В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Ветер в ивах


Ветер в ивах

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Место действия: Акрилон, Яшмовая улица, съемная квартира Исабэль Даверциан

Участники: Ингрид Бьорндален, Фрайдек Атли

Исходные данные (одно-два предложения): приехав в Акрилон, Ингрид в тот же день ухитряется отправить записку Фрайдеку, в которой указано место и время встречи, во время которой, возможно, им удастся поговорить об их взаимоотношениях и планах.
Примерное время года: поздняя осень

http://appstruck.com/wp-content/uploads/2010/01/TinkerbellIntroductionVideoSM.jpg


Далёкой грозой, ливнем
Желтой травою, сеном
Осенней листвой, дымом
Пахнет ветер в ивах

Проводив брата, Ингрид обнаружила, что Исабэль до сих пор не появилась. Отец Исабэль, почтенный дон Даверциан, так же предпочел скоротать вечерок в компании знакомых в Акрилоне, и в доме кроме нее и Аурики никого нет.

Это было Медведице даже на руку. Ингрид долго расчесывала волосы серебряным гребнем, пока они не заблестели лунным светом, так же неспешно выбрала платье и только после этого позвала Аурику. Лисичка на зов явилась незамедлительно и поинтересовалась вежливо, чем она может помочь донне.

- Аурика, скоро должен будет прийти Рысь. Я буду в саду, проводи его ко мне, пожалуйста, и позаботься, что бы нас не побеспокоили. – Вероятность того, что кто-то помешает их беседе, была крайне мала, но все же была. Ингрид же хотелось спокойно поговорить с Фрисом. Они слишком долго не видели друг друга, и вопросов, пожалуй, поднакопилось.

Аурика понимающе улыбнулась, но больше вопросов не задавала. Она была сообразительная Лисичка и обожала, подобно донне Анне, любовные истории, тем более столь необычные. Так что Аурика заверила Ингрид, что просьба донны будет выполнена, уточнила, не надо ли еще чего Медведице и тихонько удалилась.

Ингрид, оглядев себя снова в зеркало, улыбнулась своим мыслям, и, прихватив книгу, что бы скоротать время до появления Фриса, спустилась по лестнице и вышла в сад.

Сад при доме был маленьким, но уютным и очень ухоженным. Центральное место в нем занимал небольшой пруд, где лениво перебирая плавниками, плавала пара красных карпов. На берегу прудика росла ива, и ветки ее клонились к самой воде. Под естественной беседкой из этих длинных ветвей стояла мраморная скамья, и Ингрид устроившись на ней, бездумно перебирала страницы книги. Взгляд цеплялся то за одну строчку, то за другую, но мысли были лишь о том, что-то будет при встрече.

+6

2

Фрайдек хорошо знал город, поэтому безошибочно нашел нужную улицу. Он волновался, подумал о том, что надо было принести Ингрид хотя бы цветы, но уже забыл об этом и решил не возвращаться ради каких-то цветов. Гораздо важнее было увидеться с девушкой и говорить с ней. Поэтому он без промедления постучался в указанный в записке дом.

- Мне нужно видеть госпожу Ингрид Бьорндален, - сказал он, надеясь, что вышедшая ему навстречу служанка не начнет расспрашивать, что ему нужно. Сейчас Фрису было не до расспросов.

Если бы не задержавшие его дела, он примчался бы раньше назначенного срока. Но как на зло, он снова столкнулся с дядей. Или тот специально с ним столкнулся, чтобы проверить, в каком состоянии его племянник. Фрайдек отговорился тем, что занят и думает над словами старшего Атли, и вынужден был согласиться с ним пройтись и помочь выбрать кое-что в подарок тете и сестрам. Фрис прекрасно понимал, что дядя намеренно показывает ему, что уже не гневается, и надеется на то, что Фрис тоже найдет в себе силы согласиться с его правотой. Но Фрис вместо этого чинно поговорил об украшениях и шелковых тканях - и расстался с дядей как только это стало прилично.

Служанка провела его во внутренний сад, каких в Акрилоне было достаточно. Фрис остановился, наблюдая издали за сидящей на скамейке Ингрид. Они давно не виделись, и парень неожиданно оробел, так что не сразу нашел в себе силы подойти. Но все-таки сдвинулся с места и сделал несколько шагов. Благо садик был действительно очень маленьким.

- Добрый вечер, госпожа моя, - проговорил он негромко. - Я пришел бы раньше, но не смог.

Глупо было оправдываться, и Фрис почувствовал, что начинает краснеть. Он смутился еще больше и опустил голову. Правда, всего на мгновение, и тут же посмотрел на девушку.

- Хорошо, что вы здесь, в Акрилоне, - сказал он наконец, хотя фраза была еще глупее.

+4

3

Аурика, которую Ингрид предупредила заранее, действительно не стала задавать никаких вопросов, показывая дорогу Фрису. Лишь повела чуть разочарованно носиком, стоило Рыси оказаться во внутреннем дворике, и устроилась у приоткрытого окна неподалеку. 

Нет, не подслушивать, что вы! Просто именно возле этого окна оказался ужасно пыльный сундук, а стирать пыль с деревянной резьбы – занятие долгое и нетерпящее отлагательств. А ну как донна Исабэль заметит и подумает еще, что она нерадивая работница. Так что Аурика тихонько вытирала дерево мягкой тряпицей, и ушки у Лисички были при этом на макушке.

Ингрид не сразу заметила появление Фриса, и, услышав его голос, поднялась со скамьи столь поспешно, что позабытая на время книга упала в пожухлую траву.

- Добрый вечер, Фрис. Я тоже рада тебя видеть в добром здравии – голос Медведицы чуть дрогнул. Пожалуй, она не ожидала, что встреча после столь длительной разлуки будет столь официозной. Впрочем, это было так похоже на Фриса, что Ингрид решила не заострять сейчас на этом внимание.

А вот старательно вычищающая хитрую завитушку Аурика опустила тряпку и скорчила разочарованную гримасу. Нет, ну кто так разговаривает-то? А? Но вмешиваться либо каким-образом обнаруживать свое присутствие было никак нельзя, и посему Лисичка вновь принялась за труды праведные, дабы уравновесить ими дело неправедное, коим сейчас занималась.

Тем временем вновь поднялся ветер, и ветви ивы зашумели, осыпав Ингрид и Фриса тонкими листочками, похожими в свете луны на серебристых рыбок.

+6

4

С тех пор, как в Белом коридоре Ингрид указала ему на то, что некоторую грань переступать не следует, Фрис старался вести себя благоразумно. Но все-таки он подошел еще ближе, и теперь смотрел на Ингрид, чуть опустив голову, но внимательно и пытливо, словно чего-то ожидал, или пытался что-то увидеть. Даже руку начал поднимать, но опустил, так и не решившись прикоснуться к девушке.

- Я очень соскучился, - сказал он. - Надеялся, что мы увидимся быстрее, но все время что-то мешало. А теперь...

Как заговорить о том, что произошло? Может быть, вообще нужно начинать не с этого? Нужно заверить Ингрид, что он ее любит, и оставить все остальное на потом. Но говорить о любви, когда на самом деле собираешься сообщить те новости, которые он принес, показалось ему неправильным.

- Я сегодня разговаривал с дядей Рэем. - Ну вот, он и сказал. Лучше бы он промолчал об этом! - Ингрид! Мне бы так хотелось плюнуть на все, и забыть о том, что он мне сказал! Но я не могу... - Он покачал головой и наконец-то отвел взгляд. - Я должен что-то придумать. Иначе нам не видать счастья, а мне так бы этого хотелось! Ингрид!

Неожиданно он поддался порыву, шагнул еще ближе и опустился на колени, взял ее за руки. Ему вдруг стало все равно, что она может оттолкнуть его, и с ее клановой силой ей будет очень легко это сделать.

+6

5

Ингрид не только позволила Фрису взять ее за руки. Тонкие, но сильные пальцы Медведицы с необычайной нежностью сжали ладони Рыси, и Ингрид, улыбнувшись, ответила Рыси, чувствуя, как ее собственное сердце норовить вырваться из груди.

- Это очень хорошо, что ты поговорил с дядей, Фрис. Расскажи, пожалуйста, как все прошло, и что именно сказал твой дядя? Мы попробуем придумать что-то вместе, милый мой, не сомневайся. – И Ингрид мягко, но настойчиво увлекла Фриса на мраморную скамью, не выпуская его рук.

Ей хотелось продлить этот миг до бесконечности, настолько ей было хорошо от того, что Фрис здесь, вместе с ней, что чувства его неизменны. Ингрид была уверена, что вместе они смогут преодолеть многое, в том числе и недовольство родни. У нее не было иллюзий в отношении реакции родственников, а завтра еще предстоял нелегкий разговор с Яном, и нужны были силы, что бы не утратить самоконтроль и достучаться до собственной упрямой родни.

Медведица с нежностью и тревогой вглядывалась в лицо Рыси, ожидая ответа, а все так же караулившая у окна Аурика досадливо поморщилась. Ветер, игравший ивовыми ветвями, расшалился во всю, и нежный шелест листьев заглушал слова, не давая Лисичке узнать все досконально.

+6

6

Фрайдек едва заметно улыбнулся, и с надеждой посмотрел в лицо Ингрид. Хотя слова его надежды не внушали.

- Рассказывать, в общем-то, нечего, - признался он. - Дядя Рэй сказал, что ты чудесная девушка, и что готов с великой радостью иметь с семьей Бьрндаленов дела, но что ни он, ни остальная родня никогда не благословит наш брак.

Ну вот, он это и сказал. Легче не стало. Проблема не решилась. А есть ли у нее вообще решение? Этого он не знал. По крайней мере, ему самому никакого решения в голову не приходило.

- Я пытался переубедить дядю, - продолжил Фрис. - Но не получилось. Он и сейчас в городе, ждет когда я с ним соглашусь, и наверняка у него что-то еще припасено, чтобы меня переубедить. Но я не могу с ним согласиться. Не могу, несмотря на все его слова о том, что такой брак нарушит равновесие, и о том, что твоя родня меня не примет... Как я могу отказаться от своих чувств к тебе?! Это невозможно!

Он покачал головой, понимая, что наверное Ингрид ожидает от него чего-то решительного и категоричного. А он топчется на месте и ищет обходные пути. Но Фрис никогда даже не помышлял пойти против семьи, и сейчас тоже не мог себе представить, что это сделает.

+6

7

Ингрид некоторое время молчала, прежде чем ответить. Когда же Медведица заговорила, в голосе её появились ранее незнакомые Фрису стальные нотки.

- Фрис, твой дядя сказал все совершенно правильно. Он не только твой дядя, но и глава вашей семьи. И как глава Атли, естественно, он желает тебе только добра, но в тех рамках, которые допустимы. Женитьба на девушке из другого Клана в эти рамки не укладывается, и это правильно. Ведь есть же Равновесие, и благополучие всех нас зависит от него. Но вот только..правда у каждого своя, это истина одна, как любит говорить уже мой дедушка, –  усмехнулась Ингрид. Улыбка получилась невеселой, но голос звучал все так же ровно.

Продолжение фразы о правде и истине Ингрид вслух не произнесла. Она прекрасно видела, что Фрис огорчен и растерян, и не желала усугублять душевную бурю Рыси.  Надо сказать, что Ингрид была уверена в том, что Рэймонд Атли не порадуется выбору племянника и врядли окажет безоговорочную поддержку их чувствам. Конечно, смутная надежда где-то в глубине души теплилась, но, как водится, не оправдалась.

- Вот что, Фрис. Мы можем либо подчиниться воле наших семей, либо пойти против их воли и понести заслуженное наказание, которое, думаю, будет строгим. Либо попробовать еще раз поговорить с твоим дядей. Он ведь еще в городе? Мне есть что ему сказать. Возможно, получится его немного смягчить. – глаза Ингрид лихорадочно заблестели и Медведица, которая уже с трудом контролировала свои чувства, испугалась, что нечаянно сжав руки Фрайдека, переломает ему кости. Поэтому она выпустила ладони Фриса и, поднявшись со скамьи, принялась мерять шагами берег пруда.

Поуспокоившись, Ингрид повернулась к Фрису и спросила, глядя ему в глаза: - Так что мы выбираем, Фрайдек Атли?

+6

8

Фрис тоже поднялся. Мысль о том, чтобы пойти против семьи, была для него слишком тяжела, даже невозможна. Но Ингрид предложила поговорить с его дядей, и это заставило Фриса воспрянуть духом.

- Надо с ним поговорить. Может быть, дядя Рэй действительно сдастся, если услышит тебя? - предположил он.

Почему он надеялся на то, что дядя смягчится? Рэймон Атли, как все Рыси, любил женщин, и наверняка не сможет разговаривать с Ингрид так, как говорил со своим племянником. Если так - может быть, удастся хотя бы сдвинуть его с той непримиримой позиции, которую он занял? Но был и еще один вопрос, который волновал Фриса, и который он не мог не задать.

- А что говорят твои родные? - спросил он. - Сможем ли мы уговорить их?

Он с надеждой смотрел теперь на Ингрид. К слову, он заметил, уже давно, что она гораздо сильнее его физически, но его это не смущало. Он родился и вырос в Земле Кланов. Здесь каждый имел какие-то свои свойства, и с этим приходилось мириться.

+6

9

В глазах Ингрид мелькнул непонятный огонек, тут же спрятавшийся в темных ресницах. Был ли это первый тревожный звоночек? Как знать.

Впрочем, сейчас Медведица ни о чем таком не задумывалась. Мысль поговорить с Атли-старшим захватила ее полностью, и откладывать ее реализацию надолго она не собиралась.

- Мои родные ничего не говорят, поскольку ты у них не появлялся. Кажется, ты говорил мне, что пойдешь к ним сам и лишь тогда, когда закончишь учебу. Или что-то изменилось, а я и не знаю об этом? В нашем Клане мужчина приходит к родителям женщины, а не женщина объявляет во всеуслышание о том, что намерена выйти замуж за такого-то. И пока мужчина не появился, никто не поверит, что намеренья серьезные. – вздохнула Ингрид. Даже если влюбленные решили для себя все задолго до того, как получили родительское благословение, все равно дело должно было выглядеть именно так, и никак иначе.

Ингрид помолчала с минуту, представляя реакцию родни и затем продолжила: -  Но уверена, что они будут настроены так же, как и твой дядя, если не хуже. Заручившись поддержкой одной семьи уговорить вторую будет проще, но, как ты сам понимаешь, вероятность очень маленькая. Поэтому идем сейчас. Я не хочу ждать до утра, Фрайдек.  – Ингрид решительно направилась в сторону дома, а Аурика шустро юркнула за двери ближайшей комнаты и прикинулась предметом мебели.

+8

10

- Идем!

Фрис воодушевился. Он знал, что в такой час дядя должен быть в гостинице. Наверняка ведь ждет, что племянник к нему явится. Поэтому Фрис решительно повел Ингрид за собой.

- Тут не очень далеко, - сказал он, когда они вышли на улицу. Говорить больше было нечего, потому что сейчас целью его было - явиться к Рэймону Атли и сделать еще одну, пусть отчаянную, но очень нужную попытку. Он даже не представлял себе, какова будет реакция его дяди, но был уверен, что само появление девушки должно будет смягчить этого сурового человека. Рэймон Атли любил женщин, и обходился с ними всегда мягко, тактично и предупредительно. Наверняка удастся если не переубедить его, то посеять сомнения и заставить пересмотреть свое решение. Есть же такие случаи, когда "мужской разговор" - не выход, и не хватает прекрасного пола, чтобы уладить дело.

- Он - добрый человек, и я уверен, что склонить его в нашу сторону вполне возможно, - сказал Фрис, когда они подходили к гостинице "Старая Кружка". - А если он нас поддержит, он сделает все возможное, чтобы найти общий язык и с твоими родителями.

Осведомившись, где остановился господин Атли, Фрис провел девушку на второй этаж и постучался в двери комнаты. Получив разрешение войти, он толкнул двери...

+6

11

Господин Атли надеялся увидеть племянника одного, хотя глубоко в душе и понимал, что Фрайдек может сейчас и не быть склонным к мирным переговорам. Насколько Рэймон знал сына своего брата, Фрис не был склонен к бунту, и всегда подчинялся общим правилам. Но в нем, как в любом Рысе, жило слишком много стихийной силы, и эта сила в любой момент могла проявить себя самым неожиданным образом.

Тем не менее, жизненный опыт и престиж клана диктовали старшему Атли определённую манеру поведения, поэтому он был в этот вечер готов к любому визиту, в том числе и визиту госпожи Бьорндален. Точнее сказать, старший Атли просто был готов принять любого посетителя. Он был полностью одет, как и подобает Рысям, ярко, но со вкусом, и в гостиничной комнате вокруг него был полный порядок. Всё на своих местах, ничего не валяется лишнего на виду.

Увидев девушку, он тут же встал и кресла и поклонился, прижав руку к груди.

- Госпожа Бьорндален! - Кажется, он даже не удивился её появлению в своём гостиничном номере. - Рад видеть вас! Прошу, проходите, присаживайтесь.

Он кивнул Фрису, и в этом жесте не было ни гнева, ни недовольства. Только лёгкая грусть, с которой глаза старшего Атли отразили его же едва заметную улыбку. Может быть, это было сочувствие?

+6

12

Ингрид молчала всю дорогу до гостиницы. Лишь когда Фрайдек сказал, что дядя сделает все возможное, в серых глазах промелькнул тот же неясный огонек. Вполне возможно, что Рысь его заметил прежде, чем его скрыли темные ресницы.

Атли-старший был на месте и Медведица сделала глубокий вдох, как будто собиралась нырнуть в омут. В каком-то смысле это и был нырок в омут с головой. Но отступать было не в принципах клана Медведей.

- Господин Атли – Ингрид так же церемонно поклонилась Рэймонду в ответ. Как бы ни складывались дальше их отношения с Фрайдеком, Медведица четко понимала, что ссорить две семьи, поддерживающие столько лет дружеские и торговые отношения, она просто не имеет право.

- Прошу простить меня за то, что врываюсь к Вам в столь поздний час, но дело, которое меня привело, не терпит отлагательств. – голос Ингрид звучал ровно, и лишь блестевшие глаза и легкий румянец, заливший высокие скулы, выдавали ее волнение. – Я пришла сказать Вам, что когда Вы отказали Фрайдеку, Вы были совершенно правы. Как глава семьи Вы не могли поступить иначе, и я понимаю Вас. Мои родители, уверена, отреагировали точно так же. Но в тоже время, я прошу Вас не как главу семьи, а как счастливого мужа и отца не лишать своего племянника права на счастье.

Ингрид перевела дух и продолжила: - Возможно, Вас смущает тот факт, что мы слишком мало знаем с Фрайдеком друг друга, что мы слишком разные и никогда не поймем друг друга так, как понимает и чувствует друг друга пара из одного Клана. Это правда, и я это осознаю в полной мере. Мне всегда придется контролировать мою силу, а Фрайдеку – понимать, что я не смогу прыгать с ним по горам, как лань. Думаю, мы с этим справимся, если у нас будет такой шанс. И мы действительно мало знаем друг друга, поэтому я прошу Вас не отказывать категорически сейчас. Дайте нам год, всего лишь год. Если наши чувства – тут Ингрид посмотрела на Фриса, и в глазах ее читалась невыразимая словами нежность – всего лишь влюбленность, за год она пройдет. Если же это действительно любовь, которая способна выдержать многое, то через год мы вернемся к этому разговору.  Еще раз прошу простить меня за то, что невольно нарушила покой Вашего дома.

И Ингрид склонила голову, ожидая ответа Атли-старшего. Тонкие пальцы Медведицы сжали руку Фриса в поисках поддержки и опоры.

+7

13

Наверняка Фрис готов был эту поддержку оказать, но господин Атли не стал дожидаться реплики племянника. Печально вздохнув, он очень сдержанным движением качнул головой.

- У вас впереди всё время этого мира, - сказал он негромко и с чувством. - И я не думаю, что у кого-то, у меня, или у ваших родителей, госпожа Ингрид, есть право торопить вас с решением. Но вам обоим нужно знать ещё кое-что.

Несмотря на ту самую внутреннюю энергию, которая двигает людьми из клана Рысей, в плане жестикуляции это был едва ли не самый сдержанный клан. Правда, это зависело от воспитания, а не от природных качеств. Когда лезешь вверх по отвесной скале, или спускаешься в глубокую шахту, лишние движения - это смерть, в прямом смысле этого слова. Поэтому старший Атли позволил себе лишь переплести пальцы рук и в таком виде прижать руки к груди.

- Я никогда бы этого не сказал ни тебе, Фрис, ни тем более, вам, госпожа моя, - начал он, внимательно глядя на обоих. - Я верю в то, что ваши чувства достаточно сильны, и в то, что вы сможете с должным уважением относиться к разнице между вами, обусловленной вашими кланами. Но есть нечто ещё, не менее, а может быть даже гораздо более существенное. В браке, кто бы его ни заключал, муж не должен быть физически слабее своей жены. - Старший Атли опустил руки. - Вам сейчас может показаться, что это не важно, что это - мелочь, которую легко преодолеть. Но это не так. Рано или поздно, в подобном браке мужчина перестает ощущать себя мужчиной, а это всегда ведёт к бедам. Я не хочу такой судьбы ни вам, госпожа Ингрид, ни тебе, Фрайдек. Подумайте хорошенько об этом. Со своей стороны, я не стану вас торопить, думайте целый год, но не забывайте о том, что внутреннее равновесие семьи ничуть не менее, а может быть, даже более важно, чем равновесие между кланами.

Он замолчал было, но всё-таки решил добавить к сказанному ещё несколько строк:

- Был такой случай, когда из-за великой любви к своему избраннику женщина из клана Медведей перешла в клан Волков, и так сильно возжелала стать равной мужу, чтобы не ущемлять его достоинства, что Равновесие через Талисман даровало ей особую милость - она стала принадлежать к клану Волков. Расплатой было то, что она потеряла свойства своего клана и не приобрела свойств клана своего мужа. Но им-то этого было достаточно, потому что муж всю оставшуюся жизнь защищал её, а дети получили его свойства в полной мере, ибо их брак стал браком внутри одного клана. Хватит ли силы вашей любви на такое?

Не то, чтобы старший Атли сомневался в чувствах этих двоих молодых людей, но почему-то ему казалось, что они должны знать о подобном обстоятельстве и ещё раз хорошенько подумать.

+7

14

Сначала Фрис растерялся, когда услышал такую откровенную вещь от дяди. Но он не отпустил руку Ингрид, а наоборот, крепче сжал в своей. Ему захотелось возразить, сказать, что ради любви можно очень о многим смириться и ко многому привыкнуть, но возражение показалось ему каким-то несерьезным. Тогда он сгоряча захотел сказать, что сам уйдет к Медведям. Но и тут осекся. Во-первых, никто ведь не говорит, что мужчина может сменить свой клан, если очень сильно захочет. О таком Фрис ничего и никогда не слышал, и знал, предчувствовал, что это практически невозможно. Но, во-вторых, даже если и возможно ( в конце-концов, есть же способ при помощи Талисмана лишиться своей клановой принадлежности ради того, чтобы брак не считался межклановым), получится, что уйдя в клан Медведей и ради Ингрид лишившись своих клановых свойств, он станет еще слабее.

Вот о чем говорил дядя Рэй, когда утверждал, что если Фрис сам уйдет в клан Медведей - он будет среди них слишком слабым, чтобы его воспринимали серьезно. Что он будет там делать?

"А согласится ли Ингрид уйти из своего клана? - подумал Фрис, и посмотрел на девушку. - Имею ли я право просить ее об этом? Так ли сильно мы любим друг друга, чтобы рассчитывать на то, что это вообще получится?"

- Ради любви всегда приходится чем-то жертвовать, - сказал он вслух, и повернулся к дяде, не отпуская руки Ингрид. - Вы сами это говорили, дядя Рэй. Если это не влюбленность? Если мы действительно нужны друг другу? Я думаю, что Ингрид права, и за год отсрочки это станет понятно.

"Нет! Я никогда не смогу пожертвовать своими свойствами! - в отчаянии подумал он, и наверное, рука его, державшая руку девушки, дрогнула, но он тут же совладал с собой. - Я должен решить, что для меня важнее. Должен!"

Он не стал ничего добавлять к сказанному, посмотрев на Ингрид. С любовью? Трудно сказать. С нежностью - да. Эта девушка была ему дорога, и Фрис надеялся, что не ошибается в своих чувствах.

+5

15

Раздавленная бабочка может изменить ход истории. Мелочи, которые кажутся нам совершенно случайными и невинными, способны подсказать очень и очень многое. Вот и дрогнувшая рука Фриса лишь подтвердила некоторые, пока еще не осознанные, ощущения Ингрид. Но она подумает об этом позже, а пока стоило распрощаться с Атли-старшим и вернуться в дом Исабэль.

- Спасибо за предоставленную возможность, дон Атли – Ингрид с благодарностью улыбнулась Атли-старшему. – Надеюсь, что следующая наша встреча произойдет в более спокойной обстановке и по более радостному поводу. Я подумаю над Вашими словами. Обещаю.

И, надо полагать, что данное обещание Медведица сдержит. Клан Медведей редко давал слово, но уж давши его держал.

- Время позднее и нам всем есть о чем подумать – Ингрид, отвесив церемонный поклон Атли-старшему, направилась к двери, предоставляя Фрису возможность остаться с дядей или последовать за ней.

+7

16

- Я провожу! - тут же среагировал Фрис, бросив дядю посреди комнаты и последовав за Ингрид.

По дороге он ничего говорить не стал, точно так же, как когда они шли сюда, в гостиницу. И только перед самой дверью дома, в котором поселилась Ингрид, Фрис обратился к ней.

- Скажи мне, ты могла бы бросить свой клан и последовать за мной? Как та девушка, которая перешла в Волчий клан?

Он пытливо всматривался в ее лицо, потому что для него это действительно было важно.

+7

17

Ингрид долго всматривалась в лицо Фриса, пытаясь разобраться со своей внутренней бурей и теми неясными моментами, что тревожили ее. Некоторое время спустя она ответила, и голос Медведицы звучал уверено:

- Фрайдек, мне хватит силы духа последовать за любимым в том случае, если я буду в нем уверена. Абсолютно, безоговорочно уверена в том, что я - любовь его жизни, и что когда я лишусь силы – он сможет меня поддержать и позаботиться обо мне и наших детях. Только в этом случае. А теперь мне пора. Время позднее, и я не хочу смущать покой еще и этого дома.

Когда дверь за Медведицей закрылась, Ингрид устало прижалась лбом к гладкому дереву и выдохнула. Она так и не уснула в эту ночь, и обеспокоенная Аурика поутру обнаружила Ингрид на мраморной скамье под ивой. Медведица, погрузившись в свои невеселые мысли, рассеянно теребила серебристые листочки, а ветер все так же пел свою песню, играя в ветвях.

+6

18

*********************

Фрис вернулся к дяде. К себе на квартиру не пошел. И вообще, у него было такое странное чувство, что он на неверном пути, но вовсе не в том, что подразумевает дядя, или даже госпожа Ингрид.

- Дядя Рэй! Вы действительно считаете, что мой брак с госпожой Ингрид невозможен? - спросил он прямо в дверях, но потом всё-таки прошел вглубь комнаты и остановился перед Рэймоном Атли.

Этого человека он любил и ставил превыше всех. Тому были свои причины, и не только то, что дядя Рэй был главой семьи и входил в Совет клана. Было в этом Рысе нечто такое, из-за чего его авторитет невозможно было не принимать. И почему-то Фрис был уверен, что сейчас, после встречи с Ингрид и после того, как дядя уже высказал ему все, что считал нужным, он ответит как-то по-другому.

- Я знаю, что должен сперва разобраться в своих чувствах, - предупредил Фрис. - Знаю, что сам еще не знаю, люблю ли по-настоящему, и мне действительно нужно время, чтобы в этом разобраться. Я не виделся с Ингрид несколько месяцев, и успел как-то отвыкнуть, что ли... - Он на секунду опустил голову, но потом снова посмотрел в лицо дяде. - Но для меня не только это важно. Вы ведь могли наложить "категоричный запрет" на этот брак, но не сделали этого.

"Категоричный запрет" был понятием, которое Рыси использовали в случаях, когда нужно было отвратить кого-либо от неправильных и рискованных действий. Такой запрет имел статус закона в клане. Например, категорично запрещено было детям до 14-ти лет вылезать на наружные стены замков, или подниматься без присмотра взрослых на высоту более четырех своих собственных роста по вертикальным, или отвесным стенам и скалам. Таковы были требования безопасности, потому что даже обладая магическими способностями Рысей, детям нужно было научиться сперва управляться с этими способностями, а главное - научиться хорошо владеть собственным телом. Стены замков обычно возвышались на десятки и сотни метров и падение с такой стены грозило неминуемой смертью. А с высоты в четырех своих роста юный Рысь вполне мог отделаться легкими ушибами, или вообще без повреждений. За нарушение "категоричного запрета" полагалась строгая порка, и такая мера была совершенно оправданной. Налагались "категоричные запреты" и на другие действия, в том числе глава семьи мог наложить такой запрет на конкретное действие своего сородича. Поэтому Фрис и спрашивал, почему дядя так не поступает.

+6

19

Господин Атли вздохнул и показал на стул рядом с собой.

- Сядь, Фрис, - сказал он мягко. - Давай поговорим. Я раньше не разговаривал с тобой на такие темы, потому что нужды в этом не было, но вижу, что пришло время.

Рэймон похлопал племянника по плечу и снова вздохнул. После чего заговорил ровным, спокойным тоном, какого обычно придерживался на Совете глав семей:

- О том, нужно ли категорично запрещать межклановые браки, говорилось много раз, на Совете Князя-Хранителя. Эта беда нас давно преследует, так что были случаи в истории, когда младшие князья требовали ввести запрет в наши общие законы. Однако, этого до сих пор не сделано, и вот почему: если запретить такие браки официально, то это может спровоцировать неповиновение. Сам подумай, одно дело, если ты просто поступаешь по своему волеизволению, и совсем другое - если ты идёшь против закона. В первом случае ты нарушаешь своё равновесие меньше, чем во втором, да к тому же, действия твои не получают статуса преступления. Кланам однако никто не запрещает налагать собственные запреты внутри клана, хотя делать это не рекомендуется. По тем же причинам. Семья должна поступить по совести, сделать всё, чтобы отвратить своего ближнего от неправильного поступка, но если он совершеннолетний - последнее решение должен принимать он сам. Потому что если он пойдёт против воли клана или семьи - он нарушит и своё равновесие, и равновесие семьи и клана. А если его семья поступит по совести, разъяснив ему свои позиции, но решение останется за ним - меньше нарушается равновесие и его собственное, и его семьи. Я сегодня утром был зол и наговорил тебе лишнего, поэтому сейчас повторюсь, чтобы ты меня правильно понял: твоя семья никогда не благословит подобный брак, но я не стану налагать категоричного запрета. Ты совершеннолетний и можешь поступить так, как считаешь нужным, и принять на себя всю ответственность за свой поступок.

Рэймон Атли серьёзным взглядом посмотрел на Фриса, но добавлять ничего не стал. Дальше его племянник должен был соображать сам.

+8

20

Фрис кивнул.

- Кажется, я все понял, - сказал он с таким серьезным выражением, словно речь шла о какой-то военной стратегии. - Правда, я так и не понял, что на самом деле чувствую, - добавил он уже не так уверенно. - Но все равно спасибо за науку. Наверное, лучше я пойду к себе. Завтра еще увидимся.

Распрощавшись с господином Атли, Фрис вышел из гостиницы и побрел в сторону улицы Ясеневых Дверей. Правда, не доходя до нужного поворота, он помедлил, и вместо того, чтобы идти к себе на квартиру, он направился к лестнице, по которой можно было подняться на Галерейную улицу. А дальше - просто побрел, куда глаза глядят. Мысли и чувства не давали ему покоя, и ему захотелось развеяться и побродить где-нибудь.

Был уже глубокий вечер и большинство горожан разошлось по своим домам. Небо темным покрывалом висело где-то поверх крыш, а фонарщики потихоньку катались на своих тележках, зажигая последние фонари, которые не успели до этого засветить.

Фрис все шел и шел, не разбирая дороги, иногда случайно заходя в тупики, и поворачивая обратно, а потом снова шел по какой-нибудь другой улице... В душе его был некоторый раздрай. С дядей он вопрос о возможности или невозможности женитьбы на девушке из другого клана выяснил. Даже больше, чем ожидал. Но вот его собственные чувства никак не могли прийти хоть в какое-то согласие. Любил ли он? Хоть кого-нибудь? И если любил - то почему он не чувствует того безумного желания быть рядом со своей избранницей вопреки всему, как описывают в книгах? И почему любовь непременно должна сопровождаться отсутствием здравого смысла? Получалось, что если человек не становится безумным, не готов бросить все и лететь куда глаза глядят, хоть в пропасть с высоты - значит, он недостаточно любит? А если его любовь к девушке сдерживает любовь к собственной семье и клану? Это плохо? Но почему? Разве безумие - это то, к чему нужно стремиться? Если бы все, кто любил, непременно срывались куда-то, плюнув на семью, которая их вырастила, на клан, на обычаи и порядки - самих кланов бы уже не существовало, наверное.

"Если ради любви надо бросить свой клан и наплевать на мнение своей семьи - мне не нужна такая любовь!" - подумал он неожиданно, и даже остановился. Так поразила его эта мысль. На нем, как на мужчине, лежала ответственность за семью, за род. "Мужчины не могут быть беспечными, - сказал как-то его дядя, еще несколько лет назад. - На мужчинах лежит слишком большая ответственность. Беспечными могут быть только женщины и дети"...

Наверное, именно поэтому порядок был таков, что женщина переходила в семью мужчины после вступления в брак, а не наоборот. Фрис читал в одной книжке, что была некая женщина, которая вывела свою теорию, будто бы женщина - существо стабильное, и поэтому логичнее мужу приходить в дом ее родителей, а не ей куда-то переезжать. И что получалось, если так сделать? Получалось, что мужчина попадал в дом, в котором не мог сделаться хозяином, и оставался на вечном положении какого-то приживальщика. Он просто вынужден был бы при таком положении поддерживать чужой род, и слушаться чужих людей, вместо того, чтобы продолжать свой. Как раз с женщиной все было проще - она выходила "за мужа", и если муж - достойный человек, она и оставалась за ним, а не за его семьей. А сам он продолжал свой род.

Фрис покачал головой. Не слишком ли далеко он заглубляется? Сдвинувшись с места, он пошел дальше, все еще не оглядываясь по сторонам, и не замечая, где он и как далеко ушел от собственного дома.

Двое людей наблюдали за ним из-за угла. Они уже некоторое время крались следом, не подходя близко. Теперь они остановились посовещаться.

- Говорю тебе, это он! Я его на всю жизнь запомнил! - Это был вовсе не крик, это был жаркий шепот. - Он тогда ходил с одним Лисом из Рыжих, Ларсом Коррином. Они тогда вынюхали нашу банду, и из-за него я провел два года на галерах. Это точно он!

- И что ты предлагаешь? Он же Рысь. Если мы его сразу не убьем, он порвет нас обоих!

- Посмотрим. - Первый бандит пожал плечами и вытащил кривой кинжал. - Мне вполне достаточно будет его убить, если ничего иного не получится. Хотя я не против был бы узнать, куда делся второй. Этот Рыжий Лис со своим не в меру чутким носом ненавистен мне ничуть не меньше. Но, как говорится, берем то, что само плывет в руки...

Оба бандита нырнули в проулок, перелезли через стену какого-то дома и быстро перебрались на полквартала вперед. Никуда этот Атли не мог здесь свернуть, так что хочет он или не хочет, а окажется через пару минут как раз рядом с тем местом, где они устроили засаду.

Фрис действительно ничего не замечал и никуда не сворачивал, хотя улицы становились все темнее, и пора бы было озаботиться тем, чтобы не попасться ночной страже. А то будешь потом доказывать, что ты не бродяга. Он свернул с дороги на узкий тротуар, чтобы обойти оставленную рядом с каким-то домом телегу. И оказался как раз в двух шагах от того места, где за выступом дома прятались неизвестные...

В последний момент Фрис успел уловить какой-то неясный шорох, и уже готов был повернуться. Но удар по голове опередил его. Мир померк, и больше Рысь уже ничего не видел и и о чем не думал.

- Хорошее я полено нашел на том дворе, а? - сказал один из бандитов. - И что теперь?

- Теперь нам надо как можно скорее убраться отсюда. Бери его за ноги!

Две темные фигуры быстро подобрали распростертого на камнях мостовой Рыся, и пригнувшись под тяжестью своей ноши, исчезли в очередном проулке....

На следующее утро ни их, ни Фрайдека Атли уже не было в Акрилоне.

+9


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Ветер в ивах