16

Харард покачал головой. Он уже все понял. Откуда бы у Меченого было столько колючек кхолм? Он скорее всего принес обычные колючки акации, только слегка их подрезал для достоверности, чтобы издали было непонятно. Хотя одна у него должна была для верности быть настоящей, чтобы пленник понял серьезность намерений.

Палач тоже понял, когда подходил, потому что в свою бытность нечистого на руку торговца иногда продавал и эти колючки. Но Меченый дал ему настоящую. Ничуть не смутившись, поскольку исполнение приказов начальника для него - первое дело, Волк подошел к связанному Джавиеру и с размаху шлепнул его по левой ягодице, одновременно вогнав поглубже острую колючку. После чего на всякий случай плюхнулся собственным задом пленнику на спину, понимая, что тот начнет сейчас так дергаться, что пожалуй и скамью перевернет.

Харард поморщился. У него было живое воображение. Но с одной колючки кхолм большого вреда не будет. Разве что, они все тут используют нечестные методы. Но ни в каких правилах не было прописано, что во время допроса нельзя применять колючки кхолм. Так в чем проблема?

+3

17

Запаниковать Густав не успел, потому что его пронзила боль, не сильная, но ощутимая настолько, что он дёрнулся. Он хотел было возмутиться, но тут его воля словно отступила, а на её место нахлынула волна злости и ужаса. Помрачение наступает слишком быстро, чтобы его понять, и Чёрный Волк забился на скамье рыча и пытаясь достать зубами хоть до чего-то. Может и к лучшему, что на нем сидел палач, потому что эта тяжесть не давала Густаву нанести вред самому себе. Он стонал и изворачивался, в дикой ярости, в которую наверное приходят только в самом безнадежном бою, когда ты понимаешь, что в следующую минуту просто умрёшь, тебя раскроят на части, и приходится драться яростно, как загнанная в угол крыса.
Может быть, это продолжалось и не слишком долго, потому что через некоторое время благодаря телодвижениям Волка колючка выскочила. Так человек устроен, что его тело сопротивляется всяким инородным предметам, и мышцы сокращаясь вытолкали прочь из себя зловредный шип.
Теперь Густав уже ощущал сам себя и чувствовал, что хоть и не прошло даром, но он вполне в своём уме. Правда как-то не верилось, что он и дальше сохранит тот самый ум, но пока еще ему нужно было просто отдышаться, и он лишь зло сверкнул глазами и потребовал от палача:
- Слезь с меня!

Может и напрасно, но нельзя же не сопротивляться и не возмущаться совсем.
Хуже было то, что этот Меченый действительно начал осуществлять свои угрозы.

+3

18

Альюр решил, что теперь уже ничто не помешает им нормально допросить пленного. Он готов. Второй колючки он не захочет. Хотя у него и не было второй колючки, но Джавиер ведь этого не знал, а впечатлений ему уже хватило.

- Ладно, посадите его, - сказал Лис, отобразив в голосе явное сомнение. - Посмотрим, насколько хорошо он усвоил, что здесь с ним не станут церемониться.

Он выбрал из кучки ещё одну колючку и ухмыльнулся, посмотрев на отступника.

- Поговорим?....

офф.

Заключительный пост.

+1


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Иногда информация - это всё, что ты можешь предложить...