В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » О том, как опасно оставлять на свободе некоторых отступников


О том, как опасно оставлять на свободе некоторых отступников

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Место действия: старый маяк на побережье, недалеко от Хотроса.

Участники: Чёрный Волк Брайтэн Кифажин (Тери Эгейл), и ещё один Волк без имени (Фрайдек Атли).

Исходные данные (одно-два предложения): Каждый преследует свои цели в этой жизни. Чаще всего, эти цели довольно мирные: завести семью, посадить дерево, вырастить детей... Но некоторым недостаточно того, что есть у всех. Некоторые хотят власти, полной и безраздельной...

http://f6.s.qip.ru/yDSsDkK0.jpg


Маяк был очень старый. Уже никто не помнил, когда его построили, двести лет назад, или пятьсот. Стоял он монолитно и надёжно, потому что сложен был лучше некоторых крепостей. Он и был крепостью. Достаточно было закрыть изнутри тяжёлую дверь - и вынести её можно было бы только тараном. Но вот беда - на маленьком пятачке, окружённом скалами, с тараном было попросту не развернуться.

Внутри маяка, на первом этаже, было нечто вроде прихожей - просторного помещения, в котором стояли у стены бочки с горючим маслом для поддержания огня, лежал запас дров, в сундуках хранился всякий нужный и ненужный хлам. В углу валялось два небольших якоря, а по стене растянута старая рыболовная сеть.

В противоположном углу стояла небольшая чугунная плита, на которой в котелке булькал рыбный суп, а рядом с ним кипел высокий кофейник.

Крутая винтовая лестница уводила из третьего угла наверх, на второй этаж. Здесь было аж две жилые комнаты, в первой из которых стояли стол, стулья, висели на стенах морские карты и навигационные приборы, лежали на полках книги и стояли многочисленные пузырьки со всякими полезными зельями. Вторая комната, по всей видимости, служила спальней здешнему хозяину - смотрителю маяка, старому Волку, которого все знали по имени -  Брайтэн Кифажин. Сам он сидел сейчас за столом, над двумя древними книгами, медленно водил по страницам узловатым пальцем, и время от времени делал выписки в толстую тетрадь.

Брайтэн был Чёрным Волком. Здесь это никого не интересовало, да и настоящее его имя звучало совсем не так. Когда-то его звали - Малик Астерос. Много лет назад он был Белым, его все знали, уважали. Потом в его жизни произошёл странный сдвиг, неожиданное изменение, которое может быть и было предсказуемым для некоторых близких ему людей, но всё равно ошеломило всех. Малик Астерос сбежал, след его потерялся. По некоторым сведениям его уже не было в живых. Зато появился на берегу Безымянной бухты новый смотритель маяка Брайтэн Кифажин. Жил отшельником, никого не трогал, обязанности исполнял хорошо. По принципу Земли Кланов, если человек раскаялся и старается искупить вину - никто его казнить не станет. Поэтому даже если кто-то и догадывался, что за личность на самом деле - Брайтэн Кифажин, об этом молчали. На его счастье, убийств за ним не числилось, поэтому по-настоящему преследовать его никто бы и не стал.

Может быть, и зря. Потому что Малик Астерос не утерял ни своей злобы, ни ненависти. Просто научился скрывать их до поры - до времени. И вот, за много лет одиночества и безвестности, он добился кое-каких результатов, так что сегодня слабая улыбка то и дело посещала губы Чёрного Волка, делая его морщинистое лицо хищным и недобрым.

- Да! - сказал он сам себе, поднимая голову от бумаг. - Час настанет скоро! Теперь уже очень скоро! - Он услышал, как наверху, в ещё одной комнате, ближе к верху маяка, прошлестели шаги, перестал улыбаться и крикнул сердито: - Иди сюда, мальчик! Сколько можно спать?!

+6

2

Скрипнул люк - и по лестнице вниз тут же спустился высокий Волк в балахонистого вида одежде и капюшоне, который полностью скрывал его лицо. По уверенным движениям чувствовалось, что Волк еще молод и энергичен, хотя и насторожен, потому что последние пару шагов он замедлил, а на пол ступил уж совсем вкрадчиво, и подойти ближе к старику не спешил. Спереди в капюшоне были вырезаны отверстия, через которые молодой Волк смотрел внимательными, темными глазами.

- Вы звали меня, учитель? - спросил он, и тут же заговорил сам, будто так ему было легче перебороть собственную робость: - Сколько еще мне прятаться здесь? Когда же наконец мы начнем действовать? Я уверен, что уже готов!

Не встречая ответа, он прошелся по комнате, заложив руки за спину и держа спину прямо.

- Вы переделали меня, так что я сам себя не узнаю, но время идет, и мне уже начинает казаться, что я просижу на этом маяке всю свою жизнь! Чего вы ждете? Каких гонцов? Какие вести? Я не желаю более оставаться в неведении. Я доверился вам, но есть предел доверию.

Остановившись, молодой Волк посмотрел сквозь прорези капюшона на Волка старого.

+6

3

Брайтэн поднялся и сам шагнул к нему.

- Мальчишка! Ты так уверен, что уже всё сделано и ты всё знаешь? - Он решительно сдёрнул с молодого Волка капюшон. - От меня можешь не прятаться. Посмотри на себя в зеркало!

Он толкнул молодого в тот угол, где между двух полок висело небольшое, в два локтя высотой, зеркало. Оно услужливо продемонстрировало красивое, даже волевое лицо, каштановые кудри и решительный нос с горбинкой, а заодно - две розовые полоски шрамов под скулами.

Брайтэн схватил молодого Волка за подбородок и повертел туда-сюда, как будто тот был куклой.

- Шрамы ещё не сравнялись, - заявил он, ткнув в одну розовую полосу пальцем. - Подбородок у тебя слишком гладкий, а вот здесь, - ещё один тычок пальцем между бровей Волка, - не хватает складки. Ты слишком молодо выглядишь. За неделю эти шрамы окончательно сойдут - и я ещё над тобой поработаю. Твоя задача - учиться и мазаться моей мазью! А когда ты будешь готов - я сам определю. Манеры-то ты уже приобрёл, но тебе не хватает его основательности, ты слишком резко жестикулируешь. И говоришь торопливо. И наверняка не заучил, кто кому кем приходится в твоей родне. А если учесть, что он - человек образованный, умеет петь, танцевать, знает математику и физику - тебя могут любым вопросом обескуражить.

Оттолкнув от себя молодого Волка, Брайтэн вернулся на свой высокий стул и сердито посмотрел через комнату на непослушного мальчишку.

- Ты обещал меня слушаться. Хочешь, чтобы я устроил тебе экзамен? А что было в прошлый раз - помнишь?! В этот раз будет ещё хуже, потому что ты туп, как обух от топора, и в тебя каждое слово приходится вколачивать, иначе ты не запоминаешь! Ты хоть понимаешь, что стоит тебе хоть в чём-то ошибиться - и все поймут, что ты - не он?! Отвечай! Устраивать экзамен?!

Отредактировано Тери Эгейл (2015-02-24 22:29:46)

+6

4

Молодой Волк (вообще-то ещё несколько месяцев назад его звали - Мэтт, но старик велел ему забыть своё имя, чтобы случайно на него не откликнуться) посопел недовольно. Задумался он надолго, отвернулся к полке с книгами и можно было подумать, что он нарочно не отвечает, потому что рассердился или обиделся. Но на самом деле он оценивал свои шансы.

С самого начала этой авантюры у них была договорённость: полное послушание. За каждый промах в подобных "экзаменах" старый Волк сёк его розгами, или верёвкой, немилосердно, и как ни странно, это действовало лучше любых уговоров. Впрочем, Брайтэн на уговоры был не особенно щедр, а наказывал только в том случае, если Мэтт сам напрашивался на "экзамен", утверждая, что уже всё выучил и всему научился. Слишком давить старик тоже не мог, понимая, что молодой и горячий Волк может взбунтоваться. Всё у них вроде бы делалось по взаимному согласию, и строго регламентировалось. Но честно говоря, не так-то просто было парню из "глубинки", никогда близко не видевшему высшее общество, освоить манеры и заполнить пробелы собственного воспитания. Цель, конечно, того стоила. Брайтэн говорил, что это нужно всем, потому что Землей Кланов управляют неправильно, и хотя поначалу его предложение показалось Мэтту бредовым, теперь он в это уже верил. А главное - это было интересно! Страшно до жути, но любопытно, так что дух захватывало!

Иногда Мэтт думал, лежа в постели у себя наверху: "Вот это будет жизнь! Ведь у меня в руках окажется безграничная власть! Сколько дел наделать можно!" Но потом приходила мысль другая: "А если раскроют? Что тогда? Уж всяко не помилуют!" Но он чувствовал, что готов рискнуть. Вот только у него в голове постоянно возникали новые вопросы, которые мешали мыслить адекватно.

- Я тут подумал: что если по запаху поймут, что я - это не он? - Вот он, один из таких заковыристых вопросов. - Ну ладно, сами Волки или кто там еще! А Лисы? Их носы не обмануть! Что тогда? Как я буду объяснять, почему от меня не так пахнет? - Он покосился на старика и добавил осторожно: - Но вообще-то, я уже выучил всю родню, так что можете экзаменовать, если уж на то пошло.

Он был не то, что полностью в себе уверен, но ему уже надоело зубрить, и казалось, что лучше уже не запомнить.

Отредактировано Фрайдек Атли (2015-02-24 22:33:02)

+6

5

- Нашёл о чём думать! - проворчал старый Волк. - Запах - это моё дело. Ничем таким особенным от него не пахнет. Разве что, он уже мужчина, а ты всё ещё мальчик. Но это дело поправимое, успеется ещё. Ты уже сейчас пользуешься теми же мылами, что и он, и когда надо будет - я добавлю кое-что, чтобы обмануть Лисов. Но ты должен стать им! Вот что главное. Если какой-то тупой Лис начнёт утверждать, что ты - не ты, нужно чтобы этому никто не поверил. Так что всё зависит от тебя самого.

Брайтэн с сомнением оглядел молодого Волка и тяжко вздохнул. Сейчас ему не хотелось устраивать никаких экзаменов, но мальчишку нужно было подстегнуть (если надо - то и буквально) к тому, чтобы не задавался и учился прилежнее. В нём было многовато стихийной силы, и как её следствие - нетерпения. Такие вещи не пристали взрослому, умудрённому жизнью Белому Волку.

Вот кстати самая главная задача: сделать так, чтобы никто не понял, что этот Волк - не Белый. Хотя, тут никаких особых средств и не было, и к тому же, можно было пойти от противного: устроить настоящему такую жизнь, чтобы он перестал быть Белым. Кстати, вполне реально, если постараться. И как раз над этим сейчас работали те олухи, которых Брайтэн выбрал и которым внушил, что они главные в Альянсе. Он даже позволил им думать, что они смогут от него избавиться, когда всё будет сделано. Правда, никто из них не знал, что у Брайтэна в рукаве козырь в виде этого мальчишки-неумехи.

"Ничего, я его научу", - подумал старый Волк, повернул стул и уселся поудобнее, положив руки на колени.

- Ладно, вставай там и отвечай на мои вопросы...

+6

6

...Мэтт "срезался" на десятом, начисто позабыв, кто приходится ему троюродной тетей по материнской линии. Разумеется, после такой капитальной ошибки, исправить которую он не смог, он окончательно смешался, и принялся путаться через слово. Одно хорошо - хватило выдержки продолжать стоять, высоко подняв голову, и отвечать каждый раз спокойно, даже если ответ был полной околесицей.

Наконец молодой Волк сдался и повесил голову.

- Нет, я так не могу, - сказал он уныло. - Я как спутаюсь один раз - у меня потом все в голове мешается. Вот если начать снова - наверняка все вспомню.

Это была уже откровенная увертка, и сам Мэтт отлично понимал, что ничего не выйдет. Старик не согласится, по нему и так видно, что он уже потерял терпение.

- Ну, и что такого? Сами говорите, что нужно время переделать мне физиономию! Еще подучу...

Он снова вздернул подбородок, но смотрел теперь не на Брайтэна, а куда-то в сторону, на темное окно.

+6

7

Старый Волк вздохнул, и неожиданно согласился.

- Ладно, начнём сначала. Но с одним условием: если снова ошибёшься - получишь двойную порцию. И не жалоби меня тем, что у тебя шрамы останутся! Мази от шрамов я сделаю столько угодно! - предупредил он, припомнив, что спор на эту тему у них уже был.

В какой-то мере Брайтэн был привязан к этому мальчишке. Правда, его привязанность была своеобразной. Он не моргнув глазом перерезал бы парню глотку, если бы тот вздумал бунтовать, или если бы дал почувствовать, что замышляет что-то своё втихаря от наставника. Но на счастье (своё собственное и Брайтэна) парень был слишком бесхитростный, чтобы что-то умышлять. Чистая душа! Хотя, если вдуматься, не такая уж чистая, если согласился участвовать в том, что ему предложил Брайтэн.

- Говори: как зовут двоюродного брата Князя-Хранителя, и кому он приходится зятем? - потребовал старик, усложнив задачу. Хотя молодой Волк уже отвечал на два отдельных вопроса, связанных с этими именами.

Отредактировано Тери Эгейл (2015-02-25 22:21:01)

+5

8

- Пейгас Айзенгард! - не задумываясь ответил Мэтт, тут же сообразил, что что-то напутал, и добавил еще поспешнее: - Нет, я хотел сказать: Деймос Айзенгард! А зятем он приходится...

Тут он окончательно запутался и умолк. "Сейчас начнется! Зачем мне вообще запоминать людей, которых я скорее всего никогда не увижу..."

Задать этот вопрос вслух Мэтт не решился.

+5

9

Брайтэн решительно встал со стула.

- Всё! Хватит с меня! - Он сорвал с крюка верёвку с узлом на конце, и принялся со знанием дела хлестать молодого ученика по плечам и спине, приговаривая:

- Учись думать! Думать! Прежде всего! - По удару на каждое заявление. - Торопиться нельзя! Думать! Потом отвечать! Вспоминать! Заучивать! - после каждого высказывания следовал хлёсткий удар. Рука у старого Волка была тяжёлая. - Двоюродного! Брата! Князя-Хранителя! Зовут! Айзенгард Пэйгас! Айзенгард! Пейгас! Он - зять! Дэймоса Изегрима! Который! Приходится! Дядей! Князю-Хранителю!

Отбросив наконец верёвку, Брайтэн снова сел. Вся расправа у него заняла не больше минуты. Сейчас он имел дело, пожалуй, с самым главным препятствием: он никак не мог заставить этого юнца думать! Много раз говорил, чтобы парень не спешил давать ответы, потому что лишнюю паузу можно объяснить, а вот неверный ответ - далеко не всегда. "Учить тебя ещё и учить! - со злостью подумал старик. - Рожу-то изменить можно, и даже жесты и манеры привить, а вот как быть с дыркой в голове?.."

- Убирайся к себе наверх! - рявкнул старик напоследок.

На сегодня, по мнению Брайтэна, с них обоих было достаточно.

+6

10

Мэтт опустил руки. Во время экзекуции он пытался загораживаться от ударов, так что большинство синяков останется на предплечьях. Тоже приятного мало. Поклонившись старику, он поплёлся к себе наверх, по винтовой лестнице. В ногах он сейчас крепости не чувствовал. Машинально накинув капюшон, хотя никто сейчас в башню маяка зайти не мог, он вздохнул и закрыл за собой люк.

"Эх! Удрать бы! - подумал он с тоской, плетясь к убогой, узкой кровати в углу. - Вернуться в селение, заняться чем-нибудь... Охотой например. Или в Волчью стражу пойти... Нет! Это глупо! Тогда не надо было и начинать..."

Ему было всего-то двадцать пять лет. И хотя он уже вырос высоким и довольно крупным, он даже не успел еще стать мужчиной в полном смысле этого слова. Сирота, воспитывался у чужих людей, которые кстати были к нему добры. Ему хотелось подвигов, и наверное именно на этом он попался.

Нет, жизнь с Брайтэном ему даже нравилась, хотя в ней и была масса неприятных сторон. Например, битье, или эти надрезы на лице, когда старик стягивал ему кожу и превращал его лицо в копию другого лица, которое хорошо знал он сам, но которое Мэтт ни разу с близкого расстояния не видел, только по утверждению старика был похож, очень похож. Боль при операциях была не такой уж сильной, особенно по сравнению с поркой, но все-таки ощущение какой-то стянутости и онемения проходили медленно, а от мази парня время от времени лихорадило. Наверное это была такая сильная мазь, что организм ее не принимал. Мелочи, но все-таки в душе хотелось, чтобы все это поскорее закончилось. Да и от множества сведений, которые требовалось не просто заучить, а в которых нужно было ориентироваться как рыба в воде, уже голова пухла.

"Я сам согласился, - подумал Мэтт упрямо. - Что толку тут завывать? Уж либо бежать - либо терпеть".

Что-то ему подсказывало, что от старика так просто не сбежишь. Это было на уровне инстинкта, когда четкой мысли в голове нет, но ты просто знаешь, что у тебя ничего не выйдет. Пожалуй, это было самым неприятным моментом в теперешней жизни молодого Волка: он знал, что вступив на путь, предложенный стариком, обратно уже не вернется...

+6

11

*  *  *

Корабль подошёл вечером, когда уже стемнело. Старик ждал его, потому что успел растолкать своего уснувшего ученика и уже трижды заставлял лазать на самый верх и доливать масла в огромную ёмкость, чтобы огонь горел как можно ярче. В четвёртый раз он стукнул посохом снизу в люк, дождался, когда молодой Волк откроет и выглянет, после чего категорично распорядился:

- Без моего ведома вниз - ни ногой! Капюшон не снимать! Помни, что раньше времени тебя никто не должен видеть! Даже свои.

Спустившись вниз, старик Брайтэн вышел из маяка и направился в сторону берега. Остановившись у подножия каменной башни, он смотрел, как на корабле убирают паруса, и как спускают на воду большую лодку. Опознавательных знаком на корабле не было, но Брайтэн и так знал, как выглядит "Осторожный" - четырёхмачтовый шнеф. Такие корабли ходили вдоль побережья довольно часто, но "Осторожный" имел свои особенности по сравнению с другими подобными судами: очень длинный бушприт, и "вислую", словно специально опущенную как можно ниже корму.

Хозяином корабля был Драйден Зугюг из клана Гиен. Пока лодка, благодаря усилиям шести гребцов, быстро продвигалась к берегу, Брайтэн просто стоял неподвижно, и не отрываясь смотрел на неё. Когда же она коснулась берега, и с носа на песок соскочил высокий человек в свободных шароварах и длинном, подпоясанном широким поясом халате, Брайтэн наконец сдвинулся с места и подошёл к вытертой от времени лестнице, ступени которой когда-то выдолбили прямо в камне.

- Приветствую тебя, капитан Драйден! - поздоровался он зычным голосом. - Какие вести ты привёз мне в эту славную ночь?

+6

12

Гиен поднялся по полуистершимся ступеням и подошел к старику. Уперев руки в бока, он огляделся взглядом победителя. У него было очень энергичное лицо с крупным, но красиво очерченным носом, и тяжелый взгляд глубоко посаженных глаз.

- Ночь - как ночь, - ответил он, не переставая оглядываться. - К тому же я надеюсь, что у тебя взамен новостей найдется для меня что-то более существенное. Иначе я разочаруюсь, потому что работать на тебя как какому-то паршивому курьеру мне уже надоело.

Люди капитана Зугюга вытащили лодку на берег и теперь стояли внизу, дожидаясь, позовет их капитан с собой, или нет. Но Гиен еще не надумал, он ожидал ответа старика, которому не особенно доверял, но от которого ожидал хорошей оплаты своих услуг.

- Я привез все, что ты просил, и даже больше, но сперва покажи мне деньги, и обещанное зелье, - напомнил он.

+5

13

Господин Кифажин покачал головой и укоризненно посмотрел на своего гостя.

- Ты можешь обвинить меня в том, что я хоть раз тебя обманывал? - спросил он, но смилостивился и предложил: - Пойдем ко мне, я отдам тебе все, что ты заслужил. Но сперва хочу убедиться, что и ты меня не обманываешь.

Этот капитан действовал ему на нервы своей наглостью, и в другое время Брайтэн с чистой совестью зазвал бы его к себе только ради того, чтобы прикончить. Но капитан еще не сообщил ему необходимых сведений, которые должен был доставить из Кордосы.

"Погоди, - думал про себя старик. - Тебе недолго осталось испытывать моё терпение! Как только я пойму, что взять с тебя больше нечего - ты получишь то, что действительно заслужил, и уже давно!"

Но наяву старый Волк лишь кивнул с серьёзным видом, и повёл гостя к себе в каменную башню маяка. Он делал вид, что хорошо относится к капитану-Гиене, и держался с ним даже любезно, хотя и по-деловому, подчёркивая, что им есть ради чего продолжать общаться вежливо. Но основа их отношений - только взаимная выгода.

Если вдуматься - что может быть надёжнее именно такого партнёрства? До тех пор, пока один не пришёл к выводу, что выгоднее прибить партнёра.

+5

14

Капитан Зугюг не обольщался. Он знал, что этот старый Волк может перерезать ему глотку в любой момент. Но не раньше, чем получит то, что заказывал. Войдя внутрь каменной башни, Гиен невольно принюхался, но он не обладал носом Лисов, чтобы почуять, есть ли кроме них хоть кто-то в этих стенах.

Поднявшись за стариком на второй этаж, Гиен тут же расселся на одном из стульев и вытянул ноги в высоких сапогах.

- Князь Кургриг собрал уже три тысячи человек, - начал он, не заговаривая пока о самом главном. - Твои помощнички вытребовали с него несколько отборных отрядов, которые можно будет сразу же отослать к Азнавуру. Один из таких отрядов Кургриг уже отправил. Слушай! - Он прищурился, с интересом оглядывая старого Волка. - А ты не боишься, что эти "заместители", которых ты оставил у Кордосы, попросту надуют тебя? Заберут себе Талисман - и пошлют подальше? Ты же отдал им поддельные ключи от Башни.

+4

15

Брайтэн рассмеялся сухим, недобрым смехом.

- Ты так думаешь? Ну-ну... Впрочем, главное - чтобы они сами так думали. Я не дурак, чтобы доверять тем, к кому никогда не повернулся бы спиной. В решающий момент им все равно придется позвать меня, потому что без меня у них ничего не получится. Но для того, чтобы они пошли и сделали основную часть дела, надо, чтобы они в него верили. Так что пусть себе вынашивают планы, в нужный момент я возьму всё в свои руки.

Надо было как-то поощрить гостя, чтобы он не чувствовал себя в числе таких же наивных дураков, которых старый Волк собирался использовать, а потом послать куда подальше. Желательно туда, откуда они уже не вернутся.

- С тобой мне проще иметь дело, потому что ты работаешь за деньги, - мягко для своей обычной манеры заметил Брайтэн. - Ты жадный, но в разумных пределах, и знаешь, чего хочешь. А я могу дать тебе то, что ты хочешь, и удовлетворить твою жадность. Так что наши отношения, если так можно выразиться, более честные и дружественные. Вот, кстати, то, что ты просил:

Он протянул руку и взял со стола небольшую шкатулку. Протягивая её Гиену, старый Волк позволил себе ухмыльнуться.

- Могу я спросить: зачем тебе этот камень? - поинтересовался он. - Неужели есть на свете такая красотка, которая не отдаётся тебе без приворотных амулетов? Кстати, ты в курсе, что подобные вещи весьма ненадёжны и быстро теряют силу?

Деньги он не спешил отдавать, потому что капитан Зугюг ещё не всё необходимое ему сообщил, и тоже должен был кое-что отдать.

+5

16

Гиен не стал торопиться. Раскрыв шкатулку, он полюбовался на яйцеобразный кристалл золотистого цвета, кивнул и закрыл шкатулку.

- Если я займу место рядом с той женщиной - у меня есть шанс стать князем, - ответил он просто. - Амулет мне нужен всего на один раз. А когда она станет моей - я найду способ управиться с ней и без амулетов.

Он самодовольно ухмыльнулся, но поскольку их "обмен подарками еще не закончился, убрал шкатулку в карман, а из другого кармана вынул кожаный мешочек.

- Надеюсь, ты понимаешь, что эта штука стоит дороже любых денег и магического золота? - спросил он, пристально глядя на старого Волка. - Если однажды в моем клане узнают, что это я его выкрал - мне не найти себе безопасного места даже в центре Великих Пустошей. Так что не шути со мной.

Он неохотно протянул мешочек Волку, и было такое ощущение, что он готов был в любой момент отдернуть руку. Он больше не улыбался и напряженное выражение на его лице говорило о том, что он боится собственного поступка.

+5

17

Волк плавным движением забрал у Гиена мешочек.

- Ты напрасно так волнуешься, - спокойно возразил он. - Ключ у вас уже крали, но никто не заметил. Если бы не тот придурок, который сунулся открывать дверь Башни - ваши правители по сей день не знали бы, что остались без Ключа. А это без Кристалла - всего лишь кусок железа. Он почти не обладает никакой силой.

Он развязал мешочек и вытряхнул на ладонь Медальон из белого металла. Несмотря на собственное утверждение, что "без Кристалла" он ничего не значит, Волк сразу почувствовал, что именно он держит, и понял, что оно настоящее, Гиений капитан не обманул. Не показав виду, Брайтэн убрал Медальон обратно в мешочек и повесил себе на шею. Этот груз был явно не для него, потому что шея сразу заныла, и старого Волка потянуло вниз. Он он был достаточно силён, чтобы справиться и выпрямиться.

Медальонов было пять. И один-единственный оказался досягаем для Брайтэна - тот, которым владели Гиены.

- Как тебе удалось его выкрасть? - спросил Волк, и пододвинул капитану солидный кошель с золотом. - Это - первая часть обещанного вознаграждения, - напомнил он. - Остальное ты получишь после окончания работы, как договаривались.

"А ещё скорее я тебя убью, чтобы уж точно никто не узнал, что один из пяти Медальонов теперь у меня, и скоро займёт своё место на шее безродного мальчишки, которому предназначено занять место Князя-Хранителя".

+5

18

Гиен облегченно рассмеялся. Почему-то ему стало спокойнее, словно какая-то тяжесть свалилась с плеч, как только он отдал Медальон.

- Это долгая история, - объявил он весело, и забрал мешок с золотом. - А если коротко - мой двоюродный брат служил казначеем у Дагариха. И он давно сделал себе второй ключ от княжеской сокровищницы. Этим ключом некоторое время назад завладела та дама, ради которой я попросил у тебя привораживающий амулет, а от дамы ключ получил я. Она отдала мне его, чтобы я под шумок забрал как можно больше после того, как Кургриг завладел троном верховного князя. К величайшему сожалению Кургрига, казначей Дагариха помер раньше, чем успел сказать ему, в каком месте сокровищницы хранится Медальон. - Тут Гиен зло усмехнулся. - Мой двоюродный братец никогда не отличался способностью долго терпеть пытки, что поделаешь, - сказал он с искренним сожалением. - Я дождался, когда на радостях победы все упьются до последней возможности, а потом пошарил в сокровищнице. Даме отвез деньги и кое-что из драгоценностей. Она назвала несколько вещиц, которые по ее собственным словам, принадлежали когда-то ее семье. А я попутно отыскал Медальон, и решил, что это - справедливая компенсация за смерть моего родственника.

Он был циничен, этот капитан Зугюг. На самом деле, он не переживал за двоюродного брата. Ему было все равно. И не только до брата, но и до многих других вещей. До такой степени се равно, что он согласился отдать Медальон своего клана этому Черному Волку. Справедливости ради, Зугюг не считал, что старый Волк сможет добиться чего-то путного, даже с помощью Медальона, и был уверен, что рано или поздно эта вещь вернется обратно в клан. И он не особенно боялся, что кто-то узнает, что именно он выкрал Медальон из сокровищницы. Скорее всего, решат, что он пропал еще при Дагарихе.

- Мне пора, - сказал капитан, поднимаясь. - Увидимся через месяц. Надеюсь, к тому времени ты подготовишь вторую часть вознаграждения.

Наверху, над этой комнатой, Мэтт неподвижно лежал на полу, прижавшись ухом к щели люка. Он внимательно слушал весь диалог, и хотя не мог видеть, что передают друг другу люди внизу, чувствовал, что присутствует при чем-то важном и значительном. Он не посмел шевелиться, чтобы не выдать то, что подслушивает, и решил дождаться, когда старый Волк пойдет провожать гостя. Тогда можно будет перебраться на кровать и сделать вид, что спишь и ничего не знаешь. Мэтт чувствовал, что его воспитатель не хочет, чтобы он вмешивался в суть его дел с Гиенами.

+5

19

Проводив капитана, Брайтэн вернулся в свою комнату, прислушался, ничего особенного сверху не услышал, и перепрятал Медальон, положив его в заранее подготовленное углубление в обложке одной из книг. После чего некоторое время наблюдал из окна, как возвращается на корабль лодка, как шнеф поднимает паруса и разворачивается от берега в море.

Через пол часа старый Волк с чувством выполненной на сегодняшний день работы забрался в свою постель, и наконец-то смежил усталые веки.

"Мой план действует, - подумал он, задрёмывая. - Если всё пойдёт так, как я наметил - моя победа уже близка. Ещё несколько месяцев - и я займу то место, которого достоин..."

Конец темы

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » О том, как опасно оставлять на свободе некоторых отступников