В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Легенды и предания » Страшная сказка о заброшенном постоялом дворе


Страшная сказка о заброшенном постоялом дворе

Сообщений 61 страница 90 из 478

61

Тэйлор в коридоре согласно кивнул, но на мгновение задержал девушку за руку.

- Спасибо, - сказал он негромко. - Надеюсь, что у меня всё получится.

Он открыл двери и пропустил девушку вперёд себя. Но вслед за ней к столу не пошёл, а подошёл к хозяину дома. "Хозяину ли? - мелькнуло у него в голове. - Доитген связан больше всех остальных. Но это не делает его менее страшным".

- Ты сказал, что я могу заплатить за то, что жульничал, - напомнил он. - Почему ты не сказал этого мне три месяца назад?

- Потому что три месяца назад ещё не было того, что произошло сегодня, - ответил Доитген, поморщившись.

- Ты можешь сделать это до игры? - Голос Лиса звучал настойчиво и теперь уже без всякого страха. Он решился и не собирался отступать.

Доитген крутил в руке стаканчик с костями и раздумывал. Недовольное выражение никуда не делось. Они только что успели сыграть, после Нерис, с Доргомыслом, и тот проиграл. У соклановца были ещё две попытки, но почему-то сама мысль о том, что он может тут остаться хотя бы на три дня, раздражала Доитгена гораздо больше, чем пробудившаяся наглость Лиса.

- Хорошо, - рыкнул наконец Медведь и показал рукой на камин, в котором словно повинуясь его жесту, сильнее взметнулось пламя, высветив деревянную рукоятку длинного металлического предмета, конец которого утопал среди горящих поленьев. - Я могу это сделать. Но я должен поставить тебе клеймо на обе руки. Ты уверен, что сможешь после этого играть? Впереди ещё две ночи, мы можем отложить игру с тобой на ночь завтрашнюю.

- Нет! - Тэйлор мотнул головой, ощутив, что заколка, которую дала ему девушка, идеально держит волосы и хотя бы этот раздражитель не мешает ему сейчас. - Сдать карты может кто-то другой, например госпожа Аесара. Она же и перевернёт их, если я не смогу.

- Ты окажешь эту услугу Лису, девушка? - спросил Доитген, горящим взглядом посмотрев на молодую Гиену.

+5

62

Как только Сара услышала о клейме, да еще и на обеих руках, она очень хорошо поняла страх Тэйлора, потому как разделила. Девушка пыталась успокоить себя, понимая, что эта боль хотябы частично искупит вину Лиса.
" Не отрежет же Медведь ему кисти рук...Но два клейма! Выжечь! На руках Лиса, гораздо более чувствительных, чем у всех остальных!"

Вопрос Доитгена прорезал воздух. Как бы ни боялась Аесара за Рема, она  не позволила страху сделать свой ответ менее твердым. Без тени сомнения, девушка твердо отчеканила:

- Да, я окажу ему эту услугу. И любую другую, какая может понадобится.

"Сразу порежу платье. Нет, оно грязное, да что же с этим делать?"

- Только мне может понадобиться чистая ткань. После.

Отредактировано Эмер-странница. (2015-03-24 21:42:32)

+4

63

Медведь, до этого внимательно наблюдающий за огнём в камине, повернулся к Аесаре и произнёс:
- Не волнуйся, милая девушка, найдётся, - Берт посмотрел на стаканчик с костями, потом достал одну из костяшек и прокрутил её в пальцах, задумчиво рассматривая грани. Однако мыслями Альберт был далеко.
Проигрыш в игре с Доитгеном не огорчил, а наоборот, даже придал уверенности в том, что он всё делает правильно. Ведь поставил себе цель остаться здесь вместо других, искупить свою вольную и невольную вину. Избавить детей от необходимости стыдиться такого отца, в конце-то концов! "Хорошо, что я им об этом не рассказывал. А дядька Прохор, я уверен, не станет говорить... Остаётся только один вопрос..."
Доргомысл положил костяшку обратно в стакан, а потом обратился к соклановцу, правда, избегая смотреть ему в глаза:
- Скажи, Эрт... А есть способ, чтобы...освободить тебя? - на последних словах Медведь поднял взгляд на Доитгена, боясь упустить что-либо важное из того, что ему ответит соклановик.

+5

64

- Есть, - ответил Доитген Доргомыслу. - Убить меня.

Медведь не стал тянуть время и предлагать Нерис сыграть в третий раз. Вместо этого он поднялся и шагнул к камину. Вынув за деревянную ручку клеймо в виде буквы μ , он повернулся к Лису.

- Положи руки на стол, - приказал он.

Тэйлор прикусил губу, на мгновение встретившись взглядом с Аесарой, но потом выполнил приказание. Доитген подошёл к нему сзади, вплотную, навалившись своим телом ему на спину. Потом наклонился через него и своей мощной рукой прижал одну кисть Лиса к столешнице.

- Отвернись, - быстро сказал Тэйлор Аесаре, хотя наверное в равной степени он мог бы адресовать это и остальным, но не стал. Какое он имел право требовать, чтобы они не смотрели на его позор?

Медведь прижал клеймо к наружной стороне кисти Лиса. В комнате запахло горелым мясом. Тэйлор дёрнулся и застонал сквозь крепко стиснутые зубы. Медведь перехватил его вторую руку и сделал то же самое. На этот раз Лис не выдержал и вскрикнул, но всё уже закончилось, Медведь отпустил его - и вернулся на своё место. Раскалённой железки в его руке не было, она исчезла. Не исчезли только свежие ожоги на руках Тэйлора Рема, в которых легко угадывалась буква μ .

Лис уткнулся лицом в столешницу, не в силах унять дрожь. Но это продолжалось лишь несколько секунд. Потом он попытался выпрямиться, хотя и не смел шевелить кистями рук, которые словно раздавленные лежали перед ним на столе. Он сильно побледнел, и на лбу выступили капли пота, но он ещё нашёл в себе силы разжать крепко стиснутые зубы и улыбнулся девушке из клана Гиен.

- Возьми полотенце на той полке, - бросил Доитген Аесаре. - Оно чистое.

После чего опустился на стул и оглядел присутствующих.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-03-25 21:32:40)

+6

65

Эгберт накрыл браслет госпожи Дельмар ладонью, не веря ещё тому, что правильно понял женщину, а точнее, боясь верить. Но его отвлекло то, что происходило с остальными игроками. Спрятав браслет, мужчина напряжённо наблюдал за тем, как Доитген манипулирует с клеймом, и невольно вздрогнул, словно ощутив на себе, каково это - почувствовать, как раскалённая сталь впивается в твою кожу. Холлен знал. что именно так наказывают карточного шулера, которого поймали в третий раз, но никогда не задумывался о специфике такого наказания. Наверное потому, что сам не был шулером, и редко играл в карты. Клеймо ставилось на руки, чтобы любой человек сразу видел, что человек - шулер, при чём шулер со стажем, и не садился с ним играть.

Посочувствовав Лису, молодой человек отметил про себя, что пожалуй, того есть за что уважать. Держался он мужественно. Невольно мелькнула мысль: "Что же бывает с теми, кто проигрывает и остаётся здесь, если Лис не побоялся такой боли и позора, а перед самой игрой было видно, что дрожит от страха?"

"Моя прекрасная госпожа не должна остаться здесь! Не должна!"

Сейчас он готов был всё-таки попробовать разрушить злополучный постоялый двор, если вдруг Нерис проиграет. Но тёплый браслет в ладони вдруг заставил Волка улыбнуться. Нет! Она не могла проиграть! Не теперь!

Согнав с лица эту неуместную улыбку, Холлен посмотрел на Нерис, и сказал одними губами:

- Да будет так!

Большее он пока себе не мог позволить, и только перевёл взгляд сперва на Доргомысла, которому теперь уже готов был посочувствовать, а потом на хозяина дома. Сейчас тот должен был выбрать, с кем будет играть, и что-то подсказывало Волку, что Доитген может выбрать Нерис, чтобы дать Лису отдышаться.

+6

66

Нерис, конечно же, слышала о том, что трижды пойманному с поличным шулеру ставят клеймо на обеих руках, но никогда прежде ей не приходилось сталкиваться с этой процедурой. Наблюдать за клеймением вблизи у молодой женщины не было абсолютно никакого желания, тем более, что на её взгляд, Лису было бы вполне достаточно другого наказания – встать перед женщиной, чьи дети умерли отчасти по его вине и посмотреть ей в глаза – поэтому Нерис молча отвернулась и даже зажмурилась. А услышав вскрик, до побеления сжала пальцы на кромке стола. «Что же должен вытерпеть человек, чтобы согласиться на такое, только бы получить шанс выбраться из этого места? Хорошо, что Эгберт отсюда уйдёт!» Как ни странно, но за себя молодая женщина больше не боялась – у страха тоже бывает предел и она его уже перешла.
Немного выждав, Нерис обернулась к хозяину двора и, не глядя на Тэйлора и Аесару – сейчас им совсем не нужны свидетели – сказала:
- Я хочу завершить игру, если вы не против, - улыбнулась Эгберту и взяла стаканчик. Встряхнула его и одним плавным движением отпустила катиться по столу два невзрачных кубика, ставших воплощением судьбы.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-03-26 18:17:04)

+6

67

Аесара не отвернулась - просто не успела. Девушка смотрела на действо, не в силах отвернуться теперь, когда оно происходило. И она не простила бы себе, если бы отвернулась.
Сара, все же, была Гиеной, а значит, видела много и многое могла вытерпеть. Она видела, как вешают третьего по счету ее отчима. Видела хладное тело убитой матери. Видела драки до сломаных костей и перекушеную шею ребенка. Поэтому душевная боль, разделеная с Лисом в дополнение к физической своей отражалась только в ее глазах и в сжатых в кулаки кистях рук, так, что ногти царапали ладонь. Только вскрик заставил вздрогнуть. К счастью, долго это не продолжалось. А Аесара нашла в себе силы мягко и ободряюще улыбнуться Тэйлору.
В следубщее мнгновение, она уже двигалась, причем быстро. Полотенце не годилось, оно было слишком шершавым, но Гиена все равно взяла его, для других целей. Зато ткань, данная Доргомыслом, была гладкой... и легко рвущейся.
Сара отвернулась, слегка надкусывая полотно - дальше его уже можно было разорвать на полоски. Проделав это, она сложила получившиеся бинты и полотенце на стол рядом с Лисом. Вдохнула, медленно выдохнула и аккуратно подняла одну из обожженых рук, придерживая за запястье. Девушка снова говорила на пределе слышимости, только с Ремом:

-Прости... Будет больно когда забинтую, зато не заразишься. Вот так, молодец. - Она аккуратно обернула кисть тканью, минуя большой палец. И еще раз, и еще, неплотно, постоянно слегка дуя на ожоги. То же самое она проделала со второй рукой, утешая. Она обратила внимание, что на запястьях наливались цветом синяки - так сильно держал его хозяин.
Закончив с руками, Аесара взяла полотенце, промокнув виски, лицо и шею Тэйлора, собирая холодный пот.

- Молодец, молодец... Вытерпел... Теперь только сыграть и все. И уйдем. А руки заживут, только за карты не садись.

Отредактировано Эмер-странница. (2015-03-26 20:31:45)

+6

68

Лис снова улыбнулся, хотя ожоги болели зверски. Как любые ожоги. Но само осознание того, что это уже закончилось, и нежная забота девушки, облегчили ему положение. Теперь Тэйлор уже смел надеяться на то, что эта бесконечная ночь не затянется слишком уж надолго.

- Спасибо тебе, - шепнул он, и облизнул пересохшие губы. - Больше не сяду, это точно.

Просить сейчас у хозяина глоток воды он не решился, тем более что Доитген мог просто не обратить на его просьбу внимания. Уж лучше поскорее закончить игру. Лис выпрямился и огляделся наконец, стараясь вникнуть в то, что происходит.

- Надеюсь, мы с тобой сегодня отсюда выберемся, - сказал он, чуть повернув голову, чтобы обращаться к одной Аесаре. - А если у меня не получится - всё равно ты мне очень помогла. Я кажется начал верить, что не одинок.

Руками он старался поменьше шевелить, хотя это мало помогало, и от боли на глаза навёртывались слёзы. Но это было уже не так страшно теперь, когда он ощущал надежду, и присутствие за этим столом по крайней мере одного друга.

Эрт Доитген между тем посмотрел на кости, брошенные Нерис, и хмыкнул.

- Восемь и восемь. Похоже, у меня нет шансов, но всё-таки я кину.

Он покатал кубики в стаканчике и бросил на стол. Выпало один и один. Медведь поднял голову и с интересом посмотрел на женщину из клана Волков.

- Похоже, сегодня вы нашли друг друга, - неопределённо сказал он. - И решили какие-то свои проблемы. Уж не знаю, может быть за тем вы оба сюда и попали? - Он оставил тему Холлена и Нерис Дельмар, потеряв к ним интерес, и повернулся к Лису и девушке из Гиен. Толкнув Аесаре колоду, он распорядился: - Сдавай! Думаю, можно не предупреждать тебя насчёт того, что нельзя жульничать, как этот твой новый приятель. Хотя, ты на такое не способна.

+6

69

- Возможно. - Это было сказано в ответ Доитгену суховато, но больше Холлен не позволил себе и малейшего неприязненного жеста или намека. Помедлив мгновение, он повторил. - Возможно, ты прав.

Бесшумно выдохнув, Волк встал из-за стола, удивляясь собранности и уверенной скупости жестов, хотя ещё минуту назад, во время финального броска Дельмар, у него откровенно свело ноги и почему-то челюсть. Его янтарная добыча не могла проиграть. Не могла и не должна была... и Равновесие нашло их обоих.

Сильная ладонь протянулась к Волчице - через миг тонкие изящные пальчики Нерис уже были в мягком, но цепком захвате. Перед тем, как снять с козёл просохший плащ, Эгберт довольно тяжёлым и одновременно ободряющим взглядом указал Тейлору на Сару, мол - не дай её в обиду обстоятельствам, хотя про себя, конечно, посочувствовал заложнику постоялого двора после процедуры заклеймения. Однако в целом наибольший неприятный осадок у Холлена остался после едких комментариев Медведя-хозяина. Правда, если посмотреть на ситуацию с другой стороны и осознать, кто здесь действительно самый главный пострадавший...

Впрочем, смотреть и терять драгоценное время Эгберт не собирался. Кивнув напоследок Берту, рослый разведчик, все так же не выпуская руки Нерис, повернул голову к Доитгену.
- Мы уходим. Желаю удачи тем, кто сейчас будет искушать свою судьбу. - Тон не оставлял сомнений - в своей Волк уже определился, более того - она стояла совсем рядом с ним.

+7

70

К своему выигрышу, а значит, и желанной свободе, Нерис отнеслась на удивление спокойно – для неё сейчас наступил такой момент, когда наблюдаешь за собой словно со стороны, думая с тобой ли это происходит или с кем-то другим – лишь на мгновение прикрыла глаза, ощутив, что с души упал не то что камень, а целый горный хребёт.
И, хотя постоялый двор им с Эгбертом предстояло покинуть только с рассветом, чутье подсказало Нерис, что кое-что важное, она должна сделать прямо сейчас.
Молодая женщина достала из поясного кармашка сложенную вдвое полоску пергамента – такие обычно использовали для писем, отправляемых голубиной почтой – и, опустив её на стол рядом с Аесарой, тихонько шепнула юной Гиене:
- Если нужна будет помощь, приди в столице по этому адресу и передай хозяйке дома поклон от Нерис. А в любом другом городе спроси кого-нибудь из Волков семьи Дельмар или Альмейда. Удачи тебе, девочка, и твоему избраннику, - а почувствовав, что Эгберт взял её за руку, поднялась следом за своим мужчиной, и ничем не показала удивления, услышав, что они уходят прямо сейчас. Только молча спросила взглядом: «Ты уверен, что мы сможем выйти отсюда раньше назначенного срока?»

+6

71

- Конечно, у тебя получится. - Шепнула Аесара. - И никаких "если" и быть не может.

Подтолкнутая к ней Доитгеновм колода карт будто сама влилась в тонкую длиннопалую руку. Гиена сверкнула глазами исподлобья, слегка раздражённо, но ничего не ответила на колкости, произнесённые хозяином. Всё-таки, он имел на это право. Пока что имел.
Отвлекла девушку только удача госпожи Нерис, которую Сара чуть не пропустила, слишком сконцентрировавшись на Тэйлоре. Благодарно улыбнувшись, она убрала кусочек пергамента в карман платья, вложив огромное количество чувств в сказанные слова:

- Спасибо вам за всё, госпожа. Обещайте если не мне, то тому, что судит сейчас всех в этой комнате, что будете счастливы.

Почему-то Саре казалось, что эти двое смогут уйти уже сейчас. Но если их вдруг не отпустят, то у них просто будет целая спокойная ночь, что тоже неплохо.
Наконец, девушка вновь повернулась к столу, не глядя ни на Лиса, ни на Медведя. Карты в руке стали настолько органичны и естественны, что та чуть было не позабыла о том, что вообще держит колоду. Хоть Гиена и была игроком-дилетантом, если не сказать, вообще не игроком, простейшие вещи как перемешать карты давались ей легко из-за ловкости пальцев. Конечно не такой развитой, как у Рема, но всё же. К тому же, карты были действительно странными. Мешались они с каким-то своим лёгким шорохом, будто перешёптываясь между собой. А когда Сара начала раздавать, мистическим образом каждая карта либо жалась к её пальцам, подобно ласковому коту, либа еле-еле отрывалась от колоды. Она очень старалась "ласковые" сдать Рему, а "упрямые" Доитгену. В итоге, у каждого из них оказалось по три "разнохарактерных". Девушка видела в этом легкий магический подвох, как во всём в этом доме. Она наклонилась к Лису.

- Карты странные. Отнесись к ним... вежливо, что ли. Я буду держать их перед тобой, а ты укажи глазами на нужную и я пойму. - Снова распрямившись, она встала позади Тэйлора, так, чтобы двумя руками по обеим его сторонам можно было легко держать карты, не показывая их случайно противнику. - Можно открывать.
Девушка первая аккуратно взяла предназначавшийся Рему набор карт, раскрывая их перед его глазами.

Отредактировано Эмер-странница. (2015-03-29 16:37:48)

+6

72

Вместо ответа Холлен мягко склонил голову, с почтением к своей госпоже и решительностью обдуманного поступка. И даже если бы Доитген сейчас сказал бы что-то против - Эгберт отмахнулся бы от его слов, как от надоедливой весенней мушки. Но либо Медведь был так уж занят раздачей карт юной Гиеной, либо понимал, что все попытки пары выбраться до рассвета всё  равно обречены на провал, поэтому в коридор к залу оба представителя клана Волков вышли без малейших препятствий.

В полумрачном переходе  коридора Холлен аккуратно поднес к губам тыльную сторону ладони Нерис, ласково коснулся нежной кожи. И если возле  губ ещё был намёк на легкую улыбку, то вот глаза разведчика задумчиво потемнели. Баритон заметно понизился, переходя на негромкий говор.

- Моя госпожа, позволь, я предложу тебе опасное и рискованное приключение перед нашим выходом отсюда. Мы вольны с выигрышем покинуть этот постоялый двор на рассвете  - я прекрасно помню условия и правила здешней магической ловушки. Но я не хотел бы уйти и оставить все как есть. Это крайне опасное и гибельное место. Нам можно было бы до ухода  попытаться найти и уничтожить источник магии. - Он взял короткую паузу и вновь кивнул. - Знаю, что ты торопишься к сыну, и что помимо меня и этого дома у тебя есть и свои проблемы... поэтому приму любое твоё решение, моя янтарная Нерис.

+7

73

Если бы кто-нибудь из придворных сейчас увидел вдовствующую княгиню, то вряд ли узнал бы холодновато-отстранённую Янтарную Волчицу в залившейся румянцем и не сводящей глаз со стоящего рядом мужчины, девушке. Протянув руку, Нерис нежно погладила Эгберта по щеке:
- Ты вовсе не проблема, никогда больше так не говори. И ты прав, мы должны что-то сделать, - именно ощущение того, что нельзя просто так уйти и позволить другим людям попасть в эту ловушку, грызло душу молодой женщины с той самой минуты, как у неё за спиной закрылась дверь зала. Да и сам хозяин этого гиблого места заслужил если не покой, то хотя бы возможность прожить остаток жизни по-людски. Даже в самом испорченном человеке, пусть глубоко и слабо, но всё же тлеет искорка добра и может быть, для Эрта Доитгена не всё ещё потеряно.
- Но как мы будем искать этот источник? – Нерис нахмурила брови. – Мы же не приставы Ордена Хранителей и никакими артефактами не обладаем. А времени не так уж много. У тебя есть план?

+6

74

Лис тем временем постарался отвлечься от ощущения и посмотрел в карты. Девушке он только кивнул, давая понять, что он понял её предупреждение. На вышедших Волков он не обратил внимания, ему было не до того. Может быть, от перенесённой боли, или от волнения из-за того, что настала его очередь играть, Тэйлор некоторое время не мог сосредоточиться. Но потом всё-таки разглядел все три карты. Набор из разряда "так себе": красная шлюха, красный гвардеец и охотник, который принадлежал к зелёной масти и был вроде бы совершенно ни к чему. Сперва Лис даже глаза прикрыл от досады, и готов был признать своё поражение, но в последний момент поднял голову, заставив себя выпрямиться. "Не ради себя - так ради неё!" - подумал он.

Сейчас его могла спасти одна-единственная карта, ожидать которую было бы по меньшей мере глупо. Но Тэйлор лишь поглубже вздохнул, и сказал:

- Беру ещё одну карту.

По правилам, он имел на это право, и Медведь должен был последовать его примеру, или на свой страх и риск остаться при трёх картах, которые могли перекрыть и четыре, если бы ему выпала удачная комбинация. Доитген тем не менее кивнул и тоже сказал:

- Беру четвёртую карту.

Они дождались, когда Аесара снимет с колоды означенные карты, и Лис взглядом показал, чтобы девушка перевернула для него четвёртую....

И чуть не задохнулся от удивления. Красная единица! Почти невозможное сочетание, которое могло его сейчас спасти! Тэйлор не сдержал дрожи, которая впрочем могла стать заметна только Аесаре, поскольку девушка стояла к нему вплотную. Более или менее сохранив на лице относительно спокойное выражение, Рем кивнул.

- Открываем. Положи пожалуйста карты на середину стола, - попросил он девушку.

Хозяин дома, который кстати тоже потерял интерес к вышедшим в коридор мужчине и женщине (всё равно даже если дом выпустит их - в такую непогоду они могут и сами предпочесть не уходить по крайней мере до рассвета), тоже выложил карты на стол. У него были три семёрки, которые портила одна единственная карта - Белая Княгиня. Она не соответствовала по масти ни одной из семёрок.

- Я знал, что ты выиграешь на этот раз, - бросил Медведь равнодушно, и отвернулся от Лиса и Аесары. Больше они его не волновали.

Тэйлор откинулся на спинку стула и рассеянным взглядом обвёл пространство вокруг себя. Похоже было, что он не верит собственному выигрышу.

+6

75

А Аесара поверила. Она верила с самого начала, ждала этого выигрыша, упрямо, не оглядываясь ни на что - как всегда. И когда она достала для Тейлора нужную ему единицу, когда по его реакции, она всё поняла ещё за секунду то того, как Медведь сдал свои карты и произнёс окончательный и последний "приговор" на жизнь, сердце забилось радостно и чаще. От притока крови стало гораздо теплее и боль приотступила. От переизбытка чувств, Сара легко сжала плечи мужчины, уткнувшиь лбом тому в затылок, произнося быстрым шёмотом:

- Видишь, видишь, я же говорила, что всё получится, что ты выиграешь. А ты сомневался. Ая знала, что так и будет, так и будет!

Вдруг сердце снова пропустило удар. Ну конечно. Тэйлор Рем свободен от чар этого дома. Навеняка, как только он уйдёт, их пути разойдутся, ведь Лис захочет забыть всё, как страшный сон. Это как единение на войне, после которого и слова не скажешь знакомому на улице, потому что воспоминанаия - слишком дорогая плата за дружбу.  Рем найдёт красивую девушку-Лисичку, женится, вышколит свой дар, будет всю свою жизнь стремиться помогать, отплачивая Равновесию за сегодняшнюю удачную ночь. А Сара уйдёт в родную деревню, продолжит помогать брату торговать и проживёт тихую одинокую жизнь, деля дом с призраком матери в виде своей болезни.
"Эгоистка! Перестань, перестань сейчас же! Ты должна быть рада за него! - Я рада. Но это очень больно, когда понимаешь, что иллюзии ничего не стоили".

Аесара отошла от стула, на ктором сидел Лис, всё ещё сохраняя улыбку, пусть и с трудом. Было действительно и радостно, и больно.

+6

76

Лис не был бы Лисом, если бы не почувствовал перемену её настроение. Тем более, что он уже опомнился, и поверил. Да, он добился своего. Позабыв о хозяине дома, он повернулся к девушке. Его вдруг словно толкнуло что-то внутри: она его пожалела, и поэтому поддерживала, а теперь ей наверняка придёт в голову, что у неё есть свои дела, а он дальше сам справится - и она забудет о том, о чём они говорили в коридоре.

Тэйлор, не обращая внимания на боль, протянул руку и взял её за запястье. Ему нужно было знать наверняка, будет ли она презирать его, откажется ли от своих слов, или всё-таки останется с ним.

- Аесара! Ты не бросишь меня? - спросил он, не скрывая тревоги. - Клянусь, я не буду больше играть в карты вовсе! Я выучусь на доктора и вылечу тебя, или заработаю денег, и найду того, кто вылечит! Ты можешь мне поверить? Я понимаю, что всю предыдущую жизнь только и делал, что обманывал, но я изменился! Честное слово!

Дотген хмуро покачал головой, и посоветовал:

- Шли бы вы оба спать. К утру буря закончится, и вам понадобятся силы, чтобы выбраться из леса.

Выполнив таким образом свой долг хозяина постоялого двора, пусть и зачарованного, он посмотрел наконец на своего соклановика.

- Похоже, сегодня тебе одному не везёт, - сказал он, и протянул тому стаканчик с костями. Они ещё не доиграли.

+6

77

-Во имя Компаса, отпусти руку! Не шевели пальцами, я прошу тебя, ничего не делай кистями рук, тебе же больно. - Девушка дождалась, пока Лис разожмет пальцы и тут же сама захватила ее чуть повыше запястья, аккуратно сжимая. - Конечно, не брошу, я же обещала. Я просто хочу тебе счастья и не знаю, будешь ли ты счастлив со мной... Но я верю тебе! С самого начала и до конца, я никогда в тебе не усомнюсь! И пока я нужна тебе - я рядом.

Совет хозяина напомнил Саре о времени. Действительно, нужно было бы отдохнуть. Возможно завтра, раз уж судьба решила в их пользу, она, как истинная представительница своего клана, выведет их из леса легко и быстро. Аесара легко поклрнилась Медведю, хоть тот и не смотрел. Ей было жалко хозяина, и, будь ее воля, она бы нашла как освободить его от бремени. Но ее воли на это не было, зато был Тэйлор и было расцветающее в душе счастье. Возможно временное. Но настоящее.

- Пойдем. Наверх, да? Пойдем, ты поспишь, а я посижу рядом. Пока ничто не сдерживает болезнь, я все равно не смогу нормально заснуть.

Откуда-то засквозило. Аесара почувствовала и поторопилась уйти из помещения. Ее пальцы теперь соскользнули на рукав, утягивая за него Лиса.

Отредактировано Эмер-странница. (2015-03-31 00:26:43)

+6

78

В доме были комнаты для постояльцев. Всё-таки это был постоялый двор, пусть и очень странный. Лис уже научился тут ориентироваться, поэтому сам проводил девушку в одну из этих комнат - маленьких и тесноватых, но вполне приемлемых для непритязательного путешественника.

- Надо разжечь огонь в камине, - сказал Лис. - Не волнуйся за меня, я уже могу шевелить руками. Не так уж и больно. Сейчас я всё сделаю.

Он не то, чтобы врал, но пожалуй, сейчас ему действительно было лучше, и в немалой степени этому способствовало то, что он выиграл, и то, что Аесара о нём заботилась. Вот только ему не нравилось её состояние, и Тэйлор чувствовал себя обязанным о ней самой позаботиться.

- Залезай под одеяло, - скомандовал он решительно. - Тебе надо согреться, тогда станет легче дышать. Может быть, до настоящего доктора мне ещё учиться и учиться, но кое-что я понимаю. Я разведу огонь, а потом приду к тебе. - Он вдруг подумал, что девушка может не так его понять, и пояснил: - Не бойся, я не стану к тебе приставать. Тебе сейчас не до этого. Но лучший способ согреться - это залезть в обнимку под одеяло. Мы так с сестрой в детстве в зимние ночи спали.

Он и сам сейчас был совершенно неспособен на большее. Хотя Аесара ему нравилась, но он понимал, что сперва должен выполнить своё обещание и вылечить её. А для начала им нужно было дождаться утра и выбраться из леса.

+6

79

Аесара поджала губы, насупившись - специально, чтобы не улыбнуться шире.

- Не больно ему, конечно. Вот не затянутся раны за недели три, да еще и заразишь чем.

Девушка, упрямства которой было не занимать, сначала отыскала где лежали поленья, потом сама подтащила их к камину. Отыскала она и маленький огненный амулет, пылившицся на каменной полочке над самим камином. Такой не сразу зажжет, но зажжет, потому что еще не рассыпается, как уголь. Понимая, что большего ей сделать все равно не дадут, Аесара, наконец, послушалась и отошла, готовясь забраться под одеяло.

- Да. Не волнуйся, я знаю. Мы с братом тоже так спали... - Тихо проговорила она, ослабляя шнуровку на платье. Само платье она собиралась снять из-за грязного подола, а рубаху и нижнюю юбку, разумеется, оставить. Конечно, они спали так с Колином, по-другому она еле-еле согревалась. Но перед тем, как лечь спать тогда, она никогда так сильно не краснела. И понятно, почему.
Платье было сложено на деревянной табуретке. Гиена быстро нырнула под одеяло, натягивая его чуть ли не до подбородка. Постель пока что была прохладной, поэтому девушка свернулась калачиком, беззвучно кашляя и стараясь сохранить хоть какое-то тепло. Когда одеяло, наконец, начало греть, Сара смогла лечь нормально, наблюдая за Тэйлором.

+6

80

Ответ Доитгена на вопрос был краток и сух, а от смысла произнесённой фразой Медведя слегка передёрнуло. "Ещё раз убивать? Да ещё и соклановика?! Ну уж нет! Должен же быть другой вариант. Не может не быть!"
Всю процедуру "заклеймления" Лиса Берт смотрел на его руки, почти не моргая, мысленно повторяя себе: "вот оно, мужество - бери пример, наёмник," - хотя, честно говоря, как только он представлял себя на месте Тэйлора, так его пробирал лёгкий озноб. Однако закрыть глаза наёмник позволил себе только после того, как железное клеймо исчезло("Знать бы, куда...") из рук соклановика.
Когда сначала пара Волков, а потом и Лис с Гиеной выиграли, тёплая волна радости за них на миг охватила Альберта, позволив хотя бы на мгновение забыть о терзающих его сомнениях. А вот после их ухода откуда-то изнутри пришла уверенность - они все выберутся. Притом, под категорию "все" попадал и он сам с Эртом. Медведь и сам не знал, откуда пришла эта непонятная уверенность и даже решимость, однако эти чувства сейчас были ему на пользу и позволили хоть немного успокоиться.
- Посмотрим, - уклончиво ответил Доргомысл на замечание Доитгена насчёт своей удачи, поведя плечами. Казалось, прямо здесь и сейчас он способен хоть что-то изменить, и Медведь не слишком-то склонен был не верить своей интуиции.
Побренчав костяшками в стакане, Берт не глядя сбросил их на стол. Однако узнать результат даже не удосужился, продолжая внимательно разглядывать лицо соклановика, в глазах которого ему почудилось какое-то непонятное напряжение и раздражение. Возможно, ему показалось, и это просто качнулись отсветы от свечей, однако, помолчав с минуту, Берт всё же не выдержал и осведомился, едва заметно склонив голову набок:
- Что-то не так?

+6

81

- Не так, - ответил Медведь-хозяин. - Хотя я уже привык к тому, что здесь всегда что-то не так. Люди, у которых всё так, как надо, сюда не попадают. Ты проиграл, - констатировал он, успев уже бросить кости, и выиграть со счётом шестнадцать против четырёх. - С рассвета ты - раб этого дома.

Он не сказал: "мой раб", потому что это совершенно не соответствовало бы истине.

В комнате для постояльцев Лис некоторое время возился, складывая поленья, но всё-таки ухитрился наконец разжечь огонь. Для него это было важно и нужно, потому что он чувствовал свою ответственность за девушку и не хотел признавать, что может оказаться настолько беспомощен, что ей придётся за ним ухаживать. Ну, по крайней мере, ему хотелось хотя бы отчасти самому ухаживать за ней, тем более что Аесара сама нуждалась в помощи и поддержке.

Наконец Лис убедился, что огонь горит хорошо - и подошёл к кровати. Присев на край, некоторое время он сидел, не оборачиваясь и давая рукам отдохнуть. Ему ещё нужно было хоть частично раздеться. Сапоги он столкнул с ног без помощи рук, после чего принялся стаскивать с плеч куртку.

- Извини, я не слишком чистый, - сказал он при этом, морщась от боли в обожжённых кистях. - И бельё бы надо было постирать. Но здесь такие услуги как-то не предусмотрены.

Он вздрогнул, совершенно непроизвольно, и нельзя сказать, что из-за рук.

- Мне вдруг подумалось, что если бы я своими глазами не видел людей, которые уходят отсюда, я бы не поверил, что смогу однажды уйти сам.

+6

82

Сара вздохнула, аккуратно встав на колени на кровати и стремясь сохранить как можно больше покрова одеяла на себе. Дотянувшись до Лиса, она намеренно остановила его руки, помогая доснять куртку, а потом просто задержала их, давая боли время слегка успокоиться.

- Не так уж и больно, да? - С грустной иронией спросила она, рассеяно поглаживая пальцами синяки на его запястьях. - И не время сейчас волноваться о телесной чистоте. Вот выйдем отсюда, и отмоешься. Только волосы не стриги, хорошо? Такие красивые, золотистые. На солнце светиться будут.

Она прервала этот почти детский восторженный монолог. Потом отпустила руки Тэйлора, снова садясь назад, только теперь поджав колени к груди и обхватив их руками.

- Наверное, на скамье подсудимых тоже слабо верится, что из здания суда есть какой-то другой выход, кроме как в здание тюрьмы. Ты свой суд прошел и наказание понес. Не думай о том, как могло бы быть. И уж тем более не сожалей о свободе.

+7

83

Такая мягкая ответная ласка Нерис, казалось бы - нежная и ненавязчивая - заставила зелёные глаза потемнеть. В один миг Волк понял, что всю свою взрослую жизнь ждал и желал только её одну, пусть до этого знал Дельмар лишь по слухам, да и на "насильных" сватовствах были девицы внешне ничуть не хуже вдовствующей княгини.

Девушка оставалась все ещё в опасной близости от внезапно  взбунтовавшегося тела, поэтому Холлен осторожно сделал шаг назад, так же аккуратно беря кареглазую за руку. Её слова были более чем резонны.

- Да, амулетов у нас нет. - Он помедлил. - Мне почему-то кажется, что ты была права, Нерис. Может быть, книга является ключом. - Мужчина чуть приподнял бровь. - Если она была перед Игрой, значит, должна появиться и на рассвете, когда мы сможем уйти. Может быть, попробовать вынести её за пределы дома и уничтожить? Доитген ничего не говорил про такую попытку - мы перебрали варианты для тех, кто заперт. - Эгберт вновь помолчал пару мгновений, а затем высказал скорее мысль вслух, нежели осознанное предложение. - А может, оглушить самого Эрта и вынести за дверь? Лишь бы все остальные справились с Играми...

+7

84

Лис между тем решил, что они уже достаточно наговорились, и вполне могут продолжить беседовать потом, когда окажутся на свободе. Поэтому он повернулся к Аесаре и приобнял ее за плечи, на этот раз действительно не обращая внимание на состояние своих рук, потому что боль немного поутихла, и можно было отвлечься от неё.

- Ты хорошая девушка, Сара, - сказал он, произвольно сократив её имя. - Знаешь, если тебе не хочется - я не буду стричься. А сейчас давай попытаемся поспать. Ложись.

Он мягко подтолкнул ее, чтобы она опустилась на подушку, а потом устроился рядом и натянул на них обоих одеяло. Ему очень хотелось согреть девушку, поэтому Лис её всё-таки приобнял, и потянул к себе, чтобы она плотнее к нему прижалась, и например, голову положила на плечо.

- Когда мы уйдём отсюда, надо будет найти какое-нибудь селение, купить лошадь и повозку, - сказал он негромко. - И меховой плащ для тебя. Я ведь пока ещё врачевать не умею, так что придётся просто держать тебя в тепле, чтобы твой кашель поменьше тебя беспокоил.

Он не удержался, и тихонько коснулся губами её виска. Но больше себе ничего не позволил.

+7

85

Нерис слегка улыбнулась, прекрасно чувствуя, чем вызвано стремление мужчины сохранить между ними небольшое расстояние, - тем более, что её одолевал тот же зов проснувшегося тела, но сейчас было не время и не место для исполнения желаний, – и задумалась над тем, что сказал Эгберт, сведя брови и озадаченно покусывая нижнюю губу:
- С книгой будет сложнее всего. Мы не знаем, откуда она взялась и сколько лет существует, но я уверена, что Доитген – далеко не первый её хозяин. Нет, - Нерис покачала головой, - я ошиблась: он не хозяин, а раб. Мой кузен Рамон – Декан Ордена Хранителей, он однажды рассказывал отцу, что очень старые артефакты, особенно те, в которые при создании было вложено много сил и умения, начинают действовать независимо от своих владельцев и даже обретают свойство влиять на них. Кажется, здесь как раз такой случай.
Но и оглушить Доитгена тоже непросто – он, наверняка, помнит то, что случилось с предыдущим хозяином двора и держится настороже: разве что нам поможет господин Доргомысл. - Молодая женщина ненадолго умолкла, потом понизила голос:
- Я уверена, что Лис выиграет. Ты же видел – они с Аесарой тоже нашли друг друга, как мы. Но вот господин Доргомысл… он слишком долго носил в себе боль и вину за всё совершённое и сам настроен на то, чтобы понести наказание. А значит, ему не выиграть. Что мы будем делать, амадо?*

*Амадо – любимый (сабаттский диалект).

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-04-05 19:55:29)

+7

86

- Будем думать, - Холлен уловил южное словечко с особым чувством, что заставило уголки его губ чуть приподняться.  Однако в следующий момент Волк стал более чем серьёзен - ему на ум пришла третья мысль, которая была ещё болезненнее и безумнее предыдущих. С учётом того, от чего именно ему пришлось бы отказаться даже на короткое время ради её воплощения.

- Если Доргомысл проиграет - он останется ещё на ночь. Хоть оставайся вместе с ним... Великие Предки! - Мужчина потянулся к темноволосой высохшей макушке, скупо встрепывая короткие волосы. - Медведь не имеет права проиграть... ты видела сама - его раскаяние было искренним. Должен быть какой-то выход... Не садиться же за стол с Доитгеном на его собственную свободу?..

По выражению лица Эгберта было заметно, что добрый десяток предположений одновременно обуревает голову разведчика. Через миг внимательный и даже слегка тяжёлый взгляд вернулся к тонким чертам лица Нерис, точно запечатлевая его себе в память намертво - изящные брови, выразительные скулы, губы, искушающие самого отрешенного аскета и янтарные глаза.

- Я могу попросить тебя об одной вещи, госпожа моего сердца? - Так ласково, именно по-северному, отец обычно называл мать наедине, уверенный, что никто их не слушает. Волк улыбнулся бы, да серьезность момента не позволила - всё-таки с отцом у него много общего. - Если я скажу, что ты должна уйти - ты послушаешься. Это просьба, - он опустился на одно колено перед Дельмар, - потому что я не могу тебя потерять.

Вся воля, решимость и настойчивость Холленов сейчас сосредоточилась в последнем наследнике этого рода.  И план был более чем благородным. Кем он был бы, не попытавшись и не рискнув освободить это место от магии и предотвратить новые пленения?..

+8

87

- Встань, пожалуйста, - ладонь Нерис почти невесомо коснулась тёмных волос Эгберта. «Неужели ты решил остаться вместо Доргомысла, если Медведь проиграет?!». Одна эта мысль тут же прогнала румянец со щёк молодой женщины. И в то же время, Нерис прекрасно понимала своего мужчину: главная обязанность разведчика – защита Земли Кланов, а это место было едва ли не опаснее любой твари из Пустошей, и его уничтожение Эгберт считал своим долгом.
- Я обещаю, что выйду из этого дома, когда ты скажешь, - спокойно произнесла Нерис. Спорить глупо, тем более, что Эгберт прав: что бы ни произошло, с рассветом она обязана уйти: ради сына.  – Но меня ты не потеряешь. Никогда, - последнее слово упало с твёрдостью камня. – Я буду ждать.

+5

88

Аесара опустила взгляд, аккуратно пододвигаясь ближе. Ее рука нерешительно, боязливо легла на грудь мужчины, голова удобно устроилась на сильном плече. Постепенно становилось все теплее, а сама девушка уже не пыталась спрятать лицо... До поцелуя. Сара поспешно повернулась на бок, пряча улыбку где-то в районе ключицы Лиса. Пока он, теплый, согревал ее, ее душа тоже согревалась. Тем, как он произносил ее имя. И этой мимолетной нежностью, тоже очень теплой.
Гиена усмехнулась, ответив тихо, вновь на пределе слышимости. Ей нравилось говорить так, чтобы слышал только он, уж наверняка только он.

- Дорого, Тэйлор. Хватит и одной лошади, да пары переметных сум. Тогда и плащ не нужен. Я буду держаться за тебя и все будет хоршо. Мне будет так же тепло, как сейчас. Спи, завтра долгий день.

Сара знала, что сама все равно долго не заснет. Дрема разберет ее ближе к рассвету - так всегда бывало, когда происходили какие-то особо яркие, запоминающиеся события. Но ей хватит простого отдыха, часа легкого сна и покоя, с которым она будет наблюдать, как спит Тэйлор.
" Интересно, как себя чувствуют сейчас госпожа Дельмар и господин Холлен? Лошади точно все еще в конюшне, их даже я слышу, значит, они остались... Наверное, устали."

+5

89

Лис действительно уснул через некоторое время, сам пригревшись рядом с девушкой. И в комнате, где ещё несколько минут назад шла игра, остался один только Доргомысл, которому хозяин дома напоследок посоветовал найти себе удобный уголок и выспаться. Свечи погасли сами, и теперь только неверное пламя камина немного разгоняло тьму.

Тишина пришла на смену буре. Снаружи больше не шёл дождь и не свистел ветер. И если присмотреться - наверное можно было бы различить в окошках под потолком, что небо над домом стало чуточку светлее. На нём почти не выделялись звёзды, словно все они превратились в пыль, и едва заметный след их делал небо уже не таким глубоко чёрным, как ещё совсем недавно.

До рассвета оставалось совсем немного времени. Правда, на этом постоялом дворе оно подчинялось своим законам, и те, кто ждал рассвета и не спал, могли уже очень скоро почувствовать его приближение, потому что по сути они были свободны, и с первыми же солнечными лучами двери готовы были распахнуться перед ними. Те, кто спал, могли вдоволь отдохнуть, потому что для них время тянулось медленно-медленно, давая полностью отдохнуть и восстановить силы. А тот, кому предстояло остаться здесь ещё на три для, если бы не спал - наверное извёлся бы из-за растянутости этой тягостной неизвестности, одиночества и пустоты, которые окружали его в покинутой комнате.

Ни книги, ни Доитгена нигде не было, пока за кромкой леса не начало подниматься солнце. Окошки под потолком света не давали, но стали выделяться серыми квадратиками, постепенно окрашиваясь розоватым светом. Тогда открылась внутренняя дверь - и в пустой зал вышел Медведь-хозяин, с лампой в руке и книгой подмышкой. Подойдя к столу, он положил книгу и тяжело опустился на стул. Сейчас было особенно заметно, насколько он постарел, пока находился здесь.

- Кому суждено уйти - уходите! - сказал он негромко, но его голос каким-то чудом услышали все.

Лис поднял голову с подушки, прислушался, и погладив Аесару кончиками пальцев по волосам, шепнул ей в ухо:

- Пора. Нужно собираться в дорогу.

Сейчас голос его прозвучал уверенно, и он тут же пояснил смысл своей уверенности, коснувшись пальцами шеи:

- Ошейника нет. Я это сразу почувствовал. Значит, я действительно свободен, иначе он появился бы сам собой. - Он улыбнулся. - На прощание нам полагается завтрак, так что давай одеваться.

+4

90

Голос вывел из и так чуткого сна, а слова заставили широко улыбнуться, даже не открывая глаза. Аесара не помнила, когда она так хорошо спала в последний раз. Девушка точно помнила, как ее глаза закрылись, оставляя под веками мираж светлеющего неба. Как можно так выспаться за столь малое время? Хотя, больше всего ее радовало не это.
Сара, наконец, открыла глаза, вздохнула, упруго потянулась... И чуть не задохнулась от того, как легко дались ей первые глубокие вдохи и выдохи. Бросив удивленно-испуганый взгляд на Тэйлора, девушка быстро встала с послели, отодвинула тяжелые шторы и резко распахнула рассохшиеся деревянные ставни. Хотелось двигаться, хотелось чуть ли не в окно выпрыгнуть, даром, что она не Рысь. Аесара окунулась в свежий, холодный утренний воздух.Сделала пару жадных вдохов, прогнулась навстречу. Потом медленно повернулась, все еще не веря.

- Тэйлор... Тэйлор! - Можно простить девушке эмоциональный вскрик и то, как та почти подбежала обратно к кровати, со всей появившейся изнеоткуда силы обнимая опешившего Лиса. - Это все ты!

Когда первоя волна счастья прошла, она спохватилась, что, может, случайно задела его обожженные руки. Не задела. Объятия Сара ослабила, но совсем отходить не стала, поясняя, уже спокойнее:

- Оно прошло. Совсем. Я знаю, что совсем.

+4


Вы здесь » Тень Зверя » Легенды и предания » Страшная сказка о заброшенном постоялом дворе