В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Легенды и предания » Страшная сказка о заброшенном постоялом дворе


Страшная сказка о заброшенном постоялом дворе

Сообщений 1 страница 30 из 478

1

Место действия: безымянный постоялый двор, где-то в дебрях лесов, в центре материка, к Югу от Срединных гор.

Участники: хозяин постоялого двора, и его невольные гости.

Сколько столетий назад от настоящего момента происходит эпизод: 450-500 лет назад от основных событий.

Исходные данные (одно-два предложения): сюда можно попасть, только основательно заблудившись, и случайно набредя на старую, давно заброшенную дорогу. Откуда и куда она вела раньше - никому неведомо. Сейчас она заканчивается прямо у порога старого, одноэтажного дома, большого и довольно мрачного. Но в бурную ночь, когда ветер сбивает с ног, а струи дождя бьют, как вражеские стрелы, приветливый свет в крошечных окошках означает для иного путника - тепло и ночлег. И не все задумываются о последствиях, стуча в высокие двери...

http://f6.s.qip.ru/lA1oXeAl.jpg


Поздняя осень - не самое приятное время для поездок. Но обитатели Земли Кланов - люди крепкие, непогоды не боятся. Да и дела обычно не смотрят на то, какая за окошком погода. Пусть хоть снег с градом, а надо ехать - поедешь. Или пойдёшь. Тут всё зависит от того, как ты предпочитаешь путешествовать.

Густой и обширный лес, который иногда называют Грозным, иногда Бесконечным, на самом деле занимает на материке вполне обозримое пространство. Он тянется во все стороны от Срединных гор на Юг, переползает через дорогу, связывающую между собой строящийся новый город Азнавур (который как-то сам по себе начал разрастаться вокруг Башни Талисмана, потому что людям показалось, что тут самое безопасное место у границы Великих Пустошей), и столицу - город Акрилон. Да-да, тогда он был ещё столицей. С Запада на Восток лес простирается почти от побережья Бухты Двух Городок - и до Озёрного края, расположенного где-то между Азнавуром и другим, самым Восточным городом Земли Кланов - Орбадором. Ах, нет! Простите! Есть ещё поселение Завгар, тоже готовое стать городом. Оно ещё дальше на Востоке. Но оно пока ещё - лишь поселение. Так что будем считать самым Восточным городом именно Орбадор.

Лесной массив весьма разнообразен. Ближе к предгорьям в нём преобладают хвойные деревья, есть обширные еловые чащи, где даже в солнечный день царит полумрак, а с нижних ветвей вековых елей как старая ветошь свешиваются до земли слои древних лишайников. К поймам рек и озёрам лес становится более приветливым, а ближе к строящемуся Азнавуру он и вовсе весёлый, лиственный, светлый и прозрачный.

Через такой разнообразный и древний лес проложено множество дорог. Из города в город, от поселения к поселению. Некоторые из них ухоженные, с надёжными мостами через реки, а иные довольно заброшенные и дикие. Но даже по сравнению с дикими - эта дорога самая неприглядная. Её и разглядеть-то можно с великим трудом, так тщательно прячется она среди подлеска, густой травы и деревьев. Пролегает дорога эта где-то "между небом и землёй", а точнее, где-то между Акрилоном, Азнавуром и Срединными горами. Попасть на неё можно лишь случайно, если ненароком сойти с более окультуренного пути, продолженного от столицы в сторону Северного побережья. Тем не менее, время от времени путники ухитряются свернуть "не туда", и через пару часов оказаться на едва заметной, местами каменистой, а местами густо заросшей дороге, которая идёт и идёт - а потом вдруг заканчивается, прямо на меленькой полянке, перед огромным одноэтажным домом.

Дом этот при свете дня может поразить своей мрачностью и нерадивостью тех, кто его строил. Серые камни стен сложены, кажется, как попало, неровно и в спешке. Высокая коническая крыша прогибается немыслимым образом, и прямо из её выступов сделано подобие печных труб, из которых валит дым. Крошечные окошки расположены под самой крышей, и кажется, должны пропускать внутрь очень мало воздуха. Неоправданно тяжёлые двери на толстых петлях - нечто среднее между воротами какого-нибудь исполинского сарая и дверьми. Вокруг - ни палисадника, ни забора. Только каменистая почва, из которой торчат как на заброшенном кладбище бурьян, колючки да жгучая крапива.

Но представьте себе, что вокруг бушует стихия, что вы оказались глубокой осенью под проливным дождём и порывистым, холодным ветром, когда небо затянуто тучами так густо, что кажется, что уже наступила ночь. Вы ищете пристанище, заблудившись среди густого леса, и уже не понимаете, в какую сторону движетесь. Как вдруг, впереди вы видите свет! Он струится из маленьких окошек. И дорога выводит вас прямо к низкому порогу. Это дом! Точнее, если судить по величине - это постоялый двор! Внутри должно быть тепло и сухо! Это ли не удача для путника, который уже изготовился до утра бродить под непогодой, рискуя сорваться в какой-нибудь размытый овраг?

Подходи, путник! Возьмись за толстое железное кольцо - и стучи! Тебе непременно откроют!..

+7

2

Ветер бросал в лицо струи дождя, негодующе свистя в уши, как-то умудряясь проникать сквозь тёплый плащ. Путник ежился, едва ли не впервые почувствовав себя неуютно в одиночестве. Могучие плечи поникли от усталости, сил не хватало, чтобы даже расправить спину, однако даже такой, сгорбленный и уже изрядно промокший, Медведь всё равно оставался Медведем. Правда, и его терпению вот-вот должен был прийти конец.
"И на кой чёрт я свернул с проторенной дороги?! Ведь говорил мне дядька Прохор - "в дебри не суйся!" Нет, потянуло, видете ли, рассмотреть незаметную невнимательному глазу тропу. Ну что, узнал? Хорошенечко всё рассмотрел?" - мысленно ругал себя Медведь, медленно продираясь сквозь дебри среди бушующего ненастья. Внезапно мужчине показалось, что он увидел свет. Медведь резко повернулся и присмотрелся повнимательней к незамеченному им ранее просвету.
Сквозь дождь и деревья еле-еле проглядывался постоялый двор, приветливо светя окошками. Над дверью бестолково металась из стороны в сторону покосившаяся вывеска, дребезжа на всю округу несмазанной петлёй. "И как я не услышал раньше? Чуть ведь не прошёл мимо..." Медведь несколько настороженно оглянулся, ища следы наверняка ведущей сюда тропы(ну не могло её не быть, здесь ведь постоялый двор, а значит, многие пути ведут сюда), и тут сильный ветер швырнул ему в лицо ворох сорванных листьев, вдобавок достаточно ощутимо хлестнув по щеке веткой, напомнив, где он и что вокруг. "Мда, вот тут и обрадуешься наросшей щетине," - мельком подумал Медведь, решительно двинувшись к крепкой на вид двери с большим железным кольцом.
- Э-ге-гей, открывай, хозяин! - крикнул Медведь мощным голосом, пару раз постучав по двери(конечно, сдерживая силушку немерянную, а то бы у него в руках только кольцо от двери и осталось бы), но не услышав приближающихся шагов.
- Открывай, не то сам дверь снесу, себя не пожалею! - добавил он, натянув капюшон плаща пониже. По-видимому, стихия и не собиралась утихать, всё так же буйствуя вокруг.

+6

3

http://se.uploads.ru/t/RDNdT.jpg

Имя и клан: Эгберт Холлен, Волки.
Возраст и род занятий: 28 лет, разведчик и искатель приключений из Орбадора.
Внешность и примечания: ездит верхом на кауром жеребце-трехлетке по кличке Норд; при себе - заплечный клинок, кинжалы в голенищах сапог. Одет не броско, в тёмное и удобное: штаны, рубашка, сверху - плащ без капюшона. Высокий, худощавый, подтянутый. Глаза зеленоватые, волосы чёрные.


После очередного раската Норд под всадником затормозил на земляной петле, поднялся на дыбы и недовольно зафырчал, точно готовясь заржать изо всех сил.

Лес почти не спасал от дождя – разошедшаяся гроза теперь хлестала ветром и влагой почти наотмашь; а ведь с утра всё было просто превосходно. Размытая и словно «подтаявшая» тропа уводила в сторону от рассыпавшегося отряда, однако возвращаться назад, на изведанные открытые участки было опасно и для мужчины, и для жеребца. Не помогала даже способность к Следу – вокруг буйствовала немыслимая феерия из ароматов земли, гнилой листвы, травы и прочих лесных запахов; стекающая по лицу вода мешала и Нюхать и высматривать кого-либо.

Эгберт – точнее, Эрт (Волк предпочитал краткую форму имени) – Холлен придержал каурого, успокаивающе похлопывая мокрой перчаткой по свисавшей сосульками гриве:

- Тс-с… спокойно, мой друг. – Злиться на взволнованное животное и ругаться на неожиданный поворот в трехдневном сюжете «разведывательная кампания из Орбадора» было бессмысленно. Гром грозным хозяином положения прокатывался где-то над верхушками крон, ослепительные вспышки молний то и дело пытались пробиться через оглушительно шелестящую листву.  Что же, назад уже не повернуть – оставалось только скакать вперёд и пытаться найти хотя бы подобие «природного» убежища: свежий бурелом из еловых веток, размытые ручейками корневища одного из столетних деревьев, что окружали разведчика или что-то иное…

Бесстрастно смахнув с лица потоки воды (в сотый и далеко не последний раз), Холлен обернулся на темноту позади – ни малейшего движения из ожидаемых. Всё же чертыхнувшись сквозь зубы, мужчина понукал Норда, одновременно слегка приспуская поводья, будто давая волю своенравному жеребцу. Последний всё понял правильно – и потрусил вперед, готовый откликнуться на каждое движение со стороны всадника.

К удивлению всё стиравшего и стиравшего с глаз струи дождя Эрта, после пары витков впереди забрезжил огонёк… сперва Холлен принял неверный отблеск за мираж грозы, но чем больше сокращалось расстояние до цели, тем увереннее теплилась в душе Волка надежда. В конце концов, Эрт оказался перед… постоялым двором в глубине леса – почему-то именно это определение пришло первым на ум Волку.

И сюда он добрался не один…  ещё одна фигура под ливнем уже стояла перед входной мрачной дверью, колотя кольцом о железо подлога.

Похлопав по поясу-кошельку под мокрым насквозь плащом, Холлен убедился, что какая-то наличность в нём еще оставалась. Спешившись, Волк намотал на руку в перчатке поводья и проверил, крепко ли держится чересседельная сумка с нужными для долгой дороги вещами. Губы Эрта чуть поджались - признак семейной осторожности Холленов, однако он подошел ближе к Медведю, миролюбиво поднимая свободную от поводьев ладонь.
- Мир тебе, путник! Ты тоже спутал тропы?

Ветер поднатужился – и дерево в доме заскрипело так жалобно и громко, что стало слышно снаружи. Эрт недовольно покачал головой, однако комментариев не последовало.

+6

4

Услышать, как кто-то пробирается в эту же сторону было не слишком сложно: наученный жизнью Медведь осторожность не терял и сразу обратил внимание на посторонний шум. А уж знакомый по детству недовольный фырк лошади он не мог не заметить: даром, что вездесущим Лисом не был ни в одном глазу.
Постучав ещё раз в дверь, Медведь несколько разочарованно качнул головой и развернулся к подошедшему Волку:
- Как видишь. Правда, сюда меня скорее неуёмное любопытство завело. Ну вот стукнуло, веришь ли - нет, даже молодым себя на миг почувствовал. Вот поэтому, видать, и наделал глупостей, - Медведь усмехнулся, не понять, то ли по-доброму, то ли над собой смеясь, а потом чуть кивнул, представляясь:
- Альберт Доргомысл. Можно просто Берт, - мужчина задумчиво оглядел промокшего Волка, потом чуть сдвинулся, пуская его под узенький козырёк над дверью, что кое-как, но немного защищал от ветра и дождя.
- А ты пошто на ту роковую тропку свернул? - полюбопытствовал Альберт, задумчиво разглядывая свои кулаки и размышляя, стоит ли уже выносить дверь этого так называемого постоялого двора, или лучше обождать ещё.

+6

5

http://cs7058.vk.me/c540104/v540104153/2bfb4/ISsCBrf-rYE.jpg

Имя и клан: Нерис Дельмар, Волки.
Возраст и род занятий: 23 года, вдова младшего князя Адальрика Дельмара.
Внешность и примечания: выше среднего роста, тонка в кости, но хорошо сложена, карие глаза, тёмно-медные волосы.


- Ищи, моя девочка, - Нерис ослабила поводья, предоставляя вороной кобылке самой выбирать дорогу, чуть пригнулась и натянула поглубже капюшон плаща. Хляби небесные разверзлись так, что в двух шагах ничего толком не разглядеть. Утешало одно: если в такую погоду хозяин собаку на улицу не выпустит, то и охрана, приставленная к ней дражайшим родственничком – чтоб ему в неглубоком месте утонуть! – вряд ли высунет нос с постоялого двора, разве что в отхожее место. Сидят, наверное, дуют пиво, время от времени шлёпая по заду служанок, и радуются как удачно госпожа «заболела».
«Если в ближайшее время не выпить чего-нибудь согревающего, то придуманная болезнь вполне может оказаться правдой». При мысли о горячем вине с пряностями и добром ломте жареной свинины, аппетитно шкворчащем на сковороде, настроение молодой женщины испортилось окончательно, но неожиданно Ведьма прянула вперёд и, прибавив шагу, радостно заржала.
Сквозь пелену дождя Нерис различила смутные очертания чего-то похожего на дом и откровенно обрадовалась: «если у этого строения есть четыре стены и крыша, которая не протекает – уже хорошо». А на голос кобылицы ответило двойное ржание: «Люди – значит, надо быть осторожнее. Мало ли кто и зачем здесь оказался».
Шлепать к вожделенной двери под проливным дождём Нерис совершенно не хотелось и женщина направила Ведьму вплотную к крыльцу, на которое ловко спрыгнула, мгновенно отметив про себя: «Волк и Медведь – любопытная компания».
- Мир по дороге, господа.* Здесь открыто или придётся выносить дверь?

* М. Семёнова "Волкодав. Самоцветные горы"
"Мир по дороге" – старинное приветствие путешествующих. Содержит благопожелание страннику и в то же время намёк, что люди на дороге – своего рода община, «мир», где все помогают друг другу.

Отредактировано Каталина Эгейл (2015-03-04 10:31:49)

+6

6

http://f6.s.qip.ru/zMiDJHIt.jpg
Имя и клан: Тэйлор Рем, Рыжий Лис.
Возраст и род занятий: 26 лет, бывший вольный охотник, ныне - раб своего хозяина.
Внешность и примечания: среднего роста, стройный, широкоплечий. Волосы светло-русые, можно сказать, почти блондин. Одевается скромно, шея замотана шарфом.

По ту сторону двери послышались шаги. Это не было никакой иллюзией, несмотря на завывание ветра и шум дождя. Внутри что-то так сильно заскрипело и затопало, что невозможно было не услышать. Потом загрохотал отпираемый замок - и наружу вырвалась полоса света от высоко поднятого светильника.

- Не надо так кричать, путники! - Низкий голос походил на сдавленный рык, но в проёме появился именно человек, очень высокий и мощный, так что в нём тоже можно было сразу распознать Медведя. Да и кто ещё мог жить в этом доме, так далеко от людей? - Заходите, не стесняйтесь! Мой постоялый двор открыт для всех, а меня зовут - Эрт Доитген.

Заметив, что двое из путников с лошадьми, Медведь посторонился и показал куда-то в сторону. Оказывается, сразу за высокой и широкой дверью было вовсе не жилое помещение, а уходящий вбок коридор, по которому при желании можно было провести целую упряжку коней.

- В конце этого прохода - конюшня, - пояснил хозяин. - Эй, Лис! Ты где там? Помоги путникам, посвети им, чтобы они могли найти место для своих коней.

В коридор из внутренней двери вышел невысокий русоволосый парень с ещё одной лампой в руке. Как-то странно взглянув на путников, особенно на одну, в которой сразу распознал даму, он кивнул и жестом позвал за собой. А Медведь наконец-то обратил внимание на другого Медведя, Альберта Доргомысла.

- Проходи в дом, мой собрат по клану и не гневайся за промедление, - пробасил он, пропуская путника во внутреннее помещение, которое состояло из вместительного зала с длинным столом посередине, и огромного очага в глубине. Над очагом в котле варилось какое-то варево, а рядом, на цепи, висел объёмистый чайник. - Присаживайся, повесь свой плащ сушиться, - добродушно приговаривал Эрт Доитген, запирая на засов входную дверь и проходя вслед за не представившимся пока Медведем.

А Лис (кстати, это был Рыжий Лис) между тем пошёл вбок по коридору, освещая путь Волкам и их четвероногим помощникам. Постоялый двор был сделан так, чтобы всё было под одной крышей, и поэтому в конце коридора действительно обнаружилась небольшая конюшня, состоящая из нескольких стоил и сенника. Только когда они оказались очень далеко от входной двери и двери в зал, Лис нарушил молчание и сказал, вешая фонарь на висевший с потолка крючок и не поворачиваясь к гостям:

- Какая нелёгкая занесла вас сюда, Волки? Лучше бы вы проехали мимо...

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-03-03 17:45:56)

+5

7

Волк стащил мокрую снаружи, но сухую  - кожа добротной выделки – изнутри перчатку и протянул ладонь рослому Берту для крепкого рукопожатия:

- Эрт Холлен, можно просто Эрт. – Любезности и долгие переговоры зеленоглазый парень оставлял в Орбадоре – ещё одна семейная «традиция». Знакомые Дома полушутя-полусерьезно поговаривали, что суть и аскетичное кредо Холленов проявляется только в рискованных ситуациях. – Я был с разведывательным отрядом, но с грозой половина лошадей обезумела, и нас разнесло по лесу. Свернул не туда – набрел на этот дом. Вот и всё. – На этом, со слабым пожатием плеч, краткая история Волка и завершилась.

Он вновь цепко сжал поводья слегка успокоившегося Норда и отступил из-под спасительного козырька над крыльцом на пару шагов назад, уже не обращая внимания на неутихающий ливень. Всмотрелся в окна.
С кивком вернулся к Берту.

- Свет не гаснет. Скорее всего, нас просто не слышат. Давай-ка ещё разок,  - кивнув Медведю на кольцо, Волк снова надел перчатку, а затем громко и звучно приложил пару раз кулаком о дверь. Такого эффекта, как если бы это сделал сам Берт, не вышло – однако Холлен разумно опасался, что створку после рукоприкладства Доргомысла просто вынесет.

Однако, его сиятельство случай и тут внёс свои коррективы. Негромкий и мелодичный женский голос раздался за спиной Волка внезапно, так как ливень и шум грозы тщательно затирали всё на своем пути. Эрт развернулся чуть резче, чем следовало. Однако тут же взял себя в руки и неглубоко поклонился женщине.
- Мир и Вам, дона!  Да вот мы и сами в недоумении.

Норд всхрапнул, почуяв в кобылке потенциальный интерес. Холлену пришлось буквально оттаскивать жеребца к себе – тот мордой уже пытливо тянулся к грациозной вороной. Весьма отменной для местных земель – а значит, и владелица могла иметь именитый статус.

Чертыхнувшись про себя и на отменную выправку вкупе с воспитанием, Эрт шагнул под косые мутные струи и протянул всаднице руку для помощи.
- Если Вы позволите – я помогу Вам спешиться. Тут довольно скользко.

Как только Волчица оказалась на земле – дверь наконец-то открылась. Путники прошли внутрь, причем Норд был рад теплу и сухости, пожалуй, больше всех остальных.

Как и полагается, Холлен представился и хозяину и помощнику. По пути в конюшню Эрт присматривался к Лису; наматывая повод на специальный столб, парень отлично расслышал риторический вопрос – он завершил дело и неторопливо развернулся к Рыжему, сощуривая зелёные глаза:
- Что ты имеешь  в виду? У вас мало припасов или не хватит огня на три промокшие души?

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-03-02 21:08:32)

+6

8

Ответив на рукопожатие и внимательно выслушав рассказ Эрта, Берт хмыкнул, машинально потянувшись к подбородку, как всегда делал в раздумьях:
- Мда, как всегда: люди предполагают, а судьба располагает... - наткнувшись на свою двухнедельную щетину, Альберт в задумчивости поскрёб по ней, а потом прислушался, когда конь Волка внезапно, будто услышав где ржание, ответил двукратным ответом. Насколько понял Медведь по тону этого ржания, это было что-то вроде: "Я здесь, двигайся сюда!" За верность перевода Доргомысл не ручался, однако вскоре убедился, что конь действительно услышал "крик о помощи".
Всадница, лошадь которой своевременно получила ценную информацию, приблизившись, поздоровалась и спешилась, не без помощи соклановика, конечно. Альберт кивнул на приветствие, не особо разбираясь, на какой вопрос Волчица примет его ответ, и тут же развернулся, заслышав гулкие шаги своего соклановика(такую поступь действительно ни с кем не спутаешь).
- Рад видеть, что здесь всё-таки хоть кто-то живёт, - сказал Берт, продвигаясь за тёзкой Волка. - Ох и заставил ты нас поволноваться, хозяин, - после покачал головой он. - Знаешь же наш Медвежий нрав по себе.
Проводив троицу с лошадьми взглядом, Медведь особливо заметил странные взгляды, что бросал Лис на путников, однако решил разобраться с этим чуть погодя, когда они все соберутся вместе. Почему-то Берт не сомневался, что Волк обязательно постарается всё разузнать, раз уж их всех сюда занесло.
- Благодарствую, - проговорил Альберт на предложение Доитгена посушить плащ, - но я уж так его посущу, иначе опять его потом растягивать на мою фигуру придётся, - и Медведь добродушно усмехнулся, усевшись лицом к двери и подставив спину очагу. Положив руки на стол и приняв привычную позу чуточку настороженного воина(всё же место незнакомое), Альберт поинтересовался:
- Пошто в глушь забрался, Эрт? До твоего двора только чудом дойти можно, - и Медведь с любопытством в синих глазах уставился на Доитгена, мимоходом добавив:
- Бертом зови.

+5

9

Дом, как и следовало ожидать, оказался постоялым двором, а значит, вино с пряностями и жареная свинина обещали весьма скоро превратиться из бесплотных мечтаний в настоящий ужин.
Нерис кивнула могучему медведю, назвавшемуся Эртом Доитгеном и коротко обронив в ответ: «Рисса», повела Ведьму в конюшню, вслед за помощником хозяина. Настоящее её имя и в такой глуши могло быть известно – больно много шума в своё время наделала вторая женитьба прославленного воина Адальрика Дельмара, правой руки Князя-Хранителя, на единственной дочери давнего друга – шутка ли, тридцать лет разницы! Впрочем, она ничуть не солгала – именно так её звал муж.
Ведьма шла по коридору неохотно, фыркала и прижимала уши, зло косясь на спину идущего впереди Рыжего Лиса и в стойло вошла не сразу, только после лёгкого шлепка хозяйки. Кобылка была большой умницей и Нерис насторожилась: но даже если здесь что-то нечисто, другого выбора нет – рисковать собой и лошадью непонятно из-за чего, да и доехать в такую погоду можно лишь до ближайшего оврага, где путь и закончится. Кинжалы у неё с собой, а под одеждой лёгкая и незаметная кордосская кольчуга, к которой женщина за последнее время привыкла, как ко второй коже.
Закрепив повод Ведьмы на столбе, Нерис повесила туда же свой плащ, расседлала кобылку и, достав из седёльной сумки щётку, принялась её чистить, пояснив:
- Покормлю и напою тоже сама, девочка с норовом.
Слова Лиса о том, что надо было ехать мимо, насторожили женщину, но вида Нерис не подала, тем более, что Эгберт Холлен – имя она услышала и запомнила – уже задал вопрос.
Она лишь мягко улыбнулась Лису:
- Спасибо за предупреждение.

+6

10

Тейлор Рем, Рыжий Лис

http://f6.s.qip.ru/zMiDJHIt.jpg

Лис повернулся к Волкам и посмотрел на них с сомнением, словно раздумывал, отвечать ли на вопрос Холлена, или удовлетвориться благодарностью госпожи Риссы.

- Здесь всего достаточно, - сказал он наконец. - Но лучше вам пройти в зал. Ужин готов, а мне нельзя с вами разговаривать. Я и за эти несколько фраз могу поплатиться. Узнаете всё, что хотите, у господина Эрта.

И он долгим взглядом посмотрел на юную женщину, словно бы вообще открыл рот только из-за её присутствия.

А в зале хозяин-Медведь добродушно обратился к Даргомыслу:

- Так уж получилось, - ответил он, подбрасывая дров в очаг. - Поговорим чуть позже. Гостей надо накормить и напоить. Я - хозяин радушный, никого в беде не оставляю.

Он хлопнул в свои широкие ладони, так что звук отдался по всему большому залу - и тут же из боковой дверцы появилась женщина лет пятидесяти, но всё ещё стройная и красивая, из клана Чёрных Лис. А за ней следом - два подростка её же клана, по всей видимости, сыновья, лет четырнадцати и двенадцати. Не дожидаясь приказов, они быстро расстелили на длинный стол чистую скатерть, и принялись носить еду, да так сноровисто, что стол будто по волшебству изменился, на нём появилось жаркое из кабана, суп, свежий хлеб, огромные блюда жареных овощей, пиво и мёд в глиняных кувшинах. Посуда и еда была простой, но обильной, запахи в зале начали витать весьма аппетитные, а хозяин дома присел в уголку, в деревянное кресло, закурил трубку, и молча, больше не обращаясь к гостю, наблюдал за тем, как женщина и подростки снуют вокруг стола. Лишь когда все трое остановились в ряд неподалёку от него, Медведь будто ожил.

- Хорошо, Милена! - сказал он. - Мне нравится твоё усердие, но пусть в следующий раз твои сыновья аккуратнее обращаются со скатертью. Смотри, запачкали угол соусом. - Женщина побледнела и спешно поклонилась. - Сейчас Лис приведёт наших гостей, и приступим к трапезе. До полуночи осталось всего три часа.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-03-03 17:46:31)

+6

11

http://art-assorty.ru/uploads/posts/2014-03/1395025929_554870.jpg
Имя и клан: Аесара Серард, Гиена.
Возраст и род занятий: 20 лет, сестра небогатого торговца простыми украшениями, помогающая ему в работе.
Внешность и примечания: Невысокая, стройная, с легкой сутулостью. Каштановые волосы средней длинны, золотистые глаза, кожа бледная с нездоровым румянцем - врождённая болезненность.
______________________________________________________________________________________________

"Бывали дороги и хуже." - Аесара отдышалась, еще раз поправив на плече тяжёлую сумку с безделушками. На плечи и так давило необходимое в походе, так ещё и это нужно было беречь, как зеница - око. На самом деле, хуже не бывало. Не бывало, потому что раньше Колин всегда был с ней. Они без труда находили других торговцев на пути в большой город и прибивались к караванам прямо на дорогах. Но Колина рядом не было. Неделю назад он ушёл в город сам, а только сегодя пришло письмо от него, в котором он просил сестру поскорее принести ему оставленный в мастерской товар. Разумеется, он надеялся, что та уже хорошо запомнила их дороги и, если что, сможет и одна проделать путь. Сара тоже была в этом уверена какие- то несколько часов назад. На данный момент уверенность была равна нулю. Бурьян сильно изорвал подол платья, в сапожках хлюпало, а коса расплелась и теперь волосы то и дело приходилось убирать назад. Погода ухудшалась с каждой минутой.
Девушка перепутала всего лишь один поворот. Сейчас она бы точно не вспомнила - какой миенно. Дороги были совершенно одинаковыми, но так, которую она выбрала, вскоре сузилась вничто. А упрямая Аесара шла, шла вперёд, поджав губы и надеясь, что вот-вот кусты закончатся и она выйдет на широкую, хорошо проторенную дорогу. Не тут-то было. Дождь промочил одежду насквозь, зубы стучали не столько от холода, сколько от пронизывающего ветра, руки расцарапали колючки, а она всё шла, ведомая наказуемой настырностью.
"Колин будет рад такой возможности посмеяться надо мной, если её ему дать. Я же знаю, что смогу дойти. Я же точно знаю!".
Радости девушки не было предела, когда впреди замаячили огоньки. Она пошла бысрее, почти побежала, не обращая внимания на препятствия. Мысли о возможном тепле и ночлеге подстёгивали не хуже плетей ветра. Наконец, бурьян резко расступился. На мрачноватой поляне стоял такой же мрачный дом. Лишь вывеска говорила о том, что это действительно постоялый двор. А Саре и впрямь было недочего. Заметив движение в окнах, услышав ржание лошадей в конюшне, она потеряла все сомнения. Еще несколько шагов, и тяжёлая дверь с тяжёлым кольцом, которое и оторвать-то от двери трудно. Но Сара справилась. Глухой стук кольца, голоса за дверью. Она постучала ещё раз, подумав на секунду, насколько же жалко она выглядит. Юной Гиене стало немного стыдно за глупое упрямство, но тут послышались шаги...

+6

12

Эгберт уловил и паузу перед ответом – и сам взгляд, брошенный Лисом на его неожиданную компаньонку по освоению места в конюшне. Бесстрастно пожав плечами, Волк извлек из-под сумки притороченную за ремешок скребницу с довольно жёсткой щёткой и сноровисто обошел Норда, подставлявшего хозяину нужные бока – в этой слаженности чувствовалась выучка не одного года. Грива так же была легко расчёсана буквально несколькими движениями.

Только после довольно сильного, пусть и ласкового, похлопывания по крепкой шее каурого Холлен позволил себе рассмотреть девушку, также завершившую с чисткой своей вороной. По привычке (тоже многолетней) он сразу же рискнул «запечатлеть» в памяти её След – и даже был слегка удивлён запаху чистого южного жасмина вкупе с травяно-сладким мыльным ароматом.  Она была явно не из Орбадора – все дамы Восточного Предела предпочитали тяжелые розовые масла. Последние крайне раздражали обоняние разведчика на редких приёмах, где отец с матерью не уставали подбирать второму сыну достойную невесту.

Удалось Эрту разглядеть и внешность Волчицы, особенно после того, как она сняла промокший плащ (его собственный всё еще покоился на плечах, пропитанный влагой и от этого тяжёлый как никогда). Юная и свежая, как его младшая сестра, рыжекудрая озорница Эйвис. Поначалу мужчине показалось, что девушка является обладательницей типично восточных внешних качеств – русоволосая, темноглазая… однако чуть подсушенные тёплым воздухом пряди приобрели иной оттенок, как и взгляд, на поверку оказавшийся густым морским янтарём.

«Хорош на неё пялиться, ты…» Чуть поджавший губы Волк перевел взгляд на удаляющегося Лиса, явно приглашавшего следовать за ним. К удивлению Холлена, привыкшего по долгу службы анализировать всё и вся, ему  меньше и меньше нравился антураж. 

Зашагав рядом с девушкой – она назвалась Риссой («интересным именем») – Эгберт чуть понизил голос, но не из-за беспокойства, что Лис его услышит, а во имя уважения к девушке:

- Прошу прощения, но Вы не находите странным, что постоялый двор расположен слишком… глубоко в лесу? Дорога  к нему почти не протоптана. Я был очень заинтригован, обнаружив это прибежище.

- Пожалуй, - так же негромко ответила девушка. – И моей Ведьме здесь не понравилось. Да и вряд ли в такой глуши можно жить, только принимая путников. - Рисса свела брови в раздумье, но всё же продолжила:

- Держите меч поближе, а кошелёк подальше, - отвела со лба прилипшую прядь мокрых волос, и на тонком запястье тускло блеснуло чернёное серебро вдовьего браслета.

Холлен уловил этот блеск – однако вопросов не последовало; вместо слов Волк учтиво кивнул  и легко прикоснулся к рукояти заплечного и коротковатого клинка, ни разу не предавшего своего владельца. Определённо, Рисса весьма отличалась от орбадорских дам. Эгберту это почему-то пришлось по нраву.

нотабене

в соавторстве с доной Каталиной

+6

13

Проходя мимо двери, в которую опять кто-то стучал, Лис почему-то даже ухом не повёл и не приостановился. Он распахнул двери в зал, откуда уже волной струились тепло, свет и запахи хорошей еды.

Равнодушие Лиса в некоторой степени объяснилось тем, что сам хозяин дома, помедлив чуть в своём кресле, поднялся и вышел в своеобразную прихожую. Глянув на Волков, он посторонился, сделав приглашающий жест.

- Заходите, дорогие гости, располагайтесь у стола, где понравится. Сейчас я встречу того, кто ещё набрёл сегодня на огонёк, и приведу к вам. И мы наконец-то отдадим должное ужину.

Тон у хозяина двора был радушный, но одновременно как-то печальный. Рыжий Лис, и прислуга в виде женщины и двух подростков, отошли через зал к задней дверце, и остановились там, как подобает приличной прислуге, которая ждёт распоряжения хозяина. А сам хозяин постоялого двора открыл тяжёлую входную дверь и запустил внутрь молодую Гиену.

- Проходите, госпожа! Негоже в такую непогоду бродить по лесу без сопровождения! Меня зовут - Эрт Доитген из клана Медведей.

И он поклонился, вежливым жестом указав Гиене через прихожую прямо на освещённый, тёплый зал, в котором уже собрались трое других гостей, и четверо слуг.

+6

14

Альберт несколько удивлённо взглянул на Эрта, услышав столь краткую причину. Обычно между собой Медведи разговаривали более оживлённо, чем с другими кланами. Впрочем, настаивать на продолжении не стал, и терпеливо подождал, когда сразу же появившаяся на зов хозяина Лисица с двумя подростками накроет стол. Правда, его несколько насторожил возраст мальчишек - обычно прислуживать брали ребят постарше - однако снова решил, что вмешиваться не стоит. В чужой двор, как известно, со своими советами не ходят.
Оторвав кусок кабана, Медведь его быстро зажевал, пододвинув себе поближе большую кружку пива. Всё-таки ел он нормально самое малое дня два назад, и сейчас от жаренного мяса с пряностями у него не только нос зачесался, но и желудок проснулся. А с ним - и почти звериный голод.
Одновременно он старался не упустить момент возвращения своих невольных попутчиков, однако вместо этого дождался прихода ещё одного гостя. Хозяин постоялого двора, заслышав стук в дверь, отправился открывать, и Берт невольно отметил тот факт, что при временном уходе Доитгена Лиса чуть слышно перевела дух и вернула себе нормальный оттенок лица. "Что-то странное всё-таки здесь твориться..." - подумал Медведь и решил подождать остальных, отставив кружку и на время отложив недоеденный кус. Как говорила его строгая матушка: "на свете всё хорошо в меру, особенно вкусная еда". И Альберт за время своих странствий успел убедиться в правдивости этих слов.

+6

15

Рисса на мгновение остановилась на пороге, перед тем, как войти, и окинула зал быстрым внимательным взглядом из-под полуприкрытых век. Жарко пылающий камин, щедро накрытый стол – всё, как положено, но чувствуется какая-то нарочитость, словно всё это выставлено напоказ. Нет той обжитости, которая присутствует в любом, даже захудалом, постоялом дворе. Закинув ещё один камешек на чашу своих подозрений – «что-то здесь нечисто!» - женщина ловко разминулась с хозяином, ушедшим встречать ещё одного гостя и, подойдя к столу, заняла место рядом с пришлым Медведем.
На лицах прислуги – женщины средних лет и двух мальчишек – застыло напряжённо-почтительное выражение с которым кидаются исполнять приказ, отданный даже не голосом, а движением пальца. И это ещё больше не понравилось Риссе.
Подумав, женщина остановила свой выбор на жарком, а мёд взяла самый слабый, постаравшись незаметно провести рукой над тарелкой и кружкой. Изящное серебряное колечко с узором из переплетающихся линий на среднем пальце правой руки Волчицы было амулетом, распознающим отраву и сонное зелье.

+5

16

- Там, под знойным небом,
Негой воздух полон,
Там под говор моря
Дремлют горы в облаках…*

Холлен беззвучно пробормотал эти почему-то пришедшие на ум строки сквозь зубы, переключая внимание с кареглазой на зал и людей в нём. Внутренне Волк весь подобрался – он не имел при себе амулетов или артефактов; основным оружием разведчика и искателя приключений были натренированное тело и разум.

Итак… Лисица с сыновьями – сходство налицо. Мальчонки расторопные, но какие-то слишком зажатые. Впрочем, это возможно ещё и из-за факта редких гостей -  с другой стороны, высказанный вслух вопрос так и остался без ответа: на кой размещать постоялый двор в таких дебрях? Выражение лица матери приветливостью не отличалось, будто женщина старательно прятала нежелательные для клиентов эмоции и пыталась заранее предупредить просьбы и указания.

Рыжий Лис, которому нельзя разговаривать с гостями. Если бы не спутница, Холлен бы притормозил помощника еще в коридоре – и попытался разузнать, почему в этом милом месте такие строгие правила общения. Но факт остается фактом.

Снимая тяжелый от влаги плащ и обходя по кругу стол, за которым уже удобно устроился Берт, пробующий то или иное угощение, Холлен незаметно пробежался кончиками пальцев, освобождённых от перчатки, по спинкам добротных стульев. Окинул быстрым взглядом ещё одну подошедшую гостью – совсем молоденькую Гиену, такую же промокшую, как и все путники.

Умостив тёмную ткань на козлы возле камина, явно рассчитанные на подобное использование, Эгберт и сам наконец-то уселся за стол, рядом с Риссой, не торопясь пока приступать к еде, хотя один из пацанёнков уже нес Волку приличных размеров  влажную льняную тряпицу для вытирания рук. Кожа клёпаного жилета поверх чёрной рубашки слегка поскрипывала, а вот штаны остались сухими, что не могло не радовать.

Поднеся к носу один из наполненных кубков, Холлен не почувствовал ничего подозрительного. Интуиция разведчика била в набат, однако придраться к чему-то конкретному было невозможно. Вернувшийся Медведь – тёзка зеленоглазого – излучал прямо-таки бескрайнее радушие. Это свойственно клану – да. Угощение обильное, но простое  – правильно. Хозяйственность и гостеприимство – в точку. Всё вроде бы вписывалось в рамки, но…

Гибко потянувшись к коленке, точно желая проверить тугую шнуровку высоких кожаных сапог, Волк незаметно проверил и кинжалы. На месте. От аппетитных запахов резонно свело живот, и Холлен таки решился наполнить тарелку крупными полупрозрачными ломтями овощей, да присовокупить к нему сочный кусок отлично прожаренного кабана. Призванное повторно обоняние не жаловалось. Неторопливо прожевав первый кусочек, Эгберт вновь оглядел цепким взглядом присутствующих и поразился тому, что в одном месте собрались представители всех кланов. Это было крайне занимательно.

Как только Доитген занял своё место, он поймал взгляд темноволосого.
- У вас довольно тихо, мессир Доитген… Это из-за грозы или всегда так? – Поднося вилку со вторым кусочком к губам, Эгберт чуть вскинул правую бровь. В голосе прозвучал неподдельный интерес.  – Если бы не тропа – я бы и не знал, что в такой глуши можно рассчитывать на  убежище.

*Фрагмент "Половецкие пляски" из оперы «Князь Игорь»

+6

17

Свет, пусть и мягкий, на миг заставил девушку прикрыть глаза рукой. Зато, когда она их открыла, в проеме стоял приятно улыбающийся мужчина, судя по всему - хозяин этой маленькой гостиницы. Аесара смутилась, потупила глаза. Она показалась самой себе очень маленькой и глупой, хотя в своем клане уже как год считалась совнршеннолетней.
- Благодарю вас, дон Доитген. Прошу прощения... отрываю вас от ужина, так поздно...
Окончательно смутившись, Сара вошла внутрь, вдохнув окутавший ее теплый запах еды. Живот болезненно скрутило голодом, и она подумала, что не ела с самого утра. Аесара отошла в сторонку, найдя крючок для одежды, сняла с плеч поклажу и ставший ненужным плащ. Она порылась  сумке с товаром -уже не продавабельным - и достала выточенную из прочного дерева заколку, с каким-то фиолетовым камнем в качестве украшения. Собрав мокрые волосы наверх, она заколола из так, чтобы вода с кочиков не капала на пол, но уж лучше лилась за шиворот. Аесара тихонько повернулась, рассматривая остальных гостей. Стало еще более стыдно. Красивые, явно зажиточные женщины, очень серьезный и явно сильный мужчина, которому, почему-то, явно не хотелось расслабиться и насладиться теплом и ужином - он был насторожен. Гости о чем-то говорили, а Сара, не прислушиваясь, мышкой проскользнула в гостинную. Сев с самого краю, она отказалась от любой помощи слуг, стараясь как можно аккуратнее взять еду. А главное - взять то, что не нужно было разрезать. Обращению с вилкой и ножом ее не сочли нужным учить.

Отредактировано Эмер-странница. (2015-03-03 17:26:49)

+6

18

Тейлор Рем, Рыжий Лис

http://f6.s.qip.ru/zMiDJHIt.jpg

http://f5.s.qip.ru/l0Ojp3qM.jpg
Имя и клан: Эрт Доитген, Медведи.
Возраст и род занятий: 50 лет, хозяин зачарованного постоялого двора.
Внешность и примечания: Крупный, мощный как все Медведи. Может быть, в душе и добрый, но его доброта давно истёрлась из-за постоянной необходимости творить зло...

Приветливо кивнув устроившейся за столом скромной девушке из клана Гиен, Медведь прикрыл внутренние двери.

- Здесь обычно тихо, - ответил он Волку, усаживаясь во главе стола. Посмотрев на прекрасную Риссу, скользнув коротким взглядом по господину Доргомыслу, он качнул большой головой. - Не беспокойтесь, дамы и господа! Еда отменная, не отравленная. Во всяком случае, о том, что стоит на этом столе ради того, чтобы насытить ваш голод, вам совершенно не следует беспокоиться. Ешьте, пейте, а я расскажу вам всё, что вас интересует. Только разберусь с двумя маленькими делами...

Хозяин повернулся к женщине с двумя сыновьями. Оглядев всех троих задумчивым взглядом, он кивнул.

- На сегодня вы можете быть свободны. - Чёрные Лисы тут же исчезли, и только парень из Рыжих остался стоять у закрывшейся дверцы. - Три месяца миновали, - сказал ему Медведь. - Подай мне книгу, после чего можешь сесть за этот стол вместе с другими гостями.

Парень тут же принёс с полки старую, потрёпанную книгу, положил её на стол рядом с Медведем, и решительным жестом сорвал с шеи шарф. Теперь стало видно, что на шее Лиса - железный ошейник. Господин Доитген одним движением расстегнул ошейник и снял с шеи парня, после чего Лис обошёл стол и уселся в самом конце, недалеко от Волков.

Хозяин дома налил себе пива, выпил, после чего утёр рукавом рот, и оглядел своих гостей.

- Я расскажу вам одну поучительную историю, - начал он. - И прошу не перебивать меня до тех пор, пока не услышите всё. Это произошло со мной много лет назад. Я был молод и глуп, отличался непокорным нравом и всё время огорчал своих родителей. Однажды я рассорился с ними и уехал путешествовать. Путь мой лежал через густой лес, начиналась гроза, стало темно... Я сам не заметил, как сбился с дороги и заплутал. Долгое время мы с моим конём прорывались сквозь бурю и густую чащобу, пока впереди не замелькал свет. Я уже успел отчаяться, но наконец вырвался на полянку и увидел на ней дом, в окошках которого приветливо мерцал огонь. Я постучал в двери - и хозяин дома, старый седой Волк, пустил меня внутрь. Он принял меня как подобает, накормил, обогрел. А потом предложил сыграть с ним, в карты или в кости - как я пожелаю. Я удивился и ответил, что хочу спать, а не играть. Но Волк стал объяснять мне, что попав на этот постоялый двор, я не могу его покинуть, если не сыграю на свою свободу. "От полуночи до трёх часов утра, - так он сказал. - Мы сыграем много раз, и если в совокупности выигрыш будет за тобой - утром я смогу тебя выпустить. А если ты проиграешь - то с рассвета и до следующей полуночи будешь моим рабом, и станешь выполнять все мои приказы в точности. В полночь ты снова сядешь за стол, и мы продолжим игру. Если выиграешь - наутро покинешь постоялый двор. Если нет - весь следующий день тоже пробудешь моим рабом. И в третью полночь мы снова сядем играть с тобой. Выиграешь - свобода твоя. Проиграешь - останешься моим рабом на три месяца, и только после этого снова сможешь играть три ночи на свою свободу. А если и через три месяца проиграешь - тогда останешься моим рабом на три года". - Медведь сделал небольшую паузу, но жестом показал, что рассказал ещё не всё. Промочив горло, он продолжил: - Я был молод и горяч, заявил тому Волку, что мне плевать на его игру, и что я без его разрешения выйду отсюда. Но стены оказались неожиданно крепкими, а простые замкИ не поддавались мне, как я ни пытался с ними совладать. Ни топор, ни дубина не брали их. Волк только ухмылялся, и тогда я, доведённый до отчаяния, кинулся на него. Я ударил его всего один раз - но он был слишком стар, и тут же умер. А выйти из дома я всё равно не смог. И только когда успокоился и стал изучать свою тюрьму, я нашёл эту книгу. - Он положил руку на потрёпанный том в кожаном переплёте. - Из книги я узнал, что место это - зачарованное, и что убивший хозяина - сам занимает его должность, и навсегда утрачивает возможность уйти отсюда. Хозяин становится рабом этой книги, и должен делать всё так, как в ней написано. До тех пор, пока не умрёт, или его не убьют - и тогда следующий человек займёт его место. Я даже не могу предупредить путников, которые стучатся сюда, чтобы они не входили. Я обязан пускать всех, и всем предлагать игру. Тот, кто выиграет - наутро спокойно найдёт выход из этого леса. Кто проиграет - станет моим рабом, и будет делать то, что я прикажу. - Он развёл могучими руками.

- Так просто сюда не попадают, - сказал вдруг Лис, который до этого момента пользовался случаем как следует поесть, словно долго жил впроголодь. Но он успел насытить свой голод, и отодвинул наконец тарелку. - Меня зовут Тейлор Рем. Я заблудился три месяца и три дня назад в этом лесу. Когда придёт полночь - я попытаюсь отыграться. Я думал о том, почему попал сюда. Я смотрел на других людей. Некоторые из них выигрывали и уходили на первое же утро, а иные - только после двух дней рабства. Если хотите знать, почему вы тут очутились и как долго задержитесь - спросите об этом свою совесть. У каждого есть грешки, и даже если о них никто из людей не знает - это ведомо вашей судьбе. Человек с чистой совестью сюда нее попадает.

На этом Рыжий Лис замолчал.

- Итак, дамы и господа, я предлагаю вам игру, - мягко проговорил Медведь-хозяин, не оспаривая заявление Рыжего Лиса.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-03-03 17:53:17)

+8

19

После такой речи не один Холлен отложил прибор, с которым ел – но Волк первым неуловимо поднялся со стула и молча прошёл к выходу из зала.

Естественно  - менее, чем через минуту разведчик вернулся. На лице у привыкшего к сосредоточенности рослого мужчины было написано изумление. Он в три шага преодолел расстояние до Медведя, по-прежнему невозмутимого, гибким движением потянулся к ножнам… однако через миг всё-таки опустил руку.

- Искренне надеюсь, что это всего лишь жестокая шутка, мессир Доитген.  – Зелёные глаза опасно сощурились. – Я намерен покинуть этот дом с рассветом, как и остальные ваши гости, если я хоть что-то понимаю в законах гостеприимства.

+7

20

В начале рассказа Медведя Нерис оцепенела, но по мере того, как хозяин постоялого двора продолжал рассказ с невозмутимым спокойствием человека, смирившегося со своей судьбой и даже научившегося находить в этом приятные стороны, молодая женщина ощутила, как сковавший душу холод сменяется жгучей яростью – Ардал уже потерял отца, он не может остаться без матери.
Самым ужасным было то, что Эрт Доитген говорил чистую правду – уж в этом-то вдовствующая княгиня разбиралась отменно: жизнь при малом дворе супруга и при дворе Князя-Хранителя в Акрилоне, где каждый день словно ходишь по тонкому льду, научила.
- Дон Эгберт, - женщина решительно нарушила напряжённую тишину, – это не шутка. Хозяин этого места не лжёт.

+7

21

"Почему?"
Аппетит пропал. Аесара выпрямилась, напряженная, как готовая лопнуть струна. Забыла свои мысли о том, как бы лучше представиться - она, в смущении, забыла это сделать. 
" Почему я всегда попадаю туда, куда мне не нужно попадать? Куда никому не нужно попадать..."
На самом деле, в характере девушки не укладывались одновременно боязливость и упрямство. Она робела перед более богатыми или старшими потому, что еще не набралась наглости спорить и с ними. А еще из-за комплекса, связанного со слабостью здоровья. Но бояться их как людей она просто не могла. Вот и сейчас, она скорее злилась, чем была напугана. Злилась на себя, на историю с гостинницей, на гостей, скованных шоком. Гнев дал ей силы что-то сказать, причем спокойно.
- Почему вы должны делать это? Почему не бороться с этим... заклятием?
Ситуация была почти комичной. Какие-то десять минут прошло, а она уже успела промокнуть, почти высохнуть от тепла и горячего смущения, выслушать ужасную историю, поверить в нее и резко повзрослеть, начав спрашивать осмысленные вопросы.

офф

Простите, донна Лонгхвост, не дождалась (

+6

22

Медведь выдержал паузу, давая гостям высказаться. Потом пожал плечами и положил руку на книгу, бросив при этом взгляд через стол, на Лиса, назвавшегося Тэйлором. Но тот решил очевидно, что уже достаточно сказал, и откинувшись на спинку стула, просто выжидал, когда обычная для этих стен сцена закончится чем-нибудь обычным, или не очень обычным. Можно было подумать, что ему всё равно, или он слишком устал, чтобы возмущаться и присоединяться к чьему-то чужому возмущению.

Медведь между тем внимательно посмотрел на девушку-Гиену.

- А что вы понимаете в законах магии и Равновесия, госпожа? - спросил он. - Вы можете себе представить, как бороться с этим заклятием? Или считаете, что за тридцать восемь лет житья в этом доме я не пытался этого делать, не перебрал все возможные способы? - Он посмотрел на стоявшего напротив него Волка и вздохнул. - Госпожа из твоего клана права, я не вру и не шучу. Всё, что я могу вам предложить - это выбрать, во что мы будем играть... - Он оглянулся на часы, висящие за его спиной под самым потолком. - До полуночи осталось меньше часа. Выбирайте игру, дамы и господа, выбирайте. Тот, кто отказывается играть, приравнивается к проигравшему. Не я это придумал, и не я привёл вас сюда.

С этими словами Медведь положил руку на книгу, и снова взглянул через стол на Лиса.

- Я бы предпочёл то же, что в прошлый раз, - сказал тот, отвлекаясь от своих дум. - Но подожду, что скажут новички.

офф.

Госпожа Лонгхвост ответит как появится. Тут порядок не принципиален.

+6

23

Альберт не дрогнул ни единым мускулом на своём лице, сохраняя спокойное выражение, однако внутри него кипел котёл из смешанных чувств, которые всколыхнул рассказ соклановика. Здесь была и ярость на судьбу, что так жестока, и некоторая жалость к Эрту, что попался в эту ловушку около сорока лет назад, и беспокойство насчёт своего плана, и тревога за оставшегося позади дядьки Прохора, который, надеясь на Берта, шёл по его следам... "Не дай бог дядька сюда попадёт. Но и... Он же с ума сойдёт от беспокойства!" - и Медведь продолжил размышлять, сам не замечая, что в раздумьях начал стучать по столу пальцами.
Его размышления неожиданно прервались, как и стук по столу, когда Альбер вспомнил одну забавную игру, которую один из его прошлых хозяев, купец из Чёрных Лисов, привёз с дальних гор, как диковинку. Лис и Альберт полюбили играть в эту игру, особенно потому, что правила были просты, а исход почти всегда непредсказуем. "Может, хоть в этом мне повезёт?"
Решительно тряхнув своей гривой волос и отметая последние сомнения, Медведь поднял взгляд на хозяина постоялого двора и спросил:
- Есть набор "Войска Дафф и Рух"*? Просто это единственная игра, в которой правила я знаю наизусть, - несколько смущённо добавил Альберт, задумчиво разглядывая свои ладони.

*Что-то вроде шахмат. Разве что идея создать эти шахматы появилась после подлинного сражения между войсками двух Гиен. Тот бой окончился печально - немногие выжили, однако какому-то умельцу из Рысей захотелось представить войска вживую. Вот так и появились "Войска Дафф и Рух". Имена не соответствовали истине просто потому, что произносить зубодробильные Дафоринафий и Рахензух никто не отважился

+6

24

Эгберт довольно долго и пристально смотрел на Медведя после его фраз о Равновесии. В Ордене Хранителей оного, куда входил его отец, смыслу Равновесия были посвящены все дела и намерения. Не внутренним ли дисбалансом попрекал Воган сына на последней семейной трапезе пару месяцев назад? Не нарушенное Равновесие ли стало причиной того, что он сейчас здесь?

Холлен решительно скомкал и откинул ненужные в этот момент мысли, попутно призвав и взбунтовавшуюся в сотый раз совесть к спокойствию. Прежде всего он - разведчик. Ему необходимо выжить, и ещё немаловажно, чтобы постоялый двор с рассветом покинули все «втянутые» будущие игроки, раз уж пошел такой расклад.

Практичный ум Эгберта принялся подбирать те игры, которые знал он сам, как завсегдатай такого места, как Южная кордегария Орбадора. Карточные – да, вполне подходят, но играют ли в них дамы? Или каждый волен выбрать свою?

- Хорошо, раз уж мы все стали пленниками ситуации, - окончательно овладевший собой Волк отошел от Доитгена и уселся обратно за стол, на своё место, - тогда предложите нам игры на выбор.

Толку теперь от заплечного меча и кинжалов, если всё оказалось гораздо проще… и опаснее одновременно? С другой стороны - кто же знал, что под этой крышей они столкнутся с магией и собственными грехами?

Точно желая приободрить девушек, он сперва легко кивнул Риссе и юной Гиене, чье имя еще не знал; Берту досталась кривоватая улыбка. В «Войска Дафф и Рух», к слову, Холлен тоже играл неплохо, пусть в основном это происходило под крышей семейного особняка, а основным соперником всегда был отец.

+7

25

«Дом никого не выпускает – это понятно. Но если это чары – то должно быть что-то, что служит им своего рода якорем и не позволяет ослабнуть от времени», - задумалась Нерис. – «Что именно? Может книга?»
Задерживаться здесь ей было совершенно не с руки – теперь, после смерти мужа, её место рядом с сыном, тем более, что шестилетний Ардал был единственной преградой на пути к венцу для двоюродного брата покойного князя.
«Если понадобится, я подземный ход пророю – выход всегда есть, нужно только его найти».
Слова Лиса о нечистой совести Нерис не смутили – свой грех она прекрасно знала, пусть и не довела до конца: рука не поднялась, хотя и говорят, что яд – это женское оружие.
Нерис наклонилась к соседу – всё же соклановику доверяешь больше – и почти беззвучно спросила:
- Как думаете, может дело в книге? Интересно, пытался ли хозяин её уничтожить? 
Что-то в ее негромком голосе заставило Холлена задуматься, и вовсе не о сути вопроса, но буквально через миг Волк вскинул на медноволосую потемневший взгляд цвета штормовой волны.
- Скорее всего – пытался. Вы ведь слышали, миледи, - обращение получилось непроизвольно, но с каждой секундой Эгберт осознавал все чётче, что его собеседница не из простого люда, - он борется с заклятием тридцать восемь лет. И перепробовал все способы обмануть магию. Если бы дело было в книге – скорее всего, он бы давно от нее избавился. – По возникшей паузе было заметно, что Холлена осенила ещё одна мысль. После промедления негромкий баритон продолжил. – К примеру, выигравший мог бы попытаться вынести этот проклятый фолиант…
- И сжечь снаружи. После огня уж точно ничего не останется. Как бы там ни было, видимо, придётся идти до конца. Как любил говорить мой муж:
«Не жди, что от жалости кто-то заплачет,*
Дерись до последнего вздоха!».
А мне здесь оставаться нельзя.
Волк снова встретился пристальным взглядом с янтарем глаз девушки.
- А если он уже пробовал и этот вариант? - Поднеся к лицу ладонь, Холлен задумчиво потер пальцами подбородок. - Впрочем, мы зря гадаем между собой. Может быть, стоит спросить самого хозяина? - Впервые за вечер на лице мужчины нарисовалось подобие улыбки одной стороной губ.
- Пожалуй, - Нерис перевела взгляд на Эрта Доитгена и cпросила:
- А уничтожить книгу вы не пробовали? 

*М. Семёнова «Волкодав»

Благодарю

Большое спасибо за совместное творчество доне Исабэль. http://gifportal.ru/data/smiles/cveta-1149.gif

+6

26

Аесара поджала губы. Она знала о Равновесии урывками, но того, что она знала, хватало для того, чтобы девушка готова была спорить. Готова была, но не продолжила. Остальные гости, как ей казалось, смирились слишком быстро. Что-то в этом было не так. На кивок господина из клана Волков, она ответила своим, коротким и благодарным, но не за поддержку, а за попытку недоверия.
И все же, сознание предательски стало "подкидывать" воспоминания о тех вещах, которые она могла совершить, нарушая при этом Равновесие. Мелкие кражи, драки с братом... Но ей не хотелось вспоминать гораздо более тяжкие грехи. Она отгоняла эти мысли, открещивалась от них. Но не могла полностью изгнать их из своей головы. Она слишком хорошо помнила ту ночь, лицо Колина. Она помнила четкие слова "Не смей говорить." И она не сказала. Она спасла брата. Разве нет?
Приходилось лишь напряженно прислушиваться.
Она слышала, как Волки говорили об уничтожении книги. Будь Сара в том же состоянии, что позволило ей сказать что-то Доитгену, она бы вмешалась. Но сейчас Сара слушала. Нужно было много слушать и меньше говорить. Тогда, наверное, решение появится. Она уже внутренне выстроила стену между собой и теми, кто сразу согласился играть.

+7

27

Хозяин, казалось, медлил, будто сомневался в том, что в этот раз хоть кто-нибудь выйдет из захлопнувшейся ловушки. Альберту не нравилось то, что соседи за столом примолкли, будто были в чём-то всё же виноваты. И особенно Медведю не верилось, что столь юные леди, Гиена и Волчица, способны на какой-то серьёзный грех. Хотя, возможно, сейчас в нём говорило врождённое благородство, что не способно заметить зло в столь невинных на вид существах.
Свой грех Медведь знал, и каждый раз спотыкался об него при очередном поступлении на службу. Всё-таки работа личным охранником или стражем каких-либо покоев не предполагала жалость к тем, кто пытался погубить нанимателя. Однако выбирать не приходилось: как-то всё же надо было прокормить своих двух Медвежат и дядьку Прохора, коий, не являясь даже дальней роднёй, взялся побыть нянькой при детях в отсутствие Берта. За что Доргомысл был ему премного благодарен.
"Всё-таки надо постараться выбраться отсюда поскорей: Влас и Злата не смогут долго ждать, да и дядька Прохор забеспокоится вот-вот. Не дай бог, детей переполошит!" - представив, как рванётся спасать отца Влас, и наверняка попадёт в какую-нибудь передрягу, Альберт едва заметно повёл плечами и вперил внимательный взгляд на Эрта: Медведю так же был очень важен ответ на вопрос Волчицы. Хотя бы для того, чтобы узнать, возможно ли вообще, в принципе, нанести вред этой проклятой книге.

+6

28

Тейлор Рем, Рыжий Лис

http://f6.s.qip.ru/zMiDJHIt.jpg

Эрт Доитген

http://f5.s.qip.ru/l0Ojp3qM.jpg

Лис, достал откуда-то игральную карту, и теперь ловко крутил её вокруг пальцев одной руки. Он слышал за этим столом не только слова, но даже каждый потаённый вздох, и теперь, не глядя на то, что делает его рука, с интересом поглядывал на Волков. Юная Гиена и Медведь его пока не интересовали.

- Он вам на такой вопрос даже отвечать не станет, - вмешался он наконец. - С этого обычно начинает каждый, кто сюда попадает. Пробовали даже сам дом поджечь, кстати. Но я так думаю, что дело не в книге и не в доме.

- Помолчи, Лис, - потребовал от него хозяин, и действительно не стал отвечать на вопрос Нерис. - "Дафф и Рух" - игра, в которую могут играть только два человека. И длится она долго,  так что на всех времени не хватит. Могу предложить только карты и кости. Разве что, если у кого есть монетка - можно сыграть в орлянку.

- Почему бы тебе не перечислить всё, что уже пытался делать ты, или делали те, кто к тебе попадал? - предложил Лис, по вечной неугомонности своего клана, даже не подумав на этот раз выполнить приказание и заткнуться. - Так было бы проще для всех, кто не желает играть. Вдруг им повезёт и они изобретут что-то, чего ещё никто за 38 лет не делал?

Эрт Доитген резко поднял голову и взглянул на него через стол гневным взглядом.

- Полночь ещё не наступила, Лис, - напомнил он. - Тебе действительно лучше помолчать.

Но Тэйлор лишь прищурился, бросив ответный взгляд на Медведя, а потом вскочил и пошёл вдоль стола.

- Мне вот что интересно, - продолжил он, и карта как по волшебству исчезла из его руки. - У каждого, даже очень юного человека, всегда есть за душой что-то такое, за что он боится понести наказание. Иначе как объяснить то, что ни один человек из тех, что я видел здесь за три месяца, не согласился играть сразу и с чистым сердцем? Как правило, люди начинают искать способов вырваться, разрушив дом, снять непонятные чары, что-то сломать или сжечь. И никто! Ни один! - Он поднял палец. - Ни единый из всех человек не сказал: "Я виноват, признаю это и без всякой игры!" Получается, что вина у нас у каждого имеется, но вот желания раз и навсегда с этим расквитаться не имеет никто.

- Ты переходишь всякие границы, Лис! - рявкнул хозяин дома. - Не твоё дело судить гостей этого дома за их решения, или за их нежелание принимать решение! В наказание, может расскажешь этим господам, за что ты сам сюда попал?

Лис немного сник, и развёл руками.

- Теперь мне уже всё равно. Вот из-за этого, - сказал он, показав карту. Это была красная семёрка. - Я - жулик. Я живу тем, что выигрываю в карты у простаков, которые не догадываются, что я их обманываю. И вот однажды ко мне за стол сел человек, отец семейства, которое очень нуждалось в деньгах. Я знал, что для него это последний шанс, но я не пожалел его. Я выиграл. И выиграл потому, что сжульничал при помощи вот этой карты. Я бы мог в тот раз хотя бы сыграть честно. - Он говорил всё менее уверенно, всё тише и отчаяннее. - Тогда на моей совести не было бы того, что есть сейчас. Но я сжульничал. А потом я узнал, что его семья лишилась крова. Тогда была очень суровая зима, и двое детей этого человека погибли... Я говорил себе: "Он сам сел за стол!" Но наверное, уже тогда понимал, что рано или поздно поплачусь за то, что сделал. И вот однажды меня уличили в том, что я жульничаю! Я удрал из города, сбился с дороги, заблудился, и очутился здесь.

Лис замолчал. Хозяин дома пожал плечами.

- Здесь жульничать не получится, - сказал он. - Поэтому ваша судьба только в ваших руках. Кто выигрывает - наутро уходит с миром. Так ведь, Лис?

Карточный шулер пожал плечами и кивнул. Это было правдой.

Отредактировано Альюр Эгейл (2015-03-07 14:14:55)

+7

29

Холлен выслушал Лиса бесстрастно,  но очень внимательно, во время рассказа переводя взгляд с одного присутствующего на другого, а в конце проникновенной речи шулера всё же не удержался от невесёлой усмешки, опираясь при этом обоими локтями в ткани рукавов о столешницу:

- Разве сломать или сжечь чары всегда такая плохая идея? – Он сощурил взгляд и выдержал паузу, будто пытаясь не сказать чего-то лишнего. - С чистым сердцем, говорите? Я помню то, что Вы сказали ранее,  Тейлор  - просто так сюда никто не попадет, и у каждого из нас есть свой проступок, качнувший внутреннее Равновесие. - Кивок. - И нам предоставлена самая простая возможность восстановить его.

Волк замолчал и потянулся к своему кубку на столе, в котором было разбавленное им вино, сделал пару глотков, будто остывая от некоего внутреннего пламени.

- Итак… карты, кости и орлянка. Выбор небогат, но он есть, - почему-то зеленоглазому в этот момент захотелось в подбадривающем жесте сжать пальцы сидящей совсем рядом Риссы, но, естественно, этого разведчик не стал делать. Ещё один пристальный взгляд на Медведя. – Как насчет таких интересных историй с каждого игрока, Эрт? В качестве исповеди и платы за столь прекрасный ужин и гостеприимство в целом.

«Признай свое упрямство, Эгберт. Пойми, что так нельзя делать. Нельзя оставлять род без попыток…», - внезапно зазвучавший в ушах Холлена мелодичный голос матери навершием гигантского молота ударил в притихший гонг совести мужчины. Он отлично запомнил выражение чуть раскосых синих, как утреннее небо над морем у берегов Орбадора, женских глаз. Оно очень часто преследовало Эгберта по ночам в раздумьях «быть или не быть».

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-03-10 14:00:15)

+7

30

История Лиса с каждым словом отдавалась эхом в голове Аесары. Было что-то странное в том, что она почувствовала некое сочувствие, к до этого момента неприятному ей человеку. Врядли кому-то вообще он мог быть приятен из-за своей открытой, почти обречённой наглости. Но девушка изменила вгляд на вещи. Люди, которые так просто согласились сейчас с тем, что нужно играть, всё равно были ей не понятны. А он был понятен и прост. И даже его высказывание, прерванное хозяином, разбудило в ней огонёк совести. Ведь действительно - просто встать и сказать, а не надеяться выиграть, обманув судьбу.
Волк предложил что-то рассказать. Она была не против, только мало что может рассказать девушка, всё своё детство проболевшая, а юность проходившая с братом по одному и тому же маршруту. Не говорить же им по то, как она потерялась в городе. Врядли эти господа найдут интересным её восторженные деревенские мысли по этому поводу. Про Колина она могла бы говорить часами, но не сейчас. Как может быть интересна семейная трагедия? А раз уж большинство решило играть, то и основные подозрения насчёт грехов выдавать бы не стоило. Потому что нет хуже игры, в которой всё известно.
Только-только Сара впала в задумчивость, привычно подняв глаза вверх, к потолку, за что её часто дразнили "мечтательницей" или "колдуньей-гадалкой", как её мысли прервал кашель, похожий на жёсткий удар в солнечное сплетение. Кашель не прекращался, а девушка в ужасе пыталась прекрыть рот рукой, испуганная болью в груди. Этот кашель преследовал её через всё детство, сколько она себя помнила, а прекратился только тогда, когда бабушка, единственная, кто хоть как-то заботился о них с братом, купила у кого-то медальон-амулет. Аесара беспорядочно шарила рукой по шее, но амулет найти не могла.
"Неужели, шнурок порвался? Как же я теперь..."
И поятно было, почему кашель не начался сразу. Девушка шла, отогревалась, потом была подогрета своим же раздражением. Теперь, когда не до конца высохшая одежда приникла к груди, а собственное тепло тела слегка спало в покое, болезнь нашла свой выход.
- Горячее...прошу, дайте горчячего...чего угодно, пожалуйста... - Смогла выдавить Аесара, захлёбываясь кашлем и болью, готовая сжаться в содрогающийся клубочек.

Отредактировано Эмер-странница. (2015-03-11 05:40:34)

+6


Вы здесь » Тень Зверя » Легенды и предания » Страшная сказка о заброшенном постоялом дворе