В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Катастрофа в замке Атли


Катастрофа в замке Атли

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Место действия: замок Атли в Срединных горах.

Участники: Фрайдек Атли, его семья и домочадцы...

Исходные данные (одно-два предложения): Фрайдек Атли вынужден был покинуть своих друзей, отправившихся в опасное плавание, а сам вернулся домой, в горы, поскольку получил письмо о том, что случилась большая беда...

http://f6.s.qip.ru/TEGM23Hc.jpg


Замок Атли - не самый большой в Срединных горах, и наверное, не самый оригинальный. Восточнее него, на другом конце горного хребта, в нескольких неделях пути, расположен гораздо более обширный и многоступенчатый замок, по праву считающийся самым причудливым и своеобразным - замок "Малахитовый Дом". А немного северо-западнее, в трех неделях пути от Атли, расположен самый большой и самый значительный замок - резиденция Ригуров. Но все остальные Рысьи замки меньше, так что семья Атли по праву считается одной из трех самых богатых и значительных.

Фрис оставил коня у подножия первой скалы, от которой начинались владения семьи Атли, и дальше отправился пешком. Можно было объехать скалу и добраться по дороге до укрепленного места стоянки караванов, совсем недалеко от которого располагался первый подъемник замка. Но Фрис знал, что доберется наверх быстрее, если употребит свои Рысьи способности. Поэтому он расседлал лошадь, отправил ее пастись, закинул сбрую в тайник между камнями, и полез наверх. Двигался он уверенно и быстро, как не способен двигаться никакой скалолаз из другого клана. Можно сказать, что Фрис поднимался вверх по скале так, словно это была удобная дорога.

Для тех, кто не любил пользоваться подъемниками, на самых опасных участках были укреплены тросы или веревочные лестницы. Обычного человека ни то, ни другое бы не спасло, потому что нужно было еще уметь не сорваться, даже если у тебя в руке конец троса, с помощью которого можно быстро перелететь с одной стороны пропасти на другую. Фрис торопился, но не забывал об осторожности. Хотя что ему могло тут угрожать?

Добравшись до первого уровня замка, Фрис все-таки вошел внутрь, и уже собрался пробежать по прорубленному в скале коридору до ближайшей платформы вагонеточной дороги. Если запрыгнуть в ползущую наверх вагонетку, можно очень быстро оказаться наверху. Но навстречу Фрису вышел охранник.

- Привет! - Фрис махнул ему рукой, не собираясь ни о чем расспрашивать, потому что намеревался как можно быстрее попасть на хозяйский уровень и расспросить обо всем свою тетю, или управляющего.

- Вы не сможете воспользоваться вагонеткой, - остановил его знакомый парень. - Большой участок дороги обрушен и его еще не расчистили.

Фрис помрачнел окончательно, кивнул в благодарность и выбрался обратно на склон горы. Теперь он лез наверх так быстро, как мог, а со следующего уровня воспользовался подъемником. Ступив наконец на нужный ему этаж, Фрис поразился тишине, которая тут царила. Первый зал был пуст, во втором тоже никого не казалось. Фрис бежал дальше вглубь, взлетел как на крыльях по широкой изгибающейся лестнице, миновал парочку подсобных помещений, и наконец попал в деловую часть. Тут обитал управляющий, отсюда осуществлялось все управление замком. Башня поднималась достаточно высоко, чтобы из ее окон можно было просмотреть практически всю территорию, за исключением крытой площадки для доменных печей.

+5

2

Как только Фрис вошел, от стола к нему повернулась госпожа Омелия Атли. Эта красивая, высокая женщина, сегодня была бледна и казалось, даже похудела с тех пор, как они виделись в последний раз.

- Фрайдек! - воскликнула она. - Как хорошо, что ты уже здесь! Тормон! - обратилась она к управляющему, Тормону Грэйсу-Атли, только что вместе с ней рассматривавшему схемы. - Мне надо поговорить с племянником наедине.

Управляющий поклонился хозяйке замка, потом Фрису, и вышел, забрав с собой папку со схемами, на которой они общими усилиями уже разметили всё, что нужно.

- Фрис! - Тётя Омелия подошла и порывисто обняла племянника. - Проходи, садись. Вот сюда, на диван. Фрис! У нас случился обвал, завалило третью и четвёртую угольные шахты. Люди работают день и ночь, но пока что не получается добраться до нескольких мест под обвалом. К сожалению, твой дядя был в тот день в одной из этих шахт. - Она сдержала себя, никак не показав своего горя, и продолжила: - Прошло уже много времени, даже если кто-то оставался в живых, у них уже должна была закончиться вода. Но мы всё равно будем продолжать. Тебе придётся вступить во владение и заменить Рэймона! - Она всплеснула руками, и не удержавшись, всё-таки обняла племянника и тяжело, с надрывом вздохнула. - Твои кузены еще малы, они не могут возглавить семью. Прошу тебя, Фрис! Ты очень нам нужен!

И она с трудом заставила себя отцепиться от племянника, отодвинулась и посмотрела ему в лицо.

+6

3

Фрис предполагал, что именно могло случиться, хотя в письме тете подробностей и не писала. Но одно дело предполагать, и совсем другое - услышать это, и убедиться, что худшие твои опасения оправдались.

- Тетя!.. - Фрис выдохнул, чувствуя, что не может произнести ни слова.

Дядя был для него всем. Фрис слишком плохо помнил своего отца, и привык к тому, что его воспитывает Рэймон Атли. Дядя Рэй... Конечно, Рыси воспринимали жизнь и смерть как две стороны одного неразрывного процесса, но первые несколько секунд Фрайдеку понадобились, чтобы успокоиться и взять себя в руки.

- Как это могло произойти? Почему? - спросил он, отставив пока вопрос о своем руководстве. Теоретически, он был подготовлен к тому, чтобы однажды оказаться главой семьи Атли, но практически надеялся, что этот момент никогда не настанет. Ведь у дяди были свои дети, и Фрис не собирался заступать им дорогу. Но все они действительно было несовершеннолетние.

Фрайдек потер висок и посмотрел на тетю. Ей он пока ничего не мог сказать. Да и что говорить? Если Рэймона Атли больше нет в живых, тут словами уже ничего не сделаешь, но если есть надежда на то, что он все-таки жив... Фрис наконец успокоился окончательно. Он не был бы Рысем, если бы не умел в подобных случаях мыслить трезво.

- Расскажите, как это произошло, - сказал он, поднялся и сам подошел к столу, вглядываясь в выгравированную прямо на столешнице карту владений Атли. - Что этому предшествовало? В чем причина обвала? Я хочу знать все, что известно на данный момент. Потом, если будет время, я поговорю с людьми.

Отредактировано Фрайдек Атли (2015-06-20 20:52:08)

+6

4

Омелия Атли украдкой смахнула слезу и тоже поднялась.

- Прежде, чем рассказывать, я хочу тебе кое-что показать, - сказала она. - Идем.

Снаружи их ждал управляющий. К нему уже присоединился старик Габриэл, двоюродный дедушка Фриса, местный изобретатель, и парочка мастеров-горняков.

- Фрис, мальчик мой! - Дедушка быстро обнял внука, но мешать не стал и отправился вслед за всеми.

Госпожа Атли повела их по длинному коридору к винтовой лестнице, а оттуда - вниз, в самое сердце горы, которую башня пронизывала через все уровни.

Специальный зал в башне, построенной в определенном месте горы, имел строго функциональное назначение. Здесь, на отшлифованном каменном полу, был укреплен сейсмограф - еще один артефакт клана Рысей. Сейсмографов было двенадцать, по числу семей, занимающихся горным делом, и один из них принадлежал семье Атли.

Прибор представлял собой полый сосуд около метра в высоту и почти метр в диаметре, изготовленный из специального сплава. По окружности из него выступали восемь искусно сделанных рысьих голов с приоткрытыми пастями. Внутри, в полости сосуда, был подвешен подвижно укрепленный металлический стержень. Он сообщался при помощи специальных коленец и пружин с нижними челюстями голов рысей. В зубах каждая голова держала металлический шарик. Под ними, вокруг основания сейсмографа, располагались металлические чашечки. Когда сейсмограф улавливал начинающиеся в толще горы колебания - стержень отклонялся, пружина передавала движение на нижнюю челюсть головы, шарик падал в чашечку, показывая, с какой стороны ждать беды. Артефакт указывал на опасность землетрясения примерно за час-полтора до начала бедствия. Рысям этого хватало, чтобы принять нужные меры безопасности.

Смотритель сейсмографа, Рысь средних лет, живущий тут же, рядом с залом, в специальной комнате, вышел навстречу хозяевам, и спешно поклонился, с тревогой глянув на госпожу Омелию и на Фрайдека.

- В день землетрясения мы не получили предупреждения, - сказала госпожа Атли. - Ролан утверждает, что сейсмограф не подавал никаких признаков приближающегося несчастья.

Смотритель сжал зубы и покачал головой. Он понимал, что на него должно падать подозрение в халатности.

- Все шарики были в пастях, ни один не выпал, - сказал он твердо.

+5

5

Фрис подошел и присел на корточки перед сейсмографом. Глядя снизу в пасти искусно выкованных рысьих голов, он конечно же понимал, что ничего толком не увидит.

- Если не было признаков землетрясения - значит, это не землетрясение, а искусственно вызванный обвал, - сказал он, подняв голову и посмотрев на смотрителя. - Вы проверяли сейсмограф сразу после того, как это случилось? И еще я хочу знать, кто конкретно дежурил в те часы в этой комнате. У вас ведь есть помощники, которые заменяют вас, когда вы отдыхаете.

Фрис поднялся и оглядел присутствующих, нахмурив брови. Может быть, он и не считал себя в праве отбивать руководство семьей у наследников своего дяди, но сейчас он был здесь главой, тем, на ком лежит ответственность за всех. Вопросов у него возникло много, и он честно попытался удержаться от того, чтобы задать все сразу. Но все-таки присовокупил:

- Мне нужен полный отчет за тот день, по минутам. И не только из это комнаты, а из всего замка. И особенно - отчеты из шахт и площадки для доменных печей.

Он посмотрел на тетю, понимая, что с исчезновением мужа она должна была на время взять на себя руководство домом.

Отредактировано Фрайдек Атли (2015-06-21 22:27:58)

+6

6

Омелия могла бы сказать сейчас: "Твой дядя гордился бы тобой, Фрис!". Но она ничего такого не сказала, потому что подобные выражения одобрения сейчас выглядели бы нелепо. Женщина лишь кивнула, и обернулась к смотрителю, давая ему понять, что он первый должен ответить на вопросы Фрайдека.

Смотритель покорно кивнул.

- За два часа до землетрясения дежурил не я, - признался он. - Здесь был один из моих учеников. Но я пришел сразу, как только почувствовал первый толчок. Их было два. - Он вздохнул сквозь зубы и продолжил, стараясь говорить всё, как есть: - Я проверил каждую голову на сейсмографе, но не нашёл ничего подозрительного. Да к тому же, если бы кто-то захотел заклинить пасть рысей - ему сперва следовало понять, с какой стороны будет землетрясение. Или заклинить все. Да и вообще! Никто кроме меня и моих трёх учеников сюда не входил! - добавил он в отчаянии.

- Возьми себя в руки, Ролан, - тихо, но требовательно проговорила госпожа Омелия, и смотритель внял её словам, выпрямился и посмотрел на Фрайдека.

- Если я виноват - я готов понести самое суровое наказание, - сказал он. - Но найти причину того, что сейсмограф молчал, я не могу.

+5

7

Фрис не обратил внимание ни на отчаяние смотрителя, ни на замечание тети. Вместо этого он подошел и уселся на пол перед прибором.

- Я подумаю тут, а вы пока распорядитесь, чтобы мне принесли записи о всех происшествиях, тетя, - сказал он, не оборачиваясь. - А ты, Ролан, приведи своих учеников. Всех. И всех, кого видел в тот день в башне: на лестнице, у этой комнаты, снаружи на стене. Всех, кого вспомнишь. - Он поднял голову и посмотрел на тетю. - И передайте рабочим, чтобы они продолжали разбирать завалы. Особенно в тех местах, где под ними могли быть какие-то помещения или полости в скалах.

Может быть, это было и излишним распоряжением. Наверняка тетя Омелия и инженеры их дома и сами понимали, где именно нужно разбирать завалы в первую очередь. Но Фрис предпочел сказать, чтобы потом уже не отвлекаться. Он снова повернулся к артефакту и принялся за ним наблюдать.

+6

8

Омелия кивнула племяннику, и вышла. Она привыкла полагаться на мужчин, и для неё это было абсолютно правильным. Мужчины должны командовать и принимать решения. И они умеют это делать, и берут на себя ответственность за всё, что происходит с их ведома и по их решениям. Теперь госпожа Атли чувствовала себя куда увереннее, чем ещё несколько часов назад.

- Принесите все записи и отчёты господину Атли, - приказала Омелия управляющему. - Позовите главного инженера, пусть ещё раз проверит все расчёты и прикинет по схемам, где еще могут быть полости под обвалившимся участком.

Она делала распоряжения на ходу, и так же на ходу к ней подходили люди, которым хозяйка замка отдавала быстрые и чёткие приказания. Между тем, смотритель артефакта привёл к Фрайдеку трех своих учеников. Им всем было уже за 25 лет. Сильно молодых никогда не ставили работать с сейсмографом. Молодежь слишком подвижна, легко отвлекается, а рядом с самым важным Рысьим артефактом необходимы было полное сосредоточение и терпеливость.

- Я привёл учеников, - сообщил смотритель. - Это Кертис, Дармон и Харт. Остальных пришлю сюда, как только отыщу.

И он, не говоря больше ни слова, отправился разыскивать тех, с кем сталкивался в день обвала. Память у Рысей была хорошая, поэтому Ролан надеялся, что никого не упустит из виду. Что задумал молодой господин Атли, смотритель не знал, но предпочитал молча повиноваться и не переспрашивать. Его дело - выполнять приказы.

+6

9

Фрис, не оборачиваясь, сделал рукой знак, чтобы ученики подошли, и так же жестом показал, чтобы они расселись вокруг сейсмографа.

- Я знаю, что вы очень ответственные ребята, - начал он, не отвлекаясь от созерцания артефакта. - И я доверяю вам, вашей бдительности и вашему вниманию. Но сейчас вы должны, глядя на него, - он показал жестом на артефакт, - рассказать мне все, что только придет вам в голову, по поводу того дня, или предыдущих, или последующих. Все, что вы бы сочли странным, необычным или просто привлекающим внимание. Я рассчитываю на вашу память, и вашу откровенность. Кстати, кто из вас дежурил в те часы, когда случился обвал?

Фрис не был уверен, что сможет разобраться с тем, что произошло. Но когда он был еще маленьким, дядя Рэй рассказывал ему о свойствах артефактов. Они не просто делали то, ради чего были предназначены, они еще и сохраняли своеобразную "память" о событиях и людях, которые как-то с ними соприкасались. Пробудить такую "память" было непросто, и не всем дано. Но Фрис надеялся, что ему хоть что-то удастся понять, может быть, получить какой-то знак, который укажет нужное направление? Вещь, которая стояла перед ним на каменном полу, обладала большой магической силой, и по какому-то внутреннему наитию, Фрайдеку казалось, что начинать нужно именно отсюда. Из этой комнаты. Из этой башни...

+5

10

- Дежурил я, - ответил на вопрос Фриса парень по имени Харт.

Все трое послушно расселись вокруг артефакта, хотя и не представляли себе, что именно пытается высмотреть, или почувствовать, молодой хозяин замка. Харт плохо знал господина Фрайдека, хотя были близки по возрасту. Но в замке Атли жило очень много людей, и далеко не всем выпадала честь расти и воспитываться вместе с хозяйскими детьми. А вот Кертис и Дармон много раз общались с Фрисом и в детстве, и в юности. Наверное поэтому Харт подумал, что им бы было сейчас легче говорить. Он и так ощущал на себе вину за то, что произошло. Не потому, что был виноват, а потому, что это случилось именно в его дежурство. Даже если весь мир ему верил, сам Харт не мог поверить в то, что не виноват. Что-то ведь произошло. И это "что-то" он проглядел.

- Вроде бы, ничего странного не было, - начал он неуверенным тоном, но оборвал сам себя, нахмурился и постарался заговорить чётко и конкретно: - В тот день ничего необычного не происходило. Я сменил Дармона и остался в комнате, сидел и смотрел за сейсмографом. Иногда я подходил к окнам и выглядывал, но стук шарика я бы услышал, тем более что в тот день было очень тихо. Даже ветер не завывал...

Он неожиданно задумался, словно пытался поймать какую-то мысль. Но она ускользала, как Харт ни пытался понять, о чём именно он подумал. И самое интересное, что ему показалось - эта мысль уже мелькала у него раньше, сразу после обвала, и когда его расспрашивали управляющий и госпожа Атли. Но что это было? Он и тогда не смог вспомнить. Что-то мимолётное, и может быть, совершенно к делу не относящееся. Что? Вот в чём вопрос.

+5

11

Фрис сразу же уловил его колебание, и буквально вцепился в парня взглядом.

- Думай! - приказал он. - Смотри не на меня, и не на пол. Смотри на артефакт!

Фрис придерживался в таких ситуациях одного очень простого соображения, которое он тут же высказал Харту:

- Лучше вспомнить не важное, чем позабыть нечто, что могло иметь хоть какое-то значение для дела. Не смущайся, даже если тебе покажется, что это - ничего не стоящая мелочь. Подумай и скажи. А уж я решу, полезно это или не полезно. Давай, Харт, думай!

Он продолжал внимательно смотреть на парня, и даже одобрительно кивнул ему, чтобы помочь, поддержать, дать понять, что все они тут - свои люди, и всегда готовы понять и прийти на помощь.

+4

12

Харт послушно посмотрел на артефакт. Он постарался представить себе, как сидит тут, в комнате, и поглядывает на металлический сосуд. Нет, он не смотрит на него постоянно, но внимательно слушает. Ведь стук металлического шарика ни с чем не спутаешь. Особенно если вокруг стоит тишина. Можно даже почитать книжку, но в тот день Харт никаких книжек не читал. Он вообще редко приносил с собой книгу, пользуясь временем отдыха ради самообразования. Ответственное место, которое он занимал, было для него дорого.

Харт родился в семье простого пастуха. Нет, в клане Рысей пастухи пользовались заслуженным почетом. Они следили за огромными стадами, которые приносили шерсть и мясо, и без которых здесь, в горах, было бы гораздо труднее. Все держится на балансе, на Равновесии. Каждый Рысий замок - это логически завершенная, точно вымеренная система, в которой все имеет свое значение. Это - как живой организм, который не может продолжать полноценную жизнь при отсутствии какого-нибудь, даже незначительного на первый взгляд органа. Но все-таки Харт хотел заняться чем-то другим. Ему нравились овцы, нравилось лазать за ними по горам, отыскивая отбившихся от стада, защищать их от горных хищников, отбирать наиболее тучных на откорм, а обладающих особо мягким и тонким руном - в элитную часть стада. Нравилось стричь их, когда отросшая шерсть сходит с овцы пластами, и ложится у ног, как готовый мягкий коврик. Но все-таки Харту этого было недостаточно. Он испытывал тяготение к механизмам, изобретениям. Ему интересно было наблюдать за работой паровых машин. А уж свойства артефактов занимали его больше всего.

Короче, Харт очень обрадовался, когда смотритель сейсмографа выбрал его, как наиболее способного и терпеливого себе в ученики. Это был новый, более высокий статус. Харт успел прослужить в башне несколько месяцев, и в тот день он чувствовал себя спокойно и уверенно...

Но почему тогда у него такое странное чувство неудовлетворенности возникает всякий раз, когда он вспоминает то, что случилось? Только из-за того, что они прозевали землетрясение? Нет! Было нечто еще. Нечто такое, о чем Харт очень не хотел вспоминать. Сейчас, глядя на артефакт, и словно погружаясь взглядом в его недра, он понял, что одна червоточина все-таки имеется.

На какое-то мгновение он терял контроль, но поскольку ни один шарик не выпал - он не придал этому значения. Сейчас Харт подумал: может быть, шарик выпадал, а он каким-то непостижимым образом этого не услышал и не увидел?

- Я не знаю.. - Он покачал головой. - Мне показалось, что я уснул, а потом проснулся. Но рядом стояли песочные часы, и по ним это длилось не больше минуты. Вряд ли что-то успело бы произойти за минуту, тем более что я сразу проверил сейсмограф, и он не подавал признаков приближающегося землетрясения.

Что-то ему в тот день подносили... Да, нечто такое, на подносе, в кружке. Может, он не хочет вспоминать, потому что подносила девушка, которой он симпатизирует? Память услужливо отвечала нежеланию вспоминать имя той девушки...

Свернутый текст

Извините за задержку

+5

13

Фрис тут же подался к нему и ухватил за запястье. Больше он на артефакт не смотрел, хотя по прежнему ощущал, что они находятся рядом с предметом, наполненном магией. Очень нужной клану магией, которая почему-то подвела. И причину мог знать паренек по имени Харт. Вот только видно было, что он колеблется, или что-то ему самому неясно.

- Подумай хорошенько! - потребовал Фрис. - Может быть, было что-то еще? Сосредоточься! Раньше было такое, чтобы ты засыпал во время дежурства?

Он и сам знал ответ на задаваемый вопрос, потому что если бы такое произошло хоть раз - смотритель, господин Ролан, сто раз бы подумал, прежде чем снова подпустить парня к сейсмографу. Конечно, сам Харт мог ничего не сказать об этом смотрителю, но тогда он должен оказаться трусливым вруном, а Фрис как-то не верил, что перед ним трус и врун. Вообще, в своем клане, тем более в семье, Фрайдек безоговорочно доверял всем и каждому. Он понимал, что каждый может совершить ошибку, но не верил, что это могло бы произойти сознательно. Слишком дорогая цена заплачена.

- Ты говорил Ролану о том, что тебе показалось, будто ты уснул, или ты это только сейчас вспомнил? - на всякий случай добавил еще один вопрос Фрайдек.

+5

14

Харт глянул на господина Фрайдека рассеянным взглядом. Он думал, старался сосредоточиться. Двое других учеников вообще сидели так тихо, словно их тут нет, что само по себе для Рысей было не так уж удивительно. Они умели, когда надо, сохранять тишину и неподвижность, несмотря на вечно бьющую энергию, толкающую их наоборот никогда не оставаться в покое. Но каждому действию - своё время. Сейчас как раз настал момент проявить терпение.

- Я вспомнил об этом только сейчас, - признался наконец Харт. - Действительно я ничего не сказал, потому что потом началось землетрясение, и я отвлёкся.

Он вздохнул и виновато повесил голову. Конечно же, это с его стороны было поступком, достойным наказания. Теперь Харт был уверен, что ему придётся возвращаться к овцам, потому что ему больше не доверят ни одного важного дела. По крайней мере, не доверят ничего, связанного с артефактами. Но всё-таки он пересилил себя и выпрямился.

- Это ещё не всё. - Голос его окреп, и теперь уже Харт действительно старался высказать всё, что может, не обращая внимания на вопиющее сопротивление собственного сердца, которое сжималось в предчувствии новой беды, грозящей теперь уже всего одному человеку. - Когда я в тот день шёл в башню, я встретил... госпожу Эгрил. Она сюда часто заходит, приносит еду и напитки смотрителю. Да, она была с подносом и предложила мне выпить чаю, перед тем как начинать дежурство. - Харт стиснул руку в кулак, но заставил себя расслабиться. - Я брал кружку с её подноса. А потом я остался один, перевернул часы. Я сделал это всего шесть раз, то есть, прошло не больше часа. И потом... после этого меня сморило. - Он отчаянным взглядом посмотрел на Фриса. - Но когда я открыл глаза, песок в часах не пересыпался и на десятую часть! Я это точно помню! И я думаю, что госпожа Эгрил тут совершенно ни при чём.

В эту минуту Харт возненавидел себя. Мало того, что он не вспомнил всего этого раньше, так он ещё подвёл под неприятности девушку, которая по его убеждению просто не могла быть виноватой. Что должно случиться, чтобы кто-то из семьи пошёл против семьи? Это совершенно немыслимо! И всё равно госпожа Эгрил будет отвечать на кучу вопросов, и Харт страдал из-за того, что его память подсказывала ему именно это, а не что-то другое, никак не связанное с девушкой.

+5

15

Фрис поднялся с пола.

- Позовите господина Ролана, пусть назначит дежурного, - сказал он, не выдавая своих эмоций. - Харт! Отправляйся к себе и будь там. Если понадобится - за тобой придут.

Двух оставшихся Фрис даже спрашивать не стал. Он почувствовал, что сейчас ему нужно пройтись по пути, который указал ему ученик смотрителя, и именно этим занялся. Выйдя из башни, он попросил первого же попавшегося человека найти госпожу Эгрил Мерри и передать ей, чтобы она пришла в кабинет хозяина. И сам направился туда же.

Фрайдек не сомневался, что дядя будет не в обиде на него за то, что он временно занимает его место. Кабинет главы семьи находился в деловой части замка, в просторном крыле, с которого очень удобно было попасть сразу в несколько мест: к вагонеточной дороге, к складским помещениям, к мастерским, к подъемникам, которые спускались по горе вниз, к открытой площадке, с которой начиналась дорога к пастбищам. Просторная круглая комната с окнами на три стороны могла вместить одновременно человек двадцать. Прямо в центре пола располагался люк, через который по винтовой лестнице можно было спуститься на предыдущий уровень. В стены было вмуровано несколько слуховых труб, соединяющих кабинет с мастерскими, помещением начальника охраны и еще несколькими важными местами, так что хозяин мог, не выходя за двери, позвать к себе нужного человека.

В простенке между двумя восточными окнами стоял стол, за который уселся сегодня не Рэймон Атли, а Фрайдек. Слуга в синей, расшитой знаками семьи куртке, вошел вслед за ним и остановился у двери. Его такое вопиющее поведение совершенно не смущало. Все равно кроме Фриса пока никто не мог заменить главу семьи.

- Сообщи госпоже Омелии, что я в кабинете, - сказал ему Фрис. - И как только придет госпожа  Эгрил Мерри - пропусти ее ко мне. Еще передай управляющему, что все отчеты я прошу так же принести сюда.

Слуга поклонился и вышел, а Фрис, пока никого не было, откинулся на спинку кресла и огляделся. Ему было непривычно смотреть на кабинет с этой точки. Но пожалуй, Фрис предпочел бы никогда это место не занимать. Он мотнул головой, взял со стола схему коммуникаций, развернул ее и углубился в изучение. Ему нужно было просчитать все подходы к башне, в которой стоял сейсмограф.

+5

16

Через некоторое время раздался стук, и в комнату вошла невысокая светловолосая девушка лет двадцати двух, или двадцати трёх. У неё было своеобразное лицо: широковатые скулы, и узкий, маленький подбородок, высокий и чистый лоб, большие серые глаза, и тонкие брови вразлёт, такие же серебристые, как и волосы. Ни о какой правильности черт тут говорить не приходилось, но одновременно такое лицо можно было назвать красивым, ии не заметить, или не запомнить его было невозможно.

На девушке было светлое, с металлическим отливом, платье из некрашеного, но особым образом обработанного крапивного волокна, расшитое по рукавам и стоячему воротничку разноцветными кристаллами кварца. Плетёный поясок из тонкой кожи подчёркивал стройную талию.

Поклонившись, Эгрил Мерри, дочь одного из отдалённых родственников семьи Атли посмотрела прямо в лицо Фрису, которого, в отличие от Харта, прекрасно знала.

- Добрый день, господин Фрайдек, - сказала она глубоким, спокойным голосом. - Я рада, что вы вернулись в замок. Чем я могу вам служить?

+5

17

"Могу представить себе чувства парня к такой девушке, - подумал Фрис, откладывая очередную тетрадь и поднимаясь из-за стола. - Однако, она похорошела за последние несколько лет. Почему я её не видел, когда привозил сюда Ингрид? Или я просто не смотрел?"

- Я бы хотел, чтобы этот день был добрее, - сказал он в ответ, подходя, и чувствуя, что почему-то совершенно не смущается. Наверное, всё дело было в том, что они давно знакомы. Когда Фрис лежал с раздробленной ногой, Эгрил была одной из тех, кто ухаживал за ним. - Но всё равно я рад тебя видеть, Эгрил.

"Она выше Эмер, - подумал он про себя. - И пожалуй, красивее. Но в Эмер есть нечто ещё... Такое, чего нет в госпоже Мерри. Где она сейчас?....."

- Проходите, госпожа Эгрил. Садитесь. Я хочу поговорить с вами... - Он запнулся, но все-таки продолжил, перейдя на "ты": - Когда мы виделись последний раз, ты смеялась надо мной. Помнишь? Я засмотрелся на тебя и никак не мог попасть рукой в рукав рубашки, а ты подошла и сказала: "Ты специально прикидываешься таким неуклюжим? Мог бы просто попросить, чтобы я помогла". Как ты живешь, Эгрил?

Может быть, для делового разговора, который он задумал, это начало было слишком легкомысленным, но у Фрайдека иначе не получилось.

+5

18

Девушка прошла по кабинету и опустилась на маленький диванчик неподалёку от стола. Сложив руки на коленях она бросила короткий, выразительный взгляд на Фрайдека, словно хотела понять, зачем именно он её позвал в такой сложный для семьи момент. Не затем же, чтобы говорить комплименты или вспоминать давно прошедшие события.

- Моя теперешняя жизнь мало отличается от той, которая была несколько лет назад, - сказала Эгрил негромко, и снова взглянула на Фриса из-под длинных ресниц. Её серебристые волосы были перекинуты на одну сторону и спадали с плеча, как горный ручей. - Мы виделись ещё раз, Фрис, - напомнила девушка. - Совсем недавно, когда здесь проходил караван и ты приводил ту девушку из клана Медведей и показывал ей замок. - Лукавые искорки заблестели в глазах Эгрил. - Вы тогда меня даже не заметили, господин Фрайдек, а теперь интересуетесь, как я живу? Могу я в ответ спросить, как поживает та ваша знакомая?

Если Фрайдек намерен тянуть время и не говорить о главном, то почему бы ей не сделать то же самое? Тем более, что Эгрил хорошо помнила своё чувство, когда Фрис прошёл мимо неё, даже не заметив. Не то, чтобы этот парень вызывал в ней сильные чувства, но он был племянником хозяина, и сейчас, когда Рэймон Атли не мог управлять семьёй, заменял его. Может быть, надолго, или даже навсегда. Если Фрис не станет первым сталеваром, это ещё не значит, что он не сможет управлять семьёй. В общем, Эгрил была бы не против, чтобы Фрис обращал на неё побольше внимания. Но специально она не стала бы ничего для привлечения этого внимания делать. Эгрил Мерри не страдала от отсутствия внимания мужской части клана.

+5

19

"Ах, да... - Фрис с каким-то даже удивлением обнаружил, что за всё последнее время ни разу не подумал об Ингрид. Это не удивительно, если учесть, сколько произошло событий. - Ревнует? Как-то не верится".

- Я не могу ответить на твой вопрос, Эгрил, - проговорил Фрис. - Мы расстались, и насколько мне известно, она уехала домой, вместе со своим братом, очень мной недовольная. Я не оправдал ее надежд. - Он развел руками. - Что поделаешь, я - не Медведь, и никогда им не стану.

"Надо заканчивать этот разговор, - мелькнуло у него в голове. - Не могу сказать, что у меня остались слишком приятные воспоминания. Глупо... Обидел девушку, не оправдал её ожиданий, да и с самого начала вёл себя неправильно. Верно дядя говорит, что я не умею обращаться с женщинами".

При воспоминании о дяде Фрис подумал, что возможно, Рэймона Атли уже нет в живых, и помрачнел. Вся легкомысленность из его головы улетучилась в момент.

- Я хотел поговорить с тобой о том дне, когда случилось землетрясение, - сказал Фрис. - Расскажи мне, что ты в тот день делала? И вообще, что ты думаешь про Харта? Ты ведь тогда с ним виделась.

Фрис подумал, что такими вопросами может либо смутить девушку, либо рассердить, но у него не было иного выбора. Он должен был все знать, чтобы принять решение. Поэтому он понадеялся, что Эгрил помнит, что перед ней, пусть и временный, но глава семьи, и ему нужно отвечать со всей откровенностью, какую только можно себе допустить.

"Лучше бы временный", - подумал Фрис про себя.

+5

20

Госпожа Эгрил знала, с кем разговаривает. Все в доме уже были в курсе, что Фрайдек вернулся и взял руководство семьёй на себя. Сердиться и смущаться девушка тоже не стала, потому что не чувствовала за собой никакой вины. А помочь Фрису она считала своей обязанностью. Поэтому она лишь коротко кивнула и задумалась, припоминая подробности.

- Я не помню, чтобы происходило что-то особенное, - призналась она. - В тот день я относила обед в главную башню, и когда поднималась наверх, встретила Харта. Мы поговорили, потом  он сказал, что скоро ему идти дежурить, и я предложила принести ему чай. Вот и всё.

Она снова задумалась, стараясь припомнить, не упустила ли чего-то. Даже дотронулась до своего чистого лба тонкими пальцами. Потом покачала головой.

- Помню, что в башне почему-то была открыта форточка на лестнице, - проговорила она неторопливо. - В тот день ветер был с севера, и я подумала, что порывом может задуть светильники. Поэтому я закрыла форточку, и только потом пошла дальше, наверх. Поднос... Да, я поставила поднос на подоконник, и у меня чуть не улетела салфетка.

Она подняла голову и серьёзным взглядом посмотрела на Фриса, словно ожидая от него, что он сам догадается объяснить, что именно ему нужно и зачем.

+5

21

Но Фрайдек пока ничего объяснять не стал. Ему было не до того. Он чувствовал, что придерживается правильного направления, но подумал при этом, что может быть, ему просто не хочется обвинять ни в чем эту девушку, и только поэтому он упорствует.

"Нет! Эгрил не могла ничего замышлять против семьи! - оборвал он сам себя. - Ей нет никакой причины вредить дяде Рэю, или кому-то еще. Но кто тогда? И может быть, Харт врет, чтобы избавиться от ответственности? Может, он сам заснул, а теперь пытается как-то оправдаться..."

Но и эту мысль Фрис прогнал. Рысям было не свойственно плести интриги, и устраивать заговоры. Даже если бы у Рэймона Атли в доме завелся недоброжелатель, он стал бы действовать открыто, а не подстраивать каверзы с сейсмографом, или обвалами. Да и выглядело это, как случай. Вряд ли кто-то мог точно рассчитать, что в нужный момент дядя Рэй окажется в нужной шахте, и его завалит. Скорее уж, это действительно была случайность, а прибор ничего не показал, потому что с ним самим что-то случилось. На этой мысли Фрис почувствовал неприятный холод под ребрами. Даже вообразить себе, что артефакт лишился магической силы и начал "врать", было настолько неприятно, что Фрис спешно отогнал мысль, постановив себе, что о таком исходе будет думать в последнюю очередь.

Мог бы в замок забраться кто-то чужой? Из клана Рысей - да. Что стоит кому-то подняться по одной из наружных стен, например, ночью, и проникнуть внутрь, найдя раскрытое окно? А из других кланов? Все-таки Фрис не помнил, чтобы у дяди Рэя были враги в других семьях. Противники были, но чтобы так откровенно что-то подстраивать... А может, мишенью был вовсе не дядя Рэй?

"Да где же наконец отчеты?!" - подумал Фрис, но тут же вернулся к разговору с Эгрил. Как раз сейчас ему пришла в голову одна идея.

- Форточка? Это интересно, - сказал он, задумчиво потирая верхнюю губу. - Эгрил! Постарайся вспомнить: ты отворачивалась от подноса? Я хочу сказать, не было ли такого момента, чтобы он оставался стоять, а ты бы на него не смотрела. И еще скажи, кроме Харта кто-то пил тот чай? - Он опустил руку и внимательно посмотрел на девушку. - Это очень важно.

+5

22

Эгрил нахмурилась. Теперь уже ей совершенно не нравилась постановка вопроса. Но привычная к тому, что мужчины не всегда объясняют женщинам суть своих дел, всё-таки не стала упрямиться, и подумав, ответила:

- Точно я сказать не могу. Возможно, на какие-то секунды я и отворачивалась от подноса. - Она подняла голову и внимательно посмотрела на Фрайдека. - Но я не помню, чтобы кто-нибудь кроме меня был в ту минуту на лестнице. Если бы кто-то был - я бы попросила закрыть форточку, а не делала бы это сама.

Чтобы ответить на второй вопрос, Эгрил не потребовалось долго думать. Она пристально посмотрела на младшего Атли и сказала:

- Харт выпил только одну чашку, а остальное я отнесла господину Ролану. Он собирался отдохнуть, и я решила, что ему нужно подкрепиться. Что не так с этим чаем? - спросила она, и на этот раз в её голосе явно чувствовалось требование. Оставаться и дальше в неведении Эгрил не желала.

Тут в двери постучали и в комнату вошла госпожа Омелия. Эгрил тут же поднялась с диванчика, но тётя Фрайдека кивнула ей, чтобы не беспокоилась.

- Вот отчёты, - сказала она. - Я принесла сама, управляющему пришлось срочно бежать к месту раскопок, вместе с инженером. Рабочие сообщили, что расчистили ещё один штрек, но не знают, можно ли двигаться дальше. Они обнаружили трещину в своде, и боятся, что может обвалиться ещё один участок.

Вид у госпожи Омелии был встревоженный, она волновалась за людей. Сейчас уже больше, чем за своего мужа. Она начала терять надежду, и наверное, готова была смириться, как привычно Рысям: человек был и ушёл, так часто случается в горах, тем более, в шахтах.

+4

23

Фрис отвлекся от разговора с девушкой. Сейчас перед ним вставала проблема более насущная. Он уже почувствовал себя ответственным за все, что происходит, и не мог доверить решение только управляющему и инженеру, какими бы умными они и были.

- Спасибо, госпожа Мерри, - быстро сказал он девушке, забирая отчеты. - Мы продолжим разговор чуть позднее. Идемте, тетя. Я хочу сам посмотреть, что там происходит.

То, что у Фриса не было таланта чувствовать металл, вовсе не говорило о том, что он не разбирается в горном деле. Как и все мужчины этого замка, он вырос, впитывая в себя информацию о том, что и как должно быть, а как не должно. Он знал каждый коридор, каждый штрек, каждую шахту, и его неожиданное любопытство вовсе не было пустым. Ему нужно было выработать собственное мнение, и собственную стратегию дальнейшего руководства.

- Расскажите мне по дороге, что уже сделано, - попросил он, приноравливаясь к шагам женщины и на ходу просматривая листы отчетов. - Что за штрек? В какой части горы? Что расположено рядом с ним? Я должен все знать.

+5

24

- Это один из штреков, по которым подвозят уголь к площадке доменных печей, - начала рассказывать госпожа Атли. - Средний, с Восточной стороны. Прямо над ним, в полумиле от нижнего выхода, его пересекает участок вагонеточной дороги. И именно тут обнаружена трещина в своде. Есть опасность, что тяжело гружёные вагонетки могут создать вибрацию, которая приведёт к обрушению свода по месту трещины.

Сейчас, когда Фрис взял на себя руководство, Омелия почувствовала, что она более спокойна. Она верила в то, что настоящий Атли, да к тому же хорошо обученный горному делу, знает что ему нужно предпринять. Разумеется, ему нужно выслушать ещё и специалистов, но это уже и без объяснений понятно.

- Рабочим нужна поддержка, Фрис, - добавила госпожа Атли. - Им нужно видеть, что Атли не оставили их на произвол судьбы, не растерялись и не отступили перед трудностями. Они верят в нас. И в тебя.

Большего она добавлять не стала. Фрис и сам должен всё понимать.

+5

25

Фрайдек кивнул, благодаря тетю за информацию. Просматривая отчеты, он уже наметил для себя несколько направлений, которые нужно было проверить, но первостепенной была трещина. Именно к ней они очень скоро и прибыли. Это был длинный коридор, часть которого благодаря обвалу оказалась под обломками. Фрис уже прикинул по схеме, что этот участок в одном месте действительно пересекает вагонеточная дорога, которая сейчас была остановлена.

Рабочие вывозили на тележках обломки камней, деревянных балок и погнутые участки арматуры, которые успели выгрести. У самого завала работы были приостановлены, толпился народ. Инженер, вооружившись плоским и длинным щупом, как паук ползал по сводчатому потолку, благо на нем была масса неровностей, за которые Рысь мог ухватиться. Он засовывал щуп в образовавшуюся трещину, проверяя ее глубину по всему протяжению. Он как раз заканчивал, когда подошли хозяева. Управляющий тут же повернулся к Фрису. Он стоял с блокнотом в руке, в который записывал промеры, сделанные инженером.

- Господин Фрайдек! Госпожа! Трещина в самых глубоких местах не превышает сорока сантиметров.

- Это много, - тут же ответил Фрис, и забрал у него из рук блокнот. - Тем более, что она тянется поперек всего свода. И наверняка будет расти, как только рабочие разберут эту часть завала.

Фрис оглядывал просторный коридор, чувствуя, что должен что-то придумать, но пока еще не знал, что именно. Ему нужно было мнение инженера.

+4

26

Инженер добрался до того места, где потолок плавно переходил в стену, и мягко спрыгнул вниз. Подойдя, и на ходу свернул щуп и внимательно посмотрел на молодого хозяина. Нельзя сказать, что он полностью доверял человеку, который несколько лет мотался где-то, и сам не занимался горным делом. Но он доверял суждению госпожи Омелии. А та верила в способности своего племянника.

- Трещина появилась после обвала, - доложил инженер, подойдя. - Сейчас свод частично опирается на упавшие балки, которые заблокировали собой проход. Да вокруг них ещё камней насыпало, так что они не сдвигаются с места. Но если мы начнём разбирать эту кучу, балки могут сдвинуться и упасть. Отсюда понять, во что они упираются, совершенно невозможно. Если трещина продолжит расти, может начать рушиться верхний вагонеточный путь, и всё это поползёт дальше. Мы можем лишиться Восточной части замка на несколько уровней в глубину. По моему мнению, чтобы сохранить остальную часть пещеры, надо законсервировать этот проход и оставить его до тех пор, пока мы не переведём вагонеточный путь в сторону, на неповреждённый участок. - Инженер на миг прикусил губу, тряхнул головой и уже менее решительно добавил: - Это займёт не меньше двух-трёх недель, так что возможно, после этого уже не будет смысла вообще раскапывать завал.

Он не стал добавлять, что даже если кто-то ещё жив и ждёт помощи - через три недели их уже не будет. Они просто умрут от голода.

+5

27

Это был трудный выбор. Фрайдеку требовалось понять, хочет ли он во что бы то ни стало разбирать завал, потому что он надеется найти под ним живых людей, или потому, что действительно видит возможность без новой крови сохранить штрек. Но ведь о людях нужно было думать прежде всего. Вот только выбирать приходилось между живыми людьми, которые еще могут пострадать, если он примет неправильное решение, и людьми, которые скорее всего уже погибли.

"Значит, нужно принять такое решение, которое сохранит всех живыми, и позволит точно узнать, есть ли кто-то под завалом", - подумал он, и принялся рассматривать схему, которую принес с собой.

- Там может оставаться кто-то живой, - сказал он наконец. - По схеме там есть несколько небольших помещений, вырубленных в скальной породе, которые не соприкасаются с верхним штреком. Значит, они могли и не обрушиться. - Это было объяснение, почему Фрис считает, что останавливаться на достигнутом и перекрывать опасный штрек, оставив попытки кого-то спасти, не следует. - Уберите все вагонетки с верхнего уровня. Принесите все металлические распорки, сколько их есть. Пятьдесят, сто штук, двести! Все! Ставьте распорки через каждый метр, начиная от самого завала. Особенно в тех местах, где проходит трещина. Между распорками будем складывать камни, которые постепенно надо выгребать из завала. Чтобы они не разваливались, вокруг них тоже будем ставить распорки. Получатся колонны, которые создадут дополнительную прочность.

Понятно было, что такую конструкцию можно создать только на время, потому что она не решит проблемы с трещиной в своде. Но по крайне мере, наспех сооруженный колонны должны были простоять столько, сколько нужно, чтобы раскопать завал и потом перевести вагонеточную дорогу на более надежный участок. Во всяком случае, Фрис на это надеялся. Осталось лишь узнать мнение инженера.

+5

28

Тот уловил идею молодого хозяина, и не стал тратить времени даром.

- Вы - отправляйтесь за распорками, - распорядился он одной части рабочих. - А вы отправляйтесь вниз, и приведите всех людей, кто сейчас свободен. Я сам отдам приказ остановить вагонетки и убрать их в депо. Через четверть часа всё будет готово к разбору завала, господин Фрайдек!

Инженер дождался кивка и умчался. Всё снова пришло в движение, сноровисто, быстро и без лишнего шума. Рыси умели работать. Управляющий, получив указание выдать со склада необходимое количество инструментов, тоже ушёл. Госпожа Омелия повернулась к племяннику.

- Ты всё правильно делаешь, Фрис, - сказала она убеждённо. - Твой дядя может тобой гордиться, он тоже никогда не сдаётся, если есть хоть какая-то возможность действовать. Спасибо тебе.

Она мягко коснулась пальцами его плеча.

+5

29

Фрис кивнул.

- Теперь вам лучше уйти, тетя, - сказал он, перехватив руку женщины и поцеловав. - Сейчас начнутся работы, и мне хочется, чтобы вы были в безопасности.

Сам он намеревался остаться здесь, поэтому проводив госпожу Омелию, вернулся к завалу, и едва пришли первые рабочие с распорками, сам начал руководить и указывать, куда их ставить в первую очередь. Потом подоспел инженер, и работа закипела. Люди воодушевились, работали сосредоточенно и быстро. Рысям во многих отношениях легче, чем любым другим людям, потому что им не нужны лишние лестницы и приспособления, чтобы лазать по стенам, крепить что-то на потолке. Для всего этого хватает неровностей на камнях.

Уже через пол часа было поставлено три десятка металлических конструкций, между которыми начали складывать камни, доставаемые из завала. Дело пошло еще быстрее, когда управляющий поставил всех в известность, что из верхнего коридора убраны не только вагонетки, но даже снята часть рельс. Их открепили и спустили вниз, к депо, чтобы облегчить нагрузку на потолок нижней пещеры...

+5

30

... - Кажется, наверху что-то начали делать.

Рэймон Атли прижал ухо к камням, и некоторое время слушал. Скорее даже, ловил колебания, которые через камни передавались очень хорошо.

- Да, на этот раз звуки гораздо ближе к нам, - согласился он с одним из рабочих. Тот поправил повязку на голове и посмотрел на хозяина с надеждой. Растрескавшиеся губы и хриплые голоса обоих говорили о том, что воды практически не осталось.

- Может, попробовать дать сигнал, постучать чем-нибудь? - предложил рабочий.

- Не сейчас. - Рэймон покачал головой отрицательно. - Подождём, когда шум станет ещё ближе. Сейчас они нас не услышат, потому что сами грохот создают.

Надежда, которую он и десяток оставшихся в живых работников уже начали терять, взбудоражила с новой силой. Как бы философски не относились к своей кончине Рыси, умирать от голода и жажды, томясь от недостатка воздуха и изнывая от ран, которые в таких условиях заживать не желают, никому не нравится. Некоторое время назад они своими силами ещё раз попытались разобрать завал, который перекрывал им вход. Но очень скоро стало понятно, что это тщетные усилия. Они были буквально заперты в небольшом помещении, с частично обвалившейся стеной, а за входом на пару десятков метров была только груда камней. Даже если бы они стали её разбирать (что они поначалу и делали), камни очень быстро стало некуда складывать. А из десяти человек только четверо твёрдо стояли на ногах. У остальных были серьёзные травмы и переломы.

Рэймон Атли смахнул грязной рукой пот со лба и сел под стеной, прислонившись к ней всей спиной, чтобы чувствовать колебания, которые доходили с другой стороны, оттуда, где снаружи кто-то пытался сделать то же самое: разобрать обвалившуюся породу.

- Ещё немного подождём... - Рэймон сказал это негромко, но помещение было маленькое и все услышали. - Мы долго ждали, так что можем подождать ещё немного.

Он не стал делиться с остальными опасениями, что рабочие по другую сторону опасного участка могут и не вспомнить о существовании этого маленького ответвления в пещере. Что если они сделают очередную попытку - и снова отступят?

"Тогда можно будет попытаться стучать, - решил Рэй. - Тогда уже можно будет не бояться, что потолок окончательно обрушится. Так и так - смерть. Но это будет уже самая последняя попытка..."

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Катастрофа в замке Атли