В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Празднование на Яшмовой Улице в честь госпожи Исабэль Даверциан


Празднование на Яшмовой Улице в честь госпожи Исабэль Даверциан

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Место действия: город Акрилон, особняк на Яшмовой улице.

Участники: Исабэль Даверциан, Айрон Ригур, Каталина и Альюр Эгейлы, Ингрид Бьорндален и другие приглашённые.

Исходные данные (одно-два предложения): после проведенной половину дня в Суде, Исабэль и Ригур расстались, а вечером все готовились к скромному банкету в честь совершеннолетия госпожи Даверциан. Это событие стоило того, чтобы отметить его по достоинству.

Примерное время года: начало зимы.

http://f6.s.qip.ru/T5tGtSyj.jpg


+3

2

Айрон Ригур был не из тех, кто опаздывает, хотя сегодня у него были все шансы оказаться в новом доме Исабэль позже всех. В последний момент пришло срочное письмо, и пришлось отвлечься. Однако, Рысь умел делать дела быстро, когда этого требовала ситуация, и как обычно успел собраться как раз к тому моменту, когда Тимми подогнал карету к главному входу в его особняк.

Этот вечер был для Ригура особенно важен. Сегодня днем Исабэль блестяще справлялась с возложенными на нее обязанностями в Суде, и они провели рядом несколько часов, но это было всё не то. Рысь должен был видеть Исабэль теперь, когда дневные заботы позади, и когда он сможет наконец по-настоящему поздравить ее с важным днем её жизни, к которому она наконец-то подошла. Что он ей скажет, и что она ответит? Это было волнующе, несмотря на то, что ещё совсем недавно Айрон считал, что своё в жизни уже отволновался, и может теперь сохранять спокойствие в любой ситуации.

Как всегда, судьба сделала неожиданный поворот. Эта особа не любила, когда люди считали, будто бы у неё больше нет никаких сюрпризов. И вот теперь Рысь критически оглядел себя в зеркало, и позволил старому Вересту смахнуть какую-то несуществующую пылинку с плеча своего нового камзола. Ригур обычно одевался очень сдержанно, как и подобает декану Ордена и Старшему судье. Но сегодня он позволил себе немного вольности, и оделся так, как одеваются Рыси. На нём был тёмно-зелёный костюм из тонко обработанной шерсти, похожий на бархат, но не бархатный. Такую ткань Рыси ткали из самой нежной овечьей шерсти, и особым образом обрабатывали поверхность. Ткань была прочной и нежной на ощупь. Ворот и обшлага камзола покрывала затейливая вышивка более светлого тона. Рубашка под камзолом была почти белой, с едва уловимым оттенком, который дает не прокрашенное, но тщательно обработанное до золотистого оттенка волокно крапивы. Стоячий ворот подчеркивал в два ряда вшитый бисер из хризолита и желтого турмалина. Пояс был расшит точно таким же бисером, как и лампасы тёмно-зелёных штанов. Поверх воротника висела цепочка со знаком Ордена - простая серебряная звездочка, которая каким-то чудом ничуть не выбивалась из общего направления всего костюма Рыся.

Верест накинул на плечи своего господина длинный чёрный плащ, и подал маленькую Рысью шапочку. Поблагодарив слугу за заботу, Ригур бросил последний взгляд на своё отражение, невольно поморщившись от вида железной ступни. Но скрывать свое увечье и надевать на железку сапог было ниже его достоинства.

Верест подал своему господину войлочную шкатулку (или сумочку, можно назвать по-разному), и проводил до кареты. В шкатулке лежал подарок, который Ригур намеревался сделать Исабэль. Его дорогой Исабэль, которая в любой момент могла покинуть его и уехать в Азнавур! Ригур заранее надеялся на её возвращение, хотя уже сейчас ему было немного грустно.

Карета очень быстро доставила Рыся к особняку, в котором жила Из. Тимми соскочил с козел и сам открыл дверцу. Выйдя на мостовую, Ригур незаметно вздохнул, кивнул молодому Лису и направился к двери.

Только взявшись за дверной молоток, он вспомнил, что должен был привести Исабэль ещё одну вещь. Ригур оглянулся, чувствуя, что им овладевает едва ли не отчаяние, но тут верный Тимми шагнул за ним следом и с поклоном протянул свиток, упрятанный в кожаный чехол.

- Вы оставили это в прихожей, - объяснил он. - Я понял, что вы волнуетесь и можете это забыть, поэтому забрал на всякий случай с собой.

Ригур благодарно пожал запястье Тимми, попросил отогнать карету на задний двор, и наконец-то постучался в двери. Свиток он спрятал под плащом, заткнув за пояс, а шкатулку держал в левой руке.

+5

3

- Я могу ещё чем-то помочь Вам, моя госпожа? - Рыжеволосая служаночка в волнении сплела пальцы рук, вглядываясь в отражение амальгамы, которое охотно выхватывало из полумрака личного будуара лицо и плечи сидевшей Волчицы, деликатно обнажённые вырезом темно-синего атласного приталенного узкого платья. Ткань отлично контрастировала с светлой кожей, а высокие скулы слегка побелели от напряжения, напоминая свежее молоко.

Голос, правда, был спокоен и привычно негромок.
- Нет, Аурика, ты можешь спускаться вниз и проверить в последний раз сервировку. Больше ничего не требуется. Я спущусь через минуту и буду встречать гостей вместе с отцом.

Когда Рика - так ласково Эль привыкла называть свою помощницу - вышла и прикрыла за собой дверь, кареглазая выдохнула и кивнула самой себе.
- Расслабься... Ты хорошо проработала днём и заслуживаешь прекрасный вечер с друзьями, Сухарик.
Щемящей тоской внезапно стиснуло сердце - как же она соскучилась по Дэе, маме и Ро! Удивительно, но больше всего - по неупрявляемой и невероятной младшей сестренке, которая всегда была прямой противоположностью самой Даверциан.

Мысли перешли к Ригуру. К её Айрону, с которым уже послезавтра она попрощается... в надежде на дальнейшее воссоединение, теперь уже - окончательное и бесповоротное. Девушка лукаво улыбнулась и склонила увенчанную тонкими, но тяжелыми косами с вкраплениями шпилек с синими самоцветами, голову к плечу. Сердце замурлыкало учащённую мелодию, разгоняя кровь от одного только упоминания о Рысе.

Полёт воображения унять не удалось - перед глазами возникло лицо Айрона, которое склонялось к её собственному. "Согласен ли ты?..." Тонкие пальцы сжались в кулак, и с удивлением Исабэль обнаружила несколько полукружий от аккуратных загругленных ноготков на нежной коже ладони. Следы тут же пропали.
Лишь бы матушка поняла. Лишь бы отец позволил...

Точно в ответ на размышления в дверь коротко стукнули.
- Моя сеннорина, ты собираешься выходить? Затворничество в такой день не приветствуется, - в приглушенном створкой баритоне Дэвиана скользнули добродушные поддразнивающие нотки.

Из тихо рассмеялась и встала из-за туалетного столика. Задула свечи в канделябрах, оставив только одну, и благодаря мягким туфелькам бесшумно прошла к двери. Открыв ее, кивнула и улыбнулась отцу, выглядевшему бы слишком официально в тёмном бархатном сюрко, если бы не слегка голубоватый оттенок льняной тонкой рубашки под оным.

- Милая... ты так прекрасна. - Искреннее восхищение вызвало ещё одну признательную улыбку. - И так похожа на свою мать.
Вместо ответа Эль лукаво прильнула к плечу Дэвиана, приподнялась на цыпочки и поцеловала отца в гладковыбритую щеку.
Затем они спустились вниз. Из столовой, где был накрыт небольшой стол в весьма уютной атмосфере, уже плыли волшебные запахи - отличного повара нашла сама Аурика, пользуясь знакомствами. Лис по имени Сорен Дэйл и в обычные дни стряпал отменно, но сегодня превзошел сам себя.

Едва пара миновала широкие резные ореховые двери столовой, как раздался стук в парадную.
- Первый гость, милая! Как мы вовремя вышли, - усмехнулся Волк и кивнул Уно, дежурившему у двери вместо камердинера. Эль прошла на несколько шагов вперёд - согласно этикету семьи, именно её первую были обязаны видеть гости по прибытию.
"Только бы это был ты! Как знак свыше..."
На самом деле, Даверциан была рада всем приглашенным гостям, но одному - на крохотную частичку больше. Это было настолько личным желанием, что таилось в самой глубине души.

Увидев Айрона, Исабэль расцвела так, как на это способна зимняя орхидея из теплиц в саду родного особняка - не ярко, но настолько чувственно, что это не могло не тронуть. Скулы чуть порозовели, тонкие пальцы, сплетенные впереди, слегка дрогнули.
- Добрый вечер, дон Айрон. Прошу принять моё гостеприимство в день моего совершеннолетия. - Официоз был неизбежен, но с теплотой контральто он совершенно не чувствовался.

+4

4

Ригур снял с головы свою шапочку и поклонился. Сегодня он был на подъёме всех своих сил, и это сквозило в каждом движении, сильном и плавном.

- Добрый вечер, госпожа Исабэль! И пусть таким же добрым будут все ваши вечера.

Сегодня он тоже вёл себя почти официально, хотя это было лишь в вежливых словах. Взгляд Рыся на этот раз таил в своей глубине нежность и любовь, не растраченные и принадлежавшие отныне только его избраннице.

- Приветствую вас, господин Даверциан, и спешу выразить своё восхищение и вами, и вашей драгоценной дочерью. Если позволите, я воспользуюсь моментом, и преподнесу эти скромные дары, как принято делать в нашем клане в честь столь важной даты в жизни каждого из нас.

Он подал Исабэль забавную шкатулку, что была сваляна из цветной шерсти, без единого шва, и кожаный чехол со свитком.

- Здесь официальная бумага, подтверждающая присвоение госпоже Исабэль Даверциан звания младшего судьи Ордена Хранителей Равновесия. - Звание было хоть и начальным, но значило гораздо больше, чем просто звание младшего судьи в обычном городском суде.

Шкатулка же представляла собой набор для письма, с той лишь разницей, что каждый предмет был изготовлен из самоцветного камня и золота. Все они закреплялись в специальных гнездах, так что даже чернильница, изготовленная из целикового самоцвета, не могла опрокинуться или пролиться. Подарок конечно же получился деловой, но Ригур пока ещё не был окончательно назван женихом Исабэль, ведь её мать ещё не сказала своего слова. Поэтому он не мог подарить ей просто драгоценность, какое-нибудь украшение, которые не принято преподносить незамужней девушке.

Прим.:

С позволения игроков, я ещё раз вклинюсь, поскольку уж Ригур пришёл первый)

+5

5

- Это большая честь для меня, дон Айрон. Клянусь, что буду чтить и уважать Закон, следуя каждой его букве! - Карие глаза приобрели насыщенный янтарный оттенок от настоящей бури эмоций, пока тонкие пальцы бережно принимали оба подарка.

Дэвиан радушно приветствовал первого гостя - и (удивительное совпадение!) первого же претендента на руку своего чада - учтивым кивком и слабой улыбкой, но при извлечении дочерью свитка из кожаного чехла лицо Волка стало крайне серьёзным. Подобная заслуга была высоко оценена по качественным критериям Белого Волка Азнавура. Хотя бы потому что любовь Рыся к Исабэль в этом случае никак не могла посодействовать получению подобного статуса - только её  ум и упорный труд.

Даверциан быстро смекнул, что будь на то воля Айрона и приличествующая возможность, он бы подарил Эль нечто иное, хотя канцелярский набор был более чем превосходен. Когда Из передала подарки на поднос Аурике и подала теплую руку гостю, сероглазый внезапно явственно увидел на ней тонкий брачный браслет в сплетении золота и серебра, как личный мираж. Видение мелькнуло и тут же пропало. Правая светлая бровь было поползла наверх, но Дэвиан удержал ее на месте.

Исабэль же наконец-то взяла себя в руки, беззвучно благодаря предков за то, что у Рыся нет амулета, способного читать её бредовые и слишком... юные мысли. В свою очередь, кольцо с красным камнем Волчица уверенно оставила под подушкой - именно сегодня она в нем не нуждалась. Направляясь в согласии с этикетом под руку с Ригуром в сторону распахнутых дверей, она чуть крепче сжала пальцы на мягкой ткани предплечья мужчины:

- Я так рада тебя видеть... Боялась до последнего, что дела вынудят тебя задержаться. - Негромко и только для него, благо, что отец словно нарочно не спешил их догонять, коротко о чём-то переговариваясь с Герресом. - Искренне надеюсь, что ничего срочного не случится, и ты будешь просто вынужден провести этот вечер в моей скромной компании. - Не будь в контральто мятежной нотки, слова можно было бы воспринимать вполне серьёзно.

+6

6

Айрон улыбнулся и ответил так же негромко:

- Сегодня никто и ничто не смогли бы меня удержать. Так что я намерен весь вечер быть рядом со своей госпожой, и надеюсь, что она не будет сетовать в моём обществе на скуку.

Он воспользовался тем, что Исабэль держится за его руку, перехвати её изящную кисть и поцеловал. Уж во всяком случае, в этом жесте не было ничего неприличного. Хотя наверное, со стороны и можно было заподозрить, что их взаимоотношения глубже, чем просто деловые, или даже дружеские. Но Ригур уже просил официально руки Исабэль, и не видел причин, почему он должен скрывать свои чувства к этой девушке.

- Понимаю, что в этот вечер не следует напоминать о грустных вещах, но я намерен использовать каждую минуту до твоего отъезда, для того, чтобы побыть рядом. - Он снова улыбнулся. - К тому же, я надеюсь, что ты скоро вернёшься, и это придаёт мне сил и уверенности.

На какое-то мгновение он всё-таки отвлёкся, ожидая увидеть ещё кого-то из гостей. Ригур знал (от Аурики, которая разболтала кое-что Тимми, а Тимми не преминул пересказать Ригуру), что в доме вместе с Исабэль жила её подруга из клана Медведей и она вполне может присутствовать здесь в этот вечер. Не следовало забывать, что всё-таки они не совсем одни в этот волнующий момент.

Отредактировано Айрон Ригур (2015-04-07 17:13:19)

+6

7

Выйдя из экипажа около дома подруги на Яшмовой улице, Каталина облегчённо вздохнула – ветра не было. В противном случае, причёска, на которую у них с домоправительницей ушёл целый час, развалилась бы быстрее, чем успеешь сказать «мама». Но погода весь день, как по заказу, была спокойной и прохладной.
В одном из окон первого этажа мелькнул пушистый рыжий хвост и молодая женщина улыбнулась: «Значит, Из взяла с собой Пряника – Рамиро будет приятно это узнать». Оба подарка – и «Атлас», и «Сказания» - нёс Альюр, заявив, что для жены это будет тяжеловато и Каталина уже всерьёз подозревала, что скоро ей не дадут поднимать ничего тяжелее лютни.
Удар дверного молотка по начищенной до блеска медной пластине, высоким чистым звоном разлился вокруг. А дверь открыл очень даже знакомый Каталине Волк, к которому супруг ещё совсем недавно вздумал приревновать.
- Добрый вечер, Уно, - легко улыбнулась Каталина, войдя внутрь. Вязаная накидка легла на руки подоспевшей служанке и Каталина осталась в розовато-лиловом платье «в талию», отделанном у запястий и выреза белоснежным кружевом. На шее молодой женщины нежно мерцала нить великолепного розового жемчуга - наследство свекрови, и точно такие жемчужины, закреплённые на головках шпилек, светились звёздами в тёмных волосах.
- И где же виновница торжества? – спросила Каталина под аккомпанемент громкого «мяу»: Пряник тоже решил посмотреть на гостей любимой хозяйки.

+4

8

Аль с интересом оглядывался. Даже кивнул приветливо Волку, которого сейчас уже совершенно не собирался ревновать. Его больше интересовала подруга Каталины, дочь Белого Волка и ученица самого Айрона Ригура. Это было интересно!

Хотя ещё интереснее была Альюру собственная супруга, которую хоть он и успел разглядеть дома, когда они собирались, но конкретно сейчас Аль мог погордиться всласть, потому что это была именно его супруга, которой по его мнению удивительно шло платье, и этот жемчуг.  Судьба свела их, а Равновесие показало, что он не зря ждал и надеялся. Кто ещё мог похвастаться, что у него с его спутницей жизни такое взаимопонимание, что они могут буквально читать мысли друг друга?

Однако, в этот дом они пришли сегодня, чтобы поздравлять его хозяйку, госпожу Исабэль Даверциан, поэтому Альюр постарался придать себе серьёзный и торжественный вид. Хотя по губам его скользила лукавая улыбка, а прищуренные глаза вкупе с этой улыбкой придавали всему его подвижному лицу выражение хитрое и заинтересованное. Если бы он сегодня не оделся, как полагается к званому вечеру, в расшитую куртку, из-под которой где надо виднелась шелковая белая рубашка, не расчесал старательно свою светло-русую гриву, и  не надел вместо высоких сапог, которые носили разведчики, более короткие сапожки, предназначенные как раз для походов в гости, в нём можно было за километр разглядеть того самого Меченого, о котором в Акрилоне и за его пределами ходило столько сплетен. Впрочем, даже во всём этом щёгольски-торжественном одеянии он всё равно оставался самим собой. Как ни странно, даже его знаменитый шрам поперёк щеки подозрительно хорошо прорисовывался на смуглой коже, будто нарочно напоминал всем окружающим, чтобы они не верили этому франту, будто бы он остепенился после того, как стал женатым человеком.

- Кстати, я успел подклеить в корешок книги амулет против грызунов, - вдруг вспомнив об этом, сказал Альюр Каталине, и огляделся. - Надеюсь, госпоже Даверциан понравятся наши подарки.

+4

9

Услышав стук дверного молотка, Эль почти заставила себя отпустить предплечье будущего мужа (как она очень на это надеялась) и отставить уже пригубленный бокал с тёмным игристым мёдом. Отец не спешил заходить в столовую, будто нарочно давая дочери лишнюю минуту наедине - хотя, на самом деле, Дэвиан именно в этот момент принимал краткие поздравления от Уно с новым саном именинницы. Белый Волк ценил каждого своего воина, поэтому слушал внимательно и не перебивал, а в конце поблагодарил с невесомой улыбкой, полной гордости за чадо.

- Прости, мне придётся отойти...- успевшая сделать малый глоток напитка, Исабэль улыбнулась Айрону и задержалась возле него ровно на секунду, которая грозилась стать единственной интимной в этот вечер в виду новых и новых гостей. Подняв свободную кисть Рыся, она коротко коснулась губами её центра, запечатлевая лёгкий поцелуй. Без малейшего смущения или стеснения - и в то же время будоражаще, слишком доверительно.

Затем тёмно-синий атлас плавно зашуршал к распахнутым дверям - и очень вовремя, потому что в парадной уже стояла прекрасная пара - Певунья и её супруг, тот самый Меченый, он же Альюр Эгейл, чью фамилию Каталина приняла и обещалась носить до скончания времён. Рыжий Лис с первого взгляда понравился Волчице в самом лучшем смысле этого слова - и без кольца было понятно, что это замечательный человек и самый лучший муж для Лины.

- Каталина! Дон Альюр! Добрый вечер! Прошу принять моё гостеприимство в день моего совершеннолетия.- После официального приветствия и Дэвиан выступил на шаг вперёд и улыбнулся новоприбывшим. - Я так рада Вас видеть! Позвольте познакомить вас с моим отцом, Белым Волком Азнавура, Дэвианом Даверциан. - Впрочем, дона Эгейл уже была знакома, и как таковой факт представления сторон предназначался скорее для Альюра.

Пряник вторично громким мявом поздоровался с новыми гостями, вильнул у ног Каталины хвостом и был таков - рыжая морда направилась в столовую инспектировать Ригура и угощение. Улыбка Исабэль стала чуть ярче, Дэвиан же откровенно рассмеялся.

- Рады Вас видеть, миледи и мессир Эгейл, и как вижу - не только мы. Прошу в столовую, там уже скучает мессир Ригур. - Дочь поддержала отца задорным кивком.

+5

10

Айрон повернулся вслед за Исабэль, но в прихожую не пошёл. Просто стоял и улыбался. Он-то знал, что найдёт способ урвать ещё хоть несколько мгновений наедине. Поставив бокал, к которому едва прикоснулся, он вроде бы ожидал гостей, но на самом деле, он ловил в дверном проёме знакомый силуэт, чувствуя, как тепло разливается по телу от того места на ладони, которого коснулись губы Исабэль, охватывает его словно невидимым покровом, проникая в каждую клеточку.

Заметив кота, Ригур вместо того, чтобы чинно встретить новых гостей, наклонился и провёл пальцами по пушистой шерсти. Правда, почти сразу выпрямился. Не расставаясь с ощущением тепла и тихой радости, он всё-таки сосредоточил своё внимание на входящих людях. По чину они должны были бы первые с ним поздороваться, но Ригур не любил официоза, если не находился у себя в кабинете, в Ордене. Поэтому он улыбнулся теперь уже вошедшим, окинув взглядом стройную молодую женщину, очень красивую и явно счастливую в браке с человеком, которого Ригуру не так давно приходилось судить и оправдать.

- Добрый вечер, - поздоровался он, склонив голову в учтивом поклоне перед Каталиной. Альюру он кивнул, как старому знакомому, отметив про себя, что этот Лис точно никогда не изменится. Однако, Ригур оказался прав, когда думал, что господин Эгейл не упустит своего момента и непременно женится на госпоже Блэкхилл при первой же возможности. Подробности Судье уже передал Рино. И теперь юная госпожа Эгейл, грациозная и красивая (недаром о её красоте говорили в Акрилоне, как о чём-то выдающемся), была спутницей жизни человека, которому на роду были написаны испытания и слава, о коих он ещё не догадывался. Поддержка ему не помешает. Точно так же, как госпоже Каталине не помешает его стойкость и верность. Его любовь.

Но самое главное для Ригура - Исабэль, его Исабэль, которая вернулась вместе с гостями в комнату! Она рядом - чего ещё можно пожелать? Ведь его собственная любовь была обращена на девушку такую же прекрасную, а для него самую прекраснейшую из всех. Ту, которой он сам хотел принадлежать навеки.

+6

11

Альюр легко взял на себя инициативу, полагая, что старые подруги ещё успеют наговориться.

- Господин Ригур! - Лис почтительно поклонился. - Всегда мечтал встретиться с вам в неофициальной обстановке. Я так же рад, что мне довелось познакомиться с одним из известнейших Белых Волков Азнавура - с вами, господин Даверциан. - Он переглянулся с Каталиной, всё понял и добавил, разворачиваясь перед госпожой Исабэль. - Честное слово, я не знаю, когда принято дарить подарки у вас, но думаю, что лучше это сделать как можно быстрее. А то вдруг хозяйка этого дома решит, что мы позабыли об этом важном и нужном моменте.

На этот раз никакого юмора в его словах не было. Совершеннолетие - важный день, Лисы это прекрасно понимают. Он подал Исабэль две книги.

- Это сборник "Легенды о Белых Волках", который Каталина обнаружила в одной примечательной лавке древностей, и атлас Земли Кланов, составленный лет сто назад Тормундом Эгейлом. Амулеты от грызунов предусмотрены.

Вот теперь он хитро улыбнулся. По его мнению, официальная часть была на том и закончена, и настало время с интересом оглядеться в незнакомом помещении.

Запахи от стола доносились весьма приятные, да к тому же, в этом доме Аль чувствовал себя свободнее, чем в доме Блэкхиллов. Исабэль ему понравилась с первого взгляда, её отец тоже. А уж о господине судье Ригуре и говорить не приходилось. Аля так и подмывало припомнить суд, на котором Ригур так строго, но справедливо рассудил их с Аренски дело, и даже сказать про Юлиуша, которому наука явно пошла впрок. Но всё-таки это был праздник совершеннолетия, и Аль не стал перетягивать на себя внимание. Поговорить с господином Ригуром он ещё успеет. Было бы о чём.

И почему-то Альюр чувствовал, что им действительно есть о чём поговорить...

+6

12

- Исабэль, дорогая, поздравляю! – Каталина c улыбкой обняла подругу, но почти сразу выпустила её из объятий, ничуть не сомневаясь, что этим вечером им непременно представится случай уединиться и поговорить о своём, о женском. 
Каталина ещё никогда не видела обычно сдержанную Исабэль такой радостно светящейся и чутьё подсказывало молодой женщине, что в жизни Из произошли очень важные события, и совершеннолетие – лишь одно из них.
- Дон Дэвиан, рада вас видеть, - улыбнувшись отцу Исабэль и присев в лёгком реверансе, Каталина невольно задумалась: «знает ли господин Даверциан о чувствах, связавших Дэяниру и Дарена? И что сделает, когда узнает?» О своих сердечных делах Дарен предпочитал помалкивать, но и того, что он рассказывал сестре, вполне хватило, чтобы понять - у брата и светлокудрой Волчицы всё очень серьёзно. «Но смогут ли они бороться за своё чувство?» Усилием воли Каталина отогнала тревожные мысли прочь и, успокаивающе посмотрев на мужа: «всё в порядке, милый», опустила ладонь на его локоть, так что в столовую супруги Эгейл вошли рука об руку.
- Дон Айрон, - почтительный реверанс человеку, который, отчасти стал судьбой для них с Альюром: не только свершив правосудие, но и очень вовремя прислав Сандрина – хранителя их брачных клятв.

+4

13

Даверциан вернул учтивый поклон супружеской чете, в сотый раз отмечая удивительную схожесть сестры с братом. По поводу активной переписки Дарена и Дэйко Белый Волк был в курсе хотя бы потому, что несколько раз прислуга доставляла ему в кабинет вместе с общей почтой и личные письма, которые щепетильно передавались дочери в целости и сохранности. Беседы с Розалин во время семейных советов всё чаще и чаще касались этой самой переписки, обретающей весьма солидные масштабы.

Фолиант и атлас вызвали у отца именинницы неопределенную улыбку - окружающие  Эль люди за такое недолгое время успели прекрасно изучить ее вкусы. Сама же Из засияла, как небо после обильного дождя - карие глаза загорелись восторгом.

- Спасибо огромное, Каталина, Альюр! Это великолепный подарок! - В порыве чувств девушка позволила себе эту дружескую вольность. С неохотой - как и в предыдущем случае Ригура - расставшись с подарками и переложив их на поднос Аурики, кареглазая доверчиво и мягко приобняла Каталину, а дону Альюру подала руку по этикету.

Оказавшись в столовой и проследив, чтобы все с комфортом заняли отведенные места, Эль деликатно приземлилась во главе стола - на этот вечер. Между двумя важнейшими мужчинами в своей жизни. Один подарил ей жизнь и подсказал нужное в ней направление, со вторым Волчица намеревалась воссоединиться и сама подарить миру очаровательнейших малышей. Стать для него самой лучшей. Женой. Матерью. Любимой и единственной.

К слову о малышах... Лисица, уже отведавшая первый лакомый кусочек и одобрившая супругу кивком какое-то из блюд, вызывала у Исабэль смутное глубинное волнение. Было бы неприлично даже в интимной обстановке спрашивать подобные вещи, да и опыта в таких делах у темнокосой было очень мало. Но волнение не проходило. У ещё больше похорошевшей Лины был безмятежнейший вид - настоящее сосредоточие совершенства и гармонии, которое Эль могла наблюдать ранее только у той женской половины своей родни, которая готовилась стать матерью.

Первый тост Дэвиана за успехи и воплощение планов дочери  утвердил догадки Даверциан - подруга предпочла вину сильно разбавленный мёд и разные соки, которые в серебристых кувшинах стояли среди широких и плоских блюд.Поблагодарив отца и улыбнувшись, девушка кивнула Каталине:
- Я надеюсь, что вы не уедете из Акрилона сразу же после этого вечера. Мы ведь ещё увидимся?

Краем уха Из уловила негромкий диалог Рыся и Белого Волка, что-то насчёт судебного инцидента - но очень спокойно и коротко, именно так, как это позволяла светская беседа и рамки приличия, хотя тема, несомненно, была очень интересной.
Дэвиан завершил разговор и тоже с интересом посмотрел на гостью - у мирового судьи явно были вопросы, которые он бы с удовольствием задал Лине.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-04-21 21:39:10)

+6

14

Ригур, который умел когда надо уделять внимание сразу нескольким людям, наслаждался вечером, потому что сидел очень близко к Исабэль. И хотя пока он разговаривал не с нею, а с её отцом, он не упускал её из виду ни на секунду. Даже если не смотрел в её сторону - он её чувствовал, не хуже Лисов, наверное потому, что за эту девушку он мог отдать всю свою жизнь без остатка. Теперь, когда она стала совершеннолетней, Айрон ожидал, что дело с их свадьбой не затянется надолго. Ему было очень важно стать мужем Исабэль, потому что тогда они смогут не расставаться вовсе.

Тем не менее, Ригур не был бы Ригуром, если бы потерял нить происходящего. Он оценил по достоинству подарки, которые сделали Исабэль её подруга Каталина и Альюр Эгейл. Если говорить совсем честно, Ригуру и самому было интересно взглянуть на эти книги. Особенно на атлас, потому что Рыжие Лисы составляли, наверное, самые лучшие атласы, а имя Тормунда Эгейла было знакомо Айрону Ригуру по библиотеке Ордена. Этот достойный путешественник оставил много полезных записей, которые были собраны в книги и бережно хранились, представляя немалую ценность. Да и "Легенды о Белых Волках" были не менее занимательным экземпляром, особенно для Рыся, который всегда был ценителем хороших книг.

- Наверное, у вас в семье хранятся наиболее редкие экземпляры других трудов Тормунда Эгейла? - спросил Ригур, улучшив минуту для того, чтобы обратить своё внимание на господина Меченого. - Я слышал, что он оставил подробный отчет о своём путешествии к Непролазным горам, когда ему удалось при помощи специально разработанной конструкции, состоящей из лёгкого деревянного каркаса и натянутых на него кожаных "крыльев" улететь очень далеко от границы, и даже найти способ вернуться обратно. Свои впечатления Тормунд Эгейл подробно описал в книге "Моя попытка проникнуть в тайну Великих пустошей". Эта книга должна храниться в вашей семейной библиотеке.

Ригур знал, что в этот вечер они должны успеть поговорить с Эгейлом ещё и о деле, которое он и Дэвиан Даверциан хотели поручить разведчику в Азнавуре. Но это был разговор не для застолья. А если честно, Айрону не хотелось торопиться с деловыми беседами, потому что этот вечер принадлежал Исабэль.

+6

15

Альюра все эти беседы господина судьи ничуть не сбили с толку. Ригур явно был неравнодушен к Исабэль Даверциан. За это Аль мог поручиться, не будь он - Меченый, лучший разведчик Акрилона и окрестностей. Каждый раз, когда Рысь кидал взгляд на подругу его супруги, или чуть наклонялся в её сторону, или отвечал на какой-то её вопрос, он неуловимо менялся.

Рыжие Лисы с детства учатся держать язык за зубами. Оно и понятно, потому что если они будут болтать обо всех своих догадках, а так же обо всём, что видят и слышат, им попросту перестанут доверять. От них начнут шарахаться и запираться за толстыми дверями среди ещё более толстых стен. Аль хорошо помнил наставления старого Лиса, учившего юных Эгейлов обращаться со своими магическими способностями:

"- Первое правило Лисов: учитесь слышать только то, что можно и нужно слышать.
- Учитель! Но как это возможно? Мы ведь всё равно слышим всё. Мы должны затыкать уши?
- А вот на это есть правило второе: держите язык за зубами, никогда не отвечайте на не заданные вопросы, а из заданных отвечайте только на те, на которые нельзя не ответить.  И третье правило, которое вам должно очень пригодиться в жизни: храните чужие тайны как свои, а своих не заводите вовсе. Каждая тайна - это ваше уязвимое место. Живите открыто и просто, а если не можете - сделайте так, чтобы все окружающие считали, что вы живёте открыто и просто..."
*

Эти простые правила Аль усвоил хорошо, так что делал вид, что ничего не замечает. Тем более, что он и представить себе не мог, как выйдут из положения эти двое. Ведь он - Рысь, а она - из клана Волков. Можно лишь предполагать, что раз господин Даверциан ведёт себя благодушно - значит, он в курсе и не противится влечению своей дочери и декана Ордена друг к другу.

- Вы правы, господин Ригур, - ответил Аль с безмятежной улыбкой, довольный тем, что слава его знаменитого предка давно вышла за пределы семьи Эгейлов. - Эта книга есть в нашей семейной библиотеке. Сейчас глава семьи, господин Райнар Эгейл, подыскивает самого способного переписчика, чтобы он сделал несколько копий этой книги. Несмотря на то, что она написана на очень прочной бумаге, её изрядно "зачитали", так что теперь молодёжи её в руки не дают. Тормунд Эгейл нашёл на Пустошах столько интересного, что после прочтения я даже подумывал о том, чтобы повторить его подвиг.

Аль лукаво улыбнулся. Уж что-что, а подвиги он любил. Это было в его характере. И не ради славы, а ради собственного удовольствия. И самым главным подвигом для него было то, что он заслужил любовь Каталины. Но он не против был продолжить.
_____________________________
* Использовано в личных целях с разрешения админа.

+5

16

Утолив первый голод, Каталина придвинула поближе бокал с яблочным соком – который особенно понравился Лисяткам - и утвердительно кивнула в ответ на негромкий вопрос подруги:
- Конечно, мы ещё увидимся, Из. В письмах обо всём не напишешь, а у нас обоих есть о чём рассказать. Ты, кажется, тоже собираешься полностью изменить свою жизнь, - последние слова Каталина произнесла, придвинувшись к подруге и очень тихо, но тут же перевела разговор на другую тему, благо, подходящий для этого предмет как раз прогуливался рядом под столом, напоминая о себе низким мелодичным мурлыканьем и деликатным кружением около юбки хозяйки.
- Пряник, похоже, успел стать не только твоим любимцем, да, Из? У линесдалей такая особенность – они очень быстро покоряют весь дом, в котором живут. У меня теперь тоже есть линесдальчик – Чёрный Шёлк, кстати, младший брат Пряника. Так его с первого же дня появления в доме, дружно балуют все домочадцы, даже Аль не смог устоять перед этим маленьким проказником, - Каталина с нескрываемой нежностью посмотрела на мужа, занятого беседой с доном Айроном и, услышав, что речь идёт о книгах, прислушалась внимательнее, а потом улыбнулась: упоминание Альюра о том, что его дядя ищет переписчика, навело молодую женщину на интересную мысль.
- Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваш разговор, - произнесла Каталина, дождавшись паузы, - но как раз сейчас прямо под рукой у дона Райнара находится отличный переписчик и ему не нужно никого искать. Вот, посмотри, - Каталина вынула из поясного кармашка и передала мужу небольшую записку, написанную идеально чётко и разборчиво, - это почерк Дарена.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-22 13:35:21)

+6

17

Проницательности Каталины Эгейл, счастливой жёны и ещё более счастливой матери, можно было только позавидовать. "Неужели у меня всё так очевидно написано на лице?" - этот вопрос Эль задала сама себе, слегка комкая тонкими пальцами льняную салфетку. И только сила воли не позволила кареглазой имениннице перевести взгляд на Ригура - того, в ком воплощались все её стремления и цели. Рысь сочетал в себе именно те стороны, которые всегда восхищали темнокосую - волю, разум, силу духа и глубинную страсть, настоящую жажду жить, энергию, которой порой казалось совершенно нет конца.
Вместо этого Из встретилась взором с отцом, который завершил переговариваться с Рысем и неторопливо делал очередной глоток медового вина. Мужчина отвел от губ кубок и  слегка улыбнулся дочери, затем пристально посмотрел на Эгейла, через миг светски изучая молодую и прекрасную супругу разведчика. Что-то подсказало Волчице, что мировой судья не впервые за всё время присутствия пары рассматривал ее - у Даверциан явно были на то свои причины, которые тот не спешил оглашать вслух по давней привычке.
Неожиданно для самой себя Эль опустила под стол руку, пользуясь тем, что все заняты беседами и отменным угощением, нашла предплечье Ригура и чуть сжала его - то ли в желании осознать до конца, что её любимый человек здесь, совсем рядом, то ли просто в женском порыве чувственности, которая пробуждалась с каждым мигом в той, что зарекалась не ввязываться в столь опасные приключения, затрагивающие сердце и душу.
"Айрон... мой Айрон"
Присутствие Рыся само по себе являлось подарком. Так же как и улыбки Альюра и Каталины, чьи изящные ножки уже не единожды были обласканы гибким тельцем Пряника - он признавал ласки всего женского пола, ценя их даже выше остальных подарков судьбы в виде обрези нежной телятинки или мягкой подушки.
Для полноты счастья и душевного комфорта не хватало только милой Ингрид, поэтому  именинница с затаенным нетерпением ждала ещё один стук в дверь.
Чуть вздохнув и отвлекшись от размышлений, Эль вернула ладонь на столешницу и улыбнулась в ответ ещё одному пополнению в доме Каталины:
  - Теперь уж точно необходимо дружить семьями. Белая Роза осталась в Азнавуре с мамой. - Девушка чуть лукаво сощурилась. - Какие ещё интересные новости ты мне расскажешь? Как вы добрались, к слову, в Акрилон? Надеюсь, что дорога была спокойной?

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-05-18 00:06:44)

+7

18

Ригур пока ничего не говорил, не мешая разговору между остальными. Но он нащупал руку Исабэль и нежно пожал её пальцы. Чем дальше - тем больше он любил эту девушку. И сейчас, когда он смотрел на Каталину и Альюра, перед его мысленным взором вставала картина, которая заставляла взор Рыся затуманиться. Он и Исабэль! Они вдвоём, и ничто больше не стоит между ними!

Эта картина так захватила Ригура, что будь на его месте кто-то другой - наверное совсем забыл бы об окружающих. Но декан Ордена умел мыслить параллельно о двух делах сразу. Он улыбнулся, услышав рекомендацию Каталины, и тепло улыбнувшись юной женщине, сказал:

- На месте господина Альюра, я бы использовал такое щедрое предложение. Хороший переписчик - это очень много. Мы сейчас перепечатываем старые книги, используя усовершенствованный печатный станок, но ничто не может сравниться с рукописью. Любой рукописный текст сохраняет положительную магию, и гораздо полезнее читать живые тексты, чем мёртвые буквы, собранные наборщиком и отпечатанные бездушной железкой.

Он снова посмотрел на Исабэль, и улыбнулся. Поскольку улыбка его предназначалась только ей, Айрон постарался вложить в неё всю свою любовь, надежду и ожидание. Если бы у него хватило безрассудства - он наверное взял бы пример со смелого разведчика Альюра Эгейла, и женился бы на Исабэль тайно, чтобы уж наверняка никто не смог их разлучить. Но как декан, он не мог себе этого позволить. Значит, он должен постараться сделать всё, чтобы поездка Из в Азнавур не продлилась долго!

Ригур незаметно вздохнул, после чего вернул своё внимание разговору.

+5

19

Аль прищурился, со свойственным ему любопытством сунув нос в записку, которую подала ему Каталина, а потом посмотрев на Ригура и Исабэль.

- Думаю, что господин Райнар не будет против, - сказал Аль, делая вид, что ничего особенного не замечает. - И кстати насчёт печатных станков - у нас дома они не в чести. Конечно, при помощи такого станка можно напечатать много экземпляров книги за короткое время, но пока такой вопрос не стоит. Я вообще думаю, что книги быстро обесценятся, и виной тому будут именно печатные станки.

Высказав таким образом свой весьма консервативный взгляд, Альюр переключился было на еду, которая к слову была отменная, но тут же снова встрепенулся. Ведь госпожа Исабэль задала вопрос. Правда, не ему, а Лине. Мысленно извинившись перед супругой, Альюр ответил:

- Доехали нормально, хотя дома без приключений не обошлось. Нас с Линой едва не забодал тур, кучка бандитов напала на моего отца и Дарена, а до этого они же убили водяных питонов в речке, которая ограничивает землю Эгейлов. Пожалуй, последнее - самое невосполнимое. Пройдёт лет двадцать, прежде чем там смогут прижиться другие водяные питоны.

Без колебаний высказав таким образом новости, которые явно не служили украшением вечера, Аль как ни в чём не бывало продолжил есть. Иногда он мог казаться совершенно непробиваемым, хотя наверное в чём-то так оно и было. Он умел не огорчаться тому, что уже произошло, и смотрел вперёд, а не назад.

+5

20

«Где котятки, там и детки», - вспомнила Каталина старую пословицу и, улыбнувшись подруге, уже хотела сказать, что от замка Эгейлов до города они доехали спокойно – и это было чистой правдой, однако, супруг её опередил, рассказав коротко и ясно обо всём, что с ними случилось за последние дни.
«Аль, ну кто же такое сообщает за праздничным столом?» - Каталина укоризненно посмотрела на мужа, но сказанные слова уже не вернуть назад, и ей оставалось лишь смягчить впечатление, ведь такие новости приятными не назовёшь.
- Главное, что господин Фарго и Дар не пострадали, и с нами всё обошлось. Может быть стоит поговорить с кем-нибудь из Ордена Хранителей – наверняка, можно что-нибудь сделать, чтобы питоны вернулись.     
Каталина отпила глоток сока и негромко рассмеялась: на колени к занятому едой Альюру, неожиданно запрыгнул Пряник – кот уже успел выяснить, что понравился гостье хозяйке и теперь пришла очередь гостя пройти проверку на кошколюбивость. Пряник сдержанно мурлыкнул и ткнулся лбом под локоть мужчине, деликатно намекая: «Еда – это хорошо, но мне тоже нужно уделить внимание, ведь я здесь главный. Если вы мне понравитесь, я разрешу вам приходить в гости».
- Пряник, сегодня день рождения твоей хозяйки, а не твой, - Каталина полюбовалась рыжим красавцем и, вспомнив о том, чьим подарком был кот, снова обернулась к подруге, понизив голос:
- Я очень надеялась, Из, что однажды ты станешь моей кузиной, но видимо, Рамиро слишком долго думал.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-05-20 09:59:52)

+6

21

На лице Эль, в момент слов Альюра пригубливавшей медовое вино, отразилась гамма смешанных чувств – от волнения до огорчения; благо кареглазая хотя бы не поперхнулась. Отставив кубок и переведя взгляд на смягчившую «рапорт» супруга Каталину, Даверциан в унисон с отцом выдохнула с заметным облегчением, чуть смущенно улыбаясь:

- Хвала Предкам, всё в порядке! – Невольно про себя отметив второй за сутки факт исчезновения питонов из водяных убежищ, девушка поспешила перевести тему в более нейтральное русло. – Надо будет непременно упомянуть об этом в письме Дэйко – право, я бы многое отдала за её живую реакцию на такие приключения Дарена Блэкхилла.

- Исабэль, - это уже мягко вмешался сам Белый Волк. – Ты совершенно не заботишься о своей сестре… Лучше напиши всё как есть. - При этом мужчина откровенно улыбался, зная, что на деле в отношениях сестер всё как раз-таки наоборот. Хмыкнув, он потянулся к своему кубку, приподнимая его в немом жесте тоста за дочь. Не выдержав и рассмеявшись, Исабэль согласно качнула головой и присоединилась к остальным гостям в очередном соприкосновении кубков.
Финт Пряника не прошел мимо внимания улыбнувшейся на это хозяйки, но затем вниманием Волчицы полностью завладела её кареглазая подруга. На фразу об «опоздавшем» Рамиро Даверциан едва не залилась краской – помогли глубокий вдох-выдох и короткий взгляд на явно заинтересованного несостоявшимся женихом Айрона.

- Дон Рамиро Великолепный… Сегодня мне доставили в качестве подарков письмо от твоего кузена. У него, как я поняла, теперь рейд за рейдом? – Но в потемневших глазах, устремлённых на Лину, пульсировала своим ритмом мысль. «Я влюблена, милая Певунья. Я люблю. Я счастлива настолько, насколько это возможно. И от полноценного чувства меня отделяет только поездка домой…» Пусть Из неплохо владела лицом – чуть раскосый взгляд выдавал её  с головой. Взгляд влюблённой девушки.
Взгляд любимой девушки.

+6

22

Ригур действительно очень заинтересовался той проброшенной фразой про некоего Рамиро. Хотя, никакой ревности в Рысе не всколыхнулось, потому что он был уверен в Исабэль, и в себе самом. Это такое приятное чувство, когда никаких сомнений больше нет, и ты просто знаешь, что твоя любовь крепка и сильна, и её невозможно разрушить ничем и никогда.

Ригур пришёл к выводу, что продолжить тему нападения на территорию Эгейлов и уничтожения питонов лучше не за столом, поэтому с радостью поднял бокал за Исабэль. Однако, тревожные вести, которые вот так легко, словно походя сообщил разведчик, его живо заинтересовали. Мимо подобных нападений нельзя было проходить, и в целом, всё это вписывалось в общую картину действий Альянса. Как ни прискорбно было об этом думать, но даже маленькая организация, у которой не слишком много людей, может наделать много бед, если всеми этими людьми возьмётся руководить расчётливый и беспринципный лидер.

Ригур улыбался Исабэль, продолжая тему, витающую вокруг праздника, виновницы торжества и её знакомых, но через некоторое время всё-таки отвлёкся и подавшись в сторону Эгейла, негромко сказал:

- Я и господин Даверциан хотели бы поговорить с вами, господин Эгейл. Вы - разведчик, да к тому же достаточно известный, и нам было бы интересно знать ваше мнение по одному вопросу. Как вы смотрите на то, чтобы выйти на несколько минут во внутренний двор, подышать воздухом, пока не подали десерт?

И он бросил взгляд на Дэвиана Даверциан, поскольку эта беседа у них планировалась уже некоторое время назад и сейчас было самое время дать юным леди возможность переговорить о своих делах наедине, без мужчин.

+4

23

- Почему нет? - Аль как раз завалил кота к себе на колени кверху пухом и теперь старательно почёсывал, чем вызвал довольное урчание. Против кошек Аль ничего не имел, в отличие от собак они не будили в нём желание спросить: "Почему это животное в доме, а не на псарне?" Кошки были существами независимыми и ходили там, где сами хотели, и этим напоминали Лисов.

- Дорогая! - Он сгрёб кота в охапку и положил на колени супруге. - Вы тут поболтайте немного, пока мы перекурим, и вернёмся за сладким. Госпожа Исабэль! Я надеюсь, что важные государственные дела не задержат никого более чем на одну мою трубку.

Он очаровательно улыбнулся, совершенно не смущаясь своей бесцеремонности, и тут же поднялся. Кисет у него был с собой, и хотя курил Аль крайне редко, иногда он позволял себе этот грешок, не совсем позволительный разведчику. По счастью, вместе с трубкой Аль носил в кисете пару веточек вьющегося растения, которое полностью отбивало запах табака. Не дожидаясь, когда Ригур и Даверциан пройдут вперёд, Аль сам направился во внутренний дворик, успев уже сориентироваться в доме. А выйдя, устроился на краю каменного бассейна, вытащил кисет и принялся набивать свою маленькую трубочку, вырезанную из верескового корня. Ему было крайне любопытно, что именно собрались сказать ему эти двое: Белый Волк Азнавура и Старший Судья Акрилона.

+5

24

Дэяниру Даверциан Каталина знала не так хорошо, как её старшую сестру - вот Дар, наверняка, мог бы без запинок назвать любимую книгу златокудрой Волчицы и описать какое платье было на ней в их последнюю встречу, даже если его разбудят посреди ночи – но не сомневалась, что получив подробное описание приключений Дарена, Дэя, пожалуй, потребует привезти её в Акрилон, чтобы лично убедиться, что её ненаглядный цел и невредим. И, пожалуй, брату это пойдёт только на пользу.
Зато, по реакции Исабэль на упоминание кузена Миро, молодая женщина окончательно убедилась, что теперь Рамиро – лишь друг, не более. «Значит, не судьба, а жаль», - вздохнула про себя Каталина, отвечая на вопрос:
- Да, похоже, Миро не выдержал нашествия невест и сбежал в Сабатту, расстроив все планы тёти Иды. Но ничего, теперь она примется за Сезара.
Каталина хотела ещё кое-что добавить, но тут Альюр опустил ей на колени совершенно разнежившегося Пряника и вышел вслед за доном Дэвианом и доном Айроном.     
Кот немного подумал и устроился очень хитро – растянувшись во весь рост на коленях хозяйки и её подруги одновременно, получая тем самым двойную порцию ласки.
- Какой же ты хитрый! – Каталина погладила кота по спине, обернулась к двери, ведущей во внутренний двор, куда ушли мужчины и резко, чуть ли не в прозелень, побледнела. - Из, кажется, мне плохо, - тонкие пальцы вцепились в ручку кресла. - Придётся Алю бросить курить.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Празднование на Яшмовой Улице в честь госпожи Исабэль Даверциан