В верх страницы

В низ страницы

Тень Зверя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Беседа на общие и личные темы в особняке Айрона Ригура


Беседа на общие и личные темы в особняке Айрона Ригура

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Место действия особняк Старшего Судьи Айрона Ригура в Акрилоне

Участники: Айрон Ригур, Исабэль Даверциан, прочие

Исходные данные (одно-два предложения): по возвращению из тюрьмы Ордена Хранителей Равновесия Исабэль ищет встречи с Ригуром, решаясь рассказать не только про определенные успехи повторной встречи с Арчи Дэймором, но и про собственные ночные мучения.

http://www.ljplus.ru/img4/k/o/kolbasenya/english_style07.jpg


+3

2

Когда Исабэль переступила знакомый порог, время уже давно перешло полуденный рубеж. Верест учтиво принял плотный плащ кареглазой, передал короткое послание Рукманну от Вариада насчет вечерней встречи и сообщил самой Даверциан, что Судья Ригур ещё не возвращался из своего отъезда по делам, однако просил ученицу пообедать без него. Заметно огорчившаяся Волчица поняла, что последнее явно относится к попытке контроля расписания, составленного Рысем, но промолчала – всё реже их пути сходились под крышей особняка, потому что оба были достаточно заняты.

Помедлив, темнокосая вежливо попросила пожилого камердинера принести обед в небольшую гостиную рядом со своей комнатой, так как всё равно кушать ей предстоит в одиночестве. Наверняка, племянники Рыся уже занимаются с наставниками, а Эллария Сульф и вовсе ела строго по часам – её не желавшая сдаваться сердечная болезнь требовала лекарств после каждого приема пищи.


Очутившись в  довольно просторном помещении, Даверциан отложила свои вещи на столешницу и первым делом прошла к окну, отодвинув тяжелые портьеры, что багряными бархатными складками стягивались под шелковыми шнурами, открыла одну из ставен… да так и замерла. Верест прислал с подносом Аурику – присев в реверансе и негромко поздоровавшись, Рыжая Лисица ловко сервировала угол стола и тут же удалилась. Девушка не особенно шумела, но Волчица настолько ушла в себя, что очнулась только после того, как за рыжекосой служаночкой уже закрылась дверь.

Отойдя от открытой ставни, Из вернулась к подносу на столе, где разместилось несколько блюд, по обыкновению рассчитанных на пару гостей – после попытки отравления прислуга почему-то считала, что Даверциан следует есть за троих. Налив себе в кубок розового вина, привычно разбавленного тремя частями воды, Эль потянулась к записям.
Пара медленных глотков, до дна.
… без привкуса железа на нёбе, обычное вино…

- Арчибальд Дэймор… - Это имя девушка произнесла, точно пробуя на вкус измену своему клану. Отступник не раскаялся, о, нет… Но он близок к тому, чтобы что-то в себе изменить. И это хорошо.

Пальцы оставили прохладный и пустой металл кубка и потянулись к косе, перебирая кончики прядей. Заколка расстегнута и положена на дневник, фаланги погрузились в прохладу темных локонов, распуская тугое плетение. А затем Исабэль снова подошла к проему, из которого косо били солнечные лучи, застывая скульптурной композицией.

Итак… Лавр и Ивкин Пруд. Два селения, которые очень далеки друг от друга. Под Кордосу направится не только Волк от Вариада, но и Лар с Тери. Дорога займет недели, если не больше месяца, даже при условии быстрого темпа езды или бега. Её сердце забилось чаще – то ли от слабого вина, то ли от странного предвкушения. Определённо, развязка неминуема.

+5

3

Ригур вернулся из Суда раньше, чем предполагал. Судья Баиндин из клана Чёрных Лис в последнее время был так любезен, что взял часть дел на себя, чтобы освободить представителя Ордена от части той работы, которую мог выполнить за него мировой судья округа.

- Госпожа Исабэль - в Малой гостиной, - сообщил Верест, забирая у хозяина плащ. - Прикажете подать обед туда?

Ригур кивнул. Увидеться с Из будет не лишним. В последнее время события завертелись с такой быстротой, что он не успевал ни позаниматься со своей ученицей, ни даже просто поговорить. Так что он энергично направился в сторону Малой гостиной, размышляя на ходу о том, стоит ли присоединить к отряду Вакада ещё одного Лиса-разведчика из Ордена, или достаточно будет обычного разведчика, тем более что Тери своего решения не поменял даже после личной беседы с Ригуром и собирался идти сам. Это было логично с любой стороны, кроме одной: Ригур предчувствовал, что поход может стоить Теренсу Эгейлу жизни. Это было всего лишь предчувствие, которое основывалось на просьбе Тери дать ему "отпирающий амулет", и на решимости Лиса искать главарей Альянса до последнего. Можно было сказать себе: Тери уже взрослый человек и сам знает, как себя уберечь. Но Рысь считал себя ответственным за него. Однако, приказать Лису остаться было бы неправильным по отношению к остальным - Вакаду, госпоже Экшчтру. Они имели полное право на лучшего разведчика, потому что взяли на себя очень тяжёлое и ответственное дело.

Рысь не стучал. Он просто толкнул двери и вошел. И как только увидел девушку - тут же всё его внимание переключилось на неё и только на неё. Не к ней ли он стремился всей душой, каждую секунду своей жизни?

- Доброго дня, Исабэль! - Тон Ригура о его чувствах ничего не говорил. - Надеюсь, ты будешь рада, если я присоединюсь и мы пообедаем вдвоём?

Он намеренно ничего не стал спрашивать с порога, предоставляя девушке самой выбрать ту тему, которая волнует её больше всего. Пройдя вглубь комнаты, Ригур остановился рядом с Из у окна.

+4

4

Как только Рысь вошёл – лицо повернувшейся на звук открывшейся двери Исабэль, освещаемое до этого косыми солнечными лучами, точно засияло изнутри. Девушка и сама не знала, как сильно преображало её присутствие Ригура, но это видел умудрённый годами Вариад, сразу же вычислил Рыжий разведчик, замечала втайне радующаяся Эллария и даже смекнула сообразительная Аурика. Как бы не старалась Даверциан держать дистанцию при посторонних словесно, все равно карий взгляд теплел и искрился густым и насыщенным янтарем чувства к декану – и это она уже никак не могла контролировать.

-Добрый день, Айрон! – Как только мужчина остановился (и ковер перестал глухо принимать стук железной ноги), улыбнувшаяся Волчица приподняла кисть и коснулась ею камзола на груди Рыся, а затем опустилась вниз и в сторону по предплечью, точно стремясь завладеть широкой и тёплой ладонью. – Конечно, я буду только «за», чтобы вы пообедали со мной.

Кареглазая уверенно шагнула к столу, не отпуская предплечья Ригура. Вся её сущность сейчас пылала от флюидов розмарина и шипра – но внешне это отразилось разве что порозовевшими скулами и искорками в потемневших глазах. Пара стульев как раз уютно пристроилась возле подноса – ими-то и воспользовалась Даверциан. В дверь негромко постучали: смекалистая Аурика принесла холодные закуски и ещё один кубок для Старшего Судьи, а затем с поклоном удалилась. Рыжая Лисица любила упреждать желания своей госпожи, к тому же подобные трапезы не были для служанки в новинку.

Наливая разбавленного вина для собеседника, Эль решила, что сначала все же расскажет о визите к Дэймору. Потому что это была её первоочередная обязанность как члена Ордена, а новые сведения могут помочь тем же Тери и Лар в поисках главарей Альянса. О дальновидных планах этой крайне интересной и неистовой в своем стремлении пары темноволосая догадалась ещё во время ночного совещания – и теперь важно было не упустить свежие детали для Охотников.
О снах же будет отдельный разговор… Рано или поздно – но он состоится.

Присаживаясь за стол, чуть успокоившаяся Исабэль заправила за ушко длинную и мягкую тёмную прядь, а затем передала Ригуру одну из льняных салфеток и пододвинула к нему ближе блюдо с горячим и пряным запеченным мясом, что источало невообразимый и будоражащий аппетит аромат. Ей очень хотелось ухаживать за Рысем так, как это делала её матушка – и только теперь Даверциан была готова в этом себе сознаться. Чему-то улыбнувшись, она разгладила на светлой юбке платья ткань салфетки, а затем сплела поверх неё в замок свои тонкие пальцы.

- Вы очень вовремя вернулись, дон декан. – В контральто скользнула поддразнивающая нотка, так как девушка догадывалась, что Айрон был бы рад переходу на «ты» и прочим сближающим обращениям. Естественно – в неофициальной обстановке, то бишь, наедине. – Арчибальд Дэймор сегодня был не против сотрудничества. В частности, я узнала ещё пару важных моментов, которые могли бы поспособствовать скорой поимке членов Альянса. И кстати… - Она приподняла свой кубок, точно в жесте тоста. – Мне кажется, что он был бы только рад искупить свою вину перед кланом Волков.

+5

5

Ригур с едва уловимой улыбкой смотрел на девушку, с удовольствием подмечая тот внутренний свет, который наполнял её сейчас. Чёрные глаза Рыся блестели, и совершенно не казались непроницаемыми. Он не скрывал своего удовольствия, которое испытывал от того, что они просто сидели вдвоём за столом и разговаривали.

- Что же, если Дэймор поведал всё, что знает - он отчасти уже искупил свою вину, - заметил Ригур, забирая со стола свой кубок, но не торопясь пить. - Суд учтёт его старания. Однако, хотя я и не могу судить с точки зрения клана Волков, на мой взгляд, ему нужно вернуться. А чтобы вернуться - требуется нечто большее, чем искупление вины.

Айрону хотелось говорить с Исабэль о другом, может быть, о них самих. Но пока ещё он не мог себе этого позволить. Ему хотелось, чтобы все шло своим чередом, потому что торопить события можно лишь в самых крайних случаях. Когда речь идёт о любви - любое резкое, или несвоевременное движение, может разрушить всё, что успело сложиться с момента их первой встречи. Поэтому Ригур любовался, слушал, улыбался в ответ, с лёгкостью переходил на доверительный тон, но не позволял себе переступить ту грань, которую сам провёл между собой и девушкой. Может быть, впереди их ждёт нечто такое, что сблизит их ещё больше?

Самое трудное - это предсказывать свою собственную судьбу. Сложно смотреть на себя со стороны, отвлечённо, не поддаваясь на скрытые желания, дремлющие в твоей душе. Поэтому Ригур даже не пытался предвидеть, как и что должно произойти, и что будет с ними дальше. Он просто следовал своим правилам, и пусть его нежная забота об Исабэль после покушения на её жизнь приобрела новый оттенок, стала более... интимной, что ли, всё равно Ригур не спешил и не позволял себе большего. Одна только мысль беспокоила его изредка, когда он смотрел на эту девушку: "Слишком долго тянуть тоже нельзя, или это начнёт походить на нерешительность".

- Он раскаивается? - спросил Ригур вкрадчиво, и наконец отпил небольшой глоток разбавленного вина.

+5

6

Глубокий вдох. Шипр медленно и уверенно сплелся с усиливающимся ароматом кофе.
Его горько-пряная нота заставила зрачки Исабэль слегка расшириться… потому что она припомнила увиденную как-то очень давно картину – Розалин принесла супругу в кабинет поднос, сама, без просьбы прислуге, бесшумно ступая босыми ногами по коврам. То событие произошло поздним вечером, когда Дэвиан вернулся с особенно тяжелого разбирательства. Эль было лет одиннадцать – и она как раз направлялась к матери пожелать ей спокойной ночи, а вместо этого наткнулась на приоткрытую дверь святая святых мирового судьи…

Ласковые женские руки в кружевах домашнего платья обнимали ссутулившиеся плечи в мантии, точно прося не сдаваться и желая вдохнуть сил. Вскинутый на жену взгляд беловолосого Волка был усталым, но полным любви…

Пальцы Исабэль дрогнули – как хорошо, что они спрятаны под столешницей. Правда, короткая смущенная улыбка всё же мелькнула, успев исчезнуть до вопроса Ригура.
«Не глупи… Ты счастлива от одного его присутствия, вот и мерещится…»

- Насчёт раскаяния я в сомнениях… совесть ещё не принималась за его душу и мысли. Однако Дэймор согласен сделать всё, что только потребуется, если будет хоть малейшая возможность вернуться под крыло клана. Знаете, Айрон, у своего отца в практиках я встречала меры наказания для таких людей – они были обязаны возместить своим жертвам хотя бы приблизительную стоимость того, что украли, разрушили или испортили. – Теперь девушка пододвинула блюдо с тушеными крупными ломтями овощами к себе. Кофейный аромат никуда не исчез, но и не мешал, оставаясь ментальной забавой для обоняния Даверциан. – И если Отступник не успел до меня позариться на ещё чью-либо жизнь, то несколько лет упорного и здорового труда ему обеспечены. Разумеется, это сугубо мое мнение, - мягкая и доверчивая улыбка коснулась розовых губ, а затем они скрылись за металлом кубка. – И на процесс правосудия оно влиять не может.

Разрезая сплетенные клубни в соусе из  собственного сока, Исабэль еще раз коротко взглянула на лицо Ригура. Волчица надеялась, что он не воспримет её слишком мягкий вердикт как послабление юному возрасту. В конце концов, лучше уже что-то Черному Волку сделать полезное, чем паниковать до посинения в тюремных стенах.

Попробовав некий вкусный корнеплод, кареглазая с удовлетворением кивнула. Аппетит возвращался, хотя в первые сутки после отравления она не могла ничего нормально есть.

- Айрон… есть два направления, куда можно двигаться, по словам Дэймора.  – Негромко, но чувственно. – Правда, они диаметрально противоположны. Под Бебетту и под Кордосу, в селение Ивкин Пруд. Во втором случае есть все шансы наткнуться на… штаб Альянса. – Из захотелось в какой-то момент назвать базу предателей «логовом», но всё же она сдержалась. – А южнее Бебетты, скорее всего, сосредоточены их «запасные» силы. Тем более, что там совсем рядом - Борхкерк, в котором теперь правит поддерживаемый Альянсом князь Кургриг.

Тонкие светлые пальцы отложили столовые приборы; темноволосая вновь потянулась за кубком, следя при этом за малейшим движением Рыся.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-02-10 20:03:44)

+6

7

Рысь кивнул, наблюдая за девушкой. Ел он неторопливо, не потому, что был не голоден, а потому, что сочетал трапезу сразу с двумя весьма важными для себя занятиями: размышлениями над своими чувствами к Исабэль, и обсуждением дел Альянса.

- Насколько я понял из объяснений того Лиса, которого привёл Тери, он тоже подразумевал, что потайной замок находится где-то неподалёку от Кордосы. За это же говорит и его встреча с отступником, который носит копию медальона. Меня беспокоит, что хозяева Арчила Мерида должны уже узнать о том, что он их предал.

Ригур надеялся на то, что охота за приятелем Дэймора окажется удачной. Вряд ли от Гиена можно будет много узнать, но всё-таки это еще один пойманный отступник. Чем меньше их будет - тем легче "штурмовому отряду" Вакада.

Айрон отодвинул тарелку, и запил съеденное несколькими глотками разбавленного вина. "Это напоминает семейную трапезу, - подумал он, мягким взглядом глядя на девушку. - Но надо ли довольствоваться малым? Может быть, я зря так сильно осторожничаю?"

Не найдя ответа на свой вопрос, Айрон отставил кубок и взял Исабэль за руку.

- Я волнуюсь за тех, кто пойдёт на поиски главарей Альянса, - проговорил он доверительно. - Отступники могут надеяться на клятву Лиса, да и найти новое место для их "штаба" наверняка непросто. Хотя, я бы на их месте принял меры, и сделал тайный замок как можно более неприступным... - Рысь покачал головой. - Это будет опасный поход.

Может быть, это был неподходящий момент, но Рысь неторопливо поглаживал кисть Исабэль пальцами, и не собирался отпускать. С точки зрения отношений между учителем и ученицей, это было совершенно недопустимое действие с его стороны. Они говорили о серьёзных вещах, и отвлекаться на собственные чувства не следовало. Но кто знает, сколько еще пройдёт времени, прежде чем снова выпадет возможность остаться наедине?..

+4

8

Если Эль была уверена в том, что ещё владеет собой и своими ощущениями, то после того, как Рысь принял ее ладошку в свои пальцы, девушка почувствовала, как слабеет. В детстве Даверциан не раз наблюдала за молниями в грозу, страшась и восхищаясь грозным «небесным представлением» - сейчас же Волчице показалось, что в какой-то миг её пронзил такой же разряд, но гораздо теплее, мягче и будоражаще.

В одно мгновение всё вокруг неуловимо изменилось – или перестало существовать? Нежные слова были готовы сорваться со слегка пересохших губ Эль, а вместо этого получились фразы, к её внутреннему трепету совершенно не относящиеся:

- Будем надеяться, - это её голос или чужой? - что Тери и Лар успеют добраться до штаба раньше, чем на Лиса начнется Охота. По словам Отступника, для Пепла характерен особый выговор – его Дэймор встречал только в одном селении под Кордосой…

Волшебство от касаний Старшего Судьи никуда не исчезало, поэтому неосознанно Эль потянулась в ответ к декану… под гулкий набат собственного пульса в висках, она словно очнулась на моменте касания губами центра ладони Рыся. Мягко. Дразняще. Доверительно. Интимно. Только для него. Мимолетная ласка, как афродизиак от Дочерей Песков, воспламеняющая кровь.

Власть, которую имел над ней этот мужчина, была несоизмерима и гораздо мощнее голосов той же совести вместе с разумом вместе взятых.  Связующая нить сплела судьбу Даверциан с жизнью Ригура – и её клятва. Теперь тонкие пальцы прижимали шершавую ладонь к точеной скуле, а карий взгляд, полуприкрытый ресницами, теплел, как янтарная зола в вечернем костре.

- Я должна… я не могу… - Что-то пожелало сорваться с алых губ. Но так и не смогло. Ей нужно отвлечься, ей ещё многое стоит обговорить, но время по-прежнему стоит на месте, не желая сдвигаться и продолжать свой стремительный бег.

+4

9

Вместо того, чтобы остановить её, Айрон наклонился и поцеловал волосы Исабэль. А потом взял её за плечи и вынудил выпрямиться перед ним. Так много можно было сказать одними прикосновениями, что слова делались не нужны. Но он не мог себе позволить... Или мог? Или ему было необходимо, чтобы она знала? Зачем обманывать себя и другого человека, тем более что твоя ложь очевидна уже всем, кто только тебя видит? И все-таки его слова прозвучали отрезвляюще:

- Исабэль! Я уже немолод, и моё положение обязывает меня быть холодным и действовать рассудком, а не чувствами. Но я - человек, я никогда не испытывал того, что испытываю сейчас, и иногда мне кажется, что это чувство первый и последний раз посетило меня. Я оказываю тебе плохую услугу, но ты должна знать, что я люблю тебя. Пусть это станет моим проклятием, пусть однажды ты возненавидишь меня за то, что я столь легкомысленно поддался этому чувству и изменил и твою жизнь. Но иначе уже быть не может. Ты снишься мне по ночам, и рядом с тобой я вспоминаю, что я мужчина, а не только старший судья или декан Ордена.

Все происходило слишком быстро, но Ригур знал, чего хочет. И теперь уже ему было мало оставаться лишь учителем. Ему нужно было услышать от самой Исабэль, ответит ли она ему взаимностью. Не подсознательно, поддаваясь его влиянию, а наяву, при свете дня, когда трезвый рассудок ещё может пробиться и победить чувства, которые вряд ли приведут к чему-то хорошему. Что будет, если он осмелится просить её руки? Ели в его клане ещё могут посмотреть сквозь пальцы, то в её клане, в её семье это вряд ли будет встречено с восторгом. Какой отец пожелает своей дочери сомнительного мужа-калеку и ослабленных детей? Но почему тогда он, Айрон Ригур, поддается и не задушит в себе ненужное, неправильное чувство?..

- У нас впереди много дел, а я думаю лишь о том счастье, которое имею благодаря встрече с тобой.

Он отпустил её плечи и сам, наклонившись, принялся целовать руки Исабэль. По крайней мере, это он мог себе позволить.

+4

10

- Это вовсе не!.. Айрон… что же ты… это не плохая услуга! – Её сопротивление довольно жесткому признанию в сердечных чувствах было мурлычаще нерешительным – и звучным одновременно. – Я только хочу понять, что всё это не сон. – Пульс убыстрялся вместе с касаниями губ Рыся – нежная кожа на тыльной стороне ладоней была готова воспламениться от поцелуев. Своеобразный вихрь из эмоций окутал Волчицу, придавая ей смелости говорить.
Сон.
Сны.
Мысль возникла и исчезла под давлением властвующих над Даверциан чувств. Не сейчас, не в этот волнующий момент!

- Пожалуйста… не думай о ненависти с моей стороны. – Очередной внутренний порыв освобождённых эмоций   стер в порошок все возрастные границы, понравилось бы это Ригуру или нет.  – Её нет и не будет никогда!

Наконец-то время сдвинулось… оно начало отсчитывать секунды своим хронометром - пульсирующими мыслями - в голове Эль, оно соразмерно потащило сознание дочери мирового судьи вперёд, к выводам и последствиям. Повторно перед девушкой открылась неизведанная долина… или пропасть… туманное ущелье, в которое она без страха вступила об руку с Рысем.

- Ты тоже очень часто мне снишься. И дело вовсе не в кольце. – Она мимолётно взглянула на тонкую фалангу, которую венчал ободок с кроваво-красным камнем. Сны. – И разве это плохо?.. – Девушка воспользовалась моментом после очередного поцелуя и возложила обе изящные ладони на скулы Ригура. Окутанная темными прядями, Из больше походила на морскую деву – по крайне мере, многие моряки клялись, что именно такими – прекрасными и зовущими – и были эти странные создания. – Я ведь тоже люблю. Люблю, зная, что всё очень непросто. Что помимо нас есть наши обязанности. Обязательства. Но разве мы бежим от них?

За подобную смелость Исабэль была бы благодарна скорее всего бабушке по материнской линии. Время от времени такая решимость просыпалась в Даверциан, правда, гораздо слабее. Верх все же брали спокойные отцовские гены.

- Я считаю минуты до каждой нашей встречи. – Контральто перешло на горячий шепот, хотя в эту минуту Волчица сама себя укорила бы за слабость и полную открытость. Если бы могла. – И я счастлива, если они приносят радость и тебе… – Смутившись, она опустила ресницы и тут же их подняла. – Я думала, что ты все понял тогда… после клятвы. Она нерушима. – Гораздо тверже. – Пусть я ещё не достигла совершеннолетия, но в своих чувствах я уверена.

Помедлив, Эль негромко спросила, смотря прямо в чёрные блестящие глаза Рыся.
- Если бы у тебя снова была бы возможность выбора… указать мне гостиницу или пригласить в свой дом, ты бы изменил своё мнение?..

+5

11

- Никогда! - Айрон, отбросив в сторону лишние сейчас рассуждения о том, что надо себя сдерживать, придвинулся к ней. - Любовь - слишком драгоценное чувство, чтобы от него отказываться. Ты подарила мне то, чего у меня не было.

Как это опрометчиво! Разве не делается человек слабее, поддаваясь на чувство, которое способно усыпить даже очень холодный рассудок?

Айрон осторожным, почти незаметным движением, обнял Исабэль, но эти его объятия не смогла бы разорвать даже буря. Только одной силе он мог бы сейчас подчиниться - силе самой Исабэль, если бы она сделала хоть движение, чтобы высвободиться и вернуть то расстояние, которое до этого момента ещё оставалось между ними.

Никто больше не мог помешать. Ну разве это было не прекрасно?..

- Ты могла бы выйти за меня, Исабэль? - спросил он, всё ещё глядя ей в глаза. - Ты пошла бы против своей родни, если они будут против? Быть рядом - это большее, о чём я ещё недавно мечтал, но я знаю себя. Мне нужно большее, потому что меньшее я уже имею благодаря твоей клятве.

Настойчивость была в крови у Рысей, а такой человек, как Айрон Ригур, полный сил и внутреннего пламени, просто не мог остановиться на том, что уже имеет. Стоило ему сделать шаг навстречу своим желаниям - и он уже не в состоянии был остановиться. Ему хотелось иметь законное право быть с этой девушкой, чтобы никто и ничто не смогли бы вклиниться между ними. Жаль только, что он позабыл о важном обстоятельстве: ему, искалеченному Рысю, который уже вряд ли женится в своем клане, брак с Исабэль был бы благом, но ей самой, молодой, красивой, способной продолжить род своего отца, стоило ли отдавать свою жизнь человеку из другого клана, с которым её собственный имеет так мало общего?

+5

12

то волшебство, с которым писался пост

Если бы в числе невидимых присутствующих на столь интимном разговоре была бы, к примеру, Дэянира Даверциан, то она бы легко успокоила Старшего Судью в его метаниях меж долгом и желаниями. Младшая сестра видела Сухарика таким взволнованным и настойчивым только пару раз за всю свою сознательную жизнь  – в то же восемнадцатилетие, когда кареглазая неожиданно для всех попросила у Белого Волка шпагу. 

Конечно, в этой ситуации речь шла не о прихоти момента или игре генов. Сейчас действительно решалась судьба Исабэль, прямо здесь, в малой гостиной особняка декана Ордена Хранителей Равновесия Айрона Ригура, возле стола, на котором стыл забытый обоими обед. Солнце все так же ласково заливало уютное помещение через ставни, ветерок не уставал мягко колыхать тяжелые портьеры. Вино слабым розовым нектаром играло в серебре кубков.

Всё оставалось тем же.
Всё бесповоротно изменилось в один миг.

- Я могла бы. – Девушка  потянулась  к Рысю. Не только телом, но и душой. – Я согласна. – Помедлив, она продолжила, встречаясь карим взглядом с черными глазами избранника. – Айрон… я знаю, о чем ты думаешь…

Для демонстрации кольца с амулетом Даверциан пришлось отнять руку с оным. У будущего супруга не получилось бы скрыть своё волнение при всей немалой силе собственной воли. А Даверциан знала глубину этой силы, чтобы говорить столь категорично.

- Ты переживаешь. Как и я. Матушка не будет против – я более чем уверена. А с отцом я поговорю. После того, как ты сам с ним встретишься. Если первой начну беседовать о браке я – Дэвиан Даверциан наверняка увидит в этом заговор. – Однако, не смотря на серьезность фразы, Эль легко улыбнулась. – В последних письмах мой отец всё чётче высказывает желание встречи с тобой. И я не сомневаюсь, что вы друг другу понравитесь.

Если Ригур и хотел сказать что-то – она не дала это сделать, вновь возвратив прохладные от волнения ладони  на лицо мужчины.
- Пожалуйста… будь со мной. Всегда.
А затем поцеловала Рыся.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-02-13 15:24:56)

+5

13

Он поддался этому моменту с лёгкостью, какой сам от себя не ожидал. Отвечая на поцелуй, он постарался вложить в него всю нежность, которую испытывал к девушке...

Всё это конечно же было неправильно. И дело было даже не в том, одобрит ли подобный брак Белый Волк Дэвиан Даверциан. Дело было куда глубже и безнадёжнее. Хотя сейчас Рысь об этом не думал. Должен был думать - но не думал! И это его безрассудство было тем самым "подводным камнем", предвидя который Архивариусы Ордена сомневались в возможности сделать Айрона Ригура деканом. Что бы они сказали сейчас?..

- Я тебя не покину, Исабэль, - прошептал Рысь, держа девушку в объятьях, и позабыв сейчас не только о недоеденном обеде, но и вообще обо всём, даже о пресловутом Альянсе, против которого они так старательно боролись.

Как долго длились эти объятья и поцелуи? Ригур понимал, что прошли минуты, даже если могло казаться, что промелькнула целая вечность. Но потом он мягко отстранился от Исабэль, гладя ее волосы и смотря на нее с улыбкой, полной нежности и любви.

- Пусть будет так, - сказал он, снова целуя её руки, но всё-таки находя в себе силы прервать этот волнительный момент. - И я надеюсь, что это случится скоро, потому что не могу жить без тебя. - Он едва заметно вздохнул, и его глаза постепенно поменяли прозрачный блеск на глубину бездонного колодца. - Но увы, ещё не сегодня. Сперва нужно закончить те дела, за которые мы в ответе.

"Может быть, этот миг вообще никогда не настанет", - подумалось ему, но Ригур прогнал мысль. Относительно себя и Исабэль ему не хотелось никаких предсказаний. Ему просто хотелось быть мужем этой девушки.

+5

14

Это был первый поцелуй Исабэль… настолько же нежный, насколько чувственный. У девушки закружилась голова, точно она выпила слишком много неразбавленного вина. Вкус губ Айрона стал центром всего мира для Волчицы, и если бы она пожелала – именно в этот миг она бы могла заглянуть в своё уже определившееся будущее.

Со всех сторон Ригура ожидали препятствия. Например, тот же Рамиро Гароа не уставал встречаться с тетей Урсулой в Орбадоре и интересоваться судьбой юной Даверциан  - он даже успел познакомиться с навещавшим Дориана отцом девушки и произвести на него благоприятное впечатление. К тому же, Чёрные Лисы уже не раз разбавляли кровь Дома – родная бабушка Дэвиана была родом из этого клана.

Возраст Рыся  и железная нога. На последнее, кстати, Исабэль и вовсе не обращала внимания, однако родители не преминут указать и на первое и на второе.

И, наконец, отдаленность от Азнавура. Естественно, в родовом особняке остаются (пока что) Дэянира и Роран. Однако, на среднюю дочь имеет свои виды род Блэкхиллов (которые тоже не Волки, к счастью или сожалению), а сын целиком и полностью отдал сердце военному делу и о невестах не думает совершенно. Впрочем, если вспомнить некоего Теодора Холлена, то подобное призвание совершенно не помешало Волку найти себе достойную супругу из своего же клана.
Отстранившись от Айрона для не менее живительного, чем касания его губ, глотка воздуха, Даверциан всмотрелась в его черты. Ищуще и пристально, хотя и не без любви в мерцающих янтарных глазах.

Он был силён. И опытен. И от его решений, волевых и обдуманных, зависела не одна жизнь. Айрон представлял Орден Хранителей Равновесия, а его жизненной энергии хватило бы на пятерых. К тому же именно с Рысем Эль чувствовала себя на своём месте, в безопасности и покое… если не брать в учет такие минуты, как сейчас, когда тело незнакомыми ранее, будоражащими ощущениями отзывается на ласки мужчины, желая большего и страшась одновременно собственных желаний.
- Я тоже не смогу без тебя… 


А затем время заскакало быстрее, пока  набат в висках утихал. Только теперь она поняла, что по-прежнему находится в малой гостиной особняка Рыся, что солнце уже приближается к полдничной отметке, и что она бессовестно счастлива и украла сама у себя драгоценные минуты беседы.

Пусть кареглазая и отстранилась, но руки её, изящные и по-прежнему прохладные, находились во власти пальцев Ригура.
- Да… дела. – Точно очнувшись, Исабэль обвела взглядом пространство. – Прости, что я так…

Контральто прервал негромкий стук в дверь. Эль пришлось отнять пальцы, скользнув ими напоследок по широким и слегка шершавым, но безумно тёплым ладоням Айрона.

Вошедшая Аурика с малым подносом вежливо-коротко поклонилась и обратилась к Даверциан.
- Послание с сапсаном, моя госпожа. От Вашего отца.

Теперь  в карих глазах мелькнул неприкрытый страх. Белый Волк редко пользовался подобным почтовым способом. Либо дело крайней важности – либо очень плохие новости…

- Мама… Дэя… Ро… - Поднявшаяся на ноги Исабэль смолкла и призвала сама себя к спокойствию. В два шага она преодолела расстояние до Рыжей Лисицы и чуть дрожащими пальцами вскрыла крохотный свиток.

- Великие Предки! – Неприкрытое облегчение в голосе, пока Рысь внимательно изучал её черты. – Отец пишет, что приедет через две недели в Акрилон – послание отправлено уже в пути. «Дома всё в порядке».– Выдох, довольно долгий; Исабэль повернулась к Айрону.

- Наверно, необходимо пригласить дона Тери для новых подробностей от Дэймора, пока он ещё тут. Если Вы позволите, Айрон, - в присутствии прислуги этикет «включался» сам собой, - я пошлю ему записку с приглашением на постоялый двор, где он остановился.

Отредактировано Исабэль Даверциан (2015-02-14 12:42:21)

+5

15

Айрон кивнул, сразу же переключаясь на насущные проблемы. Но как же ему не хотелось этого делать! Только выработанная годами дисциплина не подвела, позволив отвлечься от собственных ощущений и вспомнить, что он них сейчас зависят судьбы других людей, готовых отправиться в опасный поход.

- Думаю, что он скоро явится сам, - заметил Ригур. - Но пожалуй, напиши. Тери - беспокойная душа, мало ли, на что он может отвлечься.

Не менее насущной проблемой был скорый приезд отца Исабэль. Особенно если учесть все покушения, которые успели организовать отступники за последнее время. Поэтому Ригур не стал откладывать то, что необходимо было сделать.

- Позови Тимми, - приказал он служанке. - Я отправлю с ним записку в Орден. Надо послать навстречу господину Даверциан сопровождение, и оповестить почтовые станции, чтобы сообщали обо всём подозрительном, что будет замечено в проезжающих и останавливающихся на постоялых дворах людях.

Ригур энергично поднялся, как обычно легко справляясь со своей железной ногой. Он хотел бы ещё кое-что сказать Исабэль, но при прислуге этого делать не следовало. "И хорошо, - подумал Рысь. - Пусть это немного подождёт. Теперь уже точно не следует торопить события, потому что и так всё мчится с невероятной быстротой"...

+2


Вы здесь » Тень Зверя » Дверь в настоящее » Беседа на общие и личные темы в особняке Айрона Ригура