В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Наша служба и опасна и трудна.


Наша служба и опасна и трудна.

Сообщений 1 страница 30 из 54

1

Место действия: Акрилон

Участники: приставы Ордена, податели жалоб, ответчики, (приглашаются все желающие).

Исходные данные (одно-два предложения): О чём мечтает молодой человек, только что официально вступивший в ряды Ордена Хранителей Равновесия? Конечно же, о том, чтобы раскрыть громкое дело и прославиться.
Но будет ли действительность соответствовать его ожиданиям?

Сколько лет назад от событий основного раздела происходит эпизод: 2 года назад.

Примерное время года: лето


+4

2

Расмус Хедегор из клана Волков в это утро собирался на новую службу с особенным чувством. Он считал, что добился самого главного в своей жизни - попал в Орден Хранителей Равновесия. Это означало, что теперь он не просто рядовой стражник, или воин из Волчьей Стражи, а пристав Ордена! Он будет заниматься такими важными и значительными делами, которые касаются злоупотребления магией, а не гоняться за мелкими воришками, которые стащили медяк с прилавка торговки овощами.

Расмус ещё раз осмотрел себя в небольшое зеркало, висящее на стене его скромной квартиры. Ему было 25 лет, и он считал, что может служить образцом своего клана: высокий, темноволосый, с серыми глазами и волевым, мужественным лицом, с которого ещё не до конца исчезла некоторая юношеская мягкость. Впрочем, последнее Расмус достоинством не считал, и старался не замечать. Сам себя он считал уже совершенно взрослым и самостоятельным. Даром что жил отдельно от деревенской родни.

Поправив перевязь короткого меча, пригладив волосы и одёрнув полы коричневого камзола, Волк ещё раз мысленно перебрал всё, что должен был взять с собой, убедился, что ни о чём не забыл - и направился к двери.

Знакомые улицы сегодня казались Расмусу какими-то особенными, строгими и торжественными. А может быть, он сам так пытался держаться. Он степенно поздоровался с развозчиком овощей, кивнул вытирающей стёкла хозяйке меняльной лавки, и нехотя посторонился, давая дорогу гружёной бочками для воды повозке. И тут вдруг вспомнил, что не взял самого главного! Волк моментально остановился, и хлопнул себя по лбу жестом, бесконечно далёким от серьёзности и солидности. Повернувшись на каблуках, он быстро пошёл обратно, а потом даже побежал, влетел на второй этаж дома, в котором снимал квартиру, и через несколько секунд уже стоял посреди комнаты, оглядываясь и вспоминая, куда он мог это задевать. Наконец, его осенило! Знак Ордена - серебряную "звёздочку" - он приколол повыше, над зеркалом, чтобы не забыть, когда будет проверять собственный внешний вид. Но каким-то чудом забыл. Устыдившись собственной рассеянности, Волк быстро приколол звёздочку к плечу своего камзола, постоял несколько секунд, успокаиваясь, и повторил попытку: вышел, запер двери и отправился к месту службы.

На улице почти ничего не изменилось. Тот же зеленщик, который успел продать пару пучков петрушки кухарке из соседнего дома, та же хозяйка лавки... Ну, не здороваться же с ними ещё раз! Расмус вздохнул, и деловым шагом пошёл по улице.

На место службы, то есть в здание Ордена, он прибыл вовремя. Отметив про себя, что все, кто с ним здороваются здесь, мало обращают внимания на новичка, Расмус сперва расстроился, но потом наоборот порадовался. Это ведь означало, что он здесь - свой. Постучав в двери кабинета старшего дознавателя Чёрного Лиса по имени Хорхе Мэйдис, младший пристав Расмус Хедегор вошёл, и остановился, вопросительно глядя на начальство. Доззнаватель копался в бумагах, и даже не посмотрел в его сторону. Выкопав из папки нечто, он протянул листок (всё так же не глядя) и заявил:

- Пойдёшь в соседнюю комнату и поговоришь с почтенной леди, которая уже десять минут дожидается, когда ей помогут.

"Почтенная леди" была, если так можно сказать, "завсегдатаем" Ордена. Она постоянно на что-то жаловалась. Но Хедегор этого пока не знал, и забрав бумагу, очень воодушевился. Вот оно! Возможность показать себя!

Он тут же направился в соседнюю комнату, вошёл и коротко поклонившись, по-деловому сказал сидящей там на стуле перед столом женщине, даже толком на неё не поглядев:

- Я - пристав Расмус Хедегор. Мне поручено вести ваше дело. Могу я узнать, что случилось?

И он с ходу опустился на стул, наконец-то подняв глаза и посмотрев на свою посетительницу.

+5

3

Посетительница была невысока ростом, придавлена к земле годами и явно крайне склочного характера. Маленькие черные глазки, взиравшие из-под натянутого на самый нос платка, так и зыркали по сторонам, а голос оказался высоким и пронзительным.

- А что это, никого постарше, что ли, из приставов нету? Ну-ка, сынок, уважь пожилую донну, позови-ка мне этого негодника Мэйдиса! Он когда еще обещался прийти, навести порядок у нас на улице? Ась? И не делай вид, что ты меня не слышишь, Мэйдис! Я пожалуюсь твоей матушке, даже не сомневайся! Что бы она сказала, если бы знала, как ты обращаешься с доннами, которые тебе в матери годятся!

Выплеснув таким образом первое негодование, пожилая матрона угнездилась на стуле поудобнее, развязала шнурок, связывающий увестистый кожаный кошель, который висел на поясе ее необычайно практичного уныло-серого платья и вытащила оттуда нечто, больше всего похожее на рыбацкую сеть, которую вязали Медведи в состоянии крайнего опьянения. Порывшись вновь, донна извлекла пару спиц и принялась споро вязать, то и дело щелкая спицей об спицу.

Похоже, просто так сдвинуть ее с места могло лишь чудо. Донна вновь кинула негодующий взгляд на Волка и поинтересовалась: - Ну? Ты все еще здесь?

+6

4

Расмус поначалу растерялся. Он конечно ожидал подвоха со стороны своего нового начальника, но всё-таки оказался не готов. Переложив туда-сюда перо, поправив крышку на чернильнице, и разгладив край листа, Расмус прикусил губу - но так и не нашёлся, что ему делать. Тогда он в обратном порядке разгладил другой край листа, щёлкнул крышкой чернильницы и вернул перо в первоначальную позицию.

Пойти и спросить у дознавателя Мэйдиса, что ему делать? Расмус почувствовал, что это будет глупо, и скорее всего, даст начальнику возможность над ним посмеиваться. Надо было как-то выбираться самому. Волк неожиданно решился, оставил перо, выпрямился и воззрился на старушку как можно более категоричным взглядом.

- Госпожа! В Ордене не принято переталкивать дела туда-сюда. Это серьёзное заведение, и у каждого из тех, кто здесь служит, свои обязанности, которые он исполняет по мере необходимости. Так что дознаватель Мэйдис сейчас занят. Извольте изложить вашу жалобу мне. И не волнуйтесь, я достаточно опытен, чтобы решить ваши проблемы.

Высказавшись, Расмус неприметно выдохнул, и постарался не отводить взгляда от почтенной матроны.

+5

5

Маленькие черные глазки смерили Расмуса тем взглядом, каким мясник оценивает молочного поросенка, размышляя, резать или еще подкормить. Донна поджала и без того узкие губы, щелкнула пару раз спицами и наконец соизволила начать рассказ, осознав, что другого дознавателя сегодня она не дождется.

- Соседка моя, эта нахалка, совсем стыд потеряла. Мужики к ней так и шастают, так и шастают. И чего шастают? Да неспроста! Еще и петух у меня пропал, черный. Я утром выхожу, а эта стоит на крыльце, зубы скалит, еще и интересуется, куда петух подевался! Дак ведь сама его извела, не просто ж так мужики шастают, нечисто тут!

Выдав эту тираду так громко, что у Лисов в соседнем кабинете, пожалуй, и уши заложило, донна умолкла и вновь принялась за свое рукоделие, то и дело поглядывая на молодого Волка в желании оценить эффект от рассказа.

+5

6

Расмус старательно всё записал, и с готовностью посмотрел на старушку.

- Так вы считаете, что ваш петух был использован в качестве амулета, приманивающего... - Расмус кашлянул, внезапно смутившись такой постановке вопроса, но потом продолжил: - Приманивающего мужчин?

Вообще-то подавляющее большинство животных амулетами служить не могли. Исключение составляли, насколько знал Хедегор, некоторые виды гусениц, вроде печально известной шеиззы, и особые моллюски, обитающие в реках, протекающих близко к Пустошам. Но кто знает, может быть, означенная соседка каким-то особым образом варила чёрных петухов, и добавляла к ним во время варки зелье. Если так - то наверное поев подобного супчика, посетители её должны были снова и снова возвращаться обратно.

"Может быть, разузнать, не пропадали ли ещё у кого чёрные петухи? - подумал Расмус. - Вроде бы, варить нужно именно таких..."

Во время учёбы Хедегор слышал о том, что иногда некоторые животные подходят для целей изготовления того или иного зелья лучше, но сведения считались непроверенными. Волк воспрянул духом. Может быть, ему предстояло подтвердить или опровергнуть на практике эту теорию - и тем он сможет отличиться по службе!

- Опишите, пожалуйста, какие-нибудь особенности вашего петуха, - предложил он, мило улыбаясь старушке. - И почему вы думаете, что его похитила именно ваша соседка?

+5

7

Возмущению пожилой матроны, стоило прозвучать вопросу, не было предела. Она даже вязание уронила и принялась сверлить Расмуса пронзительным взглядом черных глазок.

- И ты еще говоришь, что ты опытный? Мэйдис! А ну иди сюда! – голос старушенции повысился до ультразвука, а острая спица тыкнула в сторону Расмуса. Впрочем, в этот раз бабуля поуспокоилась быстрее и, подобрав вязание, продолжила более спокойным голосом. – Кому он еще мог понадобиться, кроме нее? Она и прежнего петуха у меня извела. Двух. Рыжего и белого! А мужики так и шастают, так и шастают! Ась? Приметы? Дак здоровый, черный, гребень красный, клюв острый, на левой лапе шпора сломана, а на правой – коготок поврежден!

- Точно вам говорю, это она, больше некому! – заключила карга и вновь замолчала, принимаясь за вязание. Было слышно, как за стеной хрюкнули от смеха слушавшие все это представление Лисы

+5

8

Расмус мысленно взвыл, но в лице не переменился. Только пообещал себе, что разберётся с этими насмешниками, которые подслушивают, а потом ещё сделают его предметом для своих шуточек.

- Хорошо, госпожа, - уверил он старушку. - Я сегодня же отправлюсь к вашей соседке и всё выясню. И обещаю, что ваша жалоба окажется под самым пристальным вниманием. Значит, на левой лапе шпора сломана? Хорошо, очень хорошо! То есть, я хотел сказать, что это хорошая примета, - спешно поправился он, всем своим видом показывая, что старательно пишет.

"Провалиться бы всем этим Лиса вместе взятым! - сгоряча пожелал он, непонятно кому именно относя это своё пожелание: либо старушкам, либо товарищам по службе. - Что я говорю?! Нет, не будет мне удачи!"

Осознав наконец, что настроение у него окончательно испортилось, и вряд ли из этого дела выйдет что-то путёвое, Расмус захлопнул папку и поднялся.

- Всё! Я отправляюсь к вашей соседке, и как только выясню, куда делись ваши петухи - тут же сообщу вам, - пообещал он.

+5

9

- Вот и молодец, вот и хороший мальчик – карга порылась в своем необъятном кошеле и выудила оттуда с видом победителя медовый пряник в виде петушка. Гребень петушка был объеден, да и глазурь, которым он был покрыт, доверия не внушала. Матрона торжественно вручила петушка приставу, после чего назвала адрес, где жила в высшей степени подозрительная особа, сгребла вязание и удалилась, сопровождаемая характерными сдавленными смешками в спину.

Стоило закрыться дверям за спиной карги, как Лисы, до сих пор еле сдерживающиеся, дружно загоготали.

- Как она там сказала? Улица Голубые дали, 13? Хорош адресок, как раз под стать посетительнице – веселился один из Рыжих Лисов, Рамон Навайя. Он работал здесь чуть больше, чем Расмус, но нос задирал в духе самых замшелых сторожилов. – Расмус, если ты пряник есть не будешь, мне отдай, я его моей Лиз отнесу. Пусть над курятником повесит, хорьков отгонять!

Потешаться Лисы могли бесконечно долго, и связываться с ними было себе дороже.

+5

10

- Обернусь я белой кошкой,*
Да залезу в колыбель.
Я к тебе, мой милый крошка,
Буду я твой менестрель, - тихонько мурлыча себе под нос одну из любимых песен, Теона Лоренци осторожно заполнила смесью основы и трав последнюю из дюжины форм, и накрыв чистым полотном, оставила остывать. Настроение у хозяйки небольшой, но известной  ароматной лавочки было превосходным, по самой простой причине – ей наконец-то удалось выспаться. Петух соседки справа, изводивший всю улицу пронзительным криком, способным поднять из гроба покойника, вот уже два дня, как исчез бесследно, не иначе волей высших сил.
Вообще-то, Теона подозревала, что большой угольно-чёрный кочет просто-напросто угодил к кому-то в суп, но она сама подобное варево есть ни за что не стала бы, боясь отравиться – птица была не менее вредной, чем её хозяйка, от которой по слухам, даже в Ордене Хранителей шарахались почище, чем от зубодёра с клещами.
- Госпожа Теона, открываемся? – на пороге особой комнаты появилась её единственная помощница Кассия – невысокая хрупкая девушка в тёмно-синем платье и белоснежном переднике с оборкой.
- Да, Касси, пора,  - идя по коридору, Теона задумалась, какой посетитель будет первым: покупатель или воздыхатель? Несмотря на то, что товары в лавочке предназначались большей частью для женщин, мужчины были здесь очень частыми гостями.
Едва Теона заняла место за прилавком, как мелодично звякнул дверной колокольчик и вошедший был встречен внимательным взглядом изумрудно-зелёных, опушённых длинными ресницами, глаз и вопросом, заданным бархатным контральто:
- Чем я могу вам помочь, сударь?

*гр. Мельница «Белая кошка».

+5

11

Расмус, который всего двадцать минут назад щедро вложил означенный пряник в руку издевательскому Лису, а потом напомнил всем присутствующим, что вообще-то в названии улицы нет ничего особенного. а число 13 вообще считается счастливым, теперь стоял в дверях дома и глазел на вдову не отрываясь. Он не знал, к кому идёт, и был уверен, что она такая же старая карга, как и та, которая на неё жаловалась. Ну, может быть, немного помоложе, раз к ней мужчины бегают. Если вообще бегают.

- Госпожа! - Волк спешно поклонился. - Я - пристав ордена Хранителей Равновесия, Расмус Хайдегер. У меня к вам поручение, то есть, на вас поступила жалоба... В общем, могу я с вами поговорить насчёт петуха, то есть, петухов вашей соседки?

Он окончательно смешался. Наверное, в том, что именно он нарвался на такое странное задание, была какая-то закономерность. Остальные, скорее всего, уже не раз имели дело с наглой старушенцией, и поэтому спихнули дело на него. При других обстоятельствах Расмус бы только порадовался, но сейчас он был изрядным образом смущён. Что ему делать? Обыскивать дом этой красивой женщины, на предмет того, не валяются ли у неё по углам останки исчезнувших петухов?

+5

12

- Конечно, сударь, - окинув пристава быстрым оценивающим взглядом, Теона осталась весьма довольна увиденным: темноволосый, сероглазый и очень симпатичный. – Касси, будь добра, замени меня.
Девушка, кивнув, заняла место продавца и не сдержала явственно приправленный завистью вздох, глядя как грациозно Теона  выплыла из-за прилавка. Сколько раз Кассия это видела, столько не переставала удивляться – яркая, и одновременно, нежная красота хозяйки действовала на мужчин, как удар в челюсть или полный до краёв стакан настойки на голодный желудок. Не говоря уже о её фигуре – одного взгляда мужчине было достаточно, чтобы все мысли приняли совершенно определённое, ниже пояса, направление.   
- Прошу вас, сударь, - молодая женщина заправила за ухо выбившуюся из тяжёлого узла волос кудрявую прядь и слегка прикусила губу: «Значит, эта старая перечница опять настрочила жалобу, никак не угомонится. Знать бы ещё что она придумала».
Потом улыбнулась приставу и пошла к лестнице ведущей наверх, где располагались жилые комнаты. Первый этаж был полностью отдан под лавку и подсобные помещения.
Теона привела пристава в небольшую уютную гостиную. Камин и пара кресел рядом, у приоткрытого окна стол, накрытый узорной, связанной крючком скатертью, окружённый стульями. Посреди столешницы - охапка сирени в простом глиняном кувшине. По одну сторону от камина резной поставец с посудой, по другую – накрытая войлочным ковриком работы Рысей широкая лавка с рамой для вышивания, закрытой белой тканью, чтобы незавершённая работа не пылилась и не выгорала.
- Садитесь, пожалуйста, - молодая женщина кивнула в сторону стола. – Вам ведь надо будет записать наш разговор.

+5

13

Расмус рассеянно кивнул и присел на стул. Он всё ещё находился под впечатлением от внешнего вида женщины, с которой вроде как пришёл разбираться. Он непозволительно медлил, и в какой-то момент ему даже захотелось вскочить и убежать. Но профессионализм взял своё, и Расмус резким движением положил на стол блокнот и грифель.

- Да, конечно! - ответил он нарочито бодрым тоном. - То есть, я не знаю, может быть, всё обойдётся и писать мне не придётся ничего.

Он споткнулся в собственной речи и постарался взят себя в руки. А главное, справиться с собственным желанием разглядывать госпожу Теону. Надо же было так попасть в первый же день на первом же задании! И почему она так хороша?!

Волк мотнул головой и решительно отодвинул блокнот, постаравшись наконец-то отвлечься и сосредоточиться (если можно себе представить эти два действия одновременно).

- Так что вы можете сказать по поводу петуха... то есть, петухов вашей соседки? - спросил он, делая вид, что его очень заинтересовали Рысий коврик и рамка для вышивания.

+4

14

Теона грациозно опустилась на стул напротив пристава, расправив складки платья цвета тёмной еловой зелени, отделанного по вырезу и рукавам оборкой из тесьмы и едва заметно улыбнулась:
- А что о них можно сказать – первые два были петухи, как петухи: исправно отмечали время и топтали кур. Кстати, в своих птичках донна Амелия души не чает, так что хоть она и старая перечница, простите, особа со сложным характером, яйца от её кур очень вкусные - вся улица покупала.
Не знаю, право, что с ними случилось, - Теона чуть склонила голову к плечу и этого неосознанно-соблазнительного движения оказалось достаточно, чтобы шпильки в её причёске не выдержали тяжести рвущихся на волю волос – один миг и по плечам и спине молодой женщины расплескался водопад роскошных кудрей цвета воронова крыла, - но полгода назад донна Амелия завела уже третьего петуха. Он оказался хуже всех: орал каждые два часа - так громко, что покойник встанет - и на любого, кто во двор войдёт, кидался не хуже сторожевой собаки.
Мои соседи слева – молодые супруги, у них два месяца назад сын родился, так бедная женщина от этого петуха чуть не плакала: ни ребёнка укачать, ни самим поспать было невозможно. Через неделю после появления этого кошмара в перьях, они даже амулет тишины для дома купили, а донне Амелии кто-то на калитку повесил табличку: «Осторожно, злой петух!»
Разговор прервал негромкий шорох открывшейся двери и в комнату важно прошествовал огромный дымчато-серый кот с кисточками на ушах, больше похожий на небольшую рысь. Подойдя к хозяйке, он выгнул спину и с басовитым урчанием потёрся об её юбку, потом ловко запрыгнул на подоконник и сел как можно ближе к приставу, гипнотизируя мужчину насторожённым взглядом жёлтых глаз, словно прикидывал, не стоит ли пустить в ход когти. Господин пристав, конечно же, не мог этого знать, но именно Цветочек – так звали кота – мог бы поведать, почему исчезли петухи донны Амелии.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-03-31 10:57:32)

+4

15

Расмус, перестав записывать, уже некоторое время разглядывал молодую женщину, покусывая кончик карандаша. Но потом вдруг спохватился, и спешно убрал карандаш и принялся смотреть на свои записи. Кота он заметил, но поскольку в животном не было ничего необычного, предпочёл игнорировать.

- Так вы утверждаете, что этот петух многим доставлял неприятности? - переспросил Расмус для порядка, водя пальцем по своим же записям. - Хорошо... То есть, я хотел сказать, что ничего хорошего.

Он намеренно больше не поднимал глаз. Слишком уж неожиданные чувства будила в нём эта особа, и чувства эти совершенно не подходили к случаю. "Не хватало только, чтобы она специально меня отвлекала! - подумал он. - По-моему она и без зелий и амулетов кого хочешь с ума сведёт".

- Вынужден спросить вас ещё кое о чём, - сказал он наконец, постаравшись сосредоточиться на каким-нибудь предмете вблизи госпожи Теоны, чтобы не смотреть на неё саму. - Имеете ли вы у себя в доме какие-нибудь амулеты, или иные магические предметы? Если да, то мне хотелось бы на них взглянуть.

Он наконец-то посмотрел на кота, хотя ему и в голову не пришло, что этот зверь, пусть даже и достаточно крупный, может охотиться на петухов.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-04-01 22:40:13)

+5

16

Как и всякая женщина, Теона прекрасно поняла, какое впечатление произвела на пристава. Красота была, одновременно, и её проклятием, и её оружием. Единственным, кто разглядел за красотой острый ум, был покойный супруг. Владелец процветающей лавки ни разу не пожалел о своём решении жениться на дочери содержателя трактира – Теона соказалась на редкость сметливой и прилежной ученицей и, будь Элиас Лоренци жив, он, наверняка, гордился бы женой, сумевшей сохранить и продолжить его дело.     
- Разумеется, - Теона поднялась из-за стола. – Моя профессия, господин пристав, связана с травами, поэтому у меня есть артефакты для нагрева и охлаждения воздуха, приобретённые ещё мужем. Одну минуту, - подойдя к поставцу, молодая женщина аккуратно открыла один из выдвижных ящиков и, вернувшись, разложила на столе перед приставом несколько свитков. – Это заверенные грамоты от продавца.
Что касается бытовых предметов, в моей спальне есть артефакт от комаров – очень чутко сплю и не выношу их мерзкого писка. Так что, если кто-то вдруг решит навестить меня через окно, непременно проснусь, - Теона улыбнулась, в зелёных глазах заплясали лукавые искорки. – Пойдёмте, сударь, мы с Цветочком вам всё покажем.
Судя по морде кота, Цветочек с удовольствием показал бы гостю хозяйки, как он умеет царапаться и не только.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-03 09:05:38)

+3

17

Расмус кота проигнорировал, что было не удивительно, потому что своими комментариями хозяйка его окончательно и бесповоротно смутила. На грамоты он тоже не взглянул, зато на предложение пройти в спальню вскочил, уронив на пол карандаш и блокнот. Стук этих предметов слегка отрезвил пристава, и он спешно опустился на четвереньки и полез под стол, доставать укатившуюся письменную принадлежность.

Надо было спешно что-то придумать, как-то выйти из создавшегося положения, или уж по крайней мере взять себя в руки. Но пока что не получалось взять в руки и карандаш, который почему-то выскользнул из-под пальцев, едва Расмус к нему прикоснулся, и укатился ещё дальше.

- Сейчас... - невнятно сказал парень из-под стола. - Одну минуту! Вот ты где!..

Тут оказалось, что пока он ловил карандаш, он ухитрился встать коленом на блокнот. Господин Хедегор спешно приподнялся, чтобы убрать колено с блокнота - и треснулся о крышку стола. Невнятно высказавшись насчёт собственной службы, он ринулся из-под стола назад, и опрокинул стул, об который тут же споткнулся, едва начал подниматься, и в довершение сел на задницу. Зато в одной руке у него был блокнот, а в другой - карандаш. Круглыми глазами уставившись на хозяйку комнаты, Волк открыл было рот, но тут же его захлопнул.

"Глупее ничего не придумаешь! - мысленно воскликнул он, и стараясь не прикасаться ни к каким предметам меблировки, поднялся на ноги. - Чушь какая! Ну и что обо мне подумает эта дама? Что я - полный кретин!"

- Прошу прощения, - промямлил он, одёрнул сам себя и уже более категорично заявил: - Наверное, в спальню не надо. То есть, я хотел сказать, что это не слишком прилично... В общем, с вашего позволения, может быть лучше начать с кладовой?

И он спешно принялся рассовывать по карманам письменные принадлежности, стараясь не смотреть на красивую хозяйку дома.

+5

18

Теона очень старалась сдержаться, но после того, как господин пристав весьма нелестно отозвался из-под стола о своей работе, молодую женщину одолел сильный приступ кашля.
Цветочек, между тем, видя странное поведение гостя, тоже заинтересовался происходящим и, спрыгнув с подоконника, подошёл к столу. Не спеша уселся, аккуратно обвив хвостом лапы, и принялся внимательно смотреть комедию положений: «Пристав и письменные принадлежности».
Деликатно спрятав улыбку за тонким, отделанным ажурной вязкой, платочком, Теона прошла к двери, чтобы не смущать господина пристава ещё больше. Кот, нагло прищурившись на пристава, издал басовитое «Мр-рау!», явно подразумевая: «И зачем тебе, хозяйка, этот идиот сдался! Таких в приличный дом пускать нельзя!» и бесшумной серой тенью ушёл следом за молодой женщиной.
«Оказывается, ещё есть мужчины, которые при взгляде на красивую женщину не пялят глаза и не тянут руки, а приходят в смятение», - Теона вздохнула и задумалась: «Было бы правильней начать с чердака, но если господин пристав свалится с верхней лестницы, он точно подумает, что я ведьма. Хорошо, пусть выбирает сам».
- Сударь, амулеты у меня находятся в двух помещениях – на чердаке и в кладовой. Откуда вам будет удобнее начать проверку?

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-07 11:29:41)

+6

19

Расмус наконец-то справился с карандашом, убрав его от греха подальше, и в некотором раздумье поглядел на хозяйку. Ему подумалось, что как мужчина он должен наконец принять какое-то решение, и уж поскольку он уже заикнулся о кладовой - надо за то и держаться.

- С вашего позволения, пройдёмте в кладовую, - выдавил он из себя наконец.

Мысли у него в голове бродили совершенно не служебные, и теперь уже отделаться он от них просто не мог. Ну никакими силами не в состоянии был прогнать из головы! Как ни старался. Обречённо вздохнув, хотя и постаравшись сделать это как можно незаметнее, он пошёл вслед за Теоной. И тут же пожалел, что не знает, где эта самая кладовая, потому что стоило бы пойти впереди и не смотреть за тем, как изящно двигается эта женщина. В общем, господина пристава одолел блудный бес, и справиться с собой у него никак не получалось.

Оставалось лишь надеяться, что кладовая будет достаточно просторна, и ему не придётся оказаться настолько близко от хозяйки, что он сможет легко дотянуться до неё, потому что за собственные моральные принципы Расмус сейчас ни по чём бы не поручился!

+6

20

Умей Теона читать мысли, она бы от всей души посочувствовала господину приставу, но такого таланта молодая женщина не имела, а потому, выйдя из комнаты, начала неторопливо спускаться по лестнице, тем более, что благородный дуб, совсем недавно освежили натиркой и зазевавшись, вполне можно было совершить небольшой и неприятный полёт вниз.
- Прошу сюда, - спустившись, Теона свернула налево, сняла с пояса ключ и открыла дверь. – Цветочек, останься здесь.
Кот раздражённо дёрнул хвостом, но не посмел ослушаться приказа хозяйки и, пропустив гостя внутрь, замер на пороге оч-чень недовольной статуей.
Кладовая, увы, порадовать господина пристава не могла – в том смысле, что помещение было достаточно просторным, чтобы в нём могли спокойно разойтись двое людей, но не настолько, чтобы при желании, нельзя было дотянуться.
Освещалась комната большим, затянутым лёгкой – для притенения – тканью, окном. А предмет, на который приставу следовало обратить самое пристальное внимание, покачивался на цепочке под потолком. Но внимание любого вошедшего сразу привлекали полки, расположенные по всем трём стенам в несколько рядов и уставленные корзинками, шкатулочками,  коробочками, плошками и кувшинчиками. Всё это богатство ещё и ударяло в нос целым сонмом запахов – Лис, с его чувствительным обонянием, вылетел бы из кладовой через полминуты.
- Сейчас я покажу вам артефакт, сударь, - Теона начала вращать ручку небольшого ворота, закреплённого на стене справа от двери и, едва натяжение ослабло, цепь медленно пошла вниз, опуская магический предмет ближе к людям. – Готово, - молодая женщина закрепила ворот, удерживая цепь и обернулась к приставу, оказавшись совсем близко. – Снимите его сами, сударь. Кажется, так полагается? – в зелёных омутах глаз блеснула насмешливая искорка.

+6

21

Расмус осмотрел амулет издали и кивнул.

- Всё в порядке, госпожа Лоренци, - заверил он Теону. - Думаю, нет причин трогать это. И вообще... В общем, я не вижу, чтобы вы использовали что-то запрещённое. хотя наверное чтобы быть уж точно уверенным в том, что это так, лучше будет осмотреть и чердак, и... спальню.

Он нарочито близко прошёлся мимо женщины, практически коснувшись её одежды, но пока что на большее не решился. Какие-то правила в его голове всё-таки срабатывали, так что идти на штурм хозяйки дома он пока что опасался. Нужно было иметь хоть какие-то основания, пусть даже неясные намёки на то, что он может позволить себе какую-нибудь вольность. Правда, подобный намёк можно было насочинять, но в голову Расмуса ничего подходящего здесь, в кладовой, не приходило, и он решил подождать более благоприятного стечения обстоятельств.

Неожиданно его осенило, и он спросил, повернувшись к Теоне:

- А какие-нибудь личные амулеты вы носите? Я подразумеваю, на своём теле?

Под рёбрами Волка что-то недвусмысленно повернулось, указывая на то, что он готов перейти границы приличий, но этот холодок к сожалению не остудил его, а только подзадорил.

+5

22

- Вам виднее, сударь, - едва заметно улыбнулась Теона. – Если здесь всё в порядке, то можем подняться на чердак, чтобы закончить с рабочими артефактами, а потом уже посмотрим на бытовые.
Прикосновение рукава пристава Теона почувствовала, но отстраняться не стала, предпочтя пока что просто не заметить: «кто знает, случайность это или нечто большее…». Ещё одно положительное впечатление от Расмуса. Теона точно знала, что как минимум пара-тройка из её нынешних воздыхателей, в такой же ситуации уже распустили бы руки и попытались прижать её к стене.
Но следующий вопрос господина пристава, вроде бы совершенно невинный, ясно дал понять молодой женщине, что мимолётное прикосновение было отнюдь не случайно.
- Как вы угадали? – Теона изогнула бровь. – Наверное, чутьё подсказало? Один личный амулет ношу – от сглаза и порчи. Фамильный – ещё от бабушки в наследство достался, - молодая женщина вздохнула. – Наверняка, ведь донна Амелия в своей жалобе заявила, что я ведьма, да? Можете не отвечать, я это знаю. Она не первая, кто так говорит, и уж точно, не последняя. Любую красивую женщину остальные женщины считают ведьмой, только потому, что в ее присутствии мужчины на них не смотрят. Так что я его даже в мыльне не снимаю, - по лицу Теоны, словно рябь по воде, пробежала тень, притушив блеск глаз. – Извините, что-то я заболталась, - тонкие пальцы коснулись цепочки на шее, потянули и в приглушённом свете блеснул серебряный круг с небольшим чёрным турмалином в центре. От камня по всей окружности расходился причудливый узор из переплетающихся линий.
- Поможете снять? – Теона повернулась к Расмусу спиной, приподнимая волосы. – Личные амулеты, наверняка, положено изучать вблизи.

+4

23

Расмус как будто только этого и ждал. Тут же скользнув к хозяйке, он расстегнул причудливый замочек, который держал амулет-украшение, и снял его. Но вместо того, чтобы отойти например к свету, он задержался, и его пальцы ненароком скользнули по белой шее хозяйки дома.

- Вы и впрямь ведьма, - сказал Волк тихо, но в голосе его сквозило явное восхищение. - У вас такая кожа, что я хотел бы осмотреть и мыльню, не пользуетесь ли вы чем-то особенным...

Он непозволительно долго задержал кончики пальцев на шее Теоны, но потом словно вдруг обжегся и шагнул назад, выронив амулет. Спохватился и на лету успел подхватить падающее украшение, не дав коснуться пола. Выпрямившись, он сжал амулет в руке, так что серебро впилось в ладонь.

"Что это со мной такое?! - мысленно воскликнул Расмус. - Меня разжалуют и вышвырнут вон, хорошо ещё если не подвергнут порке, или не приговорят к общественным работам! Что я делаю?!."

- Наверное, я... у меня почему-то голова закружилась, - тут же соврал он и покраснел. - Извините, я не хотел...

Что именно он не хотел - у него язык не повернулся сказать, и он теперь во все глаза смотрел на женщину, почему-то учащённо дыша и буквально пожирая её глазами.

+5

24

Казалось бы, что такого особенного – мужчина ненароком коснулся шеи, но никогда прежде у Теоны по спине не пробегал жар и не сбивалось дыхание от вроде бы обычного соприкосновения. К счастью, у господина пристава хватило остатков здравого смысла, чтобы отстраниться. Но кто его дёрнул за язык?! Когда он упомянул про мыльню, разыгравшееся воображение тут же нарисовало Теоне картинку из тех, что если ночью приснятся, приходится вставать да водой холодной умываться. Похоже, господин пристав ту же самую картинку увидел или очень похожую – смотрит так, что колени подгибаются и прямо в его объятия упасть хочется.  Вот только что он тогда подумает: «что вдовушка по мужской ласке соскучилась или того хуже, жалобы старой карги испугалась и его соблазнить решила, чтобы ходу жалобе не дал?
Да пусть что хочет, то и думает – она женщина свободная, ни перед кем отчитываться не обязана, а раз так…».
- Всё, чем я пользуюсь, здесь – на полках, - негромко произнесла женщина. – Но если хотите, Расмус, - томные, бархатистые нотки ласкают имя, - можете осмотреть мыльню. Вечером – я как раз топить собиралась.

+5

25

Расмус не поверил своим ушам, и посмотрел на женщину так, словно она пообещала ему луну с неба за просто так.

- Ну, тогда, может быть... - запинаясь начал Волк. - То есть, я хотел сказать, что на полках я уже видел. Может быть, я тогда и зайду вечером? Ну, то есть, чтобы всё как следует осмотреть...

Наверное тут стоило бы провалиться на месте, но Расмус почему-то не провалился, а отступил на шаг. Ему захотелось прямо сейчас побежать в Орден и записать там где-нибудь, что госпожа Теона Лоренци - сама чистота. А потом... Потом ему захотелось одновременно упасть ей в ноги и попросить прощения за свою наглость, и одновременно расцеловать её ноги, за то, что она позволила ему прийти. Ведь позволила же?

- Давайте, знаете что, вернёмся в комнату, и я закончу свой отчёт, - кое-как выдавил из себя Волк. - А потом... Потом я зайду. Вечером? Да, непременно вечером. А во сколько вам будет удобнее?

Может быть, он был не совсем прав, считая это приглашением на свидание, но иначе он сейчас и помыслить не мог. И кажется, ему было совершенно всё равно, кто и что о нём подумает. А о старой карге, которая нажаловалась на Теону, он вообще думать забыл. Может быть и зря...

+4

26

«Наверное, надо было как-нибудь поделикатнее намекнуть, что он мне нравится», - подумала Теона, но под взглядом Расмуса – на неё ещё никогда и никто так не смотрел, даже покойный супруг, - сама залилась краской, словно юная девица, назначающая свидание первый раз в жизни, тайком от строгой матушки.
- Как… - молодая женщина облизнула вдруг пересохшие губы. – Как работа ваша, Расмус, сегодня закончится, так и приходите. На ужин. Если, конечно, у вас других важных дел не будет. Только без знака, а то донна Амелия следующую жалобу уже на вас напишет, или на нас обоих.
Теона отступила к двери и нажала на ручку, изо всех сил убеждая себя не оборачиваться, потому что её выдержка подходила к концу, а уж о том, как дождаться того времени, когда дверь лавки можно будет закрыть до утра, лучше и вовсе не думать.
«Да что же это такое – вести себя надо прилично, а не как кошка, ошалевшая от весны!» - внушение подействовало: Теона открыла дверь и вышла наружу. Добросовестно карауливший на пороге Цветочек, приласкался к хозяйке и басовито заурчал, прижмурив глаза  от удовольствия, когда тонкие пальцы женщины утонули в густой шерсти, почёсывая кота под подбородком.
И тут же в коридор выглянула Кассия с встревоженным выражением на хорошеньком личике:
- Госпожа Теона, там господин советник Мерис прибыл – желает выбрать подарок для сестры и чтобы вы сами помогли.
- Прошу прощения, сударь, я не могу отказать. Кассия проводит вас в комнату, - Теона улыбнулась и исчезла в лавке, оставив за собой лёгкий, едва уловимый, аромат корицы.

+5

27

Расмус с сожалением проводил женщину взглядом, но потом приободрился и зашагал вслед за служанкой. План действий он уже разработал. Сейчас он напишет отчёт, в котором честно изложит, что никаких следов враждебных амулетов не обнаружил и считает жалобу необоснованной. Разумеется, всё это он опишет очень подробно, не забыв упомянуть те безопасные амулеты, которые успел рассмотреть. Чем больше деталей - тем лучше для отчёта. А потом... Потом ему лучше будет уйти. Чтобы вечером явиться снова, но уже совершенно с другой целью.

Наверное, другой человек на месте Расмуса Хедегора, непременно задумался бы о том, как легко он поддался на чары госпожи Теоны. Но кое-какой опыт у Расмуса всё-таки был, так что он не сомневался в том, что всё делает правильно и никакого приворота здесь нет.

Иное дело - как в этом убедить жалобщицу. А может, вообще не убеждать? Даже если она на него пожалуется, что она может ему предъявить?

О том, что доблестная соседка может караулить, прокрадываясь под окна, и только ждёт момента на что бы пожаловаться, он не подумал. Если бы он был Лисом, он наверное почувствовал бы присутствие этой женщины в некоторые моменты. Но он был Волком, а она, судя по всему, состояла в Лисьем клане, потому что подглядывать и подслушивать очень любила и умела.

Углубившись в составление отчёта, Расмус тем не менее выкинул пока из головы возможные каверзы, которые его могли ожидать. Сейчас ему казалось, что эта неожиданная встреча произошла не просто так, и может быть, он нашёл ту самую женщину, которая ему нужна. Он очень на это надеялся, и несколько раз, составляя отчёт, улыбался просто потому, что у него перед глазами стояла Теона, красивая и такая привлекательная, что можно было забыть обо всём на свете.

+5

28

Разумеется, подарок для сестры советник Мерис выбирал долго и тщательно, пользуясь замечательным предлогом, чтобы полюбезничать с красивой женщиной: Теона даже слегка устала улыбаться и отвечать на комплименты, но всё же попросил уложить в вышитый мешочек и обвязать ленточкой сразу три флакончика с ароматной водой – лаванду, апельсин и жасмин.
- Пусть Далия сама выберет, что ей больше нравится. Женщины ведь любят приятно пахнуть, да, госпожа Теона?
- Ваша правда, господин советник, - Теона поправила завернувшийся конец ленточки и передала покупку мужчине. – И мужчинам тоже нравится, когда дама благоухает. Передайте госпоже Далии мои наилучшие пожелания и заходите ещё.
- Непременно, госпожа Теона, - советник залихватски подкрутил усы, взял покупку под мышку и вышел.
Кассия, только что отсчитавшая рядом постоянной покупательнице, с сочувствием посмотрела на хозяйку:
- Госпожа Теона, господин пристав всё написал, что ему было нужно и ушёл, - потом немного помолчала и спросила:
- А зачем он приходил?
Теона усмехнулась, выставляя на полку новые флакончики ароматной воды:
- Донна Амелия, написала жалобу, что я её петухов извела.
- Вот старая кошёлка, - вознегодовала Кассия, - и ведь не угомонится никак! Что мы ей сделали?
- Не вздумай у неё самой спрашивать, - предостерегла девушку Теона. – Тогда совсем житья не будет.
Больше им поговорить не удалось – у двери в очередной раз звякнул колокольчик и хозяйка с помощницей погрузились в круговерть рабочего дня.

***

«Кажется, всё», - Теона окинула взглядом накрытый стол, на котором не хватало только главного блюда – говядина с овощами ещё томилась в печи - и присела на стул, но почти сразу поднялась и принесла с ледника запотевший кувшин клюквенного напитка.
Цветочек, устроившийся на печи, внимательно следил за хозяйкой, недовольно дёргая кончиком хвоста, а услышав шаги на крыльце, сердито заурчал.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-27 13:06:25)

+5

29

Расмус явился как обещал, без опозданий. Он переоделся, подобрал самую лучшую рубашку, и взял предназначенную для торжественных случаев куртку. Сверху накрылся плащом, чтобы не привлекать внимания, а по дороге купил букет цветов. Пока что они были слишком отдалённо знакомы, чтобы он мог подарить женщине что-то более существенное.

В Ордене он сказал, что всё проверил и никаких претензий с их стороны к госпоже Теоне быть не может. Ему посоветовали самому сообщить это старушке и её умученным петухам, но это была шутка, на которую Расмус постарался не обратить внимание. Теперь он стоял перед дверью, в глубине души осознавая, что наверное сам сейчас подаёт бабке повод считать, что её соседка использует колдовство для привлечения мужчин. Но для Расмуса всё было серьёзно, он ещё ни разу так откровенно не увлекался ни одной женщиной, и отступать было не в его обыкновении.

Он поднял руку и постучал. И почувствовал, что сердце бьётся непозволительно быстро. "Что будет, когда она появится? - спросил он себя, и постарался вздохнуть поглубже. - Упадёшь в обморок? Только этого не хватало..."

Он вспомнил о букете, и вынул его из-под полы плаща. Цветы показались ему какими-то мятыми (хотя они таковыми и не были), и Волк принялся лихорадочно разглаживать лепестки.

+4

30

Подавив порыв ещё раз посмотреться в зеркало, Теона пошла открывать дверь. Кассию и вторую служанку, помогавшую по дому, молодая женщина сегодня отпустила пораньше – готовила и накрывала стол сама. Кухню для ужина Теона выбрала по самой простой причине: вряд ли Расмусу понравится в гостиной – вместо того, чтобы есть, он будет  вспоминать о своём конфузе.
- Добрый вечер, Расмус, - Теона улыбнулась не пряча искорок в глазах. Шёлковое платье цвета морской волны льнуло к телу, соблазнительно очерчивая фигуру молодой женщины до бёдер, а ниже падало мягкими волнами к кончикам туфелек. Собранные вверх волосы поддерживал резной, инкрустированный перламутром гребень, только у левого виска дрожал якобы забытый тёмный локон.       
У ног хозяйки серой тенью возник Цветочек, всем своим видом показывающий, насколько ему не по душе сегодняшний гость, и как он сожалеет, что этого гостя нельзя хоть немного поцарапать. Кот грозно посмотрел на мужчину: «Не вздумай обидеть хозяйку, я за тобой слежу!» и не спеша удалился на своё место. 
- Проходите, - Теона отступила внутрь комнаты, слегка придерживая дверь. – Вы, наверное, очень проголодались?

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Наша служба и опасна и трудна.