В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Испытание Чёрных и Белых Весов


Испытание Чёрных и Белых Весов

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Место действия: замок Эгейлов "Сторожевое Гнездо", в Тенистой Долине.

Участники: Тери Эгейл, его отец - глава семьи Эгейлов - Райнар Рыжий...

Исходные данные (одно-два предложения): испытание Чёрных и Белых Весов - переломный момент в жизни Лиса, особенно Рыжего. В этот день иногда происходят странные вещи, если не сказать - чудеса...

Время - за четыре года до основных событий.

http://f5.s.qip.ru/Lq7Yxox2.jpg


...Длинная лестница, уводящая в подвальную часть замка, кажется какой-то слишком... короткой. Снизу тянет не столько сыростью, сколько страхом, так что по спине то и дело пробегают мурашки. Чувствительный к едва различимым оттенкам запахов, Лис пытается учуять, что его ждет впереди, но то ли есть нечто в этих стенах, отбивающее обоняние Лисов, то ли он слишком нервничает и не может сосредоточиться.

Последние ступеньки, поворот - и взгляду открывается освещенный лампами подвал, больше похожий на помещение для стражи. Скамьи, какой-то стол, бочка, солома на полу. Ничего необычного, он уже видел это помещение раньше. Или не видел? Лис тут же замечает в глубине помещения широкую решетчатую дверь, за которой виднеется коридор...

Тюрьма? Какая проза! А он-то думал... Но вдруг стена разверзается - и кто-то толкает его кулаком в спину, прямо в пустоту, настолько глубокую, что невозможно увидеть ни дна, ни стен...

Тери резко сел на кровати и провел рукой по лицу, стирая холодный пот. Вокруг была обычная комната, его комната в "Сторожевом Гнезде", на третьем этаже левого флигеля.

- Что за бред...

Утром - испытание Чёрных и Белых Весов. Сам Тери не считал себя к нему готовым, но наверное не было такого Лиса, который ощущал бы полную уверенность в том, что пройдет испытание на совершеннолетие. А тут ещё ссора с отцом... Что если Райнар Рыжий вообще запретит своему двадцатипятилетнему сыну подходить к испытанию после того, что случилось?

Тери сполз с кровати и принялся одеваться. Натянул штаны и тунику, почему-то долго искал сапоги, пока не вспомнил, что сам же закинул их за ширму, просто с досады. "Ну и какое тебе может быть испытание, когда ты сам не свой? - спросил он себя, и сел на край кровати. - Что, вообще, происходит?!" Он глянул в сторону окна и убедился, что на дворе ещё глубокая ночь. Куда идти? И зачем? Отец наверняка спит. А вдруг нет?

Тери живо поднялся, прыгая на одной ноге донатягивал второй сапог, и выскочил в двери. Бесшумно шагая по пустым коридорам, он пытался хотя бы сейчас успокоиться. Но волнение не уходило и под рёбрами постоянно ворочался холодный ком...

+5

2

...В комнате никого не было. За ширмой - пустая кровать с откинутым пологом. Тери огляделся, хотел было пойти поискать по дому, но передумал. Вместо этого он пошёл вдоль стеллажей, ведя пальцами по корешкам книг. Присел на секунду на диванчик между стеллажами, тут же вскочил и пошёл дальше. До следующего простенка. Взяв в руки отцовскую трость, Тери покрутил её в руках.

Райнар Рыжий редко прибегал к телесному наказанию. Но уж если наказывал - не стеснялся сделать больно. Наверное поэтому злить главу семьи опасались, и гнева его откровенно побаивались. Тери даже сейчас, накануне своего совершеннолетия, испытывал лёгкий трепет, когда представлял себе, что отец может взять эту трость и отходить пониже спины, так что сесть не сможешь. Но даже этот трепет никогда не мешал Теренсу оспаривать мнение отца, и поступать по-своему. Вот только сегодня днём Тери прекрасно понимал, что не прав, и спорил сам не знал почему. В этот раз для Тери было бы закономерным, если бы отец приказал ему прийти сюда, и наказал за его возмутительное поведение. Но почему-то отец этого не сделал. Наоборот, в самый разгар спора он вдруг поднял руку, прерывая сына на полуфразе, и ушёл, ничего не ответив.

О чём они спорили? Тери к своему удивлению, сейчас уже не мог вспомнить, с чего началось. Он сжал в руках трость и помотал головой. Не помогло. "Да что же это такое?! Что со мной было?!"

- Не спится?..

+4

3

Тери вздрогнул и обернулся. Райнар как обычно появился бесшумно, так что даже дверь не скрипнула. С лёгкой усмешкой осмотрев своего беспокойного отпрыска с головы до ног, он прошёл в комнату и первым делом потребовал:

- Поставь палку на место. И не надейся, что я избавлю тебя от камушка на Чёрной чаше, который ты сегодня честно заслужил. Обойдёшься!

Тери опомнился, сунул трость на место, и почесал нос, старательно отворачиваясь от отца, хотя тому и не нужно было смотреть, чтобы знать, какое именно выражение сейчас на физиономии сына.

- Я... Это...

- Волнуешься, я знаю. - Райнар подошёл к столу и сел на край, запахнувшись в длинный халат, который скрывал его до щиколоток. - Нервничаешь. А чего нервничаешь-то? Боишься, что ещё на годик останешься в учениках? Я тоже боюсь! Больно мне надо, чтобы ты тут без дела болтался под ногами, выслушивая в сотый раз наставления господина Агаманта.

Райнар наедине с сыновьями часто говорил вот так, грубовато, зато доходчиво, и находил неожиданные доводы, которые не озвучивал при посторонних. Он точно знал, что в некоторых случаях лучше не поддерживать страхов и неуверенности сочувствием и лаской. И ласки, и сочувствия дети от него видели достаточно, но перед ответственной церемонией рыжий хозяин замка предпочитал казаться чёрствым и нечувствительным.

- Отец! Я сегодня вёл себя, как...

- Как дурак, знаю! - отмахнулся Райнар. - Перед испытанием и я себя вёл не лучше. И что? Это повод, чтобы не спать и таскаться как привидение по дому?

Тери улыбнулся.

- Вы тоже не спите, - заметил он, и это было сказано уже более спокойным тоном, даже язвительно.

- Я - другое дело! - отрезал Райнар, но тут же смягчился. - Брось, всё будет хорошо. Уж если я за кого-то спокоен - так это за тебя. Ты себе место найдёшь, когда бы тебя ни признали совершеннолетним. И что будешь делать? Убежишь на Пустоши?

- Не знаю... - Тери пожал плечами. - Почему бы нет?

- Вот в этом твоя беда! - Глава семьи поднял указательный палец. - Ты сам не знаешь, чего хочешь! Вот твой приятель и троюродный брат по совместительству, Альюр, уже сейчас знает, чего хочет. Ручаюсь, когда придёт его черёд стоять перед старейшинами, он спокойно продрыхнет всю ночь, потом с аппетитом позавтракает - и даже бровью не поведёт, когда нужно будет идти в Зал. А тебя всё сомнения мучают... Эх! - Райнар вдруг перестал строжиться и печально вздохнул. - Ты не такой, как все, Тери. Смирись с этим, и просто положись на Равновесие. Вот и всё, что я могу тебе посоветовать, сынок.

Тери вдруг растрогался, подошёл к отцу, и уткнулся ему лбом в плечо.

- Я тебя люблю, папа, - сказал он тихо.

- Знаю.

Райнар с грубоватой нежностью потрепал сына по тёмно-рыжим волосам...

+5

4

*  *  *

Лестница показалась Тери слишком короткой. Почему-то именно сегодня ему хотелось, чтобы ступенек на ней было как можно больше. Самое неприятное, что едва он встал на самую верхнюю ступеньку и сделал шаг вниз, тело охватила беспричинная дрожь, а когда добрался до самого низа и шагну с последней ступеньки на каменный пол цокольного этажа - почувствовал, что рубашка прилипла к спине от пота. Он совсем уже было завёл руку за спину, чтобы попытаться оттянуть ткань от собственной кожи, но тут же одёрнул себя.

Словно по волшебству, перед ним открылись двустворчатые двери в Зал. Тери на мгновение приостановился, а потом шагнул через порог...

Помещение было просторным, сводчатый потолок терялся где-то над головой. Свет через специальное окошко в центре потолка падал на каменный пол, освещая небольшой пятачок не больше метра в диаметре. Как раз на этом пятачке стояла низенькая скамеечка. Дальше, в глубине зала, виднелся каменный стол, покрытый алой бархатной тканью.

- Теренс Уэлли Эгейл! Пройди и займи своё место!

Это был голос Фарго Эгейла. Поскольку Райнар был отцом испытуемого, он уступил своё место у стола самому достойному из родственников.

Тери наконец-то рискнул оглядеться. Теперь он увидел, что вдоль стен установлены каменные кресла и в них сидят старшие члены его семьи. Одиннадцать человек, плюс Фарго Эгейл у стола. В Земле Кланов мыслили дюжинами, и именно столько взрослых, умудрённых опытом, хорошо знакомых, но сейчас каких-то отстранённых от него людей видел Тери вокруг себя, медленно переводя взгляд с одного на другого.

- Садись! - приказал господин Фарго.

Тери покорно опустился на скамеечку, оказавшись как раз под потоком синеватого света, который благодаря световоду был уже не дневным, а каким-то... магическим? Белая рубашка Тери под этим светом стала казаться серебристой, а волосы потеряли свой рыжий оттенок. Поджав одну ногу под скамеечку, Тери сцепил руки на колене...

Отредактировано Тери Эгейл (2015-02-14 23:46:43)

+5

5

... Фарго Эгейл сдёрнул со стоящего перед ним предмета чехол. И Тери впервые увидел Весы. Серебристая стрелка казалась подвешенной на воздухе, потому что все остальные части весов были чёрного цвета и в полумраке помещения почти не видны. Только поблёскивали две чаши - Белая и Чёрная. Рядом с весами лежал кожаный мешочек, из которого господин Фарго высыпал кучкой на стол кучку камешков.

- Теперь давай поговорим, - мягко предложил он.

*  *  *

... Время, кажется, совсем остановилось, превратившись в нечто тягучее и прозрачное, как хорошая наливка. Поначалу Тери никак не мог сосредоточиться, не знал, что говорить, но постепенно становилось легче. Двенадцать человек вокруг него негромко спрашивали, подсказывали. Они не судили его, а только помогали вспомнить. До Тери не сразу это дошло, но постепенно он понял, что оценивает свои поступки сам. Разбирается, где был прав, где нет, где до сих пор считает, что нужно было поступить именно так, как поступил, а где - что совершил глупость. Он уходил всё глубже и глубже, в юность, в детство, потом возвращался обратно - и снова погружался в ранние воспоминания, которые, как ему казалось, должны были давно изгладиться из памяти. Становилось всё легче, и даже когда он вспоминал о поступках, которых следовало бы стыдиться - он ощущал не вину, а благодатную тяжесть опыта. Он наконец-то смог самому себе признаться в том, что утаил, и что лежало на его совести. Он без обид и претензий возвращался в те моменты, когда бывал несправедливо наказан, или не понят кем-то. Он радовался, вспоминая прежние радости, которые выпадали на его долю...

Он увлёкся, перестал следить за стрелкой весов. Никогда, ни во сне, ни наяву, у него не было такой возможности оценить каждый важный момент своей жизни, и он чувствовал, что может получить сегодня гораздо больше, чем просто проверку на совершеннолетие. Он сам себе становился ясен, словно читал книгу, на страницах которой изложена суть, отброшены ненужные детали, которые мешали воспринимать происходящее, погашены страсти, притупляющие разум. Он смотрел на себя со стороны...

Мир исчез, осталось лишь пятно света, в котором он сидел, наедине с собой, и даже тёмные силуэты двенадцати старейшин терялись за этой серебристой завесой...

В какой-то момент Тери ощутил себя странно, будто вдруг ему стало не хватать воздуха, а потом новый, неведомый поток устремился в его лёгкие, заставив сердце застучать быстрее. Тери поднял голову, и понял, что уже некоторое время молчит. Он будто спал - и вдруг проснулся, увидев по-новому не только сидящих здесь людей, но и предметы. Весы перестали теряться во мраке, чётко проступила эбонитовая чернота конструкции, резче обозначилась серебряная стрелка, которая подрагивала точно по середине. Тери вдруг вспомнил, что это должно обозначать - и затаил дыхание, понимая, что сейчас у него на глазах произойдёт нечто очень важное...

Господин Фарго успел ужеразложить камушки, по весам и рядом с ними, потом снова по весам - и теперь все камушки были разложены на Чёрную и Белую чаши. По известным законам физики, если какая-то чаша перевешивала - стрелка должна была среагировать сразу. Но серебряный указатель подрагивал, будто замер на какое-то время, ил замерло само время...

А потом раздался тонкий, хрустальный звон - и Белая чаша опустилась вниз, перевесив Чёрную.

Время вдруг возобновило свой ход, секунды побежали вперёд, навёрстывая упущенное. Тери смахнул капли пота со лба и снова огляделся, ища глазами отца. Сквозь звон и вдруг нахлынувшие запахи родных ему людей он отчётливо услышал слова Фарго Эгейла:

- Встань, Теренс Уэлли Эгейл! Ты выдержал испытание! - А затем менее официальное: - Добро пожаловать в новую жизнь, мальчик!...

+5

6

- Расскажи! Как всё было?

- Сам узнаешь, через пару лет.

Аль критически посмотрел на старшего брата, и ухмыльнулся.

- Ты прям переменился сразу, - заметил он беспечно. - Не думаю, что тоже изменюсь. Я нравлюсь себе таким, какой я есть.

Тери покосился на него, и вдруг понял, что несмотря на весь свой залихватский вид, несмотря на походы на Пустоши и прочие приключения, Альюр всё ещё ребёнок. Это не значило, что испытание Чёрных и Белых Весов сделало их чужими друг другу, но сегодня Тери проверил свою способность оценивать собственные поступки, что-то приобрёл большее, чем у него было до этого дня.

- Знаешь, брат, - сказал он, положив руку на плечо Аля. - Ты сам всё поймёшь, когда придёт время. Изменит тебя это или нет - поглядим. Я пойду к отцу.

Он оставил Альюра размышлять в одиночестве, и бодрой рысью направился в ту часть замка, где обитал Райнар Рыжий.

*  *  *

Главы семьи Эгейлов опять не было в комнате. Тери решил, что подождёт его возвращения. Ему не хотелось спешить, сталкиваться с остальной роднёй, принимать поздравления. Хотелось побыть немного в тишине и поразмыслить над тем, что с ним произошло. Он медленно побрёл вдоль стеллажей с книгами, привычно касаясь их кончиками пальцев, как часто делал, дожидаясь отца. Ему столько всего хотелось рассказать! А ещё больше - спросить! Все ли чувствуют себя так странно во время испытания? И все ли чувствуют в себе какие-то изменения? Почему он так ясно и чётко видел всё, о чём вспоминал? Откуда брались те запахи и звуки, которых не было в Зале ни до, ни после испытания?

... Внезапно Тери ощутил желание взять одну из книг. У него аж кончики пальцев зачесались. Но он успел шагнуть дальше - и чувство исчезло. Остановившись, Тери прислушался сам к себе, а потом тихонько шагнул назад, стараясь провести пальцами по тем же книгам, которых уже коснулся...

Вот она! Тери выхватил книгу с полки, и прижал к себе. В этот момент дверь открылась и вошёл Райнар Рыжий. Тери повернулся к нему, и на его лице появилась ироничная улыбка. Отец непонимающе смотрел на него, а Тери подошёл, положил книгу на стол и запустил палец под корешок. Через секунду он извлёк на свет тонкую желтоватую щепочку.

- Отец! Помните, вы говорили как-то, что ещё до своего совершеннолетия нашли на границе Пустошей амулет, с помощью которого можно метить игральные карты?

Господин Райнар живо подошёл, и чуть не выдернул у него из рук палочку.

- Как ты её нашёл? - с удивлением воскликнул он, разглядывая вожделенный когда-то предмет. - Да, это она самая! Я тогда испугался, что мой отец у меня её найдёт, а он позвал меня к себе. У него был другой кабинет. Я сунул палочку в книгу, а через некоторое время не смог её отыскать.

Райнар с живейшим любопытством смотрел на своего взрослого сна. А Тери кивнул и облегчённо рассмеялся.

- Простите, отец! Я смеюсь, потому что понял... - Он почувствовал отцовское недоумение и принялся объяснять: - Книги кто-то переставил тогда, и вы не смогли найти нужную. А потом, когда вы стали главой семьи и переселились в этот кабинет, вы распорядились библиотеку тоже перенести сюда. Я после сегодняшнего испытания всё время как-то странно себя чувствовал, будто во мне что-то новое открылось. И вот я шёл вдоль книг - и почувствовал амулет. Понимаете? Я просто понял, что это он! Так же можно почувствовать запах, или услышать звук. А я почувствовал, где находится амулет, который вы потеряли тридцать лет назад!...

+5


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в прошлое » Испытание Чёрных и Белых Весов